• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 2/2004

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 2/2004


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


Яви великую любовь к правосудию и почтение к нему...


С традиционной речью, посвященной открытию нового судебного года, 22 января 2004 года выступил Председатель Европейского Суда по правам человека Люциус Вильдхабер. Эту речь предлагаем вашему вниманию с незначительными сокращениями:

- Как и в прежние годы, я изложу некоторые важные соображения, вытекающие из прецедентной практики Европейского Суда за прошедший (2003 - прим. ред.) год. На церемонии открытия нового судебного года расскажу о четырех делах, недавно рассмотренных Судом.

Первое дело касалось роспуска Конституционным судом Турции политической партии - Партии благоденствия - на том основании, что эта партия стремилась установить в стране теократическую форму правления и ввести исламское право (шариат)* (* См. Постановление Европейского Суда по делу "Партия "Рефах"[Партия благоденствия] и другие против Турции" (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, N 7/2003) (прим. ред.). Большая Палата Европейского Суда пришла к единогласному выводу, что в действиях Конституционного суда Турции не усматривается нарушение положений Статьи 11 Конвенции, которая предусматривает гарантии права человека на свободу объединения с другими. Данное дело дало Европейскому Суду возможность провести углубленный анализ того, как нормы европейской Конвенции по правам человека соотносятся с демократией, деятельностью политических партий и ролью религии в обществе.

В своем постановлении по этому делу Европейский Суд сначала отметил, что положения европейской Конвенции, гарантирующие свободу мысли, религии, выражения мнения и свободу объединения в союзы, не лишают власти того или иного государства, в котором действует какое-либо объединение граждан, своими действиями угрожающее существованию институтов государства, права встать на защиту этих институтов. Из этого четко вытекало, что политическая партия, лидеры которой подстрекают к совершению актов насилия или берут на вооружение курс деятельности, идущий вразрез с канонами уважения к демократии, или нацеленный на разрушение ее основ демократии и попрание прав и свобод личности, признаваемых в демократическом обществе, не вправе искать у европейской Конвенции защиты от санкций, наложенных на такую партию государством ввиду природы ее деятельности. Таковые санкции - в случаях, когда факт наличия непосредственной угрозы демократии установлен в достаточной степени достоверно - могут даже принять форму превентивного вмешательства государства в деятельность подобной политической партии.

Отметив, что Партия благосостояния поклялась установить в Турции режим, основанный на нормах шариата, Европейский Суд пришел к выводу, что шариат несовместим с фундаментальными принципами демократии, как они провозглашены в европейской Конвенции. Суд счел, что "шариат, который непреклонно отражает догматы и духовные уложения религии, по своей природе является устойчивым и постоянным сводом предписаний. В шариате нет места таким принципам, как плюрализм в сфере политики, или постоянное развитие общественных свобод". Согласно выводам Европейского Суда, трудно провозглашать уважение к демократии и правам человека и в то же самое время поддерживать государственный режим, основанный на нормах шариатского права, что явно идет вразрез с ценностями, утверждаемыми европейской Конвенцией. В особенности несоответствие шариата демократическим идеалам проявляется в предписываемых им нормах уголовного права и процесса, его правилах, касающихся правового статуса женщин, и его способах вмешательства во все сферы частной и государственной жизни, основанных на сугубо религиозных заповедях.

Нет сомнения, что постановление по этому делу - одно из важнейших постановлений Европейского Суда, в котором Суд взялся определить параметры и границы демократии и действия принципа верховенства права.

В таком же ракурсе хотелось бы упомянуть и о решении Европейского Суда по делу "Гароди против Франции"* (* См. Бюллетень Европейского Суда по правам человека, N 11/2003 (прим. ред.).). По этому делу заявитель обжаловал, среди прочего, свой обвинительный приговор, вынесенный за публикацию книги, в которой он как автор оспорил правомерность существования составов преступлений против человечества, совершенных в период Второй мировой войны, и общий тон которой выражался в отрицании Холокоста - массового уничтожения евреев нацистами.

Европейский Суд отказал заявителю в гарантиях охраны его прав, предусмотренных Статьей 10 европейской Конвенции, которая провозглашает свободу выражения мнений, на том основании, что по делу применима Статья 17 Конвенции* (* Статья 17 Конвенции запрещает злоупотреблять правами и совершать какие-либо действия, направленные на упразднение прав и свобод (прим. ред.).). Согласно выводам Европейского Суда, отрицание реальности четко установленных исторических фактов, таких как Холокост, не может считаться подлинно исторической исследовательской работой, нацеленной на установление истины. Подлинная цель исследования Гароди состояла в том, чтобы реабилитировать национал-социалистский режим и тем самым обвинить самих жертв этого режима в фальсификации истории. Отрицание преступлений против человечества, таким образом, представляется одной из самых острых форм расовой диффамации в отношении евреев и разжигания расовой ненависти к ним.

Отрицание или ревизия исторических фактов такого масштаба подвергают сомнению ценности, лежащие в основе борьбы с расизмом и антисемитизмом, и способны серьезно подорвать общественный порядок. Подобные действия являются несовместимыми с демократией и правами человека и вне всяких сомнений преследуют цели, запрещенные Статьей 17 европейской Конвенции. На том основании, что в целом книга заявителя имела общий тон отрицания Холокоста, Европейский Суд счел ее противоречащей основополагающим ценностям Конвенции, а именно справедливости и всеобщему миру.

В прошлом году Европейскому Суду еще раз пришлось разбирать спор по другому важному вопросу современности - охране окружающей среды - в связи с жалобой на шумовое загрязнение. По делу "Хаттон и другие против Соединенного Королевства"* (* См. Бюллетень Европейского Суда по правам человека, N 12/2003 (прим. ред.).) заявители - те, кто проживают вблизи аэропорта "Хитроу" в предместьях Лондона, - обжаловали то, как власти решили регламентировать ночные полеты самолетов в районе аэропорта. В своем постановлении по делу Большая Палата Европейского Суда отметила, что хотя в европейской Конвенции прямо не закреплено право человека на чистую и спокойную окружающую среду, в тех случаях, когда на человека серьезно и непосредственно воздействует шум, может быть поставлен вопрос о наличии нарушения требований Статьи 8 Конвенции, которая охраняет частную и семейную жизнь людей. Однако Большая Палата признала, что государства располагают определенной свободой усмотрения в деле регулирования вопросов, возникающих в данной сфере.

Европейский Суд отметил, что в подобных делах Статья 8 Конвенции требует, чтобы был соблюден справедливый баланс между конкурирующими интересами граждан, затронутых шумовым воздействием, и общества в целом; в частности, необходимо принимать во внимание экономическую заинтересованность всего населения страны в ночных полетах самолетов гражданской авиации.

В этой связи Европейский Суд установил, что власти - когда они действуют в рамках свободы своего усмотрения - должны принимать во внимание соображения охраны окружающей среды. Однако Суд не видит оснований для особого подхода к экологическим правам человека или для придания им какого-то особого статуса. Тем не менее процесс принятия решений государством в экологической сфере должен включать соответствующие проверки и исследования, проводимые для того, чтобы соблюсти справедливый баланс между различными конкурирующими интересами, лежащими во главе угла той или иной экологической проблемы.

По делу Хаттона и других Европейский Суд большинством голосов рассматривавших дело судей постановил, что положения Статьи 8 Конвенции нарушены не были. Такое решение было принято ввиду всех тех мер, которые предприняли власти для того, чтобы снизить эффект шумового воздействия, а также ввиду того обстоятельства, что ночной шум самолетов не отразился негативно на стоимости жилья в районе аэропорта. Это позволило людям, которые в наибольшей степени страдали от шума - примерно от двух до трех процентов местного населения - перебраться на новое место жительства без финансовых для себя потерь.

В завершение моего краткого обзора важнейших постановлений, вынесенных Европейским Судом в прошлом году, хотелось бы остановиться на деле "Коуа Поирре против Франции"* (*См. Бюллетень Европейского Суда по правам человека, N 1/2004 (прим. ред.).). Это дело хотя и выглядит вполне заурядным, но дает нам очень хорошее суммарное представление о состоянии взаимоотношений между Конвенцией о защите прав человека и правом Европейского Союза и последствиях этих взаимоотношений, отражающихся в нормах европейского права - каким оно есть и каким оно должно быть.

Заявителем по делу выступал гражданин Республики Кот-д'Ивуар, инвалид, который во взрослом возрасте был усыновлен гражданином Франции, что, впрочем, не дало Поирре французского гражданства. Он обратился к соответствующим властям Франции с ходатайством о назначении ему пособия по инвалидности, но это ходатайство было отклонено на том основании, что Поирре являлся гражданином Республики Кот-д'Ивуар. Французский суд, рассматривавший жалобу Поирре на отказ в назначении пособия, решил передать дело на рассмотрение в Суд Европейских Сообществ в Люксембурге для принятия по нему предварительного решения по вопросу о совместимости французского законодательства с нормами права Европейского Союза. Основание для такого процессуального акта состояло в том, что заявитель был прямым наследником гражданина Европейского Союза. Суд Европейских Сообществ установил, что нормы права Европейского Союза не могли быть применены к обстоятельствам дела - хотя приемный отец заявителя действительно был гражданином государства - участника Европейского Союза, его нельзя было считать рабочим-мигрантом, поскольку он постоянно жил и работал во Франции. В силу этого решения Суда в Люксембурге все французские суды, которым пришлось в последующем рассматривать жалобы Поирре, отклоняли его просьбу о назначении пособия. Тогда он обратился в Европейский Суд по правам человека, который своим постановлением от 30 сентября 2003 года - более чем 13 лет спустя после подачи заявителем в суды страны своего первого прошения - установил, что заявитель стал жертвой дискриминации по признаку гражданства в нарушение требований Статьи 14 Конвенции, взятой в увязке со Статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Исходя из принципов справедливости, Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию за причиненный вред в размере 20 тысяч евро.

Чему же нас учит это дело? В действительности из него можно извлечь несколько уроков. Прежде всего, оно демонстрирует взаимодополняемость, равно как и определенную запутанность, трех правовых систем, в которых данное дело рассматривалось: французское законодательство содержало элемент дискриминации, который право Европейского Союза было бессильно устранить, поскольку его нормы не были применимы по этому конкретному делу; соответственно только в Страсбурге положение, в конце концов, могло быть выправлено.

Это дело высвечивает для нас всех и проблему длительности производства по делам в европейских судах. Как я только что упомянул, заявителю пришлось ждать более 13 лет, пока его вопрос не был окончательно разрешен в Страсбурге. Может быть, стоит ради предотвращения подобной волокиты рассмотреть вопрос об устранении одного из трех "игроков" в европейском судопроизводстве по такого рода делам в интересах обращающихся к ним заявителей? Ответ может быть один: нет, поскольку каждому из этих"игроков" - национальным судам, Суду Европейских Сообществ в Люксембурге и Европейскому Суду в Страсбурге - отведена своя важная роль. Хотя у Суда Европейских Сообществ не было иного выбора, как постановить, что право Европейского Союза неприменимо к обстоятельствам дела, ничего не стоило это право все-таки применить, а Суду Европейского Союза вынести постановление по вопросу о том, содержался ли во французском законодательстве элемент дискриминации, противоречивший праву Европейского Союза.

[...] Что же можно предпринять, чтобы избавиться от подобной волокиты в судопроизводстве? Частично решение проблемы может исходить от национальных судов. В этой связи вызывает крайнее удивление тот факт, что национальный суд по собственному почину запросил Суд в Люксембурге о действии норм права Европейского Союза в рассматриваемом деле - которое, полагаю, в данном случае было применимо - но при этом не стал изучать вопрос о действии норм европейской Конвенции по правам человека, которые не только были вполне применимы по делу, но, более того, были к тому же и нарушены. Если суды страны автоматически применили бы положения Конвенции по собственной инициативе, то заявителю не пришлось бы ждать более 13 лет получения пособия, на которое он имел полное право.

И все же есть необходимость в реформировании подобного рода судопроизводства, если мы хотим упростить его и сделать менее продолжительным. [...]

Я хотел бы просто подчеркнуть - в контексте предстоящих реформ упомянутых правовых систем - необходимость извлечь уроки из дела Коуа Поирре и рассмотреть все поднятые этим делом вопросы в более широкой перспективе так, чтобы в будущем мы могли бы подходить к анализу функционирования трех подлежащих реформированию систем - национальной, права Европейского Союза и системы норм европейской Конвенции - с позиций их взаимодополняемости и взаимозависимости.

[...] Я хотел рассказать вам о наиболее важных постановлениях, которые мы приняли в 2003 году. Конечно, я мог остановиться только на избранных делах.

Невероятное разнообразие дел в производстве Европейского Суда трудно описать, но это точно то, что делает нашу работу столь обогащающей твою личность, и - я должен признаться - крайне приятной. Это большая честь - работать в Европейском Суде по правам человека, и мы очень благодарны судьбе за то, что в этот момент истории находимся на работе в этом Суде. В Европейском Суде с 1998 года наблюдается большой прогресс по части совершенствования его процедур, улучшения методов его работы и увеличения его производительности. По сравнению с другими международными судами, его оборот дел в производстве и количество дел беспрецедентны. Если мы, однако, вынуждены говорить о проблемах, касающихся реформы механизма европейской Конвенции и независимости Суда, это только потому, что мы полагаем: Европейский Суд и европейская Конвенция система должны выстоять и процветать благодаря значащим, эффективным и внушающим доверие способам. Конвенция играет решающую роль как инструмент европейской интеграции и как гарант демократии и соблюдения принципа верховенства права повсюду в большой Европе.

[...] Существуют две проблемы в системе охраны прав человека, созданной на основе Конвенции: одна - это большой массив не заслуживающих внимания и времени Суда малозначительных дел; другая - большое количество повторных жалоб по одному и тому же предмету (они возникают в результате организационных проблем внутри национальных систем правосудия). Ответ Европейского Суда на эти проблемы мог бы заключаться в следующем: что касается малозначительных дел, то следует создать отдельный,"фильтрующий" жалобы механизм, которому будет придан дополнительный аппарат сотрудников, благодаря чему можно было отделить "фильтрующую" функцию от функции судебного рассмотрения дел; что же касается повторных жалоб, то следует учредить некую пилотную программу принятия судебных решений по этим жалобам, которая освободила бы Суд от рассмотрения огромного количества жалоб, проистекающих от организационной дисфункции на уровне национальных судов, при том, что Европейский Суд выявит природу этой дисфункции, и будут приняты меры к более скорому исполнению судебных решений в государствах - участниках Конвенции.

