Финансирование дебиторской задолженности. Пересмотренные статьи проектов унифицированных правил об уступке при финансировании дебиторской задолженности (ЮНСИТРАЛ)

Финансирование дебиторской задолженности.
Пересмотренные статьи проектов унифицированных правил
об уступке при финансировании дебиторской задолженности
(ЮНСИТРАЛ)

 

Записка Секретариата

 

Введение

 

1. На своей двадцать восьмой сессии в 1995 году Комиссия обсудила тему уступки при финансировании дебиторской задолженности и поручила Рабочей группе по международной договорной практике подготовить унифицированный закон по этой теме (1).

2. Рабочая группа приступила к выполнению этой задачи на своей двадцать четвертой сессии с рассмотрения ряда проектов унифицированных правил, содержащихся в докладе Генерального секретаря (A/CN.9/412). На закрытии сессии Рабочая группа просила Секретариат подготовить пересмотренный вариант проектов унифицированных правил на основе обсуждений и решений Рабочей группы (А/CN.9/420, пункт 204).

3. В настоящей записке содержатся пересмотренные статьи проектов унифицированных правил и разъяснительные примечания к проектам положений. Внесенные в текст добавления и изменения подчеркнуты одной чертой. Дается общая ссылка на соответствующие положения доклада Рабочей группы (A/CN.9/420).

ГАРАНТ:

Подчеркивания в базе не приводятся

Проекты унифицированных правил об уступке
при финансировании дебиторской задолженности

 

Примечания:

 

Название:

 

После завершения рассмотрения сферы применения проектов унифицированных правил Рабочая группа может пожелать рассмотреть вопрос об их названии.

 

Глава I. Сфера применения и общие положения

 

Статья 1. Сфера применения

 

1) [Настоящая Конвенция] [Настоящий Закон] применяется к уступкам международной дебиторской задолженности [и к международным уступкам дебиторской задолженности, сделанным]

Вариант A: для целей финансирования или каких-либо других коммерческих целей,

Вариант B: в контексте договоров финансирования,

 

(...)

 

a) [если цедент и должник имеют свои коммерческие предприятия в Договаривающемся государстве] [если цедент или должник имеет свое коммерческое предприятие в этом государстве]; или

[b) если нормы международного частного права указывают на применение права Договаривающегося государства].

 

(...)

 

2) Дебиторская задолженность является международной, если коммерческие предприятия цедента и должника находятся в разных государствах. [Уступка является международной, если коммерческие предприятия цедента и цессионария находятся в разных государствах].

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 19-32.
        A/CN.9/420, проект статьи 1(1)

 

Примечания:

 

Основная сфера применения/финансирование

 

1. На своей предыдущей сессии Рабочая группа рассмотрела вопрос о том, не следует ли ограничить сферу применения настоящего текста ссылкой на "финансирование" или, с другой стороны, на "коммерческую" цель уступки. В Варианте А различие между целями "финансирования" и "коммерческими целями" не проводится, поскольку многие сделки, которые на первый взгляд представляются коммерческими, являются по существу одной из форм финансирования. Кроме того, если делать ссылку только на цель финансирования уступки, то это может непреднамеренно привести к исключению из сферы действия проектов унифицированных правил сделок, которые, являясь по своему характеру формой финансирования, порой структурированы таким образом, чтобы служить достижению общих коммерческих целей, например, факторинга для целей бухгалтерского учета или страхования. Более того, ссылка на цели уступки привнесла бы элемент неуверенности в том, что касается применения проектов унифицированных правил, поскольку их применение было бы поставлено в зависимость от того или иного толкования уступки в связи с установлением ее цели.

2. В качестве одного из высказанных на предыдущей сессии Рабочей группы доводов в пользу ограничения сферы применения проектов унифицированных правил уступками, осуществляемыми в целях "финансирования", было указано на необходимость избежать дублирования с Конвенцией о международном факторинге ("Конвенция о факторинге") МИУЧП. Следует, однако, отметить, что даже если проекты унифицированных правил будут применяться только по отношению к уступкам для целей финансирования, то они будут дублировать Конвенцию о факторинге, поскольку уступка в контексте факторинга, как правило, будет уступкой в целях финансирования. Вот почему было заявлено, что вопрос отношения проектов унифицированных правил к Конвенции о факторинге или к другим международно-правовым документам целесообразнее решать в рамках специального правила, касающегося международных обязательств государства, принимающего проекты унифицированных правил (проект статьи 3).

3. Вариант B призван установить сферу применения проектов унифицированных правил также в широком, но вместе с тем и практическом значении. Кроме того, он предполагает охват как уступок, образующих неотъемлемую часть договора финансирования (например, уступка при факторинговых сделках), так и уступок, которые осуществляются во исполнение совершенно иного договора (например, уступки при сделках проектного финансирования). Такой подход соответствует подходу, выработанному Рабочей группой на ее предыдущей сессии для содействия применению практике финансирования задолженности с целью расширения доступа к кредиту (A/CN.9/420, пункты 16 и 41).

4. Точное значение понятия договора финансирования можно было бы определить в соответствии с положениями проекта статьи 2(2) или оставить без определения. Следует отметить, что определение "договор финансирования", которое могло бы усилить элемент неопределенности, возможно, будет трудно выработать и, кроме того, привело бы к тому, что некоторые виды практики рисковали бы быть исключенными. С другой стороны, тот факт, что этот термин останется без определения, мог бы создать своего рода неопределенность относительно его точного значения, а это положительным образом способствовало бы признанию в проектах унифицированных правил всех существующих на практике различных форм финансирования, которые уже были отработаны или которые, возможно, потребуется отработать на практике, с тем чтобы решить вопрос о необходимости расширения доступа к недорогостоящим кредитам.

5. Рабочая группа может пожелать продолжить рассмотрение вопроса о видах практики финансирования, которые следует охватить в документе. Если Рабочая группа выскажется за широкий подход, то придется рассмотреть вопрос о том, могут ли те же самые положения применяться ко всем видам практики финансирования, или вопрос о том, что помимо некоторых общих положений, которые будут применяться ко всем видам практики финансирования, придется подготовить ряд определенных дополнительных положений, направленных на решение проблем, связанных с потребностями в определенных видах практики финансирования. С методологической точки зрения, Рабочая группа может пожелать рассмотреть все виды практики одновременно или, с другой стороны, направить свое внимание первоначально на тот или иной вид или виды практики и рассмотреть на более позднем этапе вопрос о том, могут ли проекты унифицированных правил найти применение и по отношению к другим видам практики.

6. Следует отметить, что на предыдущей сессии Рабочей группы было указано, что существуют существенные расхождения между определенными видами практики, что оправдывает неодинаковое их рассмотрение в проектах унифицированных правил. Например, в контексте обсуждения статьи 9(2) предыдущего проекта было высказано мнение, что четкое правило об освобождении должника от ответственности в случае осуществления им платежа цессионарию до получения уведомления может иметь негативные последствия для некоторых видов практики, таких, как секьюритизация, при которых ожидается, что должник будет продолжать осуществлять платежи своему первоначальному кредитору даже после уступки дебиторской задолженности (A/CN.9/420, пункт 108).

7. Кроме того, в контексте обсуждения статьи 12 предыдущего проекта Рабочая группа пришла к выводу, что исключения, содержащиеся в статье 10 Конвенции о факторинге (возмещение авансовых платежей, осуществленных должником цессионарию в случае неправомерного обогащения или недобросовестного подхода со стороны цессионария), не должны включаться в соответствующую статью проектов унифицированных правил, поскольку эти виды исключений присущи договору факторинга, и воспроизведение их в проектах унифицированных правил может создать препятствия для других видов финансирования дебиторской задолженности (A/CN.9/420, пункт 145). Более того, возможно, придется разработать специальное правило, для того чтобы охватить уступку частичных и нераздельных интересов в дебиторской задолженности (A/CN.9/420, пункты 180-184).

 

Международный характер

 

8. В вводном предложении статьи 1 отражен подход, в целом поддержанный Рабочей группой на ее предыдущей сессии, в соответствии с которым проекты унифицированных правил должны охватывать как международные, так и внутренние уступки международной дебиторской задолженности (А/CN.9/420, пункт 26). Что касается внутренних уступок международной дебиторской задолженности, при которых цедент и цессионарий будут находиться в одной и той же стране, а должник в другой, Рабочая группа может пожелать не рассматривать вопросы, касающиеся внутренних отношений (например, отношений между цедентом и цессионарием) и заниматься исключительно международными отношениями (например, отношениями между цессионарием и должником и отношениями между цессионарием и кредиторами цедента в той мере, в какой эти отношения носят международный характер). Следует отметить, что Конвенция о факторинге в основном уделяет внимание международному характеру первоначального договора и применяется только по отношению к уступкам международной дебиторской задолженности (статья 2.1).

9. Ссылка на международные уступки, которая приведет к тому, что в проектах унифицированных правил будут охвачены международные уступки внутренней дебиторской задолженности, была включена для того, чтобы отразить предложение, выдвинутое на предыдущей сессии Рабочей группы. Это предложение фигурирует в квадратных скобках, поскольку оно порождает ряд опасений, а именно: для внутреннего должника, особенно если он является потребителем, было бы нежелательным очутиться в ином правовом режиме только потому, что внутренний кредитор принял решение уступить свою дебиторскую задолженность иностранному цессионарию; такой подход может непреднамеренно привести к разделению и неуверенности, поскольку внутренние дебиторские задолженности будут регламентироваться иным правовым режимом в зависимости от того, перешли ли они к иностранному цессионарию или нет, что должник не мог предвидеть в момент заключения первоначального договора; попытка охватить внутренние дебиторские задолженности может негативно отразиться на принятии международного регистра, поскольку государства, согласившиеся на международную регистрацию внутренних дебиторских задолженностей, столкнутся со множеством трудностей (A/CN.9/420, пункты 27-29 и 159).

10. С другой стороны, охват международных уступок внутренней дебиторской задолженности может способствовать финансированию дебиторской задолженности за счет предоставления внутренним коммерсантам более легкого доступа к международным финансовым рынкам (например, путем секьюритизации дебиторских задолженностей по кредитным карточкам). Кроме того, такой подход может усилить конкуренцию между финансовыми учреждениями, положительным итогом которой будет понижение цены кредита. Более того, расширение сферы применения правил позволит достичь более высокой степени унификации и определенности.

11. При определении того, каким подходам следовать, Рабочая группа может пожелать взвесить потенциальный недостаток для должника, который вынужден осуществлять платеж иностранному кредитору, и потенциальную выгоду как для цедента, так и должника от получения более широкого доступа к более дешевому кредиту. Кроме того, для снижения потенциальных негативных последствий международной уступки для интересов внутреннего должника, в частности должника, являющегося потребителем, Рабочая группа может пожелать рассмотреть вопрос, касающийся исключительно коммерческих отношений (например, отношений между цедентом и цессионарием).

12. В качестве альтернативы этому подходу можно охватить и отношения между цессионарием и должником, однако пересмотреть ряд положений с целью снять проблемы, касающиеся защиты потребителей. Так, например, в потребительском контексте, возможно, потребуется принять положение о недопустимости уступки; сделать недействительным или затруднить отказ от возражений; защиту должника потребуется подкрепить новыми положениями; подход, основанный на осуществлении платежа на банковский счет или по почтовому адресу, придется рассмотреть подробнее (проект статьи 19); и придется разработать дополнительные положения, касающиеся таких вопросов, как очередность удовлетворения требований иностранных и внутренних цессионариев внутренних дебиторских задолженностей или других внутренних кредиторов цедента.

