• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 4/2003

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 4/2003


Редакционная: необходимые замечания и краткие пояснения


Иванова против Российской Федерации


Продолжим тему прошлого номера ("Российский счет Европейского Суда: впереди - Польша, позади - Турция") и подробнее поговорим о жалобах российских граждан против своего государства.

По состоянию на 28 марта 2003 г. в Европейский Суд поступило более 12 500 жалоб против Российской Федерации. Из них 4 800 жалоб на различных стадиях признаны неприемлемыми для последующего рассмотрения, и производство по ним окончено. Около 3 000 из поступивших жалоб зарегистрировано в Секретариате Европейского Суда, более 4 000 жалоб подготовлено для принятия по ним процессуальных решений. Властям Российской Федерации было сообщено о 122 жалобах, из них 11 жалоб признаны приемлемыми для рассмотрения по существу, по 3 жалобам Европейским Судом приняты постановления (окончательные решения по существу).

За последнее время наблюдается устойчивая тенденция роста числа новых жалоб против Российской Федерации, особенно после вынесения Европейским Судом в 2002 году первых постановлений по существу. Только в январе 2003 года в Европейский Суд поступило более 900 жалоб против России, в то время как ранее число таких жалоб, поступивших за месяц, не превышало 150-200. Существенный скачок произошел за счет массовых обращений, схожих с теми, по которым Европейским Судом уже вынесены постановления, в частности, по жалобам "Бурдов против Российской Федерации" (касающейся неисполнения решения суда о выплате компенсации заявителю, пострадавшему вследствие работы по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, а также выплаты пени за просрочку выплаты этой компенсации) и "Калашников против Российской Федерации" (касающейся неудовлетворительных условий содержания в следственном изоляторе заявителя, а также длительных сроков его содержания под стражей и сроков судебного разбирательства его уголовного дела).

В настоящее время властями Российской Федерации ведется работа по 109 жалобам, из них 34 жалобы касаются вопросов соблюдения прав человека при осуществлении уголовного преследования, 75 жалоб связаны с рассмотрением гражданских споров.

В январе - марте 2003 года Европейский Суд коммуницировал (направил официальное уведомление) властям Российской Федерации 10 новых жалоб, по которым в ближайшее время (примерно 12-14 недель) следует представить в Страсбург мотивированные заключения (меморандумы) с изложением позиции Российской Федерации:

1. "Заславская и другие против Российской Федерации" - предполагаемое нарушение права на справедливое судебное разбирательство в связи со спором о праве владения квартирой;

2. "Бордовский против Российской Федерации" - в связи с обстоятельствами, предшествовавшими экстрадиции заявителя из России в Белоруссию;

3. "Иванова против Российской Федерации" - по поводу длительных сроков судебного разбирательства гражданского дела по иску заявительницы о возмещении вреда в связи со смертью кормильца;

4. "Романова против Российской Федерации" - предполагаемое нарушение в связи с неудовлетворительными условиями содержания в следственном изоляторе;

5. "ООО "Несте" и другие против Российской Федерации" - предполагаемое нарушение права на справедливое судебное разбирательство в связи с необоснованными, по мнению заявителей, обвинениями их в нарушении антимонопольного законодательства;

6. "Кривоногова против Российской Федерации" - предполагаемое нарушение права на справедливое судебное разбирательство в связи с неисполнением судебного решения и на беспрепятственное осуществление права заявителя на уважение его собственности;

7. "Солодюк против Российской Федерации" - предполагаемое нарушение права на справедливое судебное разбирательство и беспрепятственное пользование собственностью в связи с задержкой выплаты пенсии;

8. "Прокопович против Российской Федерации" - предполагаемое нарушение права на уважение частной и семейной жизни и права на уважение собственности связи с неправомерным, по мнению заявительницы, выселением ее из квартиры;

9. "Фризен против Российской Федерации" - предполагаемое нарушение права собственности в связи с принудительным ее изъятием;

10. "Сухорубченко против Российской Федерации" - предполагаемое нарушение права на справедливое судебное разбирательство в связи с неисполнением судебного решения и права на уважение своей собственности.

6 февраля 2003 г. в Европейском Суде состоялись слушания по жалобам сестер Смирновых, которые предъявили властям Российской Федерации претензии за нарушение их прав в связи с необоснованно длительными сроками содержания под стражей и судебного рассмотрения уголовного дела, а также в связи с отказом суда в выдаче паспорта одной из сестер в период судебного разбирательства дела.

Словом, прогноз очевиден: следует ожидать, что количество жалоб против Российской Федерации будет расти. Эта ситуация вполне естественна и обусловлена последствиями принятых Европейским Судом окончательных постановлений, а также развивающимся процессом информирования граждан Российской Федерации о деятельности Европейского Суда и его прецедентах.


Статистические сведения*


Постановления, вынесенные в 2002 году


Каким органом Суда вынесено Ноябрь С начала 2002 года
Большая палата 1 11 (13)
I Секция 43 (45) 304 (309)
II Cекция 19 (20) 142 (151)
III Секция 4 158 (165)
IV Секция 22 138 (157)
Секции в прежних составах 1 38 (39)
Всего 90 (93) 791 (834)

Постановления, вынесенные в ноябре 2002 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая палата 0 0 0 1*(2) 1
I Секция в предыдущем составе 0 0 0 0 0
II Секция в предыдущем составе 0 0 0 1*(3) 1
III Секция в предыдущем составе 0 0 0 0 0
IV Секция в предыдущем составе 0 0 0 0 0
I Секция 31 (32) 10 (11) 1 1*(3) 43 (45)
II Секция 16 2 (3) 0 1*(2) 19 (20)
III Секция 4 0 0 0 4
IV Секция 15 6 0 1*(3) 13 (21)
Всего 66 (67) 18 (20) 1 5 90 (93)

Постановления, вынесенные c начала 2002 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая палата 8 (10) 0 1 2*(2) 11 (13)
I Секция в предыдущем составе 10 1 0 1*(2) 12
II Секция в предыдущем составе 0 0 0 4*(4) 4
III Секция в предыдущем составе 11 1 0 0 12
IV Секция в предыдущем составе 8 (9) 1 1 0 10 (11)
I Секция 236 (240) 60 (61) 3 5*(5) 304 (309)
II Секция 120 (126) 18 (21) 3 1*(2) 142 (151)
III Секция 112 (114) 44 (46) 2 (5) 0 158 (165)
IV Секция 117 (136) 17 2 2*(3) 138 (157)
Всего 622 (656) 142 (148) 12 (15) 15 791 (834)

______________________________

*(1) Статистические сведения предварительны. То или иное постановление или решение Европейского Суда может быть вынесено в отношении нескольких жалоб (в скобках приводится количество жалоб, в отношении которых вынесено постановление или решение). Употребляемый в Бюллетене значок * означает, что постановление не является окончательным.

*(2) Постановление о присуждении справедливой компенсации.

*(3) Постановление о пересмотре дела.

*(4) Три Постановления о присуждении справедливой компенсации и одно Постановление о пересмотре дела.

*(5) Четыре Постановления о пересмотре дела и одно Постановление о присуждении справедливой компенсации.


Вынесенные решения За ноябрь С начала 2002 года
I. Жалобы, признанные приемлемыми
Большая палата 0 3 (4)
I Секция 12 209 (218)
II Секция 11 (13) 98 (103)
III Секция 5 93 (94)
IV Секция 15 105 (108)
Всего 43 (45) 508 (527)
II. Жалобы, признанные неприемлемыми
Большая палата 0 1
I Секция Палата 3 300 (339)
Комитет 563 3879
II Секция Палата 3 86 (116)
Комитет 417 4349
III Секция Палата 4 76 (82)
Комитет 499 2773
IV Секция Палата 7 122 (504)
Комитет 463 3333
Всего 1959 14919 (15376)
III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел
I Секция Палата 1 (2) 79 (103)
Комитет 8 75
II Секция Палата 4 23 (24)
Комитет 4 48
III Секция Палата 59 160 (165)
Комитет 8 23
IV Секция Палата 3 23 (25)
Комитет 4 25
Всего 91 (92) 456 (488)
Общее количество Решений (не включая частичных Решений) 2310 (2320) 13790 (13926)

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба


Каким органом принято решение За ноябрь 2002 года С начала 2002 года
I Секция 30 367 (375)
II Секция 18 (24) 252 (263)
III Cекция 117 417 (420)
IV Cекция 30 (137) 347 (487)
Общее количество коммуницированных жалоб 195 (308) 1383 (1545)

Краткое изложение постановлений и решений Европейского Суда подготовлено Секретариатом Европейского Суда и не имеет обязательной силы для Суда.


По жалобам о нарушениях Статьи 2 Конвенции


Вопрос о позитивных обязательствах государства


По утверждениям заявителей, власти Турции не провели эффективное расследование по факту убийства неизвестным нападавшим родственника заявителей: жалоба коммуницирована властям Турции.


Акат и другие против Турции
Acat and others - Turkey (N 77200/01)


[III Секция]


Суть жалобы


Заявители - ближайшие родственники Незира Аката, убитого выстрелом в 1994 году на улице небольшого городка на юго-востоке Турции. Убийца Аката просто ушел с места преступления. По утверждению заявителей, нападавший так и не был арестован. Сотрудники правоохранительных органов, прибывшие на место преступления через несколько минут после убийства, не только не попытались преследовать убийцу, но даже не собрали крайне важные вещественные доказательства, не допросили очевидцев преступления и не провели фотосъемку места происшествия. Не было проведено вскрытия и судебно-медицинского исследования трупа. В течение нескольких лет после убийства Аката его ближайшие родственники пытались получить от прокуратуры информацию о ходе следствия по уголовному делу, и лишь в апреле 2000 года, когда они, наконец, смогли нанять адвоката, им стало известно, что вскоре после убийства прокурор вынес постановление о передаче данного уголовного дела в Суд государственной безопасности в связи с тем, что его расследование не было подведомственно органам прокуратуры.

В мае 2000 года этот суд проинформировал заявителей о том, что в 1995 году было арестовано лицо по обвинению в совершении ряда убийств, в том числе убийства г-на Аката. В августе 2000 года заявители вступили в процесс по уже рассматриваемому на тот момент уголовному делу в качестве стороны, однако вскоре отказались от участия в нем в связи с тем, что, по их мнению, обвиняемый никак не мог быть убийцей г-на Аката.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Турции в отношении Статей 2, 6, 13 и 14 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о позитивных обязательствах государства


Непринятие органами социальной защиты мер по ограждению детей от сексуального и физического насилия со стороны партнера их матери: допущено нарушение Статьи 3 Конвенции.


Е. и другие против Соединенного Королевства
Е. and other - United Kingdom (N 33218/96)


Постановление от 26 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


Факты


Заявителями являются три сестры и их брат, родившиеся в первой половине 1960-х годов. Их семья попала в поле зрения органов социальной защиты Шотландии в 1970-х годах в основном по причине финансовых затруднений матери заявителей. В 1977 году третья заявительница, которой в то время было 13 лет, убежала из дома в связи с тем, что сожитель ее матери В.Х. пытался ее (третью заявительницу) изнасиловать. В.Х. признал себя виновным в непристойном нападении и был приговорен к двум годам пробации. Заявители утверждают, что одним условием пробации было предписание В.Х. о том, что он прекратит совместное проживание с семьей заявителей. Однако, по утверждению заявителей, В.Х. нарушил это условие. Обстановка в доме ухудшилась. В 1978 году непосещение третьей заявительницей школьных занятий стало предметом обсуждения на слушании комиссии по проблемам детей. В докладе, подготовленном к этому слушанию, не упоминалось о сексуальном насилии в отношении третьей заявительницы. В 1981 году умерла мать заявителей. В 1988 году три сестры сообщили работникам органов социальной защиты о сексуальном и физическом насилии, которому они в прошлом регулярно подвергались со стороны В.Х. Впоследствии В.Х. был осужден по обвинению в совершении ряда серьезных актов непристойности за период с 1967 по 1978 год, и ему было назначено наказание в виде условного лишения свободы на срок два года по причине того, что большая часть из вменяемых ему преступлений была совершена до его первого осуждения. После этого заявители подали в суд иск о возмещении ущерба в связи с бездействием органов местной власти, в обязанности которых по закону входил надзор за соблюдением В.Х. условий его пробации. Однако после вынесения Палатой лордов постановления по аналогичному делу заявители не стали обжаловать решение отклонить их исковое заявление. Некоторое время спустя Совет по выплате компенсаций за ущерб, причиненный преступлениями, присудил трем заявительницам компенсацию, но в отношении брата заявительниц такого решения принято не было, несмотря на заявления, что он также подвергался насилию со стороны В.Х.


Вопросы права


По поводу Статьи 3 Конвенции. У Европейского Суда не возникло сомнений в том, что обращение, которому подвергались заявители, должно расцениваться как бесчеловечное и унижающее достоинство по смыслу Статьи 3 Конвенции. В.Х. был неоднократно судим за акты непристойного нападения, и власти Соединенного Королевства не опровергли утверждений, касающихся совершенных В.Х. иных случаев насилия. Европейский Суд выразил удовлетворение в связи с тем, что материалов, находящихся в его распоряжении, достаточно для того, чтобы заключить: заявители подвергались описанному ими насилию. Одновременно Европейский Суд не счел, что этот факт мог быть истолкован как предъявление В.Х. уголовного обвинения в значении Статьи 6 Конвенции преступлений, поскольку уголовная ответственность индивида не имеет ничего общего с международно-правовой ответственностью. Таким образом, Европейскому Суду подлежало определить, должны ли быть осведомлены соответствующие органы о происходившем с 1977 года насилии в семье заявителей. Материалы дела по данной жалобе не содержали указаний на то, что до 1988 года заявители обращались куда-либо в связи с совершаемым над ними насилием. Власти Соединенного Королевства признали, что даже если это не было бы формальным условием пробации В.Х., предполагалось, что ему больше не было позволено проживать в доме заявителей. Ряд фактов при этом должен был обратить внимание органов социальной защиты на то, что ранее в семье происходило насилие, и В.Х. продолжал близко общаться с семьей заявителей. Даже если органы социальной защиты не знали бы, что В.Х. был субъектом насилия, они должны были бы осознавать: дети находились в опасности. А тот факт, что в определенный период времени им не было известно о преобладании сексуального насилия, не имеет особого значения для настоящего дела, так как органы социальной защиты знали о ранее имевших место случаях насилия и, таким образом, были обязаны наблюдать за поведением преступника. Органы социальной защиты не предприняли действий, которые бы способствовали определению масштаба проблемы и предотвращению дальнейшего насилия. Для определения, имело ли место нарушение Статьи 3 Конвенции или нет, не требовалось доказать, что "если бы не" бездействие властей, то насилия бы не было. Одного только непринятия органами социальной защиты соответствующих мер, которые могли бы существенным образом изменить исход дела или уменьшить вред, было достаточно для того, чтобы привлечь государство к ответственности. В настоящем деле Европейский Суд убедился в том, что непроведение должного расследования, отсутствие обмена информацией и сотрудничества между соответствующими властями должны быть расценены как оказавшие существенное влияние на развитие событий в деле заявителей и благодаря надлежащему и эффективному распределению обязанностей между этими органами возможно было избежать или по крайней мере минимизировать риск или нанесенный вред.


Постановление


Нарушены положения Статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 8 Конвенции. В связи с вышеизложенным выводом отдельного вопроса в рамках этой Статьи Конвенции не возникло.


Постановление


Отдельного вопроса в рамках Статьи 8 Конвенции не возникло (принято единогласно).

По поводу Статьи 13 Конвенции. Совет по выплате компенсаций за ущерб, причиненный преступлениями, не может рассматриваться в качестве органа, предусматривающего механизм по определению ответственности органов социальной защиты в связи с допущенной ими халатностью. Указанный Совет не присудил компенсации брату заявительниц, в то время как три сестры получили ее. Более того, эта компенсация не включала в себя материальный ущерб. Наряду с этим жалоба, поданная омбудсмену при местном органе власти, могла повлечь за собой расследование хода рассмотрения дела заявителей, однако результат ее изучения не имел бы обязательного характера. В заключение, Европейский Суд - принимая во внимание постановление Палаты лордов - поставил под вопрос возможность положительного исхода рассмотрения поданного в свое время заявителями иска о бездействии властей. Таким образом, Европейский Суд пришел к выводу о том, что заявители не располагали эффективными средствами правовой защиты.


Постановление


Нарушены положения Статьи 13 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил каждой из трех заявительниц по 16 000 евро, а четвертому заявителю 32 000 евро в качестве компенсации морального вреда и материального ущерба. Наряду с этим Европейский Суд вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о бесчеловечном обращении


Продленное содержание под стражей заявителя, проходящего курс лечения от рака: допущено нарушение Статьи 3 Конвенции.


Муизель против Франции
Mouisel - France (N 67263/01)


Постановление от 14 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Факты


В 1996 году заявитель был приговорен к 15 годам лишения свободы за вооруженный разбой (совершенный им в качестве участника банды), похищение человека с целью выкупа и мошенничество. В январе 1999 года доктор, работавший в амбулаторно-консультационной медицинской части при тюрьме, поставил заявителю диагноз - хроническая лейкемия.

Заявитель подал прошение о помиловании в связи с болезнью Президенту Франции, однако в марте 2000 года получил отказ. В мае 2000 года доктор, поставивший Муизелю диагноз, заключил, что заявителю требуется каждые три недели проводить химиотерапию, что требовало перевода заявителя на это время из тюрьмы в больницу. По итогам рассмотрения еще одного прошения о помиловании по состоянию здоровья министерство юстиции Франции поручило судебному эксперту сделать заключение, которое было закончено в июне 2000 года. В нем содержался вывод о том, что состояние здоровья заявителя ухудшилось, в связи с чем он нуждался в особом уходе в специально предназначенном на то отделении. Заявитель в срочном порядке был переведен в другую тюрьму, находившуюся недалеко от больницы, где он был помещен в отдельную камеру. Муизель жаловался на то, что его содержали в наручниках.

В ноябре 2000 года очередное прошение о помиловании было отклонено. Заявитель получил письмо от доктора из амбулаторно-консультационной медицинской части при тюрьме, который информировал его о ходе заболевания и о том, что шансов на выздоровление у заявителя нет. 22 марта 2001 г. судья, занимающийся вопросами исполнения наказаний, вынес решение о досрочном освобождении заявителя, а также об оказании ему медицинской помощи или соответствующего ухода. Судья, основываясь на медицинских заключениях, пришел к выводу, что состояние здоровья заявителя было несовместимо с содержанием его в заключении, ему требовалось лечение в больнице.


Вопросы права


По поводу Статьи 3 Конвенции. Настоящее дело поднимает вопрос о совместимости состояния здоровья заявителя, вызывающего серьезную озабоченность, с нахождением его в тюрьме. В соответствии с недавно внесенными в законодательство Франции изменениями здоровье лица, лишенного свободы, отныне является одним из факторов, который необходимо учитывать при исполнении наказания к лишению свободы, особенно в том, что касается длительности заключения.

Средством судебно-правовой защиты в данном случае является обращение к судье, занимающемуся вопросами исполнения наказаний. Такое средство судебно-правовой защиты в случае, если здоровье лица, обратившегося к судье, значительно ухудшилось, предоставляет ему возможность незамедлительного освобождения. Наряду с указанным средством правовой защиты существует и другое - прошение о помиловании по состоянию здоровья.

Помилование - прерогатива Президента Франции. Однако в период нахождения заявителя под стражей на стадии проведения расследования он не мог прибегнуть к механизму освобождения через судью, занимающемуся вопросами исполнения наказаний. Таким образом, единственным средством, находившемся в его распоряжении, была подача прошения о помиловании по состоянию здоровья, что он неоднократно делал и получал немотивированный отказ.

Заявителя не могли досрочно освободить до тех пор, пока в 2001 году не наступили обстоятельства, допускающие это. Что же касается ходатайства об отсрочке исполнения наказания, то такой возможности на момент заключения заявителя под стражу не существовало. При этом состояние здоровья заявителя давало основание для большего беспокойства и становилось еще более несовместимым с его заключением. В заключении судебного эксперта, равно как и в письме доктора амбулаторно-консультационной медицинской части при тюрьме, подчеркивалось, что заболевание заявителя прогрессировало, и дальнейшее нахождение заявителя в тюрьме было едва ли возможно. Тем не менее начальством исправительного учреждения никаких мер в этой связи предпринято не было. Одной из таких мер мог быть перевод заявителя в больницу или в любое другое место, где он находился бы под наблюдением, особенно в ночное время.