Я лично беспокоюсь о том, чтобы было гарантировано четкое выживание системы охраны прав человека, созданной на основе Конвенции, которая, несомненно, должна включать право на подачу в Суд индивидуальной жалобы. Этим же озабочены и оппоненты реформы системы условий принятия жалоб к производству Европейским Судом. В чем мы не соглашаемся, так это в том, что именно представляет собой главную угрозу этому праву. Я лично считаю, что неумолимое скопление в Суде жалоб, как неприемлемых, так и затрагивающих важные вопросы, вызовет асфиксию системы рассмотрения жалоб так, что подавляющее большинство поступающих в Суд дел будет лишено какой-либо возможности рассмотрения в разумные сроки. Тем самым система рассмотрения жалоб на нарушения прав человека лишится всякой практической значимости. Если праву на подачу индивидуальной жалобы не суждено превратиться в иллюзорное право, это можно гарантировать наряду с другими мерами - как я продолжаю верить - только снижением количества дел, который заслуживают полновесного судебного разбирательства на основе состязательности сторон, завершающегося мотивированным постановлением по делу. Европейскому Суду надо хотя бы предоставить возможность устанавливать приоритетность рассмотрения жалоб, которыми поднимаются наиболее важные вопросы, так или иначе затрагивающие интересы большого количества людей, либо содержащие наиболее серьезные обвинения в нарушении прав человека. Совершенно недопустимо, что обвинения в широкомасштабных нарушениях прав человека, совершенных в самых тяжких формах, остаются нерассмотренными Судом на протяжении четырех, пяти, шести и быть может более лет. [...]

Реформа системы охраны прав человека, созданной на основе европейской Конвенции, предназначена для того, чтобы обеспечить максимальную эффективность этой системы на каждом уровне - как в государствах - участниках Конвенции, так и в самом Страсбурге - дабы укрепить демократию и принцип верховенства права. Эффективное функционирование судебной системы, базирующейся на этих принципах-близнецах, является ключом к успешной реализации гарантий, провозглашенных европейской Конвенцией по правам человека. В сердцевине демократии и верховенства права находится независимая судебная власть, огражденная от какого-либо вмешательства со стороны. Принципы, сопутствующие независимости судебной власти, хорошо известны. Они включают прозрачность процедур назначения судей, гарантии срока пребывания в должности, разделение властей, свобода суда от давления извне и надлежащая социальная защита судей. Международный суд должен в этом отношении быть примером. Он должен быть полностью независимым от государств - участников Конвенции, выступающих в нем ответчиками по делам, и восприниматься таковым. Жизненно важно, чтобы были сформулированы твердые принципы деятельности независимого международного судейского корпуса. [...]

Я хотел бы напомнить о значимости всех наших усилий в рамках системы охраны прав человека, созданной на основе европейской Конвенции, поделившись с вами двумя максимами, которые я почерпнул из Дигестов Нейтральных Долин Андорры, составленных в 1748 году юристом по имени Энтони Фитер-и-Россель и ставшими одной из основ политической деятельности в Андорре.

Первая максима гласит: "Яви великую любовь к правосудию и почтение к нему и посвяти себя его блистательному царствованию в Долинах Андорры, ибо правосудие суть основы их защиты".

Вторая максима дает следующий ответ тем, кто задается вопросом, как же служить сей благородной цели: "Приди на помощь правосудию и поддержи его силою своей и кошельком, коль скоро нужда в том наступит, и все блага правосудия тогда ниспадут на нас".


Статистические сведения*


Постановления, вынесенные в 2003 году


Каким органом Суда вынесено Октябрь С начала 2003 года
Большая палата 2 (3) 10 (17)
I Секция 34 172 (176)
II Cекция 10 (12) 142 (149)
III Секция 34 (35) 95 (99)
IV Секция 24 (26) 137 (140)
Секции в предыдущих составах 2 13
Всего 106 (112) 569 (594)

Постановления, вынесенные в октябре 2003 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая палата 2 (3) 0 0 0 2 (3)
I Секция в предыдущем составе 0 0 0 0 0
II Секция в предыдущем составе 0 0 0 1 1
III Секция в предыдущем составе 0 0 0 0 0
IV Секция в предыдущем составе 0 0 0 1 1
I Секция 27 6 0 1 34
II Секция 10 (12) 0 0 0 10 (12)
III Секция 26 (27) 8 0 0 34 (35)
IV Секция 16 8 (10) 0 0 24 (26)
Всего 81 (85) 22 (24) 0 3 106 (112)

Постановления, вынесенные c начала 2003 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая палата 9 (16) 0 0 1 10 (17)
I Секция в предыдущем составе 4 0 0 0 4
II Секция в предыдущем составе 1 0 0 1 2
III Секция в предыдущем составе 4 0 0 0 4
IV Секция в предыдущем составе 1 0 0 2 3
I Секция 132 (136) 36 0 4 172 (176)
II Секция 113 (120) 21 4 4 142 (149)
III Секция 81 (85) 13 0 1 95 (99)
IV Секция 91 (92) 43 (45) 3 0 137 (140)
Всего 436 (459) 113 (115) 7 13 569 (594)

______________________________

* Статистические сведения предварительны. То или иное постановление или решение Европейского Суда может быть вынесено в отношении нескольких жалоб (в скобках приводится количество жалоб, в отношении которых вынесено постановление или решение). Употребляемый в Бюллетене значок * означает, что Постановление не является окончательным.



Вынесенные решения За октябрь С начала 2003 года
I. Жалобы, признанные приемлемыми
Большая палата 0 0
I Секция 14 88 (90)
II Секция 13 90 (98)
III Секция 24 (27) 82 (88)
IV Секция 62 181 (217)
Секции в предыдущих составах 0 1
Всего 113 (116) 442 (494)
II. Жалобы, признанные неприемлемыми
I Секция Палата 8 48
Комитет 568 3556
II Секция Палата 6 61 (62)
Комитет 273 3129
III Секция Палата 9 58 (68)
Комитет 272 1522
IV Секция Палата 15 76 (78)
Комитет 228 2219
Всего 1379 10 669 (10 682)
III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел
I Секция Палата 3 19
Комитет 4 23
II Секция Палата 3 31
Комитет 3 30
III Секция Палата 47 85
Комитет 6 17
IV Секция Палата 2 71 (89)
Комитет 6 27
Всего 74 303 (321)
Всего Решений об исключении жалобы из списка подлежащих
рассмотрению дел (не включая частичных Решений)
1566 11 414 (11 497)

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба


Каким органом принято решение За октябрь С начала 2003 года
I Секция 81 303 (308)
II Секция 72 (78) 293 (301)
III Cекция 16 234 (272)
IV Cекция 38 1172 (1239)
Общее количество коммуницированных жалоб 207 (213) 1172 (1239)

Краткое изложение постановлений и решений Европейского Суда подготовлено Секретариатом Европейского Суда и не имеет обязательной силы для Суда.


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о бесчеловечном обращении


По делу обжалуется предположительно плохое обращение властей с задержанными лицами чеченского происхождения, которые содержались под стражей incommunicado* (* Incommunicado (исп.) - здесь: в условиях строгой изоляции, без права переписки, телефонных переговоров и непосредственного общения с родственниками или адвокатом (прим. перев.). Жалоба признана приемлемой.


Шамаев и другие против Грузии и России
[Shamayev and others - Georgia and Russia] (N 36378/02)


Решение от 16 сентября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Дело касается жалобы, заявленной в Европейский Суд 13 лицами чеченской национальности в возрасте от 22 лет до 31 года, которые в августе 2002 года были арестованы грузинскими властями. В Грузии заявителям были предъявлены обвинения, среди прочего, в противоправном пересечении государственной границы, в незаконном ношении оружия и незаконной торговле оружием. В России против них также были возбуждены уголовные дела по обвинению в совершении нескольких преступлений; при этом за совершение некоторых из этих преступлений в России предусматривалась смертная казнь. Пятеро заявителей были выданы в Россию в октябре 2002 года после того, как российские власти предоставили гарантии того, что выданным лицам не будет назначена смертная казнь и что их не подвергнут обращению в нарушение требований Статей 2 и 3 Конвенции. Предположительно, в процессе экстрадиции заявителей с целью их выдачи российским властям к ним применялось принуждение, что, согласно утверждениям заявителей, привело к смерти одного из них. Выданные российским властям заявители содержатся в неидентифицированном следственном изоляторе. Семеро заявителей остаются в Грузии под стражей.

Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 2 и 3, пунктов 1, 2 и 4 Статьи 5, пункта 1 и подпункта "с" пункта 3 Статьи 6. Европейский Суд принял решение рассмотреть возражения властей Российской Федерации относительно того, что выданные России заявители не имели намерений подавать жалобу в Европейский Суд и что заявленные ими претензии с технико-юридической точки зрения не имели силы, вместе с рассмотрением существа жалобы.

Хотя заявители подали жалобу в Европейский Суд, пользуясь псевдонимами, Суд отмечает, что информация по делу, представленная впоследствии сторонами, позволяет установить достаточно тесную связь между личностями заявителей и эпизодами, фигурирующими в деле. Европейский Суд отклонил возражения властей Российской Федерации на жалобу относительно того, что действия заявителей представляют собой злоупотребление правом на подачу жалобы в Европейский Суд. Основания отклонения этих возражений - в жалобах заявителей описывались реальные события; более того, при этом некоторые из них государствами-ответчиками не оспаривались.


Вопрос о выдаче гражданина иностранного государства


По делу оспаривается правомерность выдачи заявителей властям Российской Федерации ввиду угрозы назначения им смертной казни. Жалоба признана приемлемой.


Шамаев и другие против Грузии и России
[Shamayev and others - Georgia and Russia] (N 36378/02)


(См. выше.)


Вопрос о высылке из страны гражданина иностранного государства


По делу оспаривается правомерность высылки заявителя в Камерун, где его, предположительно, власти подвернут плохому обращению ввиду того, что он в свое время выступил свидетелем по делу против президента Камеруна. Жалоба коммуницирована властям Соединенного Королевства.


Юату против Соединенного Королевства
[Youatou - United Kingdom] (N 12010/03)


[IV Секция]


Обстоятельства дела


В 1996 году заявитель, гражданин Камеруна, получил отказ в предоставлении убежища на территории Соединенного Королевства. Он выехал из страны и вернулся в Соединенное Королевство в январе 2002 года и вновь ходатайствовал о предоставлении убежища. При этом Юату мотивировал свое ходатайство опасениями, что в случае возвращения в Камерун его арестуют и подвергнут жестокому обращению из-за участия в деле, возбужденном против президента Камеруна в бельгийских судах (заявитель должен был представить доказательства применения пыток силами безопасности в Камеруне). Он утверждает, что в 2000 году был арестован и избит сотрудниками сил безопасности, когда фотографировал массовое захоронение людей, предположительно убитых сотрудниками Оперативного управления страны.

Впоследствии две неправительственные правозащитные организации, которые в Бельгии готовились возбудить дело по обвинению президента Камеруна, обратились к Юату с просьбой дать показания относительно нарушений прав человека в его стране. Заявитель указал, что власти Камеруна установили людей, которые сотрудничали с этими неправительственными организациями, и что в результате подруга Юатоу была арестована в декабре 2001 года.

Прошение о предоставлении убежища сначала было отклонено министром внутренних дел Соединенного Королевства, а после обжалования этого решения министра специальным судьей по иммиграционным делам, поскольку мотивировка прошения была найдена не заслуживающей доверия и неубедительной. Несмотря на новые доказательства своей правоты, представленные заявителем, решение двух инстанций было оставлено в силе Апелляционным трибуналом по иммиграционным делам. Высокий суд отклонил ходатайство заявителя обжаловать состоявшиеся решения в порядке судебного надзора. В июле 2003 года заявитель вновь подал прошение о предоставлении ему убежища на территории Соединенного Королевства и представил министру внутренних дел обновленные документы в обоснование прошения. Прошение было отклонено.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Соединенного Королевства в отношении Статей 2, 3 и 5 Конвенции. Европейский Суд применил Правило 39 Регламента Европейского Суда* (* В соответствии с Правилом 39 Регламента Европейского Суда по прошению стороны в деле или любого другого заинтересованного лица либо по своей инициативе Европейский Суд вправе указать сторонам на предварительные меры, которые следует предпринять в интересах сторон или надлежащего порядка производства по делу (главным образом по воздержанию от выполнения обжалуемых действий государства). Уведомление о таких мерах направляется Комитету министров, и Европейский Суд вправе запросить у сторон информацию по любому вопросу, связанному с выполнением предложенной предварительной меры (прим. перев.).).


Вопрос о высылке из страны гражданина иностранного государства


По делу оспаривается правомерность высылки в Хорватию лица сербской национальности, который был членом сербского вооруженного формирования в период сербскохорватской войны. Жалоба признана неприемлемой.


Томич против Соединенного Королевства
[Tomic - United Kingdom] (N 17837/03)


Решение от 14 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, серб по национальности, родом из Хорватии, был членом вооруженного формирования "Скорпионы", организованного сербами после провозглашения Хорватией своей независимости в 1991 году и начала сербскохорватской войны. Томич утверждает, что подвергался побоям сотрудниками хорватской полиции еще до начала войны из-за своего этнического происхождения, и что его жена была убита по той же самой причине в 1992 году. Он перебрался в Сербию в 1997 году в страхе, что в Хорватии попадет в тюрьму.

Томич оставался в Сербии до 2001 года. В 2002 году он незаконно въехал на территорию Соединенного Королевства и просил о предоставлении убежища. Его прошение о предоставлении убежища было отклонено министром внутренних дел Соединенного Королевства на том основании, что в отношении заявителя не существовало никакой реальной опасности в случае его возвращения в Хорватию. Специальный судья по иммиграционным делам удовлетворил жалобу заявителя на это решение министра, установив, что если Томича вышлют в Хорватию, то ему, вероятно, будут предъявлены обвинения в военных преступлениях (которые, как это было признано, он не совершал), и он будет подвергнут несправедливому судебному разбирательству. При этом дискриминация, которая была бы проявлена к нему как к лицу сербской национальности, в целом превратила бы судебное преследование в политическую расправу.

Министр внутренних дел обжаловал это решение. По его жалобе Апелляционный трибунал по иммиграционным делам - действуя в соответствии с собственными прецедентами, которыми было установлено, что этнические сербы в случаях подобных высылок из страны не имеют обоснованного правопритязания, если только высылающим властям не продемонстрированы особые обстоятельства, исключающие высылку, - установил, что обстоятельства дела заявителя и его положение в вооруженном формировании как члена группы специального назначения не имели особого характера. Тем самым Апелляционный трибунал по иммиграционным делам отменил решение специального судьи по иммиграционным делам.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 3 Конвенции. Хотя в некоторых сообщениях указывалось на то, что против этнических сербов в Хорватии иногда применяется насилие, в такого рода сообщениях не указывались конкретные случаи жестокости по отношению к бывшим участникам военных действий. Был издан акт общей амнистии в отношении всех тех, кто участвовал в войне, и заявитель не продемонстрировал Европейскому Суду, каким именно образом его возвращение в Хорватию подвергнет его риску стать жертвой жестокого обращения за то, что он был участником военных действий. Аналогичным образом заявитель не указал конкретные проявления дискриминации, которой он подвергнулся бы по возвращении в Хорватию. К тому же общие трудности, которые испытывает регион, переживший войну, и с которыми он мог бы столкнуться по возвращении, не настолько серьезны, чтобы потребовалось бы применить в данном случае положения Статьи 3 Конвенции. Кроме того, настоящее дело касается высылки лица на территорию государства - участника Конвенции, которое приняло на себя обязательства обеспечивать права человека, гарантируемые положениями Конвенции. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о высылке из страны гражданина иностранного государства


По делу оспаривается правомерность высылки гомосексуалиста в Иран, где он, предположительно, может подвергнуться опасности жестокого обращения. Жалоба коммуницирована властям Соединенного Королевства.