 

Территориальная сфера применения

 

13. Подпункт (a) призван отразить высказанное на предыдущей сессии Рабочей группы мнение о том, что цессионарий не обязательно должен иметь свое коммерческое предприятие в государстве, принявшем проекты унифицированных правил, поскольку при трансграничных уступках цессионарий, как правило, будет стремиться привести уступку в исполнение в том государстве, где находится должник или цедент (А/CN.9/420, пункт 30). Рабочая группа может пожелать вновь рассмотреть этот подход, поскольку могут возникать случаи, при которых релевантным окажется право государства, в котором цессионарий имеет свое коммерческое предприятие, если это право является применимым и предусматривает, что суды этого государства располагают соответствующей юрисдикцией (уступки нередко содержат оговорку, в соответствии с которой юрисдикцией наделяются суды страны цессионария). Следует отметить, что Конвенция о факторинге требует, чтобы цедент и должник имели свои коммерческие предприятия в разных государствах и чтобы эти государства и государство, в котором цессионарий имеет свое коммерческое предприятие, были Договаривающимися государствами (статья 2.1(a)).

14. Подпункт (b) был помещен в квадратные скобки после того, как на предыдущей сессии Рабочей группы было высказано опасение относительно того, что ссылка на нормы международного частного права для целей определения сферы применения проектов унифицированных правил обязательно привнесет элемент неопределенности (А/CN.9/420, пункт 31). Следует отметить, что это положение было составлено на основе статьи 1(1)(b) Конвенции Организации Объединенных Наций о договорах международной купли-продажи товаров ("Конвенция о купле-продаже").

 

Конвенция или типовой закон

 

15. Нынешний вариант проектов унифицированных правил содержит ряд альтернативных проектов положений, требующих сделать выбор с точки зрения формы между конвенцией или типовым законом (например, пункты 1(a) и (b) проекта статьи 1, проект статьи 3 и проекты статей 21-23). Если документ будет подготовлен в форме конвенции, то подойдут первая помещенная в квадратные скобки формулировка пункта 1(a), а также пункт 1(b). Если работа Комиссии должна принять форму типового закона, то можно будет сохранить вторую включенную в квадратные скобки формулировку в пункте 1(a), а пункт 1(b) утратит свое значение.

16. Исходя из вышесказанного, Рабочая группа может пожелать рассмотреть в соответствующее время на нынешней сессии форму текста, который предстоит подготовить с целью принятия рабочего варианта. Рабочий вариант можно вновь рассмотреть на более позднем этапе с учетом содержания проектов статей.

17. Вообще говоря, в пользу конвенции можно привести тот довод, что она позволит добиться более высокой степени унификации и определенности и что она лучше всего подходит для того случая, если будет учрежден всемирный регистр, в то время как типовой закон позволит государствам более гибко подходить к вопросу увязки проектов унифицированных правил со своим внутренним законодательством (по вопросу краткого обсуждения проблемы регистрации в контексте конвенции или типового закона см. примечание 8 к проекту статьи 18).

 

Императивный или неимперативный характер правил

 

18. Рабочая группа может пожелать рассмотреть дополнительный вопрос о том, следует ли предоставлять сторонам уступки (цедент-цессионарий), а также сторонам первоначального договора (цедент-должник) свободу оговаривать применение проектов унифицированных правил в целом или частично.

19. Против положения о свободе выбора можно было бы привести ряд доводов, включая следующие: третьи стороны не будут иметь возможности проверить тот факт, делал ли ранее цедент уступки, при которых цедент и первоначальные цессионарии могли исключить применение проектов унифицированных правил; нецелесообразно допускать такое положение, при котором стороны уступки или первоначального договора могут определять право, регулирующее передачу собственности по дебиторской задолженности, что, как правило, не относится к компетенции сторон в рамках их автономии; и что необходимости в положении о свободе выбора нет, поскольку представляется маловероятным, что цедент, цессионарий или должник пожелает исключить применение правил, призванных расширить доступ к кредиту.

20. С другой стороны, в пользу положения о свободе выбора можно привести следующие доводы: должник может иметь законный интерес к тому, чтобы исключить применение проектов унифицированных правил в силу того, что его правовое положение может измениться как следствие уступки; и императивный режим может быть менее приемлем, чем режим, разрешающий сторонам делать от него отступление.

21. Следует отметить, что на основании статьи 3 Конвенции о факторинге обе стороны договора факторинга и стороны первоначального договора могут исключить применение Конвенции в целом. Однако на основании статьи 3(b) Конвенции о факторинге исключение, содержащееся в первоначальном договоре, имеет силу по отношению к фактору (цессионарию) только в той степени, в которой фактор получил предварительное письменное уведомление об этом исключении.

22. Если в проектах унифицированных правил будет принят подход свободы выбора, то Рабочая группа может пожелать рассмотреть вопрос коллизии очередностей удовлетворения требований в отношениях между цессионариями, права которых будут обеспечиваться проектами унифицированных правил, и цессионариями, права которых могут регулироваться иным правовым режимом как следствие исключения применения правил.

Статья 2. Определения

 

Для целей настоящей [Конвенции] [настоящего Закона]:

1) "Уступка" означает согласие на передачу дебиторской задолженности одной стороной ("цедентом") другой стороне ("цессионарию") (...) посредством продажи, в качестве обеспечения исполнения обязательства или иным образом, за исключением передачи и/или индоссамента переводного векселя (...).

[2) "Договор финансирования" означает договор, в рамках которого цедент уступает свою дебиторскую задолженность цессионарию, в то время как цессионарий обеспечивает финансирование или другие соответствующие услуги цеденту или другому лицу (...). Договоры финансирования включают факторинг, форфейтинг, рефинансирование, в частности секьюритизацию, и проектное финансирование, но не ограничиваются ими].

3) "Дебиторская задолженность" означает любое право (...) получать или требовать платеж денежной суммы в любой валюте [или товаром, легко переводимым в денежные средства].

а) "Дебиторская задолженность" включает, но не ограничивается этим:

i) любое право, возникающее из договора ("первоначального договора"), заключенного между цедентом и третьей стороной ("должником");

ii) будущая дебиторская задолженность; [и

iii) частичные и нераздельные интересы в дебиторской задолженности].

b) "Дебиторская задолженность" не включает: [...]

4) "Будущая дебиторская задолженность" означает:

a) дебиторскую задолженность, которая, возникая из договора, существующего на момент уступки, не подлежит исполнению на момент уступки или еще не подкреплена исполнением; и

b) дебиторскую задолженность, которая может возникнуть из договора, подписание которого ожидается после заключения соглашения об уступке.

[5) "Потребительская дебиторская задолженность" означает дебиторскую задолженность, возникающую из сделки, совершаемой для целей личного, семейного или домашнего использования.]

6) "Письменная форма" означает любую форму сообщения, которая позволяет обеспечить полную регистрацию содержащейся в сообщении информации и провести удостоверение подлинности ее источника при помощи общепризнанных средств или процедуры, согласованной отправителем и адресатом сообщения.

7) Если сторона имеет более одного коммерческого предприятия, то коммерческим предприятием является то из них, которое имеет самое непосредственное отношение к соответствующему договору и его исполнению с учетом обстоятельств, известных или предусматриваемых сторонами в любой момент до или на момент заключения этого договора. Если сторона не имеет коммерческого предприятия, то ссылка должна делаться на его постоянное местожительство.

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 33-44 и 180-184.
        A/CN.9/420, проекты статей 1(2), 2 и 9(4).

 

Примечания:

 

"Уступка"

 

1. Определение "уступка" было переработано, с тем чтобы дать в нем ссылку на соглашение между цедентом и цессионарием вместо ссылки на фактическую передачу, поскольку этот результат достигается с помощью пересмотренных проектов статей 6 и 7 ("передач уступки"). Это изменение, а также соответствующий пересмотр проектов статей 6 и 7 призван решить проблему четкого разграничения между понятиями юридической силы и вступлением в силу уступки, о которых шла речь в ходе обсуждения положения об оптовой ступке на предыдущей сессии Рабочей группы. Следует отметить, что согласно нынешнему определению "уступки" передача дебиторской задолженности на основании применения права, которое может быть увязано с соображениями публичного порядка, была бы исключена из сферы применения проектов унифицированных правил.

2. Исключение дебиторской задолженности, передаваемой путем индоссамента переводного векселя, соответствует принятому Рабочей группой на ее предыдущей сессии подходу, в соответствии с которым следует охватить все применяемые на практике виды уступок, за исключением передачи дебиторской задолженности посредством индоссамента (A/CN.9/420, пункты 38-39). Может показаться, что в силу тех же доводов, которые были приведены Рабочей группой, необходимо также исключить и передачу дебиторской задолженности посредством передачи оборотного документа на предъявителя. Ссылка на "финансирование" была исключена из текста на основании высказанных на предыдущей сессии Рабочей группы оговорок о необходимости ввести элемент "финансирования" в определение "уступки" (A/CN.9/420, пункты 40-43). Ссылка в проекте статьи 1 на договор финансирования или на цель финансирования уступки представляется достаточной с точки зрения ограничения сферы применения проектов унифицированных правил уступками, совершаемыми в контексте финансирования.

3. Рабочая группа может пожелать определить термины "цедент", "цессионарий" и "должник" более подробно, в частности, для того, чтобы уточнить, могут ли в качестве таких лиц выступать физические лица, компании, правительства или государственные учреждения, независимо от того, являются ли они национальными или иностранными, существуют они или нет на момент уступки. Следует отметить, что в некоторых правовых системах для того, чтобы четко провести разграничение между заемщиком на основании договора финансирования (т.е. цедентом) и должником уступленных дебиторских задолженностей, используется термин "должник" для обозначения первого понятия и термин "дебитор" для обозначения последнего. Кроме того, следует отметить, что при сделках секьюритизации нередко используется термин "оригинатор" для обозначения первоначального цедента, т.е. лица, в пользу которого дебиторская задолженность возникает из первоначальной сделки, в отличие от последующего цедента, который уступает дебиторскую задолженность специальной целевой корпорации, которая целиком принадлежит последующему цеденту.

 

"Договор финансирования"

 

4. Пункт 2 призван дать широкое и гибкое определение договору финансирования, с тем чтобы охватить широкий спектр используемых на практике видов уступки, при которых цессионарий представляет финансовые или другие аналогичные услуги. Кроме того, пункт 2 призван охватить как уступки, образующие неотъемлемую часть договора финансирования (например, факторинг), так и уступки, которые осуществляются на основании иного договора (например, проектное финансирование). Ссылка на "цедента или другое лицо" предназначена охватить тот случай, когда цедент может не выступать в роли заемщика по условиям договора финансирования. Хотя ссылка на некоторые договоры финансирования может быть полезной в той мере, в которой она служит лишь ориентиром и не является исчерпывающей, она вместе с тем может оказаться неуместной в том смысле, что она может быть неправильно истолкована как исчерпывающая, или она может показаться концепцией, опирающейся на искусственные отличия, которые трудно установить на практике.

5. В качестве альтернативы можно всецело отказаться от определения договора финансирования, предоставив сторонам самим определять его точное значение для этих сторон и для применимого национального права. Такой подход, в котором содержится больше гибкости, может привнести элемент неопределенности в том, что касается сферы применения проектов унифицированных правил.

 

"Дебиторская задолженность"

 

6. Пункт 3 был переработан с учетом предложений, выдвинутых на предыдущей сессии Рабочей группы. Термин "кредитор" был исключен, поскольку он может непреднамеренно привести к ограничению круга охватываемых лиц. Не была дана ссылка и на право "лица", поскольку такая ссылка может привнести элемент неопределенности при решении вопроса о том, будут ли охвачены случаи, когда дебиторская задолженность может быть предметом совместного и/или раздельного владения несколькими лицами или организацией, которая может не иметь статус юридического лица на основании национального применимого права. Слово "получать" было сохранено, с тем чтобы охватить случаи, при которых кредитор получает платеж, не предъявив требования. Ссылка на документарную дебиторскую задолженность была исключена из определения термина "дебиторская задолженность" и заменена такой ссылкой в определении термина "уступка" в соответствии с тем способом, в соответствии с которым такая дебиторская задолженность может быть передана (A/CN.9/420, пункт 38).

