• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 3/2004

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 3/2004


Содержание


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


После выступления на наших страницах Председателя Европейского Суда по правам человека Люциуса Вильдхабера (N 2) настало время дать слово судье этого Суда, избранного от России - Анатолию Ковлеру. Предлагаем вашему вниманию краткое изложение выступления А.И. Ковлера на заседании Совета при Президенте Российской Федерации по вопросам совершенствования правосудия.


Права человека и российское правосудие: взгляд из Страсбурга


С 5 мая 1998 года, дня вступления в силу для Российской Федерации европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в Европейский Суд по правам человека поступило около 16 тысяч заявлений от граждан России (95%) и других государств (5%) с жалобами на предположительно правонарушающие действия властей Российской Федерации.

На 15 декабря 2003 г. статистика дел, по которым государством-ответчиком вынуждена выступать Российская Федерация, выглядит примерно следующим образом:

- заведено около 2800 предварительных досье по жалобам;

- принято к производству около 1500 жалоб, по которым предстоит вынести решение Европейского Суда;

- властям государства-ответчика коммуницировано (то есть сообщено для получения Судом замечаний государства-ответчика по жалобе) 200 жалоб;

- вынесено 8 постановлений палат по существу жалобы с признанием факта нарушения положений Конвенции;

- признаны приемлемыми (то есть приняты к рассмотрению по существу) 20 жалоб;

- вынесено 50 решений палат Суда о неприемлемости жалобы или о снятии жалобы с рассмотрения ввиду достижения "мирового соглашения";

- завершено около 7700 дел (то есть были приняты решения коллегий судей о неприемлемости жалобы в порядке Статьи 35 Конвенции).

Следует уточнить, что если в 1999-2001 годах "отсев" жалоб из России на основе признания их неприемлемыми составлял почти 98 % (против 89-90% в целом по всем странам), то по предварительным оценкам юристов аппарата Суда из 5 тысяч находящихся в производстве дел по жалобам, поступившим в 2002-2003 годах, уже около 10-12% жалоб являются потенциально приемлемыми, что соответствует среднестатистическим показателям Европейского Суда. Стабилизировался и поток жалоб: на действия властей Российской Федерации в 2000 году было заявлено 2313 жалоб, в 2001 году - 4488, в 2002 году - 4742 и в 2003 году (оценочно) 4400-4500 жалоб. Из них около двух третей относятся к предположительным нарушениям прав человека в сфере гражданского права и процесса, около одной трети - в сфере уголовного права и процесса. Необходимо заметить, что жалобы на нарушения прав человека в этих двух сферах, поступающие из всех стран, традиционно преобладают в "повестке дня" Европейского Суда.

Тенденцией прошлого года стал рост числа жалоб от журналистов на предположительные нарушения требований Статьи 10 Конвенции, гарантирующей право на свободное выражение мнений, и от общественных и религиозных организаций на нарушения Статьи 11 Конвенции, гарантирующей право на свободу собраний и объединений. Появились первые жалобы на нарушения Статьи 3 Протокола N 1 ("Право на свободные выборы") как от кандидатов, которым власти отказали в регистрации на выборах, так и от избирателей. Продолжают поступать жалобы из Чечни, Ингушетии, Дагестана по предположительным фактам исчезновения людей или насильственной смерти человека, жалобы на акты лишения жилища или имущества.


Соотношение компетенции Европейского Суда и национальных судов


В отношении к компетенции Европейского Суда пока нередко много эмоционального. С одной стороны, многие правозащитники (и заявители) наивно полагают, что Суд в Страсбурге является неким вышестоящим судом по отношению к национальным судам, который якобы правомочен изменять или отменять решения национальных судов. Такое мнение порой бытует и среди властей государств - участников европейской Конвенции, в своих возражениях по жалобам необоснованно называющих Европейский Суд "четвертой судебной инстанцией". С другой стороны, наблюдается произвольное толкование идеи "субсидиарности", "дополняющем характере" функций Европейского Суда по отношению к национальным судебным инстанциям; из такого толкования проистекает неверное представление о Европейском Суде как сугубо "квази-судебном" органе, решения и постановления которого имеют лишь "рекомендательные" свойства.

Между тем вопрос о соотношении компетенции Европейского Суда и компетенции национальных судов отнюдь не (и не только) академический вопрос, а вопрос практический.

Универсализация правового статуса личности в соответствии с мировыми и европейскими стандартами имеет в Конституции нашей страны вполне адекватное выражение в виде признания возможности международно-правовой защиты прав человека: "Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в международные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты", - гласит часть 3 статьи 46 Конституции Российской Федерации. Эта норма является очевидным аналогом нормы Статьи 34 ("Индивидуальные жалобы") европейской Конвенции.

Подписав и ратифицировав европейскую Конвенцию, Россия в Законе о ее ратификации от 30 марта 1998 г. согласно Статье 46 Конвенции ("Обязательная сила и исполнение постановлений") признала юрисдикцию Европейского Суда по правам человека и обязательный характер исполнения решений Европейского Суда. На практике это означает, что Российская Федерация как государство-ответчик в случае признания Европейским Судом нарушения того или иного права заявителя, предусмотренного Конвенцией, обязана принять как меры индивидуального характера (восстановить ситуацию, которая имела место до нарушения Конвенции - restitutio in integrum, например, пересмотреть вступившее в законную силу судебное решение, либо компенсировать материальный или моральный ущерб, если последствия нарушения являются полностью или частично неисправимыми), так и меры общего характера (например, пересмотреть некоторые положения законодательства, принять специальные регламентирующие акты и т.д.).

Примером принятия мер общего характера, имеющих практические индивидуальные последствия, служит новая норма в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, вступившем в силу 1 июля 2002 г., предусматривающая возможность отмены вступивших в законную силу приговоров, постановлений и определений суда и возобновления производства по уголовному делу при наличии новых обстоятельств, к числу которых было отнесено и установление Европейским Судом нарушения положений Конвенции при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела (статья 413, часть 4, пункт 2 УПК России). Принятию этой нормы предшествовало Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 г., по делу о проверке конституционности ряда статей УПК РСФСР, в котором Конституционный Суд на основании толкования части 3 статьи 46 Конституции определил: это положение "означает, что решения межгосударственных органов могут приводить к пересмотру конкретных дел высшими судами Российской Федерации и, следовательно, открывают дорогу для полномочий последних по повторному рассмотрению дела в целях изменения ранее состоявшихся по нему решений, в том числе принятых высшей внутригосударственной судебной инстанцией".

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем Информационном письме от 20 декабря 1999 г. подробно изложил требования Статьи 6 Конвенции, гарантирующей право человека на справедливое судебное разбирательство, и Статьи 1 Протокола 1 Конвенции, гарантирующей человеку право собственности, в толковании прецедентов Европейского Суда и обязал нижестоящие арбитражные суды принять во внимание эти требования при рассмотрении исков.

Возрастающая роль судов общей юрисдикции в реализации положений международного права на внутригосударственном уровне закреплена в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации". Постановление на основе положений части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, касающихся гарантий судебной защиты прав и свобод человека, разъяснило судам, что, исходя из этого, а также из положений части 4 статьи 15, части 1 статьи 17, статьи 18 Конституции, права и свободы человека согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, а также международным договорам Российской Федерации являются непосредственно действующими в пределах юрисдикции Российской Федерации.

Таким образом, все три высших суда страны предприняли меры по "включению" российской судебной системы в общеевропейскую систему защиты прав человека.


Неисполнение судебного решения означает незавершенность производства судебного разбирательства


Главной проблемой, поднимаемой ныне российскими заявителями, остается неисполнение судебных решений по гражданским делам, прежде всего по делам о выплатах пособий, пенсий, компенсаций. Первое Постановление Европейского Суда по России по делу Бурдова (N 59498/00) от 7 мая 2002 г. касалось именно длительности производства по делу, но не в силу судебных проволочек, типичных для производства по делам в итальянских, французских или греческих судах, а именно ввиду неисполнения судебного решения в течение нескольких лет по выплате "чернобыльского" пособия из-за "отсутствия средств" у органов социального обеспечения. Такая же ситуация с длительным неисполнением судебного решения по восстановлению прав гражданина, репрессированного в годы гонений на политических диссидентов, повторилась в деле "Тимофеев против России" (N 58263/00, Постановление Европейского Суда от 23 октября 2003 г.), в котором предметом спора была символическая сумма, но органы исполнения судебных решений искали надлежащего ответчика несколько лет...

В силу принципа, установленного в прецедентах Европейского Суда, неисполнение судебного решения означает незавершенность производства по делу, "судебного разбирательства", выражаясь языком Статьи 6 Конвенции. Именно это обстоятельство подвигло Пленум Верховного Суда Российской Федерации на четкую запись в своем Постановлении от 10 октября 2003 г.: "Сроки судебного разбирательства по гражданским делам в смысле пункта 1 статьи 6 Конвенции начинают исчисляться со времени поступления искового заявления, и заканчиваются в момент исполнения судебного акта". Отсюда делается вывод: "Таким образом, по смыслу Статьи 6 Конвенции исполнение судебного решения рассматривается как составляющая судебного разбирательства".

Немало жалоб, направленных в Страсбург из России, вписывается в проблематику конфликта частного и общественного интереса. В этой связи большой интерес представляет дело "Рябых против России" (52854/99, Постановление Европейского Суда от 24 июля 2003 г.), когда вышестоящий суд пять раз (!) отменял решение суда первой инстанции, вынесенного в пользу заявительницы по очень чувствительному для миллионов россиян делу - справедливой индексации вкладов в Сбербанк, "сгоревших" в 1991-1992 годах. Именно в отмене надзорной инстанцией обретенного в суде права (res judicata* (* Res judicata (лат.) - принцип недопустимости повторного рассмотрения окончательно решенного дела.)) усмотрел Европейский Суд нарушение права человека на "справедливое судебное разбирательство" в силу создавшейся ситуации правовой неопределенности, растянувшейся на несколько лет. Следует заметить, что тема возможности пересмотра надзорной инстанцией вступивших в законную силу решений и приговоров судов в России, похоже, станет "хитом" предстоящего судебного года в Страсбурге.

Жалобы российских граждан в Европейский Суд выявили одну любопытную тенденцию: за защитой своих прав граждане или их адвокаты нередко обращаются в органы прокуратуры, а не в суды, что было бы логичнее. Думаю, этот факт демонстрирует, что многие россияне в лице прокуроров видят более эффективную надзорную инстанцию. Однако обращение гражданина в прокуратуру как орган надзора за законностью к огорчению многих не рассматривается юриспруденцией Европейского Суда как эффективное средство правовой защиты в смысле пункта 1 Статьи 35 Конвенции (см., например, Решение о неприемлемости по делам: "Тумилович против России", N 47033/99, или "Кучеренко против Украины", N 41974/98), поскольку полномочие принесения протеста в порядке надзора не реализуется гражданином лично или потому, что надзорное производство является необязательной частью производства по делу. Возможно, в будущем при подготовке нового закона о судах общей юрисдикции, когда надзорное производство, скорее всего, станет обязательной стадией судебной процедуры, как это предусмотрено, на наш взгляд, статьей 126 Конституции, надзорное производство будет рассматриваться уже не как экстраординарное средство правовой защиты, реализуемое в силу дискреционных полномочий должностных лиц, а как эффективное средство правовой защиты, реализуемое гражданином персонально.

Анализируя российские жалобы относительно нарушений прав человека по уголовным делам, следует прежде всего отметить, что большинство грубейших нарушений прав заявителей имеют место уже в момент задержания и заключения лиц под стражу, начиная с грубого (мягко говоря) обращения с ними и нередко запоздалого сообщения о причине ареста и заканчивая невозможностью безотлагательного рассмотрения судом правомерности заключения под стражу, либо освобождения под залог (условия содержания в российских следственных изоляторах требуют отдельного рассмотрения).

Есть еще одна "чувствительная" тема жалоб из России: нарушения процессуальных гарантий "справедливого судебного разбирательства" как в гражданском, так и в уголовном процессе. Анализ большей части российских жалоб в Европейский Суд показывает, что, несмотря на многочисленные изменения, внесенные в процессуальное право - изменения, достаточно глубоко преобразовавшие гражданский и уголовный процесс - практика исполнения требований новых процессуальных кодексов еще несет на себе отпечаток прежних принципов и практики судопроизводства, противоречащих принципам, отраженным в юриспруденции Европейского Суда: например, содержание подсудимого в зале суда в наручниках, отсутствие истца или его представителя при рассмотрении кассационной жалобы и т.п.

Ярким примером в этом смысле являют собой многочисленные жалобы в Страсбург, в которых оспаривается законность задержания заявителей и содержания их под стражей. Прецедент "Калашников против России" (N 47095/99, Постановление Европейского Суда от 15 июля 2002 г.) касался прежнего порядка задержания и заключения под стражу - с санкции прокурора, а не судьи. Новый УПК ввел иные гарантии в плане судебного обжалования правомерности самого заключения под стражу и продления сроков предварительного заключения. Однако основная масса коммуницированных властям России жалоб по Статье 5 Конвенции все еще касается именно положений пунктов 3 и 4 Статьи 5 Конвенции - судебных гарантий права на свободу и личную неприкосновенность в связи с заключением под стражу в нарушение положений внутреннего законодательства и Конвенции. Дело "Ракевич против России" (N 58973/00, Постановление от 28 октября 2003 г.), в котором речь шла о нарушении судебной процедуры обеспечения законности помещения в психиатрическую лечебницу и сроков пребывания в ней - первый прецедент такого рода, но вряд ли последний.

Дело "Смирновы против России" (N 46133/99 и 48183/99, Постановление Европейского Суда от 24 июля 2003 г.), "интрига" которого состояла в методически повторявшихся арестах и освобождениях из-под стражи сестер-близнецов (они были привлечены к ответственности по обвинению в мошенничестве), вновь выявило серьезные нарушения порядка заключения под стражу и процедуры судебного обжалования. Кроме того, конфискация у сестер их паспортов даже на время их освобождения из-под стражи была оценена Судом как нарушение Статьи 8 Конвенции ("Право на уважение частной и семейной жизни").

Дело "Посохов против России" (N 63486/00, постановление Европейского Суда от 4 марта 2003 г.) показало, что небрежность при формировании состава суда (назначение народных заседателей с просроченными сроками полномочий) поставила под сомнение правомочность суда, сформированного в нарушение действующего закона и пункта 1 Статьи 6 Конвенции.

Видимо, под впечатлением постановления Европейского Суда по делу Посохова Пленум Верховного Суда Российской Федерации отметил: "В соответствии с пунктом 1 Статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, имеет право на суд, созданный на основании закона. Исходя из постановлений Европейского Суда по правам человека, применительно к судебной системе Российской Федерации данное правило распространяется не только на судей федеральных судов и мировых судей, но и на присяжных заседателей, которыми являются граждане Российской Федерации, включенные в списки присяжных заседателей и призванные в установленном законом порядке к участию в осуществлении правосудия".