Относительно условий перевода заявителя в больницу было отмечено, что перевозился он под конвоем и в цепях, правда, они были ослаблены по указанию докторов. Несмотря на то, что не было представлено доказательств пребывания заявителя в цепях во время лечебных процедур или присутствия при их проведении охранников исправительного учреждения, очевидно, что заболевание заявителя не избавило его от необходимости быть в наручниках, так как их использование является обычной практикой, связанной с содержанием человека под стражей. Принимая во внимание состояние здоровья заявителя, его госпитализацию, последствия курса химиотерапии и его физическую слабость, Европейский Суд признал применение наручников мерой, непропорциональной преследуемой цели обеспечения безопасности.

Что касается возможной опасности, которую представлял заявитель, то, несмотря на его уголовное прошлое, Европейский Суд пришел к заключению: не было оснований опасаться побега заявителя или акта насилия с его стороны. В заключение Европейский Суд сослался на рекомендации Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП), касающиеся условий этапирования и медицинского освидетельствования заключенных в свете норм профессиональной этики врачей и уважения человеческого достоинства. По утверждению заявителя, условия, в которых он перевозился из тюрьмы в больницу, не слишком отличались от тех, которые вызывают вопросы у ЕКПП.

Европейский Суд пришел к выводу о том, что власти Франции не обеспечили такого уровня медицинского ухода за заявителем, который нельзя было бы считать формой обращения с человеком, нарушающей Статью 3 Конвенции. Тот факт, что заявитель продолжает находиться в заключении, особенно после июня 2000 года, составляет нарушение его права не подвергаться унижающему достоинство обращению, а также причиняет страдание, превышающее уровень страдания, неизбежно сопутствующего лишению свободы, и являющееся следствием ракового заболевания.


Постановление


Нарушены положения Статьи 3 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 15 000 евро в счет компенсации морального вреда.


Вопрос о бесчеловечном обращении


Неоказание должной медицинской помощи заявителю, находящемуся в заключении: жалоба признана приемлемой.


Матенсио против Франции
Matencio - France (N 58749/00)


Решение от 7 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Суть жалобы


Заявитель отбывал пожизненное заключение с 1976 года. В 1995 году Матенсио перенес инсульт, вследствие чего стал инвалидом. В 1997 году было установлено, что умственные способности заявителя утрачены на 80%. В 1999 году врачи амбулаторно-консультационной медицинской части при тюрьме отметили значительное ухудшение состояния здоровья заявителя, что требовало ежедневного пожизненного лечения. При этом на базе медицинской части при тюрьме такое лечение представлялось едва ли возможным. В январе 2000 года врачи медицинской части рекомендовали предоставить заявителю возможность комплексного лечения. Поданное в январе 2000 года прошение о помиловании по состоянию здоровья не возымело результата. В июне 2000 года международный наблюдательный совет за местами лишения свободы передал дело Матенсио в Генеральную инспекцию по социальным вопросам. Для изучения условий лечения заявителя было запрошено заключение инспектора по здравоохранению. Начальник исправительного учреждения, в котором содержался заявитель, указал, что им было найдено решение по обеспечению заявителя медицинской помощью на постоянной основе. Заявитель согласился на перевод в следственный изолятор в г. Париж, где врач был доступен круглосуточно. На предварительном уровне была достигнута договоренность о помещении заявителя в индивидуальную камеру. Однако Матенсио отказался от этого предложения, ссылаясь на то, что он круглосуточно был связан с медицинской частью и центральным постом посредством сигнального звонка. Международный наблюдательный совет за местами лишения свободы обратился в министерство юстиции Франции с просьбой о смягчении наказания заявителю в связи с состоянием его здоровья. В тот же день судье, занимающемуся вопросами исполнения наказаний, было поручено предпринять незамедлительные шаги, направленные на получение заявителем необходимой медицинской помощи вне тюрьмы. В конце 2000 года врачами амбулаторно-консультационной медицинской части при тюрьме было отмечено, что состояние здоровья заявителя с каждым днем становилось все хуже в связи с тем, что ни его камера, ни медицинская часть при тюрьме не были приспособлены для необходимого лечения. Более того, заявителю на регулярной основе требовался медицинский уход, который мог быть ему предложен лишь за пределами тюрьмы. В феврале 2001 года заявитель попал в больницу в связи с резким ухудшением его состояния. В августе 2001 года было дано новое медицинское заключение, в котором отмечалось ухудшение здоровья заявителя, несмотря на имевшие место временные улучшения его состояния. В декабре 2001 года Матенсио был досрочно освобожден на основании решения, в котором отмечалась необходимость оказания заявителю медицинской помощи, которая хотя уже и оказывалась ему в тюрьме, перестала быть эффективной в таких условиях.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 2 и 3 Конвенции.


Вопрос о бесчеловечном или унижающем достоинство обращении


Условия содержания в исправительном учреждении: стороны заключили мировое соглашение.


Бензан против Хорватии
Benzan - Croatia (N 62912/00)


Постановление от 8 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Дело касается условий содержания заявителя в лепоглавской тюрьме. Помимо прочего, заявитель жаловался на переполненность камер, в которых он содержался, на качество еды, неудовлетворительные гигиенические условия и недостаточную организацию досуга. В июне 2002 года Бензан был переведен в только что отремонтированное крыло исправительного учреждения.

Стороны по делу заключили мировое соглашение, по условиям которого власти Хорватии обязались выплатить заявителю 12 000 евро и к концу сентября 2003 года отремонтировать крыло исправительного учреждения, в котором он содержался.


Вопрос о бесчеловечном обращении


Жалоба касается предоставления заявителю, содержащемуся в исправительном учреждении, медицинской помощи: жалоба коммуницирована властям Франции.


Леже против Франции
Leger - France (N 19324/02)


[II Секция]


(См. ниже Решение II Секции по данной жалобе, рассмотренной в контексте подпункта "а" пункта 1 Статьи 5 Конвенции.)


Вопрос о высылке граждан иностранного государства


Высылка заявителей в Боснию и Герцеговину: стороны заключили мировое соглашение.


Сулейманович и другие и Сейдович и Сулейманович против Италии
Sulejmanovic and others and Sejdovic and Sulejmanovic - Italy (N 57574/00 и N 57575/00)


Постановление от 8 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Суть жалобы


В связи с войной в Югославии заявители бежали в Италию, где нашли убежище в лагере лиц без определенного места жительства близ г. Рима. Поскольку у заявителей не было разрешения на постоянное проживание в Италии, они подлежали высылке из страны. Впоследствии консул Боснии и Герцеговины выдал заявителям необходимые документы для возвращения в г. Сараево.

Стороны по делу заключили мировое соглашение, по условиям которого власти Италии в лице министра внутренних дел страны обязуются:

отменить постановление о высылке заявителей;

разрешить заявителям и членам их семьи вернуться в Италию, что по согласованию с министерством иностранных дел Италии будет осуществлено за счет властей государства-ответчика... Возвращение заявителей состоится после того, как Европейский Суд на основании Статьи 39 Конвенции изучит мировое соглашение и стороны выразят формальное согласие с его условиями, что повлечет прекращение процедур, связанных с рассмотрением данной жалобы в Европейском Суде. Как бы то ни было возвращение заявителей в Италию должно состояться до 31 октября 2002 г., если только не возникнут непредвиденные обстоятельства, к появлению которых заявители не будут иметь никакого отношения. В случае если заявители и члены их семьи, упомянутые в мировом соглашении, не вернутся в Италию в течение 60 дней после указанной даты, то они утратят это право. Однако в таком случае им будет предоставлена компенсация, предусмотренная пунктом II мирового соглашения;

выдать разрешение на проживание в стране, выдаваемое по соображениям гуманитарного характера, которое дает право на работу и учебу. Это разрешение будет действовать один год, а по его истечении заявители получат новое, если только не возникнут препятствия, связанные с уголовно-правовыми аспектами иммиграции;

предложить городским властям Рима предоставить заявителям по их возвращении в Италию временное жилье в ожидании окончательного решения вопроса о размещении их в соответствующем образом оборудованном лагере и информировать стороны о развитии ситуации;

предложить компетентным властям предоставить детям заявителей возможность посещать школу и наверстать пропущенные ими школьные занятия вследствие высылки из Италии;

предложить компетентным властям оказать Алисе Сулейманович необходимую медицинскую помощь в государственном медицинском учреждении.


Компенсация


Пункт II мирового соглашения предусматривает выплату 15 заявителям 7 746 евро и 90 центов, а 16-ому заявителю 45 090 евро и 10 центов. Адвокату заявителей подлежит выплатить 2 265 евро и 3 цента.


Вопрос о высылке гражданина иностранного государства


Угроза депортации заявителя в Иран: жалоба коммуницирована властям Швеции.


Назими против Швеции
Nasimi - Sweden (N 38865/02)


[IV Секция]


Суть жалобы


Заявитель - гражданин Ирана, курд по происхождению. В сентябре 2000 года он на законном основании въехал в Швецию. Целью его приезда было навестить сестру, проживавшую в этой стране. В октябре 2000 года Назими ходатайствовал о предоставлении ему политического убежища, ссылаясь на то, что в случае возвращения в Иран он будет лишен свободы за свою политическую деятельность. В подтверждение своей позиции заявитель указал, что в ходе обыска в его доме работники соответствующих органов Ирана обнаружили ксерокопии подрывного журнала, в связи с чем они задержали и допрашивали его жену, а также задавали вопросы его детям.

Назими также указал, что он был активистом политической организации, за что в период с 1990 по 1992 год был заключен в тюрьму, где подвергался пыткам. Брат и шурин заявителя были казнены за политическую деятельность. В мае 2001 года семья Назими прибыла в Швецию через Норвегию. Выяснилось, что жена заявителя выезжала из Ирана по действительному паспорту, однако, прежде, чем въехать в Швецию по собственной инициативе, уничтожила его. В январе 2002 года Миграционный совет Швеции отклонил заявление семьи Назими о предоставлении им убежища, поскольку усомнился в том, что заявитель преследовался или может преследоваться властями Ирана за свою политическую деятельность. Поданная заявителем жалоба на отказ в предоставлении убежища была отклонена в связи с тем, что адвокат Назими не представила документов, подтверждающих ее полномочия по представлению интересов заявителя в суде.

Заявитель подал еще одно ходатайство о предоставлении убежища, в котором содержались дополнительные сведения о прошлом их семьи, а также медицинское заключение о том, что он страдает посттравматическим стрессовым синдромом, требующим длительного психиатрического лечения. Данное ходатайство было также отклонено. После этого Назими подал третье ходатайство, к которому была приложена копия экспертного заключения, подтверждающего ухудшение психического состояния заявителя и его дочери, наличие у них суицидных наклонностей. Отказывая в удовлетворении третьего ходатайства заявителей, Апелляционный совет пришел к заключению, что состояние психического здоровья семьи не было настолько серьезным, чтобы возможная депортация могла считаться актом бесчеловечного обращения. В октябре 2002 года семья заявителя подала четвертое ходатайство с приложением заключений еще двух врачей, в которых говорилось о всей серьезности состояния психического здоровья Назими и о большой степени вероятности совершения им самоубийства. Настоящее ходатайство пока не рассмотрено.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Швеции в отношении Статьи 3 Конвенции.


Вопрос о высылке гражданина иностранного государства


Угроза депортации заявителя в Демократическую Республику Конго: жалоба коммуницирована властям Финляндии.


Н. против Финляндии
N. - Finland (N 38885/02)


[IV Секция]


Суть жалобы


Заявитель - гражданин Демократической Республики Конго (далее именуется ДРК), прибывший в Финляндию в июле 1998 года с целью получения убежища. В своей жалобе Н. указывает, что до свержения режима Мобуту в 1997 году он работал в особом управлении президента (Division Speciale Presidentielle) и был приближенным семьи Мобуту, поскольку у него то же этническое происхождение, что и у членов семьи президента. Более того, заявитель был родом из того же региона, что и семья президента. Несмотря на то, что у Н. не было непосредственного контакта с Мобуту, он работал на его сына Конгулу и был дружен с ним. Заявитель, будучи сторонником режима Мобуту, проникал в студенческие группы Заира для наблюдения за обстановкой в них, а также следил за гражданами Заира, желающими получить убежище в Нидерландах.

Когда г. Киншасу захватили войска Лорана Кабила, заявитель бежал в Анголу, где, будучи заключенным под стражу, подвергался жестокому обращению. В конце концов Н. через ЮАР и Нидерланды добрался до Финляндии. С момента своего прибытия в Финляндию заявитель избегал контактов с гражданами ДРК из-за того, что он был связан с режимом Мобуту. В 1999 году Н. познакомился со своей нынешней сожительницей Е., также желавшей получить в Финляндии убежище. Вместе они прожили девять месяцев до момента ее депортации. В апреле 2002 года Е. приехала навестить заявителя. В настоящее время Е. ждет ребенка от заявителя. В октябре 2002 года Е. вернулась в Финляндию и еще раз подала документы на получение убежища.

Ходатайство заявителя о предоставлении убежища было отклонено в марте 2001 года на том основании, что он не раскрыл данных о своей личности и не сумел доказать, что в случае депортации в ДРК подвергнется обращению в нарушение Статьи 3 Конвенции. Н. обжаловал это решение. В процессе разбирательства дела в Административном суде заявитель представил подробный отчет о том, чем он занимался ранее и о своих связях с правящими кругами Мобуту. Двумя голосами против одного Административный суд оставил жалобу Н. без удовлетворения, усомнившись в правдивости истории заявителя и в том, что он действительно рискует подвергнуться преследованию у себя на родине. На данное решение Н. подал жалобу в Верховный административный суд, который проинформировал адвоката заявителя о решении не приостанавливать исполнение приказа о депортации заявителя, назначенной на 6 ноября 2002 г.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Финляндии в отношении Статьи 3 Конвенции.


Вопрос об экстрадиции гражданина иностранного государства


Приостановление процедур по экстрадиции заявителя в связи с отказом запрашивающего государства от условий ее проведения: жалоба исключена из списка подлежащих рассмотрению дел.


Билази-Ашри против Австрии
Bilasi-Ashri - Austria (N 3314/02)


Решение от 26 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


Суть жалобы


Заявителем является гражданин Египта. В 1980-х годах он был активным членом ряда исламских фундаменталистских групп. В течение этого времени Билази-Ашри не раз заключали под стражу за деятельность в вышеназванных организациях на период от нескольких дней до месяца. Во время своего заключения заявитель неоднократно подвергался плохому обращению. В 1991 году Билази-Ашри получил заграничный паспорт и на восемь месяцев переехал жить в Саудовскую Аравию, после чего вернулся в Египет.

В 1994 году заявитель не проявлял политической активности, однако, после того, как полиция Египта в тот год прибегла к массовым арестам, заявитель стал скрываться, а затем уехал из страны. Сначала он приехал в Албанию, где жила его сестра. Впоследствии к Билази-Ашри перебрались его жена и сын. В 1995 году заявитель прибыл в Австрию, где попросил политического убежища. По приезде он был допрошен полицией Австрии. В день допроса заявитель сообщил полиции о том, что его имя появлялось на страницах египетской печати. Тем не менее ему было отказано в удовлетворении заявления о получении убежища. В обоснование своего отказа власти Австрии указали на то, что, несмотря на возможное преследование Билази-Ашри в 1980-х годах, тот факт, что ему разрешили покинуть Египет в 1991 году, а также незначительный политический вес заявителя позволили сделать вывод: угроза преследования миновала. Более того, заявитель мог попросить убежище в Албании или Словении.

Билази-Ашри обжаловал отказ властей Австрии предоставить ему убежище, ссылаясь на то, что он был лишен возможности представить необходимые документы по делу, в частности, материалы, доказывающие заново возникшую опасность подвергнуться преследованию в Египте. Жалоба заявителя была отклонена. Однако Билази-Ашри и в дальнейшем подавал жалобы в различные судебные инстанции Австрии до тех пор, пока в марте 1998 года Административный суд не передал дело заявителя на рассмотрение только что образованной Независимой коллегии по делам о предоставлении убежища. Решение по делу заявителя пока не вынесено.

Параллельно с описываемыми событиями в Египте было возбуждено уголовное дело в отношении Билази-Ашри. В декабре 1995 года заявитель был заочно осужден за тяжкие преступления и приговорен к 15 годам лишения свободы с обязательным привлечением к труду. В связи с состоявшимся приговором в июле 1998 года власти Египта запросили экстрадицию заявителя. В ноябре 2001 года запрос об экстрадиции был удовлетворен Апелляционным судом г. Вены, который постановил, что у Билази-Ашри нет оснований опасаться плохого с ним обращения, одновременно признав утверждения заявителя о том, что ранее он подвергался пыткам, не соответствующим действительности.

Суд определил следующие условия, при которых экстрадиция будет осуществлена: отмена приговора 1995 года в отношении Билази-Ашри, проведение нового судебного рассмотрения дела с его участием, обеспечение безопасности заявителя, а также обязательство не выдавать его третьему государству. Власти Австрии утвердили постановление об экстрадиции заявителя в тот же день, добавив еще одно условие - в случае постановления оправдательного приговора в отношении заявителя, последнему должно быть позволено покинуть Египет в течение 45 дней.

Власти Египта были официально уведомлены о принятом постановлении о выдаче заявителя в январе 2002 года. В марте Верховный комиссар ООН по делам беженцев сообщил властям Австрии об обоснованности опасений заявителя подвергнуться преследованию в Египте, а также о необходимости предоставить заявителю статус беженца. Наряду с этим Верховный комиссар ООН по делам беженцев указал на то, что дело Билази-Ашри должно быть рассмотрено соответствующим специализированным органом, например, независимой коллегией по делам о предоставлении убежища при Административном суде. В августе 2002 года министерство юстиции Австрии сообщило об отказе властей Египта выполнить условия экстрадиции заявителя. Билази-Ашри был освобожден в тот же день.


Решение


О применении подпункта "b" пункта 1 Статьи 37 Конвенции: Европейский Суд не разделил опасения заявителя быть выданным Египту, которые он обосновывал тем, что постановление об экстрадиции его в Египет, вынесенное в ноябре 2001 года, не отменено. Заявитель не привел достаточных оснований для своего утверждения того, что власти Австрии в отступление от условий, закрепленных в постановлении Апелляционного суда г. Вены, подвергнут его экстрадиции. В этой связи настоящая жалоба была разрешена в порядке применения подпункта "b" пункта 1 Статьи 37 Конвенции.


По жалобам о нарушении Статьи 5 Конвенции


Пункт 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о законности содержания человека под стражей


Длительное содержание заявителя под стражей властями Аджарской Автономной Республики несмотря на то, что в связи с одним делом он был помилован указом Президента Грузии, а по другому делу оправдан центральными судебными органами Грузии: жалоба признана приемлемой.


Ассанидзе против Грузии
Assanidze - Georgia (N 71503/01)


Решение от 12 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


Суть жалобы


В ноябре 1994 года заявитель был приговорен к восьми годам лишения свободы по приговору суда Аджарской Автономной Республики, входящей в состав Грузии. Указом Президента Грузии, принятым в октябре 1999 года, заявитель был помилован с отсрочкой исполнения неотбытой части наказания сроком в два года. 11 ноября 1999 г. Верховный суд Аджарской Автономной Республики вынес постановление о признании указа Президента незаконным. В конце декабря 1999 года Верховный суд Грузии отменил данное постановление. Тем временем Ассанидзе, который по-прежнему находился в месте заключения, были предъявлены обвинения в участии в преступном сговоре и в похищении человека. В конце декабря 1999 года суд первой инстанции Аджарской Автономной Республики вынес официальное постановление о содержании заявителя под стражей до суда. В октябре 2000 года он был осужден Верховным судом Аджарской Автономной Республики. Заявитель обратился с жалобой по вопросам права в Верховный суд Грузии. Власти Грузии предпринимали различные шаги с тем, чтобы перевезти его с территории Аджарской Автономной Республики (где он содержался под стражей) в г. Тбилиси на судебное заседание по рассмотрению его жалобы, однако эти попытки оказались безуспешными. В конце января 2001 года Верховный суд Грузии, рассмотрев жалобу заочно, вынес определение об отмене судебного приговора, вынесенного в октябре 2000 года, и об оправдании заявителя и освобождении его из-под стражи. Это решение до сих пор не выполнено местными властями Аджарской Автономной Республики. Центральные органы власти Грузии неоднократно заявляли о том, что содержание заявителя под стражей является незаконным.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается пункта 1 Статьи 5, а также Статей 3 и 4, пункта 1 Статьи 6, Статей 10 и 13 Конвенции, а также Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.


По жалобам о нарушении подпункта "а" пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о законном содержании под стражей лица, осужденного компетентным судом


Последовательные отказы в удовлетворении ходатайств заключенного об условно-досрочном освобождении, право требовать которое наступило у него в 1979 году: жалоба коммуницирована властям Франции.


