Podbielski (Подбиельски) против Польши (12/1998/915/1127). Решение Европейского Суда по правам человека от 30 октября 1998 г.

Решение Европейского Суда по правам человека от 30 октября 1998 г.
Podbielski (Подбиельски) против Польши
(12/1998/915/1127)


Данное судебное постановление подлежит редактированию, прежде чем быть представленным в окончательной форме в Сборнике судебных постановлений и решений за 1998 г. Этот Сборник можно получить от издателя Карла Хеймана (Carl Heimanns Verlag KG, Luxemburger Strasse 449, D-50939 Koln), который может также организовать его распространение при содействии своих агентов в некоторых странах, указанных в списке на обороте страницы.


Список агентов


Бельгия: Etablissements Emile Bruylant (rue de la Regence 67, B-1000 Bruxelles)


Люксембург: Librairie Promoculture (14, rue Duchscher /place de Paris/, B.P. 1142, L-1011 Luxembourg-Gare)


Нидерланды: B.V. Juridische Boekhandel Нидерланды: B.V. Juridische Boekhandel & Antiquariaat A. Jongbloed & Antiquariaat A. Jongbloed Нидерланды: B.V. Juridische Boekhandel & Antiquariaat A. Jongbloed & Zoon (Noordeinde 39, NL-2514 GC's-Gravenhage)


Постановление по делу Подбельского, 30 октября 1998 г.


Резюме*


Постановление вынесено Коллегией судей


Польша - срок судебного разбирательства


I. Параграф 1 Статьи 6 Конвенции


А. Период времени, который следует принимать во внимание


Начало: признание Польшей права подачи индивидуальных исков.

Конец: судебное разбирательство все еще продолжается.

Итого: до настоящего момента 5 лет, 5 месяцев и 29 дней.


-------------------------------------------------------------------------

* Суд не несет ответственности за данное резюме, составленное регистратурой.


Б. Примененные критерии


Предмет иска: податель искового заявления был кровно заинтересован в материальном отношении в том, чтобы добиться окончательного признания справедливости его иска в рамках разумного срока, учитывая безудержную инфляцию.

Степень сложности дела: предмет тяжбы не представляет особой сложности - по существу, его сложность сводится к тому, что внутренняя судебная система Польши находится в состоянии становления и у судов нет уверенности в правильности подхода, который следует применить, как было разъяснено Верховным Судом 28 января 1994 года - поэтому чрезмерная длительность судебного разбирательства не может быть отнесена на счет сложности дела.

Поведение подателя иска: хотя истец, возможно, в какой-то мере и способствовал затягиванию судебной процедуры, чрезмерный срок разбирательства не может быть отнесен на его счет.

Поведение национальных властей: промедление в большой степени зависело от изменений, происходящих в законодательстве в результате перехода к системе свободного рынка, и от сложности связанных с этим процедур - параграф 1 Статьи 6 обязывает Договаривающиеся Государства организовать свои судебные системы таким образом, чтобы их суды удовлетворяли всем требованиям - поэтому затягивание судебного разбирательстве должно быть поставлено в вину главным образом национальным властям.

Вывод: нарушение (принято единогласно).


II. Применение статьи 50 Конвенции


А. Денежный ущерб


Иск отклонен.


Б. Нематериальный ущерб


Сумма присуждена.


В. Судебные пошлины и издержки


Иск отклонен.


Вывод: Государство-ответчик обязано уплатить определенную сумму подателю иска только в возмещение причиненного ему нематериального ущерба (принято единогласно).


Согласно прецедентному праву, дело отнесено к следующим:


Зюссман против Германии, 16 сентября 1996 г.; Дюклос против Франции, 17 декабря 1996 г.; Прожак против Польши, 16 декабря 1997 г.; Белзюк против Польши, 25 марта 1998 г.