Фашками против Соединенного Королевства
[Fashkami - United Kingdom] (N 17341/03)


[IV Секция]


Обстоятельства дела


Заявитель, гражданин Ирана, подал прошение о предоставлении ему убежища на территории Соединенного Королевства, обосновывая прошение тем, что требуемое убежище в Соединенном Королевстве, в его стране он подвергнется преследованиям из-за своего гомосексуализма. Фашками утверждает, что после того, как к нему в дом, где он жил со своим партнером, пришли сотрудники органов безопасности, заявитель был арестован и содержался под стражей в течение более трех месяцев. Он утверждает, что если его вышлют назад в Иран, он рискует тем, что ему назначат смертную казнь как наказание за его гомосексуальность.

Прошение заявителя было сначала изучено министром внутренних дел, который счел, что оно не заслуживает доверия, и отклонил его на том основании, что не был убежден в том, что заявитель был на самом деле иранцем. Рассмотрев жалобу заявителя на это решение министра, специальный судья по иммиграционным делам также отклонил прошение Фашками после того, как исследовал степень опасности, которой подвергаются гомосексуалисты в Иране. Судья установил, что, несмотря на строгие законы Ирана, по которым наказываются акты гомосексуализма, требования к доказыванию, лежащему на государстве в случаях уголовного преследования гомосексуалистов, являются высокими, и обвинению трудно добиться вынесения судом обвинительного приговора. Кроме того, поскольку заявитель не высказал никаких пожеланий продолжать отношения со своим партнером, в деле не возникло никакого вопроса в контексте Статьи 8 Конвенции. В разрешении обжаловать решение специального судьи заявителю было отказано. Никаких предписаний относительно высылки заявители издано не было.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Соединенного Королевства в отношении Статьи 3 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 5 Конвенции


Подпункт "е" пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о законности заключения под стражу душевнобольных лиц


По делу оспаривается правомерность принудительного помещения лица в психиатрическую лечебницу при чрезвычайных обстоятельствах. Допущено нарушение положений подпункта "е" пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


Ракевич против России
[Rakevich - Russia] (N 58973/00)


Постановление от 28 октября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Знакомая заявительницы 26 сентября 1999 года вызвала "Скорую помощь" с тем, чтобы Ракевич была помещена в психиатрическую больницу. Врач в больнице установил, что заявительница страдает тяжелым психическим расстройством с симптомами страха, тревоги и растерянности, которое обусловливало ее непосредственную опасность для себя. Больница обратилась в суд с ходатайством о решении вопроса о принудительной госпитализации Ракевич. Два дня спустя медицинская комиссия поставила диагноз заявительнице, согласно которому она страдала шизофренией параноидной формы, и подтвердила, что она должна оставаться в больнице. 5 ноября 1999 года районный суд после проведения слушания в больнице подтвердил необходимость принудительной госпитализации Ракевич. Жалоба заявительницы на это решение суда была отклонена 24 декабря 1999 года.


Вопросы права


По поводу подпункта "е" пункта 1 Статьи 5 Конвенции. Для того чтобы принудительное помещение в психиатрическую лечебницу считалось "законным", необходимо выполнить три требования: во-первых, за исключением чрезвычайной ситуации, объективная медицинская экспертиза должна со всей обоснованностью сделать заключение, что человек действительно страдает психическим заболеванием; во-вторых, психическое заболевание должно быть в такой степени тяжести, которое делает необходимым принудительное помещение в психиатрическую лечебницу; в-третьих, психическое заболевание должно сохраняться в течение принудительного нахождения в больнице.

В настоящем деле не было никаких оснований сомневаться в правильности медицинского заключения от 26 сентября 1999 г. в том, что состояние заявительницы представляло собой чрезвычайную ситуацию. Кроме того, поскольку решение властей основывалось на психиатрических доказательствах наличия психического заболевания, принудительное помещение заявительницы в психиатрическую лечебницу не было актом произвола.

Положения законов Российской Федерации относительно принудительной госпитализации в психиатрический стационар в случаях тяжелого психического расстройства, обусловливающего непосредственную опасность лица для себя или окружающих, не являются слишком расплывчатыми и неточными, чтобы не отвечать принципу правовой определенности. К тому же нет необходимости для законодателя определять термин "опасность" исчерпывающе.

Вместе с тем закон также требует, чтобы судья вынес постановление об удовлетворении заявления о принудительной госпитализации и дальнейшем содержании лица в психиатрическом стационаре либо отклонил такое заявление в течение пяти дней после подачи заявления психиатрическим учреждением. Однако в настоящем деле заявление психиатрического учреждения от 26 сентября не рассматривалось 39 дней, вплоть до 5 ноября 1999 г. Принудительная госпитализация заявительницы в психиатрический стационар поэтому не соответствовала порядку, предусмотренному законом.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение положений подпункта "е" пункта 1 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 4 Статьи 5 Конвенции. Хотя больница обращалась в суд с целью проверки законности принудительного помещения в психиатрическую больницу, закон не допускает, чтобы заявительница сама обращалась бы в суд с этой целью. Таковое право, однако, вытекает из требований пункта 4 Статьи 5 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение положений пункта 4 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявительнице компенсацию в размере 3 000 евро в возмещение морального вреда.


По жалобам о нарушениях подпункта "f" пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о высылке из страны гражданина иностранного государства


По делу оспаривается правомерность заключения под стражу ввиду предстоящей высылки из страны. Положения подпункта "f" пункта 1 Статьи 5 Конвенции нарушены не были.


Сливенко против Латвии
[Slivenko - Latvia] (N 48321/99)


Постановление от 9 октября 2003 г. [вынесено Большой Палатой]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, рассмотренного в контексте Статьи 8 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях пункта 4 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о праве человека на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу


По делу ставится вопрос об адекватности процедуры судебной проверки законности принудительной госпитализации в психиатрический стационар. Допущено нарушение положений пункта 4 Статьи 5 Конвенции.


Ракевич против России
[Rakevich - Russia] (N 58973/00)


Постановление от 28 октября 2003 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, рассмотренного в контексте подпункта "е" пункта 1 Статьи 5 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции


Пункт 1 Статьи 6 Конвенции [гражданско-правовой аспект]


Вопрос о правах и обязательствах гражданско-правового характера


По делу обжалуются результаты дела, касающегося порядка ведения мэром бухгалтерских счетов муниципальных ассоциаций. Положения Статьи 6 Конвенции в настоящем деле применимы.


Ришар-Дюбарри против Франции
[Richard-Dubarry - France] (N 53929/00)


Решение от 7 мая 2003 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


В силу занимаемого поста мэра заявительница по должности была также и председателем ряда муниципальных ассоциаций, получавших денежные субсидии от муниципального совета. По результатам проведенной проверки расходования выделяемых средств региональная аудиторская служба пришла к выводу о том, что заявительница несла фактическую ответственность за перерасход государственных средств, которые, судя по всему, были незаконно использованы различными муниципальными ассоциациями. На заявительницу возложили персональную и солидарную с другими лицами ответственность за перерасход определенных сумм денег и обязали возместить эти суммы казне данного муниципалитета. Заявительница обжаловала это решение в трибунале по делами аудиторских проверок, а в отношении некоторых аспектов дела подала жалобу по вопросам права в Государственный совет Франции* (* Во Франции систему органов административной юстиции возглавляет орган, именуемый Государственный совет, который рассматривает жалобы на действия и акты органов государственного управления и одновременно выступает консультативным учреждением при правительстве страны (прим. перев.).) (Conseil d'Etat).


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Европейский Суд отклонил возражения государства-ответчика по поводу того, что положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции неприменимы к данному делу. Европейский Суд замечает, что в данном случае имел место подлинный и серьезный спор, результат которого имел решающее значение для заявительницы, поскольку на нее налагалось обязательство возместить государству суммы денег, за перерасход которых она несла ответственность согласно принятому по делу решению. Европейский Суд поэтому счел, что представленный на его рассмотрение спор касается прав и обязательств гражданско-правового характера. Как председатель муниципальных ассоциаций в силу занимаемой должности, на котором лежала ответственность за бухгалтерский учет получаемых субсидий, заявительница не осуществляла государственные властные полномочия, и при этом она не выполняла никаких задач, касающихся общественных интересов. Как должностное лицо, избранное на свой пост, она не имела никаких иерархических отношений с государством.

Европейский Суд подчеркивает, что у заявительницы был фактический финансовый спор с государством: можно считать, что она совершила деликт, причинивший материальный ущерб государственной казне, который она обязана была загладить. С учетом вышесказанного Европейский Суд полагает, что положения Статьи 6 (гражданско-правовой аспект) Конвенции к данному делу применимы.


Вопрос о правах и обязательствах гражданско-правового характера


По делу обжалуются результаты дела, касающегося специальных ограничений прав заключенного. Положения Статьи 6 Конвенции в настоящем деле применимы.


Ганчи против Италии
[Ganci - Italy] (N 41576/98)


Постановление от 30 октября 2003 г. [вынесено I Секцией]


(См. ниже.)


Вопрос о праве человека на доступ к правосудию


По делу оспаривается правомерность отклонения жалобы лица на том основании, что истек срок действия обжалуемой меры. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Ганчи против Италии
[Ganci - Italy] (N 41576/98)


Постановление от 30 октября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель содержался под стражей в условиях особо строгого режима в месте предварительного заключения как до суда, так и после вынесения ему обвинительного приговора по месту отбывания наказания. В отступление от условий общего режима содержания заключенных на него были возложены определенные запреты и ограничения. Эти ограничения предписывались распоряжениями министра юстиции Италии, причем действие каждого из ограничений устанавливалось на срок до шести месяцев.

Заявитель обжаловал распоряжения министра в суде, занимающемся вопросами исполнения наказаний. Частично - в отношении двух ограничительных мер - жалобы Ганчи были удовлетворены. В отношении же четырех его никакого решения по существу вынесено не было. Хотя заявитель подал свои жалобы в начале срока действия обжалуемых распоряжений министра, суд не принял решения по жалобам до истечения срока действия ограничительных мер. Принимая свое решение, суд указал, что срок действия распоряжений истек, и потому постановил, что у заявителя более не имелось законного интереса в том, чтобы его жалобы были бы рассмотрены, и объявил их неприемлемыми.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Вопрос о применимости по делу данной нормы. В определенных своих аспектах дело было рассмотрено в пользу заявителя и касалось серьезных ограничений прав человека (в частности, речь идет о тех правах, которые связаны с контактами заявителя со своей семьей). Положения Статьи 6 Конвенции [гражданско-правовой аспект] по данному делу применимы.

По поводу права на эффективную судебную защиту. Ни единого судебного решения не было принято в отношении четырех жалоб на ограничения, применявшиеся в период действия распоряжений министра юстиции, и в результате суд, занимающийся вопросами исполнения наказаний, объявил жалобы неприемлемыми. В нарушение требований, установленных Европейским Судом в своем Постановлении по делу Мессины (N 2)* (* Постановление по делу "Мессина против Италии (N 2)" было вынесено 28 сентября 2000 г. (прим. перев.).), данный итальянский суд не принял своего решения по существу этих четырех жалоб. То обстоятельство, что суд, занимающийся вопросами исполнения наказаний, не принял такового решения по жалобам на распоряжения министра юстиции, нарушило право заявителя на рассмотрение его дела судом.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд единогласно постановил, что нет необходимости устанавливать, имело ли место нарушение Статьи 13 Конвенции по данному делу.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд счел, что установление факта нарушения Конвенции само по себе является достаточно справедливой компенсацией причиненного морального ущерба.


Вопрос о праве человека на доступ к правосудию


Руководство компании обжалует невозможность оспорить в судебном порядке решение о введении принудительного управления компанией. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Кредитный и промышленный банк против Чешской Республики
[Credit and Industrial Bank - Czech Republic] (N 29010/95)


Постановление от 21 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителем по данному делу выступает банк, в котором Чешским Национальным Банком (ЧНБ) было введено принудительное управление на основании неудовлетворительного финансового положения банка и ввиду его ликвидации. Факт введения принудительного управления и его последующее продление были внесены в Реестр компаний после вынесения соответствующих решений районным судом, о которых заявитель официально не был уведомлен.

Заявитель-банк, действуя через своего бывшего председателя (и акционера, владеющего контрольным пакетом акций), обратился в областной суд, утверждая, что при производстве в районном суде, во время которого было принято решение о внесении факта введения принудительного управления банком в Реестр компаний, банк должен быть приглашенной стороной, а само решение следовало официально довести до сведения банка. Областной суд отклонил заявление банка без проведения слушания или изучения существа заявления. Последующие обращения заявителя в Верховный суд и Конституционный суд Чешской Республики успеха не имели. Частично это произошло потому, что названные суды полагали: заявления были поданы неуполномоченным лицом, поскольку они не были утверждены назначенным управляющим, который один мог представлять банк в суде или уполномочить на это законного представителя с даты, когда соответствующие записи были внесены в Реестр компаний.


Вопросы права


По поводу Статьи 34 Конвенции. Представитель властей Чешской Республики при Европейском Суде заявил предварительное возражение, суть которого состояла в том, что только управляющий, а не бывший председатель банка или его адвокат имел право представлять банк и заявлять жалобу в Европейский Суд.

Европейский Суд счел, что, хотя в банке было введено принудительное управление, он не прекратил свое существование в качестве юридического лица. Суть жалобы заявителя в Европейский Суд состояла в том, что банк был лишен доступа в суд, где банк хотел выступить с протестом против введения принудительного управления. Ввиду этого нельзя считать, что только управляющий один был уполномочен осуществлять юридическое представительство банка; в противном случае право на подачу индивидуальной жалобы в Европейский Суд будет теоретическим и иллюзорным. Это соображение представляет собой исключение из нормы, установленной Европейским Судом в Постановлении по делу "Компания "Агротексим" и другие против Греции"* (* Это Постановление было принято Европейским Судом 24 октября 1995 г. (прим. перев.).) (Серия "A", N 330-A). В этом Постановлении Европейский Суд указал, что только в исключительных обстоятельствах может игнорироваться статус компании как юридического лица. В настоящем деле были исключительные обстоятельства, которые давали бывшему председателю банка и акционеру, владеющему контрольным пакетом акций, право на подачу жалобы в Европейский Суд от имени банка. Предварительное возражение властей Чешской Республики отклонено.