7. Понятие термина "дебиторская задолженность" было ограничено договорной дебиторской задолженностью. В соответствии с таким подходом будет охвачена задолженность, возникающая из широкого круга договоров (например, дебиторская задолженность, возникающая из соглашений аренды, лицензирования и концессии, поступления от которых могут нередко направляться на реализацию сделок проектного финансирования). Однако дебиторская задолженность, возникающая из деликта, которая может быть связана с соображениями публичного порядка, останется за сферой применения текста. Формулировка, включенная в конце пункта 3, призвана подчеркнуть вопрос о том, должны ли быть исключены, помимо деликтной дебиторской задолженности, другие виды задолженности (например, задолженность, которая регламентируется специальными правилами, как то задолженность, возникающая из независимой гарантии или аккредитива).

8. Понятие термина "денежная сумма" было расширено, с тем чтобы включить в него любую валюту и, возможно, товары, которые легко перевести в денежные средства. Это понятие, возможно, придется затем расширить, с тем чтобы включить в него денежные расчетные единицы. Возможно, потребуется добавить ссылку на индекс указателя цен на товары на данный момент времени, поскольку вопрос о том, "легко ли переводится товар в денежные средства", будет зависеть от конъюнктуры рынка на данный момент времени.

9. Для того чтобы снять элемент какой-либо неопределенности в отношении того, будут ли другие виды дебиторской задолженности, которые могут появиться в будущем, охвачены проектами унифицированных правил, в пункт 3 была включена специальная ссылка на такой вид дебиторской задолженности (в отношении определения "будущая дебиторская задолженность" см. пункт 4). Кроме того, была включена ссылка на частичные и нераздельные интересы в дебиторской задолженности, с тем чтобы обратить внимание Рабочей группы на вопрос о том, должны ли быть охвачены такие сделки, как ссудная доля или ссудный консорциум (A/CN.9/420, пункты 180-184).

10. Возможно, придется изменить существующие проекты статей, или разработать новые в том случае, если потребуется охватить частичные и нераздельные интересы в дебиторской задолженности. Так, например, положение о защите должника, возможно, потребуется укрепить положением, предусматривающим, например, что должник не должен осуществлять платеж части нераздельного интереса цессионарию и оставшейся суммы цеденту или другому цессионарию.

 

"Будущая дебиторская задолженность"

 

11. Ввиду того, что пересмотренное определение термина "дебиторская задолженность" содержит специальную ссылку на будущую дебиторскую задолженность, представляется целесообразным определить термин "будущая дебиторская задолженность". На предыдущей сессии Рабочей группы были высказаны оговорки относительного того, что в проекте унифицированных правил следует перечислить весь спектр будущей дебиторской задолженности. Рабочая группа отметила, что в ряде правовых систем оптовая уступка "условной" дебиторской (т.е. дебиторской задолженности, которая может возникнуть благодаря определенному событию в будущем, которое может иметь место, а может и не иметь) и "чисто гипотетической" дебиторской задолженности (например, дебиторской задолженности, которая может возникнуть в случае, если коммерсант имеет возможность открыть свое дело и привлечь клиентов) может противоречить соображениям публичного порядка (A/CN.9/420, пункты 53-54).

12. В соответствии с решением, принятым Рабочей группой, текст в пункте 4 не содержит каких-либо ограничений в отношении видов будущей дебиторской задолженности, которые предстоит охватить (A/CN.9/420, пункт 55). Если Рабочая группа пожелает ограничить сферу будущей дебиторской задолженности, охватываемую в проектах унифицированных правил, то определенные виды будущей дебиторской задолженности можно исключить из определения "дебиторской задолженности" (проект статьи 2(3)(b)), в результате чего проекты унифицированных правил в целом не будут применяться к таким видам дебиторской задолженности. В качестве альтернативы можно предложить такое ограничение в проекте статьи 7, касающейся оптовой уступки, в результате чего только проект статьи 7 не будет применяться по отношению к оптовой уступке определенных видов будущей дебиторской задолженности.

13. Одна из трудностей применения такого ограничения на практике будет состоять в том, чтобы выработать приемлемые определения тех видов дебиторской задолженности, которые могут быть исключены, например "условной и гипотетической" дебиторской задолженности. Возможное решение можно найти в правовой системе, признающей действительность оптовой уступки будущей дебиторской задолженности только в том случае, если дебиторская задолженность возникает в течение определенного периода времени. Альтернативный вариант, который может быть рассмотрен Рабочей группой, содержится в статье 5.5 Типового закона об обеспечительных сделках, подготовленного Европейским банком реконструкции и развита (ЕБРР), в котором предусматривается, что "плата за категорию", т.е. обеспечительный интерес в собственности, который конкретно не определяется, необходимо зарегистрировать, с тем чтобы придать ему юридическую силу.

14. Однако следует отметить, что введение ограничения на виды "будущей дебиторской задолженности", которые предстоит охватить в тексте, может в значительной степени снизить значение проектов унифицированных правил для финансирования дебиторской задолженности. "Условная" и "гипотетическая" дебиторская задолженность довольно часто уступается оптом, даже если сумма предоставляемого на их основе кредита в силу неопределенности того, возникнут ли они вообще, может быть существенно ниже их номинальной стоимости. Следует также отметить, что на основании положений Конвенции о факторинге уведомление об уступке определенных видов дебиторской задолженности (т.е. дебиторской задолженности, возникающей из договоров, не существующих на момент уведомления), не может быть на законных основаниях вручено должнику (статья 9(1)(с)).

 

"Потребительская дебиторская задолженность"

 

15. Содержащееся в пункте 5 определение "потребительская дебиторская задолженность" навеяно положениями статьи 2(а) Конвенции о купле-продаже. Рабочая группа может пожелать включить в него дебиторскую задолженность, возникающую из потребительских сделок ввиду ее важности в таких сделках, как секьюритизация дебиторской задолженности по кредитным карточкам. С целью решения проблем, касающихся защиты потребителей, Рабочая группа может пожелать рассмотреть следующие два альтернативных подхода: оставить ли отношения между цессионарием и должником полностью, или лишь вопросы, касающиеся защиты потребителей, на усмотрение применимого национального права, или также охватить эти отношения, укрепив положение потребителя-должника в рамках проектов унифицированных правил (например, путем исключения потребительской дебиторской задолженности из сферы применения проектов статей 8 и 16).

 

"Письменная форма"

 

16. Определение термина "письменная форма" будет иметь важное значение в контексте следующих статей: проекта статьи 1(1), если из сферы применения текста будут исключены уступки в устной форме; проекта статьи 5, если уступки в устной форме будут недействительными по отношению к любой стороне или только по отношению к третьим сторонам (вариант B); проекта статьи 13(2)(a) при условии, что уведомление об уступке направлено в письменной форме; и проекта статьи 15 при условии, что имеется письменное согласие цессионария на изменение первоначального договора. Пункт 6 был разработан по типу статьи 7(2) Конвенции Организации Объединенных Наций о независимых гарантиях и резервных аккредитивах (Нью-Йорк, 1995 год). Его главное преимущество состоит в том, что он позволяет решить вопрос о необходимости иметь определенную форму, и в то же время следовать гибкому подходу относительно включения в текст современных средств передачи сообщений.

17. Рабочая группа может пожелать рассмотреть пункт 6 с учетом окончательного текста проекта типового закона об электронном обмене данными и соответствующих средствах передачи данных ("проект типового закона об ЭДИ"), который Комиссия должна принять на своей двадцать девятой сессии (Нью-Йорк, 28 мая - 14 июня 1996 года).

 

"Коммерческое предприятие"

 

18. В пункте 7, который должен иметь повсеместное применение в проектах унифицированных правил, содержится более гибкий подход, чем соответствующие положения предыдущего проекта (проект статьи (1)(2)) в том плане, что в нем содержится ссылка на "соответствующий договор" (см. статью 2 Конвенции о факторинге). Преимущество этой формулировки состоит в том, что в результате содержащееся в пункте 7 правило применяется ко всем сторонам, т.е. к уступке, к договору финансирования, если таковой имеется, и к первоначальному договору. Рабочая группа может пожелать рассмотреть вопрос о добавлении в пункт 7 ссылки на место нахождения, с тем чтобы охватить компании, которые не имеют коммерческого предприятия по фиксированному адресу, например компании с почтовым ящиком.

19. Следует отметить, что если в статье 18 будет принят подход регистрации, то желательно иметь более точное обозначение места, где должно быть зарегистрировано уведомление об уступке.

Статья 3. Международные обязательства [договаривающегося]
[принимающего] Государства

 

Вариант А Настоящая      Конвенция   не   затрагивает   действия   любого
          международного соглашения, которое уже заключено или может быть
          заключено и которое содержит положения по вопросам,  являющимся
          предметом регулирования настоящей Конвенции,  при условии,  что
          цедент   и   должник  имеют  свои  коммерческие  предприятия  в
          государствах - участниках такого соглашения.

 

Вариант B Положения  настоящего Закона применяются при условии соблюдения
          любого соглашения,  действующего между  данным  государством  и
          любым другим государством или государствами.

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункт 23.

 

Примечания:

 

Вариант А, который подойдет для текста конвенции, составлен по типу статьи 90 Конвенции о купле-продаже, а вариант В, который можно включить в текст типового закона, составлен по типу статьи 1(1) Типового закона ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже.

Статья 4. Принципы толкования

 

1) При толковании настоящей [Конвенции] [настоящего Закона] надлежит учитывать ее международный характер и необходимость содействовать достижению единообразия ее применения и соблюдению добросовестности в международной торговле.

[2) Вопросы, относящиеся к предмету регулирования настоящей Конвенции, которые прямо в ней не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана [а при отсутствии таких принципов - в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права]].

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункт 190.

 

Примечания:

 

1. Проект статьи 4 составлен по типу статьи 7 Конвенции о купле-продаже. Пункт 1 призван решать вопрос толкования проектов унифицированных правил. Пункт 2 призван решать вопрос заполнения пробелов, который с учетом предложения, выдвинутого на предыдущей сессии Рабочей группы, должен строиться не на коллизии норм права, а на ключевых принципах, положенных в основу проектов унифицированных правил (A/CN.9/420, пункт 190).

2. Следует, однако, отметить, что в соответствии с другим подходом, который используется в Конвенции Организации Объединенных Наций о независимых гарантиях и резервном аккредитиве, в текст можно включить нормы коллизионного права и правило толкования, но не положения о заполнении пробелов. Согласно другому подходу, который может быть принят, если проекты унифицированных правил примут форму конвенции, можно сочетать правило заполнения пробелов по типу положений пункта 2 и нормы коллизионного права (проекты статей 21-23), в результате чего придется попытаться заполнить пробелы с помощью ключевых принципов, лежащих в основе проекта унифицированных правил, прежде чем прибегнуть к использованию норм коллизионного права.

3. Если проекты унифицированных правил получат форму типового закона, то необходимость в положении по типу статьи 4 уменьшится, поскольку такие вопросы, как толкование и заполнение пробелов, будут регулироваться правом государства, принимающего типовой закон. Однако даже в типовом законе стоит попытаться выработать положение об унифицированном толковании по типу проекта статьи 4, исключая формулировку в конце пункта 2 в квадратных скобках, которая не подойдет к тексту типового закона (см. статью 3 проекта типового закона ЮНСИТРАЛ об ЭДИ).