По делу г-на Подбельского против Польши*,


Европейский суд по правам человека, в соответствии со Статьей 43 Конвенции по защите прав человека и основных свобод (далее именуемой "Конвенция") и с соответствующими положениями Правил Суда Б**, в составе коллегии, составленной из следующих судей:

г-н Р. Бернхардт (R. Bernhardt), Председатель,

г-н Ф. Матшер (F. Matscher),

г-н И. Фойгель (I. Foighel),

г-н А. Б. Бака (A.B. Baka),

г-н Дж. Макарчик (J. Makarczyk),

г-н Е. Левиц (E. Levits),

г-н Дж. Касадеваль (J. Casadevall),

г-н Р. ван Дейк (P. van Dijk),

г-н M. М. Вуасю (M. Voicu), а также г-на Г. Петцольда (H. Petzold) в качестве судебного помощника и гна П. Дж. Махоней (P.J. Mahoney) в качестве заместителя судебного помощника,

Рассмотрев дело в закрытом судебном заседании 24 августа и 29 октября 1998 г.,

Вынес следующее судебное постановление, утвержденное в последний вышеупомянутый день:


-------------------------------------------------------------------------

Примечания судебного помощника.


* Дело числится под номером 12/1998/915/1127. Первая цифра обозначает позицию данного дела в списке дел, переданных Суду в соответствующем году (вторая цифра). Две последние цифры обозначают позицию данного дела в списке дел, переданных на рассмотрение Суда с момента его основания, и в списке соответствующих заявлений в связи с ними, поданных в Комиссию.

** Правила Суда Б, вступившие в силу 2 октября 1994 г., касаются дел по государствам, подписавшим Протокол N. 9.


Процедура


1. Дело передано на рассмотрение в данный суд Правительством Польши (далее - Правительство) 26 февраля 1998 г. в пределах трехмесячного срока, установленного параграфом 1 Статьи 32 и Статьей 47 Конвенции. Дело было возбуждено путем подачи судебного иска (N. 27916/95) против Польской Республики в Европейскую Комиссию по правам человека (далее - Комиссия) согласно Статьи 25 истцом г-ном Янушем Подбельским, подданным Польши, 31 марта 1995 г.

Правительство в своем заявлении ссылалось на Статью 48. Целью заявления было получение решения относительно того, действительно ли обстоятельства дела свидетельствуют о нарушении государством-ответчиком его обязательств согласно параграфа 1 Статьи 6.

2. 28 апреля 1998 г. председатель Суда выдал истцу разрешение на представление в Суд его собственной памятной записки, а также на пользование польским языком (в соответствии с параграфом 3 Правила 28 и Правилом 31 Правил Суда Б).

3. 2 марта 1998 г., г-н Р. Бернхардт, в то время вице-председатель Суда, решил, в соответствии с параграфом 7 правила 21 и в интересах подобающего отправления правосудия, что следует назначить единую коллегию для рассмотрения данного дела, а также дела г-на Стирановского против Польши.*


-------------------------------------------------------------------------

* Дело N. 9/1998/912/1124.


4. Коллегия, назначенная для этой цели, включала, в силу занимаемой должности, г-на Дж. Макарчика, выборного судью польской национальности (Статья 43 Конвенции), и г-на Р. Бернхардта, тогдашнего Вице-Председателя Суда (параграф 4 /б/ Правила 21). 2 марта 1998 г., в присутствии судебного помощника, г-н Бернхардт определил путем жеребьевки имена других семи членов коллегии, а именно - Ф. Матшера, И. Фойгеля, А. Б. Бака, Е. Левица, Дж. Касадеваля, П. ван Дейка и M. Вуасю (Статья 43 Конвенции в кратком изложении и параграф 5 Правила 21).