По поводу Статьи 6 Конвенции. Эта статья Конвенции применима к решению о введении принудительного управления в банке и на последующее производство, в результате которого был продлен срок действия этого решения - разногласие явно имело место, и заявитель-банк хотел оспорить все эти решения. Даже предполагая, что законность решения ЧНБ могла бы быть проверена в судебном порядке и суды имели бы правомочие изучить основания введения принудительного управления в банке, сам банк не имел никакой практической возможности участия в таком производстве в судах, поскольку с того дня, когда решение ЧНБ было внесено в Реестр компаний, уставное руководство банка больше не имело полномочий на то, чтобы действовать от имени банка. Кроме того, жалоба, которую руководство банка заявило в суде, протестуя против записей в Реестре компаний, была отклонена судом без изучения существа дела. В этих обстоятельствах, заявитель не имел никакого эффективного доступа в суд, чтобы добиться проверки решения ЧНБ.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Европейский Суд полагает, что нет необходимости изучать жалобу отдельно в контексте Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, поскольку в этом пункте жалоба основывалась по существу на том же самом отсутствии процессуальных гарантий правосудия, которое было сочтено нарушением положений Статьи 6 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что нет необходимости изучать жалобу отдельно в контексте Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд счел, что установление факта нарушения Конвенции само по себе является достаточно справедливой компенсацией причиненного морального ущерба. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о праве человека на доступ к правосудию


По делу обжалуется правомерность законодательства, приостанавливающего рассмотрение гражданских исков, касающихся нанесения ущерба имуществу в период военных действий. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Ачимович против Хорватии
[Aсimoviс - Croatia] (N 61237/00)


Постановление от 9 октября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Дом заявителя использовался для военных целей хорватской армией в период между 1992 и 1995 годами. Когда военнослужащие оставили его дом, Ачимович обнаружил, что они опустошили дом и забрали принадлежащее ему имущество. В марте 1996 года Ачимович возбудил исковое производство в Муниципальном суде, требуя от государства компенсации за причиненный ущерб. В ноябре 1999 года в закон "О гражданско-правовых обязательствах" были внесены поправки, в силу которых производство по всем гражданским делам, связанным с требованиями о возмещении ущерба, причиненного действиями военнослужащих армии или сотрудников полиции в период военных действий, должно быть приостановлено. Ввиду этих новых норм закона Муниципальный суд официально приостановил производство по гражданскому делу, возбужденному заявителем. Несмотря на то, что закон "О гражданско-правовых обязательствах" в своей новой редакции возложил на государство обязательство принять в течение шести месяцев новый закон относительно государственной ответственности за ущерб, причиненный действиями военнослужащих армии или сотрудников полиции в период военных действий, такой закон не был принят до июля 2003 года.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Хотя право человека на доступ к правосудию не абсолютно и оно может подлежать ограничениям, есть опасения, касающиеся того, что в применении законов с обратной силой неизбежно кроются опасности, заключающиеся в том, что такие законы скажутся на разрешении судебного спора, в котором стороной выступает государство. В настоящем деле принятие двух новых законодательных мер, имеющих обратную силу, нарушило право заявителя на получение компенсации за причиненный ему государством ущерб, хотя до принятия этих мер такое право четко признавалось законодательством страны.

Европейский Суд не считает для себя нужным строить домыслы по поводу результатов рассмотрения дела в судах Хорватии в свете принятия поправок в закон; нельзя утверждать, что новое законодательство, принятое в 2003 году, лишило заявителя права доступа к правосудию. Однако на основании поправок, внесенных в закон в 1999 году, производство по гражданскому делу заявителя было отложено более чем на три года, и Муниципальный суд не мог продолжить изучение правопритязаний заявителя по поводу причиненного ему ущерба, пока новое законодательство не вступило в силу. Власти не приняли законодательство по вопросу об ответственности государства за причиненный ущерб в течение шести месяцев, как это они сами обязались сделать, и в течение данного периода заявитель оставался в затянувшемся состоянии неопределенности относительно результата рассмотрения его дела. В этих обстоятельствах степень доступа заявителя к правосудию, предоставленного согласно национальному законодательству, не была достаточно высокой, чтобы гарантировать заявителю "право на суд". То обстоятельство, что период времени, в течение которого заявителю не давали возможности разрешить его гражданский спор, был длителен, определяет наличие нарушения положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 4 000 евро в возмещение морального вреда.


Вопрос о праве человека на доступ к правосудию


По делу оспаривается правомерность ограничения права на обжалование оценки суммы иска. Жалоба признана неприемлемой.


Розейро Бенто против Португалии
[Roseiro Bento - Portugal] (N 29288/02)


Решение от 23 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителя привлекли к судебной ответственности за то, что при исполнении своих обязанностей мэра на заседании муниципального совета он сделал оскорбительные замечания в адрес члена муниципального совета. Заявитель был амнистирован в отношении уголовного обвинения по делу, однако производство по делу было продолжено таким образом, чтобы суд имел возможность исследовать вопрос о возмещении причиненного истцу вреда в гражданско-правовом порядке.

Суд первой инстанции счел, что замечания, в отношении которых член муниципального совета подал жалобу, действительно могли считаться оскорблениями, причинившими вред истцу, за что с ответчика должна быть взыскана компенсация в размере 200 000 португальских эскудо (приблизительно 1 000 евро). Заявитель обжаловал данное решение суда. Апелляционный суд объявил неприемлемой жалобу Бенто, постановив, что согласно соответствующим нормам Уголовного кодекса жалобы в отношении тех частей приговора суда первой инстанции, которые имели отношение к возмещению причиненного вреда, могут быть признаны допустимыми к рассмотрению, если только сумма компенсации, подлежащая выплате, превышает определенный установленный законом минимальный размер. Последующие жалобы, поданные заявителем, были отклонены.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Заявитель обратился в Европейский Суд в контексте Статьи 13 Конвенции с жалобой на то, что в апелляционных инстанциях Португалии его жалобы были признаны неприемлемыми, но в судах страны его жалобы не были изучены с точки зрения требований Статьи 6 Конвенции. Положения этой статьи не запрещают властям государства регламентировать доступ граждан к апелляционным судам. Поэтому в интересах надлежащего отправления правосудия государство вправе ограничивать доступ в апелляционные суды так, чтобы они не были перегружены малозначительными делами. Жалоба признана явно необоснованной.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Португалии в отношении Статьи 10 Конвенции.


Вопрос о праве человека на справедливое разбирательство дела судом


По делу обжалуется задержка исполнения вступившего в законную силу судебного решения. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Тимофеев против России
[Timofeyev - Russia] (N 58263/00)


Постановление от 23 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела



В 1981 году в отношении заявителя было возбуждено уголовное дело по обвинению в распространении антисоветской пропаганды. В его доме был произведен обыск и конфискованы различные вещи, которые он, как считали власти, использовал в своей противозаконной политической деятельности. Областной суд признал заявителя невиновным ввиду невменяемости и вынес решение о помещении Тимофеева в психиатрическую лечебницу. В 1992 году, уже после того, как заявитель был освобожден, областная прокуратура обнародовала заявление, в котором признавалось, что заявитель подвергался преследованию по политическим мотивам государством незаконно. Тимофеев обратился в суд с требованием вернуть ему имущество, которое было конфисковано. В июле 1998 года районный суд вынес постановление о том, чтобы Федеральное казначейство выплатило Тимофееву компенсацию за конфискованное имущество. Ввиду того, что исполнительное производство не дало никаких результатов, заявитель обратился с жалобой в суд по поводу должностной халатности судебного пристава. Районный суд отклонил его жалобу, заключив, что исполнительное производство по делу заявителя было приостановлено судебным приставом правомерно на том основании, что по делу было возбуждено надзорное производство. Исполнительное производство приостанавливалось несколько раз ввиду того, что не был точно определен государственный орган, который должен был выплатить компенсацию. После подачи прокурором протеста о пересмотре в порядке надзора первоначально вынесенного решения по делу в июне 2001 года было принято новое решение. Компенсация за конфискованное имущество была вновь присуждена заявителю. В декабре 2001 года, три года спустя после того, как заявитель подал свой первоначальный иск, исполнительное производство было завершено и сумма компенсации была перечислена на банковский счет заявителя. Тимофеев утверждает, что денег он не получил.


Вопросы права


По поводу Статьи 34 Конвенции. Заявитель имеет статус "жертвы" нарушения Конвенции - решение российских судов в пользу заявителя не достаточно, чтобы лишить его такого статуса, если только власти страны не признали и не загладили вред, причиненный нарушением требований Конвенции. Даже если заявителю была выплачена компенсация, это не было признанием нарушения права заявителя на то, чтобы судебное решение по его делу было бы исполнено вовремя, или заглаживанием вреда, причиненного таким нарушением.

По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Право человека на доступ в суд, гарантируемое пунктом 1 Статьи 6 Конвенции, стало бы иллюзорным, если имеющие обязательную силу решения, принимаемые судами страны, оставались бы неисполненными. Исполнение судебного решения должно считаться неотъемлемой часть "судебного разбирательства" для целей применения Статьи 6 Конвенции. Задержки в исполнении судебного решения по настоящему делу были результатом незаконных действий судебного пристава, пауз в исполнительном производстве, которые были вызваны вмешательством властей, приводивших в действие надзорную процедуру, и невразумительности первоначального судебного решения. Заявитель не должен был расплачиваться за эти упущения государства. Недопустимо, чтобы решение о выплате государством своего долга не выполнялось в течение столь длительного периода времени.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. "Правопритязание" может пониматься как "имущество", если в достаточной степени установлено, что правопритязание обеспечивается принудительной силой закона. Заявитель не получил компенсацию, как только решение о выплате компенсации стало обеспеченным принудительной силой закона; это произошло из-за того, что власти страны не исполнили судебное решение.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение положений Статьи 1 Протокола N 1 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. В установленные сроки заявитель не предъявил никаких требований относительно справедливой компенсации.


Вопрос о праве человека на справедливое разбирательство дела судом


По делу обжалуется неисполнение вступившего в силу судебного решения. Жалоба признана приемлемой.


Компания "Куфай Ко. Ш.П.К." против Албании
[Qufaj Co. SH.P.K. - Albania] (N 54268/00)


Решение от 2 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела



Заявителем, строительной компанией, у муниципалитета г. Тираны был приобретен земельный участок. Муниципалитет выдал компании разрешение на планирование застройки, в соответствии с которым предполагалось построить 500 квартир, но позже отказался выдать необходимое разрешение на возведение зданий. Требование заявителя о выплате компенсации было отклонено Окружным судом, но поддержано Апелляционным судом. Муниципалитет не обжаловал решение Апелляционного суда, которое вступило в законную силу. Несмотря на то, что Служба судебных исполнителей направляла муниципалитету уведомления с требованием исполнить решение Апелляционного суда, муниципалитет неоднократно отказывался подчиниться, утверждая, что не имеет никаких средств для выплаты компенсации. Заявитель обратился с жалобой в Конституционный суд, но жалоба была отклонена, поскольку вопрос был вне компетенции Конституционного суда.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции (право на справедливое разбирательство дела). Обращение заявителя к омбудсмену не было бы эффективным средством правовой защиты, поскольку омбудсмен не может принять решение, которое можно было бы исполнить в отношении государственных властей. Аналогичным образом обращение заявителя в Службу судебных исполнителей не позволило бы компании-заявителю исполнить судебное решение, вынесенное в его пользу. Европейский Суд отклоняет предварительное возражение представителя властей Албании в Европейском Суде о том, что заявитель не имеет процессуального статуса "жертвы" нарушения Конвенции по отношению к албанским властям или к Европейскому Суду. Основание этого возражения состоит в том, что компания-заявитель не прошла перерегистрацию. Однако обстоятельства дела, относительно которого заявителем была подана жалоба в Европейский Суд, имели место до того, как обязанность пройти перерегистрацию вступила в силу.


По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции


Пункт 1 Статьи 6 Конвенции [уголовно-правовой аспект]


Вопрос о применимости по делу Статьи 6 Конвенции


Применимость положений Статьи 6 Конвенции к дисциплинарному производству в исправительном учреждении. Положения Статьи 6 Конвенции применимы.


Эзе и Коннорс против Соединенного Королевства
[Ezeh and Connors - United Kingdom] (N 39665/98 и 40086/98)


Постановление от 9 октября 2003 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


В период отбывания длительных сроков лишения свободы в тюрьме заявителям на основании Правил поведения заключенных в тюрьме были предъявлены обвинения в совершении правонарушений. Первому заявителю было предъявлено обвинение в том, что он угрожал сотруднику службы пробации убийством, а второму заявителю - в нападении на тюремного надзирателя. Ходатайства заявителей о предоставлении помощи адвоката на соответствующих слушаниях были отклонены начальником тюрьмы. Оба заявителя были признаны виновными по предъявленным обвинениям, и им назначили дополнительные сроки лишения свободы: первому заявителю - 40 дней, второму - 7 дней. Впоследствии Эзе и Коннорсу отказали в разрешении обжаловать эти решения в порядке судебного надзора за законностью актов администрации.


Вопросы права


По поводу подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции.


(a) По вопросу о применимости по делу Статьи 6 Конвенции. Европейский Суд считает, что по данному делу вполне уместно применить критерии, установленные Судом в своем Постановлении по делу Энгеля* (* Постановление по делу "Энгель и другие против Нидерландов" было вынесено Европейским Судом 8 июня 1976 г. (прим. перев.).), учитывая при этом то обстоятельство, что рассматриваемая жалоба касается событий, имевших место в тюрьме. Аргументы представителя властей Соединенного Королевства при Европейском Суде относительно того, что лишение начальников тюрем полномочия назначать провинившимся заключенным дополнительные дни лишения свободы может подорвать дисциплину заключенных, не были убедительными для Суда. Европейский Суд не получил объяснений, почему другие доступные тюремным властям санкции - диапазон которых был расширен со времени подачи жалобы - не могли бы иметь сопоставимого эффекта в деле поддержания надлежащей тюремной дисциплинарной системы.

Европейскому Суду не было убедительно показано, что потребности поддержания дисциплины в тюрьмах Шотландии, где отказались от практики назначения дополнительных дней лишения свободы, значительно отличались от потребностей поддержания дисциплины в тюрьмах Англии и Уэльса, а практические препятствия (административные и финансовые трудности и задержки в рассмотрении дисциплинарных дел заключенных), которые возникли из-за новой системы санкций, введенной в результате принятия Палатой в составе семи судей Постановления по данному вопросу, не были сами по себе таковыми, чтобы сделать положения Статьи 6 Конвенции неприменимыми по данному делу.

Деяния, фигурирующие в настоящем деле, квалифицируются в праве Соединенного Королевства как дисциплинарные правонарушения. Однако фактическая природа этих деяний имеет большее значение для установления применимости по настоящему делу положений Статьи 6 Конвенции. В этой связи следует помнить, что субъектами этих правонарушений является специальная категория лиц - заключенные тюрем - но никак не граждане вообще. Тем не менее данное обстоятельство не превращало таковые деяния автоматически в дисциплинарные правонарушения, и только. Наличие специального субъекта правонарушения является лишь одним из релевантных факторов оценки реальной природы этих правонарушений. Обвинения, которые были предъявлены по данному делу в дисциплинарном порядке, относились к деяниям, которые в уголовном праве считаются преступлениями, и если обвинение, предъявленное второму заявителю, касалось относительно незначительного эпизода, который вне тюрьмы, возможно, не стал бы основанием для уголовного преследования, малозначительность этого правонарушения сама по себе еще не означала, что лицо, совершившее это правонарушение, исключается из сферы действия гарантий Статьи 6 Конвенции.

