S. W. против Соединенного Королевства. Решение Европейского Суда по правам человека от 22 ноября 1995 г.

S. W. против Соединенного Королевства


Судебное решение от 22 ноября 1995 г.


Краткое неофициальное изложение обстоятельств дела


А. Основные факты


Заявитель является подданным Великобритании. После нескольких лет трудностей в семейной жизни его жена заявила 18 сентября 1990 г., что их браку пришел конец. Позднее вечером заявитель заставил ее вступить с ним в сексуальные отношения против ее воли. Заявителя обвинили в изнасиловании, угрозе убийства и нападении. Суд над ним начался 16 апреля 1991 г.

Месяцем раньше Суд королевской короны в деле R. против R. поддержал осуждение другого мужчины за попытку изнасилования жены. Это решение, удостоверенное Апелляционным судом, подтвердило наметившийся еще раньше отказ от прецедента, сформулированного еще в 1736 г. судьей сэром Мэтью Хейлом: "Муж не может быть виновен в насилии, совершенном им над его законной женой, ибо по их согласию и брачному договору жена отдана своему мужу и не может ни в чем отказывать ему".

В решении Апелляционного суда по делу R. против R. 14 марта 1991 г. Лорд Главный Судья, лорд Лэйн, проанализировав ряд предшествующих решений по сходным делам, пришел к выводу, что принцип, сформулированный в 1736 г., отражал общее право той эпохи. Однако обстоятельства существенно изменились, и настало время, воспользовавшись гибкостью общего права, приспособить его к новым социальным условиям. Лорд Лэйн пришел к выводу, что эволюция общего права позволяет ему констатировать, что иммунитет супруга в случае изнасилования больше не существует. Вывод Апелляционного суда был поддержан решением Палаты лордов от 23 октября 1991 г.

При рассмотрении дела заявителя S. W. в апреле 1991 г. его адвокат утверждал, что новый прецедент, созданный по делу R. против R., не может быть применен, ибо это означало бы придание ему обратной силы, что, в частности, противоречит статье 7 п. 1 Конвенции. Тем не менее присяжные признали S. W. виновным, и судья Роуз приговорил его к пяти годам лишения свободы, заявив при этом, что супружеский иммунитет в случае изнасилования сведен на нет судебными решениями за последние 40 лет до такой степени, что его уже больше не существует, и что это изменение в общем праве совместимо со статьей 7 Конвенции.

Заявитель подал апелляцию, но отозвал ее после того, как Палата лордов поддержала решение Апелляционного суда в деле R. против R.


B. Разбирательство в Комиссии по правам человека


В жалобе, поданной в Комиссию 29 марта 1992 г., утверждалось, что осуждение заявителя нарушает статью 7 Конвенции, так как новой правовой норме была придана обратная сила. Жалоба была объявлена приемлемой 14 января 1994 г.

В своем докладе от 27 июня 1994 г. Комиссия установила факты дела и выразила мнение, что нарушение статьи 7 п. 1 Конвенции не имело места (одиннадцатью голосами против шести).

Комиссия передала дело в Суд 9 сентября 1994 г.


Извлечение из судебного решения


Вопросы права


I. О предполагаемом нарушении статьи 7 Конвенции


32. Заявитель жаловался, что осуждение за изнасилование жены является наказанием с применением обратной силы в нарушение статьи 7 Конвенции, которая гласит:

"1. Никто не может быть осужден за какое-либо уголовное преступление на основании совершения какого-либо действия или за бездействие, которое согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву не являлось уголовным преступлением. Не может также налагаться наказание более тяжкое, нежели то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления.

2. Настоящая статья не препятствует преданию суду и наказанию любого лица на основании совершения какого-либо действия или за бездействие, которое в момент его совершения являлось уголовным преступлением в соответствии с общими принципами права, признанными цивилизованными странами".

33. Правительство и Комиссия не согласились с вышеизложенным утверждением.


А. Общие принципы


34. Гарантия, о которой говорит статья 7, является неотъемлемым элементом верховенства права, занимает видное место в системе защиты, осуществляемой Конвенцией. Это подчеркивается тем, что в соответствии со статьей 15 никакое отступление от нее не допустимо даже в период войны или иного чрезвычайного положения. Статью 7 следует толковать и применять так, как это вытекает из ее предмета и цели, таким образом, чтобы обеспечить эффективную защиту от произвольного преследования, осуждения и наказания.

35. Суд в решении по делу Коккинакис против Греции от 25 мая 1993 г. (Серия А, т. 260-А, с. 22, п. 52) указал, что статья 7 не ограничивается запрещением применения обратной силы в уголовном праве во вред обвиняемому: она также, в более широком смысле, говорит о другом принципе уголовного права nullum crimen, nulla poena sine lege?, а также принципе, согласно которому уголовный закон не должен толковаться расширительно во вред обвиняемому, например, по аналогии. Из этих принципов следует, что любое преступление должно быть четко определено в законе, причем необходимо, чтобы каждый мог понять из текста соответствующей статьи - в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, какое его действие или бездействие повлечет за собой уголовную ответственность. Суд подчеркнул, что когда речь идет о "законе", то статья 7 говорит о том же понятии, которое проходит через все статьи Конвенции, охватывает как писаное, так и неписаное право и обладает необходимыми качествами, в том числе доступностью и предсказуемостью (см. решение по делу Толстой-Милославский против Соединенного Королевства от 13 июля 1995 г. Серия А, т. 316-B, с. 71-72, п. 37).