Глава II. Форма и содержание уступки

 

Статья 5. Форма уступки

 

Вариант А

 

Не требуется, чтобы уступка осуществлялась или подтверждалась в письменной форме или подчинялась иному требованию в отношении формы. Она может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания.

 

Вариант В

 

Уступка, осуществляемая в иной, отличной от письменной, форме является недействительной [по отношение к третьим сторонам].

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 75-79
        A/CN.9/420, проект статьи 5.

 

Примечания:

 

1. В Варианте А воспроизводится проект статьи 5 предыдущим проектов правил, который составлен по типу статьи 11 Конвенции о купле-продаже. Преимущество этого подхода состоит в том, что он позволяет сделать право цессионария на уступленную дебиторскую задолженность независимым от формальностей. Кроме того, такой подход не будет ущемлять интересов должника в той мере, в которой должник будет иметь право до уведомления осуществить цеденту платеж в погашение долга. Более того, такой подход не будет ущемлять интересов третьих сторон при условии, что будет установлена система своего рода публичного оповещения (например, регистрация объявления об уступке в публичном регистре).

2. Вариант В, который был подготовлен в ответ на прозвучавшее на предыдущей сессии Рабочей группы предложение (A/CN.9/420, пункт 78), предусматривает, что уступки на основе чисто устной договоренности не имеют силы по отношению к какой-либо стороне или только по отношению к третьим сторонам. Точное содержание Варианта В будет зависеть от определения понятия "письменная форма" (см. проект статьи 2(6)). Помимо формулировки, содержащейся в Варианте В, Рабочая группа может пожелать рассмотреть вопрос о том, следует ли включать в определение уступки требование письменной формы, чтобы тем самым исключить уступки на основе чисто устной договоренности из сферы применения проектов унифицированных правил.

Статья 6. Содержание уступки

 

1) При условии соблюдения положений [настоящей Конвенции] [настоящего Закона]:

a) уступка передает цессионарию право цедента требовать и получить платеж по уступленной дебиторской задолженности; и

b) уступка не затрагивает обязанности должника осуществить платеж иначе, как осуществить платеж цессионарию.

2) без согласия должника уступка не затрагивает обязательств цедента, вытекающих из первоначального договора.

 

Примечания:

 

1. На предыдущей сессии Рабочей группы было высказано мнение, что в проектах унифицированных правил должен быть закреплен принцип, имеющий важнейшее значение для защиты интересов должника, т.е. чтобы интересы должника не ущемлялись в результате уступки (A/CN.9/420, пункт 101). Этот основополагающий принцип воплощен в проект статьи 6 и имеет как положительный аспект, заключающийся в определении, в интересах всех соответствующих сторон, содержания уступки, так и отрицательный аспект, касающийся защиты, в частности, должника. Такое положение может снять опасение, высказанное в связи с включением в сферу применения унифицированных правил международных уступок внутренней дебиторской задолженности (см. проект статьи 1, примечание 9).

2. Пункт 2, в котором делается попытка уточнить содержание уступки, не имеет целью сделать недействительными другие виды уступки, например, новацию обязательств или уступку договора в целом, которые не входят в сферу применения проектов унифицированных правил.

Статья 7. Оптовая уступка и уступка отдельных статей
дебиторской задолженности

 

1) Может быть уступлена одна или несколько статей существующей или будущей дебиторской задолженности.

2) Уступка одной или нескольких статей существующей или будущей дебиторской задолженности, которая не определяется индивидуально, передает дебиторскую задолженность, если она может быть определена в качестве дебиторской задолженности, с которой связана уступка, или на момент уступки, или когда наступает срок платежа по дебиторской задолженности или когда она подкреплена исполнением.

3) Уступка будущей (...) дебиторской задолженности передает дебиторскую задолженность (...) непосредственно цессионарию (...) без необходимости новой уступки.

 

Ссылки: A/CN.9/420: пункты 45-60.
        A/CN.9/420, проект статьи 3.

 

Примечания:

 

"Оптовая уступка"

1. В некоторых правовых системах действительность уступок существующей и будущей дебиторской задолженности, которые являются наиболее распространенными в практике финансирования дебиторской задолженности, оспаривается по ряду причин, в том числе по причине того, что такие уступки слишком ограничивают экономическую свободу цедента или что они являются несправедливыми по отношению к кредиторам в контексте несостоятельности цедента. Вот почему чрезвычайно важно признать действительность как соглашения на уступку, так и осуществляемую в результате передачу дебиторской задолженности (например, что заемщик средств на финансирование проекта строительства и эксплуатации платной дороги может на законных основаниях уступать все получаемые сборы за пользование дорогой, с тем чтобы добиться необходимых кредитов на финансирование проекта).

2. Цель пункта 1 состоит в том, чтобы обеспечить признание действительности оптовых уступок и уступок отдельных статей дебиторской задолженности, а пункты 2 и 3 призваны обеспечить, чтобы такие уступки приводили к передаче уступленной дебиторской задолженности. В соответствии с пунктом 2 единственное условие действительности передачи состоит в том, что дебиторская задолженность может отождествляться с уступкой либо в момент уступки, либо при ее возникновении. В соответствии с содержащимся в проекте статьи 2(4) определением "будущая дебиторская задолженность" ссылка на возникающую дебиторскую задолженность, которая содержалась в предыдущем проекте пункта 2, была заменена ссылкой на дебиторскую задолженность, по которой наступает срок платежа или которая подкрепляется исполнением. Кроме того, в пункте 2 рассматривается вопрос момента времени, в который происходит передача будущей дебиторской задолженности.

3. Пункт 3 призван разрешить два вопроса, а именно: вопрос о том, переходит ли будущая дебиторская задолженность непосредственно к цессионарию, что имеет важное значение в том случае, если цедент становится несостоятельным после уступки, но до возникновения дебиторской задолженности; и вопрос о том, требуется ли новая уступка в момент, когда возникает дебиторская задолженность.

Статья 8. Оговорки о недопустимости уступки

 

1) Вариант А (...) Всякая уступка (...) осуществляет передачу дебиторской
             задолженности  цессионарию  (...)  независимо от какого-либо
             соглашения между  цедентом  и  должником  о  запрещении  или
             ограничении  такой  уступки (...).  Ничто в настоящей статье
             (...)   не   затрагивает   какого-либо   обязательства   или
             ответственности  цедента перед должником в связи с уступкой,
             сделанной  в  нарушение  (...)  оговорки  о   недопустимости
             уступки,  однако  цессионарий не несет ответственности перед
             должником за такое нарушение.

 

   Вариант В Соглашение между  цедентом  и  должником  о  запрещении  или
             ограничении уступки дебиторской задолженности не имеет силы.
             Уступка  осуществляет  передачу  дебиторской   задолженности
             цессионарию независимо от такого соглашения.  Ни цедент,  ни
             цессионарий не несут никакой  ответственности  за  нарушение
             такого соглашения.

 

[(2) Настоящая статья не применяется к уступке потребительной дебиторской задолженности.]

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 61-68.
        A/CN.9/420, проект статьи 4.

 

Примечания:

 

1. Проект статьи 8 призван охватить договорные, но не законодательные запрещения уступки. В вариантах А и В пункта 1 отражены два различных подхода, в пользу которых были высказаны мнения на предыдущей сессии Рабочей группы (A/CN.(/420, пункты 62 и 67). Вариант А призван обеспечить определенность в отношении действительности уступки, сделанной в нарушение оговорки о недопустимости уступки. Кроме того, вариант А должен обеспечить такое положение, при котором должник, хотя он может востребовать с цессионария любой вред, причиненный ему в результате уступки, не сможет поступить аналогичным образом в отношении цессионария, ибо иначе уступка может лишиться всякой ценности.

2. Вариант В, составленный по типу статьи 9-318(4) Унифицированного коммерческого кодекса Соединенных Штатов ("УКК"), лишает силы оговорку о недопустимости уступки, в результате чего уступка, осуществленная в нарушение оговорки о недопустимости уступки, будет иметь силу, а нарушение этой оговорки не приведет к возникновению какой-либо ответственности.

3. Пункт 2 помещен в квадратные скобки впредь до определения подхода, который Рабочая группа может принять в отношении зашиты потребителей. Вопросы юридической силы и действия оговорок о недопустимости уступок, содержащихся в договорах о потребительских сделках, предполагается вывести за сферу применения проектов статьи 8. В качестве альтернативного подхода можно специально оговорить, что применение проекта унифицированных правил зависит от применимого законодательства о защите потребителей и, кроме того, обеспечить, чтобы положение должника-потребителя необоснованно не затрагивалось в результате уступки (например, предусмотрев, что в потребительском контексте, если стороны не договорятся об ином, платеж по уступленной дебиторской задолженности должен всегда осуществляться на банковский счет, указанный цедентом и должником). Такой подход будет соответствовать существующей практике (например, секьюритизации дебиторской задолженности по кредитным карточкам) и может обеспечить такое положение, при котором потребитель-должник может получить выгоду от расширения доступа к более дешевым кредитам.

4. Рабочая группа может пожелать рассмотреть дополнительный вопрос о том, может ли цессионарий соглашаться на действительную уступку в том случае, если фактически известно, что она сделана в нарушение запрета, существующего между цедентом и третьей стороной (например, на основании негативного обязательства, по которому заемщик берет на себя обязательство перед кредитодателем, предоставляющим необеспеченные финансовые средства, в отношении того, что заемщик не создает обеспечения для этих средств в интересах какой-либо третьей стороны).

Статья 9. Передача обеспечительных прав

 

Если иное не предусматривается нормой права или соглашением между цедентом и цессионарием, уступка обеспечивает передачу цессионарию прав, гарантирующих уступленную дебиторскую задолженность без нового акта передачи.

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 69-74

 

Примечания:

 

В проекте статьи 10 отражено принятое Рабочей группой на ее предыдущей сессии решение о том, что в проекте унифицированных правил должен быть сформулирован принцип автоматической передачи обеспечительных прав, если это не будет противоречить норме внутреннего права или договорному положению (A/CN.9/420, пункт 74). Рабочая группа может пожелать рассмотреть дополнительный вопрос о том, следует ли в проекте статьи 9 охватить только личные обеспечительные права (например, гарантии) или также вещные обеспечительные права (например, залоговые права, ипотека).

Глава III. Права, обязанности и возражения

 

[Статья 10. Определение прав и обязанностей

 

1) Права и обязанности цедента и цессионария, вытекающие из их соглашения, определяются условиями, установленными в этом соглашении, включая любые конкретно упомянутые в нем правила, общие условия или обычаи. а также положения [настоящей Конвенции] [настоящего Закона].

2) Права и обязанности цедента и должника, вытекающие из первоначального договора, определяются условиями, установленными в этом договоре, включая любые конкретно упомянутые в нем правила, общие условия или обычаи, а также положения [настоящей Конвенции] [настоящего Закона].

3) Порядок и преимущественные права в связи с удовлетворением требований нескольких цессионариев, получивших дебиторскую задолженность от одного и того же цедента, а также порядок очередности удовлетворения требований цессионария и кредиторов цедента, включая управляющего при несостоятельности цедента, но не ограничиваясь им, определяются с учетом положений, применимых к несостоятельности цедента, положениями [настоящей Конвенции] [настоящего Закона].

[4) При толковании условий уступки, основного договора о финансировании, если таковой имеется, и первоначального договора и при урегулировании вопросов, не охваченных их условиями или положениями [настоящей Конвенции] [настоящего Закона], учитываются общепризнанные международные правила и обычаи практики финансирования дебиторской задолженности]].

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 73, 81, 95.