Теоретическая возможность параллельного существования двух видов ответственности - уголовной и дисциплинарной - за одни и те же деяния является, по меньшей мере, релевантным фактором, свидетельствующим в пользу квалификации природы обоих фигурирующих в настоящем деле деяний как "смешанных" правонарушений. Кроме того, решение о назначении заявителям дополнительных дней лишения свободы было вынесено после того, как была установлена их виновность, и решение было вынесено с целью наказать заявителей за совершение ими правонарушений и предупредить совершение новых правонарушений ими сами и другими лицами. Различение, проведенное представителем властей Соединенного Королевства при изложении аргументов по делу между карательными и предупредительными целями назначенного заявителям наказания, было для Европейского Суда неубедительным, так как карательные и предупредительные цели наказания не являются взаимоисключающими и поистине являются неотъемлемыми чертами уголовных санкций. Эти факторы придали правонарушениям, фигурирующим в настоящем деле, определенную окраску, которая превращала их в деяния отнюдь не чисто дисциплинарного свойства. Посему необходимо обратиться к третьему критерию оценки обстоятельств дела, а именно характеру и суровости возможного в данном случае наказания.

По законам Соединенного Королевства право на освобождение заключенного из мест лишения свободы возникает только по истечении всех дополнительных дней заключения; при этом правовым основанием для лишения свободы продолжает оставаться срок наказания, назначенный по первоначально вынесенному приговору. Тем не менее в реальности заключенные продолжают оставаться в тюрьме сверх того срока, когда их должны были бы освободить, в результате дисциплинарных дел, не имеющих отношения к первоначальному осуждению и назначению наказания. Назначение дополнительных дней тюремного заключения, таким образом, образует новые акты лишения свободы, назначаемого в карательных целях. Поэтому вопрос о предоставлении процессуальных гарантий в данном деле надлежит рассматривать в контексте положений Статьи 6, а не Статьи 5 Конвенции.

Ввиду сроков лишения свободы, которые должны были отбывать заявители и которые фактически были назначены в настоящем деле, устанавливается презумпция того, что предъявленные заявителям обвинения были, по сути, уголовными обвинениями, и эта презумпция может быть опровергнута исключительно в том случае, если назначенное заявителям наказание в виде лишение свободы не было наносящим "ощутимый ущерб". В данном случае законом предусматривается максимальный срок дополнительного лишения свободы в 42 дня, и в настоящем деле назначение дополнительных 40 дней первому заявителю и 7 дней - второму не может быть сочтено как достаточно незначительное или несущественное наказание, чтобы отмести презюмируемую уголовно-правовую природу предъявленных им обвинений. Обвинения были поэтому "уголовными", и положения Статьи 6 Конвенции к делу применимы (принято 11 голосами "за" и 6 голосами "против").

(b) Большая Палата согласилась с выводом Палаты в составе семи судей, что отказ начальника тюрьмы разрешить заявителям пользоваться помощью адвоката на слушаниях дела составляет нарушение положений подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции. Европейский Суд не счел необходимым рассматривать альтернативную жалобу заявителей по поводу того, что интересы правосудия требовали предоставления им бесплатной юридической помощи для участия в производстве по их дисциплинарному делу.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято 11 голосами "за" и 6 голосами "против").


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд счел, что установление факта нарушения Конвенции само по себе является достаточно справедливой компенсацией причиненного морального ущерба. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Пункт 2 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о соблюдении презумпции невиновности


По делу обжалуется отказ властей возместить лицу судебные расходы и выплатить компенсацию за содержание под стражей до суда после того, как уголовное дело против этого лица было прекращено; отказ мотивирован тем, что данное лицо, по всей вероятности, могло бы быть осуждено. Допущено нарушение положений пункта 2 Статьи 6 Конвенции.


Баарз против Нидерландов
[Baars - Netherlands] (N 44320/98)


Постановление от 28 октября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Против заявителя было возбуждено уголовное дело по обвинению в подделке документов и соучастии в даче взятки государственному должностному лицу. Уголовное преследование, однако, объявили недопустимым на том основании, что дело по обвинению заявителя не было рассмотрено в пределах разумного времени. По другому уголовному делу, в котором заявитель участвовал как свидетель, в отношении этого должностного лица был вынесен обвинительный приговор. Баарз обратился в суд с требованиями к властям о возмещении ему судебных расходов и выплате компенсации за содержание под стражей до суда. Эти требования были отклонены, а Апелляционный суд отказался удовлетворить последующую жалобу заявителя. Апелляционный суд счел, что заявитель действительно подделал документ, фигурировавший в деле, и что, если уголовное преследование все-таки состоялось, то Баарз был бы, "по всей вероятности", осужден.


Вопросы права


По поводу пункта 2 Статьи 6 Конвенции. Решение об отказе оплатить судебные расходы обвиняемого после того, как его дело было прекращено, может поднять вопрос, подлежащий рассмотрению в контексте пункта 2 Статьи 6 Конвенции, если мотивировка решения такова, что по сути своей может быть приравнена к определению виновности лица. По схожему делу - "Лутц против Германии"* (* Постановление по этому делу было вынесено Европейским Судом 25 августа 1987 г. (прим. перев.).) (серия "А", N 123) - в решениях суда указывалось на "состояние подозрения", но в них не содержалось никакого вывода о виновности обвиняемого.

В настоящем деле, однако, нельзя утверждать, что Апелляционный суд просто указал на все еще существовавшие серьезные подозрения в отношении заявителя; мотивировка решения Апелляционного суда, по сути, приравнивается к установлению виновности заявителя без "признания его виновным в установленном законом порядке". Эта мотивировка базировалась на выводах суда, сделанных по делу другого лица, в котором заявитель участвовал только как свидетель, без предоставления ему гарантий прав обвиняемого, предусмотренных Статьей 6 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение положений пункта 2 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд счел, что установление факта нарушения Конвенции само по себе является достаточно справедливой компенсацией какого-либо причиненного заявителю морального ущерба.


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Вопрос о праве человека на уважение частной жизни


По делу оспаривается правомерность высылки из страны семьи бывшего офицера Советской Армии, имевшей место после вывода с территории страны советских войск на основе двухстороннего договора. Допущено нарушение положений Статьи 8 Конвенции.


Сливенко против Латвии
[Slivenko - Latvia] (N 48321/99)


Постановление от 9 октября 2003 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


Заявительницы - мать и дочь, русские по национальности. Первая заявительница, отец которой был офицером в армии Советского Союза, в возрасте одного месяца вместе со своими родителями переехала жить в Латвию. Она вышла замуж за советского офицера в 1980 году, и в 1981 году родилась вторая заявительница. После того, как Латвия получила независимость, заявительницы были внесены в Регистр жителей Латвии как "граждане бывшего СССР".

В 1994 году муж первой заявительницы, который был уволен с действительной военной службы в том же году (в январе 1992 года бывшие советские Вооруженные Силы перешли под юрисдикцию Российской Федерации), обратился к властям с ходатайством о предоставлении временного вида на жительство в Латвии на том основании, что он состоял в браке с постоянной жительницей Латвии. В ходатайстве ему было отказано на том основании, что он был обязан покинуть Латвию в соответствии с Договором 1994 года о выводе российских войск с территории Латвии* (*Договор между Российской Федерацией и Латвийской Республикой об условиях, сроках и порядке полного вывода с территории Латвийской Республики Вооруженных Сил Российской Федерации и их правовом положении на период вывода был подписан в Москве 30 апреля 1994 г. и вступил в силу в тот же день (прим. перев.).). В результате регистрация заявительниц в Регистре жителей Латвии была аннулирована. В августе 1996 года было издано распоряжение о высылке из страны всех трех членов семьи Сливенко, муж первой заявительницы впоследствии выехал в Россию.

Заявительницы, тем не менее, обратились в суд с иском, требуя признать незаконность их высылки из Латвии. Суды первой и второй инстанций поддержали их требования, но Верховный суд Латвии отменил эти решения нижестоящих судов и передал дело на рассмотрение Окружного суда. Этот суд тогда постановил, что муж первой заявительницы был обязан выехать из страны, и что решение властей об аннулировании записей о заявительницах в Регистре жителей было вполне законным. Верховный суд Латвии оставил это решение суда в силе.

В октябре 1998 года заявительницы были задержаны и заключены под стражу в центре содержания нелегальных иммигрантов. Они были освобождены из-под стражи на следующий день по распоряжению начальника Управления по делам гражданства и миграции на том основании, что их арест был "преждевременным", так как на действия была подана жалоба в Управление. Однако позже им приказали выехать из страны, и в марте 1999 года вторая заявительница была вновь подвергнута задержанию в течение 30 часов. Обе заявительницы впоследствии выехали в Россию и приняли российское гражданство. Родители первой заявительницы, которые, по ее утверждениям, серьезно больны, остались в Латвии.


Вопросы права


По поводу Статьи 8 Конвенции. Заявительницы были выдворены от страны, где они сформировали - непрерывно, начиная с рождения, - систему личных, социальных и экономических связей, которые в совокупности составляют частную жизнь человека. Кроме того, они лишились квартиры, в которой они проживали. В этих обстоятельствах выдворение заявительницы из страны образовало акт вмешательства государства в реализацию их права на уважение частной жизни Сливенко и их жилища. С другой стороны, оспариваемые по делу меры государства не имели своим результатом разрушение семьи, так как высылка касалась всех трех членов семьи Сливенко, а Конвенция не предусматривает права человека выбирать, в какой стране продолжать или восстанавливать семейную жизнь. Кроме того, не существовало никакой "семейной жизни" с родителями первой заявительницы, которые были взрослыми людьми, не принадлежавшими к первичной семье и в отношении которых Европейскому Суду не было продемонстрировано, что они находились на иждивении семьи заявительниц. Тем не менее воздействие оспариваемых по делу мер государства на семейную жизнь заявительниц было релевантным фактором при оценке обстоятельств дела с позиций Статьи 8 Конвенции, и связь с родителями первой заявительницы должна была быть принята во внимание в контексте частной жизни.

Что же касается правового основания для высылки заявительниц, то следует заметить: утверждение представителя властей Латвии в Европейском Суде о том, что таким основанием было представление первой заявительницей ложной информации при регистрации в Регистре жителей Латвии, не должно приниматься во внимание, так как Европейскому Суду не было продемонстрировано, что латвийские суды руководствовались этим основанием как оправданием высылки.

Главным основанием, на которое ссылается представитель властей Латвии в Европейском Суде, было то, что выдворение заявительниц из страны требовалось договором о выводе российских войск с территории Латвии. И хотя этот договор еще не вступил в силу, когда заявительницы были зарегистрированы как "граждане бывшего СССР", соответствующие нормы законов Латвии могли быть правомерно позже истолкованы и применены в свете положений договора - нормативного акта, который был доступен заявительницам. Кроме того, заявительницы должны были предвидеть в разумной степени - по крайней мере, прибегнув к помощи юриста - что их будут считать субъектами условий договора. В любом случае Европейский Суд не усматривает произвола в решениях латвийских судов. Соответственно, выдворение заявительниц из страны можно считать "предусмотренным законом".

Принимая во внимание более широкий контекст конституционно-правовых и международно-правовых мероприятий, организованных после того, как Латвия восстановила свою независимость, от которых меры, предпринятые в отношении заявительниц, не могут быть отделены, Европейский Суд допускает, что договор и меры по его имплементации имели целью оградить интересы национальной безопасности Латвии и тем самым преследовали законную цель.

Что же касается необходимости данного акта вмешательства государства в права заявительниц, то следует отметить: тот факт, что договор предусмотрел вывод с территории Латвии всех российских военнослужащих, включая тех, кто был уволен с военной службы до его вступления в силу, и обязал также их семьи покинуть страну, не был сам по себе вызывающим возражения с точки зрения положений Конвенции. Действительно, можно сказать, что договор уважает семейную жизнь в том смысле, что он не вмешивается в жизнь первичной семьи. В том же, насколько вывод войск составил вмешательство в реализацию права на уважение частной жизни и жилища, такое вмешательство нельзя считать непропорциональным, учитывая условия прохождения службы военнослужащими; в частности, выезд из страны военнослужащих, состоящих на действительной военной службе, членов их семей можно рассматривать как перевод на новое место службы военнослужащих вместе с их семьями в соответствии с общими условиями прохождения военной службы. Кроме того, продолжающееся присутствие на территории страны военнослужащих иностранной армии, состоящих на действительной военной службе, могло бы быть расценено как явление, несовместимое с суверенитетом независимого государства, и как угроза национальной безопасности страны. Общественный интерес в выпроваживании их и их семей из страны поэтому, естественно, перевешивает интерес индивидуума в том, чтобы остаться в стране.

Однако нельзя исключать, что определенные обстоятельства могли бы превратить меры по выдворению из страны в необоснованные с точки зрения положений Конвенции. В частности, основания для высылки не применялись в той же самой степени к военнослужащим в отставке и членам их семей, и хотя включение их в круг субъектов действия условий договора само по себе не вызывает возражений, интересам национальной безопасности в случаях таких лиц придавалось меньше внимания. В настоящем деле тот факт, что муж первой заявительницы уже уволился из армии ко времени производства по делу о законности пребывания заявительниц в Латвии, не имел никакого значения для определения их статуса. Все же, из информации, предоставленной властями Латвии о том, как разрешаются дела лиц, находящихся в тяжелом положении, следует: власти считали, что у них была определенная свобода принятия решений, которая позволяла им гарантировать уважение к частной и семейной жизни, а также жилища соответствующих лиц.

Возможность не выполнять обязанность выехать из страны распространялась не только на лиц, обладающих латвийским гражданством, но явно распространялась и на других жителей Латвии; при этом дела такого рода разрешались индивидуально в каждом конкретном случае. Похоже, что в этом контексте латвийские власти не изучали вопрос, представляет ли каждый человек, затронутый исключением из правила, какую-либо конкретную угрозу национальной безопасности Латвии или общественному порядку в стране. При этом понятие общественного интереса воспринимается в самом общем смысле.

Затрагиваемые данным делом планы вывода войск иностранного государства и выезда за пределы страны членов семей военнослужащих, основанные на общем суждении о необходимости их высылки в интересах национальной безопасности Латвии, не могут сами по себе признаваться противоречащими положениям Статьи 8 Конвенции. Однако применение такого плана без использования возможности учета индивидуальных обстоятельств лиц, не освобожденных от высылки нормами внутригосударственного права, противоречит требованиям данной Статьи.

В настоящем деле, хотя заявительницы являются лицами нелатвийского происхождения и проживали в Латвии в связи с прохождением военной службы членов их семьи в Советской Армии, они развили личные, общественные и экономические связи в Латвии, не имеющие отношения к их статусу родственников советских (впоследствии российских) военнослужащих. Европейскому Суду не было продемонстрировано, что уровень владения заявительницами латышским языком был недостаточен, чтобы вести нормальный повседневный образ жизни в Латвии. Поэтому Европейский Суд пришел к выводу, что в период времени, фигурирующий в настоящем деле, заявительницы в достаточной мере были интегрированы в латвийское общество. Наконец, заявительницы не могли считаться лицами, угрожающими национальной безопасности Латвии, ввиду того, что они были членами семьи отца первой заявительницы, бывшего советского офицера, который ушел в отставку в 1986 году, оставался в стране и которого латвийские власти не считали представляющим какую-либо угрозу такого рода. При любых обстоятельствах выдворение заявительниц с территории Латвии не может считаться необходимым в демократическом обществе.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение положений Статьи 8 Конвенции (принято 11 голосами "за" и 6 голосами "против").