36. Однако как бы четко ни была сформулирована норма в любой системе права, включая уголовное, неизбежен элемент судебного толкования. Всегда будет существовать необходимость разъяснения неясных моментов и в адаптации к изменяющимся обстоятельствам. Правовая традиция Соединенного Королевства, как и других государств-участников, свидетельствует о том, что судебная практика как источник права способствует прогрессивному развитию уголовного права. Уяснение правил уголовной ответственности предполагает последовательное от дела к делу толкование их судебной практикой. Чтобы оно соответствовало Конвенции, требуются соответствие результатов толкования природе правонарушения и разумная предсказуемость решения.


B. Применение вышеупомянутых принципов


37. Заявитель утверждал, что общепринятый принцип общего права, согласно которому муж не может быть признан виновным в изнасиловании своей жены, хотя и с определенными ограничениями, все еще имел силу 18 сентября 1990 г., когда он совершил действия, которые послужили причиной обвинения в изнасиловании (см. п. 8 выше). Ряд судебных решений до, а также после этой даты, например, решение, вынесенное 20 ноября 1990 г. по делу R. против J., говорит об общем принципе иммунитета. Не существовало никаких сомнений в том, что на 18 сентября 1990 г. Закон 1976 г. о половых преступлениях не был изменен, хотя это и предполагалось.

Во время дебатов в Палате общин о проекте, который должен был стать модификацией Закона 1976 г. о сексуальных правонарушениях (см. п. 20 выше), высказывались различные взгляды на супружеский иммунитет. Министр рекомендовал подождать доклада Комиссии по реформе уголовного права, и поправка, предлагавшая отменить иммунитет, была снята без голосования. Названный Комитет в своем докладе, представленном только в 1984 г., рекомендовал сохранить иммунитет.

В 1988 г., когда рассматривались некоторые поправки к Закону 1976 г., у Парламента была возможность изъять слово "неправомерный" из статьи 1 § 1а (см. п. 20 выше) или включить новую статью о супружеских сношениях, но он этого не сделал.

17 сентября 1990 г. Правовая комиссия рекомендовала отменить правило иммунитета. Однако дебатам по этому вопросу предшествовали решения Апелляционного суда и Палаты лордов. Эти решения модифицировали действующие нормы, придав им обратное действие. Этого не произошло бы, если бы Парламент своевременно последовал предложениям Правовой комиссии. В результате, когда в 1994 г. термин "неправомерный" был исключен из статьи 1 Закона 1976 г., Парламент не ограничился этим.

38. Заявитель также полагал, что, изучая его жалобу по статье 7 п. 1 Конвенции, Суду не следует рассматривать его поведение в свете каких-либо исключений из правила об иммунитете. Такие исключения никогда не принимались во внимание при разбирательствах в национальных судах. Судья Роуз вынес свое решение, основываясь на решении Апелляционного суда от 14 марта 1991 г. по делу R. против R., исходя из того, что иммунитет уже больше не признается. Решение судьи Оуэна от 30 июля 1990 г. по делу R. против R. добавило также к списку исключений молчаливое согласие супругов о прекращении половых отношений. Однако это решение не было опубликовано на 18 сентября 1990 г. и не имело тогда обязательной силы. Во всяком случае из обстоятельств данного дела не следует, что имело место соглашение такого рода.

39. По мнению заявителя, применительно к данному делу невозможна ссылка на критерий предвидимости, подобный тому, который используется при применении статьи 10 Конвенции. Апелляционный суд и Палата лордов не предусмотрели ни новый состав преступления, ни изменение конститутивных элементов состава преступления, квалифицируемого как изнасилование, они дали расширительное толкование существующему понятию, включив в него поведение, которое до того момента исключалось общим правом. Они адаптировали закон не столько к новому виду поведения, сколько к изменению отношения к нему в обществе. Расширить уголовное право единственно на этом основании, включив в него поведение, которое ранее считалось правомерным, - это именно то, что призвана не допустить статья 7 Конвенции. Более того, подчеркнул заявитель, нельзя точно определить, когда данное изменение произошло. В сентябре 1990 г. Правовая комиссия не предвидела возможности изменения судебной практики и полагала необходимым законодательный акт Парламента.

40. Правительство и Комиссия придерживались той точки зрения, что к сентябрю 1990 г. уже существовали значительные сомнения относительно юридической силы супружеского иммунитета в случае изнасилования. Речь шла о сфере, где закон стал объектом прогрессивных изменений, и уже существовали явные признаки того, что судебная практика опередит здесь законодателя; уже было признано равноправие женщины с мужчиной в браке и вне его и ее право свободно распоряжаться собой. Заявитель мог с помощью надлежащего совета юриста предусмотреть, как будет квалифицировано его деяние, которое не являлось, по его мнению, уголовным преступлением в момент его совершения.