 

Примечания

 

1. При урегулировании лишь некоторых прав, обязанностей и возражений сторон (цедента, цессионария, должника и третьих сторон) предыдущий проект унифицированных правил исходил из предпосылки о том, что цедент и цессионарий могут определить свои права и обязательства в своем договоре, а права, обязательства и возражения должника, а также порядок очередности удовлетворения требований различных кредиторов в отношении уступленной дебиторской задолженности должны в значительной мере регулироваться посредством отсылки к нормам права. В проекте статьи 10, который является новым положением, сформулированным на основе статьи 13 Конвенции Организации Объединенных Наций о независимых гарантиях и резервных аккредитивах, и который приводится в квадратных скобках, предпринимается попытка прямо изложить это понимание и разъяснить взаимосвязь между проектом унифицированных правил, другими нормами права и автономией сторон.

2. В пункте 1 признается автономия сторон в отношении прав и обязательств цедента и цессионария и, кроме того, содержится ссылка на положения проекта унифицированных правил, касающиеся отношений между цедентом и цессионарием (например, проекты статей 11, 12(2) и 21.) В пункт 1 включена общая ссылка на соглашение между цедентом и цессионарием, и в нем прямо не указывается, является ли такое соглашение отдельным соглашением или составной частью основного договора о финансировании.

3. Ссылка на обычаи может быть полезной, поскольку с ее помощью признается юридическая сила международно признанных договорных норм и обычаев, регулирующих практику финансирования дебиторской задолженности (например, Кодекса обычаев международного факторинга, принятого Международной ассоциацией факторов). С другой стороны, в качестве аргумента против включения такой ссылки можно указать, что она может привнести неопределенность, поскольку термин "общепризнанные" может и не иметь универсального единообразного толкования.

4. В пункте 2, хотя автономия сторон и признается, определение некоторых прав и обязательств цедента и должника подчиняется проекту унифицированных правил (например, проектам статей 13-17). В отличие от этого в пункт 3, в котором рассматривается вопрос о преимущественных правах в связи с удовлетворением коллидирующих требований кредиторов в отношении уступленной дебиторской задолженности, включена ссылка на нормы права, поскольку этот вопрос связан с последствиями уступки для права собственности, а он обычно не входит в сферу действия принципа автономии сторон. Цель пункта 4 состоит в том, чтобы урегулировать вопросы, не решенные ни в договоре, ни в проекте унифицированных правил, путем ссылки на международные договорные правила и обычаи.

5. Пункт 4, который приводится в отдельных квадратных скобках до принятия Рабочей группой решения по вопросу о сохранении проекта статьи 4(2), касающегося заполнения пробелов, может быть более полезным в конвенции, чем в типовом законе, являющемся частью внутреннего права, в котором обычно будут содержаться положения, касающиеся вопроса о заполнении пробелов. Если Рабочая группа в предварительном порядке примет решение о подготовке конвенции и сохранении положения, аналогичного проекту статьи 4(2), то пункт 4 может вступить в коллизию с этим положением и его необходимо будет исключить, поскольку обязательный характер обычаев, которые могут быть согласованы сторонами, и практики, которую стороны могут установить в своих взаимных отношениях, предусматривается в пунктах 1 и 2 (см. также статью 9 Конвенции о купле-продаже).

Статья 11. Гарантии цедента

 

1) Если иное прямо не согласовано цедентом и цессионарием (...), цедент заверяет (...) в том, что цедент является на момент уступки или станет впоследствии кредитором и что должник не имеет (...) на момент уступки (...) возражений (...), которые лишили бы уступленную дебиторскую задолженность ценности.

 

(...)

 

2) Если иное прямо не согласовано цедентом и цессионарием (...), цедент не заверяет (...) в том, что должник исполнит свое платежное обязательство по первоначальному договору (...).

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 80-88.
        A/CN.9/420, проект статьи 6.

 

Примечания

 

1. На предыдущей сессии Рабочая группа признала, что хотя виды гарантий, предоставляемых цедентом цессионарию, являются предметом договора, целесообразно включить субсидиарное правило, регулирующее вопрос о гарантиях в отсутствие соответствующего положения в договоре уступки (A/CN.9/420, пункт 81).

2. Цель пункта 1, в котором объединяются пункты 1 и 2 предыдущего проекта, состоит в том, чтобы признать автономию сторон при распределении рисков между цедентом и цессионарием в отношении возражений должника, не известных цессионарию, и в то же время установить порядок распределения этого риска в отсутствие соглашения сторон.

3. Редакция пункта 1 была изменена для учета следующих вызвавших обеспокоенность моментов: изменение гарантии, в частности путем подразумеваемого соглашения, может противоречить стандартам добросовестности, термин "гарантирует" может привнести неопределенность; слова "в договоре уступки" являются, возможно, слишком ограничительными; слово "цессионарию" может непреднамеренно привести к заключению, что гарантия существует только в отношении первого, а не последующих цессионариев; ссылка на существующую дебиторскую задолженность может привнести неопределенность и непреднамеренно привести к исключению будущей дебиторской задолженности; слова "право передавать дебиторскую задолженность" могут привнести неопределенность, поскольку такого "права" не будет существовать в случае оговорки о недопустимости уступки; и подчинение вопроса о существовании дебиторской задолженности вопросу о том, известно ли цеденту о возражениях должника, будет налагать на цессионария риск существования у должника возражений, о которых неизвестно цеденту (A/CN.9/420, пункты 82-87).

4. Вместо термина "гарантирует" использован термин "заверяет" (A/CN.9/420, пункт 83). Этот термин взят из статьи 45(1) Конвенции Организации Объединенных Наций о международных переводных векселях и международных простых векселях (Нью-Йорк, 1988 год - "Конвенция о переводных и простых векселях"), которая касается гарантий, предоставляемых лицом, передающим вексель, лицу, которому оно его передает. Цель использования в пункте 1 слов "или станет впоследствии" состоит в том, чтобы обеспечить охват будущей дебиторской задолженности. Следует отметить, что использование соответствующего глагола в будущем времени может непреднамеренно привести к исключению "условной и гипотетической" дебиторской задолженности, а использование глагола "может" может привести к тому, что такая гарантия не будет являться необходимой. В пункте 2 отражена известная большинству правовых систем концепция гарантии.

5. Рабочая группа, возможно, пожелает рассмотреть дополнительный вопрос о том, следует ли урегулировать в проекте унифицированных правил последствия нарушения гарантий или же этот вопрос должен быть оставлен на решение на основании других норм прав. Основной вопрос, который, возможно, потребуется рассмотреть, состоит в том, будет ли существенное нарушение гарантий цедентом приводить к автоматическому расторжению уступки и к автоматической передаче дебиторской задолженности обратно цеденту, без какого-либо нового акта передачи.

Статья 12. Право цессионария уведомить должника и получить платеж

 

1. (...) Если иное не предусмотрено в соглашении между цедентом и цессионарием, цессионарий имеет право уведомить должника согласно статье 13 (...) и потребовать платежа по уступленной дебиторской задолженности в момент, согласованный с цедентом, или в отсутствие такого соглашения - в любой другой момент.

2. Если цедент не исполняет своего обязательства уплатить (...) по договору о финансировании, цессионарий имеет право уведомить должника и потребовать платежа.

3. (...) Если это согласовано цедентом и цессионарием или требуется в силу закона:

a) цессионарий, который получает платеж от должника, должен отчитаться за любую сумму, полученную в превышение обязательства, обеспеченного уступкой; и

b) цедент продолжает нести ответственность за любую сумму, на которую платеж, полученный цессионарием от должника, меньше обязательства, обеспеченного уступкой.

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 89-97
        A/CN.9/420, проект статьи 7.

 

Примечания

 

1. Название проекта статьи 12 было изменено с тем, чтобы оно соответствовало содержанию этой статьи (А/CN.9/420, пункт 97). Цель пункта 1 состоит в том, чтобы отразить свободу договора сторон на определение условий своего договора, включая определение того момента, когда наступает право уведомить должника и получить поступления по дебиторской задолженности, помимо случаев нарушения цедентом договора о финансировании, которые рассматриваются в пункте 2. Ссылка на "default" в тексте пункта 1 на английском языке была заменена ссылкой на "failure of performance" для обеспечения соответствия с терминологией, использованной в Конвенции о купле-продаже. Цель формулировки, добавленной в конце пункта 1, состоит в том, чтобы пояснить, что цессионарий имеет не только право уведомить должника, но - в основном - и получить поступления по дебиторской задолженности (A/CN.9/420, пункты 93 и 94), а также что в отсутствие соглашения между цедентом и цессионарием относительно момента уведомления цессионарий имеет право уведомить должника и потребовать платежа в любой момент.

2. Согласно нынешней формулировке пункта 1 признается юридическая сила такого уведомления должника цессионарием, которое может быть направлено до нарушения договора о финансировании. У цессионария могут иметься законные интересы направить уведомление должнику и получить платеж до нарушения договора о финансировании, даже если такое уведомление не предусматривается в договоре (например, в случаях, когда цедент испытывает трудности и может даже приостановить платежи).

3. Согласно пункту 2 цессионарий не связан каким-либо соглашением с цедентом относительно возможности или момента уведомления должника, поскольку в случае неисполнения договора о финансировании со стороны цедента цессионарий заинтересован в принятии незамедлительных действий по получению уступленной дебиторской задолженности в платеж за обеспеченное обязательство.

4. В соответствии с позицией, занятой Рабочей группой на ее предыдущей сессии и заключающейся в том, что, по всей видимости, нецелесообразно проводить разграничения между уступкой как продажей и уступкой как предоставлением обеспечения, в пункте 3 говорится теперь о том, что цессионарий должен отчитаться перед цедентом, если такой порядок согласован сторонами или требуется в силу закона, и, таким образом, проведение такого разграничения оставлено на усмотрение сторон или на урегулирование на основе других норм права (A/CN.9/420, пункты 95-97).

Статья 13. Обязанность должника произвести платеж

 

1. Должник имеет право до тех пор, пока должник не получает уведомления в письменной форме об уступке в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, произвести платеж цеденту и освободиться от ответственности.

2) Должник обязан произвести платеж цессионарию, если:

а) должник получает (...) уведомление в письменной форме об уступке от цедента или от цессионария (...);

b) в уведомлении содержится безусловное требование платежа и разумно определяется уступленная дебиторская задолженность, будь то существующая или будущая на момент уведомления, и лицо (...), которому или на счет которого должник должен произвести платеж; и

с) должник не получил уведомления в письменной форме о предшествующей уступке или о мерах, направленных на наложение ареста на уступленную дебиторскую задолженность, в том числе о судебных решениях или приказах, выданных судебными и несудебными органами, а также о мерах, принятых во исполнение закона, в частности в случае неплатежеспособности цедента, но не ограничиваясь ими.

3) Если должник обращается с соответствующим запросом, цессионарий должен представить в течение разумного периода времени надлежащее доказательство того, что уступка была осуществлена, и, если цессионарий этого не делает, должник может произвести платеж цеденту и освободиться от ответственности.

 

(...)

 

4) В случае, если должник получает уведомления о нескольких уступках одной и той же дебиторской задолженности, осуществленных одним и тем же цедентом, должник освобождается от ответственности в результате платежа первому цессионарию, представившему уведомление в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи, и обладает в отношении такого цессионария возражениями, предусмотренными в статье 14.

 

(...)

 

5) Независимо от каких-либо иных оснований, по которым платеж должника цессионарию освобождает должника от ответственности, платеж должника цессионарию освобождает должника от ответственности, если он произведен в соответствии с настоящей статьей (...).

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 98-131.
        A/CN.9/420, проекты статей 9 и 15(2).