5. В качестве Председателя коллегии (параграф 6 Правила 21), г-н Бернхардт, действуя через судебного помощника, провел консультацию с участием доверенного лица Правительства г-на К. Држевицкого (К. Drzewicki), подателя иска и представителя Комиссии, г-на С. Трекселя (S. Trechsel) по поводу организации разбирательства дела (параграф 1 Правила 39 и Правило 40). 25 мая 1998 г., приняв во внимание точку зрения истца, Правительство и представитель Комиссии постановили не заслушивать дело, убедившись, что условия, необходимые для такого отступления от обычной прцедуры, соблюдены (Правила 27 и 40).

6. В соответствии с распоряжениями Председателя, судебный помощник принял памятные записки от истца и от Правительства, соответственно 29 июня и 2 июля 1998 г. Доверенное лицо Правительства и истец представили каждый свои дополнительные замечания по поводу памятных записок противной стороны, соответственно 10 и 15 июля 1998 г. 10 августа 1998 г. представитель Комиссии подал свои собственные соображения относительно обеих памятных записок, а также по поводу замечаний, высказанных как доверенным лицом, так и истцом.


По поводу фактов


I. Обстоятельства дела


7. Податель иска, предприниматель, родился в 1949 г. и проживает в г. Свидница, Польша.

8. 25 мая 1992 г. он подал иск против муниципалитета г. Свидницы в Валбржичский областной суд (Sad Wojewodzki). Истец потребовал оплаты строительных работ, проведенных его компанией для муниципалитета на основании контракта, датированного 18 февраля 1991 г., а также уплаты денежного штрафа за нарушение ответчиком условий контракта. 7 сентября 1992 г. Валбржичский областной суд вынес судебное постановление, объявив некоторые пункты контракта не имеющими юридической силы, поскольку они противоречат гражданскому законодательству.

9. Истец подал на апелляцию, и 6 ноября 1992 г. Вроцлавский апелляционный суд (Sad Apelacyjny) отменил судебное постановление от 7 сентября 1992 г. и отправил дело на пересмотр. 1 февраля 1993 г. Валбржичский областной суд удовлетворил иск истца относительно оплаты работ, но объявил пункт контракта о наложении штрафа за задержку в исполнении его условий не имеющим юридической силы. 27 апреля 1993 г. Вроцлавский апелляционный суд отверг апелляционные жалобы как истца, так и ответчика по поводу постановления областного суда.

10. 25 июня 1993 г., уполномоченный по рассмотрению жалоб подал в Верховный суд (Sad Najwyzsky) дополнительную апелляцию от имени истца, заявив, что постановление апелляционного суда от 27 апреля 1993 г. является грубым нарушением основного гражданского законодательства и что оно неправомерно ограничило свободу сторон при заключении контракта.

11. 7 октября 1993 Верховный суд отклонил дополнительную апелляцию. Он признал что, хотя в прошлом юриспруденция развивалась на фоне плановой экономики, Гражданский кодекс разрешал сторонам вносить в контракты пункты о наложении денежных штрафов за задержку в исполнении обязательств по контракту. Однако, Верховный суд счел, что в данном случае суды низшей инстанции справедливо объявили соответствующие пункты контракта не имеющими юридической силы, поскольку сумма штрафа, о которой идет речь, завышена и несоразмерима со стоимостью контракта.

12. 28 января 1994 г. Верховный суд дал согласие по просьбе истца на возобновление судебного разбирательства по делу в связи с дополнительной апелляцией. Суд изменил свое постановление от 7 октября 1993 г. и частично отменил оспариваемые постановления от 1 февраля 1993 г. и от 27 апреля 1993 г. Верховный суд постановил, что все претензии истца, кроме требования платежа, присужденного ему постановлением Валбржичского областного суда от 1 февраля 1993 г., должны быть пересмотрены последним. Верховный суд высказал мнение, что все предыдущие постановления были приняты в нарушение основного гражданского законодательства. Он оценил с юридической точки зрения вопросы денежных штрафов за нарушение ответчиком условий контракта и вопросы возможной компенсации за ущерб, причиненный в связи с этим компании истца. Далее, Верховный суд объяснил, почему и каким образом соответствующие положения основного гражданского законодательства следует применить при рассмотрении данного дела. Он также дал руководящие указания для проведения последующего судебного разбирательства, поскольку счел, что суд первой инстанции должен определить стоимость претензий.