41. Суд отмечает, что осуждение заявителя за изнасилование основывалось на статутном праве, а точнее, на статье 1 Закона от 1956 г., с изменениями, внесенными в эту статью в 1976 г. Заявитель не оспаривает тот факт, что поведение, за которое он был осужден, являлось бы изнасилованием по смыслу закона, применявшегося в то время, если бы потерпевшая не была его женой. Его жалоба, основанная на статье 7 Конвенции, относится исключительно к тому факту, что в решении от 18 апреля 1991 г., осудившем заявителя по обвинению в изнасиловании, судья Роуз последовал за решением Апелляционного суда от 14 марта 1991 г., вынесенным в деле R. против R., которое содержало отказ от иммунитета.

42. Необходимо заметить, что основной спорный вопрос в решении Апелляционного суда по делу R. против R. относился к определению изнасилования в статье 1 § 1a Закона от 1976 г.: "неправомерное сексуальное сношение с женщиной, которая во время сношения не дает на то согласия". Вопрос заключался в том, не противоречил ли "отказ" от супружеского иммунитета приведенному определению, в частности, термину "неправомерное". Апелляционный суд внимательно рассмотрел различные варианты толкования этой статьи в судебной практике, включая аргумент, что термин "неправомерное" исключает сношение в браке из определения изнасилования. В этой связи Суд напоминает, что толкование и применение внутригосударственного права являются прерогативой национальных властей каждой страны, и прежде всего судов (см., например, решение по делу Кеммаш против Франции (N 3) от 24 ноября 1994 г. Серия А, т. 296-С, с. 86-87, п. 37). Суд не видит оснований не согласиться с заключением Апелляционного суда, которое было впоследствии поддержано Палатой лордов (п. 12 выше), о том, что термин "неправомерное" в определении изнасилования не является определяющим и не препятствует "устранению фикции общего права, которая стала анахроничной и оскорбительной: насильник остается насильником, подпадающим под действие уголовного права, независимо от его отношений с жертвой" (п. 11 выше).

43. Решение Апелляционного суда и затем Палаты лордов явилось лишь продолжением наметившейся в судебной практике тенденции отказаться от супружеского иммунитета, препятствующего судебному преследованию мужа за изнасилование жены. Нет сомнений в том, что по закону, каким он был на 18 сентября 1990 г., муж, который насильно совершил половой акт со своей женой, мог при различных обстоятельствах быть признан виновным в изнасиловании. Более того, благодаря судебному толкованию в уголовном праве наблюдалась очевидная тенденция, совместимая с самой сутью этого правонарушения, рассматривать, как правило, такое поведение как подпадающее под состав изнасилования. Эта эволюция достигла к тому времени такой стадии, когда отказ судов от супружеского иммунитета уже стал разумно предсказуем (п. 36 выше).

44. Изнасилование настолько очевидно унижает человеческое достоинство, что решения Апелляционного суда и Палаты лордов, подтверждающие, что заявитель может быть осужден за изнасилование, независимо от его отношений с жертвой, не имеют основания быть воспринятыми как расхождение с предметом и целью статьи 7 Конвенции, которая требует, чтобы никто не подвергался беззаконным преследованиям, осуждениям и санкциям (см. п. 35 выше). Более того, отказ от неприемлемой идеи супружеского иммунитета против судебного преследования за изнасилование своей жены соответствует не только цивилизованной концепции брака, но также, и в первую очередь, основополагающим целям Конвенции, самой сутью которой является уважение достоинства и свободы человека.

45. Соответственно, следуя решению Апелляционного суда в деле R. против R., судья Роуз по делу заявителя вынес решение о его виновности, не противоречащее статье 7 Конвенции.

46. Придя к этому заключению, Суд не считает необходимым расследовать, подпадали ли факты в деле заявителя под исключения из правила иммунитета, которые уже рассматривались английскими судами до 18 сентября 1990 г.

47. Подводя итог сказанному, Суд, так же как Правительство и Комиссия, находит, что решение Суда короны, согласно которому заявитель не может ссылаться на иммунитет, чтобы избежать осуждения и наказания за изнасилование своей жены, не привело к нарушению его прав, предусмотренных в статье 7 п. 1 Конвенции.


По этим основаниям Суд


Постановил единогласно, что нарушение статьи 7 п. 1 Конвенции не имело места.


Совершено на английском и французском языках и оглашено во Дворце прав человека в Страсбурге 22 ноября 1995 г.


Герберт Петцольд                                            Рольф Риссдал
Грефье                                                      Председатель


S. W. против Соединенного Королевства. Решение Европейского Суда по правам человека от 22 ноября 1995 г.


Текст решения опубликован в сборнике "Европейский Суд по правам человека. Избранные решения": В 2 т. - М.: Издательство НОРМА, 2000.


Текст решения представлен в СПС Гарант на основании контракта с Советом Европы


См. информацию об исполнении настоящего решения


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.