Леже против Франции
[Leger - France] (N 19324/02)


[II Секция]


Суть жалобы


Заявитель был осужден к пожизненному лишению свободы в 1966 году за похищение и убийство ребенка при смягчающих обстоятельствах. В июле 1979 года, по истечении испытательного пятнадцатилетнего срока, заявитель получил право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении. Каждый год Леже подавал такие ходатайства, однако неизменно получал отказ. Поданные заявителем прошения о помилования также не возымели эффекта. В июле 2002 года пошел 39-й год заключения заявителя. В связи с тем, что заявитель отбывал пожизненное заключение, ходатайства об условно-досрочном освобождении направлялись им в министерство юстиции Франции. В соответствии с законом Франции от 15 июня 2000 г., которым было предусмотрено усиление гарантий соблюдения презумпции невиновности и прав потерпевших, компетенция рассматривать ходатайства об условно-досрочном освобождении лиц, осужденных на длительные сроки заключения, перешла по первой инстанции региональным судам по рассмотрению дел об условно-досрочном освобождении, а по второй инстанции - национальному суду по рассмотрению жалоб, связанных с условно-досрочным освобождением. 16 января 2001 г. Леже в очередной раз подал ходатайство об условно-досрочном освобождении, однако оно также было отклонено.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Франции в отношении Статьи 3, подпункта "а" пункта 1 Статьи 5 и Статьи 8 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции


Пункт 1 Статьи 6 Конвенции [гражданско-правовой аспект]


Вопрос о доступе к правосудию


Толкование судами процессуального требования, запрещающего рассмотрение существа исковых заявлений и жалоб заявителей: допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Белеш и другие против Чешской Республики
Beles and others - Czech Republic (N 47273/99)


Постановление от 12 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


Факты


Заявители являются членами гомеопатической ассоциации, которая в свою очередь входит в свободную ассоциацию лиц, занимающихся медицинской или парамедицинской деятельностью (далее именуется как Медицинское общество). В связи с решением Медицинского общества исключить из ее членов гомеопатическую ассоциацию, 11 ее членов, включая заявителей, подали иск в суд первой инстанции, который отказал в его удовлетворении, не рассматривая вопрос по существу.

Суд первой инстанции постановил, что, подавая иск о признании решения Медицинского общества ничтожным по смыслу пункта "с" статьи 80 Гражданского процессуального кодекса Чехии, заявители не могут добиться отмены якобы незаконного решения об исключении гомеопатической ассоциации из членов Медицинского общества. Что касается статьи 15-1 Закона N 89/1990 "Об объединениях граждан", на которую заявители ссылались в своем исковом заявлении, то согласно этой статье суд мог пересмотреть оспариваемое решение, но не изменить или подтвердить его. Далее суд указал на то, что отныне процедуры по пересмотру дел были включены в Уголовно-процессуальный кодекс Чехии, который определял режим рассмотрения споров в порядке административного производства, к которым применялся принцип кассации, предусматривающий, что пересмотр решения по смыслу статьи 15 упомянутого закона должен толковаться по аналогии.

Заявители обжаловали данное судебное решение, указав при этом, что в случае, если суд не был компетентен рассматривать дело, исходя из приведенного положения закона, то он должен был вынести решение о неподсудности данного дела, а не отклонять его. Суд второй инстанции оставил решение суда первой инстанции в силе, определив, что заявителям надо было подать в суд первой инстанции иск о пересмотре решения Медицинского общества. В таком случае этот суд рассмотрел бы исковое заявление на основании другого положения Гражданского процессуального кодекса Чехии, в итоге отказав в рассмотрении их искового заявления либо отменив оспариваемое решение. При этом суд второй инстанции отклонил жалобу заявителей на вынесенное им решение.

Конституционный суд Чехии, ссылаясь на статью 239-2 Гражданского процессуального кодекса, отказал в удовлетворении жалобы заявителей на том основании, что они не исчерпали предусмотренные законом средства правовой защиты, а именно: не подали жалобу по вопросу права.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


а) Вопрос о справедливости производства по делам в судах общей юрисдикции.

Суды постановили, что заявители должны были подать административный иск, основываясь на положениях Гражданского процессуального кодекса, касающихся административной юрисдикции. Очевидно, что положения Гражданского процессуального кодекса, на которые ссылались суды, рассматривавшие дело, касаются исключительно исков, поданных на административные решения и, соответственно, вряд ли применимы в настоящем деле, поскольку Медицинское общество является свободной профессиональной ассоциацией, а не административным государственным органом. Такое замечание было выдвинуто заявителями на внутригосударственном уровне рассмотрения их дела, однако ни суды, ни власти Чехии не прокомментировали его. Более того, статья 15 закона "Об объединениях граждан" точно не определяет, согласно какому положению Уголовно-процессуального кодекса Чехии может подаваться иск в соответствующий суд. В данном деле встает вопрос, относящийся к принципу правой определенности. Речь идет не о толковании норм материального права, а о толковании норм процессуального права, воспрепятствовавшее рассмотрению дела по существу иска заявителей, что могло свестись к нарушению права заявителей на эффективную защиту судами. В связи с изложенным заявителей нельзя упрекнуть в том, что они ошиблись, основывая свое исковое заявление на статье 15-1 закона N 89/1990 в сочетании с пунктом "с" статьи 80 Гражданского процессуального кодекса.

Таким образом, отказ судов Чехии в рассмотрении иска заявителей по существу, мотивированный весьма строгим толкованием процессуальных норм, нарушил сущность права заявителей на рассмотрение дела судом, являющегося составной частью права человека на справедливое разбирательство дела судом, закрепленного в пункте 1 Статьи 6 Конвенции.


Постановление


Нарушены положения Конвенции (принято единогласно).


b) О доступе к процедурам в Конституционном суде.

Приемлемость жалобы заявителей по вопросу права по смыслу статьи 239-2 Гражданского процессуального кодекса зависела исключительно от позиции Конституционного суда, которому надлежало определить, являлось ли оспариваемое решение "чрезвычайно важным с правовой точки зрения". Ни заявители, ни их адвокат не могли оценить шансы признания их жалобы Верховным судом приемлемыми, тем более, что она была отклонена судом второй инстанции. Если заявители подали бы жалобу по вопросу права и она была объявлена неприемлемой, то в таком случае жалоба заявителей в Конституционный суд могла бы быть признана неприемлемой из-за того, что подана в нарушение срока.

Одновременная подача заявителями жалобы по вопросу права и жалобы в Конституционный суд, о чем заявили власти Чехии, может рассматриваться лишь как случайное средство правовой защиты, которое не закреплено законодательно и не обеспечивает соответствующего решения, как того требует принцип правовой определенности. Требование, выдвигаемое к заявителям, о подаче жалобы в Конституционный суд по тем же основаниям, что и жалобы по вопросу права, нарушило принцип правовой определенности. Более того, в действительности вряд ли частным лицам известно о возможности подачи одновременных исков. В любом случае описанное сторонами применение правил, касающихся доступа к рассмотрению жалоб Конституционным судом, не способствует обеспечению надлежащего отправления правосудия, поскольку оно препятствует заинтересованным лицам прибегнуть к средству правовой защиты. Требование исчерпания "всех средств правовой защиты", предусмотренное статьями 72-2 и 75-1 Закона "О Конституционном Суде", нарушает сущность права заявителей на подачу жалобы в связи с тем, что на заявителей налагается непропорциональное бремя, нарушающее справедливый баланс между законным желанием по обеспечению соответствия требованиям процессуальных норм, регламентирующих подачу жалобы в Конституционный суд, и правом на доступ в этот суд.

Ситуация осложняется еще и тем, что не проводится различий между обычными и чрезвычайными исками (кроме исков о проверке законности процедуры) и невозможно предсказать приемлемость жалобы по вопросу права, предусмотренной статьей 239-2 Гражданского процессуального кодекса. Поскольку по законодательству Чехии жалоба по вопросу права - чрезвычайное средство правовой защиты, которое само по себе не является доступным, тем более что вопрос о ее приемлемости определяется Верховным судом, она не может рассматриваться в настоящем деле в качестве эффективного средства правовой защиты. В этой связи заявителей нельзя упрекнуть в том, что они не прибегли к данному средству. Таким образом, это является нарушением права на эффективную защиту в суде. Решение Конституционного суда лишило заявителей права на доступ к правосудию и, как следствие, права на справедливое рассмотрение дела по смыслу пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Постановление


Нарушены положения Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд отклонил требование заявителей о возмещении материального ущерба. По договоренности со сторонами Европейский Суд счел, что признание нарушения само по себе является справедливой компенсацией морального вреда, понесенного заявителями. Европейский Суд также вынес решение о выплате заявителям 330 евро в счет возмещения судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о доступе к правосудию


Признание неприемлемой жалобы заявителей, поданной ими в Конституционный суд: допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Белеш и другие против Чешской Республики
Beles and others - Czech Republic (N 47273/99)


Постановление от 12 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше.)


Вопрос о доступе к правосудию


Формальные требования к жалобе, подаваемой в Конституционный суд: допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Звольский и Звольска против Чешской Республики
Zvolsky and Zvolska - Czech Republic (N 46129/99)


Постановление от 12 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


Факты


В 1967 году заявители заключили договор купли-продажи и дарения с М.Р., по условиям которого последний продал им жилой дом и бесплатно передал прилегающие сельскохозяйственные земли. В то время передача деревенского участка земли была совершена посредством купли-продажи жилого дома и дарения прилегающих сельскохозяйственных земель, находящихся под управлением социалистического органа власти. В соответствии с действовавшими на тот момент положениями законодательства Чехии заявители для того, чтобы завладеть жилым домом, должны были работать в социалистическом кооперативе вместо М.Р. Помимо выплаты стоимости недвижимости они заплатили М.Р. сумму в размере 30 000 чехословацких крон в качестве компенсации стоимости земли, переданной им.

В 1991 году М.Р. подписал заявление, в котором указал, что в свое время он передал землю по своей воле. В 1993 году М.Р. подал иск, требуя, inter alia, признания недействительной части договора относительно передачи сельскохозяйственных земель, ссылаясь на закон от 1991 года о праве собственности на землю. Соответствующий районный суд вынес решение в пользу М. Р. Суд постановил, что заявление, в котором М.Р. прямо утверждает, что он продал свою землю добровольно по оговоренной цене, не имеет юридической силы.

В феврале 1996 года областной суд подтвердил решение районного суда. Одновременно он отклонил ходатайство заявителей о подаче ими жалобы по вопросу права ввиду отсутствия крайне важного юридического вопроса. В соответствии со статьей 239-2 Гражданского процессуального кодекса Чехии жалоба по вопросам права является приемлемой, если Кассационный суд посчитает, что оспариваемое решение поднимает крайне важный вопрос права. Ссылаясь на данное положение, заявители подали жалобу по вопросу права. В июле 1997 года Верховный суд Чехии объявил эту жалобу неприемлемой на том основании, что решение областного суда не представляло собой решение особой правовой важности. Заявители получили решение Верховного суда не ранее середины сентября 1997 года.

В середине ноября 1997 года заявители подали жалобу в Конституционный суд. Согласно статье 72-2 Закона о Конституционном суде жалоба должна быть подана в течение 60 дней с момента вручения лицу, подающему жалобу, решения суда, явившегося последним средством правовой защиты. Конституционный суд постановил, что решение Кассационного суда не является решением, исчерпывающим средства правовой защиты лица, подающего жалобу. Конституционная жалоба может быть подана только на решение апелляционного суда. Поскольку жалоба в Конституционный суд была подана по истечении 60 дней с того момента, как решение апелляционного суда стало окончательным, условия, установленные статьей 72-2 Закона о Конституционном суде, не были соблюдены. В связи с этим жалоба была признана неприемлемой ввиду истечения срока для ее подачи.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. В данном деле встает вопрос об определении момента, с которого начинает отсчет шестидесятидневного срока, в течение которого должна быть подана жалоба. Конституционный суд пришел к выводу, что отсчет срока начинается с момента вынесения решения апелляционного суда, поскольку жалоба по вопросам права была объявлена неприемлемой. Приемлемость жалобы заявителей полностью зависела от мнения Верховного суда, которому надлежало определить, являлось ли оспариваемое решение "чрезвычайно важным с правовой точки зрения".

В данных обстоятельствах ни заявители, ни их адвокат не могли оценить шансы признания их жалобы приемлемой Верховным судом. Тем не менее несмотря на отказ апелляционного суда принять жалобу к рассмотрению, заявители решили - в соответствии с прецедентным правом Конституционного суда - подать жалобу по вопросам права на основании статьи 239-2 Гражданского процессуального кодекса. Принимая во внимание, что жалоба по вопросам права была по смыслу статьи 72-2 Закона о Конституционном суде последним из имевшихся в распоряжении заявителей средством правовой защиты, они добросовестно посчитали, что исчисление шестидесятидневного срока для подачи жалобы в Конституционный суд начинается с момента вручения решения Кассационного суда. Согласно статье 72-2 Закона о Конституционном суде жалоба в этот судебный орган должна быть подана в течение 60 дней с момента вручения лицу, подающему жалобу, решения суда, явившегося последним средством правовой защиты. Статья 75-1 данного Закона предусматривает, что жалоба в Конституционный суд является неприемлемой, если лицо, подающее жалобу, не исчерпало всех средств правовой защиты, кроме случаев подачи ходатайств о пересмотре дела. Более того, согласно статье 239-2 Гражданского процессуального кодекса приемлемость жалобы по вопросам права зависит от позиции Верховного суда, который определяет вопрос о том, являлось ли оспариваемое решение "чрезвычайно важным с правовой точки зрения".

Применение правил, устанавливающих срок подачи жалоб, не мешает заинтересованному лицу использовать доступные ему средства правовой защиты. В настоящем деле встает вопрос о толковании процессуальных требований, которые препятствуют рассмотрению дела заявителей по существу, в нарушение права на эффективную судебную защиту. Решив подать жалобу по вопросам права, заявители лишь использовали возможность, предусмотренную статьей 239-2 Гражданского процессуального кодекса, что не должно было повлечь неприятных для них последствий. Нельзя также упрекать заявителей в том, что свою жалобу в Конституционный суд они подали лишь в середине ноября 1997 года, поскольку вопрос о том, с какого дня начинался отсчет, является спорным.

Статья 75-1 Закона о Конституционном суде не проводит различий между обычными и исключительными жалобами, поэтому заинтересованное лицо должно исчерпать оба средства подачи. Однако в соответствии с законом это требование не распространяется на ходатайства о пересмотре дела. Таким образом, если обязательным условием признания жалобы заявителей приемлемой Конституционным судом была подача ими жалобы по вопросам права, то в таком случае началом течения срока для представления жалобы в Конституционный суд должен был быть день вынесения решения Верховным судом. Альтернативой подобного решения могло быть приостановление течения этого срока с момента подачи жалобы по вопросам права.

Одновременная подача заявителями жалобы по вопросу права и жалобы в Конституционный Суд, о чем заявили власти Чехии, может рассматриваться лишь как случайное средство правовой защиты, которое не закреплено законодательно и не обеспечивает соответствующего решения, как того требует принцип правовой определенности. Следовательно, шестидесятидневный срок, предусмотренный для подачи жалобы в Конституционной суд, должен был исчисляться с момента вручения решения Верховного суда по жалобе заявителей по вопросам права.

Наконец, требование об исчерпании "всех средств правовой защиты", предусмотренное статьями 72-2 и 75-1 Закона о Конституционном суде и не проводящее различий - за исключением ходатайства о пересмотре дела - между обычными и исключительными жалобами, наряду с невозможностью предвидеть приемлемость жалобы по вопросам права, возникающая в связи с применением статьи 239-2 Гражданского процессуального кодекса, нарушает саму сущность права на обжалование ввиду наложения на заявителей непропорционального бремени. Следовательно, слишком строгое толкование Конституционным судом процессуальных норм в настоящем деле лишило заявителей их права на обращение в суд.


Постановление


Допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Суды Чехии вынесли решение о признании договора в части, касающейся дарения земли, недействительным. Вмешательство в осуществление заявителями права на уважение их собственности было предусмотрено законом. Целью, преследуемой законом о частной собственности, является смягчение последствий экономических прегрешений, имевших место во времена коммунистического режима. Европейский Суд признает, что Чехия, рассматривавшая эти последствия как наносящие вред ее демократическому режиму, могла считать их ликвидацию необходимой.

Основной целью закона являются "общественные интересы". Закон о частной собственности на землю не содержит положений о каких-либо формах компенсации, если договор дарения был признан недействительным. Как уже было указано, оспариваемое вмешательство предусматривалось законом и не было произвольным. Более того, отсутствие компенсации само по себе не делает незаконным изъятие государством собственности заявителей. Вполне логично, что законодательство предусматривает общий подход, применимый к рассмотрению экономических правонарушений, совершенных при коммунистическом режиме. Хотя при этом может возникнуть необходимость в проведении между ними различия для их исследования и изучения исключительных обстоятельств им сопутствовавших: обычно способ получения в прошлом такой собственности оправдывает отсутствие компенсации.

Однако Европейский Суд удивлен, почему законодательство Чехии препятствует возможности изучения по конкретному делу обстоятельств, при которых собственность в свое время была передана. В деле, подобном настоящему, было бы необходимо четко установить, была ли передача данной земли произведена против воли ее бывшего собственника - чего, как представляется, не было, принимая во внимание заявление, написанное самим бывшим собственником, - и было ли это действительно экономическим правонарушением с учетом всех обстоятельств дела. Сама возможность признания судом договора недействительным без учета уплаченной в свое время нынешним собственником земли компенсации, а также заявления бывшего собственника о том, что он полностью согласен с ее передачей, порождают ситуацию, которая нарушает справедливый баланс, который должен быть соблюден между защитой индивидуальных прав собственности и требованием общественных интересов, что ставит заявителей в неблагоприятное положение. Несмотря на законность цели, которая преследовалась законом о праве собственности на землю на момент его принятия в 1991 году, требование возврата заявителями собственности, добросовестно ими полученной в качестве добровольного подарка, и за выплату эквивалентной денежной суммы, без получения компенсации, должно быть расценено как непропорциональное бремя, которое не может быть оправдано пунктом 2 Статьи 1 протокола N 1 к Конвенции.


Постановление


Допущено нарушение Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд полагает, что признание нарушения само по себе представляет справедливую компенсацию за причиненный моральный вред. Наряду с этим Европейский Суд постановил выплатить заявителям 50 000 евро в качестве компенсации материального ущерба и 3 000 евро в возмещение судебных расходов и издержек.


Вопрос о доступе к правосудию


Отказ в предоставлении правовой помощи: жалоба коммуницирована властям Германии.


Лойшнер против Германии
Leuschner - Germany (N 58623/00)


[III Секция]


(См. ниже Решение Европейского Суда по данному делу, рассмотренному в контексте Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.)


Вопрос о справедливом разбирательстве дела судом


Толкование судами общей юрисдикции процессуальных требований, препятствующих рассмотрению жалобы по существу: допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Белеш и другие против Чешской Республики
Beles and others - Czech Republic (N 47273/99)


Постановление от 12 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше.)


Вопрос о разбирательстве дела в разумный срок


Срочное проведение предварительных процессуальных действий: допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Бока против Бельгии
Boca - Belgium (N 50615/99)


Постановление от 15 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Факты


Настоящее дело касается двух разбирательств по гражданскому делу. Первое касалось заявления о разводе, поданном в суд первой инстанции в марте 1998 года, а второе, которое рассматривалось в то же время, касалось временных мер. Соответствующее внутригосударственное законодательство наделило суды по рассмотрению срочных обращений специальной юрисдикцией по назначению этих временных мер во время процедуры развода. Указанные меры касались несовершеннолетних детей супружеской пары. Процессуальные действия в суде по рассмотрению срочных обращений завершились вынесением в июне 2000 года решения, которым фиксировался отказ сторон от участия в дальнейших процессуальных действиях. Стороны утверждали, что они будут соблюдать временные меры, установленные судом первой инстанции, относительно возобновления встреч детей с их матерью и выплаты алиментов отцом. Процессуальные действия по существу дела были закончены в марте 2000 года вынесением решения Апелляционным судом.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Следует проводить различие между процессуальными действиями, связанными с разводом, и процессуальными действиями в суде по рассмотрению срочных обращений. Первые процессуальные действия длились два года и прошли две судебные инстанции. В настоящем деле данный период соответствует требованию разбирательства дела в разумный срок.


Постановление


Положения Статьи 6 Конвенции не нарушены (принято единогласно).

Вторые процессуальные действия длились более двух лет и трех месяцев и прошли рассмотрение по двум инстанциям. Вопросы разбирательства срочных обращений были важными, поскольку необходимо было разрешить вопрос об опеке над двумя несовершеннолетними детьми. Разбирательства срочных обращений по своей сути являются процессуальными действиями, не терпящими каких-либо задержек даже на стадии обжалования решений, несмотря на то, что временная мера, избранная судом первой инстанции, могла быть осуществлена принудительно. В связи с большим количеством дел, ожидающих рассмотрения по второй инстанции, дело заявителей было внесено в лист ожидания, слушание назначено через год и два месяца после того, как дело было готово к продолжению рассмотрения. Общая продолжительность процессуальных действий в настоящем деле не может считаться разумной.