По поводу Статьи 14 в увязке со Статьей 8 Конвенции. Европейский Суд счел, что нет необходимости рассматривать данный пункт жалобы.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что нет необходимости рассматривать дело в контексте Статьи 14 в увязке со Статьей 8 Конвенции (принято 11 голосами "за" и 6 голосами "против").

По поводу подпункта "f" пункта 1 Статьи 5 Конвенции. В настоящем деле не оспаривалось то обстоятельство, что распоряжение о содержании заявительниц под стражей было отдано в контексте производства об их депортации, которое в соответствующие дни все еще велось. Кроме того, нельзя сказать, что это производство не велось властями с должным тщанием.

Что же касается вопроса, было ли заключение заявительниц под стражу "законным" и были ли заявительницы лишены свободы "в порядке, установленном законом", то следует заметить: хотя миграционные власти сочли, что производство задержания заявительниц было "преждевременной" мерой, наличие определенных дефектов в постановлении о заключении человека под стражу необязательно влечет за собой признание содержания под стражей незаконным, в частности, если - как в настоящем деле - предполагаемая ошибка немедленно обнаруживается и заглаживается тем, что взятые под стражу лица освобождаются. Более того, точка зрения миграционных властей необязательно является корректной, поскольку распоряжение о высылке уже вступило в законную силу и стало очевидно, что в распоряжении заявительниц больше не было никаких иных средств правовой защиты, необходимых для предотвращения их выдворения из Латвии. Важно отметить в этом отношении, что по "жалобе" заявительниц миграционные власти никаких действий не предпринимали. Ни один из ордеров на производство задержания, выданных полицией в отношении заявительниц, не может считаться не имеющим обоснования в законодательстве страны. Более того, нет никаких доказательств того, что полицейские действовали недобросовестно или чинили произвол при выдаче этих ордеров. Из вышесказанного следует: содержание заявительниц под стражей соответствовало требованиям подпункта "f" пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что по этому вопросу положения подпункта "f" пункта 1 Статьи 5 Конвенции нарушены не были (принято 16 голосами "за" и одним голосом "против").

По поводу пункта 4 Статьи 5 Конвенции. Заявительниц быстро освободили из-под стражи до того, как могла бы быть приведена в действие процедура какой-либо судебной проверки законности их заключения под стражу. При этом предметом требований пункта 4 Статьи 5 Конвенции не являются средства правовой защиты, которые могут служить целям проверки законности заключения человека под стражу на какой-то период времени, который уже завершился, включая, в частности, краткосрочное заключение под стражу, каковое имело место в настоящем деле.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что нет необходимости рассматривать дело в контексте пункта 4 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить каждой заявительнице компенсацию в размере 10 000 евро в возмещение морального вреда.


Вопрос о праве человека на уважение семейной жизни


По делу ставится вопрос о принудительном обеспечении соблюдения прав на свидания с детьми одного из родителей, не имеющего права опеки над ними. Жалоба признана неприемлемой.


Калло против Венгрии
[Kallo - Hungary] (N 70558/01)


Решение от 14 октября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель разошелся со своей женой в 1993 году, и их сыновья остались жить с матерью. Первоначально заявитель беспрепятственно навещал своих сыновей, но позже возникли проблемы, поскольку мать стала противиться его визитам. Областной суд принял решение о временных мерах, регулирующих права заявителя на свидания с детьми, и, в частности, наделил его правом на конкретно оговоренные свидания с ними в 1996 году. Встречи отца с сыновьями, однако, не состоялись, частично из-за отказа матери следовать предписанным условиям времени и места встреч сыновей с отцом и частично просто из-за нежелания детей проводить с отцом время. После бракоразводного процесса матери было предоставлено опекунство над сыновьями, и она продолжала не исполнять предписанные судом условия свиданий отца с сыновьями, за что была дважды оштрафована службой социального обеспечения.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции. Обязательство властей страны предпринимать меры для содействия встречам родителя, не наделенного правом опекунства, со своими детьми в период, предшествующий разводу или после него, не является абсолютным. Областной суд предпринял различные меры к тому, чтобы исполнялось право заявителя на свидания с детьми, а на его бывшую жену налагались штрафы за воспрепятствование исполнению этих мер. В свете трудностей примирения противоположных позиций заявителя и его жены по вопросу о свиданиях, усугубленных явным нежеланием самих детей встречаться со своим отцом, можно считать, что компетентные власти государства предприняли разумные усилия для реализации права заявителя на свидания с его детьми.


Вопрос о праве человека на уважение его корреспонденции


По делу оспаривается правомерность запрета заключенному вести переписку на иностранном языке. Жалоба признана неприемлемой


Кристи против Португалии
[Christi - Portugal] (N 57248/00)


Решение от 2 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель - гражданин Соединенных Штатов, по происхождению пакистанец. В Португалии он был привлечен к уголовной ответственности и осужден по обвинению в подделке кредитных карточек, компьютерном мошенничестве и коррупции. Ему назначили наказание в виде лишения свободы сроком на 17 лет, которое позже было смягчено до 14 лет. Когда заявитель отбывал наказание в тюрьме, тюремная администрация запретила ему по соображениям безопасности вести переписку с его семьей, находящейся в Пакистане, на языке урду* (* Язык урду относится к индийской группе индоевропейских языков и является официальным (наряду с английским) языком Пакистана (прим. перев.). Кристи подал несколько жалоб по этому поводу начальнику тюрьмы и, предположительно, зарегистрировался, чтобы подать жалобу тюремному судье. В ситуацию вмешалось Посольство Соединенных Штатов, которое предложило подыскать переводчика с английского языка на язык урду и оплатить его услуги по переводу входящей и исходящей корреспонденции заявителя. Заявитель отклонил данное предложение на том основании, что это может сделать приватные аспекты его жизни и жизни членов его семьи достоянием других лиц.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции. Хотя данный акт вмешательства государства в права заявителя был осуществлен в соответствии с законом и преследовал законную цель предотвращения преступлений, таковой акт мог бы стать основанием для его оценки с точки зрения положений Статьи 8 Конвенции, поскольку заявитель является заключенным-иностранцем, не имеющим семьи, которая проживала бы на территории страны, где он отбывает наказание. Однако акт вмешательства был мерой пропорциональной, учитывая, что тюремные власти разрешили заявителю послать почтовые отправления на Рождество, а также предложили ему разумное решение проблемы - организовать перевод его корреспонденции. Тем не менее это предложение он отверг по неубедительным причинам. Жалоба признана явно необоснованной.


По жалобам о нарушениях Статьи 10 Конвенции


Вопрос о праве человека свободно выражать свое мнение


По делу обжалуются действия властей в связи с заявлениями, сделанными адвокатом в ходе судебного разбирательства дела, которые якобы противоречат профессиональным стандартам. Допущено нарушение положений Статьи 10 Конвенции.


П. С. против Нидерландов
[P.S. - Netherlands] (N 39657/98)


Постановление от 28 октября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель - адвокат, который представлял интересы лица суринамского происхождения, привлеченного к уголовной ответственности за мошенничество в сфере социального обеспечения. При рассмотрении гражданского дела, связанного с упомянутым уголовным делом, П. С. заявил, что следователь службы социального обеспечения W. оказывал недопустимое давление на его клиента с тем, чтобы добиться от него самоинкриминирующих показаний. W. подал на заявителя жалобу в порядке дисциплинарного производства, утверждая, что тот занимался распространением необоснованных измышлений, которые порочили хорошую репутацию W. Как дисциплинарный совет, так и дисциплинарный апелляционный суд сочли жалобу W. обоснованной, поскольку заявитель дал такие оценки действий W., которые не подтверждались никакими фактами; было указано, что прежде чем выдвигать подобные обвинения в адрес W., заявитель должен был получить от своего клиента достоверную информацию относительно обстоятельств, подтверждающих факт оказания недопустимого давления. Никакая санкция не была, однако, наложена на заявителя.


Вопросы права


По поводу Статьи 10 Конвенции. Несмотря на тот факт, что на заявителя санкция не была наложена, его право на свободу выражения мнения было подвергнуто "ограничению", а он - "формальному порицанию", так как имело место официальное решение о том, что он был виновен, а это могло иметь удручающий эффект и негативно сказаться на исполнении его профессиональных обязанностей в будущем. Вмешательство государства в права заявителя было предусмотрено законом и имело целью защитить репутацию или права других лиц, но это вмешательство не отвечало никакой насущной общественной потребности.

Пределы допустимой критики в некоторых обстоятельствах могут быть более широкими, когда ее объектами являются должностные лица государства, а заявления П. С. касались действий W. в качестве следственного работника службы социального обеспечения. Критические высказывания были ограничены помещением зала суда и не были таковыми, что их можно было бы приравнять к личному оскорблению W. Доводы заявителя были последовательны и базировались на том факте, что его клиент полностью не уяснил для себя самоинкриминирующее заявление, которое он сделал в отсутствие переводчика. Власти страны не сделали попытку установить истинность или ложность утверждений заявителя или добросовестный характер его действий в этой связи. Кроме того, существовавшая угроза оценки его заявлений задним числом могла иметь "замораживающий эффект" в отношении исполнения заявителем своих профессиональных обязанностей и защиты интересов клиентов в будущем.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение положений Статьи 10 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Заявитель не выдвинул никаких требований относительно справедливой компенсации.


По жалобам о нарушениях Статьи 11 Конвенции


Вопрос о праве человека на свободу мирных собраний


По делу оспаривается правомерность вынесения обвинительного приговора за участие в предположительно незаконной демонстрации. Жалоба коммуницирована властям Армении.


Мкртчян против Армении
[Mkrtchyan - Armenia] (N 6562/03)


[III Секция]


Обстоятельства дела


Заявитель, который является членом Республиканской партии Армении, принял участие в публичной демонстрации, организованной несколькими политическими партиями в центре г. Еревана. После того, как демонстрация завершилась, заявитель был арестован и заключен под стражу на том основании, что он нарушил "предписанные правила" проведения демонстраций. Впоследствии суд первой инстанции установил, что Мкртчян участвовал в несанкционированной демонстрации, нарушил правила организации уличных процессий; суд наложил на заявителя денежное взыскание. Мкртчян обратился в коллегию по гражданским делам апелляционного суда с жалобой, утверждая, что вмешательство государства в реализацию его права на свободу собраний не имело никакого законного основания, поскольку не существует никакого закона, который предписывал бы правила проведения демонстраций, которые он, предположительно, нарушил. Заявитель попросил апелляционный суд изложить детали закона, на основании которого был произведен его арест и наложена денежная санкция. Решение апелляционного суда фактически было идентично решению суда первой инстанции. Кассационная жалоба заявителя была отклонена.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям Армении в отношении Статьи 11 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 13 Конвенции


Вопрос о праве человека на эффективные средства правовой защиты


По делу ставится вопрос о доступности средства правовой защиты в случае чрезмерной продолжительности производства по гражданскому делу. Допущено нарушение положений Статьи 13 Конвенции.


Д. М. против Польши
[D.M. - Poland] (N 13557/02)


Постановление от 14 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В 1994 году заявитель возбудил исковое производство против Государственного казначейства с требованием выплаты компенсации за ущерб, причиненный предположительно неправильным лечением. Производство по делу было завершено в феврале 2002 года.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Общая продолжительность производства по делу, длившегося восемь лет и пять дней, была чрезмерной.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 13 Конвенции. Требование, предъявляемое государствам - участникам Конвенции о том, чтобы они гарантировали бы эффективное средство правовой защиты в случаях чрезмерной продолжительности производства по делу в суде, применяется в равной мере как на уголовное, так и на гражданское судопроизводство. На момент подачи настоящей жалобы в Европейский Суд заявителю не было доступно никакого средства правовой защиты, и Европейскому Суду не было продемонстрировано, что новое средство правовой защиты, упоминавшееся представителем властей Польши в Суде, было бы эффективным.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 5 000 евро в возмещение морального вреда.


По вопросу о применении Статьи 35 Конвенции


Пункт 1 Статьи 35 Конвенции


Вопрос о доступности внутригосударственных средств правовой защиты (Франция)


По делу обжалуется чрезмерная продолжительность производства по административному делу и ставится вопрос об эффективности искового производства против государства, связанного с недостатками в отправлении правосудия.


Брока и Тексье-Мико против Франции
[Broca and Texier-Micault - France] (N 27928/02 и 31694/02)


Постановление от 21 октября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Эти дела касаются вопроса о длительности производства по административным делам. Производство по одному из них было завершено, по другому - продолжается.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Вопрос о приемлемости жалобы в контексте этой нормы. Государство-ответчик утверждает, что заявителями не были исчерпаны все доступные им внутригосударственные средства правовой защиты. В этой связи государство-ответчик заявило, что постановлением Государственного совета Франции по делу Мажьера (Magiera) от 28 июня 2002 г. была подтверждена обоснованность недавно принятых норм прецедентного права, в соответствии с которыми государство может нести ответственность за чрезмерную продолжительность производства по административным делам. В этих случаях допускается выплата компенсации государством за несоблюдение им требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Европейский Суд принял во внимание, что из вышеупомянутого постановления Государственного совета вытекает следующее: граждане, выступающие сторонами по административному делу, заявив исковые требования против государства в связи с плохим функционированием системы правосудия, теперь могут добиться вынесения судебного решения, которым признавался бы факт нарушения их права на разбирательство дела "в разумный срок" и назначалась компенсация за причиненный таковым нарушением вред. Посему Европейский Суд пришел к выводу, что это внутригосударственное средство правовой защиты, которое по данному делу следовало использовать в целях применения пункта 1 Статьи 35 Конвенции.

Европейский Суд убедили аргументы государства-ответчика относительно того, что таковое средство может быть использовано как в связи с завершенным производством по делу, так и в связи с производством по делу, которое еще продолжается. Европейский Суд принял решение, что любая жалоба, заявленная в Европейский Суд 1 января 2003 г. или позже этой даты, которая касается вопроса чрезмерной длительности производства по делу во французских административных судах, будет объявлена неприемлемой, если таковая жалоба не была сначала заявлена в суды Франции в контексте требований о выплате государством компенсации за вред, причиненный функционированием системы правосудия - вне зависимости от стадии производства по делу. Заявители же подали свою жалобу в Европейский Суд до 1 января 2003 г., поэтому возражения государства-ответчика против жалобы в связи с тем, что заявителями не были исчерпаны все доступные им внутригосударственные средства правовой защиты, отклоняются. Что же касается существа жалобы, то следует отметить: по одному делу производство тянулось более восьми лет, а по другому - примерно пять лет и три месяца. Европейский Суд счел, что это превышает разумные сроки рассмотрения дел в судах.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 35 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителям компенсацию в возмещение морального вреда. Суд также вынес решение в пользу второго заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о доступности внутригосударственных средств правовой защиты (Италия)


Обжалуются результаты рассмотрения дела о выселении жильца: заявитель был освобожден от обязанности прибегнуть к средству правовой защиты, предусмотренному законом Пинто* (* 4 марта 2002 г. в Италии был принят так называемый закон Пинто, по имени предложившего его сенатора. Этот закон предусматривает ряд мер и установление процессуальных сроков производства по делу, позволяющих ускорить прохождение дела по судебным инстанциям (прим. перев.).).