Наконец, еще одна проблема, фигурирующая в жалобах из России - проблема амнистии или досрочного освобождения. Если по делам о досрочном освобождении оспариваются чаще всего неправильно исчисленные сроки такого освобождения, то по делам об амнистии поднимается вопрос о самом праве быть амнистированным. Немало дел, находящихся в производстве Европейского Суда, связано с известной амнистией 26 мая 2000 г., акт о которой был принят Государственной Думой, а затем изменен другим актом 28 июня 2000 г., существенно сузившим круг лиц, к которым применялась амнистия. Ввиду того, что 5 июля 2001 г. Конституционный Суд Российской Федерации признал оба акта не соответствующими Конституции, но определил, что права определенных категорий лиц, затрагивавшихся обоими актами, не должны быть ущемлены, многие заключенные, осужденные к длительным срокам заключения, сочли свои обретенные было права на досрочное освобождение по амнистии вероломно отобранными. Суды в большинстве случаев отказывались рассматривать такие жалобы заключенных, в результате в Страсбург полетели сотни однотипных жалоб на нарушение Статьи 5 Конвенции ("Право на свободу и личную неприкосновенность") и Статьи 13 Конвенции ("Право на эффективное средство правовой защиты"). Во всех случаях Суд признает эти жалобы неприемлемыми на том основании, что лишение заявителей свободы было законным, т.к. было основано на приговоре суда, и что Конвенция не гарантирует права на досрочное освобождение. Но это не снимает проблемы правовой неясности, по меньшей мере для десятков тысяч граждан России.


Краткие выводы


Не претендуя на универсальный охват всех проблем, а тем более на роль автора обязательных к исполнению практических рекомендаций, отмечу лишь главные сферы, требующие, на мой взгляд, внимания соответствующих властей нашей страны с точки зрения всемерной охраны прав человека:

- усиление ответственности соответствующих органов власти и должностных лиц за неисполнение судебных решений;

- установление разумных пределов отсрочки исполнения судебных решений;

- тщательное уточнение роли надзорного производства как с точки зрения обеспечения правовой определенности, так и с точки зрения защиты прав граждан;

- укрепление правовых гарантий прав граждан на стадии предъявления обвинения и при применении мер процессуального принуждения;

- уточнение некоторых принципов и практики судопроизводства, особенно уголовного, в свете европейских стандартов;

- более четкое определение критериев досрочного освобождения и амнистирования.

Конечно, прогресс в деле укрепления правовой государственности нужен нам самим. Но, разрешив эти проблемы, мы сможем также заметно уменьшить поток жалоб, поступающих в Европейский Суд по правам человека из России, и способствовать разгрузке его "повестки дня"


Статистические сведения*


Постановления, вынесенные в 2003 году


Каким органом Суда вынесено Ноябрь С начала 2003 года
Большая палата 0 10 (17)
I Секция 21 193 (197)
II Cекция 14 156 (163)
III Секция 14 (15) 109 (114)
IV Секция 8 (9) 145 (149)
Секции в предыдущих составах 0 13
Всего 57 (59) 626 (653)

Постановления, вынесенные в ноябре 2003 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая палата 0 0 0 0 0
I Секция в предыдущем составе 0 0 0 0 0
II Секция в предыдущем составе 0 0 0 0 0
III Секция в предыдущем составе 0 0 0 0 0
IV Секция в предыдущем составе 0 0 0 0 0
I Секция 14 4 2 1 21
II Секция 12 1 0 1 14
III Секция 14 (15) 0 0 0 14 (15)
IV Секция 7 (8) 0 0 0 8 (9)
Всего 47 (49) 6 2 2 57 (59)

Постановления, вынесенные c начала 2003 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая палата 9 (16) 0 0 1 10 (17)
I Секция в предыдущем составе 4 0 0 0 4
II Секция в предыдущем составе 1 0 0 1 2
III Секция в предыдущем составе 4 0 0 0 4
IV Секция в предыдущем составе 1 0 0 2 3
I Секция 146 (150) 40 2 5 193 (197)
II Секция 125 (132) 20 4 5 156 (163)
III Секция 95 (100) 13 0 1 109 (114)
IV Секция 98 (100) 44 (46) 3 0 145 (149)
Всего 483 (508) 119 (121) 9 15 626 (653)

_____________________________

*Статистические сведения предварительны. То или иное постановление или решение Европейского Суда может быть вынесено в отношении нескольких жалоб (в скобках приводится количество жалоб, в отношении которых вынесено постановление или решение). Употребляемый в Бюллетене значок * означает, что Постановление не является окончательным.


Вынесенные решения За ноябрь С начала 2003 года
I. Жалобы, признанные приемлемыми
Большая палата 1 1
I Секция 10 98 (100)
II Секция 26 (27) 116 (125)
III Секция 23 105 (111)
IV Секция 17 (25) 198 (242)
Секции в предыдущих составах 0 1
Всего 77 (86) 519 (580)
II. Жалобы, признанные неприемлемыми
I Секция Палата 11 (15) 59 (63)
Комитет 917 4473
II Секция Палата 4 65 (66)
Комитет 381 3510
III Секция Палата 7 65 (75)
Комитет 650 2172
IV Секция Палата 17 93 (95)
Комитет 330 2459
Всего 2317 (2321) 12 896 (12 913)
III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел
I Секция Палата 5 24
Комитет 4 27
II Секция Палата 4 35
Комитет 7 37
III Секция Палата 4 89
Комитет 4 21
IV Секция Палата 11 82 (100)
Комитет 2 29
Всего 41 344 (362)
Всего Решений об исключении жалобы из списка подлежащих
рассмотрению дел (не включая частичных Решений)
2435 (2448) 13 759 (13 855)

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба


Каким органом принято решение За октябрь С начала 2003 года
I Секция 65 368 (373)
II Секция 45 338 (346)
III Cекция 38 380 (396)
IV Cекция 23 (31) 257 (303)
Общее количество коммуницированных жалоб 171 (179) 1343 (1420)

Краткое изложение постановлений и решений Европейского Суда подготовлено Секретариатом Европейского Суда и не имеет обязательной силы для Суда.


По жалобам о нарушениях Статьи 2 Конвенции


Вопрос о праве человека на жизнь


По делу оспаривается правомерность применения огнестрельного оружия полицейскими, в результате которого был убит человек. Жалоба признана приемлемой.


Баббинс против Соединенного Королевства
[Bubbins - United Kingdom] (N 50196/99)


Решение от 27 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница - сестра Майкла Фитцджеральда, который был застрелен полицейским. Гибели Фитцджеральда предшествовал ряд событий, которые имели место в его доме. Майкл Фитцджеральд вернулся домой после посещения паба. Ключи от квартиры он забыл в пабе, поэтому решил влезть в квартиру через окно. Его подруга, которая примерно в это же время прибыла в этот дом, увидев человека, влезающего в квартиру через окно, приняла его за грабителя и вызвала полицию. Майкл Фитцджеральд, который был очень пьян, находясь в квартире, стал угрожать полицейским предметом, который они приняли за пистолет. Был вызван дополнительный наряд полицейских; некоторые из них заняли позиции для стрельбы со стороны фасада дома, другие - со стороны задней части здания. Несколько раз в окне они видели мужчину, размахивающего пистолетом и делающего им угрожающие жесты. Полицейские выкрикнули требования о сдаче. Тем временем были предприняты усилия для того, чтобы установить местонахождение Майкла Фитцджеральда - полицейские не были уверены, что в доме находился именно он. В какой-то момент Майкл Фитцджеральд переместился с первого этажа здания на второй и через окно нацелил пистолет на одного из вооруженных полицейских. Этот полицейский выкрикнул Фитцджеральду требование: бросить оружие, иначе он, полицейский, будет стрелять. Опасаясь за собственную жизнь, полицейский выстрелил в Фитцджеральда и убил его. Возле тела убитого был найден ненастоящий пистолет.

Заявительница в своей жалобе указывает, что применение полицейским смертоносной силы не было абсолютной необходимостью; оно стало результатом некомпетентности полиции, не сумевшей оперативно собрать информацию, которая позволила бы разобраться в ситуации без лишения Фитцджеральда жизни. Далее она утверждает, что проведенное дознание, в результате которого вынесли вердикт о том, что убийство было законным, было неадекватным и несправедливым (заявительница сообщила Европейскому Суду, что при производстве дознания полицейские безо всяких на то оснований давали показания анонимно, а семье убитого не предъявили для ознакомления отчет о расследовании инцидента и другие доказательства).


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 2, 6 и 13 Конвенции.


Вопрос о позитивных обязательствах государства по охране жизни человека


По делу обжалуются обстоятельства, которые сделали невозможным для заявительницы добиться вынесения обвинительного приговора по уголовному делу водителя, виновного в дорожно-транспортном происшествии, в результате которого погиб сын заявительницы. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Аделаид против Франции
[Adelaide - France] (N 78/02)


[В производстве II Секции]


Обстоятельства дела


В 1995 году заявители попали в дорожно-транспортное происшествие, в результате которого они получили телесные повреждения. Одна из заявителей, женщина, которая на момент происшествия была на шестом месяце беременности, получила тяжкие телесные повреждения. Четыре дня спустя после аварии у нее случился выкидыш, ребенок появился на свет мертвым.

В своем приговоре по делу, принятом в 1997 году, уголовный суд первой инстанции установил, что на момент дорожно-транспортного происшествия плод был жизнеспособен, и что его смерть была непосредственно вызвана ударом по телу женщины во время происшествия; суд признал человека, по вине которого произошла авария, виновным в простом убийстве, совершенном случайно в результате неправомерного действия.

Однако в 1998 году Апелляционный суд отменил приговор суда первой инстанции. Хотя Апелляционный суд установил, что смерть ребенка была результатом дорожно-транспортного происшествия, он указал, что уголовное право охраняет интересы только такого ребенка, сердце которого забилось при рождении, и сам ребенок начал дышать. Поскольку ребенок заявительницы был мертворожденным, действия виновника дорожно-транспортного происшествия, обжалованные в суде заявительницей, не образуют состава простого убийства, совершенного случайно в результате неправомерного действия. В 2001 году Кассационный суд Франции* (* Во Франции Кассационный суд возглавляет систему судов общей юрисдикции и, по сути, является верховным судом страны (прим. перев.).) отклонил жалобу заявителей по вопросам права, указав, что в соответствии с принципом ограничительного толкования норм уголовного права не может существовать состава простого убийства ребенка в чреве матери, и на такого ребенка поэтому не распространяется уголовно-правовая охрана.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статей 2, 8 и 13 Конвенции и Статьи 13 в увязке со Статьей 2 Конвенции. Руководствуясь Правилом 41 своего Регламента, Европейский Суд принял решение о разбирательстве данной жалобы в приоритетном порядке (настоящее дело поднимает вопросы, аналогичные тем, которые рассматривались на слушаниях в Европейском Суде 10 декабря 2003 г. по делу "Во против Франции"* (* По данному делу в практике Европейского Суда впервые был поставлен вопрос о наделении еще не родившихся детей, то есть человеческих плодов в утробе матери, всеми правами человека, гарантируемыми Конвенцией (прим. перев.).) N 53924/00).


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о бесчеловечном обращении


По делу обжалуется жестокое обращение властей с адвокатами - активистами правозащитного движения во время их содержания под стражей. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции.


Элчи и другие против Турции
[Elci and others - Turkey] (N 23145/93)


Постановление от 13 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Шестнадцать заявителей по делу являются адвокатами-защитниками, практикующими в Суде государственной безопасности; они выступали в защиту прав личности и осуждали нарушения прав человека в Турции. В ноябре и декабре 1993 года заявители были заключены под стражу, предположительно, по подозрению в связях с террористической организацией PKK* (* PKK - аббревиатура названия Курдской рабочей партии Турции, внесенной Евросоюзом в "черный" список частных лиц и организаций, которых Евросоюз считает террористическими. См., например, в Интернете: http://www.gzt.ru/rubricator.gzt?rubric=novosti&id=10550000000006457 (прим. перев.).). Основанием для заключения их под стражу были инкриминирующие показания, которые дал против них Г. - "раскаявшийся" - во время судебного процесса по обвинению в членстве в PKK. По результатам предварительного расследования прокурор при Суде государственной безопасности составил обвинительное заключение против 23 человек, включая заявителей; их обвиняли в том, что они были членами PKK и действовали в интересах этой организации.

Заявители утверждают, что, пока они находились под стражей в жандармерии, их подвергали пыткам и жестокому обращению (им завязывали глаза, содержали в камере, где постоянно играла громкая музыка, угрожали смертью, давали пощечины, раздевали донага и обливали холодной водой). С целью вынудить подписать признания вины на них также оказывалось сильное давление и проводились незаконные допросы. В офисах заявителей и (или) их домах были произведены обыски и изъяты документы. На большинство протоколов обысков, составленных правоохранительными органами, заявители подали протесты. В конце срока их содержания под стражей прокурор Суда государственной безопасности принял от Элчи и других заявления, в которых они все отвергли предъявленные им обвинения, равно как и показания, данные против них Г., и опротестовали протоколы очной ставки с ним. Те же из заявителей, кто подписал показания с признаниями о том, что они работали курьерами PKK, сказали, что к даче таких показаний их принудили власти.

В феврале 2001 года Суд государственной безопасности приостановил производство по делу на пять лет с условием, что производство может быть возобновлено, если кто-либо из заявителей в течение этого времени совершит преступление, такой же тяжести или более тяжкое, чем им вменялось в вину. Если же такого не произойдет, то дело будет прекращено окончательно. Представители Европейской Комиссии по правам человека заслушали показания свидетелей по данному делу в Турции.


Вопросы права


По поводу предварительных возражений государства-ответчика относительно неисчерпания заявителями всех внутригосударственных средств правовой защиты* (* Согласно Статье 35 Конвенции, предписывающей условия приемлемости жалобы Европейским Судом, этот Суд может принять дело к рассмотрению "только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты" (прим. перев.).). Безусловно ясно, что заявители подали свои жалобы на нарушения их прав в прокуратуру и Суд государственной безопасности, но ни одно из этих государственных ведомств не изучило их утверждения. В подобных обстоятельствах от заявителей не требовалось предпринимать другие попытки получить компенсацию за причиненный им вред, например, заявлять исковые требования о выплате компенсации в порядке административного или гражданского судопроизводства. Европейский Суд отклонил возражения государства-ответчика.

По поводу Статьи 3 Конвенции. Свидетельства заявителей об условиях их содержания под стражей - холод, темнота и сырость, негодные спальное место и постельные принадлежности, скудное питание и плохой санитарный узел - равно как и утверждения некоторых заявителей, что их подвергали оскорблениям, давали пощечины и запугивали с целью принудить к подписанию признательных показаний, вполне заслуживают доверия и не противоречат друг другу. Европейский Суд также допускает, что в критические моменты содержания под стражей им завязывали глаза. Коллективное медицинское обследование заявителей была поверхностным и небрежным, тогда как воспаление легких, которым впоследствии заболел один из заявителей, и синяки на теле другого являются медицинским свидетельством жестокого обращения и не позволяют усомниться в обоснованности требований заявителей.

С учетом всех обстоятельств дела в целом тот факт, что к жалобам заявителей власти не отнеслись всерьез, и что по этим жалобам не было проведено никакого расследования, а также то, что государство-ответчик не представило Европейскому Суду никаких данных, опровергающих версию событий заявителей, Европейским Судом было установлено: четверо из заявителей в руках жандармерии подвергались физическому и психическому насилию, имевшему серьезный и особо жестокий характер, что может быть приравнено к пытке, а четверо других заявителей также подвергались жестокому обращению в несколько меньшей степени серьезности, что может быть приравнено к бесчеловечному обращению. Ввиду полной бездеятельности судебных властей в расследовании жалоб заявителей на жестокое с ними обращение Европейский Суд счел, что также имело место нарушение требований Статьи 3 Конвенции в ее процессуальном смысле.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции (принято шестью голосами "за" и одним голосом "против").

По поводу Статьи 5 Конвенции. Когда "разумное подозрение" в совершении преступлений обосновывается утверждениями раскаявшегося члена PKK, который сам был привлечен к уголовной ответственности за совершение террористического преступления - а турецкие власти обосновывали свои подозрения именно этими утверждениями - это влечет за собой определенный риск неправомерного возбуждения уголовного дела. Однако ввиду того вывода, к которому пришел Европейский Суд по вопросу о законности заключения заявителей под стражу, Суд не находит необходимым решать вопрос, действительно ли у властей имелось "разумное подозрение" в отношении заявителей.