13. Между 6 июня и 20 июля 1994 г. Валбржичский областной суд и Вроцлавский апелляционный суд рассмотрели просьбы истца об освобождении его от судебных пошлин.

14. В постановлении от 20 февраля 1995 г., Валбржичский областной суд вынес решение о том, что ответчик должен выплатить денежные штрафы в пользу истца, однако урезал сумму штрафов до 1,844,300,000 старых злотых, так как нашел штрафы, указанные в контракте, чрезмерными. Кроме того, суд отклонил требование истца относительно присуждения ему компенсации за ущерб, причиненный задержкой оплаты со стороны ответчика, поскольку истец не смог доказать, что его компания действительно понесла ущерб, превышающий присужденную ему сумму.

15. 30 марта 1995 г., истец подал апелляционную жалобу по поводу судебного постановления от 20 февраля 1995 г., заявив, что суд не смог установить некоторые фактические обстоятельства дела, которые могли бы повлиять на его исход, и допустил процессуальные ошибки.

16. В период времени между 12 апреля и 25 мая 1996 г., суды первой и второй инстанций рассмотрели просьбу заявителя об освобождении от судебных пошлин за подачу апелляционной жалобы.

17. 31 августа 1995 г. Вроцлавский апелляционный суд отменил постановление от 20 февраля 1995 г., поскольку он отклонил требование истца относительно компенсации за ущерб, понесенный им в результате промедления в выплатах со стороны ответчика. Суд постановил пересмотреть эту претензию, так как суд первой инстанции не принял во внимание экпертное заключение Верховного суда и руководящие указания по этому вопросу, а также подверг критике позицию, занятую судом первой инстанции в отношении экпертного заключения.

18. 23 октября 1996 г., Валбржичский областной суд отклонил требование истца по поводу компенсации. 29 ноября 1996 г., истец подал во Вроцлавский апелляционный суд жалобу на Валбржичский областной суд и попросил освободить его от уплаты судебных пошлин.

19. 3 января 1997 г., Валбржичский областной суд освободил компанию истца от выплаты всех судебных пошлин, кроме первоначального взноса в 20,000 злотых (PLN), и отклонил остальные претензии, содержащиеся в его просьбе. Истец опротестовал это решение. 13 февраля 1997 г. Вроцлавский апелляционный суд отклонил его жалобу, считая, что компания истца располагает достаточными финансовыми средствами, чтобы оплатить судебные издержки.

20. 9 марта 1997 г. истец еще раз обратился с просьбой к Вроцлавскому областному суду освободить его от выплаты дальнейших судебных издержек, заявив, что финансовое положение компании ухудшилось за время затянувшейся тяжбы. 14 апреля 1997 г. суд освободил его от уплаты судебных пошлин сверх 10,000 PLN. 9 июня 1997 г., Вроцлавский апелляционный суд отклонил апелляцию истца против судебного постановления от 14 апреля 1997 г.

21. 1 сентября 1997 г. Валбржичский областной суд отклонил повторную просьбу со стороны истца относительно его освобождения от уплаты судебных издержек. Истец опротестовал это решение, но 16 октября 1997 г. Вроцлавский апелляционный суд отклонил его просьбу.

22. 17 декабря 1997 г. Валбржичский областной суд отклонил апелляционную жалобу истца против судебного постановления от 23 октября 1996 г., поскольку он не уплатил необходимые судебные пошлины. В период между 29 января 1998 г. и 30 марта 1998 г., как областной, так и апелляционный суд рассмотрели просьбы заявителя об освобождении его от уплаты судебных издержек. 29 мая 1998 г., Вроцлавский апелляционный суд отклонил жалобу истца на решение суда, принятое 17 декабря 1997 г.