 

Примечания

 

1. На предыдущей сессии Рабочей группы была выражена обеспокоенность в связи с тем, что правило, закрепленное в пункте 1, не позволяет установить надлежащую сбалансированность между необходимостью в обеспечении определенности (чему отвечало бы установление объективного факта, обуславливающего наступление обязанности должника произвести платеж цессионарию, например факта получения уведомления) и соблюдением этических критериев сторонами (что обеспечивалось бы, если бы в пункте 1 также предусматривался и субъективный фактор, например осведомленность должника об уступке) (A/CN.9/420, пункты 99-104). Для учета этой обеспокоенности Рабочая группа, возможно, пожелает ограничить правило, устанавливаемое в пункте 1, конкретной ссылкой на нормы права, касающиеся мошенничества. Можно, однако, отметить, что такое ограничение будет косвенно предусматриваться в проекте унифицированных правил с учетом того, что нормы о мошенничестве связаны с соображениями публичного порядка, а также с учетом ссылки на необходимость соблюдать добросовестность в международной торговле, содержащейся в проекте статьи 4.

2. Редакция пункта 2 была пересмотрена, с тем чтобы учесть замечания и предложения, сделанные на предыдущей сессии Рабочей группы (A/CN.9.420, пункты 111-123). Согласно подпункту (а) цессионарий может направить уведомление независимо от цедента, а должник может - согласно пункту 3 - запросить дополнительную информацию, если имеются сомнения в том, что цессионарий действительно является законным кредитором. В то же время, если должник не запрашивает дополнительной информации и если впоследствии установлено, что цессионарий не имел права на дебиторскую задолженность, на должника ложится риск необходимости произвести платеж дважды.

3. В пункт (b) была добавлена дополнительная формулировка, с тем чтобы обеспечить юридическую силу уведомления, касающегося будущей дебиторской задолженности (A/CN.9/420, пункт 125). Рабочая группа, возможно, пожелает рассмотреть дополнительные вопросы, включая следующие: следует ли в случае солидарных должников предусмотреть требование о направлении уведомления одному или же всем из них; и будет ли ошибка в уведомлении лишать его юридической силы, несмотря на тот факт, что должник правильно понял, какая задолженность была уступлена и кому, как предполагается, он должен осуществить платеж.

4. Пункт 4 предыдущего проекта был перенесен в проект статьи 2(6) с учетом необходимости в определении термина "письменная форма" для целей проектов статей 5 (вариант В), 13 и 15. Пункт 5 предыдущего проекта был исключен как излишний, поскольку форма и минимальное содержание уведомления в настоящее время описываются в пункте 2.

5. В ответ на сделанное на предыдущей сессии Рабочей группы предложение о том, что проекты положений, касающихся нескольких уведомлений, следует согласовать или объединить, проект статьи 15(2), содержащийся в предыдущем проекте, был перенесен в пункт 4 проекта статьи 13 (A/CN.9/420, пункт 169).

6. Новая формулировка, которая была включена в пункт 5 (пункт 6 предыдущего проекта), с тем чтобы учесть обеспокоенность, выраженную на предыдущей сессии Рабочей группы, взята из статьи 9(2) Конвенции о факторинге (A/CN.9/420, пункты 129-131). Цель этой формулировки состоит в обеспечении того, чтобы проект статьи 13 непреднамеренно не привел к исключению оснований для освобождения должника от ответственности, которые могут существовать в силу других норм права. Такой подход соответствует как необходимости обеспечить защиту должника, производящего платеж цессионарию, так и необходимости облегчения сделок уступки путем поощрения практики платежа цессионарию.

Статья 14. Возражения и зачеты со стороны должника

 

1) Если цессионарий предъявляет должнику требование об уплате уступленной дебиторской задолженности, должник может использовать в отношении цессионария все вытекающие из первоначального договора возражения, которыми должник мог бы воспользоваться, если бы такое требование предъявил цедент.

2) Должник может использовать в отношении цессионария любое право на зачет требований, которые существуют в отношении цедента, в пользу которого возникает дебиторская задолженность [, или требований, которые существуют в отношении цессионария], и которые должник имеет в момент направления должнику уведомления об уступке в соответствии с пунктом 2 статьи 13.

[3) Несмотря на положения пунктов 1 и 2, возражения и зачеты, которые должник мог бы использовать в отношении цедента в связи с нарушением оговорки о недопустимости уступки, не могут быть использованы должником в отношении цессионария.]

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 132-151.
        A/CN.9/420, статья 10.

 

Примечания

 

1. Пункты 2 и 3 предыдущего проекта были поменяны местами, а сфера действия нового пункта 3 была расширена, и в нее были включены как возражения, так и зачеты. Это было сделано для обеспечения того, чтобы должник не имел возможности сослаться в отношении цессионария на нарушение оговорки о недопустимости уступки в качестве возражения, либо использовать этот факт в качестве основания для самостоятельного требования, сославшись, например, на вмешательство в договорные права. В пункт 2 в квадратных скобках была включена предлагаемая на рассмотрение Рабочей группой ссылка на возражения, которые должник может иметь в отношении цессионария на основе отдельных деловых отношений между должником и цессионарием. Пункт 3 был заключен в квадратные скобки до принятия Рабочей группой решения об оговорках о недопустимости уступки (проект статьи 8).

2. Рабочая группа, возможно, пожелает рассмотреть вопрос о том, охватывают ли слова "все возражения" возражение, основанное на неверном изложении фактов до заключения первоначального договора, и возражение, основанное на договоре, изменяющем первоначальный договор (вопрос об изменениях первоначального договора см. проект статьи 15).

Статья 15. Изменение первоначального договора

 

Изменение или [замена] [новация] первоначального договора имеет обязательную силу для цессионария, и цессионарий приобретает соответствующие права по измененному или новому договору при условии, что это предусматривается в соглашении между цедентом и цессионарием или что цессионарий впоследствии соглашается на это в письменной форме.

 

Примечания

 

1. В проекте статьи 15 содержится новое положение, которое было включено согласно внесенному на предыдущей сессии Рабочей группы предложению рассмотреть вопрос о том, в какой степени цессионарий должен быть связан изменениями первоначального договора, согласованными цедентом или должником после заключения договора уступки или даже после уведомления должника (A/CN.9/420, пункт 109). Цель этого положения состоит в том, чтобы установить сбалансированность между, с одной стороны, необходимостью признать договорную свободу цедента и должника вносить изменения в свой договор в целях учета изменяющихся коммерческих реалий и, с другой стороны, необходимостью защитить цессионария от изменений в первоначальном договоре, которые могут затронуть его право на получение платежа.

2. Согласно предусматриваемому в проекте статьи 15 порядку, если цедент и должник изменяют первоначальный договор без общего или конкретного согласия цессионария, то такое изменение не будет иметь силы в отношении цессионария. В этом случае цессионарий будет иметь право потребовать платежа от должника на основе первоначального договора в его первоначальном варианте.

3. Рабочая группа, возможно, пожелает рассмотреть вопрос о том, следует ли ограничить сферу действия проекта статьи 15 случаями, при которых внесение изменений является необходимым для того, чтобы избежать срыва исполнения первоначального договора (например, если исполнение первоначального договора становится невозможным в результате непредусмотренных препятствий вне сферы контроля сторон; см. статью 79 Конвенции о купле-продаже). Можно отметить, что согласно статье 9-318 (2) ЕТК изменение первоначального договора является действительным в отношении цессионария, если оно "произведено добросовестно и в соответствии с разумными коммерческими стандартами".

Статья 16. Отказ от возражений

 

1) Для целей настоящей статьи отказ от возражений представляет собой прямо выраженное согласие в письменной форме между должником и цедентом или цессионарием, в соответствии с которым должник принимает на себя обязательство не использовать в отношении цессионария тех возражений, на которые он мог бы сослаться согласно статье 14.

2) Отказ от возражений, (...) сделанный в момент заключения первоначального договора или впоследствии, (...) лишает должника права ссылаться на возражения, [(...) о наличии которых должнику было известно или должно было быть известно в момент отказа].

3) Не допускается отказ от следующих возражений:

a) возражения, вытекающие из отдельных деловых отношений между должником и цессионарием;

b) возражения, вытекающие из мошеннических действий со стороны цессионария;

 

[...]

 

4) Отказ от возражений может быть отозван только на основе прямо выраженного согласия в письменной форме.

[5) Письменное и прямое указание согласия должника на уступку после получения уведомления считается отказом от возражений.

6) Положения настоящей статьи не применяются к уступкам потребительской дебиторской задолженности.]

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 136-144.
        A/CN.9/420, проект статьи 11.

 

Примечания

 

1. В пункте 1 приводится определение термина "отказ от возражений" с тем, чтобы избежать возникновения неопределенности в отношении смысла этого термина. Рабочая группа, возможно, пожелает разъяснить, что отказ может быть согласован - до уведомления - должником и цедентом и - после уведомления - должником и цессионарием.

2. Подчеркнутые слова "сделанный в момент заключения первоначального договора или впоследствии" в пункте 2 включены для учета предложения, внесенного на предыдущей сессии Рабочей группы (A/CN.9/420, пункт 138). Цель других подчеркнутых слов состоит в том, чтобы описать последствия отказа без использования таких терминов, как "юридическая сила", "действительность" или "исковая сила", которые могут не иметь универсального единообразного толкования. В пункте 3 могут быть перечислены другие возражения, отказ от которых не допускается (см. статью 30 Конвенции о переводных и простых векселях).

3. Пункт 5, включенный в соответствии с предложением, которое было сделано на предыдущей сессии Рабочей группы, предусматривает подразумеваемый отказ от возражений в случае согласия должника с уступкой. Он приводится в квадратных скобках, поскольку это положение может не соответствовать закрепленному в пункте 1 принципу, заключающемуся в том, что для защиты должника от риска непреднамеренного отказа от возражений, любой отказ от возражений должен быть прямо выраженным. Пункт 6 также приводится в квадратных скобках до окончательного определения того подхода, который Рабочая группа, возможно, пожелает применить в отношении потребительской дебиторской задолженности.

Статья 17. Возмещение авансов

 

1) Без ущерба для прав должника согласно статье 14, неисполнение цедентом (...) первоначального договора (...) не дает должнику права на возмещение суммы, уплаченной должником цессионарию (...).

2) Уступка не наносит ущерба правам должника в отношении цедента, вытекающим из неисполнения цедентом первоначального договора, включая право должника на возмещение цедентом сумм, уплаченных должником цессионарию, но не ограничиваясь им.

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 145-148.
        A/CN.9/420, проект статьи 12.

 

Примечания

 

Цель пункта 1 состоит в обеспечении такого положения, при котором должник будет нести риск неисполнения обязательств его договорным партнером, т.е. цедентом, и одновременно в сохранении тех возражений, которые должник может заявить в отношении цессионария согласно проекту статьи 14. Цель пункта 2, который был включен согласно предложению, внесенному на предыдущей сессии Рабочей группы, состоит в том, чтобы сохранить права должника в отношении цедента в связи с нарушением первоначального договора, особенно права на возмещение цедентом авансовых платежей, произведенных должником цессионарию.

Статья 18. Преимущественное право

 

1) В случаях, когда дебиторская задолженность уступается цедентом нескольким цессионариям, преимущественное право имеет [первый цессионарий] [первый цессионарий, уведомивший должника в соответствии со статьей 13] [первый цессионарий, зарегистрировавший уступку].

2) Цессионарий имеет преимущественное право по отношению к кредиторам цедента при условии, что [уступка] [уведомление должника] [регистрация уступки] была произведена раньше того момента, когда кредиторы цедента приобрели право на уступленную дебиторскую задолженность.

3) В случае неплатежеспособности цедента цессионарий имеет преимущественное право по отношению к управляющему по делу о несостоятельности при условии, что [уступка] [уведомление должника] [регистрация уступки] была произведена до даты открытия производства по делу о несостоятельности.