По вопросу о законности заключения заявителей под стражу Европейский Суд сделал выводы не в пользу государства-ответчика, поскольку власти Турции не представили Суду соответствующую информацию и доказательства того, что арест и заключение заявителей под стражу были произведены "в порядке, установленном законом" (согласно норме Статьи 5 Конвенции). Хотя было ясно и в достаточной мере установлено, что для того, чтобы считаться законным, заключение подозреваемого под стражу требует в Турции санкции прокурора, ни один из свидетелей, которые давали показания представителям Европейской Комиссии по правам человека, не взял на себя непосредственную личную ответственность за принятие решения о заключении заявителей под стражей. К тому же делегаты не составили для себя никакой ясной картины относительно тех шагов, которые были предприняты для того, чтобы получить предварительную санкцию (или последующее подтверждение обоснованности и законности) на заключение заявителей под стражу. Кроме того, полностью отсутствовали какие-либо документальные свидетельства, показывающие, что к прокурору обращались с ходатайством о выдаче санкции на заключение заявителей под стражу, или что от него были получены указания относительно производства задержания.

В результате Европейскому Суду не было в достаточной степени продемонстрировано, что арест и заключение заявителей под стражу были должным образом санкционированы прокурором "в порядке, установленном законом". Государство-ответчик не вправе ссылаться на отступление от своих обязательств по Конвенции в порядке Статьи 15 Конвенции как основание для нарушения требований Статьи 5 Конвенции, так как власти Турции не продемонстрировали Европейскому Суду, что заключение заявителей под стражу без надлежащей санкции, возможно, четко "обусловливалось чрезвычайностью обстоятельств" (как это допускается Статьей 15 Конвенции).


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 8 Конвенции. Обыски, произведенные властями в офисах и (или) домах заявителей, а в некоторых случаях изъятие их личных документов составили акт вмешательства государства в реализацию права заявителей на уважение их "жилища" и "корреспонденции". Ордеры на обыск не были выданы прокурором или судьей, и хотя правительство вилайета согласно закону "О чрезвычайном положении" наделено полномочием отдавать распоряжения о производстве обысков и изъятий, нет никаких документов, свидетельствующих о том, что по данному делу губернатор вилайета давал бы какие-либо указания о производстве обысков. В этих обстоятельствах власти Турции не доказали Европейскому Суду, что акт вмешательства государства в реализацию прав заявителей был осуществлен "в порядке, установленном законом".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 34 (прежней Статьи 25) Конвенции. Взвешивая все обстоятельства дела, можно утверждать, что существенных помех заявителям в реализации их права на подачу индивидуальной жалобы в Европейский Суд властями Турции не чинилось.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу о том, что требования Статьи 34 Конвенции по делу нарушены не были (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить каждому заявителю компенсацию в возмещение материального ущерба и морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о бесчеловечном обращении


По делу обжалуется предположительно жестокое обращение с заявителем сотрудников полиции и персонала медицинского вытрезвителя, куда был доставлен заявитель. Жалоба признана неприемлемой.


Ольшевский против Польши
[Olszewski - Poland] (N 55264/00)


Решение от 13 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Между заявителем, его женой и падчерицей вспыхнула семейная ссора. После того, как падчерица позвонила в полицию, в дом прибыли сотрудники полиции и заявили Ольшевский, что они собираются доставить его в медицинский вытрезвитель. Заявитель, который утверждает, что в тот момент он не был пьян, отказался следовать за сотрудниками полиции. Ольшевский утверждает, что ввиду оказанного им сопротивления, его пинали, оскорбляли и волоком доставили в медицинский вытрезвитель. Он утверждает, что когда его доставили в вытрезвитель, то на него была надета смирительная рубашка, работники вытрезвителя били его ногами по яичкам и обожгли мошонку.

Государство-ответчик отвергает эту версию событий и утверждает, что, поскольку заявитель был пьян и вел себя агрессивно, сотрудники полиции вынуждены были применить физическую силу, чтобы пресечь его действия. Ольшевский был освобожден из вытрезвителя на следующее утро после доставления. Два дня спустя доктор провел медицинское обследование заявителя и удостоверил, что на его теле имелись ссадины, был выбит передний зуб, а на мошонке имелся ожог.

Заявитель впоследствии подал прокурору заявление с просьбой возбудить уголовное дело в отношении полицейских и работников вытрезвителя по обвинению в жестоком обращении. Прокурор взял показания в том числе и у членов семьи заявителя, которые утверждали, что сотрудники полиции вели себя выдержанно и на заявителя не нападали. В результате проведенного расследования было установлено, что в действиях сотрудников полиции и работников вытрезвителя не содержалось признаков состава преступления. Жалоба Ольшевский, заявленная в суд гмины* (* Гмина - основная административно-территориальная единица Польши (прим. перев.).), была отклонена.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 3 Конвенции. В тех случаях, когда человека заключают под стражу в полиции в добром здравии, но затем устанавливается, что на момент освобождения из-под стражи у него имеются телесные повреждения, на государстве лежит обязанность представить убедительные объяснения происхождения этих повреждений. Однако в рассматриваемом деле - с учетом того, что заключение по результатам медицинского освидетельствования, описывающее телесные повреждения заявителя, было составлено спустя два дня после его освобождения из медицинского вытрезвителя - нет никаких доказательств, что такие повреждения, в особенности ожог на мошонке, имелись на момент освобождения из вытрезвителя. Что же касается ссадин на коже заявителя, то следует заметить: Европейскому Суду не было представлено никаких материалов, которые ставили бы под сомнение вывод властей о том, что ссадины были результатом правомерного использования силы сотрудниками полиции. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о бесчеловечном обращении


По делу обжалуются условия, в которых содержался пожилой заключенный, помещенный для лечения в больницу. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции


Энаф против Франции
[Henaf - France] (N 65436/01)


Постановление от 27 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


В то время, когда заявитель отбывал наказание в тюрьме, тюремная служба медицинской помощи заключенным пришла к выводу, что он нуждается в операции на горле. Администрация тюрьмы сочла, что в период лечения в госпитале, судя по поведению заявителя, нет необходимости содержания его в наручниках, и что в госпитале он будет находиться под охраной двух сотрудников полиции. Заявителя доставили в госпиталь за день до планируемой операции, и весь день он содержался там в наручниках. В течение ночи, однако, Энаф был прикован цепью к кровати: цепь была присоединена к одной из его лодыжек и к столбику кровати. Заявитель утверждает, что вследствие того, что цепь была закреплена туго, каждое его движение было болезненно, и что поэтому он не мог спать. Утром Энаф заявил, что в таких обстоятельствах он предпочитает отложить операцию до освобождения из заключения.

Энаф заявил жалобу в суд на действия двух сотрудников полиции, ответственных за его охрану в период нахождения в госпитале - он жаловался на то, что в ночь перед операцией его приковали цепью к больничной койке. Сумма залога, назначенного следственным судьей в качестве предварительного условия для проведения расследования по фактам, указанным в жалобе Эенафа, была установлена в размере, который в силу своего плохого материального положения заявитель был неспособен внести. Он заявил ходатайство об оказании ему юридической помощи бесплатно, что дало бы возможность внести требуемую сумму залога. Это ходатайство было отклонено, и поскольку залог на предписанную сумму не был внесен на депозит суда, его жалоба была объявлена неприемлемой.


Вопросы права


По поводу предварительных возражений государства-ответчика относительно неисчерпания заявителем всех внутригосударственных средств правовой защиты. Европейский Суд отмечает, в частности, что представленные ему доказательства свидетельствуют о том, что в результате подачи своей жалобы, равно как и ходатайства о признании его гражданским истцом в производстве по жалобе, вероятно, Энаф не смог бы добиться благоприятного для себя исхода дела. Кроме того, в том пункте жалобы, в котором он ссылается на нарушения его прав, предусмотренных Статьей 3 Конвенции, заявитель указывает на факты жестокого с ним обращения (эти обвинения вполне могут быть предметом судебного разбирательства). Эти факты сами по себе достаточно серьезны, чтобы считаться основанием для проведения тщательного расследования, которое позволило бы установить виновных и привлечь их к ответственности.

Европейский Суд полагает, что власти страны не предприняли никаких позитивных мер - настоятельный характер которых диктовался обстоятельствами случившегося - чтобы дело было бы так или иначе разрешено. Европейский Суд полагает, что в конкретных обстоятельствах этого дела средство правовой защиты, которым мог бы воспользоваться заявитель, не было ему автоматически доступно и не было по своей природе достаточным, чтобы предоставить ему возможность получить компенсацию за нарушение его прав, которое, он считает, имело место. Посему возражение государства-ответчика отклоняется.

По поводу Статьи 3 Конвенции. Заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что в госпитале его приковали цепью к кровати. С учетом обстоятельств дела можно считать, что эти действия властей приравниваются к бесчеловечному обращению. Необходимо было учитывать следующее: преклонный возраст заявителя (75 лет); состояние его здоровья; отсутствие каких-либо фактов в его прошлом, которые могли бы стать основанием для серьезных опасений, что своими действиями он создаст угрозу безопасности; письменные инструкции начальника тюрьмы относительно установления нормального над Энафом надзора, без применения спецсредств, факт госпитализации заявителя за день до планировавшейся операции. Все эти факты свидетельствуют о том, что приковывание заявителя цепью к кровати было непропорциональной мерой в свете требований обеспечения безопасности (не допустить побега заявителя из-под стражи или совершения им самоубийства), тем более что двое сотрудников полиции были специально размещены на посту рядом с больничной палатой, куда был помещен Энаф.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции (принято единогласно).


По жалобам о нарушениях Статьи 5 Конвенции


Пункт 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о лишении человека свободы


По делу оспаривается правомерность задержания в зоне для транзитных пассажиров депортируемых лиц, которые отказываются покидать страну. По делу допущено нарушение требований Статьи 5 Конвенции.


Шамса против Польши
[Shamsa - Poland] (N 45355/99 и 45357/99)


Постановления от 27 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


(См. ниже.)


Вопрос о законности задержания человека или заключения его под стражу


По делу оспаривается правомерность задержания в зоне для транзитных пассажиров депортируемых лиц, которые отказываются покидать страну; задержание производилось в течение нескольких дней без какого-либо ордера, выданного судом, судьей или должностным лицом, наделенным судебной властью. По делу допущено нарушение требований Статьи 5 Конвенции.


Шамса против Польши
[Shamsa - Poland] (N 45355/99 и 45357/99)


Постановление от 27 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В мае 1997 года заявители, граждане Ливии, которые являются родными братьями, проживавшие тогда в Варшаве, были арестованы по результатам проверки документов, удостоверяющих личность. 28 мая 1997 г. власти издали распоряжение о высылке заявителей с территории Польши; распоряжение подлежало исполнению в течение срока, не превышающего 90 дней. В ожидании депортации заявители были взяты под стражу. Начиная с 24 августа 1997 г. - в последний предписанный законом день, когда могла состояться депортация заявителей из страны согласно изданному распоряжению - власти предприняли три попытки выслать их из страны на самолете. Поскольку не было прямых рейсов в Ливию, заявителей помещали на рейсы с пересадкой в Праге, Каире и Тунисе. Эти попытки были неудачны, в частности, потому, что каждый раз власти страны, где они совершали пересадку, направляли их обратно, поскольку заявители отказывались продолжать свой перелет. 25 августа 1997 г. после того, как заявители вернулись в Прагу, по требованию начальника полиции в Варшаве они были объявлены лицами, пребывание которых на территории Польши было нежелательным.

В период времени, когда предпринимались попытки выслать заявителей из Польши - вплоть до 3 октября - заявители содержались иммиграционными властями под стражей в аэропорту Варшавы. Заявители полагали, что их содержание властями под стражей в период с 25 августа по 3 октября 1997 г. было незаконным, и поэтому подали жалобу в суд. Жалоба была отклонена. Судебные власти сочли, что, отказываясь быть высланными в Ливию, заявители пожелали по собственной воле оставаться в помещении иммиграционных властей.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 5 Конвенции. Государство-ответчик не вправе обоснованно утверждать, что, находясь в зоне аэропорта, отведенной для лиц, которым не разрешен въезд на территорию Польши, заявители не подпадали под действие польских законов. Европейский Суд отмечает, что заявители, находясь в этой зоне, были под постоянным наблюдением иммиграционных властей, не могли осуществить свободу передвижения и должны были оставаться в распоряжении польских властей. Европейский Суд поэтому пришел к заключению: тот факт, что заявители содержались в зоне аэропорта, отведенной для лиц, которым не разрешен въезд на территорию Польши, должен быть расценен как акт "лишения свободы".

Решение властей о высылке заявителей с территории страны должно было быть выполнено в срок, установленный законом - 90 дней. Если в этот срок высылка не производится, то согласно требованию закона подлежащие высылке лица должны быть освобождены из-под стражи. Однако это не было сделано. Правила, которыми руководствуется иммиграционная служба в аэропорту, где содержались заявители, не являются достаточным законным основанием для того, чтобы разрешить лишение заявителей свободы после того, как истек установленный законом срок для их высылки из страны.

В польском законодательстве на сей счет нет "предсказуемости", так как оно не содержит никакой нормы, устанавливающей, могут ли заявители содержаться под стражей ввиду предстоящей высылки из страны после истечения установленного законом срока в зоне аэропорта, отведенной для лиц, пребывание которых на территории Польши считается нежелательным, и если могут, то на каких условиях. Содержание заявителей под стражей поэтому не было произведено "в порядке, установленном законом" и не было "законным".

Европейский Суд считает, что задержание человека в транзитной зоне аэропорта в течение неопределенного и непредсказуемого по времени срока в отсутствие законных оснований или действительного решения суда само по себе противоречит принципу правовой определенности. Европейский Суд далее полагает, что содержание под стражей человека в течение некоего количества дней, на которое судом, судьей или "иным должностным лицом, наделенным, согласно закону, судебной властью", не была выдана санкция, противоречит требованиям пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителям компенсацию в возмещение морального вреда, а также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Подпункт "f" пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о законности заключения под стражу лица, против которого принимаются меры по его выдаче иностранному государству


По делу обжалуются продолжительность и незаконность содержания заявителя под стражей ввиду предстоящей экстрадиции (девять месяцев). Жалоба признана неприемлемой.


Лиф против Италии
[Leaf - Italy] (N 72794/01)


Решение от 27 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, гражданин Соединенного Королевства, 14 сентября 2000 г. был арестован в Италии и заключен под стражу ввиду предстоящей экстрадиции согласно международному ордеру на арест, выданному властями Соединенного Королевства. Заявитель обжаловал в суде свой арест и заключение под стражу, но его жалоба была отклонена. Власти Соединенного Королевства заявили в суде ходатайство о выдаче Лифа. Он обжаловал в суде свою выдачу властям Соединенного Королевства. 3 мая 2001 г. заявитель был помещен под домашний арест.

28 июня 2001 г. Апелляционный суд г. Рима вынес постановление о выдаче Лифа. Тем временем заявитель выехал из страны. В своей позиции, изложенной Европейскому Суду, заявитель утверждает, что его заключение под стражу ввиду предстоящей экстрадиции было незаконным, в частности, ввиду чрезмерной продолжительности содержания под стражей; он также утверждает, что его доставили к судье только спустя четыре дня после того, как был произведен арест.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается подпункта "f" пункта 1 Статьи 5 Конвенции. Указанная норма Конвенции требует, чтобы арест и заключение под стражу с целью экстрадиции лица производились бы в порядке, установленном законом, когда властями принимаются меры по выдаче человека иностранному государству. Если производство по вопросу об экстрадиции не ведется властями с необходимым тщанием, заключение под стражу с целью экстрадиции перестает считаться обоснованным с точки зрения этой нормы Конвенции.