23. 30 июня 1998 г., истец подал апелляцию в Верховный суд относительно вопросов права. Судебное разбирательство по этой апелляционной жалобе еще предстоит.


Рассмотрение дела комиссией


24. Г-н Подбельский обратился к Комиссии 31 марта 1995 г. Он предъявил жалобу на неправомерную продолжительность процессуальных действий, ссылаясь на параграф 1 Статьи 6 Конвенции.

25. 15 апреля 1997 г., Комиссия объявила, что заявление (N. 27916/95) имеет под собой основание. В своем докладе от 22 октября 1997 г. (Статья 31), Комиссия выразила мнение, тринадцатью голосами против двух, что нарушение параграфа 1 Статьи 6 Конвенции имело место. Полный текст мнения Комиссии, а также особого мнения, содержащегося в докладе, приводится в приложении к этому судебному постановлению.*


-------------------------------------------------------------------------

* Примечание судебного помощника. В силу практических причин, приложение появится только вместе с печатной версией судебного постановления (в Докладах судебных постановлений и решений за 1998 г.), однако копию доклада Комиссии можно получить в регистратуре.


Последние представления в суд


26. В своей памятной записке истец обратился к Суду с просьбой установить, что факты судебного разбирательства по его делу свидетельствуют о нарушении параграфа 1 Статьи 6 Конвенции, и вынести решение о присуждении ему справедливого удовлетворения согласно Статьи 50.

27. Правительство со своей стороны обратилось в своей памятной записке к Суду с просьбой вынести решение об отсутствии нарушения параграфа 1 Статьи 6 при разбирательстве оспариваемого дела.


По поводу судебной процедуры


I. Предполагаемое нарушение параграфа 1 статьи 6 Конвенции


28. Истец утверждает, что гражданское производство по его делу не было закончено в течение разумного периода времени, в нарушение параграфа 1 Статьи 6 Конвенции, которая в отношении этого требования гласит:


"1. При определении его гражданских прав и обязанностей ... , каждый имеет право быть выслушанным ... /каким-либо/ органом правосудия в течение разумного периода времени..."


29. Комиссия признала аргументы истца основательными, однако Правительство утверждает, что факты судебного разбирательства по данному делу свидетельствуют об отсутствии нарушения данного положения.


А. Период времени, который следует принять во внимание


30. Суд отмечает, что отсчет периода времени, который следует принять во внимание для оценки длительности данного судебного разбирательства с точки зрения требования "разумного периода времени" в соответствии с параграфом 1 Статьи 6, начинается не с 25 мая 1992 г., когда по инициативе истца было возбуждено гражданское производство в Валбржичском областном суде, а с 1 мая 1993 г., когда вступило в силу заявление Польши о признании ею права на индивидуальное обращение в суд по Статье 25 Конвенции.

Вопреки утверждению Правительства о том, что период, который следует принять во внимание, закончился 23 октября 1996 г., когда Валбржичский областной суд вынес окончательное постановление по существу дела, Суд отмечает, что судебное разбирательство по делу истца все еще предстоит, поскольку пока что не принято окончательного решения по его кассационной жалобе. Соответственно, на данный момент разбирательство по делу продолжается более шести лет и пяти месяцев, из которых Суд принимает во внимание пять лет, пять месяцев и 29 дней (см. параграфы 8, 18 и 23).

31. Для определения разумности продолжительности данного периода времени, Суд склонен принять во внимание состояние дела на 1 мая 1993 г. (см., наряду с другими авторитетными материалами, судебное постановление по делу Прозака против Польши от 16 декабря 1997 г. в Докладах о судебных постановлениях и решениях за 1997 г., том VIII, стр. 2772, параграф 31).