Постановление


Допущено нарушение Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).


Вопрос об устном разбирательстве дела


Непроведение устных слушаний по делу о выплате пособий по нетрудоспособности: допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Саломонссон против Швеции
Salomonsson - Sweden (N 38978/97)


Постановление от 12 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Факты


Заявитель подал жалобу в Окружной административный суд на отказ в выплате пособия по нетрудоспособности. Суд, не проводя устных слушаний, вынес решение в его пользу. Однако Совет по социальному страхованию обжаловал это решение в Апелляционный административный суд, который, отказав заявителю в проведении устных слушаний, удовлетворил жалобу Совета. Верховный административный суд отказал заявителю в рассмотрении его жалобы на решение Апелляционного административного суда.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Право Швеции устанавливает, что производство по делам в административных судах обычно проходит в письменной форме, поэтому от заявителя ожидалось, что он подаст ходатайство о проведении устного разбирательства в Окружной административный суд. Поскольку заявитель этого не сделал, он мог обоснованно предполагать, что ему откажут в удовлетворении его ходатайства о проведении слушания в этом суде. Кроме того, поскольку Верховный административный суд ограничился рассмотрением вопроса о предоставлении разрешения на подачу заявителем жалобы, он не проводил полного разбирательства дела. Даже при применении положений Статьи 6 Конвенции дело могло быть адекватно разрешено на основании материалов дела и письменных доводов сторон. Однако необходимо было рассмотреть вопрос о непроведении устных слушаний в Апелляционном административном суде.

В некоторых случаях, несмотря на отсутствие слушаний при рассмотрении дела по первой инстанции, можно допустить отказ в проведении устных слушаний во второй инстанции. Более того, споры, касающиеся социальных выплат, во многом формальны, поэтому многие из них было бы лучше рассматривать в ходе письменной процедуры. Тем не менее юрисдикция Апелляционного административного суда не ограничивается рассмотрением вопросов права, она также распространяется на вопросы факта. В этой связи представляется, что в ходе устных слушаний могла быть получена информация, имеющая значение для разрешения дела. Таким образом, в настоящем деле Европейский Суд не усматривает наличие исключительных обстоятельств, которые могли бы оправдать отказ от проведения слушаний. В связи с тем, что заявитель обращался с ходатайствами о проведении устных слушаний в Апелляционном административном суде, он имел право на их проведение.


Постановление


Допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд отказал в удовлетворении требования заявителя о возмещении материального ущерба, однако вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Лундеваль против Швеции
Lundevall - Sweden (N 38629/97)


Постановление от 12 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Вопросы, затронутые данным делом, аналогичны вопросам, рассмотренным по делу "Саломонссон против Швеции", см. выше.


Вопрос об устном разбирательстве дела


Непроведение устного разбирательства по делу о выплате пособия: положения Статьи 6 Конвенции не нарушены.


Дери против Швеции
Dory - Sweden (N 28394/95)


Постановление от 12 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Факты


Заявительница обжаловала в Административный суд лена* (*Лен - административно-территориальная единица Швеции (прим. перев.).) решения о прекращении выплаты ей пособий в связи с трудовым увечьем и по болезни. Заявительница не ходатайствовала о проведении устных слушаний. В связи с отклонением ее жалоб Административным судом лена она подала несколько жалоб в Апелляционный административный суд. Заявительнице было отказано в проведении устного разбирательства по делу, а ее жалобы оставлены без удовлетворения. Верховный суд по делам социального страхования отказал заявительнице в рассмотрении ее жалобы.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Что касается проведения устного разбирательства в Административном суде лена и Верховном суде по делам социального страхования, то в настоящем деле применяются те же принципы, что и в деле "Саломонссон против Швеции" (см. выше). Относительно непроведения слушаний в Апелляционном административном суде: в настоящем деле выводы суда были основаны лишь на медицинском заключении, таким образом, рассмотрение спора в Апелляционном административном суде свелось к правильному толкованию медицинского документа. Этот вопрос мог быть адекватно разрешен на основании медицинских заключений и письменных доводов заявительницы. При этом она не требовала вызова в суд свидетелей и не ссылалась на какие-либо иные устные показания. В действительности, заявительница не привела доводов в обоснование своего ходатайства о проведении устного разбирательства. Таким образом, в настоящем деле имеются исключительные обстоятельства, оправдывающие отказ в проведении устного разбирательства.


Постановление


Положения Статьи 6 Конвенции не нарушены (принято единогласно).


Пункт 1 Статьи 6 Конвенции [уголовно-правовой аспект]


Вопрос о доступе к правосудию


Отказ в принятии к рассмотрению жалобы в связи с тем, что она не была подписана заявителем, отказавшимся от услуг адвоката, практикующего в высших судах: жалоба признана неприемлемой.


Мейе против Франции
Maillet - France (N 45676/99)


Решение от 12 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Суть жалобы


Заявитель был приговорен к десяти годам лишения свободы за вооруженное ограбление. Ранее он имел судимость за аналогичные преступления. В суде присяжных интересы заявителя представлял адвокат К., назначенный судом в порядке оказания бесплатной юридической помощи. Заявитель подал жалобу по вопросам права. Несмотря на то, что Мейе не ходатайствовал об оказании ему адвокатской помощи при подаче жалобы, адвокат К. подготовил, подписал и представил в суд состязательные бумаги в поддержку жалобы заявителя по вопросам права. Кассационный суд постановил, что поданные состязательные бумаги, содержавшие лишь подпись адвоката заявителя, не будучи подписанными самим заявителем, не соответствуют требованиям статьи 584 Уголовно-процессуального кодекса Франции. В связи с этим Кассационный суд отклонил жалобу, указав, что не может рассматривать дело, опираясь на такого рода материалы.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Лицо, подающее жалобу в судебную инстанцию и осуществляющее свою защиту без консультаций с профессиональным адвокатом, состоящим в коллегии адвокатов, практикующих в высших судах, должен, согласно статье 584 Уголовно-процессуального кодекса, подавать состязательные бумаги, содержащие его собственную подпись. Несоблюдение этого требования влечет за собой неприемлемость поданных документов. Процессуальные правила, которые должны соблюдаться при подаче жалобы, преследуют цель обеспечения надлежащего отправления правосудия, и эта цель законна. Требование наличия подписи является старым правилом, установленным в четком и последовательном своде норм прецедентного права. Таким образом, адвокат заявителя, будучи практикующим юристом, должен был знать об этом.

В Кассационном суде заявителю оказывал юридическую помощь адвокат К., назначенный судом на более ранней стадии разбирательства в суде первой инстанции. В ходе разбирательства в Кассационном суде заявитель имел выбор: быть представленным адвокатом, практикующим в высших судах страны, либо не прибегать к услугам такого адвоката. Закрепленная в праве Франции система оказания бесплатной юридической помощи содержит существенные гарантии справедливости. Мейе сам решил продолжить пользоваться услугами адвоката К. при подаче его жалобы по вопросам права.

Специфика процесса в Кассационном суде может оправдывать большую степень приверженности формальностям в ходе производства по рассматриваемым им делам. Решение заявителя не обращаться за помощью адвоката, практикующего в высших судах, может служить объяснением того, что его жалоба была подвергнута более строгому изучению на предмет условий ее приемлемости и требования наличия его подписи. В настоящем деле заявитель или его адвокат имели возможность убедиться, что правила процедуры Кассационного суда были соблюдены. Более того, признание жалобы заявителя неприемлемой явилось наказанием за существенную ошибку, допущенную им при подготовке жалобы. В этой связи заявитель сам несет за это ответственность. Власти Франции не несут ответственности за ошибки выбранного заявителем адвоката. Принимая во внимание независимость коллегий адвокатов, ведение защиты - дело обвиняемого и его представителя. Мейе мог избежать ситуации, в связи с которой он подает жалобу, воспользовавшись услугами адвоката, специализирующегося на ведении дел в высших судах страны. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о справедливом разбирательстве дела


Дача самоинкриминирующих показаний - получение от лица признания в совершении преступления агентом полиции, подсаженным в камеру подозреваемого: допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Аллан против Соединенного Королевства
Allan - United Kingdom (N 48539/99)


Постановление от 5 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Факты


Во время содержания заявителя и некого Г. под стражей по подозрению в грабеже их камера и места свидания, которыми они пользовались, находились под скрытым аудио- и видеонаблюдением полиции в связи с ведущимся расследованием по факту убийства. В результате были записаны разговоры между двумя лицами, содержавшимися в камере, а также между заявителем и его посетителем.

Впоследствии агент полиции Х. был помещен в камеру заявителя с целью вытягивания из него информации. Х., который был снабжен записывающим устройством, сделал заявление, в котором он утверждал, что заявитель признался в том, что присутствовал на месте убийства. Признание не было записано на пленку, и нет никаких иных доказательств, подтверждающих связь заявителя с убийством. На слушаниях по делу Аллана его адвокат безуспешно пытался оспорить допустимость скрытого наблюдения и показаний Х. Заявитель был осужден и приговорен к пожизненному лишению свободы. Ему было отказано в разрешении подать жалобу на приговор.


Вопросы права


По поводу Статьи 8 Конвенции. На момент относящихся к делу событий в законодательстве Соединенного Королевства не было положений, регламентирующих использование полицией скрытых записывающих средств. Таким образом, такое вмешательство в право человека на неприкосновенность его личной жизни не было "предусмотрено законом".


Постановление


Допущено нарушение Статьи 8 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Записи нельзя считать незаконными в том смысле, что они не противоречили уголовному законодательству Соединенного Королевства. Нет свидетельств того, что какие-либо признания, сделанные в ходе бесед заявителя с Г. и посетителем, были получены под принуждением или имели место провокация или склонение к совершению преступления. Установление весомости и достоверности этих доказательств не является центральным вопросом настоящего дела. В данных обстоятельствах особую важность приобретает вопрос о том, было ли проведено справедливое разбирательство дела. В этой связи адвокат заявителя мог оспорить допустимость записей. Судья вынес всестороннее решение по первой инстанции, и это решение было проверено при изучении вопроса об удовлетворении ходатайства заявителя о подаче жалобы.

Таким образом, Европейскому Суду не было представлено убедительных доказательств того, что использование записей разговоров заявителя с Г. и его посетителем в ходе разбирательства его дела по первой инстанции противоречило требованию справедливости, предусмотренному Статьей 6 Конвенции. Однако тот факт, что Х. использовался для получения доказательств, поднимает более сложный вопрос. Право человека хранить молчание, в принципе, служит для защиты свободы выбора подозреваемого - давать показания или хранить молчание во время допроса в полиции. Следовательно, это право действительно подорвано, если власти государства используют уловки для получения признания или подобных инкриминирующих заявлений.

В настоящем деле признания, якобы сделанные Х., не были спонтанными и самопроизвольными, а были получены при настойчивых расспросах Х., который при подстрекательстве полиции проводил их при обстоятельствах, которые могли рассматриваться как функционально равнозначные допросу, проводившемуся без соблюдения процессуальных гарантий, присущих формальному полицейскому допросу. Несмотря на то, что не было установлено существования между заявителем и Х. особых отношений, а также в связи с тем, что не было приведено доказательств оказания прямого насилия в отношении заявителя, последний подвергался психологическому давлению, которое нарушает добровольную природу признания. В данных обстоятельствах информация, добытая благодаря использованию Х., может рассматриваться как полученная вопреки воле обвиняемого, а принятие ее во внимание в ходе разбирательства дела нарушило право заявителя хранить молчание и привилегию против самообвинения.


Постановление


Допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 13 Конвенции. Власти Соединенного Королевства признали, что заявитель на момент изложенных в деле событий не имел эффективных средств правовой защиты в связи с его жалобой по Статье 8 Конвенции.


Постановление


Допущено нарушение Статьи 13 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд постановил выплатить заявителю 1 642 евро в качестве компенсации морального вреда в связи с нарушением Статей 8 и 13 Конвенции. Европейский Суд заключил, что признание нарушения пункта 1 Статьи 6 Конвенции само по себе представляет справедливую компенсацию. Европейский Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о справедливом судебном разбирательстве


Уведомление о времени проведения заседания Кассационного суда через объявление, вывешенное в его канцелярии: положения Статьи 6 Конвенции не нарушены.


Вайнен против Бельгии
Wynen - Belgium (N 32576/96)


Постановление от 5 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


(См. ниже.)


Вопрос о справедливом судебном разбирательстве


Отказ Кассационного суда передать дело в Арбитражный суд для предварительного рассмотрения: положения Статьи 6 Конвенции не нарушены.


Вайнен против Бельгии
Wynen - Belgium (N 32576/96)


Постановление от 5 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


(См. ниже.)


Вопрос об обеспечении состязательного процесса


По утверждению заявителя, у него отсутствовала возможность представить суду ответ на замечания прокурора: положения Статьи 6 Конвенции не нарушены.


Вайнен против Бельгии
Wynen - Belgium (N 32576/96)


Постановление от 5 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


(См. ниже.)


Вопрос о равенстве процессуальных возможностей сторон


Отклонение дополнительного меморандума заявителя в Кассационный суд вследствие пропуска срока, предусмотренного для его подачи: допущено нарушение Статьи 6 Конвенции.


Вайнен против Бельгии
Wynen - Belgium (N 32576/96)


Постановление от 5 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


Факты


Первым заявителем выступает врач, а вторым - межрегиональная больница. Заявители проходили по делу, возбужденному в связи с тем, что в больнице установили специализированное медицинское оборудование без необходимого на то разрешения. Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции, оправдавшего заявителей, и наложил на первого заявителя штраф с отсрочкой его выплаты и оплату судебных издержек, постановив при этом, что больница была солидарно ответственна за выплату соответствующих сумм. Обжалуя постановление Апелляционного суда в Кассационный суд по вопросам права, заявители ходатайствовали о передаче их дела на рассмотрение суда по спорам об административной подведомственности и процедуре для вынесения предварительного постановления. Заявители представили в суд дополнительные состязательные бумаги, в которых указали новые обоснования их жалобы.

В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Бельгии за 16 дней до заседания Кассационного суда дело заявителей было внесено в список рассматриваемых дел, который был вывешен в канцелярии и зале заседаний Кассационного суда. В установленный срок было проведено открытое слушание дела заявителей в Кассационном суде, о котором, по утверждению заявителей, они не были проинформированы. В судебном заседании выступили судья-докладчик, представитель генерального прокурора и адвокат, представляющий ответчика в апелляционном производстве. При этом представитель генерального прокурора не присутствовал при обсуждении дела, по итогам которого Кассационный суд на основании параграфа 2 статьи 420-bis Уголовно-процессуального кодекса Бельгии, предусматривающего, что подача заявителем всех состязательных бумаг проводится в течение двух месяцев с момента внесения дела в общий список рассматриваемых дел, отклонил дополнительные замечания заявителей как поданные с пропуском установленного срока и отказал в удовлетворении жалобы заявителей. Кассационный суд отклонил ходатайство заявителей о передаче дела в суд по спорам об административной подведомственности и процедуре для вынесения предварительного постановления.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


а) По вопросу о непринятии к рассмотрению Кассационным судом дополнительных состязательных бумаг заявителей.

Лицо, подающее жалобу по вопросам права, должно представить все состязательные бумаги в течение двух месяцев с момента внесения дела в общий список рассматриваемых судом дел, тогда как ответчик по жалобе не связан этим сроком. В данном деле у заявителей ушло пять месяцев на подачу их состязательных бумаг. Более того, заявители были лишены возможности представить письменные замечания в ответ на состязательные бумаги ответчика по жалобе, поскольку они были бы отклонены как поданные в нарушение срока. Рассмотрение такой возможности немаловажно, так как производство по спору между двумя сторонами подразумевает возможность тщательного ознакомления одной стороны с документами, поданными другой стороной, и их обсуждение.

Европейский Суд отдает отчет в необходимости, подчеркнутой властями Бельгии, не затягивать без достаточных на то оснований судебные процедуры посредством предоставления возможности для ответных письменных замечаний, однако принцип равенства процессуальных возможностей сторон не препятствует достижению этой цели при условии, что при этом одна из сторон не оказывается в явно невыгодном положении.


Постановление


Нарушены положения Конвенции (четыре голоса - "за", три - "против").


b) По вопросу об уведомлении о времени проведения заседания Кассационного суда.

Информация о дате заседания Кассационного суда была вывешена в его канцелярии и в самом зале судебных заседаний за 16 дней. Интересы заявителей представляли четверо адвокатов, являвшихся членами Брюссельской коллегии адвокатов. Нормы, регламентирующие данную процедуру, закреплены в Уголовно-процессуальном кодексе, являясь, таким образом, доступными и в достаточной степени ясными. В связи с этим адвокаты, будучи практикующими юристами, не могут ссылаться на то, что они не знали о существовании этих норм. Более того, существовала практика, в соответствии с которой стороны и их адвокаты могли попросить сотрудников канцелярии суда проинформировать их о дате судебного заседания по телефону. Было бы разумно заинтересованной стороне, желающей быть лично проинформированной о дате слушания дела, в котором она участвует, воспользоваться дополнительным источником получения такой информации. Власти Бельгии в данной ситуации не препятствовали заявителям принять участие в слушании в Кассационном суде.


Постановление


Положения Статьи 6 Конвенции не нарушены (принято единогласно).


с) По вопросу о ненаправлении заранее состязательных бумаг представителя генерального прокурора, участвующего в рассмотрении дела в Кассационном суде, и о невозможности в этой связи представить на них отзыв.

Обе стороны в процессе, судьи, а также присутствующие в зале судебного заседания были ознакомлены с содержанием состязательных бумаг, поданных представителем генерального прокурора, во время их устного представления в ходе публичного слушания в Кассационном суде. Таким образом, нарушение принципа равенства процессуальных возможностей сторон не имело места.

Что же касается представления стороной по делу ответных возражений на замечания представителя генерального прокурора, то согласно принципам, регулирующим производство по спору между двумя сторонами, заявители могли, если они присутствовали бы на слушании дела, представить свои замечания в ходе заседания (как это сделал адвокат ответчика), либо ходатайствовать о переносе слушания, либо же просить суд о приобщении меморандума к делу. Неучастие заявителей и их адвокатов в слушании дела не дает оснований для признания властей Бельгии ответственными за это (см. пункт "b" выше).


Постановление


Положения Статьи 6 Конвенции не нарушены (принято единогласно).

d) По вопросу об отказе Кассационного суда передать дело в суд по спорам об административной подведомственности и процедуре для вынесения предварительного постановления.

В Конвенции не закреплено право требовать передачи дела из одной внутригосударственной судебной инстанции в другую внутригосударственную или международную судебную инстанцию для предварительного рассмотрения. Именно суду подлежит определить, может или должен ли он передать дело на предварительное рассмотрение в другой суд и будет ли это способствовать разрешению переданного ему спора. Однако не исключено, что при определенных обстоятельствах подобный отказ суда конкретного государства, рассматривающего дело в последней инстанции, может свестись к нарушению принципа справедливого судебного разбирательства, особенно если такой отказ носит произвольный характер.

Кассационный суд должным образом рассмотрел жалобу заявителей по данному вопросу, а также их ходатайство о передаче дела в суд по спорам об административной подведомственности и процедуре для предварительного рассмотрения, вынеся по этому поводу мотивированное постановление, которое не производит впечатление произвольного. Более того, толкование законодательства государства является прерогативой его судов.


Постановление


Положения Статьи 6 Конвенции не нарушены (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд счел, что признание нарушения само по себе является справедливой компенсацией морального вреда, понесенного заявителями. Европейский Суд также вынес решение о выплате заявителям 5 000 евро в счет возмещения судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о разбирательстве дела беспристрастным судом


Заявления для печати, сделанные судьей, рассматривавшей дело заявителя: допущено нарушение Статьи 6 Конвенции.


Лавентс против Латвии
Lavents - Latvia (N 58442/00)


Постановление от 28 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Факты


В июне 1995 года велось следствие в рамках уголовного дела, возбужденного в связи с деятельностью заявителя, занимавшего пост председателя совета директоров крупнейшего латвийского банка, банкротство которого привело к серьезным последствиям для экономики Латвии и разорению тысяч вкладчиков. Заявителю было предъявлено обвинение в совершении ряда преступлений в сфере экономики и банковского права, а также в незаконном хранении оружия. Лавентса заключили под стражу в июле 1995 года. Следствие по делу продолжалось, и в октябре 1996 году заявителю предъявили обвинение в окончательной редакции. С декабря 1996 года по март 1997 года заявитель находился в больнице под наблюдением сотрудников правоохранительных органов. В июне 1997 года он был доставлен для участия в заседаниях Рижского окружного суда. Рассмотрение его дела началось в октябре 1997 года. В день начала судебных слушаний Лавентс из-за серьезных проблем со здоровьем был помещен под домашний арест под надзором сотрудников правоохранительных органов. В сентябре 1998 года он был вновь заключен под стражу. Все жалобы заявителя об освобождении из-под стражи до суда оставались без удовлетворения.