[4) [Без ущерба для других норм права, касающихся очередности удовлетворения требований,] предыдущие пункты не применяются в следующих случаях: [...]]

[5) Цессионарий может зарегистрировать в публичном регистре, расположенном в месте нахождения цедента, краткое заявление, в котором разумно определяются цедент, цессионарий, уступленная дебиторская задолженность и обеспеченное обязательство, если таковое имеется. В отсутствие регистрации [первый цессионарий] [первый цессионарий, уведомивший должника] имеет преимущественное право с учетом пунктов 2 и 3 настоящей статьи].

6) Для целей настоящей статьи преимущественное право означает право лица на удовлетворение его требования в отношении цедента на основе уступленной дебиторской задолженности в преимущественном порядке по отношению к другим лицам.

7) Ничто в настоящей статье не затрагивает каких-либо положений, применимых к несостоятельности цедента.

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 149-164.
        A/CN.9/420, проект статьи 14.

 

Примечания

 

1. Неопределенность в вопросе об очередности удовлетворения требований представляет собой большое препятствие для финансирования дебиторской задолженности, поскольку кредиторы могут не предоставить кредита или предоставить его лишь за более высокую плату, если они не будут уверены в том, что их требования будут удовлетворены в первоочередном порядке, в особенности в случае неплатежеспособности цедента. Таким образом, проект статьи 18 имеет важнейшее значение для текста, направленного на расширение доступности кредита.

2. Варианты А, В и С предыдущего проекта были сведены в пункты 1-3. Правило, первоначально излагавшееся в варианте D, было включено в главу V, которая касается вопросов коллизии норм права (проект статьи 23). В пунктах 1-3 рассматриваются различные случаи коллизии в отношении порядка очередности удовлетворения требований. В пункте 1 рассматривается коллизия требований нескольких цессионариев одного и того же цедента ("двойные уступки"). Рабочая группа сочла, что такие двойные уступки, будь то мошеннические или безответственные, должны регулироваться отдельно от последовательных уступок первоначальным или каким-либо последующим цессионарием, поскольку они в основном связаны с вопросами о порядке очередности или о действительности (A/CN.9/420, пункт 167). Пункт 2 касается коллизии требований цессионария и кредиторов цедента, пытающихся наложить арест на уступленную дебиторскую задолженность, а в пункте 3 рассматриваются коллизии между цессионарием и управляющим в рамках производства по делу о несостоятельности цедента.

3. Следует отметить, что правило, согласно которому порядок очередности удовлетворения требованиям устанавливается на основе уведомления должника, будет неуместным в случае оптовых уступок существующей и будущей дебиторской задолженности, которые применяются, например, при секьюритизации потребительской дебиторской задолженности по кредитным картам, поскольку по причинам затрат средств и времени цессионарий не имеет возможности уведомить сотни или тысячи должников, которые часто имеют отношение к таким уступкам, даже если личности этих должников известны.

4. Рабочая группа, возможно, пожелает рассмотреть дополнительный вопрос о том, следует ли предоставлять преимущественное право цессионарию, которому в действительности известно о ранее произведенной уступке, относительно которой не было направлено уведомления или которая не была зарегистрирована, лишь на том основании, что такой цессионарий первым направит уведомление или зарегистрирует уступку (обсуждение вопроса об уведомлении применительно к вопросу об осведомленности, состоявшееся в контексте рассмотрения положения, касающегося обязанности должника произвести платеж, см. A/CN.9/420, пункты 99-104). При выборе подхода Рабочая группа, возможно, пожелает сопоставить необходимость в обеспечении определенности с необходимостью обеспечить соблюдение приемлемых стандартов поведения на практике.

5. Пункт 4 (пункт 2 предыдущего проекта) был заключен в квадратные скобки в связи с выраженной на предыдущей сессии Рабочей группы обеспокоенностью тем, что общее исключение из содержащегося в пункте 1 правила, которое касается установления преимущественного права, может нанести ущерб определенности предусматриваемого порядка и, таким образом, оказать неблагоприятное воздействие на стоимость кредита (A/CN.9/420, пункты 161-164). Рабочая группа, возможно, пожелает рассмотреть альтернативные способы, с помощью которых может быть урегулирован вопрос о коллидирующих требованиях поставщиков цедента и цессионариев, предоставляющих цеденту финансирование.

6. Пункт 5, который приводится в квадратных скобках до завершения рассмотрения Рабочей группой содержащегося в пунктах 1-3 правила о порядке очередности, дополняет режим, основывающийся на регистрации, и устанавливает правило определения преимущественного права для случаев, когда могут существовать незарегистрированные уступки (A/CN.9/420, пункт 157).

7. По сравнению с предыдущим проектом в пункте 5 использован более гибкий подход в отношении определения места, в котором цессионарию необходимо осуществить регистрацию, и ссылка сделана на место нахождения цедента, а не на место, в котором расположено его коммерческое предприятие. Если предпочтение будет отдано этому подходу, то необходимо будет рассмотреть вопрос о том, следует ли рассматривать цедента как имеющего место нахождения в государстве учреждения или в государстве, в котором расположены его органы управления или находятся основные активы. Если будет избран один из двух последних вариантов, то необходимо будет урегулировать вопрос об изменении места нахождения цедента.

8. Если Рабочая группа изберет подход, основывающийся на регистрации, то - в зависимости от того, будет ли отдано предпочтение конвенции или типовому закону - потребуется дополнительное положение. Если проекту унифицированных правил будет придана форма конвенции, то в конвенции может быть сделана ссылка на существующие регистры, например регистры компаний, которые, возможно, объединены на международном уровне посредством электронной системы связи, или на международный регистр, который потребуется создать.

9. Вопросы, касающиеся функционирования регистра, такие, как удостоверение подлинности документов и ответственность регистратора, должны будут быть в первом случае оставлены на урегулирование на основе права государства, в котором производится регистрация, а во втором случае их потребуется урегулировать в конвенции. Если предпочтение будет отдано типовому закону, то потребуется добавить комментарий о том, что государствам, желающим принять типовой закон, будет необходимо установить такие требования к регистрации и учредить такие регистры, которые они могут счесть надлежащими (общее обсуждение вопроса о целесообразности выработки конвенции или типового закона см. примечания 15-17 к статье 1).

10. Учитывая значительные расхождения между различными правовыми системами в вопросе о правах обеспеченных и необеспеченных кредиторов, достижение консенсуса относительно точного смысла термина "преимущественное право" может быть затруднено. В то же время, возможно, целесообразно попытаться дать общее описание этого понятия аналогично тому, как это делается в пункте 6. Пункт 6 в его нынешней редакции будет применяться только к проекту статьи 18. Если ссылки на порядок очередности удовлетворения требований будут сохранены в проектах статей 10(3) и 23, то потребуется обеспечить применение определения термина "преимущественное право" также и к этим положениям.

11. Пункт 7 ни в коем случае не обеспечивает окончательного решения проблемы отношений между проектом унифицированных правил и положениями, применимыми к неплатежеспособности цедента (включены ли они в какую-либо кодификацию норм о неплатежеспособности или в какой-либо другой свод правовых норм); его цель состоит в том, чтобы вынести на рассмотрение Рабочей группы вопрос об отношениях между проектом унифицированных правил и положениями, применимыми к неплатежеспособности цедента. Следует также отметить, что сферу действия правила, устанавливаемого в пункте 7, возможно, потребуется расширить, с тем чтобы обеспечить применение этой нормы к проекту унифицированных правил в целом.

Статья 19. Платеж на указанный банковский счет
и преимущественное право

 

1) Если это согласовано цедентом и должником до уведомления об уступке согласно пункту 2 статьи 13, должник имеет право уплатить на банковский счет или по почтовому адресу, указанному в соглашении, и освободиться от ответственности. После уведомления об уступке согласно пункту 2 статьи 13 должник и цессионарий могут согласовать метод платежа.

2) В случае соглашения между цедентом и должником согласно пункту 1 настоящей статьи лицо, контролирующее банковский счет или почтовый адрес, указанный в соглашении, пользуется преимущественным правом для целей получения платежа от должника.

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 65, 92, 183.

 

Примечания

 

1. На предыдущей сессии Рабочей группы указывалось на существование договорных механизмов, при которых от должника может требоваться продолжение платежей на банковский счет или по почтовому адресу, указанному цедентом, даже после уступки или уведомления должника. Цель проекта статьи 19 состоит в том, чтобы создать правовую базу для использования таких механизмов.

2. Такой подход дает ряд преимуществ, включая следующие: цедент может уступить свою дебиторскую задолженность в целях получения кредита, не предавая факт уступки гласности, поскольку цедент и цессионарий могут на основании договоренности решить вопрос о контроле над банковским счетом или почтовым адресом; уступка не обязательно изменяет положение должника; и подобное положение может дать простое и ясное решение по вопросу о преимущественных правах.

3. С другой стороны, такой подход имеет и некоторые недостатки, включая следующие: цессионарий не имеет возможности принять решение по ряду вопросов, связанных с банковским счетом, например о банке, в котором будет открыт счет, или о виде счета, и это может иметь последствия для применимых процентных ставок; цессионарию будет необходимо получить контроль над банковским счетом или почтовым адресом до, например, фактической даты наступления неплатежеспособности цедента, с тем чтобы обеспечить свою защиту; и учреждение, в котором открывается счет, может столкнуться с риском того, что ему будет предъявлен иск как к "агенту" цедента или цессионария.

Глава IV. Последующие уступки

 

Статья 20. Последующие уступки

 

1) [Настоящая Конвенция] [Настоящий Закон] применяется в отношении любой уступки (...) первоначальным или любым другим цессионарием последующим цессионариям при условии, что [первоначальная] [такая] уступка регулируется [настоящей Конвенцией] [настоящим Законом].

2) (...) [Настоящая Конвенция] [Настоящий Закон] (...) применяется, как если бы последующий цессионарий был первоначальным цессионарием. В то же время должник не может использовать против последующего цессионария права на зачет в отношении требований, существующих на какого-либо предыдущего цессионария [, за исключением прав, существующих в отношении предпоследнего цессионария, который является последним цедентом].

     3) Вариант А В силу  последующей  уступки  дебиторской задолженности
                  (...) дебиторская задолженность передается цессионарию,
                  независимо   от   любого   соглашения   (...),  которое
                  запрещает или ограничивает такую уступку (...). Ничто в
                  настоящем пункте не затрагивает каких-либо обязательств
                  или   ответственности   последующего   цессионария   за
                  нарушение оговорки о недопустимости уступки.
        Вариант В Соглашение   (...),   запрещающее  или   ограничивающее
                  уступку     дебиторской     задолженности.     является
                  недействительным,   В    силу    уступки    дебиторской
                  задолженности   дебиторская   задолженность  передается
                  цессионарию независимо от такого соглашения. Ни цедент,
                  ни  цессионарий  не  несут ответственности за нарушение
                  такого соглашения.

 

4) Независимо от того, что недействительность какой-либо промежуточной уступки делает недействительными все последующие уступки, должник может уплатить первому цессионарию, направившему уведомление согласно пункту 2 статьи 13, и освободиться от ответственности.

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 166-184.
        A/CN.9/420, проект статьи 15.

 

Примечания

 

1. Для учета мнения, которое получило широкую поддержку на предыдущей сессии Рабочей группы, проект статьи 20 был пересмотрен таким образом, чтобы обеспечить его применение исключительно к последовательным уступкам первоначальным или любым другим последующим цессионарием, но не к двойным уступкам цедента (А/CN.9/420, пункт 167). Для урегулирования вопросов о нескольких уведомлениях о мошеннических или безответственных двойных уступках и о преимущественных правах в связи с удовлетворением требований нескольких цессионариев, получивших дебиторскую задолженность от одного и того же цедента, будет, по всей вероятности, достаточно проектов статей 13(4) и 18(1), соответственно.