Б. Разумность срока судебного разбирательства


I. Доводы, представленные Суду


32. По утверждению истца, вопросы, поднятые его действиями, не представляют особой сложности, так как они касаются простого контракта. Он подверг критике действия судов, которые, по его мнению, способствовали затягиванию срока судебного разбирательства, принимая ошибочные решения. Дело могло бы быть решено еще в 1992 г., после его первого слушания в суде первой инстанции, а самое позднее в 1994 г., после того, как Верховный суд вынес обязательное руководящее указание относительно последующего судебного разбирательства (см. параграфы 8 и 12). Истец призвал Суд вынести заключение, что неправомерная длительность судебного разбирательства по его делу должна быть поставлена в вину судебным властям, а также признать, что он стал в силу этого жертвой нарушения параграфа 1 Статьи 6 Конвенции.

33. Правительство не согласилось с этим заявлением. Оно настаивало на разумности срока разбирательства, учитывая отсутствие какого бы то ни было требования со стороны национальных властей относительно особо тщательного подхода к данному делу и к поведению сторон. Правительство считало, что дело представляло особую сложность из-за большого объема свидетельских показаний, из-за необходимости получения экспертного заключения, из-за юридического характера вопросов, поднятых действиями истца, а также из-за поправок, вносимых во внутреннее законодательство. Кроме того, Правительство утверждало, что, хотя истца нельзя считать ответственным за все проволочки в судебном разбирательстве, тем не менее он внес значительный вклад в его затягивание, широко используя свои процессуальные права. Правительство также возражало против утверждения истца и Комиссии, что суд первой инстанции содействовал увеличению срока судебного разбирательства, не выполнив руководящих указаний Верховного суда от 28 января 1994 г. В частности, ссылаясь на внутреннее законодательство, оно оспорило обязательный характер этих указаний (см. параграф 12).

На основании указанных причин, Правительство не считает, что имело место нарушение параграфа 1 Статьи 6.

34. Комиссия подошла к оценке разумности срока судебного разбирательства в свете конкретных обстоятельств дела, учитывая степень его сложности и поведение как истца, так и соответствующих властей. Она не признала особой сложности дела, поскольку речь шла об интерпретации условий контракта и об оценке претензий, вытекающих из его нарушения. Комиссия также сочла, что продолжительность судебного разбирательства не может быть отнесена на счет поведения истца, поскольку было бы неверно утверждать, что оно было существенно затянуто по его вине. Кроме того, она выразила мнение, что основные юридические вопросы по данному делу были разрешены в постановлении Верховного суда и в руководящих указаниях, высказанных 28 января 1994 г. (см. параграф 12). Комиссия пришла к выводу, что национальные власти, в частности, Валбржичский областной суд, в значительной степени содействовали затягиванию судебного разбирательства по делу в результате невыполнения обязательных инструкций Верховного суда. В силу этих причин, Комиссия признала, что нарушение параграфа 1 Статьи 6 имело место.


2. Оценка суда


35. Суд напоминает, что судебное разбирательство по данному делу длится уже более шести лет и пяти месяцев (см. параграф 30). Истец и Правительство обсудили причины непомерной длительности этого срока с учетом критериев, установленных Судом для оценки требования "разумного периода времени", сформулированного в параграфе 1 Статьи 6 Конвенции, а именно, степени сложности дела и поведения истца и властей. Суд должен оценить разумность продолжительности оспариваемого судебного разбирательства на основе тех же самых критериев, взяв за исходную точку конкретные обстоятельства рассматриваемого дела и учитывая важность иска для истца (см., наряду с другими авторитетными материалами, судебное постановление по делу Зюссмана против Германии от 16 сентября 1996 г., Доклады за 1996 г., том IV, стр. 1172-1173, параграф 48). В связи с этим, Суд отмечает, что истец был крайне заинтересован в материальном отношении в том, чтобы суд вынес окончательное решение по его иску против муниципалитета в течение разумного периода времени по причине безудержной инфляции в Государстве-ответчике.