В октябре 1997 года крупнейшая латвийская ежедневная газета опубликовала официальное совместное заявление премьер-министра и министра юстиции Латвии, в котором они выразили свое несогласие с постановлением об избрании в отношении Лавентса меры пресечения в виде домашнего ареста. В тот же месяц судьи Рижского окружного суда утвердили постановление об избрании в отношении Лавентса меры пресечения в виде заключения под стражу и заявили самоотвод вследствие оказываемого на суд давления со стороны правительства Латвии.

После этого дело заявителя было передано на рассмотрение иному составу Рижского окружного суда. В октябре 1997 года было вынесено постановление об аресте и изучении всей корреспонденции Лавентса, включая его переписку с адвокатами. Во время пребывания заявителя в больнице свидания с семьей были запрещены. С апреля по июнь 2000 года заявитель находился в больнице за пределами следственного изолятора, и ему было разрешены свидания с семьей. В сентябре 2000 года заявителя поместили в больницу при Рижской центральной тюрьме, однако, когда выяснилось, что в этой больнице ему не могут обеспечить необходимое лечение, он должен был быть переведен в обычную больницу.

В ноябре-декабре 1999 года в латвийской прессе появились публикации, в которых цитировались заявления судьи, председательствующего на заседании по делу Лавентса в Рижском окружном суде. В частности, в этих статьях судья высказывала свое мнение по поводу многочисленных заявлений Лавентса о ее отводе, а также по позиции защиты, проводимой адвокатами заявителя, которую судья, по ее же собственным утверждениям, не понимала.

В августе 2001 года вследствие перенесенного обширного инфаркта заявителя поместили в блок интенсивной терапии Рижской больницы, где он находился под надзором сотрудников правоохранительных органов до вынесения приговора. Лавентс был признан виновным в совершении преступлений, в которых он обвинялся, и приговорен к девяти годам лишения свободы. На момент вынесения настоящего Постановления жалоба заявителя на приговор суда еще не была рассмотрена.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции (разбирательство дела беспристрастным судом). Опубликованные в прессе высказывания судьи, председательствующей на заседании по делу заявителя в Рижском окружном суде, содержали критику средств защиты заявителя. Судья также высказывалась по поводу исхода дела, исключая возможность полного оправдания заявителя. Более того, судья выражала свое удивление тем, что Лавентс по каждому пункту обвинения неизменно заявлял о своей невиновности, и предложила заявителю самому доказывать свою невиновность.

По представлению Европейского Суда, подобные заявления судьи являются не просто "негативной оценкой дела заявителя", а сводятся к формированию окончательной позиции в отношении результата рассмотрения дела, с четким указанием на возможность признания заявителя виновным. Оставляя в стороне причины, по которым судья высказалась в таком духе о деле заявителя, Европейский Суд отмечает, что подобные заявления судьи несовместимы с требованиями пункта 1 Статьи 6 Конвенции. В этой ситуации у заявителя имелись веские основания полагать, что судья по его делу не была беспристрастной.


Постановление


Нарушены положения Конвенции (принято единогласно).


По поводу пункта 2 Статьи 6 Конвенции. В своем первом публичном интервью судья, председательствующая на заседании по делу заявителя в Рижском окружном суде, отметила, что она еще не знает "о том, [будет ли] приговор обвинительным или в определенной части оправдает [заявителя]". По мнению Европейского Суда, такое утверждение свидетельствует о том, что судья была убеждена в виновности заявителя, по крайней мере, по одному из предъявленных обвинений, таким образом исключив возможность полного его оправдания.

Во втором публичном интервью судья выражала свое удивление тем, что заявитель по каждому пункту обвинения неизменно заявлял о своей невиновности.

В частности, судья обратила внимание журналистов и читателей на одно из предъявленных обвинений, позиция заявителя по которому представлялась особенно непонятной и нелогичной. Такое заявление судьи равносильно признанию заявителя виновным. Более того, Европейский Суд может лишь выразить удивление тем фактом, что судья предложила обвиняемому самому доказывать свою невиновность. Исходя из характера сделанного заявления, можно заключить, что оно противоречит принципу презумпции невиновности.


Постановление


Нарушены положения Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 8 Конвенции.

a) По вопросу об аресте и изучении корреспонденции заявителя. Статья 176 Уголовно-процессуального кодекса Латвии предоставляет судам этой страны слишком большую свободу усмотрения по применению данной нормы. В указанной статье лишь перечисляются преступления, которые оправдывают арест корреспонденции, а также содержится указание на орган, компетентный применять и определять конкретные процедуры по осуществлению этой меры.

С другой стороны, в статье ничего не говорится о продолжительности применения этой меры и об основаниях, ее оправдывающих. Более того, постановление о перлюстрации корреспонденции заявителя было вынесено в 1997 году и продолжало действовать до вынесения приговора. Упомянутый кодекс с достаточной ясностью не определяет масштаб и порядок осуществления компетентными органами дискреционных полномочий в данном вопросе. В отношении заявителя не был соблюден минимальный уровень защиты, наличие которого предполагает принцип верховенства права в демократическом обществе.


Постановление


Нарушены положения Конвенции (шесть голосов - "за", один - "против").

b) По вопросу о запрете свиданий с семьей во время заключения заявителя.

Отказ заявителю в разрешении свиданий с женой и дочерью можно подразделить на три этапа. Самый продолжительный из них составлял год и семь месяцев. Этот запрет, представляющий собой вмешательство в право заявителя, был абсолютным. При этом, когда заявитель до заключения под стражу находился на протяжении 11 месяцев под домашним арестом, количество свиданий с семьей не было ограничено. За это время заявитель не пытался воспользоваться своим положением и вступить в какой-либо преступный сговор или препятствовать ведению следствия по делу. При подобных обстоятельствах применение такой строгой меры не было непременным условием достижения законных целей. Таким образом, запрет на свидания заявителя с семьей не может расцениваться в качестве необходимой меры в демократическом обществе.


Постановление


Нарушены положения Конвенции (шесть голосов - "за", один - "против").

Европейский Суд постановил шестью голосами против одного, что имело место нарушение пункта 3 Статьи 5, пункта 1 Статьи 6 (право на разбирательство дела в разумный срок) Конвенции. Кроме этого, Европейский Суд единогласно признал нарушение пункта 4 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 (право на разбирательство дела судом, созданным на основании закона) Конвенции.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд принял решение о выплате заявителю 15 000 евро в счет возмещения судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Пункт 2 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о презумпции невиновности


Заявления для печати, сделанные судьей, рассматривавшей дело заявителя: допущено нарушение Статьи 6 Конвенции.


Лавентс против Латвии
Lavents - Latvia (N 58442/00)


Постановление от 28 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


(См. выше Постановление Европейского Суда, вынесенное в контексте пункта 1 Статьи 6 Конвенции.)


Вопрос о презумпции невиновности


Отказ выплатить заявителю компенсацию за содержание его под стражей в связи с расследованием уголовного дела, производство по которому было прекращено, в результате невозможности заявителя доказать свою невиновность: жалоба коммуницирована властям Бельгии.


Капо против Бельгии
Capeau - Belgium (N 42914/98)


[I Секция]


Суть жалобы


В конце марта 1994 года заявитель был задержан в связи с проведением следствия по делу о поджоге и заключен под стражу. В апреле 1994 года Капо освободили из-под стражи. Одновременно было принято решение о прекращении производства по уголовному делу, а заявитель, основываясь на законе от 13 марта 1973 г., потребовал компенсации за необоснованное заключение его под стражу. Министр юстиции отклонил требование Капо на том основании, что последний не представил фактических и юридических доводов в подтверждение своей невиновности. По убеждению министра, необходимость приведения заявителем таких доводов была вполне обоснована в связи с тем, что прекращение производства по делу не исключает возможность возобновления производства по нему ввиду вновь открывшихся обстоятельств. Заявитель обжаловал это решение, однако получил отказ.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Бельгии в отношении пункта 2 Статьи 6, рассматриваемой как отдельно, так и в совокупности со Статьей 14 Конвенции.


Подпункт "d" пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о допросе свидетелей


Признание заявителя виновным, в том числе на основании свидетельских показаний, данных за границей, а также показаний сотрудников разведывательной службы, которые не раскрыли источник их получения: жалоба коммуницирована властям Германии.


Хаас против Германии
Haas - Germany (N 73047/01)


[III Секция]


Суть жалобы


В марте 1992 года заявительница была задержана по подозрению в соучастии в угоне в 1977 году палестинскими террористами самолета авиакомпании "Люфтганза", совершавшего рейс по маршруту Пальма-де-Майорка - Франкфурт-на-Майне. Через шесть недель постановление о заключении ее под стражу было отменено. По результатам дальнейшего расследования в ноябре 1994 года заявительница вновь была заключена под стражу. В мае 1995 года ей было предъявлено обвинение в совершении нескольких тяжких преступлений, связанных с угоном самолета. В дополнение к этому Хаас обвинялась в соучастии в похищении крупного немецкого промышленника, который был убит в 1977 году членами группировки "Фракция Красной армии"* (*Западногерманская ультралевая террористическая организация (прим. перев.).).

В период с мая 1996 года по ноябрь 1998 года состоялся целый ряд судебных заседаний по делу заявительницы, которая приговором Апелляционного суда г. Франкфурта-на-Майне была признана виновной в пособничестве захвату воздушного судна, взятию заложников, похищению человека с целью выкупа и в покушении на убийство по двум эпизодам, связанным с угоном самолета в 1977 году. Что касается похищения и убийства в 1977 году немецкого промышленника, то суд постановил: невозможно доказать участие заявительницы в этих преступлениях.

При содействии ливанской полиции два немецких полицейских допросили лицо, которое в то время отбывало наказание в одном из исправительных учреждений г. Бейрута. Полученные в результате свидетельские показания суд признал в качестве заслуживающих доверия. Впоследствии этот свидетель по официальному запросу властей Германии был допрошен в Бейрутском апелляционном суде и повторил ранее данные показания. Он подтвердил, что в свое время был членом палестинской террористической группы. Наряду с этим он сообщил, что за неделю до угона самолета заявительница перевезла в Пальма-де-Майорку оружие и взрывчатку, а он сопровождал заявительницу и ее дочь в этой поездке. Эти оружие и взрывчатка были использованы при угоне воздушного судна.

Суд констатировал, что свидетелю должным образом разъяснили его право хранить молчание в соответствии с положениями немецкого законодательства, и использованные для получения его свидетельских показаний средства были законными. Суд подчеркнул необходимость принятия особых мер при изучении показаний свидетеля, не заслушанного в ходе рассмотрения дела по существу. При этом данные свидетельские показания подтверждались другими источниками. Суд заслушал высокопоставленного сотрудника немецкой разведки, а также руководящего работника федерального управления уголовного розыска, которые отметили, что факты, изложенные свидетелем, находят свое подтверждение в информации, полученной из других источников. Однако в целях безопасности источники этой информации остались неназванными.

В качестве других доказательств были представлены список пассажиров, летевших ранее упомянутым рейсом, регистрационные записи гостиницы Пальма-де-Майорки, а также свидетельские показания B., сообщившего о том, что в конце сентября 1977 года заявительница, вопреки ее утверждению, была не в г. Адене, а в г. Багдаде, где планировалась операция по угону самолета. При определении санкции суд принял во внимание прошедшее с момента угона самолета время, а также продолжительность расследования и судебного разбирательства. На основании этого заявительница была приговорена к пяти годам лишения свободы.

Хаас обжаловала приговор в Верховный федеральный суд Германии, оспаривая, в частности, доказательства, основанные на слухах, а также отказ принять во внимание свидетельские показания со стороны защиты. Суд отказал в удовлетворении жалобы заявительницы, постановив при этом, что показания, данные в г. Бейруте, подтверждались многочисленными другими показаниями. Федеральный конституционный суд признал также, что оценка доказательств, данная судом, рассматривавшим дело заявительницы, не могла быть оспоренной.

Что касается нераскрытия сотрудниками разведывательных служб, дававших показания, источника информации, то суд не усмотрел в этом проблемы, так как эти показания рассматривались лишь в качестве подтверждавших уже имевшиеся показания. В то же время приведение к присяге свидетеля В. (являвшегося членом группировки "Фракция Красной армии") было процессуальным упущением, поскольку он мог быть соучастником преступлений. Принимая во внимание совокупность обстоятельств, суд счел, что это процессуальное упущение не имело существенного значения.

Хаас подала жалобу в Федеральный конституционный суд, указывая при этом, что процесс по уголовному делу в отношении нее не был справедливым, особенно в том, что касается дачи свидетельских показаний и оценки основных доказательств. Федеральный конституционный суд отказал заявительнице в рассмотрении ее жалобы в связи с тем, что она не поднимала серьезных вопросов, тем более что аналогичные дела уже были разрешены этим судом. Более того, рассмотрения жалобы заявительницы не требовалось для защиты ее конституционных прав, хотя процессуальные решения, принятые в рамках судебного разбирательства, близки к сфере, подпадающей под защиту Конституции. Суд, рассматривавший дело заявительницы, не ограничивался свидетельскими показаниями сотрудников разведывательных служб и показаниями, данными в г. Бейруте. Помимо этого, суд основывался на показаниях свидетеля В. Заключение Верховного федерального суда о том, что в целом разбирательство по делу заявительницы было справедливым, не было оспорено вышестоящей судебной инстанцией.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Германии в отношении Статьи 6 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Вопрос о праве на уважение частной жизни человека


Обязательное прохождение членами экипажа парома анализов на содержание в крови алкоголя и наркотических средств: жалоба признана неприемлемой.


Мадсен против Дании
Madsen - Denmark (N 58341/00)


Решение от 7 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Суть жалобы


С 1998 по 2000 год заявитель был членом экипажа датского парома. Несмотря на то, что его работа непосредственно не была связана с управлением судном, он, как и другие члены экипажа парома, считался членом команды спасателей. В 1999 году работодатель заявителя издал новые правила, касающиеся хранения и потребления наркотических веществ и алкоголя членами экипажа на борту. В соответствии с этими правилами любой член экипажа парома (включая капитана) по меньшей мере раз в год должен был сдавать анализ мочи. Нарушение этого правила означало немедленное увольнение. Каждому работнику раздали по экземпляру этих правил для ознакомления под роспись. Два профсоюза выразили свое несогласие с новыми правилами и инициировали процедуры по их отмене. В сентябре 1999 года от заявителя потребовали сдать анализ мочи за ширмой в комнате в присутствии лица, ответственного за проведение анализов. Результат анализа был отрицательным.

Арбитражный суд Дании вынес решение в пользу компании-работодателя, признав, что применение этих правил было оправданным: они применялись ко всем членам экипажа, не мешали работникам во время отпусков вести привычный для каждого образ жизни. Процедура сдачи анализов не задевала достоинства членов экипажа.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции. Европейский Суд изучал дело, исходя из предпосылки, что обязанность членов экипажа сдавать анализ мочи представляет собой вмешательство государства в право человека, предусмотренное пунктом 1 Статьи 8 Конвенции. По вопросу о том, были ли эти анализы "предусмотрены законом", Европейский Суд принял во внимание специфичность модели разделения труда в Дании, ключевым принципом которой является автономия сторон в сфере найма и промышленных отношений. Поэтому в этих условиях привычной формой регулирования трудовых отношений является, скорее, коллективный договор, чем положения законодательства.

Рассматривая данное дело, Европейский Суд пришел к выводу о том, что издание правил было осуществлено работодателем в рамках его права на контролирование рабочего процесса - основополагающего принципа датского трудового права, который был признан со времен Сентябрьского Соглашения 1899 года и нашел свое отражение во многих впоследствии принятых коллективных договорах, а также в прецедентной практике судов Дании. Существования подобного законного основания было достаточно для целей Статьи 8 Конвенции. Принятие этих правил преследовало цель сохранения общественного порядка или защиты прав и свобод других лиц.

По вопросу о том, были ли эти правила "необходимы в демократическом обществе", Европейский Суд подчеркивает явно вредное воздействие алкоголя или наркотиков на осуществление работниками их обязанностей. Для безопасности парома крайне важно, чтобы члены экипажа были способны постоянно исполнять свои обязанности по обеспечению безопасности судна. Европейский Суд отметил, что в деле есть свидетельства о том, что другие члены экипажа хранили или употребляли наркотики. Что же касается вопроса об уважения прав членов экипажа на их частную жизнь вне рабочих дней (график работы предусматривал, что после 16 рабочих дней следовали 8 нерабочих), то Европейский Суд отметил: анализ мочи обнаруживал присутствие в ней алкоголя или наркотических веществ, употребленных в течение последних 48 часов.

Принимая во внимание, что за год, предшествовавший увольнению заявителя по собственному желанию, он лишь один раз сдал анализ, нельзя сделать вывод о том, что применение правил было мерой вмешательства в права человека, непропорциональной преследуемым целям: жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о праве на уважение частной и семейной жизни человека


Отказ содержащемуся под стражей заявителю присутствовать на похоронах родителей: допущено нарушение Статьи 8 Конвенции.


Плоский против Польши
Ploski - Poland (N 26761/95)


Постановление от 12 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Факты


Во время содержания заявителя под стражей в связи с расследованием уголовного дела по обвинению его в совершении кражи оба родителя Плоского скончались с разницей в несколько недель. Заявитель подавал ходатайства с тем, чтобы ему разрешили присутствовать на их похоронах. Однако получил отказ, мотивированный тем, что он был привычным преступником, возвращение которого в место заключения не могло быть гарантировано.


Вопросы права


По поводу Статьи 8 Конвенции. Вмешательство в частную и семейную жизнь заявителя соответствовало требованиям закона и преследовало цели соблюдения общественного порядка, предотвращения беспорядков или преступлений. Однако приведенные властями Польши доводы, обосновывающие отказ в удовлетворении ходатайства заявителя, неубедительны. В частности, опасения в связи с возможным побегом Плоского могли быть сняты в случае, если к заявителю приставили сопровождение на время его тюремного отпуска. Однако такая возможность даже не рассматривалась компетентными властями, несмотря на то, что она была предусмотрена законодательством Польши. Более того, заявитель не обвинялся в совершении преступлений против личности. Плоский не мог рассматриваться в качестве преступника, не имеющего перспективы на освобождение.

Принимая во внимание всю серьезность вопроса, отказ в удовлетворении ходатайства заявителя о присутствии на похоронах его родителей мог быть оправдан лишь вескими аргументами при отсутствии альтернативного решения в виде приставления к заявителю сопровождения на время его тюремного отпуска. Несмотря на то, что Статья 8 Конвенции не гарантирует лицу, содержащемуся под стражей, безусловное право присутствовать на похоронах родителей, в сложившейся ситуации отказ в удовлетворении ходатайств заявителя не был пропорционален преследуемой цели.


Постановление


Допущено нарушение Статьи 8 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд постановил возместить причиненный заявителю моральный ущерб в сумме 1 500 евро. Наряду с этим Европейский Суд вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о праве на уважение семейной жизни человека


Отказ заявителю признать его отцом ребенка, рожденного вне брака: требования Статьи 8 Конвенции не нарушены.


Юсеф против Нидерландов
Yousef - Netherlands (N 33711/96)


Постановление от 5 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


Факты


У заявителя и R. в 1987 году родилась дочь S. Через несколько месяцев после ее рождения заявитель переехал к R. и прожил вместе с ними около года. После этого заявитель уехал на Ближний Восток, где пробыл два с половиной года. В этот период общение Юсефа с R. сводилось к редким письмам. В 1993 г. R., страдавшая неизлечимой болезнью, составила завещание, в соответствии с которым ее брат после ее смерти должен был стать опекуном S. Заявитель безуспешно обращался в различные инстанции с тем, чтобы R. обязали признать его отцом S. После смерти R. S. на основании дополнительного завещания ее матери была помещена под опеку другого брата R. и его семьи. Юсефу разрешалось навещать S. раз в три недели. Однако ходатайства заявителя о документальном признании и регистрации факта его отцовства были оставлены без удовлетворения. Юсеф обжаловал это решение, но вновь получил отказ. Верховный суд Нидерландов постановил, что в случае признания заявителя отцом S., девочку забрали бы из семьи, в которой она жила, а это не отвечает ее интересам.