Масколо против Италии
[Mascolo - Italy] (N 68792/01)


Решение от 16 октября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Заявитель обжалует чрезмерную длительность производства по делу о принудительном выселении с занимаемой жилой площади и затянувшуюся по вине властей невозможность получить обратно свою квартиру.

Жалоба признана приемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Государство-ответчик утверждает, что заявителю следовало использовать средство правовой защиты - возможность предъявить требования о взыскании с государства компенсации - предусмотренное законом Пинто. Европейский Суд установил, что в настоящем деле власти Италии сами не были вполне удовлетворены средством правовой защиты, предусмотренным Законом Пинто: власти Италии - до представления Европейскому Суду своих возражений против жалобы - ожидали, пока Высший Кассационный суд Италии не подтвердит, что этот закон применим и по делам о принудительном выселении жильцов с занимаемой площади; власти Италии также не представили Европейскому Суду для изучения практику судов Италии по применению закона Пинто, которая касалась бы вопроса о тех финансовых последствиях, сказывающихся на праве собственности в результате чрезмерной длительности производства по делам о принудительном выселении с занимаемой жилой площади.

К тому же, когда в своем решении, принятом 18 июня 2002 г., Высший Кассационный суд разрешил вопрос о применимости закона Пинто к производству по делам о принудительном выселении жильцов с занимаемой площади, истек крайний срок, когда заявитель был вправе прибегнуть к средству правовой защиты, предусмотренному законом Пинто. Посему Европейский Суд постановляет, что с учетом обстоятельств данного дела заявитель был освобожден от обязанности прибегнуть к этому средству правовой защиты. Возражения государства-ответчика в отношении того, что заявитель не исчерпал все доступные ему внутригосударственные средства правовой защиты, поэтому отклоняются.


По вопросу о применении Статьи 41 Конвенции


Вопрос о выплате справедливой компенсации


Компания "Совтрансавто холдинг" против Украины
[Sovtransavto Holding - Ukraine] (N 48553/99)


Постановление (о выплате справедливой компенсации) от 2 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


В своем Постановлении, вынесенном 25 июля 2002 г., Европейский Суд установил, что по делу имело место нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции в том, что касается права компании-заявителя на справедливое и публичное разбирательство ее дела независимым и беспристрастным судом. Европейский Суд также постановил, что имело место нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, поскольку государство-ответчик не выполнило свою обязанность гарантировать компании-заявителю право на беспрепятственное пользование своим имуществом. Европейский Суд отложил тогда рассмотрение вопроса о применении Статьи 41 Конвенции.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Проводя на основе принципов справедливости свою оценку ущерба, причиненного по делу, Европейский Суд присуждает компании-заявителю 500 000 евро в возмещение материального ущерба, причиненного ей в результате утраты возможности на практике управлять компанией, частью которой она владела, и контролировать распоряжение ее активами. Европейский Суд присуждает также компании-заявителю 75 000 евро в возмещение морального вреда, причиненного ей в результате ситуации затянувшейся неопределенности, в которую она была поставлена. Суд также вынес решение в пользу компании-заявителя о возмещении ей судебных издержек и иных расходов в размере 50 000 евро, понесенных в связи с разбирательством дела в судах Украины и в Европейском Суде.


Вопрос о выплате справедливой компенсации


Назначение эксперта для проведения оценки материального ущерба.


Компания "ООО Бельведере Альбергиера" против Италии
[Belvedere Alberghiera SRL - Italy] (N 31524/96)


Постановление (о выплате справедливой компенсации) от 30 октября 2003 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


В своем Постановлении, вынесенном 30 мая 2002 г., Европейский Суд установил, что по делу имело место нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции ввиду того, что компания-заявитель была незаконно лишена своей земельной собственности. Европейский Суд отложил тогда рассмотрение вопроса о применении Статьи 41 Конвенции. В последующем рассмотрении дела по инициативе Председателя Палаты в составе семи судей эта Палата приняла решение о необходимости провести экспертную оценку причиненного по делу материального ущерба. Соответствующее техническое задание было направлено эксперту, назначенному по согласию сторон. При этом Европейский Суд указал, что расходы и издержки на проведение экспертизы должны быть покрыты государством-ответчиком. У сторон была возможность представить Европейскому Суду свои замечания на выводы эксперта.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд принял решение одобрить выводы эксперта как обоснованные и принять их во внимание при решении вопроса о компенсации за причиненный по делу материальный ущерб. Что же касается суммы этого ущерба, то Европейский Суд утвердил заключения эксперта в этой части.


По вопросу о применении Статьи 44 Конвенции


Подпункт "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


Следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции (в связи с истечением трехмесячного срока, установленного для внесения обращения о передаче дела в Большую Палату) (см. Информационные бюллетени по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 54-56):


Сахини против Хорватии
[Sahini - Croatia] (N 63412/00)


Постановление от 19 июня 2003 г. [вынесено I Секцией]


Чагадляк против Польши
[Ciagadlak - Poland] (N 45288/99)


Постановление от 1 июля 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Финукейн против Соединенного Королевства
[Finucane - United Kingdom] (N 29178/95)


Постановление от 1 июля 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Компания "ООО Баффало", находящаяся в процессе ликвидации, против Италии
[Buffalo SRL in liquidation - Italy] (N 38746/97)


Постановление от 3 июля 2003 г. [вынесено I Секцией]


Фонтен и Бертен против Франции
[Fontaine and Bertin - France] (N 38410/97 и 40373/98)


Постановление от 8 июля 2003 г. [вынесено II Секцией]


Грава против Италии
[Grava - Italy] (N 43522/98)


Мультиплекс против Хорватии
[Multiplex - Croatia] (N 58112/00)


Кастелич против Хорватии
[Kastelic - Croatia] (N 60533/00)


Компании "Эфстатиу и Микаилидис" и "Мотель Америка" против Греции
[Efstathiou and Michailidis & Cie Motel Amerika - Greece] (N 55794/00)


Компания "АО Константополус" и другие против Греции
[Konstantopolous AE and others - Greece] (N 58634/00)


Компания "Интероливия" против Греции
[Interolivia ABEE - Greece] (N 58642/00)


Постановления от 10 июля 2003 г. [вынесены I Секцией]


Фаринья Мартинс против Португалии
[Farinha Martins - Portugal] (N 53795/00)


Постановление от 10 июля 2003 г. [вынесено III Секцией]


Бенабба против Франции
[Benhabba - France] (N 53441/99)


Юртдаш и Инчи против Турции
[Yurtdas and Inci - Turkey] (N 40999/98)


Постановления от 10 июля 2003 г. [вынесены III Секцией]


Э. Р. против Франции
[E.R. - France] (N 50344/99)


Граната против Франции (N 2)
[Granata - France] (N 2) (N 51434/99)


Эрдеи и Вульф против Румынии
[Erdei and Wolf - Romania] (N 38445/97)


Эрнст и другие против Бельгии
[Ernst and others - Belgium] (N 33400/96)


Форчеллини против Сан-Марино
[Forcellini - San Marino] (N 34657/97)


Де Бьяджи против Сан-Марино
[De Biagi - San Marino] (N 36451/97)


Сигюртор Арнарссон против Исландии
[Sigurpor Arnarsson - Iceland] (N 44671/98)


Постановления от 15 июля 2003 г. [вынесены III Секцией]


Мокрани против Франции
[Mokrani - France] (N 52206/99)


Р. В. против Польши
[R.W. - Poland] (N 41033/98)


Ситарек против Польши
[Sitarek - Poland] (N 42078/98)


Берлин против Люксембурга
[Berlin - Luxembourg] (N 44978/98)


Корпорация "Фортум" против Финляндии
[The Fortum Corporation - Finland] (N 32559/96)


Постановления от 15 июля 2003 г. [вынесены IV Секцией]


Кракси против Италии
[Craxi - Italy] (N 25337/94)


Луордо против Италии
[Luordo - Italy] (N 32190/96)


Онорато Риччи против Италии
[Onorato Ricci - Italy] (N 32385/96)


Д'Оттави против Италии
[D'Ottavi - Italy] (N 33113/96)


Трайно против Италии
[Traino - Italy] (N 33692/96)


Дель Соле против Италии
[Del Sole - Italy] (N 36254/97)


Росати против Италии
[Rosati - Italy] (N 55725/00)


Боттардо против Италии
[Bottardo - Italy] (N 56298/00)


Постановления от 17 июля 2003 г. [вынесены I Секцией]


Перри против Соединенного Королевства
[Perry - United Kingdom] (N 63737/00)


Меллорс против Соединенного Королевства
[Mellors - United Kingdom] (N 57836/00)


Постановления от 17 июля 2003 г. [вынесены III Секцией]


Й. Т. против Венгрии
[J.T. - Hungary] (N 44608/98)


Косте против Франции
[Coste - France] (N 50632/99)


Эсен против Турции
[Esen - Turkey] (N 29484/95)


Яз против Турции
[Yaz - Turkey] (N 29485/95)


Акционерное общество "Кабинет Дио" и акционерное общество "Гра Савойя" против Франции
[SA Cabinet Diot and SA Gras Savoye - France] (N 49217/99 и 49218/99)


Дикманн против Румынии
[Dickmann - Romania] (N 36017/97)


Зюили против Франции
[Zuili - France] (N 46820/99)


Постановления от 22 июля 2003 г. [вынесены II Секцией]


И. Ф. против Турции
[Y.F. - Turkey] (N 24209/94)


Айше Тепе против Турции
[Aye Tepe - Turkey] (N 29422/95)


Габарри Морено против Испании
[Gabarri Moreno - Spain] (N 68066/01)


Постановления от 22 июля 2003 г. [вынесены IV Секцией]


Карнер против Австрии
[Karner - Austria] (N 40016/98)


Постановление от 24 июля 2003 г. [вынесено I Секцией]


Смирновы против России
[Smirnova - Russia] (N 46133/99 и 48183/99)


Постановление от 24 июля 2003 г. [вынесено III Секцией]


Йoлер против Турции
[Yoyler - Turkey] (N 26973/95)


Постановление от 24 июля 2003 г. [вынесено IV Секцией (в прежнем составе)]


Пуалли против Франции
[Poilly - France] (N 68155/01)


Постановление от 29 июля 2003 г. [вынесено II Секцией]


Демадес против Турции
[Demades - Turkey] (N 16219/90)


Компания "Евгения Микаилиду девелопментс Лтд." и Михаил Тимвиос против Турции
[Eugenia Michaelidou Developments Ltd and Michael Tymvios - Turkey] (N 16163/90)


Сельскохозяйственное объединение "До Пераль" и другие против Португалии
[Sociedade Agricola Do Peral and another - Portugal] (N 55340/00)


Дораны против Ирландии
[Doran - Ireland] (N 50389/99)


Постановления от 31 июля 2003 г. [вынесены III Секцией]


По вопросу о применении Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции


Ne Bis In Idem* (* Ne bis in idem (лат.) - (здесь) недопустимость повторного уголовного преследования за одно и то же преступление (прим. перев.)


По делу оспариваются правомерность обвинительного приговора по делу о налоговом мошенничестве и назначение выплаты налогового штрафа. Жалоба признана неприемлемой.


Исаксен против Норвегии
[Isaksen - Norway] (N 13596/02)


Решение от 2 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В качестве управляющего компанией, которой он был также и владельцем, заявитель был осужден среди прочего за налоговое мошенничество, и ему было назначено наказание в виде лишения свободы на срок два с половиной года. Позже Исаксену лично был также назначен налоговый штраф в размере 60% от сумм, причитавшихся за шестилетний период. Суд провинции разрешил подачу жалобы на приговор суда первой инстанции и после рассмотрения дела снизил заявителю срок лишения свободы до двух лет, исходя из условия, что Исаксен должен будет заплатить налоговый штраф, но таким образом, чтобы не нарушался при этом запрет на осуждение и наказание лица дважды за одно и то же преступление. Разрешение на дальнейшее обжалование этого решения Верховным судом Норвегии не было выдано. Размер налогового штрафа был позже снижен с 60 до 30%.

Когда заявитель уже начал отбывать назначенное ему наказание, практика Верховного суда в этой области изменилась: теперь предполагалось, что уголовное дело должно быть прекращено, если обвиняемому по делу уже назначили 60%-й налоговый штраф, и что для целей Статья 6 Конвенции 30%-й налоговый штраф может считаться "уголовным обвинением". Заявитель подавал несколько прошений об освобождении от отбывания наказания и повторном рассмотрении уголовного дела, но никакого решения по его обращениям не было принято. По другому делу Верховный суд указал, что не было никаких оснований для того, чтобы придавать новым правилам обратную силу.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции. Привлечение заявителя к уголовной ответственности и вынесение ему обвинительного приговора по обвинению в совершении налогового мошенничества имели отношение к выгодам, полученным компанией, которой он владел и управлял, тогда как налоговые штрафы были назначены в связи с личными налоговыми выгодами заявителя. Хотя и существовала тесная связь между уклонением от уплаты налогов компанией и его собственным уклонением от уплаты налогов, назначенные санкции касались двух различных юридических лиц. Фигурирующие в данном деле правонарушения в своих существенных элементах полностью отделялись друг от друга и различались. Жалоба признана явно необоснованной.


Другие Постановления, вынесенные в октябре 2003 года


По жалобе о нарушениях Статей 2, 3, 8 и 13 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Башак и другие против Турции
[Basak and others - Turkey] (N 29875/96)


Постановление от 16 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос об уничтожении имущества и дома, предположительно, сотрудниками сил безопасности и убийстве брата одного из заявителей, вероятно, совершенном сотрудниками сил безопасности.

Стороны заключили мировое соглашение (государство принесло свои извинения, взяло на себя обязательство принять соответствующие меры и добровольно выплатило компенсацию).


По жалобе о нарушениях Статей 2, 3, 13 и 14 Конвенции


Ограс и другие против Турции
[Ogras and others - Turkey] (N 39978/98)


Постановление от 28 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Вопрос о применении огнестрельного оружия против задержанного лица при предположительной попытке к бегству. Стороны заключили мировое соглашение.


По жалобе о нарушениях Статей 2 и 5 Конвенции


Эрен и другие против Турции
[Eren and others - Turkey] (N 42428/98)


Постановление от 2 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос об исчезновении родственника заявителей после предположительного заключения его под стражу. Стороны заключили мировое соглашение (государство принесло свои извинения, взяло на себя обязательство принять соответствующие меры и добровольно выплатило компенсацию).


По жалобе о нарушениях Статьи 3 и пункта 3 Статьи 5 Конвенции


Калин и другие против Турции
[Kalin and others - Turkey] (N 24849/94, 24850/94, 24941/94)


Постановление от 28 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Вопрос о предположительно жестоком обращении с лицом, заключенным под стражу, и о том, что власти, возможно, не доставили быстро задержанное лицо к судье. Стороны заключили мировое соглашение (государство принесло свои извинения, взяло на себя обязательство принять соответствующие меры и добровольно выплатило компенсацию).

По жалобе о нарушениях пунктов 1 и 3 Статьи 5, пункта 1 Статьи 6 и Статьи 8 Конвенции


Горал против Польши
[Goral - Poland] (N 38654/97)


Постановление от 30 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос о продлении срока содержания под стражей до суда ввиду составления обвинительного заключения; вопрос о продолжительности содержания под стражей до суда, продолжительности производства по уголовному делу и перлюстрации судом переписки задержанного с Европейской Комиссией по правам человека. Допущено нарушение положений пунктов 1 и 3 Статьи 5, пункта 1 Статьи 6 и Статьи 8 Конвенции.