(а) Сложность дела


36. Суд считает, что предмет тяжбы не особенно сложен, ибо он касается принудительного осуществления прав и обязательств по условиям простого контракта. Несмотря на то, что интерпретация пунктов о штрафах в контракте была осложнена из-за эволюционного характера внутренней правовой системы в соответствующее время и из-за неуверенности в правильности подхода к данному делу со стороны судов, следует отметить, что принципиальные правовые вопросы были прояснены Верховным судом 28 января 1994 г. (см. параграф 12). Поэтому, сложность предмета в данной тяжбе не может служить оправданием чрезмерной продолжительности судебного разбирательства.


(б) Поведение истца


37. Суд считает необходимым отметить, что, хотя поведение истца, возможно, и могло в некоторой степени содействовать затягиванию судебного разбирательства, например, поскольку он упорно добивался удовлетворения его просьбы об освобождении от уплаты судебных издержек (см. параграфы 13, 16 и 18-22), это, тем не менее, не может полностью оправдать неправомерную растянутость судебного разбирательства по данному делу.


(в) Поведение национальных властей


38. Суд отмечает, что гражданский иск, возбужденный истцом 25 мая 1992 г., до сих пор все еще не стал предметом окончательного судебного постановления (см. параграфы 8 и 23). Он также отмечает, что задержка с вынесением окончательного решения по делу истца в большой степени объясняется внесением изменений в законодательство, вызванных новыми требованиями в результате перехода от системы, контролируемой государством, к системе свободных рыночных отношений, а также сложностью судопроизводства, связанного с тяжбой и мешающего принятию быстрого решения по претензии истца. Суд напоминает в этой связи, что параграф 1 Статьи 6 обязывает Договаривающиеся Государства организовать их правовые системы таким образом, чтобы их суды могли удовлетворить всем его требованиям, включая обязательство разрешать судебные дела в течение разумного периода времени (см., наряду с другими авторитетными материалами, решение по делу Дюклоса против Франции от 17 декабря 1996 г., Доклады за 1996 г., том VI, стр. 2180-2181, параграф 55 в кратком изложении). В силу этого, затягивание судебного разбирательства должно быть в основном поставлено в вину национальным властям.


(г) Заключение


39. Суд считает, что, учитывая конкретные обстоятельства рассматриваемого дела, период времени более шести лет и пяти месяцев, из которых пять лет, пять месяцев и 29 дней Суд принимает во внимание, в течение которого все еще не вынесено окончательного решения по делу, превышает разумный период времени.

В силу этого, нарушение параграфа 1 Статьи 6 имело место.


II. Применение статьи 50 Конвенции


40. Истец потребовал справедливого удовлетворения его иска согласно Статьи 50 Конвенции, которая гласит:


"Если Суд находит, что решение или мера, принятая органом юридической или любой другой власти Высокой Договаривающейся Стороны находится полностью или частично в конфликте с обязательствами, вытекающими из ... Конвенции, в то время как внутреннее законодательство указанной Стороны допускает лишь частичное возмещение последствий этого решения или меры, решение Суда должно, если это необходимо, предоставить пострадавшей Стороне справедливое возмещение."


А. Денежная компенсация ущерба


41. Истец потребовал присуждения ему 17,403,624 американских долларов в виде компенсации за финансовые потери, которые он понес из-за неправомерного затягивания судебного разбирательства по его делу. Он объяснил, что его компания собиралась начать производство малогабаритных тракторов. Она вложила деньги в производственные средства и в маркетинг. Однако, в результате затянутого судебного разбирательства, компания лишилась ожидаемых доходов, что в конечном итоге привело ее к банкротству. В результате этого, часть ее имущества перешла к кредиторам и она не смогла воспользоваться возможностями на растущем рынке малогабаритных тракторов.