Вопросы права


По поводу Статьи 8 Конвенции. Биологическое отцовство заявителя не оспаривалось в данном деле. Отмечалось, что после рождения S. заявитель и R. жили вместе некоторое время. Более того, заявитель продолжал видеться с S. после смерти R. Таким образом, в настоящем деле речь идет о праве на уважение семейной жизни. При этом отказ в признании заявителя отцом S. явился вмешательством в это право. Это вмешательство было произведено в соответствии с законодательством Нидерландов и преследовало цель защиты прав и свобод других лиц. Несмотря на то, что следствием решений судов Нидерландов был отказ в признании законной семейной связи между заявителем и S., это не полностью ограничило заявителя в реализации его права на семейную жизнь с S., поскольку в соответствии с решениями судов ему разрешалось видеться с ней. Таким образом, нельзя сделать вывод о том, что права заявителя, предусмотренные Статьей 8 Конвенции, не были соблюдены. Суды Нидерландов сочли, что признание отцовства заявителя повлекло бы нежелательные для девочки последствия, а именно: ей пришлось бы переехать жить к заявителю и сменить фамилию. При столкновении интересов нескольких лиц, интересы ребенка должны брать вверх. В данном деле Европейскому Суду не было представлено доказательств, свидетельствующих о том, что суды Нидерландов в недостаточной степени учли интересы заявителя или не были беспристрастными при рассмотрении его жалоб.


Постановление


Требования Статьи 8 Конвенции не нарушены (принято единогласно).


Вопрос о праве на уважение семейной жизни человека


Обеспечение реализации родительских прав через суд: жалоба коммуницирована властям Польши.


Завадка против Польши
Zavadka - Poland (N 48542/99)


[III Секция]


Суть жалобы


В 1994 году у заявителя родился сын P. В 1996 году заявитель порвал отношения с О., матерью Р. В то время как Завадка находился за границей, О. покинула дом, где она проживала совместно с заявителем, и запретила ему видеться с сыном. Впоследствии заявитель забрал Р. к себе домой. На протяжении последовавших лет заявитель и О. неоднократно инициировали судебные разбирательства в связи с намерением каждого из них стать опекуном Р. и существенно ограничить реализацию родительских прав друг друга. В ноябре 1996 года стороны решили заключить мировое соглашение, по условиям которого Р. должен был проживать с О. и при этом несколько дней в месяц проводить с заявителем. Однако соглашение не было претворено в жизнь: сначала О. отказала заявителю во встречах с Р.; после этого (в мае 1997 года) Завадка насильно забрал ребенка у О. Заявитель отказался исполнить постановление суда (вынесенное в июле 1997 года), обязывавшего его вернуть Р. матери.

В феврале 1998 года суд гмина* (*Гмин - административно-территориальная единица Польши (прим. перев.).) вынес решение об ограничении родительских прав заявителя в связи с неисполнением им судебных решений и игнорированием интересов ребенка. В июне 1998 года суд воеводства лишил заявителя родительских прав на основании доводов, нашедших отражение в вынесенном четырьмя месяцами ранее решении нижестоящего суда. Ребенка вернули О. лишь в августе 1998 года. Завадка обратился в суд, желая добиться реализации своих родительских прав, ссылаясь на то, что О. препятствовала в осуществлении его права видеться с сыном. В декабре 1998 года заявителя проинформировали о том, что ни один из опекунов, назначенных судом, не выразил желание содействовать ему в этом вопросе. Ходатайство о лишении О. родительских прав, поданное заявителем в 1999 году, было оставлено без удовлетворения. В мае 2000 года О. вместе с Р. переехали жить в г. Лондон. Одно из последних судебных решений по делу было вынесено в августе 2001 года и касалось приостановления исполнения судебного постановления относительно контактов заявителя с Р. ввиду неустановления местонахождения О.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Польши в отношении Статьи 8 Конвенции.


Вопрос о праве на уважение семейной жизни человека


Отказ в удовлетворении ходатайства заявительницы о перезахоронении урны с прахом супруга на другое кладбище: жалоба коммуницирована властям Швеции.


Полуа против Швеции
Pohlua - Sweden (N 61564/00)


[III Секция]


Суть жалобы


Заявительница 1913 года рождения. Ее муж умер в 1963 году, и урна с его прахом была захоронена в г. Фагерсте, где они проживали в то время. В 1980 году заявительница переехала в другой город с тем, чтобы быть ближе к своим детям. В 1996 году она обратилась с ходатайством о перезахоронении урны с прахом ее супруга на семейном участке в г. Стокгольме, где сама завещала себя похоронить. Полуа указала в своем ходатайстве, что ее семью больше ничего не связывало с г. Фагерстой, и ее дети не возражают против перезахоронения праха их отца. Администрация кладбища отказала в удовлетворении просьбы Полуа, ссылаясь на соответствующие положения Закона о погребении. Заявительница обжаловала отказ в административный совет лена, который оставил оспариваемое решение в силе. Совет признал, что на основании указанного закона прах усопшего может быть перемещен при наличии особых обстоятельств. При этом всегда должны учитываться пожелания усопшего, высказанные им при жизни. Как правило, усопшего должно связывать что-то с предполагаемым местом перезахоронения. Супруг заявительницы при жизни не выражал никакого желания в отношении места своего захоронения. Однако его ничего не связывало с г. Стокгольмом. Впоследствии Апелляционный административный суд и Верховный административный суд отказали заявительнице в удовлетворении ее жалобы.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Швеции в отношении Статьи 8 Конвенции.


Вопрос об уважении семейной жизни


Запрет на свидания заключенного с семьей: допущено нарушение Статьи 8 Конвенции.


Лавентс против Латвии
Lavents - Latvia (N 58442/00)


Постановление от 28 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


(См. выше Постановление Европейского Суда по данному делу, вынесенное в контексте пункта 2 Статьи 6 Конвенции.)


Вопрос о праве человека на уважение его корреспонденции


Контроль над перепиской заключенного: допущено нарушение Статьи 8 Конвенции.


Лавентс против Латвии
Lavents - Latvia (N 58442/00)

Постановление от 28 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


(См. выше Постановление Европейского Суда по данному делу, вынесенное в контексте пункта 2 Статьи 6 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 9 Конвенции


Вопрос о свободе исповедовать свою религию или убеждения


Отказ в предоставлении разрешения на строительство дома молитв: жалоба признана приемлемой.


Вергос против Греции
Vergos - Greece (N 65501/01)


Решение от 21 декабря 2002 г. [вынесено I Секцией]


Суть жалобы


Заявитель являлся членом религиозной общины "Истинные православные христиане" (далее именуется "ИПХ"), которые придерживаются юлианского календаря для определения религиозных праздников. В июне 1991 года Вергос обратился в комитет по планированию и строительству для получения разрешения на строительство на своей земле молитвенного дома "ИПХ". Разрешение так и не было выдано. В январе 1992 года упомянутый комитет отказал в выдаче разрешения на основании распоряжения префектуры, в соответствии с которым выдача разрешений в этой местности в интересах защиты объектов старины была приостановлена.

В ноябре 1993 года местные власти известили Вергоса о том, что для получения разрешения на строительство он должен "определить местность", как того требуют соответствующие положения законодательства. Заявление, поданное в соответствие с этим требованием, было отклонено мэром в 1995 году. В частности, в решении указывалось, что заявитель был единственным жителем деревни, являвшимся членом общины "ИПХ". В этой связи строительство молитвенного дома может оскорбить религиозные чувства других христиан, проживавших в этой деревне, и привести к охлаждению отношений между ними. Более того, подобный дом уже существовал в деревне по соседству, а земля заявителя не соответствовала намеченному строительству.

Исковое заявление, которое Вергос подал на данное решение, было отклонено в первой инстанции в 1995 году, вследствие чего заявитель подал жалобу в Государственный совет* (*В Греции так называется высший судебный орган по административным делам (прим. перев.).). В июле 2000 года своим решением Государственный совет отклонил иск на том основании, что поскольку заявитель был единственным последователем "ИПХ" в своей деревне, не существовало общественной потребности, которая могла бы оправдать изменение существующего плана района в случае выдачи разрешения на строительство молитвенного дома.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 (рассмотрение дела в разумный срок) и Статьи 9 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 10 Конвенции


Вопрос о свободе выражения мнения человека


Осуждение мэра г. Стамбула Судом государственной безопасности за выступление на юго-востоке страны: жалоба коммуницирована властям Турции.


Эрдоган против Турции
Erdogаn - Turkey (N 47130/99)


Решение от 28 ноября 2002 г. [III Секция]


Суть жалобы


В свое время заявитель был избран мэром г. Стамбула по списку Рефах (Refah) (Партия благоденствия). Партия была распущена Конституционным судом Турции. После публичного выступления на юго-востоке Турции заявитель предстал перед Судом государственной безопасности г. Диярбакыр за разжигание ненависти и вражды на основе разделения людей по принципу принадлежности к той или иной религии. Суд государственной безопасности признал Эрдогана виновным и приговорил его к шести месяцам лишения свободы и штрафу. Кассационный суд оставил это решение в силе. Ходатайство заявителя о повторном судебном разбирательстве было отклонено. Вследствие признания заявителя виновным он был смещен с поста мэра.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Турции в отношении пункта 1 Статьи 6 Конвенции (право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом) и Статьи 10 Конвенции, рассматриваемой как отдельно, так и в совокупности со статьей 14 Конвенции.


Вопрос о свободе выражения мнения человека


Издатель был оштрафован за упоминание имени сотрудника полиции, находящегося под следствием в связи с уголовным делом, возбужденным по факту смерти лица, просившего убежище: жалоба признана неприемлемой.


Компания "Вирдшафтс-Тренд" Цайтшрифтен-Ферлагс ГмбХ против Австрии
"Wirtschafts-Trend" Zeitschriften-Verlags GmbH - Austria (N 62746/00)


Решение от 14 ноября 2002 г. [вынесено III Секцией]


Суть жалобы


Компания-заявительница владеет и публикует еженедельный новостной журнал "Профил". В июне 1999 года в этом журнале появилась статья о смерти гражданина Нигерии во время насильственной депортации, осуществляемой тремя сотрудниками полиции. Имя одного из сотрудников (К.), а также его должность были указаны над заголовком статьи. К. подал иск на компанию-заявительницу с требованием компенсации на основании закона "О средствах массовой информации". Суд округа присудил К. компенсацию в размере 25 000 австрийских шиллингов (1 816 евро). В решении суда отмечалось, что в момент публикации статьи К. был отстранен от исполнения обязанностей на время уголовного расследования и дисциплинарного разбирательства. Упоминание имени К. привело к его изоляции в местной общине и к спорам по поводу инцидента в кругу его семьи и друзей.

Суд постановил, что публикация полного имени К. нарушила его частные интересы, предусмотренные законом. Компания-заявительница обжаловала это решение в Высший суд земли, который постановил, что в то время, как затронутые в данном деле вопросы (обращение с лицом, просившим убежище; поведение сотрудников полиции) представляют общественный интерес, процедуры депортации могли бы стать объектом критики без опубликования имени К. Таким образом, общественный интерес в раскрытии имени заявителя взял вверх над предусмотренными законом интересами К.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 10 Конвенции. Принятая мера явилась вмешательством в право компании-заявительницы на свободное выражение мнения. Вмешательство было предусмотрено законом и преследовало цель защиты репутации или прав других лиц.

Что касается необходимости принятия этой меры, то следует отметить: предметом статьи был вопрос, представлявший общественный интерес и одновременно являвшийся темой политических дебатов о законности существующей в Австрии практики депортации. При этом статья содержала сведения о только что начавшемся следствии по уголовному делу в отношении сотрудников полиции. Компания-заявительница была вправе сообщить любые детали по этому вопросу за исключением полного имени К. Суды Австрии приняли во внимание общественный интерес к обстоятельствам, окружавшим смерть гражданина Нигерии, а также к предположительно имевшим место в этой ситуации злоупотреблениям полицейскими своим служебным положением. Суды соотнесли общественный интерес с частным интересом К. и признали, что опубликование его имени негативно повлияло на его частную и общественную жизнь и, таким образом, нарушило его законные интересы. С учетом того, что следствие по уголовному делу в отношении К. находилось на начальной стадии, необходимо было позаботиться о соблюдении принципа презумпции невиновности и предотвращении "суда печати". Доводы, приведенные судами Австрии, были достаточными для обоснования решений о наложении сравнительно скромного штрафа. Следовательно, вмешательство в права компании-заявительницы не может быть расценено как непропорциональное в указанных обстоятельствах: жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о свободе выражения мнения человека


Заявителям отказали в проведении кампании внутри торгового центра: жалоба признана приемлемой.


Эпплби и другие против Соединенного Королевства
Appleby and others - United Kingdom (N 44306/98)


Решение от 15 октября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Суть жалобы


Заявители являются членами местной экологической группы, которые обратились с жалобой на то, что были лишены права собираться и распространять информацию в центре своего города. Место, где они хотели собираться, было в пределах зоны, находящейся в собственности частной компании, изначально образованной предусмотренным законом органом и проданной в 1987 году. Городской центр включает в себя гипермаркеты, магазины, прилегающие к ним автомобильные стоянки и пешеходные дорожки. Ряд общественных служб располагается в пределах этой зоны в помещениях, которые принадлежат соответствующим государственным органам (полиции, почте, органам социального обеспечения и так далее).

Заявители образовали экологическую группу в 1997 году для проведения кампании против решения местных властей предоставить колледжу разрешение на строительство на части общественного игрового поля рядом с торговым центром. В 1998 году первая заявительница устроила пикет перед входом в торговый центр в центре города, призывая общественность к действию и собирая подписи под обращением, адресованным местным властям. Охранники, нанятые собственником торгового центра, сообщили ей, что компания не позволит ей или ее помощникам собирать подписи под обращением на объектах, находящихся в собственности компании. В марте 1998 года менеджер магазина разрешил первой заявительнице установить плакат в его магазине, что позволило собрать еще некоторое количество подписей. Однако в следующем месяце заявительнице не выдали разрешения на сбор подписей под дополнительное обращение. Заявители обратились к менеджеру торгового центра с письменным заявлением об удовлетворении их просьбы, однако получили отказ, в котором указывалось, что собственник торгового центра предпочитает придерживаться нейтральной позиции по политическим и религиозным вопросам. Соответственно, заявителям было отказано собирать подписи под обращением в любой точке в пределах собственности компании. Заявители продолжили свою кампанию в других, менее людных частях города. В своей жалобе они указали, что несмотря на то, что их группе было отказано в проведении своей деятельности в центре города, другим группам, продвигавшим самые разные идеи, было дано на это разрешение (Армия спасения; переливание крови; Британский газ и так далее). В дополнение местные власти провели в 2001 году в торговом центре консультационную кампанию по выборам кандидатов в председатели будущего совета, что предусмотрено законом об органах местного самоуправления.


Решение


Жалоба признана приемлемой.


Вопрос о лицензировании телерадиовещательных предприятий


Отказ в выдаче лицензии на вещание программы об автомобилях по кабельному телевидению: положения Статьи 10 Конвенции не нарушены.


Демут против Швейцарии
Demuth - Switzerland (N 38743/97)


Постановление от 5 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


Факты


Заявитель обратился за выдачей лицензии для своей компании на вещание через кабельное телевидение телевизионной программы о машинах. Федеральный совет отказал в удовлетворении заявки на том основании, что программа неспособна внести "необходимый полезный вклад в соответствии с общими инструкциями для радио и телевидения", поскольку в основном она фокусировалась на "развлечении или на сообщениях об автомобилях". Закон о радио и телевидении закрепляет, inter alia, что радио и телевидение должны способствовать донесению "общей, разнообразной и объективной информации для общественности".


Вопросы права


По Статье 10 Конвенции третье предложение этой статьи Конвенции не препятствует государствам регулировать посредством лицензирования то, как происходит вещание на их территории. В то время как технические аспекты важны в этом вопросе, предоставление лицензий может также быть обусловлено другими соображениями, такими как характер и цели предполагаемой станции, ее потенциальная аудитория на национальном, региональном или местном уровнях, права и потребности специфической аудитории и международные обязательства.

Лицензионная система в Швейцарии, которая включает требования в отношении целей, функций и содержания телевизионных программ, в состоянии регулировать качество и баланс программ и, следовательно, соответствует третьему предложению пункта 1 Статьи 10 Конвенции. В настоящем деле не оспаривался вопрос о законности вмешательства. Более того, это вмешательство имело законную цель поддержания качества и баланса программ, несмотря на то, что данная цель прямо не отвечает целям, указанным в пункте 2 Статьи 10 Конвенции. По вопросу о необходимости вмешательства Европейский Суд отметил, что рамки допустимого для властей Швейцарии усмотрения в сфере лицензирования вещания должны определяться в свете целей компании. В этой связи хотя и нельзя полностью исключать, что некоторые аспекты предполагаемой программы могли способствовать общественным дискуссиям по различным вопросам автомобильного общества, цель компании, по мнению Европейского Суда, была в основном коммерческой. Границы свободы усмотрения властей государства шире в сфере коммерческого вещания. В связи с большим влиянием телерадиовещательных СМИ на общественность власти конкретного государства могут преследовать цель предотвращения одностороннего спектра коммерческих программ.

Политическая и культурная структура Швейцарии (федеративного государства) требует четкого политического критерия, составными частями которого являются культурный и лингвистический плюрализм, соблюдение баланса между равнинными землями и горными регионами и взвешенная федеральная политика. Такие факторы, способствующие соблюдению плюрализма в вещании, могут быть законно приняты во внимание при выдаче лицензий на радио- и телевещание.

Федеральный совет обоснованно пришел к выводу о несоответствии компании предусмотренным в законе условиям. Более того, это решение не было категоричным и не означало окончательный отказ в выдаче лицензии на вещание. Федеральный совет указал, что лицензия может быть предоставлена, если содержание программы будет соответствовать целям, определенным в законодательстве. Следовательно, нельзя прийти к заключению о том, что решение властей Швейцарии вышло за рамки допустимого для государства усмотрения в сфере лицензирования вещания.


Постановление


Положения Статьи 10 Конвенции не нарушены (шесть голосов - "за", один - "против").


По жалобам о нарушениях Статьи 11 Конвенции


Вопрос о свободе мирных собраний


Отказ в выдаче разрешения на сбор подписей под обращением внутри торгового центра: жалоба признана приемлемой.


Эпплби и другие против Соединенного Королевства
Appleby and others - United Kingdom (N 44306/98)


Решение от 15 октября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


(См. выше Решение, вынесенное в контексте Статьи 10 Конвенции.)


По вопросу о применении Статьи 35 Конвенции


Пункт 1 Статьи 35 Конвенции


Вопрос о подаче жалобы в течение шести месяцев с момента вынесения внутригосударственными органами окончательного решения по делу


Промежуток между датой составления жалобы и датой ее отправления.


Арслан против Турции
Arslan - Turkey (N 36747/02)


Решение от 21 ноября 2002 г. [вынесено III Секцией]


Суть жалобы


9 октября 2001 г. заявитель был арестован и заключен под стражу. 12 октября 2001 г. он предстал перед судьей, который 13 октября 2001 г. вынес постановление о помещении заявителя в изолятор временного содержания. Адвокат Арслана датировал жалобу в Европейский Суд 12 апреля 2002 г., а отправил ее 19 апреля 2002 г.

По пункту 3 Статьи 35 Конвенции. В случае, если внутригосударственное законодательство не предусматривает средств правовой защиты, отсчет шестимесячного срока начинается с момента, когда заинтересованное лицо узнает об оспариваемом действии. Заявитель, утверждавший о невозможности подать жалобу в соответствующие внутригосударственные органы с тем, чтобы оспорить его арест и условия, в которых он содержался под стражей, должен был представить свою жалобу в течение шести месяцев, исчисляющихся с 13 октября 2001 г. - даты, когда истек срок его содержания под стражей. Следовательно, жалоба должна была быть отправлена не позднее 13 апреля 2002 г. Несмотря на то, что адвокат заявителя датировал письмо, сопровождающее жалобу 12 апреля 2002 г., он отправил его лишь 19 апреля 2002 г. Если исходить из предположения, что адвокат Арслана составил сопроводительное письмо к жалобе 12 апреля 2002 г., то ему следовало его отправить не позднее следующего дня, то есть 13 апреля 2002 г. Заявитель не объяснил, по какой причине жалоба не отправлялась в течение шести дней. Таким образом, датой подачи жалобы считается день ее отправления - 19 апреля 2002 г.


Решение


Жалоба подана в нарушение установленного срока.


Пункт 3 Статьи 35 Конвенции


Ratione temporis


Обыск помещений и выемка документов: жалоба несовместима с положениями Конвенции, поскольку Европейский Суд не рассматривает жалобы на факты, имевшие место до даты вступления Конвенции в силу в отношении конкретного государства (ratione temporis).