В настоящем деле Европейский Суд отмечает, что производство по вопросу об экстрадиции заявителя велось властями, когда он был взят под арест в ожидании выдачи властям Соединенного Королевства, и что итальянские суды установили: производство по вопросу об экстрадиции велось в соответствии с требованиями законодательства Италии. Далее. Европейский Суд заявляет, что в деле нет никаких признаков того, что власти Италии не вели производство по вопросу об экстрадиции с необходимым тщанием, как того требует подпункт "f" пункта 1 Статьи 5 Конвенции, и отмечает, что в начале мая 2001 года, когда производство по вопросу об экстрадиции еще велось, заявитель был освобожден из-под стражи. Европейский Суд полагает, что продолжительность производства по вопросу об экстрадиции заявителя - приблизительно девять месяцев - нельзя считать неразумной. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о законности заключения под стражу лица, против которого принимаются меры по его выдаче иностранному государству


По делу обжалуются предположительная незаконность заключения под стражу и экстрадиция лица, которое было выманено из своей страны обманом. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Аль-Моайад против Германии
[Al-Moayad - Germany] (N 35865/03)


[В производстве III Секции]


Обстоятельства дела


Заявитель является в Йемене высокопоставленным государственным деятелем и религиозным лидером. Его соотечественник, который выполнял секретное задание следственных органов Соединенных Штатов, будучи снабженным оперативной легендой, убедил Аль-Моайада выехать за границу для встречи с человеком, который пожелал сделать крупное финансовое пожертвование. По прибытии в аэропорт г. Франкфурта в январе 2003 года заявитель был задержан на основании ордера на арест, изданного в Соединенных Штатах, в котором выдвигалось обвинение против Аль-Моайада в оказании финансовой и материальной поддержки террористическим организациям.

Апелляционный суд издал распоряжение о взятии заявителя под временный арест и впоследствии объявил экстрадицию Аль-Моайада, которую требовали власти Соединенных Штатов, допустимой. Жалоба заявителя на то, что его право на слушание в суде было нарушено, была отклонена как Апелляционным судом, так и Федеральным конституционным судом. Затем Аль-Моайад подал еще одну жалобу по конституционным основаниям, утверждая, что его похищение из Йемена в Германию противоречило нормам международного права, и что поэтому его арест не имел законной силы. Федеральный конституционный суд отклонил эту жалобу, заключив, что нельзя было установить общую норму международного права, запрещающую экстрадицию человека, который обманным путем был выманен из своей страны с целью обойти запрет на выдачу правонарушителей из этой страны. Федеральный конституционный суд также указал, что необходимо оказать доверие властям Соединенных Штатов, что касается соблюдения ими принципов надлежащей правовой процедуры. Заявитель был выдан властям Соединенных Штатов в ноябре 2003 года.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 3, подпункта "f" пункта 1 Статьи 5, Статьи 34 Конвенции и Правила 39 Регламента Европейского Суда.


Пункт 3 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о продолжительности содержания под стражей до суда


По делу обжалуется продолжительность содержания заявителя под стражей до суда (два года, восемь месяцев и четырнадцать дней). Требования пункта 3 Статьи 5 Конвенции нарушены не были.


Пантано против Италии
[Pantano - Italy] (N 60851/00)


Постановление от 6 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель 12 июля 1996 г. был арестован и взят под стражу за связь преступниками мафиозного типа. Разбирательство по его делу в суде присяжных завершилось 26 марта 1999 г., и ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на девять лет. Заявитель поэтому оставался в предварительном заключении в течение двух лет, восьми месяцев и четырнадцати дней. Все заявленные Пантано ходатайства об освобождении из-под стражи были судом отклонены. Поскольку заявителя привлекли к уголовной ответственности по обвинению в совершении особо тяжкого преступления, то существовала презумпция наличия условий, допускающих лишение его свободы даже по истечении некоторого времени, в отсутствие доказательств обратного.


Вопросы права


По поводу пункта 3 Статьи 5 Конвенции. Решения судов о продлении срока предварительного заключения, основанные на презумпции наличия обстоятельств, требующих содержания лица под стражей, - вероятность того, что лицо скроется от правосудия, станет манипулировать с доказательствами или оказывать давление на свидетелей, равно как и вероятность совершения лицом нового преступления (предусмотрены частью 3 статьи 275 Уголовно-процессуального кодекса Италии) - не были ни неразумны, ни явно несправедливы, так как дело, возбужденное против заявителя, касалось правонарушений, увязываемых с преступностью мафиозного характера. В специфическом контексте борьбы с мафией установленная законом презумпция опасности лица, которая не неопровержима, а может быть опровергнута доказательствами обратного, может иметь под собой основания.

Что же касается продолжительности производства по делу в суде, то задержка, связанная с забастовкой адвокатов, отнюдь не делает государство ответственным за это. Общую продолжительность производства по делу, за которую отвечают судебные власти, а именно пять месяцев и двадцать восемь дней, нельзя считать неразумной. Кроме того - и это главное - общий срок предварительного заключения заявителя - два года, восемь месяцев и четырнадцать дней - не является чрезмерным (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу Контрады* (* Постановление по делу "Контрада против Италии" было вынесено Европейским Судом 24 августа 1998 г. (прим. перев.).), Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека, 1998-V). Такой вывод основывается на том, что вменяемые в вину преступления относятся к категории тяжких, а дело - которое было возбуждено против 48 лиц, обвиняемых в более чем 60 мафиозных преступлениях, и которое потребовало проведения большого числа следственных мероприятий, - является сложным.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что требования пункта 3 Статьи 5 Конвенции по делу нарушены не были (принято единогласно).


Вопрос о продолжительности содержания под стражей до суда


По делу обжалуется продолжительность содержания заявителя под стражей до суда. Жалоба признана приемлемой.


Невмержицкий против Украины
[Nevmerzhitsky - Ukraine] (N 54825/00)


Решение от 25 ноября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, бывший управляющий банком, был арестован и заключен под стражу в апреле 1997 года по подозрению в том, что совершал незаконные сделки с валютой. Ему впоследствии были предъявлены соответствующее обвинение, а также обвинения в злоупотреблении должностными полномочиями, мошенничестве и подделке документов. Невмержицкий безуспешно пытался обжаловать законность ордера на свой арест в районном суде. Ему отказали в освобождении из-под стражи до суда под денежный залог, и срок его содержания под стражей несколько раз продлевался с тем, чтобы дать прокуратуре возможность провести дополнительные следственные действия.

Несколько раз в течение срока заключения под стражу заявитель объявлял голодовку, и его подвергали процедуре принудительного питания, что, по его утверждениям, доставляло ему психические и физические страдания. Невмержицкий также утверждает, что в период содержания под стражей до суда он был лишен надлежащего медицинского обслуживания и что условия заключения (гигиена, спальное место, постельные принадлежности и другие условия) были неудовлетворительны. Хотя максимально установленный законом срок содержания под стражей до суда по делу заявителя истек в сентябре 1998 года, он был освобожден только в феврале 2000 года. До своего освобождения из-под стражи Невмержицкий безуспешно обращался в Конституционный суд с жалобами на неконституционность своего заключения под стражу.

В феврале 2001 года городской суд назначил заявителю наказание в виде лишения свободы сроком на пять с половиной лет за совершение финансового мошенничества неоднократно, подделку документов и злоупотребление служебными полномочиями. На основании акта амнистии, а также ввиду того, что Невмержицкий провел в предварительном заключении почти три года, суд полностью освободил его от отбывания наказания.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 3, подпункта "с" пункта 1 Статьи 5 и пункта 3 Статьи 5 Конвенции. При изучении жалобы заявителя по поводу длительности его содержания под стражей до суда Европейский Суд не правомочен принимать во внимание время, проведенное заявителем в предварительном заключении, которое не подпадает под юрисдикцию ratione temporis* (* Ratione temporis (лат.) - по причинам сроков; ввиду обстоятельств времени события. По общему правилу Европейский Суд принимает к рассмотрению жалобы относительно лишь тех фактов, которые имели место после момента вступления в силу Конвенции для государства, действия которого являются предметом жалобы (прим. перев.).), то есть срок заключения до 11 сентября 1997 года. Возражения государства-ответчика по поводу того, что заявитель не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты, были, однако, отклонены Европейским Судом. Помимо первого эпизода жалобы - принудительного питания, который не может быть принят к рассмотрению как обжалуемый вне установленных для подачи жалобы в Европейский Суд сроков, другие инциденты, обжалуемые в порядке вышеуказанных норм Конвенции, допустимы к рассмотрению Европейским Судом.


По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции


Пункт 1 Статьи 6 Конвенции [гражданско-правовой аспект]


Вопрос о применимости пункта 1 Статьи 6 Конвенции


По делу обжалуется процедура получения компенсации на основании закона Пинто. Статья 6 Конвенции по данному делу применима.


Пелли против Италии
[Pelli - Italy] (N 19537/02)


Решение от 13 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель 8 мая 2001 г. возбудил производство в Апелляционном суде на основании закона Пинто, обжалуя чрезмерную длительность производства по уголовному делу. Апелляционный суд вынес свое решение 27 июня 2001 г. Суд установил, что по делу имело место нарушение требований Статьи 6 Конвенции, и присудил заявителю компенсацию за причиненный вред. Пели получил сумму компенсации 14 ноября 2002 г.

Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 6 Конвенции. Европейский Суд считает, что дело о выплате компенсации на основании закона Пинто касается права личности гражданско-правового характера в пределах значения Статьи 6 Конвенции, которая является поэтому применимой по делу. В настоящем деле отсчет срока, который принимается во внимание, начался, когда заявитель возбудил производство в Апелляционном суде, а окончился срок, когда решение Апелляционного суда было исполнено государством и заявитель получил причитающуюся ему сумму компенсации. Общий период, подлежащий исследованию Европейским Судом - приблизительно один год и шесть месяцев - недостаточно длителен, чтобы можно было обосновать установление факта нарушения пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о применимости пункта 1 Статьи 6 Конвенции


По делу обжалуется процедура, связанная с раскрытием содержания административных документов, которые касаются личных аспектов служебной карьеры лица. Статья 6 Конвенции по данному делу применима.


Луазо против Франции
[Loiseau - France] (N 46809/99)


Решение от 18 ноября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель был принят в среднюю школу на работу на место пользующегося уважением известного учителя. С тем, чтобы заручиться гарантиями своих прав на новой должности, Луазо попросил своего работодателя предоставить ему копии административных документов, относящихся к его найму, его взносам в фонд социального обеспечения и выписки из ведомостей по выплате зарплаты. Директор средней школы отказался выполнить запрос Луазо. По жалобе Луазо своим решением, принятым в ноябре 1992 года и вступившим в силу, административный трибунал аннулировал это решение директора. В июле 1993 года заявитель обратился в Государственный совет Франции* (* Во Франции систему органов административной юстиции возглавляет орган, именуемый Государственный совет, который рассматривает жалобы на действия и акты органов государственного управления и одновременно выступает консультативным учреждением при правительстве страны (прим. перев.).) с ходатайством о вынесении постановления, обязывающего исполнить решение административного трибунала, принятое в его пользу, с назначением при этом денежного взыскания за каждый день просрочки исполнения этого решения. Его ходатайство было отклонено в феврале 1996 года.

Жалоба признана приемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Европейский Суд отклоняет доводы государства-ответчика относительно того, что положения Статьи 6 Конвенции не применимы в данном деле на том основании, что дело касалось вопроса о предоставлении копий административных документов: законодательство Франции признает, что гражданин имеет право доступа к такого рода документам, а на случай отказа в доступе предусматривает, что для разрешения вопроса гражданин вправе обратиться в суд. В настоящем деле спор гражданина с властью был реален и серьезен и был связан с установлением личного права человека, поскольку затребованные заявителем документы прямо и всецело относились к его личной ситуации и, в частности, позволили бы ему заручиться гарантиями своих прав в случае необходимости восстановления своей служебной карьеры. Это обстоятельство придает спору экономическую окраску и потому свидетельствует в пользу применения по данному делу положений Статьи 6 Конвенции. Обратившись в орган административной юстиции с ходатайством о вынесении постановления, обязывающего исполнить решение административного трибунала, принятого в его пользу, с назначением денежного взыскания за просрочку исполнения этого решения, заявитель исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты, что касается его жалобы на неисполнение вступившего в силу судебного решения. Возражения государств-ответчика на сей счет поэтому также отклоняются.


Вопрос о праве человека на доступ к правосудию


По делу оспаривается правомерность запрета на предъявление министру в суде иска о клевете ввиду его депутатской неприкосновенности. Жалоба признана неприемлемой.


Золлманны против Соединенного Королевства
[Zollmann - United Kingdom] (N 62902/00)


Решение от 27 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, рассмотренного в контексте пункта 2 Статьи 6 Конвенции.)


Вопрос о праве человека на справедливое судебное разбирательство дела


По делу обжалуется ненаправление властями заявителю персонального уведомления о дате и времени слушания дела в Конституционном Суде. Жалоба признана неприемлемой.


Рошка против России
[Roshka - Russia] (N 63343/00)


Решение от 6 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель является нотариусом, который вместе с 2 057 другими нотариусами обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой, в которой оспаривалась конституционность законов о государственных фондах. Жалоба обосновывалась тем, что в силу этих законов на нотариусах возлагалась обязанность выплачивать взносы в государственный пенсионный фонд по ставкам, превышающим ставки, установленные для других налогоплательщиков. По результатам публичного устного слушания, относительно которого заявитель не был информирован, Конституционный Суд объявил соответствующие нормы законов неконституционными, но оставил их в силе до принятия нового закона по данному предмету. Конституционный Суд постановил, что выплаты, произведенные согласно нормам, которые были объявлены неконституционными, должны были быть возмещены в ходе будущих выплат взносов. Заявитель в своей жалобе указывает на то, что его не заслушали во время рассмотрения дела в Конституционном Суде, и что выплата взносов на условиях, которые были объявлены неконституционными, была нарушением его права собственности.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции (положение о праве обвиняемого на справедливое судебное разбирательство). Не принимая решение по вопросу о том, является ли Статья 6 Конвенции применимой в отношении слушаний в Конституционном Суде, Европейский Суд напоминает, что право человека лично присутствовать на слушаниях гражданского дела, в отличие от рассмотрения уголовного дела в суде, как таковое не гарантируется нормой пункта 1 Статьи 6 Конвенции при условии, что стороны на слушании гражданского представлены адвокатами. Из материалов, представленных Европейскому Суду заявителем, не усматривается, что его личное присутствие на слушании в Конституционном Суде могло бы как-то отразиться на результатах рассмотрения дела. Заявитель (равно как и другие нотариусы) был представлен адвокатами на слушании дела, и, кроме того, он мог бы узнать о дате и времени проведения слушания из публично обнародованных уведомлений. Из этого следует, что ненаправление властями заявителю персонального уведомления о дате и времени слушания дела в Конституционном Суде не нарушило гарантии, предоставленные ему положениями пункта 1 Статьи 6. Жалоба признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 Конвенции. Сохранение в силе в течение переходного периода времени норм закона, которые были объявлены неконституционными, как представляется, диктуется опасением создать значительный правовой пробел в сфере налогообложения. Таковой интерес государства представляется законным с точки зрения правовой определенности и не может быть сочтен ни "произвольной конфискацией", ни нарушением права собственности заявителя. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о праве человека на устное судебное разбирательство дела


По делу обжалуется непроведение устных слушаний по делу об аннулировании лицензии на право хранения огнестрельного оружия. Жалоба признана неприемлемой.