42. Правительство нашло, что сумма, на которую претендует истец, непомерно велика. Оно обратилось к Суду с просьбой вынести постановление, что установление факта нарушения является достаточным справедливым возмещением. В качестве альтернативы, оно высказало просьбу, чтобы Суд оценил сумму присуждаемого справедливого возмещения, опираясь на применение прецедентного права в гражданских делах, требующих обычныго подхода.

43. Представитель Комиссии также нашел требование истца несоразмерным. Он рассудил, что размер компенсации не должен определяться, исходя из умозрительных рассуждений о возможном исходе судебного разбирательства.

44. Суд отмечает, что требование истца о компенсации денежного ущерба основано на утраченных деловых возможностях, носящих умозрительный характер. Он не может установить, каковы могли бы быть последствия, если бы истец получил окончательное постановление по своему делу в течение разумного периода времени. В соответствии с этим, Суд отклонил данную претензию.


Б. Нематериальная компенсация


45. Истец также предъявил требование о возмещении ему нематериального ущерба. Он утверждал, что в результате нарушения его прав он испытывал финансовые трудности и что его имя в деловом мире было дискредитировано, поскольку он не смог расплатиться с долгами. Сумму нематериального возмещения он оставил на усмотрение Суда.

46. Правительство обратилось к Суду с просьбой вынести определение, по которому признание факта нарушения является достаточной справедливой компенсацией. В качестве альтернативы оно просило, чтобы Суд определил размер справедливого возмещения на основе прецедентного права в отношении гражданских дел, по которым требуется нормальная мера внимания.

47. Представитель Комиссии внес предложение присудить истцу по этому пункту сумму в 20,000 PLN.

48. Учитывая обстоятельства рассматриваемого дела и соответственно оценив его, Суд присуждает истцу 20,000 PLN.


В. Судебные пошлины и издержки


49. Истец также претендовал на 133,000 PLN для покрытия судебных пошлин и издержек, которые он понес для подготовки и защиты дела в суде.

50. Правительство нашло претензии истца чрезмерными и обратилось к Суду с просьбой не удовлетворять их в полном объеме.

51. Представитель Комиссии заявил, что по этому пункту истцу может быть присуждена сумма в 5,000 PLN.

52. Согласно примененного Судом прецедентного права, что касается претензии истца на покрытие уплаченных им судебных пошлин и понесенных им издержек, ему может быть присуждена только разумная сумма для покрытия действительно уплаченных необходимых судебных пошлин и понесенных издержек. Тем не менее, Суд отмечает по этому поводу, что истец не представил подробного описания затрат, на возмещение которых он претендует. Поэтому его требования следует отклонить (см. постановление по делу Белзюка против Польши от 25 марта 1998 г., с соответствующими изменениями, Доклады за 1998 г., том II, стр. 573, параграф 49).


Г. Неуплата процентов


53. В соответствии с располагаемой Судом информацией, предусмотренная законом процентная ставка, действующая в Польше на дату принятия настоящего судебного постановлегия, равна 33 процентам годовых.


В силу вышеназванных причин, суд единогласно


1. Признает, что нарушение параграфа 1 Статьи 6 Конвенции имело место;

2. Признает,

(а) что Государство-ответчик обязано выплатить истцу, в течение трех месяцев, 20,000 (двадцать тысяч) злотых в возмещение нематериального ущерба;

(б) что должны быть выплачены простые проценты, исходя из ставки в 33 процента годовых, по истечении вышеупомянутых трех месяцев вплоть до окончательного расчета;

3) Отклоняет все остальные претензии относительно присуждения справедливого возмещения.


Совершено на английском и на французском языках и объявлено на открытом слушании дела, состоявшемся в здании Комиссии по правам человека 30 октября 1998 г.



Подпись: Рудольф БЕРНХАРДТ

Председатель


Подпись: Герберт ПЕТЦОЛЬД

Судебный помощник



Решение Европейского Суда по правам человека. Дело: Подбельский против Польши (12/1998/915/1127) (Страсбург, 30 октября 1998 г.)


Текст решения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.