2. Следует отметить, что может возникнуть необходимость в разъяснении вопроса о том, что первоначальная уступка в сделках секьюритизации представляет собой уступку от стороны, в пользу которой дебиторская задолженность возникает из первоначального договора. В противном случае ссылка на "первоначальную" уступку может быть неверно истолкована в качестве указания на уступку между ассоциированными компаниями в одном и том же государстве, и в этом случае проект унифицированных норм будет неприменим, если речь будет идти только о внутренней дебиторской задолженности. В результате включения в пункт 2 ссылки на проект унифицированных правил в целом последующему цессионарию будет необходимо придерживаться той же процедуры реализации своего преимущественного права, что и первоначальному цессионарию (A/CN.9/420, пункт 172).

3. Цель формулировки, добавленной в конце пункта 2, состоит в том, чтобы учесть предложение, сделанное на предыдущей сессии Редакционной группы (A/CN.9/420, пункт 171). Можно отметить, что если эта формулировка будет сохранена, то юридическое положение должника в результате уступки будет улучшено, поскольку должник будет обладать в отношении последнего цессионария не только правами, существующими в отношении цедента в соответствии с проектом статьи 14(2), но также правами, существующими в отношении предпоследнего цессионария. В этом случае потребуется пересмотреть проект статьи 6(1)(b), в которой закрепляется принцип, состоящий в том, что уступка не должна ни ухудшать, ни улучшать юридического положения должника.

4. Варианты, представленные в контексте проекта статьи 8 в связи с оговорками о недопустимости уступки, воспроизводятся в пункте 3 с необходимыми коррективами. Цель пункта 4 состоит в обеспечении такого порядка, при котором недействительность какой-либо уступки в цепочке уступок не будет наносить ущерба определенности, которая необходима должнику для осуществления платежа и исполнения своего обязательства.

5. Рабочая группа, возможно, пожелает рассмотреть вопрос о включении в проект статьи 20 положения, аналогичного статье 11(2) Конвенции о факторинге, цель которой состоит в том, чтобы устранить существующую в области международного факторинга неопределенность в вопросе о том, представляет ли собой уведомление об уступке фактора экспортера фактору импортера также уведомление об уступке цедента фактору экспортера.

 

[Глава V. Коллизия норм права

 

Положения о коллизии норм права, содержащиеся в документе A/CN.9/412, были пересмотрены с учетом обсуждений Рабочей группы на ее предыдущей сессии (A/CN.9/420, пункты 185-201). Они приводятся в квадратных скобках до решения Рабочей группой ряда вопросов, включая следующие: будет ли настоящий текст подготовлен в форме конвенции или типового закона и должна ли сфера действия коллизионных положений быть такой же, как и сфера действия материально-правовых положений, или же более широкой, как это имеет место в случае Конвенции о независимых гарантиях и резервных аккредитивах (статья 1(3)). Что касается решения Комиссии об установлении более тесного сотрудничества с Гаагской конференцией по международному частному праву в связи с коллизионными аспектами уступки, то Рабочая группа, возможно, пожелает рассмотреть возможные пути осуществления такого сотрудничества (например, проведение совместных совещаний экспертов по связанным с уступкой дебиторской задолженности вопросам, представляющим взаимный интерес)(2).

Статья 21. Право, применимое к отношениям
между цедентом и цессионарием

 

1) За исключением вопросов, которые урегулированы в настоящей Конвенции (...), передача дебиторской задолженности в отношениях между цедентом и цессионарием регулируется правом, применимым к дебиторской задолженности, с которой связана уступка.

2) За исключением вопросов, которые урегулированы в настоящей Конвенции (...), отношения между цедентом и цессионарием, включая вопрос о действительности уступки, но не ограничиваясь им (...), регулируются правом [прямо] избранным цедентом и цессионарием (...).

3) В отсутствие [действительного] [прямо выраженного] выбора (...) отношения между цедентом и цессионарием (...), включая вопрос о действительности уступки, но не ограничиваясь им, в той мере, в которой эти отношении не урегулированы в настоящей Конвенции, регулируются [правом государства, в котором находится коммерческое предприятие цедента] [правом страны, с которой наиболее тесно связана уступка].

[4) За исключением тех случаев, когда уступка, очевидно, более тесно связана с другой страной, считается, что она наиболее тесно связана с той страной, в которой в момент заключения уступки находится коммерческое предприятие стороны, которая должна осуществить исполнение, характерное для уступки].

 

Ссылки: A/CN.420, пункты 188-196.
        A/CN.9/420, проект статьи 8.

 

Примечания

 

1. Цель пункта 1 заключается в том, чтобы провести различие между договорными последствиями уступки, которые могут регулироваться правом, выбранным цедентом и цессионарием, и последствиями уступки для права собственности, на которые не должна распространяться автономия сторон. В основе пункта 1 лежит принцип, заключающийся в том, что передача дебиторской задолженности должна в первую очередь регулироваться тем же правом, в рамках системы которого и возникла дебиторская задолженность. Слово "прямо", содержавшееся в пункте 1 статьи 8 предыдущего проекта, было исключено, поскольку согласно проекту статьи 4 вопросы, которые "прямо" не урегулированы в правилах, регулируются путем отсылки к принципам, лежащим в основе проекта унифицированных правил.

2. Ссылка на "права и обязательства" цедента и цессионария в пункте 2 была заменена более общей ссылкой на "отношения между цедентом и цессионарием". Следует отметить, что в Конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам (Рим, 1980 год; "Римская конвенция"), говорится о "взаимных обязательствах цедента и цессионария по добровольной уступке", а вопрос о передаче дебиторской задолженности (статья 11) не рассматривается. В пункте 2 следует сделать выбор между прямо выраженным и подразумеваемым выбором права сторонами.

3. В пункте 3 содержится два альтернативных варианта, один из которых основывается на месте коммерческого предприятия цедента - и этот вариант направлен на обеспечение определенности, - а другой, более гибкий, основывается на праве страны, с которой "наиболее тесно связана" уступка - и этот вариант основывается на статье 4 Римской конвенции. Следует отметить, что в Римской конвенции говорится о праве "страны", а не о праве "государства".

Статья 22. Право, применимое к отношениям
между цессионарием и должником

 

За исключением вопросов, которые урегулированы в настоящей Конвенции, (...) отношения между цессионарием и должником, включая право цессионария на направление уведомления должнику и на получение платежа, обязанность должника уплатить цессионарию и считаться освободившимся от ответственности и возражения должника в отношении цессионария, но не ограничиваясь ими, регулируются правом [, регулирующим дебиторскую задолженность, с которой связана уступка] [государства, в котором находится коммерческое предприятие должника]. (...)

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 197-201.
        A/CN.9/420, проект статьи 13.

 

Примечания

 

1. Сфера действия проекта статьи 22 была пересмотрена, с тем чтобы привести ее в соответствие со сферой действия статьи 12.2 Римской конвенции. По вопросу об определении применимого права в статье 22 предлагаются два варианта, один из которых основывается на праве, регулирующем дебиторскую задолженность, а другой - на праве государства, в котором находится коммерческое предприятие должника. Основное преимущество первого варианта, который соответствует статье 12.2 Римской конвенции, заключается в том, что он строится на основе общепризнанного принципа, заключающегося в том, что уступка не должна изменять положение должника, кроме как в той мере, в которой это допускается правом, на основании которого должник принял на себя обязательство в отношении цедента.

2. С другой стороны, основной недостаток такого подхода заключается в том, что он снижает определенность и предсказуемость, поскольку при финансировании дебиторской задолженности часто имеют место случаи, когда в момент уступки первоначального договора еще не существует. Кроме того, цессионарий может столкнуться с ситуацией, когда у него не будет возможности обеспечить принудительное исполнение уступки в отношении должника, несмотря на тот факт, что уступка, возможно, будет удовлетворять требованиям права, регулирующего первоначальный договор.

3. Решение проблемы принудительного исполнения является основным преимуществом второго варианта, который, однако, имеет и некоторые недостатки, а именно следующие: в момент уступки личность должника может быть неизвестна; при оптовой уступке будет необходимо соблюдать требования права нескольких стран, в которых могут находиться должники; не охватывается ситуация, при которой принудительное исполнение необходимо осуществить в стране, в которой у должника могут находиться активы.

[Статья 23. Право, применимое к определению преимущественных прав

 

Преимущественное право цессионария по отношению к последующим цессионариям, получившим уступленную дебиторскую задолженность от того же цедента, и по отношению к кредиторам цедента, включая управляющего при банкротстве цедента, но не ограничиваясь им, регулируется правом государства, в котором находится коммерческое предприятие [цедента] [должника]].

 

Ссылки: A/CN.9/420, пункты 154 и 201.
        A/CN.9/420, статья 14, вариант D.

 

Примечания

 

1. Проект статьи 23 приводится в квадратных скобках, поскольку он подготовлен в качестве альтернативы к проекту статьи 18 для случая, если не будет достигнуто консенсуса по материально-правовым правилам, регулирующим вопросы преимущественного права. Согласно проекту статьи 23 потребуется сделать выбор между двумя коллизионными привязками: коммерческим предприятием цедента и коммерческим предприятием должника. Коммерческое предприятие цедента в качестве коллизионной привязки обладает преимуществом простоты и предсказуемости по целому ряду причин, включая следующие: оно обеспечивает единый отправной пункт; оно может быть определено даже в момент оптовой уступки; и оно будет приемлемым даже для тех правовых систем, в которых используется регистрация (цессионарии при проверке статуса дебиторской задолженности будут обычно исходить из местонахождения коммерческого предприятия цедента). Кроме того, такой подход будет обладать тем преимуществом, что он приведет к применению права, которое будет регулировать производство по делу о несостоятельности цедента, если такое производство будет открыто в государстве, в котором находится коммерческое предприятие цедента, или в государстве, которое примет проект унифицированных правил.

3. Основной недостаток подхода, основывающегося на месте коммерческого предприятия цедента, заключается в том, что вопросы определения преимущественных прав могут квалифицироваться по-разному, например, как вопросы, относящиеся к сфере договорного, деликтного или процессуального права или права, регулирующего вопросы собственности или несостоятельности, и, таким образом, могут подчиняться другому применимому праву, которое, по всей вероятности, будет правом страны, в которой будет испрашиваться приведение в исполнение. Проблема квалификации может быть в некоторой степени решена, если применимым будет право той страны, в которой находится коммерческое предприятие должника, поскольку оно, по всей вероятности, и будет являться правом той страны, в которой может быть испрошено приведение в исполнение. Следует, однако, отметить, что даже выбор страны, в которой находится коммерческое предприятие должника, не позволит обеспечить решение для всех случаев (например, случаев, при которых приведение в исполнение испрашивается в стране, в которой открыто производство по делу о несостоятельности цедента, или при которых приведение в исполнение испрашивается в стране, в которой находятся активы должника).

-------------------------------------------------------------------------

(1) Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, пятидесятая сессия, Дополнение N 17 (А/50/17), пункты 374 - 381.

 

(2) Доклад Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли о работе ее двадцать восьмой сессии (1995 год), Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, пятидесятая сессия, Дополнение N 17 (A/50/17), пункты 379 и 380.

 


Финансирование дебиторской задолженности. Пересмотренные статьи проектов унифицированных правил об уступке при финансировании дебиторской задолженности (ЮНСИТРАЛ)


Документ был принят Рабочей группой по международной договорной практике Комиссии ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) на Двадцать пятой сессии (Нью-Йорк, 8-19 июля 1996 г.)


Публикация A/CN.9/WG.II/WP.87

6 Мау 1996


Текст документа официально опубликован не был



Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.