Пурсихеймо против Финляндии
[Pursiheimo - Finland] (N 57795/00)


Решение от 25 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В результате того, что в состоянии алкогольного опьянения заявитель неоднократно устраивал скандальные сцены со своей женой и дочерью, полиция его арестовывала дома в трех случаях. Впоследствии полицейское ведомство аннулировало лицензию Пурсихеймо на право хранения огнестрельного оружия и изъяла те единицы оружия, которые он хранил у себя дома. Заявитель обратился в суд с жалобой на это решение полицейского ведомства, ходатайствуя о проведении устного слушания с целью доказать, что не было никакой связи между его алкогольным опьянением (в чем он признался) и предполагаемым полицией риском применения им огнестрельного оружия. Административный суд губернии и Верховный административный суд отклонили ходатайство по проведении устного слушания и оставили в силе решение полицейского ведомства об аннулировании лицензии на право хранения огнестрельного оружия и его конфискации.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Даже если предположить, что результат рассмотрения вопроса об аннулировании лицензии заявителя на право хранения огнестрельного оружия и его конфискации был бы непосредственно решающим для реализации заявителем права собственности на это оружие, алкоголизм заявителя и его тревожащее поведение в семье были сами по себе достаточными основаниями - согласно законам Финляндии - для аннулирования его лицензии на право хранения огнестрельного оружия. Учитывая, что факты, в отношении которых заявитель желал дать суду показания, не имели бы отношения к результатам рассмотрения вопроса, суд обоснованно не провел никакого устного слушания. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о праве человека на публичное судебное разбирательство дела


Вопрос о правомерности оглашения в суде лишь резолютивной части решения суда. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Бирюков против России
[Biryukov - Russia] (N 14810/02)


Решение от 6 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель получил тяжелые травмы в результате дорожно-транспортного происшествия. В ходе назначенного ему курса лечения была ампутирована одна рука. Бирюков возбудил против больницы в суде исковое производство о возмещении ему вреда, причиненного в результате преступной небрежности врачей при лечении, которая, как он утверждал, и была причиной потери руки. На основании заключения независимой экспертизы районный суд пришел к выводу, что не было никакой связи между курсом лечения, который прошел заявитель, и потерей руки. В завершающей стадии публичного судебного разбирательства дела суд огласил только резолютивную часть своего решения об отклонении исковых требований заявителя. Полный текст решения был предоставлен заявителю спустя некоторое время.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 6 Конвенции.


Вопрос о праве человека на судебное разбирательство дела в разумный срок


По делу обжалуются последствия длительности производства по делу, связанному с изменением суммы гражданского иска ввиду инфляции.


Лобажевский против Польши
[Lobarzewski - Poland] (N 77757/01)


Постановление от 25 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Извлечение из Постановления: "Европейский Суд замечает, что, хотя Лобажевский может использовать свое процессуальное право увеличить сумму заявленного им гражданского иска, он должен осознавать, что это может привести к задержкам в производстве по делу, последствия которых он должен терпеть. Это особенно верно в ситуации, когда изменение суммы иска приводит к тому, что дело передается на рассмотрение вышестоящей судебной инстанции, и в этом случае возникает возможность повторения некоторых судебных процедур. Европейский Суд придерживается того мнения, что когда такое увеличение суммы гражданского иска случается в ходе производства по делу в суде, которое ведется с тщанием и быстро, государство-ответчик не может считаться ответственным за задержки, являющиеся результатом такового увеличения. С другой стороны, если на продолжительность производства по делу уже повлияли явные задержки, то увеличение первоначальной суммы заявленного некогда иска может считаться единственным способом, к которому вправе прибегнуть истец с тем, чтобы преодолеть последствия инфляции и приспособить свои исковые требования к меняющейся экономической ситуации. В таком случае нельзя со всей разумностью ожидать, что заявитель на себе должен испытывать последствия дальнейших задержек, ставших результатом его действий, если только государство-ответчик не докажет, что не было никакой связи между увеличением суммы иска и задержками, которые уже случились в ходе производства по делу.

Европейский Суд обращает внимание на то, что в рассматриваемом деле заявитель увеличил сумму заявленного им гражданского иска после того, как его дело уже находилось в производстве суда первой инстанции на протяжении более чем 13 лет, и что на производстве по этому делу уже сказались необоснованные задержки. Посему Европейский Суд не видит никаких оснований полагать, что в волоките по делу виновен заявитель".


Пункт 1 Статьи 6 Конвенции [уголовно-правовой аспект]


Вопрос о праве на разбирательство дела судом в разумный срок при предъявлении лицу уголовного обвинения


По делу поставлен вопрос об исчислении срока расследования, ограниченного определенным периодом, и установлении даты, с которой надлежит исчислять этот срок.


Шумахер против Люксембурга
[Schumacher - Luxembourg] (N 63286/00)


Постановление от 25 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В 1991 году заявитель был привлечен к уголовной ответственности по обвинению в отмывании денежных доходов, полученных от торговли наркотиками. Сначала по делу властями были сделаны запросы, в частности, в связи с имеющимися двумя судебными запросами в отношении заявителя, направленными из-за рубежа. 17 ноября 2000 г. исправительный трибунал* (*Так в Люксембурге при отправлении правосудия по уголовным делам именуются окружные суды, рассматривающие по первой инстанции дела по обвинению в совершении преступлений средней тяжести (прим. перев.).) в закрытом заседании принял постановление о прекращении уголовного преследования заявителя ввиду истечения сроков давности - за предыдущие три года по делу не проводилось никаких следственных мероприятий, и прокуратура также не предпринимала никаких действий.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции.

Вопрос о периоде времени, который надлежит принять во внимание при решении вопроса о разумности срока производства по делу. Государство-ответчик утверждает, что отсчет этого периода - с целью установления даты окончания периода времени, который надлежит принять во внимание (dies a quem)* (* Dies a quem (лат.) - день, которым (день, которым завершается течение срока) (прим. перев.).) - следует вести с момента, когда уголовное преследование заявителя было прекращено ввиду истечения трехлетнего срока давности (то есть спустя три года после последнего следственного действия по делу). Европейский Суд принимает во внимание более позднюю дату - день, когда было принято судебное постановление о прекращении уголовного преследования заявителя, то есть 17 ноября 2000 г., так как заявитель ждал результата рассмотрения его дела, пока это постановление не было принято.

Вопрос об оценке длительности периода. Расследование по делу продолжалось девять лет. Европейский Суд, принимая свое Постановление по данному делу, делает ссылку на постановление закрытого заседания исправительного трибунала, которым было установлено, что за последние три года расследования по делу никаких действий властями не предпринималось.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 6 000 евро в возмещение морального вреда. Суд принял также решение о выплате заявителю определенной суммы в возмещение судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством, хотя сам заявитель не обращался в Суд с ходатайством о таком возмещении и не представлял никаких подтверждающих документов.


Вопрос о праве на разбирательство дела независимым судом при предъявлении лицу уголовного обвинения


Вопрос о независимости и беспристрастности военного суда. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Якурин против России
[Yakurin - Russia] (N 65735/01)


[В производстве I Секции.]


Обстоятельства дела


Заявитель, который проходил военную службу в Московской военной комендатуре, был арестован и заключен под стражу по обвинению в совершении кражи и убийства во время патрулирования в городе. Дело заявителя рассматривал военный суд в составе председательствующего военного судьи и двух народных заседателей. Заседание военного суда по этому делу проходило на территории воинской части, в которой заявитель проходил службу. Якурин возражал против этого на том основании, что проведение судебного процесса на закрытой для граждан территории нарушает его право на публичное разбирательство дела. Его ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей было также отклонено. По делу заявителя был вынесен обвинительный приговор за совершение - среди прочего - убийства и кражи.

Верховный Суд Российской Федерации, который рассмотрел жалобу Якурина на приговор в отсутствие его адвоката, оставил обвинительный приговор в силе. После судебного процесса заявитель был помещен в следственный изолятор. Сотрудники следственного изолятора неоднократно отказывались посылать его жалобу в Европейский Суд, который, в конечном счете, получил ее через представителя заявителя в Санкт-Петербурге.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении пункта 1 Статьи 6, подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 и Статьи 34 Конвенции.


Пункт 2 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о соблюдении презумпции невиновности


По делу обжалуется решение суда по гражданскому делу об отказе выплатить страховку, несмотря на то, что заявитель был оправдан по уголовному делу, связанному со страховым случаем. Жалоба признана неприемлемой.


Лундквист против Швеции
[Lundkvist - Sweden] (N 48518/99)


Решение от 13 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Через день после стычки между заявителем и его женой, которая произошла в доме этой супружеской пары, в доме вспыхнул пожар. Заявителю предъявили обвинение в умышленном поджоге. Окружной суд оправдал его, несмотря на то, что суд установил, что имелись основания полагать: виновником пожара был Лундквист. Оправдательный приговор был оставлен в силе Апелляционным судом. Тогда заявитель возбудил гражданский иск против своей страховой компании с требованием выплатить страховое возмещение за ущерб, причиненный дому. Окружной суд, заседая в ином составе, чем по уголовному делу Лундквиста, и заслушав показания некоторых новых свидетелей, установил, что страховое возмещение выплачивать не надо, поскольку обстоятельства, указывающие на совершение заявителем умышленного поджога, перевешивали другие возможные причины пожара. Апелляционный суд, также заседая в ином составе, чем по уголовному делу Лундквиста, оставил это решение по гражданскому делу в силе. Верховный суд Швеции отказал заявителю в разрешении на дальнейшее обжалование решений судов. Заявитель обратился в Европейский Суд с жалобой на то, что суды пренебрегли его правом на презумпцию невиновности, отклонив его исковые требования о выплате страхового возмещения.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 2 Статьи 6 Конвенции. В результате рассмотрения гражданского дела по иску заявителя к страховой компании, в котором требования заявителя о выплате страхового возмещения были отклонены, оправдательный приговор по уголовному делу в отношении Лундквиста не был "отменен", а само гражданское дело нельзя считать повторным "уголовным обвинением", выдвинутым против него. Требования о выплате страхового возмещения были предметом отдельной правовой оценки, основанной на критериях и стандартах доказывания, которые отличаются от критериев и стандартов доказывания, применяющихся в производстве по уголовному делу. Результат рассмотрения уголовного дела не имел решающего значения для гражданского дела о выплате страхового возмещения. Из вышеуказанного следует, что пункт 2 Статьи 6 Конвенции не применим к гражданскому делу о выплате страхового возмещения. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о соблюдении презумпции невиновности


Вопрос о применимости положений пункта 2 Статьи 6 Конвенции к заявлениям, сделанным в парламенте. Жалоба признана неприемлемой.


Золлманны против Соединенного Королевства
[Zollmann - United Kingdom] (N 62902/00)


Решение от 27 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Двое заявителей - братья, которые занимаются международной торговлей алмазами. В 1998 году Совет Безопасности ООН с целью прекратить гражданскую войну в Анголе установил санкции против УНИТА* (* УНИТА (UNITA) - аббревиатура названия ангольской антиправительственной повстанческой группировки "Национальный союз за полную независимость Анголы" (прим. перев.).), запретив экспорт алмазов из страны от имени этой организации. В 2000 году британский министр, выступая в Палате общин, указал на заявителей как на лиц, нарушающих санкции ООН, которые вывозят алмазы в Антверпен для УНИТА. Заявление министра была обнародовано и опубликовано в печати. В Бельгии было начато уголовное расследование в отношении заявителей, но никаких обвинений им предъявлено не было. Один из заявителей просил министра отказаться от своих обвинений публично или отказаться от депутатского иммунитета от судебного преследования, что позволило бы этому заявителю предъявить министру в суде иск о клевете. Министр не сделал ни того, ни другого. Золлманны утверждают, что заявления министра нанесли вред их репутации и бизнесу.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 2 Статьи 6 Конвенции. Заявления, сделанные против Золлманнов, не имели никакого отношения к какому-либо уголовному делу, которое могло бы сделать пункт 2 Статьи 6 Конвенции применимым в данном, рассматриваемом Европейским Судом деле. Поскольку отнюдь не непреложно, что какой-либо резолюции Совета Безопасности ООН самой по себе достаточно, чтобы создать состав подлежащего уголовному преследованию "международного преступления", нельзя утверждать, что заявителям было предъявлено обвинение в уголовном правонарушении в значении пункта 2 Статьи 6 Конвенции. Кроме того, не было никакой тесной связи между заявлениями, сделанными министром в парламенте, и уголовным расследованием в отношении заявителей, которое было начато в Бельгии и которое в любом случае не привело к предъявлению им обвинений. Жалоба признана неприемлемой как несовместимая с правилом о предметной неподсудности (ratione materiae) Европейского Суда.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Абсолютный депутатский иммунитет от судебного преследования, распространяющийся на заявления, сделанные в парламенте, преследует законную цель государства оградить свободу слова в парламенте (Европейский Суд напоминает в этой связи мотивировку своего Постановления по делу "А. против Соединенного Королевства"* (* Постановление Европейского Суда по данному делу было вынесено 23 сентября 1998 г. (прим. перев.).)). Депутатский иммунитет был вполне пропорционален и не мог быть снят ввиду обстоятельств дела, в особенности с учетом того, что утверждения министра, по крайней мере, были, возможно, относимы к предмету дебатов в Палате общин, и что отрицательные последствия для бизнеса заявителей были, скорее, результатом содержания документов Комитета по санкциям ООН, в которых назывались Золлманны, а не заявления министра.


Подпункт "d" пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о праве обвиняемого на допрос свидетелей в суде


По делу обжалуется то обстоятельство, что коллегия присяжных не заслушала полностью показания свидетельницы по делу ввиду применения судом правила о недопустимости показаний с чужих слов. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Томас против Соединенного Королевства
[Thomas - United Kingdom] (N 19354/02)


[В производстве IV Секции]


Заявителю, подруга которого была найдена мертвой спустя несколько дней после того, как эта пара поругалась по поводу просроченного банковского кредита, было предъявлено обвинение в убийстве подруги. Доказательства обвинения были только косвенные. Среди прочего в материалах обвинения имелись показания агента по взысканию долгов, который посетил дом этой пары через день после ссоры и утверждал, что заявитель был в возбужденном состоянии и не позволил ему зайти в дом. На лице заявителя имелись следы от царапин, которые, возможно, были нанесены ногтями. Спустя несколько дней после событий две девочки, С. Дж. С. и И. Д., в возрасте 8 и 10 лет, соответственно, дали показания полиции, что они видели, как через день после ссоры подруга заявителя покидала дом, и что следом за ней шел незнакомец.

На процессе по делу в Суде короны старшая девочка дала показания, соответствовавшие ее показаниям полиции, но младшая девочка сказала на суде, что она помнит очень немного (адвокаты-защитники не сумели освежить ее память с помощью содержания ее предыдущих показаний в полиции). Ввиду существующих норм доказательственного права относительно недопустимости показаний с чужих слов присяжным нельзя предъявить показания обеих девочек, которые они дали в полиции. Заявитель был осужден по обвинению в убийстве. После того, как он обжаловал обвинительный приговор, было назначено повторное судебное разбирательство дела, но он был вновь осужден. Заявитель обратился в Европейский Суд с жалобой на то, что показания С. Дж. С. в полном объеме не были заслушаны коллегией присяжных.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении пункта 1 и подпункта "d" пункта 3 Статьи 6 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Вопрос о праве человека на уважение частной жизни


По делу обжалуется производство последовательных психиатрических экспертиз в короткие интервалы времени в связи с рассмотрением аналогичных уголовных дел в одном и том же суде. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Ворва против Польши
[Worwa - Poland] (N 26624/95)


Постановление от 27 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель не раз привлекался к уголовной ответственности в связи со спором с соседями по поводу подсобных помещений. Несколько раз прокуратура принимала решение подвергнуть заявителя психиатрической экспертизе. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу Польши, действовавшему во время исследуемых по данному делу событий, от любого обвиняемого по уголовному делу власти могли потребовать пройти медицинскую экспертизу. Ввиду этого положения УПК заявитель был арестован 12 октября 1994 г. за неисполнение постановления суда, в соответствии с которым он обязан был пройти медицинскую экспертизу. 12 октября 1994 г., 8 февраля и 6 марта 1996 г., затем 28 августа 1996 г. проводились судебно-психиатрические обследования заявителя. Спустя некоторое время имел место эпизод, когда заявителю было предписано явиться для обследования, но его отослали домой без проведения обследования. По другому делу 12 февраля 1998 г. прокурор распорядился о проведении дополнительной психиатрической экспертизы. Заявитель был в итоге осужден по обвинению в оскорбительном поведении, бросании камней и выполнении работ по ремонту помещения без получения предварительного разрешения.


Вопросы права


По поводу подпункта "b" пункта 1 Статьи 5 Конвенции. Арест заявителя 12 октября 1994 г. был произведен властями после двух неудачных попыток, предпринятых в ходе возбужденного против него дела, принудить его к явке на медицинскую экспертизу. Европейский Суд не усматривает в материалах дела никаких фактов, подтверждающих претензии заявителя на то, что его арест не был "законным".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе требования подпункта "b" пункта 1 Статьи 5 Конвенции по делу нарушены не были (принято единогласно).


По поводу Статьи 8 Конвенции.


Вопрос о праве заявителя на уважение его семейной жизни. В материалах дела нет никаких доказательств, исходя из которых Европейский Суд мог бы сделать заключение, что - как утверждает заявитель - его десятилетняя дочь присутствовала при производстве его ареста и доставки в психиатрическую консультацию 12 октября 1994 г. Таким образом, не было акта вмешательства публичных властей в осуществление его права на уважение семейной жизни.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе требования Статьи 8 Конвенции по делу нарушены не были (принято единогласно).

Вопрос о праве заявителя на уважение его частной жизни. Тот факт, что власти отдавали распоряжение составить медицинские заключения по поводу психического состояния заявителя в очень короткие интервалы времени по схожим делам в производстве одного и того же суда, образует акт "вмешательства" государства в осуществление заявителем своего права на уважение его частной жизни. Такое вмешательство было предусмотрено законом. Хотя заключение психиатрической экспертизы является необходимой мерой, власти государства должны гарантировать, что эта мера не нарушает справедливый баланс, который должен быть обеспечен, когда речь идет, с одной стороны, о праве человека на уважение его частной жизни и, с другой стороны, надлежащем отправлении правосудия. В настоящем деле судебные власти одного и того же суда выносили в короткие интервалы времени заявителю предписание пройти психиатрическую экспертизу в кратких интервалах, а в одном случае предписали ему явиться для обследования, но само обследование в назначенный день организовано не было. В таких обстоятельствах акт вмешательства государства в осуществление заявителем своего права на уважение его частной жизни нельзя считать обоснованным.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 3 000 евро в возмещение морального вреда.


Вопрос о праве человека на уважение семейной жизни


По делу обжалуются обстоятельства, которые сделали невозможным для заявительницы добиться вынесения обвинительного приговора по уголовному делу водителя, виновного в дорожно-транспортном происшествии, в результате которого погиб сын заявительницы. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Аделаид против Франции
[Adelaide - France] (N 78/02)


[В производстве II Секции]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, рассмотренного в контексте Статьи 2 Конвенции.)


Вопрос о праве человека на уважение семейной жизни


Вопрос о препятствиях в реализации родительских прав отца. Жалоба признана приемлемой.


Завадка против Польши
[Zawadka - Poland] (N 48542/99)


Решение от 6 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Сын заявителя был рожден в 1994 году. Два года спустя мать ребенка, с которой жил заявитель, выехала из дома, забрав с собой их сына. В 1996 году суд гмины издал временный приказ о передаче ребенка на воспитание матери. Родители заключили мировое соглашение, которое предусматривало среди прочего, что заявитель сможет навещать своего сына в конкретно указанные дни. Однако, начиная с 1997 года, мать ребенка перестала выполнять условия заключенного мирового соглашения; ввиду этого во время одного из свиданий заявитель забрал сына от матери. Суд гмины распорядился, чтобы он возвратил ребенка матери, но заявитель скрылся вместе с сыном. В 1998 году, после того, как судебный исполнитель забрал ребенка и доставил его матери, суд гмины принял решение об ограничении родительских прав заявителя, а позже, в том же году, с учетом его поведения принял решение о лишении Завадки родительских прав полностью. В 2001 году он безуспешно обращался в суды с требованием обеспечить возможность контактов с сыном. Производство по обращениям заявителя в судах Польши в настоящее время приостановлено. Мать выехала с ребенком в Лондон.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции. Европейский Суд принял возражения государства-ответчика относительно того, что заявитель не исчерпал все внутригосударственные средства правовой защиты, доступные ему в связи с рассмотрением в судах страны дела о родительских обязанностях. Та часть жалобы Завадки, которая касалась предположительного вмешательства государства в семейную жизнь заявителя, поэтому отклоняется. Пункт жалобы, касающийся позитивных обязательств государства по обеспечению прав заявителя, объявляется допустимым к рассмотрению Европейским Судом.


По жалобам о нарушениях Статьи 10 Конвенции


Вопрос о праве человека свободно выражать свое мнение


По делу оспаривается правомерность судебного запрета на демонстрацию художественного полотна, на котором изображены публичные деятели в сексуальных позициях. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Объединение работников изобразительных искусств "Винер Сесешн" против Австрии
[Wiener Secession Vereinigung Bildender Kunstler v. Austria] (N 68354/01)


[В производстве I Секции]


Обстоятельства дела


Заявителем - ассоциацией художников - была организована выставка, на которой среди других работ демонстрировалось художественное полотно, изображающее ряд публичных деятелей Австрии обнаженными в сексуальных позициях (лица изображенных представляли собой увеличенные фотографии из газет). Один из изображенных на полотне, M., был в то время политическим деятелем Австрии и депутатом парламента. M. возбудил дело против заявителя в суде, однако правопритязания М. были судом отклонены на том основании, что свобода выражения мнения в художественной сфере, которой пользовался заявитель, перевешивала личные интересы M. Кроме того, поскольку полотно было позже повреждено посетителем выставки, который залил его красной краской, M. нельзя было больше узнать на полотне, и поэтому не было никакой опасности повторения экспозиции того изображения, по поводу которого М. обратился в суд. Однако по результатам рассмотрения жалобы М. на это судебное решение суд второй инстанции установил, что спорное полотно образует акт "принижения положения М. в обществе" и издал судебный запретительный приказ, воспрещающий заявителю демонстрировать полотно на выставках или публиковать его фотографии. Суд также принял решение о выплате М. компенсации за причиненный вред.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 10 Конвенции.


Вопрос о праве человека свободно выражать свое мнение


По делу оспаривается правомерность обвинительного приговора, вынесенного по делу по обвинению в оскорблении религии. Жалоба признана приемлемой.


Арслан против Турции
[Arslan - Turkey] (N 42571/98)


Решение от 13 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В 1993 году заявитель опубликовал роман, в котором затрагивались философские и теологические темы. Его привлекли к уголовной ответственности за то, что он оскорбил - путем опубликования своего романа - "Аллаха, религию, Святого Пророка и Священный Коран". В соответствии с нормами Уголовного кодекса Турции таковое деяние является уголовно наказуемым. Прокурор обосновал обвинения против заявителя экспертным заключением одного профессора богословия. В 1996 году основной суд* (* Основной суд (аслие) - название суда первой инстанции, действующего в центрах вилайетов и в крупных городах в Турции; такие суды подразделяются на несколько видов в зависимости от предметной подсудности (прим. перев.).) признал заявителя виновным в инкриминируемом ему преступлении и назначил ему наказание в виде штрафа. В 1997 году Высший кассационный суд* (* В Турции Высший кассационный суд (Яргытай) возглавляет систему судов общей юрисдикции и, по сути, является верховным судом страны (прим. перев.).) оставил этот приговор в силе.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 10 Конвенции. Решение о приемлемости было принято Европейским Судом после того, как были отклонены возражения государства-ответчика против данной жалобы, выдвинутые на том основании, что заявитель не исчерпал все доступные ему внутригосударственные средства правовой защиты и превысил шестимесячный срок, установленный для подачи жалобы в Европейский Суд* (* Согласно условиям принятия Европейским Судом жалоб к производству, установленным Статьей 35 Конвенции, Суд может принять дело к рассмотрению только в течение шести месяцев со дня вынесения национальными органами окончательного решения по делу (прим. перев.).) - исчисление этого срока началось в тот день, когда заявителю стали известны условия вынесенного по его делу и вступившего в законную силу приговора суда, а не в день вынесения постановления Высшего кассационного суда, уведомление о котором заинтересованных сторон законодательством Турции не предусмотрено.


Вопрос о праве человека свободно выражать свое мнение


По делу оспаривается правомерность обвинительного приговора, вынесенного главе исламской секты по обвинению в публичном подстрекательстве к совершению преступления. Жалоба признана неприемлемой.


Гюндюз против Турции
[Gunduz - Turkey] (N 59745/00)


Решение от 13 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


В 1994 году заявитель, руководитель "Тарикат ажменди" (Tarikat Aczmendi), сообщества граждан, именующего себя исламской сектой, сделал ряд заявлений, включенных в отчет, который был воспроизведен на страницах еженедельного издания, известного своими радикально-исламистскими взглядами. В 1998 году основной суд по уголовным делам постановил, что в ряду публичных заявлений Гюндюза одно заявление, касающееся лица, который был обозначен его инициалами "I. N." и который, как выяснилось, был известен своими умеренными взглядами представителям исламской интеллигенции, образует состав преступления - публичное подстрекательство к совершению преступления. Суд вынес заявителю обвинительный приговор и назначил наказание в виде лишения свободы на срок четыре года. В 1998 году Высший кассационный суд оставил этот приговор в силе.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 10 Конвенции. Обвинительный приговор по делу заявителя может быть сочтен актом вмешательства в реализацию прав, гарантируемых положениями Статьи 10 Конвенции, который был осуществлен государством как "предусмотренный законом" и преследовавший законную цель "предотвращения преступлений".

Что же касается необходимости такого вмешательства в демократическом обществе, то следует заметить: поскольку I. N. был достаточно известным в стране писателем, широкая публика могла без труда установить по использованным инициалам, о ком шла речь в публикации; поэтому после опубликования материала, за который заявитель был привлечен к ответственности, I. N., несомненно, подвергался значительной опасности физического насилия. Европейский Суд считает, что суд, вынесший приговор заявителю, подчеркивая в приговоре опасность, грозившую I. N., в своих мотивировках привел, как представляется, важные и достаточные причины, обосновывающие оспариваемое заявителем вмешательство государства в реализацию Гюндюзом своего права на свободу выражения мнения. Европейский Суд четко указывает, что заявления, которые можно характеризовать как пропагандирующие вражду, превозносящие насилие или провоцирующие насилие - каковыми являются заявления, фигурирующие в данном деле, - не могут считаться отвечающими требованиям Конвенции.

Наказание, назначенное судом заявителю за такое преступление, было суровым - оно было ужесточено потому, что преступление было совершено через средства массовой информации. Тем не менее Европейский Суд полагает, что такого рода устрашающая норма, содержащаяся в законодательстве Турции и предусматривающая ужесточение санкций, может быть необходимой государству, когда запрещаемые этой нормой действия лица достигают такой степени злостности, как в данном деле. Такие действия нельзя терпеть в обществе, поскольку они представляют собой отрицание основополагающих принципов плюралистической демократии. Европейский Суд далее отмечает тот факт, что заявитель подлежит автоматическому условно-досрочному освобождению от отбывания наказания по истечении половины назначенного ему срока лишения свободы. Европейский Суд полагает, что строгость назначенного Гюндюзу наказания не является непропорциональной законной цели, преследуемой в данном случае государством. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о лицензировании государством радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий


По делу оспаривается правомерность отзыва разрешения властей на показ в кинотеатрах порнографического фильма со сценами жестокости. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


В. Д. и К. Ж. против Франции
[V.D. and C.G. - France] (N 68238/01)


[В производстве III Секции]


Обстоятельства дела


Заявители выступают в качестве авторов, авторов сценария и директоров художественного фильма. 22 июня 2000 г. их фильм был утвержден для показа в кинотеатрах. Это общее разрешение сопровождалось запретом на показ фильма детям до 16 лет, а также условием, что у входа в кинотеатры, демонстрирующие этот фильм, и в рекламных проспектах фильма будет помещено предупреждение о том, что фильм содержит сцены секса и особо жестокого насилия. Ассоциация родителей детей в возрасте от 16 до 18 лет, содействующая укреплению иудейско-христианских ценностей, обратилась в суд с требованием аннулировать разрешение на прокат фильма.

Своим постановлением от 30 июня 2000 г. Государственный совет Франции (Conseil d'Etat) удовлетворил ходатайство этой ассоциации. Государственный совет счел, что содержание фильма является порнографическим и образует подстрекательство к насилию. Государственный совет отметил, что в соответствии с действовавшими на момент рассмотрения ходатайства нормами закона фильм следует запретить к показу лицам до 18 лет при условии, что он будет внесен в список порнографических фильмов. Государственный совет постановил, что фильм относится к этой категории, и аннулировал выданное заявителям разрешение на его демонстрацию в кинотеатрах. По этим основаниям Государственный совет распорядился изъять копии фильма из кинотеатров. Распространение фильма на видеокассетах было разрешено. В августе 2001 года, после того, как в соответствующие нормы закона были внесены изменения, а в условиях проката фильма было оговорено, что фильм можно демонстрировать в кинотеатрах, но запретить вход на сеансы этого фильма подросткам до 18 лет, фильм получил разрешение на показ в кинотеатрах, но запрещен для показа подросткам до 18 лет.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статей 10 и 13 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 11 Конвенции


Вопрос о праве человека создавать профессиональные союзы и вступать в них


По делу оспаривается правомерность решения властей о приостановлении деятельности и роспуске профсоюза государственных служащих. Жалоба признана приемлемой.


Чинар против Турции
[Cinar - Turkey] (N 28602/95)


Решение от 13 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В период 1992-1995 годов заявитель был председателем профсоюза "Тюм Хабер-сен" (Tum Haber-Sen), образованного государственными служащими и активно действовавшего в общественном секторе. В 1992 году прокурор обратился в суд с ходатайством об издании распоряжения о приостановлении деятельности профсоюза и его роспуске на том основании, что государственным должностным лицам не разрешалось образовывать профессиональные союзы. Ранее действовавший закон, разрешавший создание таких профсоюзов, был отменен. Суд удовлетворил ходатайство прокурора и подтвердил свое решение после повторного рассмотрения дела по возвращении этому суду дела Высшим кассационным судом. Ходатайство заявителя о пересмотре постановления Высшего кассационного суда был отклонено. В период между 26 июня и 2 августа 1995 г. все отделения и секции профсоюза были распущены.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 11 в увязке со Статьей 13 Конвенции. Решение о приемлемости данной жалобы было принято Европейским Судом после того, как Суд отклонил возражения государства-ответчика относительно того, что у заявителя не имеется статуса жертвы нарушения Конвенции и что он не исчерпал все доступные ему внутригосударственные средства правовой защиты - ходатайство о пересмотре постановления Высшего кассационного суда, которое касалось ошибки в решении суда первой инстанции и в результате которого дело было направлено на повторное рассмотрение без исследования каких-либо новых доказательств, нельзя считать средством правовой защиты, которое должно быть исчерпано, прежде чем жалоба может быть направлена в Европейский Суд, согласно пункту 1 Статьи 35 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 34 Конвенции


Вопрос о сохранении за заявителем статуса жертвы нарушения Конвенции


Вопрос о снижении лицу срока наказания на основании того, что судья усмотрел в деле факт нарушения пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Жалоба признана неприемлемой.


Морби против Люксембурга
[Morby - Luxembourg] (N 27156/02)


Решение от 13 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В отношении заявителя в течение более девяти лет проводилось судебное расследование по подозрению в коррупции. При рассмотрении дела судом первой инстанции Морби заявил возражение относительно того, что результаты расследования не могут быть допустимыми для рассмотрения судом на том основании, что разумный срок производства по делу, предусмотренный пунктом 1 Статьи 6 Конвенции, был превышен. Исправительный трибунал г. Люксембурга применил по делу критерии, установленные органами Конвенции, и установил, что время, которое прошло между началом расследования и рассмотрением дела в суде, превысило разумный срок, о котором говорится в Статье 6 Конвенции. Суд признал Морби виновным в коррупции. Заявителю грозило самое суровое наказание, предусмотренное законом по такого рода обвинению, - лишение свободы сроком на один год и штраф в размере 100 000 люксембургских франков.

Суд, однако, счел, что, коль скоро разумный срок производства по делу заявителя был превышен, надлежаще было назначить менее строгое наказание. Суд далее упомянул тот факт, что Морби не имел судимостей, и принял решение назначить наказание в виде лишения свободы сроком на девять месяцев, исполнение которого было отсрочено полностью, и - в свете финансового положения заявителя - штрафа в размере 2 500 евро. Суд также решил, что поскольку разумный срок производства по делу был превышен, заявитель не будет лишен его гражданских и политических прав, как это предусмотрено Уголовным кодексом Люксембурга. В Европейский Суд по правам человека Морби обратился с жалобой на длительность производства по его делу.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Судьи Люксембурга решили - со ссылкой на тот факт, что разумный срок производства по делу в значении, которое придается этому понятию пунктом 1 Статьи 6 Конвенции, был превышен - что заявителю следует назначить более легкое наказание и приговорили его к наказанию в виде лишения свободы сроком на девять месяцев, исполнение которого было отсрочено полностью, и не лишили его гражданских и политических прав, как это предусмотрено Уголовным кодексом Люксембурга. Европейский Суд полагает, что национальные власти страны четко признали нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции и затем компенсировали его снижением наказания. Заявитель не может поэтому утверждать, что он был жертвой нарушения права на разбирательство его дела в разумный срок.


Locus Standi* (* Locus standi (лат.) - право на обращение в суд, процессуальная правосубъектность (прим. перев.).)

Вопрос о разрешении вдове после смерти мужа продолжать производство по жалобе, ранее заявленной им в Европейский Суд в связи с нарушениями требований пункта 3 Статьи 5, пунктов 1 и 3 Статьи 6 и Статьи 8 Конвенции.


Ерс и другие против Турции
[Ers and others - Turkey] (N 46213/99)


Решение от 13 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В ходе расследования, проводимого в отношении запрещенной организации "Эким" (Ekim), 13 и 14 мая 1996 г. заявители были арестованы и заключены под стражу. В конце их периода нахождения в заключении, 24 мая 1996 г., заявителей допросил прокурор. Во время содержания под стражей и во время допроса прокурора они были лишены доступа к своему адвокату. 10 мая 1997 г. Суд государственной безопасности вынес приговор, которым пятеро лиц из числа заявителей признавались виновными, а два лица были оправданы. Высший кассационный суд отменил приговор на том основании, что двое обвиняемых не могли воспользоваться правом на защиту при переквалификации вменявшегося им преступления. Дело было передано на повторное рассмотрение Суду государственной безопасности, который назначил те же наказания, что и раньше, всем заявителям, кроме одного из них. Один из заявители (N. C.) был убит 26 сентября 1999 г. Высший кассационный суд оставил в силе приговор Суда государственной безопасности и, кроме того, постановил, что уголовное преследование в отношении N. C. прекращается ввиду его смерти.

По поводу Статьи 34 Конвенции. В настоящем деле Европейский Суд принял решение о том, что вдова заявителя может продолжить производство по жалобе. Уголовное преследование в отношении ее мужа было прекращено Высшим кассационным судом ввиду его смерти, и поэтому он утратил статус "жертвы" нарушения Конвенции, что касается тех пунктов жалобы, которые относятся к положениям Статьи 6 Конвенции об уголовном судопроизводстве. То же самое относится и к двум заявителям, которые были окончательно оправданы.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении пункта 3 Статьи 5 и Статьи 8 Конвенции, а также в отношении пунктов 1 и 3 Статьи 6 Конвенции за исключением заявителя, который скончался в ходе производства по делу, и заявителей, которые были оправданы.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается подпункта "а" пункта 3 Статьи 6 Конвенции, а также пункта 1 Статьи 6 и подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции в отношении трех заявителей.


По вопросу о применении Статьи 35 Конвенции


Пункт 1 Статьи 35 Конвенции


Вопрос о доступности внутригосударственных средств правовой защиты (Испания)


Вопрос о доступности внутригосударственного средства правовой защиты, необходимого для обжалования длительности завершенного производства по конституционному делу (в порядке применения статьи 292 "Органического закона о судебной власти" Испании). Предварительные возражения государства-ответчика по делу отклонены.


Сото Санчес против Испании
[Soto Sanchez v. Spain] (N 66990/01)


Постановление от 25 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В июне 1993 года Национальное судебное присутствие Испании (Audiencia Nacional) признало заявителя виновным в укрывательстве торговли наркотиками, в одном финансовом преступлении и подделке частных документов и назначило ему наказание в виде лишения свободы на срок четыре года и два месяца, а также штрафов. Заявитель обжаловал приговор по вопросам права. В октябре 1994 года Верховный суд Испании установил, что заявитель был виновен в укрывательстве торговли наркотиками при наличии отягчающего обстоятельства - принадлежности к организованной преступной группе; Верховный суд увеличил размер наказания до девяти лет лишения свободы и вынес постановление о выплате заявителем штрафа.

В ноябре 1994 года Сото Санчес обратился в Конституционный суд Испании с заявлением о защите своих основных прав человека (производство amparo* (* В испанской правовой системе существует особое производство amparo, позволяющее частным лицам или прокуратуре либо народному защитнику (омбудсмену) от имени частных лиц обратиться в Конституционный суд с ходатайством о защите конституционных прав и охраняемых законом интересов (recurso de amparo) (прим. перев.).)). В мае 1995 года заявление было признано неприемлемым, затем, до июня 1996 года, производились различные процессуальные действия. В июле 1995 года и декабре 1997 года Конституционный суд выносил решения об отклонении ходатайств заявителя о приостановлении исполнения постановления Верховного суда. В трех случаях заявитель подавал ходатайства о досрочном рассмотрении своей жалобы. 16 мая 2000 года Конституционный суд частично отклонил заявление, поданное Сото Санчесом в порядке производства amparo, и частично отменил постановление Верховного суда. После того, как дело было передано вновь на рассмотрение Верховного суда, последний увеличил наказание в части лишения свободы до семи лет. Заявитель жалуется в Европейский Суд по правам человека на длительность производства по его делу в Конституционном суде.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 35 Конвенции. Государство-ответчик заявило в Европейском Суде возражения по жалобе, утверждая, что заявитель, не прибегнув к процедуре, предусмотренной статьей 292 "Органического закона о судебной власти", не исчерпал тем самым все доступные ему внутригосударственные средства правовой защиты. Европейский Суд счел, что было бы нерезонно требовать от заявителя воспользоваться этим средством правовой защиты. Сото Санчес трижды обращался в Конституционный суд страны с просьбой о досрочном рассмотрении своей жалобы, поданной в порядке производства amparo, и ни разу не получил ответа на свою просьбу, тогда как, если Конституционный суд ответил бы ему, то он мог бы бесспорно действовать, исходя из положений упомянутой статьи 292. Более того, государство-ответчик не продемонстрировало Европейскому Суду эффективность средства правовой защиты, на которое оно ссылалось, и не предоставило Суду никаких примеров дел, по которым лица в схожих с заявителем ситуациях добились бы справедливой компенсации за вред, причиненный им чрезмерной продолжительностью производства по делу в Конституционном суде. Возражения государства-ответчика по жалобе поэтому отклоняются (о противоположной позиции Европейского Суда см. Решение Суда по делу "Кальдас Рамирес де Арельяно против Испании", от 28 января 2003 г.).

По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Производство по делу в Конституционном суде продолжалось более пяти лет и пяти месяцев. Государство-ответчик не представило Европейскому Суду никаких конкретных доказательств в оправдание такого длительного срока, и Суд отмечает чрезвычайную важность этого вопроса для заявителя.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по данному вопросу в деле допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю конкретную сумму в возмещение причиненного ему морального вреда и дополнительную сумму в возмещение судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством, хотя сам заявитель и не представлял Суду никаких подтверждающих документов.


Вопрос о доступности внутригосударственных средств правовой защиты (Турция)


Вопрос о нерезультативности ходатайства о пересмотре решения суда


Чинар против Турции
[Cinar - Turkey] (N 28602/95)


Решение от 13 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, рассмотренного в контексте Статьи 10 Конвенции.)


Вопрос о дате вступления в силу решения суда страны


Вопрос об установлении даты начала исчисления шестимесячного срока для подачи жалобы в Европейский Суд при условии, что уведомление властями стороны о принятом решении суда страны не требуется.


Арслан против Турции
[Arslan - Turkey] (N 42571/98)


Решение от 13 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела (N 2), рассмотренного в контексте Статьи 10 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о праве человека на участие в выборах


По делу оспаривается правомерность возложения обязанности на лицо требовать исключения себя из одного списка избирателей, когда это лицо просит власти включить его в другой список избирателей. Жалоба признана неприемлемой.


Бенкаддур против Франции
[Benkaddour - France] (N 51685/99)


Решение от 18 ноября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель добивался от властей, чтобы его внесли в список избирателей одного муниципалитета во Франции, когда он все еще был зарегистрирован в списке избирателей в одном их французских консульств за границей. Согласно требованиям кодекса о порядке проведения выборов заявление об изменении записи в списке избирателей для целей выборов должно сопровождаться заявлением об исключении из списка избирателей по прежнему месту жительства. Когда заявитель пришел на избирательный пункт, чтобы участвовать в европейских выборах, ему отказали в праве на голосование на том основании, что он был зарегистрирован в другом избирательном округе.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. Европейский Суд еще раз указывает на то, что норма Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции, гарантирующая субъективное право голоса, допускает подразумеваемые ограничения этого права. Государства могут оговаривать реализацию этого права теми или иными условиями и располагают в этом отношении широким усмотрением при том, что они не наносят ущерб самой сути этого права и не делают его совершенно неэффективным.

В настоящем деле заявитель не предпринял своевременные меры к тому, чтобы исключить свое имя из списка избирателей по его прежнему месту жительства и зарегистрироваться в списке избирателей по новому месту жительства, хотя он знал о необходимости соблюдения этих формальностей; и при этом он не предпринял никаких шагов перед днем выборов для того, чтобы гарантировать свою фактическую регистрацию в списке избирательного участка, где он пожелал голосовать. Соответственно, обязанность соблюсти - в пределах установленного законом срока - формальности по исключению своего имени из списка избирателей по прежнему месту жительства и регистрации в списке избирателей по новому месту жительства не ограничили право голоса заявителя в такой степени, что был нанесен ущерб самой сути его праву на участие в выборах, и само оно стало совершенно неэффективным.

Что же касается вопроса о том, преследуют ли условия реализации права голоса, предусмотренные законодательством страны о порядке проведения выборов, законную цель государства и являются ли эти условия закона пропорциональными мерами, то Европейский Суд считает: эти нормы закона преследуют законные цели, а именно - они обеспечивают составление и ведение списков избирателей в надлежащем порядке, что касается сроков и контроля за порядком проведения выборов, с тем, чтобы голосование проходило бы гладко и не допускалось бы мошенничество на выборах. Ограничения, с которыми столкнулся заявитель, возложены в рамках широкого усмотрения, которым наделено государство в таких вопросах. Эти ограничения и отказ заявителю в праве проголосовать в день выборов не являются непропорциональными мерами государства. Жалоба признана явно необоснованной.


По жалобам о нарушениях Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


Пункт 2 Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


Вопрос о праве человека на свободный выезд из страны


По делу обжалуется конфискация властями заграничного паспорта на срок более двух лет. По делу допущено нарушение требований пункта 2 Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.


Напижало против Хорватии
[Napijalo - Croatia] (N 66485/01)


Постановление от 13 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


В феврале 1999 года заявитель был оштрафован на пункте пограничного контроля за то, что он не указал в таможенной декларации некоторые перевозимые им товары. Поскольку штраф он не уплатил, его заграничный паспорт был изъят сотрудником таможни и не возвращен. Заявитель обратился с письмом в министерство финансов, требуя, чтобы ему вернули паспорт. Однако ему не дали знать, когда это будет сделано; в ответном письме министерства финансов только упоминалось, что его паспорт был изъят на законных основаниях в связи с отказом Напижало уплатить штраф.

В марте 1999 года заявитель возбудил в муниципальном суде исковое производство с просьбой об издании судом распоряжения о временных судебных мерах, обеспечивших бы возвращение ему заграничного паспорта и выплате властями убытков, причиненных ему невозможностью выезда с территории Хорватии. Муниципальный суд отклонил ходатайство заявителя об издании распоряжения о временных судебных мерах. В апреле 2001 года в ходе производства по делу в муниципальном суде полиция возвратила паспорт заявителю (полицейские утверждали, что дважды писали Напижало по его зарегистрированному адресу, приглашая его забрать паспорт из полиции). После возвращения паспорта заявитель изменил свои исковые требование, ходатайствуя перед судом о вынесении деклараторного решения* (* Деклараторным решением суда, не затрагивающим существо спора, разъясняется содержание норм права, подлежащих применению в конкретной спорной ситуации (прим. перев.)) и решения о возмещении ему судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством. Суд отклонил данное ходатайство и вынес постановление о выплате самим Напижало судебных издержек и расходов. Жалоба заявителя на это решение, поданная в районный суд в декабре 2002 года, была также отклонена.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции (положение о праве обвиняемого на рассмотрение его дела в разумные сроки). Ходатайство заявителя о вынесении судом деклараторного решения было тесно связано с его требованиями о выплате денежной компенсации за причиненный ущерб и за издержки и расходы, понесенные в связи с судебным разбирательством, что делало положения Статьи 6 Конвенции применимыми к делу, взятому в целом. Производство по делу продолжилось три года и шесть месяцев с двумя длительными периодами бездействия в муниципальном суде, которому не нашлось никакого объяснения. Поскольку под угрозой было право заявителя на свободу передвижения, такую продолжительность производства по делу нельзя считать "разумной".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по этому вопросу в деле допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 2 Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции. Акт вмешательства государства в реализацию прав заявителя, предусмотренных положениями пункта 2 Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции, имел место по настоящему делу, поскольку Напижало был лишен своего заграничного паспорта, который позволял ему - пожелай он того - выезжать из страны. Хотя государство-ответчик утверждает, что изъятие паспорта было произведено в соответствии с законом, Европейский Суд не изучал этот аспект дела ввиду тех выводов, к которым Суд пришел по данной жалобе. Поскольку дело по обвинению в совершении таможенного правонарушения против заявителя власти не возбуждали, не существует никакого оправдания тому, что власти не возвращали ему паспорт, или тому, что муниципальный суд отклонил его ходатайство об издании распоряжения о временных судебных мерах. Засим следует, что акт вмешательства государства в реализацию заявителем своего права на свободу передвижения не был "необходимым в демократическом обществе".

Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований пункта 2 Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 2 000 евро в возмещение морального вреда.


По жалобам о нарушениях Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции


Ne Bis In Idem* (* Ne bis in idem (лат.) - два раза за одно и то же недопустимо; имеется в виду принцип недопустимости привлечения к уголовной ответственности повторно за одно и то же преступление. Статья 4 Протокола N 7 к Конвенции называется "Право не быть судимым или наказанным дважды" (прим. перев.).)


Вопрос о надзорном производстве по делу, по которому был вынесен вступивший в силу оправдательный приговор. Жалоба признана приемлемой.


Никитин против России
[Nikitin - Russia] (N 50178/99)


Решение от 13 ноября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, бывший офицер военно-морского флота, согласился на работу для норвежской неправительственной организации по составлению доклада этой организации "Северный флот: потенциальный риск радиоактивного загрязнения региона". В октябре 1995 года органы безопасности возбудили против заявителя уголовное дело по обвинению в государственной измене в форме шпионажа за разглашение информации об авариях на российских атомных подводных лодках. Органы безопасности назначили две группы экспертов - одну, чтобы исследовать, содержал ли доклад сведения, составляющие государственную тайну, другую, чтобы дать оценку ущербу, причиненному разглашением таких сведений. Рассмотрение дела началось в городском суде в октябре 1998 года, но вскоре было приостановлено, так как дело было направлено судом для производства дополнительного расследования. Суд вынес постановление о производстве дополнительной экспертизы, но в результате протеста прокурора о продлении срока расследования было объявлено только в марте 1999 года.

Несмотря на заключение экспертов, что вышеупомянутый доклад содержал сведения, составляющие государственную тайну, по делу заявителя городским судом в декабре 1999 года был вынесен оправдательный приговор, поскольку суд установил, что заявитель имел основания полагать: использованная им для доклада информация имела чисто экологическое значение. Верховный Суд Российской Федерации оставил в силе оправдательный приговор, который таким образом вступил в законную силу. Несмотря на это обстоятельство, Генеральный прокурор Российской Федерации принес в Президиум Верховного Суда протест в порядке надзора на оправдательный приговор. Президиум Верховного Суда рассмотрел дело по существу, но протест Генерального прокурора отклонил. Заявитель обратился в Европейский Суд с жалобой на то, что самfвозможность опротестования оправдательного приговора по делу, который вступил в законную силу, нарушает право Никитина на справедливое разбирательство дела и его право не быть судимым дважды в уголовном порядке.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции (положение о праве обвиняемого на справедливое судебное разбирательство) и Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции.


Другие Постановления, вынесенные в ноябре 2003 года


По жалобам о нарушениях Статьи 2 Конвенции


Кара и другие против Турции
[Kara and others - Turkey] (N 37446/97)


Постановление от 25 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Вопрос об эффективности расследования убийств, совершенных неустановленными преступниками. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


По жалобам о нарушениях Статей 2, 3, 5, 13 и 14 Конвенции


Ханим Тосун против Турции
[Hanim Tosun - Turkey] (N 31731/96)


Постановление от 6 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Вопрос о расследовании исчезновения мужа заявительницы, предположительно, захваченного сотрудниками сил безопасности. Сторонами по делу заключено мировое соглашение (государство выразило свое сожаление, взяло на себя обязательство принять меры и добровольно выплатило компенсацию).


По жалобам о нарушениях Статьи 3, пункта 3 Статьи 5 и Статьи 8 Конвенции


П. К. против Польши
[P.K. - Poland] (N 37774/97)


Постановление от 6 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Вопрос об условиях и продолжительности содержания заявителя под стражей до суда и контролировании властями переписки задержанного с Европейской Комиссией по правам человека. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Слиман-Каид против Франции (N 2)
[Slimane-Kaid - France (N 2)] (N 48943/99)


Постановление от 27 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Неоглашение в ходе производства в Кассационном суде доклада судьи-докладчика (conseiller rapporteur) Кассационного суда. С докладом, однако, был ознакомлен помощник генерального прокурора (avocat general), который к тому же присутствовал на совещании суда; вопрос о продолжительности производства по уголовному делу. Допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Эрколани против Сан-Марино
[Ercolani - San Marino] (N 35430/97)


Постановление от 25 ноября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Вопрос о том, что при производстве по уголовному делу в суде не было проведено устных слушаний. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Шико против Венгрии
[Siko - Hungary] (N 53844/00)


Постановление от 4 ноября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Сиборек против Польши
[Ciborek - Poland] (N 52037/99)


Постановление от 4 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Милитару против Венгрии
[Militaru - Hungary] (N 55539/00)


Постановление от 12 ноября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Николь против Франции
[Nicolle - France] (N 51887/99)


Гюар против Франции
[Huart - France] (N 55829/00)


Васс против Венгрии
[Vass - Hungary] (N 57966/00)


Постановления от 25 ноября 2003 г. [вынесены II Секцией]


Верцишевская против Польши
[Wierciszewska - Poland] (N 41431/98)


Постановление от 25 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по гражданскому делу. Допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Папазоглу и другие против Греции
[Papazoglou and others - Greece] (N 73840/01)


Постановление от 13 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по делу в аудиторском суде. Допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Бартр против Франции
[Bartre - France] (N 70753/01)


Постановление от 12 ноября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по административному делу. Допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Измаил Гюнеш против Турции
[Ismail GuneХ - Turkey] (N 53968/00)


Аль и другие против Турции
[Al and others - Turkey] (N 59234/00)


Постановления от 13 ноября 2003 г. [вынесены III Секцией]


Чан против Турции
[Can - Turkey] (N 38389/97)


Тунсель и другие против Турции
[Tuncel and others - Turkey] (N 42738/98)


Гюнель против Турции
[Gunel - Turkey] (N 47296/99)


Кирман против Турции
[Kirman - Turkey] (N 48263/99)


Езюлкю против Турции
[Ozulku - Turkey] (N 51289/99)


Учар и другие против Турции
[Ucar and others - Turkey] (N 55951/00)


Постановления от 27 ноября 2003 г. [вынесены III Секцией]


Вопрос о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. Допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Кенан Явуз против Турции
[Kenan Yavuz - Turkey] (N 52661/99)


Постановление от 13 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности и продолжительности производства по уголовному делу. По некоторым аспектам дела допущены, а по другим - не допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Мейлус против Литвы
[Meilus - Lithuania] (N 53161/99)


Постановление от 6 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Шумахер против Люксембурга
[Schumacher - Luxembourg] (N 63286/00)


Постановление от 25 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по уголовному делу. Допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Абриба против Франции
[Abribat - France] (N 60392/00)


Постановление от 25 ноября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по административному делу, связанному с налоговыми взысканиями. Допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Потоп против Румынии
[Potop - Romania] (N 35882/97)


Попеску против Румынии
[Popescu - Romania] (N 38360/97)


Постановления от 25 ноября 2003 г. [вынесены II Секцией]


Отмена Верховным судом вступившего в силу и обязательного для исполнения постановления, предписывающего возвращение ранее национализированной собственности; исключение из юрисдикции судов дел о национализации и отчуждении собственности. Допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Антонио Инделикато против Италии
[Antonio Indelicato - Italy] (N 34442/97)


Постановление от 6 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Скалера против Италии
[Scalera - Italy] (N 56924/00)


Д'Алоэ против Италии
[D'Aloe - Italy] (N 61667/00)


Постановления от 13 ноября 2003 г. [вынесены I Секцией]


Николаи против Италии
[Nicolai - Italy] (N 62848/00)


Петрини против Италии
[Petrini - Italy] (N 63543/00)


Постановления от 27 ноября 2003 г. [вынесены I Секцией]


Составление графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов, длительное неисполнение судебного решения и отсутствие возможности судебной проверки решения префектуры о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов. Допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 1 Протокола N 1 Конвенции.


ООО "Национальный институт Касе" против Италии (N 2)
[Istituto Nazionale Case srl - Italy (N 2)] (N 41932/98, 41935/98 и 42732/98)


Делла Рокка против Италии
[Della Rocca - Italy] (N 59452/00)


Постановления от 27 ноября 2003 г. [вынесены I Секцией]


Составление графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов, длительное неисполнение судебного решения и отсутствие возможности судебной проверки решения префектуры о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Д. Л. против Италии
[D.L. - Italy] (N 34669/97)


Гамберини Монджене против Италии
[Gamberini Mongenet - Italy] (N 59635/00)


Постановления от 6 ноября 2003 г. [вынесены I Секцией]


Составление графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов, длительное неисполнение судебного решения и отсутствие возможности судебной проверки решения префектуры о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов. Жалоба исключена из списка подлежащих рассмотрению дел ввиду смерти заявителя.


ООО "Национальный институт Касе" против Италии
[Istituto Nazionale Case srl - Italy] (N 41479/98)


Постановление от 6 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Составление графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов, длительное неисполнение судебного решения и отсутствие возможности судебной проверки решения префектуры о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении жильцов. Жалоба исключена из списка подлежащих рассмотрению дел.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 и Статьи 8, Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


Перони против Италии
[Peroni - Italy] (N 44521/98)


Постановление от 6 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по делу о банкротстве и о том, как эта продолжительность отразилась на правах собственности банкрота, получении им корреспонденции и свободе его передвижения. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 8, Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Луордо против Италии", вынесенным 17 июля 2003 г.).


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Льюис против Соединенного Королевства
[Lewis - United Kingdom] (N 1303/02)


Постановление от 25 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Вопрос об отсутствии правовых оснований для установки полицией прослушивающего устройства в частном доме. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Хан против Соединенного Королевства"* (* Постановление по данному делу было вынесено Европейским Судом 12 мая 2000 г. (прим. перев.).), Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека ECHR 2000-V).


По жалобам о нарушениях Статьи 10 Конвенции


Компания "Кроне верлаг ГмбХ энд Ко КГ" против Австрии (N 2)
[Krone Verlag GmbH & Co KG - Austria (N 2)] (N 40284/98)


Постановление от 6 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Вопрос о правомерности постановления апелляционного суда, отменившего решение суда первой инстанции и назначившего принудительную выплату компенсации (имеющую отношение к неправильной публикации уведомления о слушании дела) на период апелляционного производства по делу. Допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции.


Шарсах и издательский дом "Ньюс" против Австрии
[Scharsach and News Verlagsgesellschaft - Austria] (N 39394/98)


Постановление от 13 июня 2003 г. [вынесено I Секцией]


Вопрос о правомерности обвинительного приговора, вынесенного журналисту, и принятия судом решения о возмещении журналом вреда, причиненного публикацией клеветнических сведений. Допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 11 Конвенции


Социалистическая партия Турции (СПТ) и другие против Турции
[Parti Socialiste De Turquie [STP] and others - Turkey] (N 26482/95)


Постановление от 12 ноября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Вопрос о роспуске политической партии. Допущено нарушение требований Статьи 11 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Тандреу против Румынии
[Tandreu - Romania] (N 39184/98)


Софлетеа против Румынии
[Sofletea - Romania] (N 48179/99)


Постановления от 25 ноября 2003 г. [вынесены II Секцией]


Вопрос о правомерности отчуждения собственности в результате принятия Верховным судом решения об отмене вступившего в законную силу и обязательного к исполнению судебного решения, обязывающего вернуть владельцу его собственность, которая ранее была национализирована. Допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 Конвенции.


С. Ц. и В. П. против Италии
[S.C. and V.P. - Italy] (N 52985/99)


Постановление от 6 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Вопрос о последствиях чрезмерной продолжительности производства по делу о банкротстве. Допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Луордо против Италии", вынесенным 17 июля 2003 г.).


Вопрос о справедливой компенсации


Катсарос против Греции
[Katsaros - Greece] (N 51473/99)


Постановление от 13 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Вопрос о пересмотре дела


Лютц против Франции
[Lutz - France] (N 49531/99)


Постановление от 25 ноября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Постановления, вступившие в силу


По вопросу о применении Статьи 44 Конвенции


Подпункт "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


Следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции (в связи с истечением трехмесячного срока, установленного для внесения обращения о передаче дела в Большую Палату) (см. "Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание" N 12/2003):


Бемер против Нидерландов
[Beumer - Netherlands] (N 48086/99)


Сантони против Франции
[Santoni - France] (N 49580/99)


Постановления от 29 июля 2003 г. [вынесены II Секцией]


Мишиошиа против Италии
[Miscioscia - Italy] (N 58408/00)


Гатти и другие против Италии
[Gatti and others - Italy] (N 59454/00)


Де Дженнаро против Италии
[De Gennaro - Italy] (N 59634/00)


Марильяно против Италии
[Marigliano - Italy] (N 60388/00)


Феция и другие против Италии
[Fezia and others - Italy] (N 60464/00)


Темпести Кьези и Кьези против Италии
[Tempesti Chiesi and Chiesi - Italy] (N 62000/00)


Ла Палья против Италии
[La Paglia - Italy] (N 62020/00)


Феррони Росси против Италии
[Ferroni Rossi - Italy] (N 63408/00)


Крашевски против Италии
[Kraszewski - Italy] (N 64151/00)


Баттистони против Италии
[Battistoni - Italy] (N 66920/01)


Христов против Болгарии
[Hristov - Bulgaria] (N 35436/97)


Михов против Болгарии
[Mihov - Bulgaria] (N 35519/97)


Аль Акиди против Болгарии
[Al Akidi - Bulgaria] (N 35825/97)


Постановления от 31 июля 2003 г. [вынесены I Секцией]


Гербольцхеймер против Германии
[Herbolzheimer - Germany] (N 57249/00)


Постановление от 31 июля 2003 г. [вынесено III Секцией]


Статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов N 1, 4, 6 и 7 к Конвенции


Статьи Конвенции


Статья 2 Право на жизнь

Статья 3 Запрещение пыток

Статья 4 Запрещение рабства и принудительного труда

Статья 5 Право на свободу и личную неприкосновенность

Статья 6 Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 7 Наказание исключительно на основании закона

Статья 8 Право на уважение частной и семейной жизни

Статья 9 Свобода мысли, совести и религии

Статья 10 Свобода выражения мнения

Статья 11 Свобода собраний и объединений

Статья 12 Право на вступление в брак

Статья 13 Право на эффективное средство правовой защиты

Статья 14 Запрещение дискриминации

Статья 34 Жалобы от физических лиц, неправительственных организаций и групп частных лиц


Протокол N 1 к Конвенции


Статья 1 Защита собственности

Статья 2 Право на образование

Статья 3 Право на свободные выборы


Протокол N 4 к Конвенции


Статья 1 Запрещение лишения свободы за долги

Статья 2 Свобода передвижения

Статья 3 Запрещение высылки граждан

Статья 4 Запрещение коллективной высылки иностранцев


Протокол N 6 к Конвенции


Статья 1 Отмена смертной казни


Протокол N 7 к Конвенции


Статья 1 Процедурные гарантии в случае высылки иностранцев

Статья 2 Право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции

Статья 3 Компенсация в случае судебной ошибки

Статья 4 Право не быть судимым или наказанным дважды

Статья 5 Равноправие супругов


Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 3/2004


Совместный проект Московского клуба юристов и издательства "ЛексЭст"


Перевод: Власихин В.А.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information note N 58 on the case-law of the Court. November, 2003"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с РОО "Московский клуб юристов"


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.