Веебер против Эстонии (N 1)
Veeber - Estonia (N 37571/97)


Постановление от 7 ноября 2002 г. [вынесено III Секцией]


Факты


В помещениях компании, принадлежащей заявителю, был проведен обыск полицией в рамках следствия по уголовному делу. В ходе обыска были изъяты с целью изучения государственными аудиторами папки, содержащие около десяти тысяч документов. Веебер обратился с жалобой к прокурору, в которой указал, что столь массовая выемка, равно как и несоставление описи изъятых предметов, противоречит требованиям Уголовно-процессуального кодекса Эстонии. Прокурор проинформировал заявителя о том, что последний мог просмотреть документы, а также что им (прокурором) были даны указания полиции о составлении описи изъятых документов и о возврате не относящихся к расследованию документов. Некоторое количество папок в дальнейшем было возращено заявителю. Жалоба Веебера в Административный суд была отклонена. Суд постановил об отсутствии у него компетенции подвергать проверке действия полиции в уголовном расследовании, поскольку надзор за этой деятельностью полиции осуществляется прокурором. Государственный суд оставил жалобу заявителя без рассмотрения. Впоследствии заявитель был осужден. Государственный суд признал, что процедуры по выемке документов не были соблюдены в полной мере, одновременно постановив, что имевшие место нарушения не были существенными.


Вопросы права


По Статье 8 Конвенции. Обыск и выемка имели место до вступления в силу Конвенции в отношении Эстонии. При этом такие действия были разовыми и не влекли длящегося нарушения. Решения судов Эстонии были вынесены после соответствующей даты, однако рассматривать их в отдельности от изложенных в жалобе событий означало бы предать Конвенции обратную силу. Таким образом, Европейский Суд отклонил эту жалобу на основание ratione temporis. Более того, не было необходимости в изучении вопроса об исчерпании заявителем внутригосударственных средств правовой защиты. С другой стороны, требовалось рассмотреть, были ли они исчерпаны в отношении удержания папок заявителя в полиции после даты вступления Конвенции в силу для Эстонии. Заявитель не подавал жалобу ни в один из государственных органов в связи с удержанием этих папок, в то время как он мог обжаловать этот факт в прокуратуру. При этом ничто не свидетельствовало об отсутствии у Веебера шансов на успех в случае подачи такой жалобы.

По пункту 1 Статьи 6 Конвенции. Жалоба заявителя в Административный суд подпадает под сферу защиты Статьи 6 Конвенции в части ее гражданско-правового аспекта. Это положение Конвенции нашло свое закрепление в целях защиты индивидуальных прав от вмешательства исполнительных властей. Однако административные суды отказали заявителю в рассмотрении жалобы на том основании, что надзор за деятельностью полиции является компетенцией прокуратуры. Несмотря на существовавшую у заявителя возможность подать дальнейшие жалобы государственному прокурору и в конечном счете в административные суды, изучение судами соответствующих действий свелось бы к оценке законности действий государственного прокурора. Суды не рассмотрели бы вопросы факта и права в связи с действиями полиции и не смогли бы отменить эти меры. Таким образом, они не могли предоставить заявителю возмещение вреда. Жалоба заявителя была также рассмотрена в контексте уголовного разбирательства в отношении него, однако ее рассмотрение имело значение лишь для уголовного обвинения. Суды, рассматривавшие уголовное дело заявителя, не могли отменить оспариваемые действия или предоставить заявителю в этой связи компенсацию. В заключение, что касается возможности подачи гражданского иска к органам власти о возмещении ущерба, то власти государства-ответчика не предоставили примеров решений судов Эстонии по искам, которые касались бы профессиональной или предпринимательской деятельности, или обысков помещений и были бы вынесены после событий, о которых идет речь в жалобе. Таким образом, Европейскому Суду не было представлено доказательств, достаточных для того, чтобы сделать вывод о наличии в распоряжении заявителя в соответствующее время средства правовой защиты в гражданском суде Эстонии.


Постановление


Нарушены положения Конвенции (шесть голосов - "за", один - "против").

По Статье 13 Конвенции. В связи с вышеизложенным выводом нет необходимости рассматривать жалобу по этой Статье Конвенции.


Постановление


Нет необходимости рассматривать жалобу в этой части (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд постановил, что признание нарушения само по себе представляет справедливую компенсацию. Наряду с этим Европейский Суд присудил заявителю компенсацию в счет возмещения судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По вопросу о применении Статьи 43 Конвенции


Коллегия в составе пяти членов Большой Палаты удовлетворила обращения о передаче в Большую Палату следующих Постановлений:


Енерылдиз против Турции
Oneryildiz - Turkey (N 48939/99)


Постановление от 18 июня 2002 г. [вынесено I Секцией в предыдущем составе]

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "I Секцией" имеется в виду "IV Секцией"


Азиназ против Греции
Azinas - Greece (N 56679/00)


Постановление от 20 июня 2002 г. [вынесено III Секцией]


Эзех и Коннорс против Соединенного Королевства
Ezeh and Connors - United Kingdom (N 39665/98 и N 40086/98)


Постановление от 15 июля 2002 г. [вынесено III Секцией в предыдущем составе]


По вопросу о применении Статьи 44 Конвенции


Подпункт "с" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


8 ноября 2002 г. Коллегия Большой Палаты отклонила обращения о передаче в Большую Палату следующих Постановлений, ставших, таким образом, окончательными:


Селим Садак и другие против Турции
Selim Sadak and others - Turkey
(N 25144/94, с 26149/95 по 26154/95, 27100/95 и 27101/95)


Постановление от 11 июня 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Оливьера против Нидерландов
Oliviera - Netherlands (N 33129/96)


Постановление от 4 июня 2002 г. [вынесено I Секцией в предыдущем составе]


Компания "Совтрансавто холдинг" против Украины
Sovtransavto holding - Ukraine (N 48553/99)


Постановление от 25 июля 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Орхан против Турции
Orhan - Turkey (N 25656/94)


Постановление от 18 июня 2002 г. [вынесено I Секцией в предыдущем составе]


Х.Е. против Австрии
H.E. - Austria (N 33505/96)


Постановление от 11 июля 2002 г. [вынесено I Секцией]


Звиержинский против Польши
Zwierzynski - Poland (N 34049/96)


Постановление от 2 июля 2002 г. (справедливая компенсация) [вынесено I Секцией в предыдущем составе]


Пиалопулос против Греции
Pialopoulos - Greece (N 37095/97)


Постановление от 27 июня 2002 г. (справедливая компенсация) [вынесено I Секцией]


Демо против Франции
Desmots - France (N 41358/96)


Постановление от 2 июля 2002 г. [вынесено III Секцией]


Сегэн против Франции
Seguin - France (N 42400/98)


Постановление от 16 апреля 2002 г. [вынесено II Секцией]


Компания "Маркасс Кар Хаер Лтд." против Кипра
Markass car hire ltd. - Cyprus (N 51591/99)


Постановление от 2 июля 2002 г. [вынесено II Секцией]


Райчевич против Хорватии
Rajcevic - Croatia (N 56773/00)


Постановление от 23 июля 2002 г. [вынесено I Секцией]


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о праве человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


Обязательство вернуть без компенсации добросовестно полученную в результате дарения во времена коммунистического режима собственность, за которую заявители произвели встречное удовлетворение: допущено нарушение Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Звольский и Звольска против Чешской Республики
Zvolsky and Zvolska - Czech Republic (N 46129/99)


Постановление от 12 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше Постановление Европейского Суда по данному делу, рассмотренному в контексте пункта 1 Статьи 6 к Конвенции [гражданско-правовой аспект].)


Вопрос о праве человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


Размер компенсации за утрату собственности, расположенной в ГДР, а также срок судебного разбирательства: жалоба коммуницирована властям Германии.


Лойшнер против Германии
Leuschner - Germany (N 58623/00)


[III Секция]


Cуть жалобы


В 1990 году заявитель добивался восстановления в правах на земельный участок в ГДР, принадлежавший ему до того, как в 1987 году он был приобретен супружеской парой из ГДР. В июне 1996 года комитет по урегулированию неразрешенных имущественных споров в г. Магдебурге отклонил ходатайство заявителя о реституции земельного участка, присудив Лойшнеру компенсацию за его утрату. Произвести восстановление в правах на земельный участок было невозможно, поскольку нынешние владельцы приобрели его добросовестно в соответствии с законом.

В июле 1996 года заявитель обратился с ходатайством о компенсации в связи с утратой его собственности. Предложенная сумма компенсации, назначенная комитетом в 1999 году, составила 67 000 немецких марок (34 256 евро 56 центов). В июне 1999 года заявитель обратился в Административный суд г. Магдебурга с ходатайством об оказании ему юридической помощи в подаче иска на бездействие комитета. К своему ходатайству заявитель приложил проект искового заявления, в котором он утверждал, что продолжительность административного производства по его делу, составившая девять лет, не была оправданной, несмотря на большое количество заявлений и ходатайств о реституции и компенсации, направленных в комитет по урегулированию неразрешенных имущественных споров. В августе 1999 года Административный суд отклонил ходатайство Лойшнера, указав, что отложение рассмотрения дела заявителя было вынужденной мерой в условиях колоссального количества рассматриваемых комитетом заявлений о реституции. Прежде всего, комитету надлежало принять решение в принципе по заявлению, а затем, в ходе второй стадии, требовавшей полного изучения дела, необходимо было определить размер компенсации каждому заявителю.

Далее суд отметил, что если бы он удовлетворил ходатайство заявителя, то должен был вынести такое же решение по ходатайствам других лиц, подававших заявления в административные органы по тому же основанию и оказавшихся в аналогичной ситуации. Это означало бы, что вследствие чрезмерной загруженности комитетов по урегулированию неразрешенных имущественных споров часть их работы была бы передана в административные суды, что ни для кого не было бы полезным. Тот факт, что Лойшнер обратился в комитет г. Магдебурга в 1990 году и достиг определенного возраста, не играло никакой роли, поскольку многие заявители были в подобной ситуации.

После издания министерством финансов Германии циркулярного письма сумма компенсации, предложенная заявителю, была пересмотрена. В ноябре 1999 года Федеральный конституционный суд отказал в рассмотрении жалобы заявителя. В декабре 1999 года решение Административного суда было оставлено в силе.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Германии в отношении пункта 1 Статьи 6 Конвенции (доступ к правосудию) и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Вопрос о праве человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


Обязательство итальянской компании произвести платеж в обеспечение судебных издержек на депозит турецкого суда, рассматривавшего дело, по которому она была стороной, несмотря на положения Конвенции, ратифицированной Италией и Турцией: жалоба коммуницирована властям Турции.


Компания "Финтека" против Турции
Finteca - Turkey (N 70493/01)


[III Секция]


Суть жалобы


Заявителем является компания, которая имеет зарегистрированный офис в Италии. Между компанией "Финтека" и турецкой компанией - производителем электроэнергии, заключившими контракт на строительство гидроэлектрической станции, возник спор. Заявитель подал иск в суд на турецкую компанию с целью возместить ущерб, причиненный нарушением контрактных обязательств. Турецкая компания потребовала возмещения ущерба в связи с неправомерным расторжением контракта. Суд по торговым спорам Турции обязал заявителя, inter alia, произвести платеж в обеспечение судебных издержек и расходов, а также вреда, который, возможно, будет присужден турецкой компании, путем внесения денежной суммы на депозит турецкого суда. Своим промежуточным приказом суд установил обеспечительную сумму в размере 17 846 830 американских долларов и 532 127 944 итальянские лиры, то есть 20% от суммы, указанной заявителем. Тем не менее заявитель, ссылаясь на Гаагскую конвенцию по вопросам гражданского процесса, ратифицированную Турцией, указал, что от него как от истца, участвующего в процессе, не может быть потребовано никакого залога или обеспечения в какой бы то ни было форме на основании того, что он является иностранной компанией или не имеет постоянного или временного места жительства в Турции. После отклонения судом возражений, представленных заявителем, залог был зачислен на заблокированный счет в Турции.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Турции в отношении пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Вопрос о лишении человека имущества


Лишение единственного дома и имущества, приобретенного во времена коммунистического режима, в соответствии с законом о реституции: допущено нарушение Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Пинкова и Пинк против Чешской Республики
Pincova and Pinc - Czech Republic (N 36548/97)


Постановление от 5 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


Факты


В 1967 заявительница и ее муж купили деревянный дом с амбаром и конюшней (вторым заявителем является их сын, ставший совладельцем указанного имущества), которые они арендовали у государственного предприятия. Имущество было передано согласно закону, пересматривающему первую реформу собственности, государственному предприятию во времена коммунистического режима путем конфискации без выплаты компенсации.

В декабре 1992 года, после вступления в силу закона N 229/1991 о земельной собственности в Чехии, сын собственников конфискованного имущества подал заявление о ее реституции. В связи с возможной реституцией суд запросил заключение эксперта с тем, чтобы установить, соответствовала ли оценка собственности в 1967 году существующим правилам. И, в частности, определить, была ли собственность приобретена по более низкой цене, чем это было предусмотрено действовавшими в то время правилами. Эксперт заключил, что стоимость собственности в 1967 году не полностью отвечала действовавшему тогда законодательству. В связи с этим он решил провести полную переоценку собственности, руководствуясь действовавшим на тот момент законодательством, и, основываясь на описании ситуации, данном в ходе производства по делу, с тем, чтобы сравнить две оценки и определить разницу между ними. Заявители подтвердили, что стоимость жилой части собственности, установленная экспертом, практически соответствовала стоимости этого имущества в 1967 году за разницей стоимости амбара и конюшни.

Суд удовлетворил заявление сына бывших владельцев и решил передать ему право собственности на спорное имущество. Суд постановил, что условия, предусмотренные статьей 8-1 закона о праве собственности на землю, были соблюдены, поскольку в 1967 году заявители приобрели собственность ниже реальной стоимости, а именно: за цену, соответствующую применимым в настоящее время правилам. Суд отметил, что разница составляла четверть реальной стоимости собственности. Заявители обжаловали это решение суда. Их жалоба была оставлена без удовлетворения.

В связи с этим заявители подали жалобу в Конституционный суд, в которой, в частности, указали, что они были лишены права собственности из-за разницы между двумя ценами, определенными двумя различными способами. Ходатайство заявителей о возобновлении разбирательства по делу было отклонено. В 1997 году Конституционный суд отказал в рассмотрении дела заявителей. Министерство сельского хозяйства возместило заявителям стоимость имущества, заплаченную ими в 1967 году, а также сумму, потраченную заявителями для установления личного использования земли. Рассмотрение вопроса о возмещении разумных расходов, понесенных заявителями в ходе эксплуатации собственности, было отложено по причине их несогласия с определенной государством ставкой. В связи с тем, что заявителям не была выплачена сумма, которую государство, по его утверждению, готово было платить, заявители подали иск в суд. В день принятия судебного решения новый собственник имущества не выдвинул предложений по расселению заявителей, которые продолжали жить в доме. Они подали иск в суд об уплате задолженности по арендной плате, плюс проценты, по которому не было вынесено решения. Иск, поданный заявителями с целью определения размера причитающегося им возмещения в связи с расходами по эксплуатации собственности, также находился в процессе рассмотрения.


Вопросы права


По Статье 1 Протокола N 1 к Конвенции. Лишение заявителей имущества было проведено в соответствии с законом, поскольку основывалось на законе о праве собственности на землю, который при соблюдении ряда условий санкционировал лишение имущества в контексте реституции определенной собственности. Цель этого закона состоит в смягчении последствий экономических правонарушений, допущенных во времена коммунистического режима.

Европейский Суд отдает отчет в том, что для Чехии было необходимо решить эту проблему, которую она признает вредной для демократического режима. Таким образом, главная задача закона служит цели общественной полезности. Основная задача законодательства по вопросам реституции отвечает законной цели и средствам, обеспечивающим законность правовых сделок и защиту социально-экономического развития страны. При этом необходимо гарантировать, что смягчение последствий допущенных нарушений не приведет к новому ущербу. С этой целью законодательство должно предусмотреть возможность учета особых обстоятельств каждого дела с тем, чтобы на лиц, добросовестно приобретших свое имущество, не ложилось бремя государства, ранее конфисковавшего это имущество.

Заявители добросовестно приобрели свое имущество, не зная о том, что ранее оно было конфисковано, и не имея возможности повлиять на процесс заключения сделки или покупную цену. Более того, заключение судов Чехии о том, что заявители приобрели собственность по цене ниже предусмотренной законом главным образом объясняется разницей в оценке нежилой части собственности.

Рассматривая вопрос о бремени, легшем на заявителей, от Европейского Суда не требуется комментировать то, каким образом суды Чехии должны были установить размер компенсации. Однако стоимость, уплаченная заявителями при покупке имущества в 1967 году, и размер выплаченной им компенсации не соотносятся со стоимостью этого имущества 30 лет спустя. Необходимо учитывать, что дом, о котором идет речь в жалобе, был единственным местом жительства заявителей. К моменту вынесения решения о возврате этого дома предыдущему владельцу заявители прожили в нем 42 года. Заявители оказались в неопределенной и весьма непростой социальной ситуации. После компенсации им покупной цены имущества они не в состоянии купить другой дом. Безусловно, их не принуждали покинуть дом, но для них оказалось невозможным добиться через суд права на получение другого жилья. Более того, новый собственник, похоже, извлекает плюсы из своей выгодной по сравнению с заявителями позиции. Следовательно, при присуждении заявителям "компенсации" не была учтена ситуация, в которой они оказались. Заявителям не был компенсирован моральный вред, понесенный вследствие лишения их единственного дома. Более того, заявители до сих пор не получили компенсацию расходов, связанных с эксплуатацией их собственности, несмотря на то, что прошло семь с половиной лет после того, как был подтвержден переход права собственности.

В заключение, на заявителей было возложено непропорциональное бремя, нарушившее справедливый баланс, который должен существовать между требованием соблюдения общих интересов и защитой права заявителей на уважение их собственности.


Постановление


Допущено нарушение Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд постановил возместить причиненный заявителям моральный и материальный ущерб в сумме 35 500 евро. Наряду с этим Европейский Суд вынес решение о возмещении заявителям судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством, которые нужно вычесть из уже полученной в качестве юридической помощи суммы.


Вопрос о лишении имущества


Резкое снижение стоимости акций в уставном капитале банка: жалоба признана неприемлемой.


Ольжак против Польши
Olczak - Poland (N 30417/96)


Решение от 7 ноября 2002 г. [вынесено III Секцией]


Суть жалобы


В ноябре 1990 года было выдано разрешение на учреждение Первого Люблинского коммерческого банка - юридического лица с участием иностранного капитала. Банк был зарегистрирован в январе 1991 года. 97,5% акций принадлежали одному лицу - Д.Б.

В апреле 1992 года заявитель купил 40% акций банка. Стороны по взаимному согласию решили расторгнуть договор купли-продажи акций в июне 1992 года. В тот же месяц банк завладел акциями Д.Б. вследствие неуплаты им требуемой за них суммы. Впоследствии заявитель разместил на депозите 307 акций, купленных у Д.Б. Банк обратился за разрешением председателя Государственного банка Польши перевести право собственности с заявителя на Д.Б. Председатель отказал в выдаче этого разрешения, ссылаясь на функцию Государственного банка по обеспечению должной защиты инвестиций и сбережений, вложенных в польские банки.

Тем временем Д.Б. был экстрадирован в США и осужден за финансовое мошенничество. Не существовало никаких гарантий соблюдения интересов клиентов, если бы он остался мажоритарным акционером. Более того, возник серьезный конфликт интересов в связи с тем, что ряд компаний, принадлежащих Д.Б., не исполнил своих обязательств по кредитам, полученным в банке.

В своем втором циркулярном письме, датированном августом 1992 года, председатель Государственного банка подчеркнул необходимость принятия мер, направленных на финансовое оздоровление и реструктуризацию. Потери банка за 1992 год превысили размер его собственного капитала. Ввиду продолжающегося финансового кризиса банка и вероятности банкротства, а также в целях финансового оздоровления и сохранения размещенных на счетах банка активов, в феврале 1993 года Государственный банк назначил временную администрацию сроком на шесть месяцев. Согласно представленному временной администрации отчету внешних аудиторов в 1992 году банк находился под неумелым с профессиональной точки зрения управлением. Мандат временной администрации был продлен до ноября 1993 года и впоследствии снова возобновлен. В октябре 1993 года временная администрация внесла поправки в учредительные документы банка. Номинальная стоимость уставного капитала была снижена с 50 миллиардов польских злотых до 1 миллиарда злотых посредством ликвидации более чем половины акций и существенного снижения стоимости оставшихся. Высвободившиеся денежные средства были использованы для покрытия убытков банка.