По жалобе о нарушениях подпункта "с" пункта 1 и пункта 4 Статьи 5 Конвенции


Минжат против Швейцарии
[Minjat - Switzerland] (N 38223/97)


Постановление от 28 октября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Вопрос об отказе Федерального суда распорядиться об освобождении лица из-под стражи, несмотря на отмену постановления о заключении под стражу, вынесенного ввиду отсутствия оснований для применения этой меры пресечения. Положения подпункта "с" пункта 1 и пункта 4 Статьи 5 Конвенции нарушены не были.


По жалобе о нарушениях подпункта "е" пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Ткачик против Словакии
[Tkacik - Slovakia] (N 42472/98)


Постановление от 14 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Вопрос о правомерности принудительного помещения в психиатрическую лечебницу. Допущено нарушение положений подпункта "е" пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 3 Статьи 5 Конвенции


Каратай против Турции
[Karatay - Turkey] (N 36596/97)


Кeроолу против Турции
[Koroglu - Turkey] (N 39446/98)


Кованкая против Турции
[Kovankaya - Turkey] (N 39447/98)


Постановления от 28 октября 2003 г. [вынесены IV Секцией]


Вопрос о том, что власти, предположительно, не доставили быстро задержанное лицо к судье. Стороны заключили мировое соглашение.


По жалобам о нарушениях пункта 4 Статьи 5 Конвенции


Фон Бюлов против Соединенного Королевства
[Von Bulow - United Kingdom] (N 75362/01)


Постановление от 7 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Уинн против Соединенного Королевства (N 2)
[Wynne - United Kingdom (N 2)] (N 67385/01)


Постановление от 16 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос об отсутствии возможности судебной проверки законности решения о продлении срока заключения, назначенного на основе приговора к пожизненному лишению свободы, после того, как истекли сроки заключения, предусмотренные сеткой сроков реально требуемого лишения свободы. Допущено нарушение положений пункта 4 Статьи 5 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Стаффорд против Соединенного Королевства" от 28 мая 2002 г.).


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Компания "АО Стоун Шиппинг" против Испании
[Stone Shipping Company S.A. - Spain] (N 55524/00)


Постановление от 28 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Вопрос о правомерности отказа в рассмотрении жалобы, как поданной с нарушением сроков, хотя жалоба была подана в суд по таможенным спорам в установленный срок. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Дюрье-Косте против Франции
[Duriez-Costes - France] (N 50638/99)


Постановление от 7 октября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Вопрос об отсутствии возможности у апеллянтов, не представленных адвокатом, дать устные показания при рассмотрении дела Кассационным судом. Положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были.

Вопрос о недоведении до сведения апеллянта, не представленного адвокатом, замечаний помощника генерального прокурора (avocat general) при рассмотрении дела Кассационным судом. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Гоше против Франции
[Gaucher - France] (N 51406/99)


Постановление от 9 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос о недоведении до сведения апеллянта, не представленного адвокатом, замечаний помощника генерального прокурора (avocat gJnJral) при рассмотрении дела Кассационным судом. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Лили Франс против Франции
[Lilly France - France] (N 53892/00)


Постановление от 14 октября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Неразглашение в ходе производства в Кассационном суде доклада судьи-докладчика (conseiller rapporteur) Кассационного суда. С докладом, однако, был ознакомлен помощник генерального прокурора (avocat gJnJral). Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Хагер против Франции
[Hager - France] (N 56616/00)


Постановление от 9 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос о недоведении до сведения апеллянта, не представленного адвокатом, замечаний помощника генерального прокурора (avocat gJnJral) при рассмотрении дела Кассационным судом. Стороны заключили мировое соглашение.


Синь против Франции
[Signe - France] (N 55875/00)


Постановление от 14 октября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Ямришка против Словакии
[Jamriska - Slovakia] (N 51559/99)


Чиж против Словакии
[Ciz - Slovakia] (N 66142/01)


Дыбо против Польши
[Dybo - Poland] (N 71894/01)


Гидель против Польши
[Gidel - Poland] (N 75872/01)


Хенрика Малиновская против Польши
[Henryka Malinowska - Poland] (N 76446/01)


Порембская против Польши
[Porembska - Poland] (N 77759/01)


И. П. против Польши
[I.P. - Poland] (N 77831/01)


Малашевич против Польши
[Malasiewicz - Poland] (N 22072/02)


Постановления от 14 октября 2003 г. [вынесены IV Секцией]


Невес Феррейра Санде э Кастро и другие против Португалии
[Neves Ferreira Sande e Castro and others - Portugal] (N 55081/00)


Постановление от 16 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Нире и Такач против Венгрии
[Nyiro and Takacs - Hungary] (N 52724/99 и 52726/99)


Постановление от 21 октября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Цежельский против Польши
[Cegielski - Poland] (N 71893/01)


Постановление от 21 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Нелиссен против Бельгии
[Nelissenne - Belgium] (N 49518/99)


Постановление от 23 октября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Пененжек против Польши
[Pieniazek - Poland] (N 57465/00)


Постановление от 28 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по гражданскому делу. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Мазуркевич против Польши
[Mazurkiewicz - Poland] (N 72662/01)


Постановление от 14 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Шиманьский против Польши
[Szymanski - Poland] (N 75929/01)


Постановление от 21 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по гражданскому делу. Стороны заключили мировое соглашение.


Ашлейтнер против Австрии
[Achleitner - Austria] (N 53911/00)


Канакис и другие против Греции
[Kanakis and others - Greece] (N 59142/00)


Постановления от 23 октября 2003 г. [вынесены I Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по административному делу. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Шене против Франции
[Chaineux - France] (N 56243/00)


Постановление от 14 октября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по трудовому делу. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Хенниг против Австрии
[Hennig - Austria] (N 41444/98)


Постановление от 2 октября 2003 г. [вынесено I Секцией]


С. Х. К. против Болгарии
[S.H.K. - Bulgaria] (N 37355/97)


Диамантидес против Греции
[Diamantides - Greece] (N 60821/00)


Постановления от 23 октября 2003 г. [вынесены I Секцией]


Гонсалес Дориа Дуран де Кирога против Испании
[Gonzalez Doria Duran de Quiroga - Spain] (N 59072/00)


Лопес Соле и Мартин Де Варгас против Испании
[Lopes Sole y Martin de Vargas - Spain] (N 61133/00)


Постановления от 28 октября 2003 г. [вынесены IV Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по уголовному делу. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Фадиме Eзкан против Турции
[Fadime Ozkan - Turkey] (N 47165/99)


Эртан Езкан против Турции
[Ertan Ozkan - Turkey] (N 47311/99)


Генюльшен против Турции
[Gonulsen - Turkey] (N 59649/00)


Сачик против Турции
[Sacik - Turkey] (N 60847/00)


Постановления от 9 октября 2003 г. [вынесены III Секцией]


Айше Килич против Турции
[Ayse Kilic - Turkey] (N 49164/99)


Демирташ против Турции (N 2)
[Demirtas - Turkey] (N 2) (N 37452/97)


Постановления от 16 октября 2003 г. [вынесены III Секцией]


Чавуш и Булут против Турции
[Gavus and Bulut - Turkey] (N 41580/98 и 42439/98)


Чакар против Турции
[Cakar - Turkey] (N 42741/98)


Эрен против Турции
[Eren - Turkey] (N 46106/99)


Езиол против Турции
[Ozyol - Turkey] (N 48617/99)


Шимшек против Турции
[Simsek - Turkey] (N 50118/99)


Сювариооуллари и другие против Турции
[Suvariogullari and others - Turkey] (N 50119/99)


Хайреттин Барбарос Йилмаз против Турции
[Hayrettin Barbaros Yilmaz - Turkey] (N 50743/99)


Тутмаз и другие против Турции
[Tutmaz and others - Turkey] (N 51053/99)


Дальгич против Турции
[Dalgic - Turkey] (N 51416/99)


Аккаш против Турции
[Akkas - Turkey] (N 52665/99)


Эргюль и Энгин против Турции
[Ergul and Eng?n# - Turkey] (N 52744/99)


Пекер против Турции
[Peker - Turkey] (N 53014/99)


Генчель против Турции
[Gencel - Turkey] (N 53431/99)


Месут Эрдооан против Турции
[Mesut Erdodan - Turkey] (N 53895/00)


Постановления от 23 октября 2003 г. [вынесены III Секцией]


Вопрос о независимости и беспристрастности судов государственной безопасности. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Альфатли и другие против Турции
[Alfatli and others - Turkey] (N 32984/96)


Постановление от 2 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности и о продолжительности производства по уголовному делу. Стороны заключили мировое соглашение (в отношении одного заявителя мировое соглашение достигнуто не было. См. ниже Постановление Европейского Суда по делу "Уйан против Турции").


Уйан против Турции
[Uyan - Turkey] (N 32984/96)


Постановление от 30 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос о независимости и беспристрастности военно-полевого суда и о продолжительности производства по уголовному делу. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Шахинер против Турции", вынесенным 25 сентября 2001 г.; см. также выше Постановление Европейского Суда по делу "Альфатли против Турции").


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Сабатини и Ди Джиованни против Италии
[Sabatini and Di Giovanni - Italy] (N 59538/00)


Бонамасса против Италии
[Bonamassa - Italy] (N 65413/01)


Рагоне против Италии
[Ragone - Italy] (N 67412/01)


Постановления от 2 октября 2003 г. [вынесены I Секцией]


Серни против Италии
[Serni - Italy] (N 47703/99)


Робба против Италии
[Robba - Italy] (N 50293/99)


Гелардини и Брунори против Италии
[Ghelardini and Brunori - Italy] (N 53233/99)


Лари против Италии
[Lari - Italy] (N 63336/00)


Федеричи против Италии
[Federici - Italy] (N 63523/00)


А. Г. против Италии
[A.G. - Italy] (N 66441/01)


Постановления от 9 октября 2003 г. [вынесены I Секцией]


Тассинари против Италии
[Tassinari - Italy] (N 47758/99)


Серафини против Италии
[Serafini - Italy] (N 58607/00)


Дельфино Савио против Италии
[Delfino Savio - Italy] (N 59537/00)


Бриенца против Италии
[Brienza - Italy] (N 62849/00)


Калози против Италии
[Calosi - Italy] (N 63947/00)


Постановления от 16 октября 2003 г. [вынесены I Секцией]


Кавиччи Андруджери против Италии
[Cavicchi Andruggeri - Italy] (N 56717/00)


Кучинотта против Италии
[Cucinotta - Italy] (N 63938/00)


Рисполи против Италии
[Rispoli - Italy] (N 55388/00)


Постановления от 30 октября 2003 г. [вынесены I Секцией]


Составление графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов, длительное неисполнение судебного решения и отсутствие возможности судебной проверки решения префектуры о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов. Допущено нарушение положений Статьи Конвенции.


Санторо против Италии
[Santoro - Italy] (N 67076/01)


Постановление от 2 октября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Г. А. против Италии
[G.A. - Italy] (N 40453/98)


Сарторелли против Италии
[Sartorelli - Italy] (N 42357/98)


Нотарджиакомо против Италии
[Notargiacomo - Italy] (N 63600/00)


Постановления от 9 октября 2003 г. [вынесены I Секцией]


Чьянфанелли Банки против Италии
[Cianfanelli Banci - Italy] (N 60663/00)


Пьовано против Италии
[Piovano - Italy] (N 65652/01)


Постановления от 30 октября 2003 г. [вынесены I Секцией]


Составление графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов, длительное неисполнение судебного решения и отсутствие возможности судебной проверки решения префектуры о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов. Стороны заключили мировое соглашение.


По жалобе о нарушениях пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции


Кизиляпрак против Турции
[Kizilyaprak - Turkey] (N 27528/95)


Постановление от 2 октября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Вопрос о правомерности вынесения обвинительного приговора издателю за пропаганду сепаратизма и о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. Допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 10 Конвенции


Зараколу против Турции (N 1)
[Zarakolu - Turkey (N 1)] (N 37059/97)


Зараколу против Турции (N 2)
[Zarakolu - Turkey (N 2)] (N 37061/97)


Зараколу против Турции (N 3)
[Zarakolu - Turkey (N 3)] (N 37062/97)


Постановления от 2 октября 2003 г. [вынесены III Секцией]


Вопрос о правомерности конфискации книг, которые были сочтены властями как содержащие пропаганду сепаратизма и подстрекательство к ненависти и вражде. Стороны заключили мировое соглашение.


Демирташ против Турции
[Demirtas - Turkey] (N 37048/97)


Постановление от 9 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос о правомерности вынесения обвинительного приговора за оскорбление государства. Стороны заключили мировое соглашение.


По жалобе о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Компания "АО Биозокат" против Греции
[Biozokat A.E. - Greece] (N 61582/00)


Постановление от 9 октября 2003 г. [вынесено I Секцией]


По делу поставлен вопрос о правомерности использования государством презумпции накопления материальной выгоды в результате проведенного отчуждения имущества. Допущено нарушение положений Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (сравните с Постановлением Европейского суда по делу "Компании "Эфстатио и Микаилидис" и компания "мотель Америка" против Греции", вынесенному 10 июля 2003 г.).


Вопрос о пересмотре дела


Андреа Корси против Италии
[Andrea Corsi - Italy] (N 42210/98)


Постановление от 2 октября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов N 1, 4, 6 и 7 к Конвенции


Статьи Конвенции


Статья 2 Право на жизнь

Статья 3 Запрещение пыток

Статья 4 Запрещение рабства и принудительного труда

Статья 5 Право на свободу и личную неприкосновенность

Статья 6 Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 7 Наказание исключительно на основании закона

Статья 8 Право на уважение частной и семейной жизни

Статья 9 Свобода мысли, совести и религии

Статья 10 Свобода выражения мнения

Статья 11 Свобода собраний и объединений

Статья 12 Право на вступление в брак

Статья 13 Право на эффективное средство правовой защиты

Статья 14 Запрещение дискриминации

Статья 34 Жалобы от физических лиц, неправительственных организаций и групп частных лиц


Протокол N 1 к Конвенции


Статья 1 Защита собственности

Статья 2 Право на образование

Статья 3 Право на свободные выборы


Протокол N 4 к Конвенции


Статья 1 Запрещение лишения свободы за долги

Статья 2 Свобода передвижения

Статья 3 Запрещение высылки граждан

Статья 4 Запрещение коллективной высылки иностранцев


Протокол N 6 к Конвенции


Статья 1 Отмена смертной казни


Протокол N 7 к Конвенции


Статья 1 Процедурные гарантии в случае высылки иностранцев

Статья 2 Право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции

Статья 3 Компенсация в случае судебной ошибки

Статья 4 Право не быть судимым или наказанным дважды

Статья 5 Равноправие супругов



Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 2/2004


Совместный проект Московского клуба юристов и издательства "ЛексЭст"


Перевод: Власихин В.А.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information note N 57 on the case-law of the Court. Oktober, 2003"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с РОО "Московский клуб юристов"


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.