После этого уставной капитал банка был увеличен до 250 миллиардов злотых посредством выпуска 6,25 миллионов новых акций с дополнительным правом голоса. Все эти мероприятия финансировались Государственным банком. Существующим акционерам банка не предоставили возможность приобрести новые акции.

Результатом этих операций было снижение доли акций заявителя с приблизительно 45 до 0,4%. Далее временная администрация внесла поправки в учредительные документы банка, что позволило ликвидировать акции путем снижения уставного капитала.

Заявитель был стороной в ряде судебных процессов, инициированных в связи со снижением доли его акций в уставном капитале банка, и добивался отмены решений временной администрации банка. В июле 1994 года Верховный суд Польши вынес решение, в котором указывалось, что временная администрация банка в соответствии с законом о банках была наделена полномочиями по принятию решений по вопросам, которые обычно, согласно закону или уставу банка, были отнесены к компетенции общего собрания акционеров. В октябре 1994 года Люблинский суд отклонил исковое заявление, поданное другим акционером. Заявитель выступил в качестве соистца на стадии обжалования указанного судебного решения, заявив, что действия временной администрации банка были незаконными, так как они преднамеренно нанесли вред интересам акционеров по смыслу статьи 414 Торгового кодекса Польши.

В июне 1995 года Апелляционный суд г. Люблина постановил, что Государственный банк назначил временную администрацию ввиду серьезной финансовой ситуации, сложившейся в банке, преследуя цель не допустить его банкротства и сохранить активы его клиентов. Верховный суд Польши признал действия временной администрации законными. Заявителю не удалось доказать умысел временной администрации на причинение вреда интересам акционеров.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается 1 Статьи Протокола N 1 к Конвенции. Европейский Суд пришел к выводу, что факт объединения заявителя с другим акционером в ноябре 1994 года при подаче жалобы в суд, который в июне 1995 года вынес окончательное решение по делу, разрешив ситуацию заявителя, свидетельствовал о наличии у него (Европейского Суда) компетенции ratione temporis по рассмотрению жалобы заявителя (так как Польша присоединилась к Протоколу N 1 к Конвенции в октябре 1994 года). Что касается вопроса о наличии у заявителя статуса жертвы, то Европейский Суд напомнил о серьезных проблемах, которые могут возникнуть вследствие признания за акционером права на обращение в суд (locus standi) применительно к подаче им иска о возмещении ущерба в связи с нанесением вреда компании. Правосубъектность юридического лица может быть проигнорирована лишь в исключительных случаях.

Настоящее дело отличается от аналогичных тем, что в нем напрямую были затронуты интересы акционеров. При этом меры, негативно отразившиеся на акционерах, были в интересах банка. Учитывая их стоимостную составляющую, акции юридического лица подпадают под понятие "имущество" по смыслу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Радикальное снижение стоимости акций заявителя свелось к лишению его собственности. В связи с этим заявитель обоснованно требовал о признании за ним статуса жертвы нарушения Конвенции.

По существу жалобы заявителя. Несмотря на то, что заявитель не был формально лишен своих акций, снижение их стоимости было тождественно лишению его собственности. Верховный суд признал, что вмешательство в право заявителя было осуществлено на основании законодательства Польши. Принимая во внимание всю серьезность финансовой ситуации банка, рискованные сделки и плохое управление, по вине которого не было оказано должного внимания интересам его клиентов и не была гарантирована сохранность вкладов, можно заключить, что принятые меры преследовали общественный интерес. После предупреждения Государственного банка в 1992 году банком не было принято никаких мер, направленных на исправление ситуации, если не считать нереалистичного предложения по поиску коммерческого инвестора. Следовательно, обжалуемые действия не нарушили справедливый баланс между требованием соблюдения общих интересов и защитой права собственности заявителя. Таким образом, они были пропорциональны преследуемой законной цели.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Вопрос о лишении имущества


Запрет на возвращение в деревню, которая была эвакуирована и в 1994 году полностью разрушена: жалоба коммуницирована властям Турции.


Доган и другие против Турции
Dogan and others - Turkey (N 8803/02 et seq.)


[III Секция]


Суть жалобы


Все 15 заявителей ссылаются на одни и те же обстоятельства: эвакуация в октябре 1994 года деревни в районе города Тунджели силами безопасности Турции в связи с неспокойной обстановкой в регионе. В своей жалобе заявители указывают на то, что их дома были разрушены, а также что им не было разрешено вернуться на свою землю. Некоторые из заявителей в 1999 и 2000 годах подавали жалобы в административные органы. В ответ их проинформировали о том, что их жалобы будут рассмотрены в контексте "Проекта восстановления деревни и возвращения в нее жителей". Другие заявители подали жалобы в 2001 году, но лишь некоторые получили на них ответы. По двум делам власти Турции заявили, что возвращение в деревню было запрещено по соображениям безопасности. Никто из заявителей не обращался в суды. При этом они указали, что обжаловать запрет на возвращение в деревню в судебном порядке бесполезно, так как действия администрации, принятые на основании законодательства о чрезвычайном положении, не подлежат судебному пересмотру.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Турции в отношении Статей 1, 6, 7, 8, 13, 14, 18 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Процедурные вопросы


Вопрос о применении Европейским Судом предварительных судебных мер


Изучение гарантий, данных государством, требующим экстрадицию заявителей: отмена предварительных мер.


Шамаев и 12 других против Грузии и России
Shamayev and 12 others - Georgia and Russia (N 36378/02)


[II Секция]


Суть жалобы


В октябре 2002 года 13 граждан Российской Федерации чеченской национальности, подозреваемых в терроризме, будучи задержанными в г. Тбилиси (Грузия), подали в Европейский Суд предварительную жалобу, оспаривая предстоящую экстрадицию в Россию. Заявители утверждали, что в случае их выдачи России, они рискуют подвергнуться обращению в нарушение Статьей 2 и 3 Конвенции.

В этой связи они обратились в Европейский Суд с просьбой принять предварительные меры, предусмотренные Правилом 39 Регламента Суда. Европейский Суд принял решение о применении предварительных мер согласно Правилу 39 Регламента Суда, действие которых истекло в полночь 26 ноября 2002 г. Эти меры состояли в указании Грузии приостановить процесс экстрадиции заявителей в Россию до получения Европейским Судом более детальной информации относительно условий экстрадиции. Пятеро заявителей были выданы России. Принимая во внимание гарантии, данные властями Российской Федерации, которые, в частности, предусматривали беспрепятственное предоставление заявителям медицинской помощи, доступа к юридической помощи и консультациям, обеспечение беспрепятственных контактов с Европейским Судом, последний принял решение отменить предварительные меры. Власти Российской Федерации также дали гарантии о неприменении в отношении заявителей смертной казни и об обеспечении их безопасности и охраны здоровья.

Европейский Суд в соответствии с Правилом 41 Регламента Суда принял решение о разбирательстве данной жалобы в приоритетном порядке.


Другие Постановления, вынесенные в сентябре 2002 года


По жалобам о нарушениях Статей 2 и 13 Конвенции


Якар против Турции
Yakar - Turkey (N 36189/97)


Постановление от 26 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Смерть находившегося в заключении сына заявителя и эффективность проведенного в этой связи расследования. Заключено мировое соглашение (выражение сожаления, признание нарушения и добровольная выплата компенсации).


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Кечечи против Турции
Kececi - Turkey (N 38588/97)


Постановление от 26 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Якобы имевшее место плохое обращение с заявителем, находящимся в заключении. Заключено мировое соглашение.


По жалобам о нарушениях Статей 3, 8 и 13 Конвенции, а также Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Кинай против Турции
Kinay - Turkey (N 31890/96)


Постановление от 26 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Разрушение дома и уничтожение имущества заявителя силами безопасности и силами самообороны деревни. Заключено мировое соглашение (добровольная выплата компенсации, выражение сожаления и признание нарушения).


По жалобам о нарушениях пункта 3 Статьи 5 Конвенции


Курай против Турции
Kuray - Turkey (N 36971/97)


Постановление от 26 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


По утверждению заявителя, он, будучи задержанным, не был незамедлительно доставлен к судье. Заключено мировое соглашение.


По жалобам о нарушениях пункта 4 Статьи 5 Конвенции


Лэден против Франции
Laidin - France (N 43191/98)


Постановление от 5 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Продолжительность рассмотрения ходатайства заявителя об освобождении его из психиатрической больницы, где он проходил принудительное лечение. Допущено нарушение пункта 4 Статьи 5 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Вальтер против Австрии
Walter - Austria (N 34994/97)


Постановление от 28 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Невозможность соблюсти процессуальный срок вследствие задержки в отправлении письма администрацией исправительного учреждения. Заключено мировое соглашение.


Канчиовичи и другие против Румынии
Canciovici and others - Romania (32926/96)


Постановление от 26 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


Отказ в рассмотрении иска о восстановлении в правах на ранее национализированную собственность без проведения разбирательства по существу дела. Допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Бакова против Словакии
Bakova - Slovakia (N 47227/99)


Постановление от 12 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Непроведение публичных слушаний при разбирательстве дела о восстановлении в правах на собственность. Допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Езель против Турции
Ozel - Turkey (N 42739/98)


Постановление от 7 ноября 2002 г. [вынесено III Cекцией]


Феррейра да Наве против Португалии
Ferreira da Nave - Portugal (N 49671/99)


Постановление от 7 ноября 2002 г. [вынесено III Секцией]


Корал против Польши
Koral - Poland (N 52518/99)
Пихота против Польши
Piechota - Poland (N 40330/98)


Постановления от 5 ноября 2002 г. [вынесены IV Секцией]


Матушкова против Словакии
Matouskova - Slovakia (N 39752/98)
Хавала против Словакии
Havala - Slovakia (N 47804/99)


Постановления от 12 ноября 2002 г. [вынесены IV Секцией]


Орен и Шошан против Бельгии
Oren and Shoshan - Belgium (N 49332/99)


С.А. Ситрам против Бельгии
S.A. Sitram - Belgium (N 49495/99)


Доомс и другие против Бельгии
Dooms and others - Belgium (N 49522/99)


Лефевр против Бельгии
Lefebvre - Belgium (N 49546/99)


Овал С.П.Р.Л. против Бельгии
Oval S.P.R.L. - Belgium (N 49794/99)


Де Плэн против Бельгии
De Plaen - Belgium (N 49797/99)


Рандакс против Бельгии
Randaxhe - Belgium (N 50172/99)


Кенес против Бельгии
Kenes - Belgium (N 50566/99)


Постановления от 15 ноября 2002 г. [вынесены I Секцией]


Продолжительность производства по гражданским делам. Допущены нарушения пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Бока против Бельгии
Boca - Belgium (N 50615/99)


Постановление от 15 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Продолжительность производства по гражданскому делу, включая подачу срочной жалобы. Допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции не нарушены.


Горка против Польши
Gorka - Poland (N 55106/00)


Постановление от 5 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Продолжительность производства по гражданскому делу. Заключено мировое соглашение.


Терет против Бельгии
Teret - Belgium (N 49497/99)


Постановление от 15 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Продолжительность производства по гражданскому делу. Жалоба исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению.


Мюллер против Швейцарии
Muller - Switzerland (N 41202/98)


Постановление от 15 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


Бютель против Франции
Butel - France (N 49544/99)


Постановление от 12 ноября 2002 г. [вынесено III Секцией]


Жюльен против Франции
Julien - France (N 42276/98)


Постановление от 14 ноября 2002 г. [вынесено III Секцией]


Продолжительность производства по административному делу. Допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Фраттини и другие против Италии
Frattini and others - Italy (N 52924/99)


Постановление от 26 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Каролла против Италии
Carolla - Italy (N 51127/99)


Постановление от 28 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Продолжительность производства по гражданскому делу. Пересмотр постановления.


Пьетилайнен против Финляндии
Pietilainen - Finland (N 35999/97)


Лисяк против Польши
Lisiak - Poland (N 37443/97)


Постановления от 5 ноября 2002 г. [вынесены IV Секцией]


Ф.М. против Италии
F.M. - Italy (N 43621/98)


Массимо Пульезе против Италии
Massimo Pugliese - Italy (N 45789/99)


Постановления от 28 ноября 2002 г. [вынесены I Секцией]


Продолжительность производства по гражданскому делу. Допущены нарушения пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Пизаньелло и другие против Италии
Pisaniello and others - Italy (N 45290/99)


Постановление от 5 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Продолжительность производства по гражданскому делу. Допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 и 13 Конвенции


Радош против Хорватии
Rados - Croatia (N 45435/99)


Постановление от 7 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Продолжительность производства на различных стадиях рассмотрения гражданского дела. Допущено нарушение Конвенции / положения Конвенции не нарушены.

Доступность эффективных средств правовой защиты. Допущено нарушение Конвенции/положения Конвенции не нарушены.


Кончек против Словакии
Koncek - Slovakia (N 41263/98)


Постановление от 26 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Справедливость и продолжительность производства, связанного с изъятием водительских прав, а также продолжительность производства по уголовному делу. Заключено мировое соглашение.


Варга против Словакии
Varga - Slovakia (N 41384/98)


Постановление от 26 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Продолжительность производства по уголовному делу, а также обжалуемое отсутствие эффективных средств правовой защиты. Заключено мировое соглашение.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Надь против Румынии
Nagy - Romania (N 32268/96)


Драгнеску против Румынии
Dragnescu - Romania (N 32268/96)


Гаврус против Румынии
Gavrus - Romania (N 32977/96)


Постановления от 26 ноября 2002 г. [вынесены II Секцией]


Отмена Верховным судом Румынии вступившего в силу и обязательного к исполнению судебного постановления, в соответствии с которым должен был быть произведен возврат ранее национализированной собственности. Изъятие из юрисдикции суда дела, касающегося национализации и лишения собственности. Допущено нарушение Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу Брумареску* (*Постановление Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии" было вынесено 28 октября 1999 г. (прим. перев.).), ЕСПЧ 1999-VII).


Мостяну против Румынии
Mosteanu - Romania (N 33176/96)


Постановление от 26 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


Изъятие из юрисдикции суда дела, касающегося национализации собственности. Допущено нарушение Конвенции.

Обжалуемое отсутствие независимости и беспристрастности судов в связи с заявлениями главы государства. Якобы имевшее место лишение собственности. Положения Конвенции не нарушены.


Лючиано Росси против Италии
Luciano Rossi - Italy (N 30530/96)


Чилиберти против Италии
Ciliberti - Italy (N 30879/96)


В.Т. против Италии
V.T. - Italy (N 30972/96)


T.К.У. против Италии
T.C.U. - Italy (N 31223/96)


Малтони против Италии
Maltoni - Italy (N 31548/96)


Гнеки и Баригацци против Италии
Gnecchi and Barigazzi - Italy (N 32006/96)


Л. и П. против Италии
L. and P. - Italy (N 32392/96)


Л.Б. против Италии
L.B. - Italy (N 32542/96)


Фолли Каре против Италии
Folli Care - Italy (N 32577/96)


Д.В. против Италии
D.V. - Italy (N 32589/96)


Тоси против Италии
Tosi - Italy (N 33204/96)


Тона против Италии
Tona - Italy (N 33252/96)


Кау против Италии
Cau - Italy (N 34819/97)


Постановления от 15 ноября 2002 г. [вынесены I Секцией]


Дела касаются составления графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов, длительного неисполнения судебного решения и отсутствия возможности судебной проверки решения префектуры о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов.

Допущено нарушение Конвенции.


Франческетти против Италии
Franceschetti - Italy (N 35001/97)


Ц.с.р.л. против Италии
C.s.r.l. - Italy (N 36112/97)


Висца против Италии
Visca - Italy (N 36734/97)


Чикконе против Италии
Ciccone - Italy (N 38043/97)


Постановления от 7 ноября 2002 г. [вынесены I Секцией]


Фаббрини против Италии
Fabbrini - Italy (N 33115/96)


Постановление от 15 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


А.М.М. против Италии
A.M.M. - Italy (N 34742/97)


Виргулти против Италии
Virgulti - Italy (N 57206/00)


Постановления от 28 ноября 2002 г. [вынесены I Секцией]


Дела касаются составления графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов, длительного неисполнения судебного решения и отсутствия возможности судебной проверки решения префектуры о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов. Заключено мировое соглашение.


Сергидес против Кипра
Serghides - Cyprus (N 44730/98)


Постановление от 5 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


Включение земельного участка заявителя в проект расширения дороги без надлежащего уведомления, выплаты компенсации, а также отказ в рассмотрении искового заявления в связи с отсутствием у заявителя права на обращение в суд (locus standi) и продолжительность производства по делу заявителя. Допущено нарушение Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 2 Статьи 6 Конвенции


Демир против Австрии
Demir - Austria


Постановление от 5 ноября 2002 г. [вынесено IV Секцией]


Отказ в выплате компенсации за содержание заявителя под стражей в связи с тем, что его продолжали подозревать в совершении преступления. Допущено нарушение Конвенции (сравните с Постановлениями Европейского Суда по делам Секанинаv, Рушити и Вексельбраун).


Радай против Польши
Radaj - Poland (N 29537/95 и N 35453/97)


Постановление от 28 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Вскрытие корреспонденции содержащегося под стражей лица, полученной им из Европейской Комиссии по правам человека. Допущено нарушение Конвенции.


Марциано против Италии
Marziano - Italy (N 45313/99)


Постановление от 28 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Якобы имевшее место нарушение презумпции невиновности в связи с заявлениями судьи, рассматривавшего дело заявителя, нашедшими отражение в решении о прекращении производства по уголовному делу. Положения Конвенции не нарушены.


По жалобам о нарушениях Статьи 10 Конвенции


Езкан Килич против Турции
Ozkan Kilic -Turkey (N 27209/95 и N 27211/95)


Постановление от 26 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


Осуждение за пропаганду сепаратизма. Заключено мировое соглашение (добровольная выплата компенсации, обязательство внести изменения в законодательство и правоприменительную практику).


Компания "Информасьонсферайн ленция" против Австрии
Informationsverein lentia - Austria (N 2) (N 37093/97)


Постановление от 28 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Отказ в выдаче лицензии на вещание через кабельную сеть. Заключено мировое соглашение.


По жалобам о нарушениях Статьи 14 Конвенции в совокупности со Статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции


Бухен против Чехии
Buchen - Czech Republic (N 36541/97)


Постановление от 26 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]


Дискриминационная задержка выплаты пенсий некоторым бывшим военным судьям. Допущено нарушение Конвенции.


По вопросу о применении Статьи 41 Конвенции


Бывший король Греции и другие против Греции
Former King of Greece and others - Greece (N 25701/94)


Постановление от 28 ноября 2002 г. [вынесено Большой Палатой]


Справедливая компенсация.


Вессельс-Бергервет против Нидерландов
Wessels-Bergervoet - Netherlands (N 34462/97)


Постановление от 28 ноября 2002 г. [вынесено II Секцией]

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату названного постановления следует читать как "4 июня 2002 г."


Справедливая компенсация. Жалоба исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению.


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 Конвенции


Мерико против Италии
Merico - Italy (N 31129/96)


Постановление от 15 ноября 2002 г. [вынесено I Секцией]


Составление графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов. Допущено нарушение Конвенции.


Статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов N 1, 4, 6 и 7 к Конвенции


Статьи Конвенции


Статья 2 Право на жизнь

Статья 3 Запрещение пыток

Статья 4 Запрещение рабства и принудительного труда

Статья 5 Право на свободу и личную неприкосновенность

Статья 6 Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 7 Наказание исключительно на основании закона

Статья 8 Право на уважение частной и семейной жизни

Статья 9 Свобода мысли, совести и религии

Статья 10 Свобода выражения мнения

Статья 11 Свобода собраний и объединений

Статья 12 Право на вступление в брак

Статья 13 Право на эффективное средство правовой защиты

Статья 14 Запрещение дискриминации

Статья 34 Жалобы от физических лиц, неправительственных организаций и групп частных лиц


Протокол N 1 к Конвенции


Статья 1 Защита собственности

Статья 2 Право на образование

Статья 3 Право на свободные выборы


Протокол N 4 к Конвенции


Статья 1 Запрещение лишения свободы за долги

Статья 2 Свобода передвижения

Статья 3 Запрещение высылки граждан

Статья 4 Запрещение коллективной высылки иностранцев


Протокол N 6 к Конвенции


Статья 1 Отмена смертной казни


Протокол N 7 к Конвенции


Статья 1 Процедурные гарантии в случае высылки иностранцев

Статья 2 Право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции

Статья 3 Компенсация в случае судебной ошибки

Статья 4 Право не быть судимым или наказанным дважды

Статья 5 Равноправие супругов


Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 4/2003


Совместный проект Московского клуба юристов и издательства "ЛексЭст"


Перевод: Бажилина Л.Ю.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information note N 47 on the case-law of the Court. November, 2002"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с РОО "Московский клуб юристов"


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение