• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 4/2004

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 4/2004


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


Европейский Суд по правам человека: бытующие легенды и правовые реалии


Продолжаем публиковать мнения специалистов о природе наднационального Европейского Суда по правам человека (далее - ЕСПЧ). В прошлых номерах (N 2 и 3) выступили Председатель Суда Люциус Вильдхабер и судья от Российской Федерации Анатолий Ковлер. Сегодня слово бывшему судье ЕСПЧ Вилли Фурманну и практикующему в Суде адвокату Биллу Баурингу.

Коротко представим наших комментаторов.

Доктор Вилли Фурманн в 1987-1998 годах был членом парламента Австрии, в 1998 был избран от этой страны судьей ЕСПЧ, где проработал до 2001 года, в настоящее время - адвокат.

Профессор Билл Бауринг из Великобритании, он барристер, директор Исследовательского института по проблемам прав человека и социальной справедливости при Лондонском столичном университете, привлекался к работе над проектом нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.


Вилли Фурманн: процедуры Европейского Суда - до сих пор великие тайны для большинства населения


Для многих людей Европейский Суд предстает в мистическом ореоле некого "сверхсуда". Подавляющее большинство европейцев знают лишь то, что в этом Суде, заседающем во французском городе Страсбурге, работают судьи и штатные юристы, и что, если ты проиграл дело у себя дома, можно всегда подать жалобу в страсбургский Суд. Однако как работает механизм подачи жалоб и их рассмотрения, какому порядку надлежит следовать при подаче жалобы, по каким делам можно подавать жалобы и при этом рассчитывать на процессуальную победу - все эти и многие другие организационно-процессуальные вопросы остаются великой тайной для большинства более чем восьмисотмиллионного населения европейского правового пространства.

Именно поэтому издание Бюллетеня, подобного этому, - на национальном языке государства - участника европейской Конвенции по правам человека доводящего до сведения юристов и простых граждан основные параметры практики Европейского Суда, популяризирующего знания о его деятельности - является делом благородным и достойным всяческого поощрения.

В среде моих коллег-юристов на родине, в Австрии, можно часто слышать такую сентенцию: "Проиграем дело в своих судах, обратимся в Страсбург". Уверен, что схожие представления бытуют и среди юристов других государств - участников Совета Европы. Большинство из тех, кто разделяет это мнение, забывают, что страсбургский Суд это вовсе не какой-то "верховный" суд четвертой или пятой инстанции, где сторона может добиться для себя такого решения, которого ей не удалось добиться в судах у себя дома.

Для человека несведущего легко попасться в ловушку ложного представления: "проиграл дело в верховном суде своей страны - подавай жалобу в Европейский Суд и добивайся выигрыша там". Концепция надзорных правомочий Европейского Суда в отношении соблюдения прав человека и его основных свобод, гарантируемых европейской Конвенцией по правам человека, является по-своему уникальной и отнюдь не нацелена на то, что Суд, осуществляя таковые правомочия, будет "перечеркивать" вступившее в силу решение последней инстанции судебной власти той или иной европейской страны.

Конечно, заявитель жалобы может "выиграть" свое дело в Страсбурге в том смысле, что Европейский Суд своим собственным окончательным решением устанавливает факт нарушения положений той или иной статьи европейской Конвенции по правам человека. Чувство процессуальной победы усиливается в особенности, когда Суд присуждает потерпевшей стороне "справедливую компенсацию", подлежащую выплате государством-ответчиком. Обычно Суд - в случае установления факта нарушения - такую компенсацию присуждает.

Однако принятие такого решения отнюдь не означает, что обжалуемое в Страсбурге решение, скажем, верховного суда государства - участника Совета Европы, которое заявитель считает несправедливым и правонарушающим, отменяется Европейским Судом и объявляется юридически ничтожным. Хотя при этом Европейский Суд в своем постановлении и приходит к выводу, что в обжалуемых действиях властей страны усматривается то или иное нарушение прав, провозглашенных европейской Конвенцией по правам человека. Такое положение вещей - с одной стороны, Европейский Суд делает вывод о наличии нарушения прав человека, а с другой, не отменяет правонарушающий акт - часто ставит в тупик рядового "потребителя правосудия".

Замечу еще, что у Европейского Суда нет никаких исполнительных полномочий по отношению к властям стран, входящих в Совет Европы, и он может выполнять свои задачи, полагаясь лишь на политическую волю государств, когда речь идет об исполнении его решений и постановлений. По своему опыту работы судьи Европейского Суда, участвовавшему в написании постановлений Суда, знаю, что порой властям государства-ответчика, проигравшего дело, весьма трудно смириться перед вынесенным Судом постановлением и неукоснительно выполнить его предписания. В этом контексте можно сказать, что Европейскому Суду отведена роль своего рода "сторожевого пса", который реагирует на нарушения прав человека, гарантированных европейской Конвенцией по правам человека и дополнительных протоколов к ней.

Говоря о концепции надзорных правомочий Европейского Суда, следует подчеркнуть, что его нельзя считать неким "верховным" судом Европы, ревизующим решения национальных судов: Европейский Суд правомочен лишь устанавливать факт наличия или отсутствия нарушения норм европейской Конвенции по делу, уже разрешенному высшими судебными инстанциями государства-ответчика, и в случае установления такого факта присуждать заявителю "справедливую компенсацию".

Этот принцип прослеживается в одном из обязательных условий приемлемости жалобы, а именно - заявитель, прежде чем рассчитывать на то, что его жалоба будет рассмотрена Европейским Судом по существу, должен исчерпать все доступные ему внутригосударственные средства правовой защиты. Европейский Суд строго придерживается этого условия с тем, чтобы дать возможность властям государств - членов Совета Европы в своих судебных инстанциях исправить последствия нарушения прав человека, и лишь после исчерпания всех собственных средств правовой защиты вынести спор человека с государством на Суд в Страсбурге.

При этом, однако, не следует упускать из виду, что воздействие Европейского Суда и создаваемого им прецедентного права на положение дел в сфере прав человека все-таки не сводится только к обстоятельствам конкретного дела того или иного заявителя. Когда Суд устанавливает по конкретному делу, что выявленное им нарушение прав человека вытекает не просто из какого-то единичного неправомерного акта властей страны, а является неизбежным следствием применения действующих в стране законодательных норм, то постановление Суда по такому делу может подвигнуть власти страны на изменение дефектного, не отвечающего требованиям европейской Конвенции законодательства в прогрессивном направлении. Тому есть немало примеров в Европе.

Вспоминаю, как один бывший министр юстиции Австрии, большой гуманист, сказал однажды, что видит для себя будущее идеальное общество, в котором больше нет тюрем, потому, что все люди соблюдают нормы права и некого отправлять за решетку за прегрешения против закона. По аналогии с этой мыслью позволю себе высказать собственное видение: в будущем идеальном европейском обществе у Европейского Суда не осталось работы, и его судьи разъехались по домам, потому что ни в одном из государств - участников Совета Европы не совершается ни единого акта в нарушение требований какой-либо статьи европейской Конвенции по правам человека. Вы скажете, утопия? Да, конечно, но мне это представляется наилучшим для всех людей урезанием функций Европейского Суда.


Билл Бауринг: горжусь своей работой в Европейском Суде


Я начал работать по линии Совета Европы еще в середине 90-х годов. Но и по сей день испытываю большое волнение, когда вижу флаги 45 государств - членов Совета Европы, развевающиеся перед Дворцом Европы в Страсбурге. Каждый раз, когда я их вижу, они напоминают мне о том, что существует реальная, вполне осязаемая международная организация, объединяющая столь много различных государств на основе таких благородных принципов, как демократия, верховенство права, охрана личных прав человека. Это самые лучшие аспекты европейского наследия, которые стали ныне достоянием миллионов людей, живущих в границах европейского пространства от Рейкьявика в островной Исландии до Владивостока на тихоокеанском побережье России. Мое чувство благоговения перед этим объединением государств и чувство гордости за сопричастность его делу еще больше усиливаются, когда я выступаю как адвокат перед Европейским Судом по правам человека.

Сначала европейская Конвенция имела мало отношения к моей адвокатской практике, как, впрочем, и к практике других адвокатов Великобритании. Лишь в одном случае я сумел выиграть дело своего клиента, сославшись в суде на Постановление Европейского Суда - по делу "Абдулазиз, Балкандали и Кабалес против Соединенного Королевства", касавшегося дискриминации в иммиграционной сфере. Но судебная победа по делу моего клиента была выиграна просто потому, что нам удалось убедить государство сделать уступку. Это отнюдь не была судебная победа прецедентного значения, на которую можно было бы потом ссылаться в судах. Все дело в том, что до 2000 года в английских судах любым адвокатам было бесполезно ссылаться на европейскую Конвенцию или прецеденты, созданные Европейским Судом. Европейская Конвенция была частично инкорпорирована в английское право только после того, как был принят "Акт о правах человека 1998 года", вступивший в силу два года спустя после его принятия.

Однако, начиная с 2000 года, все английские адвокаты обязаны изучать свои дела и с точки зрения применимости в них норм Европейской Конвенции, а в судах могут выступать со ссылками на положения и требования Конвенции как подлежащие применению по делу нормы. И моя собственная адвокатская практика, отчасти ограничиваемая научно-преподавательскими обязанностями, пошла по иному, чем прежде, руслу. Ныне я практикую исключительно в Европейском Суде по правам человека. Мне пришлось встать на эту стезю при следующих обстоятельствах.

Я являюсь одним из основателей неправительственной организации в Лондоне, названной "Проект по защите прав лиц курдской национальности", и, начиная с 1994 года, принимаю участие в подготовке жалоб против Турции, направляемых в Европейский Суд. И горд тем, что выступал в интересах заявителей по таким делам, как "Озгур Гундем против Турции" (вопрос о свободе слова для курдской газеты, издаваемой в Турции), в постановлении по которому Европейский Суд существенно расширил границы применения требований Статьи 10 Конвенции относительно свободы слова, печати и информации, и "Актас против Турции" (смерть молодого человека в результате пыток в полиции), по которому Европейский Суд назначил семье потерпевшего необычно для своей практики высокую сумму компенсации. Пожалуй, наибольшее впечатление от деятельности Европейского Суда я получил, когда выступал перед делегацией судей, которые проводили слушания с выездом на место: перед моими глазами в зале Библиотеки Верховного Суда Турции восседал, брал показания и принимал решения судебный состав, наделенный всей полнотой власти и полномочий международного судебного органа.

В последнее время я участвовал в юридическом представительстве клиентов, обратившихся в Европейский Суд с жалобами на Латвию (например, по делу "Подколзина против Латвии"), на Эстонию и на Российскую Федерацию. Институт, в котором я работаю, учредил Европейский центр по защите прав человека, у которого в Москве имеется свой офис и который поддерживает партнерские отношения с российской правозащитной неправительственной организацией "Мемориал", помогает российским гражданам готовить свои жалобы для направления в страсбургский Суд.

Хочу заметить, что вступление стран бывшего Советского Союза, Центральной и Восточной Европы в Совет Европы повлекло за собой заметное увеличение общего числа поступающих в Европейский Суд серьезных жалоб, что создает известную организационную напряженность в европейской системе судебной охраны прав человека. Сами должностные лица Суда частенько сетуют на то, что Суд "завален" делами.

Тем не менее сегодня более чем важно, что люди, которые не смогли получить эффективную правовую защиту в их собственной стране, все-таки имеют возможность представить свои жалобы в самое эффективное в мире международное судебное учреждение, стоящее на страже прав человека.


Статистические сведения*


Постановления, вынесенные в 2003 году


Каким органом Суда вынесено Декабрь С начала 2003 года
Большая палата 2 12 (19)
I Секция 37 (39) 230 (236)
II Секция 9 165 (172)
III Секция 18 127 (132)
IV Секция 10 155 (159)
Секции в предыдущих составах 1 14
Всего 77 (79) 703 (732)

Постановления, вынесенные в декабре 2003 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая палата 2 0 0 0 2
I Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
II Секция в прежнем составе 0 0 0 1 1
III Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
IV Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
I Секция 33 (35) 3 1 0 37 (39)
II Секция 9 0 0 0 9
III Секция 16 2 0 0 18
IV Секция 6 3 1 0 10
Всего 66 (68) 8 2 1 77 (79)

Постановления, вынесенные c начала 2003 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая палата 11 (18) 0 0 1 12 (19)
I Секция в прежнем составе 4 0 0 0 4
II Секция в прежнем составе 1 0 0 2 3
III Секция в прежнем составе 4 0 0 0 4
IV Секция в прежнем составе 1 0 0 2 3
I Секция 179 (185) 43 3 5 230 (236)
II Секция 133 (140) 23 4 5 165 (172)
III Секция 111 (116) 15 0 1 127 (132)
IV Секция 104 (106) 47 (49) 4 0 155 (159)
Всего 548 (575) 128 (130) 11 16 703 (732)

______________________________

*Статистические сведения предварительны. То или иное постановление или решение Европейского Суда может быть вынесено в отношении нескольких жалоб (в скобках приводится количество жалоб, в отношении которых вынесено постановление или решение). Употребляемый в Бюллетене значок * означает, что Постановление не является окончательным.




Вынесенные решения За декабрь С начала 2003 года
I. Жалобы, признанные приемлемыми
Большая палата 2 3 (6)
I Секция 22 (28) 142 (152)
II Секция 12 155 (165)
III Секция 19 135 (138)
IV Секция 2 176 (288)
Секции в прежнем составах 0 1
Всего 57 (63) 612 (750)
II. Жалобы, признанные неприемлемыми
I Секция Палата 4 72 (77)
Комитет 568 5959
II Секция Палата 6 86 (101)
Комитет 337 (351) 4536 (4550)
III Секция Палата 4 108 (119)
Комитет 268 2761
IV Секция Палата 2 102 (113)
Комитет 335 3566
Всего 1524 (1538) 17 190 (17 246)
III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел
I Секция Палата 12 44 (72)
Комитет 3 31
II Секция Палата 5 45
Комитет 3 47
III Секция Палата 31 125
Комитет 3 28
IV Секция Палата 8 96 (112)
Комитет 1 35
Всего 66 451 (495)
Всего Решений об исключении жалобы из списка подлежащих
рассмотрению дел (не включая частичных Решений)
18 254 (18 489)

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба


Каким органом принято решение За декабрь С начала 2003 года
I Секция 34 455 (460)
II Секция 30 400 (408)
III Секция 13 452 (471)
IV Секция 11 303 (351)
Общее количество коммуницированных жалоб 87 1610 (1690)

Краткое изложение постановлений и решений Европейского Суда подготовлено Секретариатом Европейского Суда и не имеет обязательной силы для Суда.


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о бесчеловечном обращении


По делу обжалуются жестокое обращение полицейских с заявителями и неэффективность расследования, проведенного по этому факту властями. Жалоба признана приемлемой.


Мартинес Сала и другие против Испании
[Martinez Sala and others - Spain] (N 58438/00)


Решение от 18 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Пятнадцать заявителей, подозреваемых в сочувствии движению за независимость Каталонии, были арестованы и некоторое время содержались под стражей. Это произошло в 1992 году, незадолго до проведения в Барселоне Олимпийских игр. Заявители утверждали, что во время ареста и в ходе последующего содержания под стражей, продолжавшегося пять дней, они подвергались пыткам, а также бесчеловечному и унижающему их достоинство обращению как в физическом, так и в психологическом плане. Такое обращение с ними, по их словам, продолжалось вплоть до начала производства по их делу в суде Каталонии и в Главном управлении Гражданской гвардии Испании в Мадриде. Приглашенные властями врачи обследовали заявителей в период содержания последних под стражей. Представленные этими врачами медицинские заключения свидетельствовали о наличии на теле некоторых заявителей ран и гематом, а также следов от наручников на запястьях. Тем не менее врачи пришли к выводу, что задержанные в состоянии предстать перед судом. Следственный судья освободил нескольких заявителей из-под стражи под залог, еще трое были освобождены за недостаточностью доказательств. Кроме того, судья удовлетворил ходатайства о возобновлении расследования по факту применения пыток и нанесения телесных повреждений, приостановленного в 1993 году на основании того, что уполномоченные властями Испании врачи сочли недоказанным факт применения к заявителям бесчеловечного или унижающего достоинство человека обращения. Это решение так и не было впоследствии отменено. В 1995 году дело заявителей рассматривало Национальное судебное присутствие Испании* (*Один из высших судебных органов Испании, состоящий из трех палат - по рассмотрению уголовных дел, по рассмотрению жалоб на действия и решения административных органов и по рассмотрению споров в социальных сферах. Этот орган более всего известен как орган уголовного правосудия, занимающийся наиболее важными уголовными делами и потому считающийся высшей судебной инстанцией страны по уголовным делам. Обжалование решений Национального судебного присутствия допускается в Верховный суд Испании (прим. перев.).) (Audiencia Nacional). Шестеро подсудимых были признаны виновными в незаконном хранении оружия, взрывчатых веществ, в причастности к террористическим актам, а также в том, что они входили в состав вооруженной группы либо сотрудничали с ней. Суд приговорил их к различным срокам лишения свободы; еще четверо подсудимых были оправданы и освобождены из-под стражи. В 1997 году утверждения заявителей о том, что они подвергались пыткам, а также бесчеловечному или унижающему их достоинство обращению, были повторно рассмотрены тем же судьей, который разбирал их дело в 1993 году. Судья решил, что в свете проведенных ранее медицинских экспертиз проводить новое расследование нецелесообразно, и вынес постановление о прекращении уголовного дела по вопросу о пытках ввиду отсутствия доказательств. Заявители обжаловали это решение судьи, но безуспешно.

Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 3 Конвенции. Решение о приемлемости было принято Европейским Судом после того, как были отклонены предварительные возражения государства-ответчика о неприемлемости данной жалобы.


Вопрос о позитивных обязательствах государства по охране прав человека


По делу обжалуется неадекватность средств защиты прав и интересов потерпевшей по делам о предположительном изнасиловании, которые предусмотрены законодательством Болгарии. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции


M. C. против Болгарии
[M.C. - Bulgaria] (N 39272/98)


Постановление от 4 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительнице было четырнадцать лет и десять месяцев когда, по ее утверждениям, она была изнасилована двумя мужчинами, А. и P., в возрасте 20 лет и 21 год, соответственно. Вечером 31 июля 1995 г. она вышла в город на прогулку с подругой и встретила этих двух мужчин (которых она до этого знала) и третьего мужчину, V. A. Она приняла их приглашение пойти развлечься в диско-баре в близлежащем городке. Позже вечером, хотя она просила их вернуться в свой город, мужчины предложили ей пойти поплавать в водохранилище. Когда они прибыли к водохранилищу, двое мужчин вышли из автомобиля, и P. заставил заявительницу совершить с ним половой акт. После этого группа отправилась в дом родственников V. A. в другом соседнем городке, где, как утверждает заявительница, ее заставили совершить половой акт с A. На следующее утро, когда мать M. C. нашла дочь в доме V. A., она отвезла ее в больницу. Медицинский осмотр показал, что девственная плева заявительницы была недавно порвана, а на шее M. C. имелись четыре маленьких синяка овальной формы и царапина. На этой стадии развития событий заявительница призналась матери только в том, что была изнасилована один раз.

Несколько дней спустя, когда M. C. рассказала матери о втором изнасиловании, семья подала властям заявление о совершенном преступлении. Районный прокурор распорядился о проведении полицейского расследования по фактам, изложенным в заявлении. P. и A. отрицали версию событий в изложении заявительницы и утверждали, что они имели половые сношения с ней при ее полном на то согласии. В качестве свидетеля они назвали певицу из ресторана, в котором они, предположительно, были после инцидента у водохранилища. Певица показала на следствии, что разговаривала с заявительницей и не нашла ничего необычного в ее поведении. Однако другой человек, который был с певицей в ресторане в ту ночь и которого подвергли допросу в полиции, не помнил, чтобы видел заявительницу в ресторане. Сосед V. A. показал, что он слышал ссору заявительницы с ее матерью утром 1 августа, при этом заявительница отказывалась ехать с ней.

В результате проведенного расследования было установлено, что не имелось никаких доказательств того, что P. и A. использовали угрозы или насилие для понуждения заявительницы к половому сношению. Районный прокурор не был убежден в объективности расследования, проведенного полицией, и назначил судебно-психиатрическую экспертизу M. C. В заключении экспертизы подчеркивалось, что у заявительницы, вероятно, был внутренний конфликт между естественным интересом к сексу и ощущением предосудительности вступления в половую связь. Это снизило ее способность к сопротивлению. Несмотря на это заключение судебно-психиатрической экспертизы, районный прокурор прекратил уголовное дело в отношении P. и A. ввиду недостаточности доказательств того, что заявительницу понудили к половому сношению.

Заявительница жалуется в Европейский Суд на то, что соответствующие нормы законодательства Болгарии и практика их применения, требуя доказывания факта физического сопротивления потерпевшей по делам об изнасиловании, являются неадекватными и оставляют безнаказанными некоторые случаи изнасилования. Она также жалуется на то, что проведенное по ее заявлению расследование не было всесторонним и полным.


Вопросы права


По поводу Статей 3 и 8 Конвенции (вопрос о позитивных обязательствах государства по охране прав человека). В соответствии с современными стандартами в сравнительном и международном праве в области законодательных норм, касающихся актов изнасилования, из позитивных обязательств государства по охране прав человека в соответствии со Статьями 3 и 8 Конвенции вытекает требование пенализации и эффективного уголовного преследования любого полового акта, совершаемого без согласия потерпевшей стороны и при отсутствии физического сопротивления жертвы. Задача Европейского Суда в настоящем деле ограничена изучением вопроса: имеются ли в обжалуемом законодательстве и его применении к обстоятельствам данного дела, - наряду с учетом предположительных упущений в расследовании - такие существенные недостатки, которые приравнивают действия властей по делу к акту нарушения государством своих позитивных обязательств по Статьям 3 и 8 Конвенции. Европейский Суд, однако, не может заменить своей оценкой фактов по делу оценку этих фактов, сделанную властями страны, или решать вопрос о предположительной уголовной ответственности преступников.

Болгарские власти столкнулись с трудной задачей, поскольку им изложили две противоречащие друг другу версии случившегося, и у властей также не было "прямых" доказательств вины фигурантов по делу. Усилия следственных органов и прокуратуры в данном деле нельзя недооценивать, но, тем не менее, они не сумели должным образом оценить в контексте событий достоверность противоречащих друг другу показаний и не использовали все возможности для того, чтобы установить и проверить все обстоятельства случившегося. В частности, не были проведены очные ставки свидетелей, давших разноречивые показания, и при этом не было определено точное время установленных событий. В подходах следствия к фактам по делу и его выводах делался неправильный акцент на отсутствие "прямых" доказательств изнасилования, таких как применение силы. Это превратило "несопротивление" заявительницы понуждению к половому сношению в решающий фактор. Такой подход властей был узок, поскольку расследование должно было быть сосредоточено на вопросе о "несогласии" потерпевшей на вступление в половую связь.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявительнице компенсацию в размере 8 000 евро в возмещение морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявительницы о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции


Пункт 1 Статьи 6 Конвенции [гражданско-правовой аспект]


Вопрос о применимости по делу пункта 1 Статьи 6 Конвенции


По делу обжалуется порядок заявления и принятия отвода судьи. Положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции по делу неприменимы.


Шрайбер и Бетч против Франции
[Schreiber and Boetsch - France] (N 58751/00)


Решение от 11 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители выступили гражданскими истцами по уголовному делу, предъявив требования о возмещении причиненного им вреда. Ввиду того, что у них возникли сомнения относительно беспристрастности следственного судьи Трибунала большой инстанции, они подали ходатайство об его отводе. Председатель Апелляционного суда в том же самом судебном округе, который был уполномочен рассмотреть данное ходатайство, отклонил его и вынес постановление об уплате заявителями - совместно и раздельно - штрафа в гражданском порядке в размере 150 евро.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Производство по ходатайству об отводе следственного судьи было формой производства промежуточного, до начала рассмотрения дела по существу. Право заявителей на то, чтобы было вынесено решение об отводе следственного судьи, не является правом гражданско-правового характера, и возможность применения положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции к основному разбирательству по делу не означает, что по аналогии промежуточное производство по ходатайству об отводе подпадает под действие этой нормы Конвенции. Штраф, наложенный на заявителей в гражданском порядке по результатам производства по ходатайству об отводе, был санкцией процессуального характера, которая не связана с установлением права или обязанности "гражданско-правового" свойства. Нельзя также считать, что, налагая штраф за злоупотребление правом на подачу ходатайств, суд решал вопрос об уголовной ответственности заявителей.

Жалоба признана неприемлемой как несовместимая с правилом о предметной неподсудности (ratione materiae) Европейского Суда.


Вопрос о праве человека на разбирательство дела в разумный срок


По делу ставится вопрос о значимости задержек в производстве по делу для заявителя, несмотря на то, что общая продолжительность производства была вполне разумной.


Матвейчук против Польши
[Matwiejczuk - Poland] (N 37641/97)


Постановление от 2 декабря 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Выдержка из Постановления Европейского Суда по данному делу: "Европейский Суд напоминает о своем выводе, что власти не проявили "особого тщания" в производстве по уголовному делу в отношении заявителя. В этой связи Суд отмечает, что хотя общая продолжительность производства по делу может и не выглядеть излишне длительной, период времени в восемнадцать месяцев, прошедший без проведения судом какого-либо слушания по уголовному делу, демонстрирует отсутствие тщания, которое надлежит проявить в такого рода делах. Европейский Суд поэтому считает, что продолжительность производства по данному делу, оцененная с точки зрения требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции о проведении разбирательства по делу "в разумный срок", не отвечает этому требованию".


Вопрос о праве человека на разбирательство дела в разумный срок


По делу ставится вопрос о значимости задержек в производстве по делу для заявительницы, несмотря на то, что общая продолжительность производства была разумной. Вопрос о важности для заявительницы предмета спора, результаты которого обжалуются в Европейский Суд.


Хаджикостова протии Болгарии
[Hadjikostova - Bulgaria] (N 36843/97)


Постановление от 4 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница подала в суд иск о возмещении ущерба, причиненного ей третьей стороной, которая заняла дом, принадлежащий заявительнице, по ее утверждениям, на правах совладения. Иск был заявлен 19 января 1995 г. Окончательное решение по иску было вынесено Верховным кассационным судом Болгарии 2 февраля 2000 г.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Исходя из того, что в принципе общая продолжительность производства по делу была приемлемой (в данном случае производство в судах трех уровней велось немного дольше пяти лет), даже при наличии существенных проволочек, ответственность за которые можно было бы возложить на власти Болгарии (в данном случае речь идет о двух таких периодах задержек - один продолжительностью в год и более семи месяцев и другой продолжительностью более одиннадцати месяцев), Европейский Суд считает, что важность вопросов, поставленных по делу, играет важную роль в оценке разумности сроков производства по делу. В случаях, когда предметом разбирательства по делу являются поистине важные для стороны вопросы, Европейский Суд требует от властей страны проявлять особое тщание в производстве по такому делу. Если же по делу поставлен не особенно важный вопрос, то власти страны не обязаны разбирать дело в приоритетном порядке, но при этом они остаются связанными обязательством обеспечить гарантии права человека на разбирательство его дела в разумный срок.

Придя к заключению, что периоды задержек в производстве по делу, за которые ответственность в данном случае может быть возложена на государство, не превысили "разумный срок", Европейский Суд принял во внимание общую продолжительность производства по делу, тот факт, что спор не имел какой-то особой важности, сложность дела, а также то обстоятельство, что дело рассматривалось судами трех инстанций.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции по делу нарушены не были (принято единогласно).


Вопрос об определении понятия "суд"


Вопрос о распространении понятия "суд" (в том значении, которое придается этому понятию Статьей 6 Конвенции) на третейские суды.


Компания "АО Трансадо-транспортес флувиас до Садо" против Португалии
[Transado-Transportes Fluviais Do Sado, S.A. - Portugal] (N 35943/02)


Решение от 16 декабря 2003 г. [вынесено III Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.)


Пункт 1 Статьи 6 Конвенции [уголовно-процессуальный аспект]


Вопрос о праве человека на справедливое судебное разбирательство дела


По делу оспаривается правомерность замены судьи во время разбирательства дела в суде присяжных, после которой последовал отказ суда заново заслушать показания свидетелей. Жалоба признана приемлемой.


Гравиано против Италии
[Graviano - Italy] (N 10075/02)


Решение от 4 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Дело заявителя по обвинению в умышленном убийстве и принадлежности к организации мафиозного типа было передано на рассмотрение суда с участием присяжных заседателей. Во время судебного процесса по делу суд допросил различных свидетелей и экспертов. По ходу процесса один из двух профессиональных судей (суд присяжных в Италии образован двумя профессиональными судьями и шестью заседателями - "народными судьями") был заменен запасным профессиональным судьей. Заявитель безуспешно пытался протестовать против того, чтобы в материалы дела, которыми надлежало пользоваться обновленному составу суда, включили бы протоколы допросов и иных судебных действий, произведенных на процессе до замены судьи. Суд присяжных отклонил также ходатайство Гравиано о повторном допросе новым составом суда свидетелей, которые были допрошены до замены судьи. Положив в основу обвинительного приговора показания свидетелей, суд присяжных назначил заявителю наказание в виде пожизненного лишения свободы. Жалобы заявителя на вынесенный ему приговор были отклонены вышестоящим судом. В частности, Гравиано обжаловал то обстоятельство, что новый судья не заслушал показания свидетелей, но при этом этот судья участвовал в совещании суда, результатом которого стал обвинительный приговор.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции и подпункта "d" пункта 3 Статьи 6 Конвенции. Решение о приемлемости было принято Европейским Судом после того, как были отклонены возражения государства-ответчика против данной жалобы, выдвинутые на том основании, что заявитель не исчерпал все доступные ему внутригосударственные средства правовой защиты.


Вопрос о равенстве процессуальных возможностей сторон по делу


По делу оспаривается правомерность допустимости в качестве доказательств видеозаписей показаний детей, положенных в основу обвинительного приговора по делу о совершении развратных действий в отношении несовершеннолетних. Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Магнуссон против Швеции
[Magnusson - Sweden] (N 53972/00)


Решение от 16 декабря 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница - сводная бабушка двух мальчиков, которым было пять и девять лет, соответственно, когда, по их утверждениям, она совершила в их отношении развратные действия. В ходе предварительного расследования по делу полицейские провели видеозаписи показаний мальчиков, в которых потерпевшие подтвердили свои обвинения в адрес заявительницы (по ходатайству заявительницы у одного из мальчиков взяли показания повторно). Они также прошли судебно-медицинскую экспертизу, результаты которой показали, что мальчики казались нормальными, за исключением некоторых физических показателей одного из мальчиков, возможно, ставших результатом совершения в его отношении развратных действий, хотя это обстоятельство не могло быть установлено точно. Заявительница утверждает, что ходатайствовала о производстве дополнительного расследования с тем, чтобы в материалы дела были бы включены заключения судебно-медицинских экспертов, но она не представила Европейскому Суду никаких документальных подтверждений того, что такое ходатайство ею подавалось.

Окружной суд, исходя из достоверности показаний мальчиков, признал заявительницу виновной в совершении развратных действий в отношении несовершеннолетних и назначил ей наказание в виде лишения свободы сроком на три месяца. Обвинительный приговор был оставлен в силе Апелляционным судом, а Верховный суд отказался от принятия апелляционной жалобы заявительницы. Впоследствии заявительница получила заключение психолога, который счел, что утверждения мальчиков были недостоверны. Заявительница жалуется в Европейский Суд на то, что в ее отношении был нарушен принцип "равенства процессуальных возможностей сторон по делу", учитывая, как были получены доказательства ее вины (допросы мальчиков в полиции были проведены плохо, им задавались наводящие вопросы, а сама она была лишена возможности присутствовать при допросах).


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции (вопрос о праве человека на справедливый суд) и подпункта "d" пункта 3 Статьи 6 Конвенции. Нельзя утверждать, что заявительница была лишена властями возможности оспорить правдивость показаний мальчиков. Это видно из того факта, что ее ходатайство о проведении повторного допроса одного из мальчиков было удовлетворено, но когда этот допрос проводился, она отказалась от своего права задать мальчику вопросы. Ее утверждение, что она требовала производства дополнительного расследования с участием экспертов, документально не подтверждено. В любом случае заявительница не поставила вопрос о недостатках предварительного расследования при рассмотрении дела в Окружном суде, когда она могла бы потребовать сбора дополнительных доказательств или заявить любое другое процессуальное возражение. В таких обстоятельствах можно считать, что у заявительницы имелись достаточные возможности оспорить показания детей, и Европейский Суд не может придти к заключению, что производство по делу в целом или процедура сбора доказательств были несправедливы. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о праве обвиняемого на разбирательство дела независимым и беспристрастным судом


По делу ставится вопрос о независимости и беспристрастности военного трибунала военно-воздушных сил Соединенного Королевства. Требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были.


Купер против Соединенного Королевства
[Cooper - United Kingdom] (N 48843/99)


Постановление от 16 декабря 2003 г. [Большая Палата]


(Выдержки из пресс-релиза Европейского Суда.)


Обстоятельства дела


В период времени, относящийся к обстоятельствам данного дела, заявитель, Грэм Купер, был военнослужащим королевских военно-воздушных сил Соединенного Королевства. 18 февраля 1998 г. г. Купер был осужден по обвинению в краже на основании Закона "О кражах" 1968 г. окружным военным трибуналом военно-воздушных сил. Ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 56 дней, разжалования в рядовые и увольнения с военной службы. В состав окружного военного трибунала ВВС, рассматривавшего дело, входили постоянный председатель, два других офицера ниже званием и судья-адвокат* (* В системе военной юстиции Великобритании судья-адвокат - это представитель генерального судьи-адвоката, консультант по правовым вопросам в военном суде; генеральный судья-адвокат в Великобритании - судья Высокого суда, консультант короны по вопросам деятельности военных судов и судопроизводству в них (прим. перев.).). Для постоянного председателя это дело было последним перед его увольнением в запас, и с августа 1997 года он уже прекратил проходить служебные аттестации. Два обычных члена состава трибунала прошли в 1993 году курс подготовки, который включал ознакомление с дисциплинарным производством в вооруженных силах. 3 апреля 1998 г. "надзорная инстанция", получив консультативное заключение судьи-адвоката по делу, оставила приговор, вынесенный окружным военным трибуналом, в силе и утвердила срок наказания. Апелляционная жалоба заявителя на это решение, поданная в военно-апелляционный суд, была отклонена.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции.

a) Европейский Суд полагает, что с учетом характера обвинений, предъявленных заявителю, вместе с характером и серьезностью назначенного ему наказания (56 дней) производство по делу в военном трибунале образует разрешение уголовного дела в отношении заявителя в значении пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Установив, что жалоба заявителя, поданная в Европейский Суд, поднимает вопросы права, которые достаточно серьезны, чтобы изучить их по существу, Европейский Суд объявляет настоящую жалобу приемлемой для рассмотрения.

b) Европейский Суд отклоняет общую позицию заявителя, изложенную Суду, которая состоит в том, что военные трибуналы не могут, по определению, рассматривать уголовные дела в отношении военнослужащих, следуя требованиям независимости и беспристрастности суда, содержащимся в пункте 1 Статьи 6 Конвенции. Европейский Суд отклоняет также его жалобу на то, что военный трибунал, рассматривавший его дело, не был независимым и беспристрастным судом. В своих утверждениях Европейскому Суду заявитель не ставит под сомнение подлинность разделения функций уголовного преследования, созыва военного трибунала и рассмотрения дел в системе военной юстиции ВВС или независимость должностных лиц и органов военной юстиции от иерархии командования, воинских званий и других факторов воздействия, существующих на военной службе.

Европейский Суд заявляет, что нет никаких оснований ставить под сомнение независимость судьи-адвоката ВВС, так как он является гражданским лицом, назначаемым на свою должность Лорд-канцлером* (* Лорд-канцлер до последнего времени являлся руководителем верхней палаты парламента Соединенного Королевства (Палаты лордов) и членом кабинета - высшим юридическим советником правительства, возглавлявшим суд Палаты лордов как высшую апелляционную судебную инстанцию страны и, по сути, всю судебную власть; он же отвечал за назначения судей. Многие критики давно указывали, что такое положение вещей нарушает принцип разделения властей. В 2003 году премьер-министр Великобритании Тони Блэр приступил к реформе в судебной сфере. Одного лорд-канцлера в новом государственном устройстве Великобритании заменят сразу четыре института. Прежде всего, упразднен сам пост Лорд-канцлера, который существовал с 605 года, а также объявлено о планах по ликвидации постов судебных лордов (девять лордов-судей, заседающих в Палате лордов парламента и исполняющих роль высшего апелляционного суда). Их полномочия переданы новому ведомству - министерству конституционных дел, возглавляемому "министром по конституционным делам и лорд-канцлером". Планируется также учреждение Верховного суда Соединенного Королевства. Право назначать судей передается специальной независимой комиссии по назначениям в суды (прим. перев.).) (гражданским лицом), и он был назначен в военный трибунал главным судьей-адвокатом (также гражданским лицом). Европейский Суд также считает, что присутствие на слушаниях дела военным трибуналом гражданского лица с такой квалификацией и такими важными функциями составило одну из самых существенных гарантий независимости этих слушаний. Кроме того, постоянный председатель военного трибунала, назначенный председательствовать на процессе, был независим и сделал важный вклад в независимость военного трибунала, обычно созываемого на разовой основе. Обращаясь затем к вопросу об обычных членах военного трибунала, Европейский Суд нашел, что их разовое назначение на слушание дела и относительно младшее воинское звание сами по себе не являются факторами, подрывающими их независимость, так как в трибунале имелись гарантии против давления извне, а именно: присутствие постоянного председателя военного трибунала и судьи-адвоката; им также запрещалось разглашать содержание процесса принятия решений трибуналом, и им предварительно были розданы инструкции о порядке рассмотрения дел в военном трибунале.

Европейский Суд отмечает, что "надзорная инстанция" в существующей системе военной юстиции Соединенного Королевства является аномальной особенностью и выражает свою озабоченность уголовным процессом, в котором несудебное должностное лицо уполномочивается вмешиваться в судебные решения* (* Имеется в виду, что промежуточной инстанцией, принимающей решение по дальнейшему производству по делу в системе военной юстиции Соединенного Королевства, выступают командующие частями и соединениями вооруженных сил соответствующего уровня или их органы (прим. перев.).). Однако Европейский Суд счел, что роль "надзорная инстанция" не подрывала независимость военного трибунала, потому что окончательное решение по делу всегда принимается судебным органом - военно-апелляционным судом.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции по делу нарушены не были (принято единогласно).


Вопрос о праве обвиняемого на разбирательство дела независимым и беспристрастным судом


По делу ставится вопрос о независимости и беспристрастности военного трибунала военно-морских сил Соединенного Королевства. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Гривз против Соединенного Королевства
[Grieves - United Kingdom] (N 57067/00)


Постановление от 16 декабря 2003 г. [вынесено Большой Палатой]


(Выдержки из пресс-релиза Европейского Суда.)


Обстоятельства дела


В период времени, относящийся к обстоятельствам данного дела, заявитель, Марк Энтони Гривз, был военнослужащим королевских военно-морских сил Соединенного Королевства. 18 июня 1998 г. на основании Закона "О преступлениях против личности" 1861 г. г-н Гривз был осужден военным трибуналом военно-морских сил по обвинению в незаконном и злоумышленном нанесении ран с намерением причинить тяжкие телесные повреждения. Ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на три года, разжалования в рядовые, увольнения с военной службы и выплаты 700 фунтов стерлингов в возмещение причиненного им вреда. В состав окружного военного трибунала ВВС, рассматривавшего дело, входили председатель трибунала (капитан королевских ВМС), четыре офицера ВМС и судья-адвокат, который состоял на военной службе в ВМС и являлся барристером, служившим в качестве военно-морского юрисконсульта командования "ФЛИТ" (орган военного управления, ответственный за развертывание всех кораблей королевских ВМС в море и организацию их передвижения). 29 сентября 1998 г. Совет адмиралтейства, получив консультативное заключение судьи-адвоката флота по делу, оставил приговор, вынесенный военным трибуналом, в силе и утвердил срок наказания. Апелляционная жалоба заявителя на это решение, поданная в военно-апелляционный суд, была отклонена.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции.

a) Европейский Суд полагает, что с учетом характера обвинений, предъявленных заявителю, вместе с характером и серьезностью назначенного ему наказания (три года) производство по делу в военном трибунале образует разрешение уголовного дела в отношении заявителя в значении пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Установив, что жалоба заявителя, поданная в Европейский Суд, поднимает вопросы права, которые достаточно серьезны, чтобы изучить их по существу, Европейский Суд объявляет настоящую жалобу приемлемой для рассмотрения.

b) Европейский Суд отмечает, что система военной юстиции в королевских ВМС отличается в некоторых важных отношениях от системы военной юстиции в королевских ВВС. В отличие от системы, принятой в других родах войск, военно-морская обвинительная инстанция вправе назначить обвинителя по делу, рассматриваемом в трибунале, из списка личного состава состоящих на действительной военной службе военно-морских барристеров, не входящих в число подчиненных ему военнослужащих. Однако обвинитель по делу заявителя, как и по делу Купера, был из числа личного состава военнослужащих, состоящих в штате обвинительной инстанции. Администратор трибунала ВМС был гражданским лицом, а не военнослужащим, как администратор трибунала ВВС. Участие гражданского лица в производстве по делу в военном трибунале явно содействовало независимости и беспристрастности этого трибунала. Существенно, что должность постоянного председателя трибунала не существует в системе военно-морской юстиции; председатель трибунала королевских ВМС назначается на разовой основе всякий раз, когда трибунал созывается для рассмотрения дела.

Европейский Суд полагает, что следующие факторы лишают систему военной юстиции королевских ВМС возможности обеспечить независимость военных трибуналов, созываемых на разовой основе: отсутствие должности постоянного председателя трибунала, посвящающего все время судебной деятельности; отсутствие перспектив продвижения по службе у таких председателей; отсутствие опасений быть снятым с постоянной должности; отсутствие необходимости отчитываться за судебную работу перед вышестоящим начальством.

Наиболее важно, отмечает Европейский Суд, что, хотя судьи-адвокаты королевских ВМС играют ту же самую центральную роль в военных трибуналах ВМС, как и их коллеги в военных трибуналах ВВС, они являются военно-морскими офицерами, состоящими на действительной военной службе, которые вне рамок заседаний трибунала исполняют обычные обязанности офицеров ВМС. Судья-адвокат ВВС - гражданское лицо, работающее на полную ставку в ведомстве генерального судьи-адвоката, который сам является гражданским лицом. Кроме того, судьи-адвокаты ВМС назначаются на свои должности офицером ВМС - генеральным судьей-адвокатом ВМС. Европейский Суд отмечает с некоторой озабоченностью, что в период времени, фигурирующий в данном деле, в системе военной юстиции ВМС существовала определенная практика представления рапортов о работе судей-адвокатов. Например, рапорт судьи-адвоката флота относительно судебной работы рядового судьи-адвоката мог быть подан соответствующему офицеру ведомства генерального судьи-адвоката.

Европейский Суд полагает, что даже если судья-адвокат, назначенный в трибунал для участия в рассмотрении дела заявителя, мог считаться независимым, несмотря на эту практику представления рапортов о работе судей-адвокатов, положение военно-морских судей-адвокатов нельзя считать надежной гарантией независимости трибунала королевских ВМС. Соответственно, отсутствие гражданского лица на должности судьи-адвоката ВМС, играющего центральную роль в отправлении правосудия в трибунале ВМС, лишает систему военных трибуналов королевских ВМС одной из самых существенных гарантий независимости, которой обладают трибуналы других родов вооруженных сил.

Европейский Суд далее считает, что инструкции о порядке рассмотрения дел в военном трибунале, направляемые членам военных трибуналов королевских ВМС, существенно менее детализированы и значительно менее ясны, чем соответствующие инструкции, направляемые членам военных трибуналов королевских ВВС. Поэтому такие инструкции менее эффективны в деле обеспечения независимости обычных членов военных трибуналов и ограждения их от воздействия извне. Европейский Суд соответственно нашел, что различия между системой военной юстиции в королевских ВВС, получившей оценку Суда в Постановлении по делу Купера, и системой военной юстиции в королевских ВМС, рассмотренной по делу Гривза, таковы, что опасения г-на Гривза относительно независимости и беспристрастности военного трибунала, рассматривавшего его дело, который был созван на основе закона 1996 года, можно считать объективно оправданными.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в возмещение судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством дела.


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Вопрос о позитивных обязанностях государства обеспечивать охрану прав человека


По делу обжалуется неадекватность средств защиты прав и интересов потерпевшей по делам о предположительном изнасиловании, которые предусмотрены законодательством Болгарии. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции.


M. C. против Болгарии
[M.C. - Bulgaria] (N 39272/98)


Постановление от 4 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, рассмотренного в контексте Статьи 3 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Вопрос о праве человека на уважение семейной жизни


По делу обжалуется неисполнение вступившего в законную силу судебного решения, которым разрешалось усыновление румынских детей иностранными гражданами. Жалоба признана приемлемой.


Пини и Бертани, Манера и Атрипальди против Румынии
[Pini and Bertani, Manera and Atripaldi - Romania] (N 78028/01 и 78030/01)


Решение от 25 ноября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители, две итальянские супружеские пары, получили - посредством вступившего в силу судебного решения - разрешение усыновить румынских подростков; оба ребенка после того, как их бросили родители, проживали в детском доме в Румынии. В силу судебных решений по данному вопросу, вынесенных в Румынии 28 сентября 2000 г., в свидетельства о рождении этих детей должны были быть внесены изменения и выписаны новые свидетельства о рождении. Акты усыновления были признаны полностью соответствующими действующему законодательству Румынии, а также Гаагской конвенции о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления от 29 мая 1993 г. Вступившими в силу судебными решениями, принятыми в июне и августе 2001 года, администрации детского дома было предписано передать детей и их свидетельства о рождении заявителям. Усыновленные дети так и не покинули детский дом. Администрация детского дома неоднократно опротестовывала акты исполнительного производства по делу об усыновлении, а после того, как заявленные ей протесты были отклонены, попытки исполнить судебные решения силами судебных приставов-исполнителей потерпели неудачу. Заявители неоднократно обращались к властям с заявлениями о принудительном исполнении судебных решений об усыновлении детей, но безуспешно. Одновременно администрация детского дома обратилась к властям с ходатайством об отмене судебных решений об усыновлении, с таким же ходатайством обратились и дети; одно из этих ходатайств было удовлетворено в ходе производства, которое на данный момент еще продолжается.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 8 (по вопросу о применимости Статьи 8 Конвенции в данном деле и по существу жалобы), пункта 1 Статьи 6 Конвенции (Европейский Суд решил изучить жалобу в контексте пункта 1 Статьи 6 Конвенции по собственной инициативе) и Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 5 Конвенции, как несовместимая с правилом ratione personae* (* Ratione personae (лат.) - ввиду обстоятельств, относящихся к лицу, о котором идет речь. Здесь имеются в виду круг и признаки субъектов обращения в Европейский Суд с жалобой на предположительное нарушение прав и свобод, гарантируемых Конвенцией (прим. перев.).).


По жалобам о нарушениях Статьи 10 Конвенции


Вопрос о праве человека свободно выражать свое мнение


По делу оспаривается правомерность запрета на рекламу, в которой сравниваются цены на подписку двух газет без указаний на различия в стиле подачи материалов этими газетами. По делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции.


Компания "Кроне верлаг ГмбХ" против Австрии (N 3)
[Krone Verlag GmbH - Austria (N 3)] (N 39069/97)


Постановление от 11 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Компания-заявительница является владельцем ежедневной газеты "Нойе кроненцайтунг" (Neue Kronenzeitung), которая опубликовала рекламное объявление о подписке, сравнивая в нем свои ежемесячные цены на подписку газеты с ценами на подписку другой региональной газеты, "Зальцбургер нахрихтен" (Salzburger Nachrichten). Газета "Нойе кроненцайтунг" характеризовалась в рекламе как "лучшая" местная газета. Редакция газеты "Зальцбургер нахрихтен" обратилась в суды с ходатайством об издании предварительного судебного запрета на публикацию такой рекламы. После того, как дело по этому ходатайству прошло через суды первой и второй инстанций, Верховный суд Австрии издал искомый судебный запрет, установив, что рекламное объявление о подписке вводило читателей в заблуждение, поскольку в нем сравнивались газеты различного качества. Компании-заявительнице было приказано воздержаться от публикации этого рекламного объявления, если только она, среди прочего, при сравнении цен между газетами не осветит в то же самое время различия в стиле освещения событий этими газетами. Компания-заявительница жалуется в Европейский Суд на то, что эта часть судебного приказа, запрещающего сравнение коммерческих цен без описания различных стилей подачи материалов этими ежедневными газетами, нарушает его право на свободное выражение мнения.


Вопросы права


По поводу Статьи 10 Конвенции. Стороны по делу не оспаривали тот факт, что обжалуемый судебный запретительный приказ составил акт вмешательство государства в осуществление компанией-заявительницей своего права на свободное выражение мнения. Такое вмешательство было предусмотрено законом (закон "О недобросовестной конкуренции") и служило законной цели государства - защитить репутацию или права других лиц. С учетом широких рамок свободы усмотрения, которой располагают государства в регулировании чисто коммерческих вопросов, включая вопросы, возникающие в сферах рекламы и недобросовестной конкуренции, задача Европейского Суда по данному делу была ограничена установлением факта, была ли мера, предпринятая властями Австрии, обоснованной и пропорциональной.

Обжалованный судебный запретительный приказ имел весьма далеко идущие последствия, поскольку компания-заявительница должна будет опубликовать детальную информацию относительно различных стилей подачи материала в соответствующих газетах при публикации будущих рекламных объявлений. Судебный запрет был слишком широк и исказил самое суть публичного сравнения цен. Кроме того, его практическое исполнение - хотя оно и не было невозможным - очень затруднительно для компании-заявительницы. Суды Австрии нарушили рамки своей свободы усмотрения, и Европейский Суд счел рассматриваемую меру непропорциональной и поэтому не являющейся необходимой в демократическом обществе.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю некую сумму компенсации в возмещение морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о праве человека свободно выражать свое мнение


По делу оспаривается правомерность наложения дисциплинарного наказания на заключенного в связи с записями, в которых он критиковал пенитенциарную систему. По делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции.


Янков против Болгарии
[Yankov - Bulgaria] (N 39084/97)


Постановление от 13 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель был исполнительным директором двух инвестиционно-финансовых компаний. В марте 1996 года он был арестован и заключен под стражу до суда по обвинению в противоправных финансовых операциях с целью извлечения незаконной прибыли. Несмотря на несколько жалоб заявителя, поданных в прокуратуру и суды по поводу незаконности и необоснованности заключения его под стражу до суда, он был оставлен в заключении до июля 1998 года, когда его освободили из-под стражи под залог по состоянию здоровья.

В октябре 1998 года районный суд признал заявителя виновным в переводе денег за границу в нарушение правил, установленных законом в сфере финансов. В 2000 году окружной суд отменил обвинительный приговор, вынесенный судом первой инстанции по делу заявителя, и направил дело на дополнительное расследование (в 2001 году производство по этому уголовному делу все еще велось).

В период содержания Янкова под стражей администрация места заключения изъяла машинописный материал заявителя в момент передачи этого материала Янковым своему адвокату. В материале - личной рукописи - описывались эпизоды жизни Янкова в качестве заключенного под стражу и высказывалась критика в адрес судебной и пенитенциарных систем и некоторых из должностных лиц этих систем. В результате он был наказан семидневным заключением в штрафной изолятор на том основании, что он допустил предположительно оскорбительные и клеветнические утверждения в отношении сотрудников места заключения, следователей, судей, прокуроров и государственных учреждений. Перед тем, как отправить Янкова в штрафной изолятор, его обрили наголо.


Вопросы права


По поводу Статьи 3 Конвенции. Насильственное обривание заключенного наголо в принципе является актом, который может опозорить человека и унизить его достоинство. В настоящем деле государство-ответчик не сумело убедительно обосновать свои утверждения, что обривание головы заявителя было гигиенической мерой. Акт обривания Янкова наголо не имел под собой законных оснований и оправдывающих обстоятельств, это было чисто произвольным карательным действием за написание заявителем критических в адрес властей комментариев. Учитывая возраст Янкова и то обстоятельство, что он через несколько дней после инцидента должен был явиться на слушание в суд, заявитель, скорее всего, должен был чувствовать себя униженным. Из этого следует, что обривание его наголо приравнивается к неоправданному обращению с человеком достаточно жестко, чтобы считаться унижающим достоинство человека в значении положений Статьи 3 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 10 Конвенции. Наказание заявителя семидневным заключением в штрафной изолятор за умеренно оскорбительные утверждения в отношении судебной и пенитенциарных систем в личной рукописи составило акт вмешательства государства в осуществление им своего права на свободное выражение мнения. Европейский Суд изучил эту жалобу Янкова, не имея на этот счет решения властей страны, и счел недопустимым, чтобы фактические утверждения в рукописи заявителя, содержавшие среди прочего критику в адрес администрации места заключения и ее должностных лиц, считались бы основанием для назначения дисциплинарного наказания.

Власти должны были проявить сдержанность в своем реагировании на критику, в частности, с учетом того, что записи заявителя не распространялись среди других заключенных, и не было никакой непосредственной опасности публичного распространения рукописи, даже если она была бы вынесена из места заключения, поскольку рукопись не была в форме, пригодной для публикации. Государство в данном случае не соблюло справедливый баланс между правом заявителя на свободное выражение своего мнения, с одной стороны, и законной целью государства в деле защиты репутации государственных служащих и поддержания авторитета судебной власти, с другой стороны. Из этого следует, что рассматриваемый акт вмешательства государства в права заявителя не был необходимым в демократическом обществе.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 8 000 евро в возмещение морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о праве человека свободно выражать свое мнение


По делу обжалуется законность обвинительного приговора по делу руководителя религиозной секты, осужденного за выступление в телевизионной передаче, которое было признано разжигающим религиозную вражду в обществе. По делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции.


Гюндюз против Турции
[Gunduz - Turkey] (N 35071/97)


Постановление от 4 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, лидер одной радикальной исламистской секты (Tarikat Aczmendi), выступил в телевизионной передаче, цель которой состояла в том, чтобы в ходе дискуссии с участием нескольких человек представить эту секту и ее неортодоксальные идеи широкой публике. В ходе передачи заявитель изложил свои взгляды на такие предметы, как религиозные одеяния, религия вообще, секуляризм, демократия в Турции и ислам. Некоторые из его высказываний стали основанием для привлечения его к уголовной ответственности и осуждению Судом государственной безопасности; Гюндюз был приговорен к двум годам лишения свободы и выплате штрафа. Суд государственной безопасности установил, что заявитель характеризовал демократию и секуляризм как "нечестивости" с точки зрения ислама, смешивал религиозные и социальные вопросы, заявляя, что дети, рожденные вне брака, являются "ублюдками" (pic), и пропагандировал исламское право (шариат). По мнению Суда государственной безопасности, эти действия были направлены на публичное разжигание ненависти и враждебности среди населения по признаку религиозной принадлежности. Кассационный суд оставил обвинительный приговор в силе.


Вопросы права


По поводу Статьи 10 Конвенции. Данный акт вмешательства государства в права заявителя был предусмотрен законом и преследовал законную цель: предотвращение беспорядков или преступлений, охрану нравственности и, в особенности, защиту прав других лиц. Конфликт, порожденный телевизионной передачей, касался представления секты публике и фокусировался на вопросе о роли религии в демократическом обществе. Этот вопрос стоит в центре внимания общества, и поэтому допустимые в таком случае ограничения на свободу выражения мнения должны интерпретироваться узко. Европейскому Суду было важно установить, правильно ли использовали свою свободу усмотрения суды Турции, осудив Гюндюза за его публичные заявления, которые были квалифицированы как разжигание ненависти среди людей.

Европейский Суд обязан рассмотреть суть заявлений, являющихся предметом спора. Суд считает, что заявления Гюндюза, в которых он характеризует современные институты секуляризма как "нечестивости", нельзя считать призывами к насилию или разжиганием ненависти среди людей, основанными на религиозной нетерпимости. Европейский Суд подчеркивает, что хотя заявитель и использовал уничижительное и оскорбительное выражение "pic", он сделал это в ходе телевизионной передачи в прямом эфире, то есть у него не было возможности переиначить высказанное, облагородить фразу или опустить ее до того, как употребленное им выражение станет достоянием публики. Тому факту, что мнение заявителя было высказано в ходе живой публично транслировавшейся дискуссии, судам Турции следовало при вынесении приговора придать больший вес, чем это было ими сделано. Что же касается высказываний заявителя по поводу шариата, то следует заметить: данная ситуация не может быть по своему правовому значению приравнена к ситуации в деле партии "Рефах" (Refah Partisi)* (*Постановление Европейского Суда по делу "Партия "Рефах" [Партия благоденствия] и другие против Турции" излагается в Информационном бюллетене N 50 по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека (февраль 2003 года) (прим. перев.).) (Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека ECHR 2003). На заявления, направленные на пропаганду, подстрекательство или оправдание ненависти среди людей, основанной на нетерпимости, включая нетерпимость религиозную, гарантии прав человека, предусмотренные Статьей 10 Конвенции, не распространяются. Однако простой факт защиты шариата, без призывов к насилию с тем, чтобы ввести в стране шариат, нельзя считать разжиганием ненависти.

Далее. Необходимо изучить обстоятельства трансляции в эфир заявлений Гюндюза. В данном случае обстоятельства были вполне ясными: цель телевизионной передачи состояла в том, чтобы представить телезрителям секту и экстремистские взгляды ее лидера, которые уже были известны и обсуждались в обществе; к тому же высказываниям Гюндюза противопоставлялись взгляды, высказывавшиеся другими участниками передачи, и заявитель высказывался в условиях дискуссии, организованной на основе плюрализма мнений.

Исходя из вышеизложенного, с учетом всех обстоятельств дела и несмотря на свободу усмотрения, которой пользуются власти страны в деле охраны прав человека, Европейский Суд считает, что данный акт вмешательства государства в реализацию права заявителя на свободное выражение своего мнения не имел под собой достаточных оснований.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции (принято шестью голосами "за" и одним голосом "против").


По жалобам о нарушениях Статьи 14 Конвенции


Вопрос о соблюдении запрета на дискриминацию (по признаку пола)


Исключение женщин de facto из круга лиц, обязанных выполнять обязанности присяжных в суде. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Зарб Адами против Мальты
[Zarb Adami - Malta] (N 17209/02)


Решение от 11 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель был внесен в списки кандидатов в присяжные заседатели в 1971 году. С тех пор он принимал участие в рассмотрении дел в суде в качестве присяжного три раза, но не явился по вызову в суд для исполнения обязанностей присяжного по новому делу, подлежавшему рассмотрению в 1997 году. За неявку в суд заявитель был оштрафован приблизительно на 240 евро, но поскольку он этот штраф не выплатил, то его вызвали в суд. В суде он заявил, что штраф, наложенный на него был дискриминационным, потому что он, Зарб Адами, испытывает трудности и несет обязанности, которых нет у других людей в аналогичном с ним положении в обществе. В частности, указывал заявитель в суде, ввиду того, что, как только лицо вносится в списки кандидатов в присяжные заседатели, он остается в этих списках до тех пор, пока не перестает отвечать требованиям кандидатов в присяжные заседатели; но при этом другие лица, которые в принципе отвечают требованиям кандидатов в присяжные заседатели, освобождаются от исполнения такого гражданского долга.

Кроме того, заявитель утверждал, что закон и практика de facto освободили женщин от выполнения гражданской обязанности участвовать в рассмотрении дел в судах в качестве присяжных. Он представил суду статистические данные, которые не оспаривались судами Мальты, свидетельствующие о том, что практически только 3,05% женщин страны в противоположность 96,95% мужчин исполняют в суде обязанности присяжных заседателей. Конституционный суд Мальты согласился с доводами заявителя, изложенными в его жалобе, что способы составления списков кандидатов в присяжные заседатели приводили к тому, что те люди, которые были внесены в списки, испытывали трудности (и предложил, чтобы система составления списков кандидатов в присяжные заседатели была бы изменена). Однако Конституционный суд не счел, что государство обращалось с заявителем так, что он мог чувствовать себя обремененным. В любом случае он мог бы прибегнуть к обычным средствам ходатайства перед властями об освобождении от исполнения обязанностей присяжного в суде.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении подпункта "d" пункта 3 Статьи 4, Статьей 6, 14 и 35 Конвенции.


Вопрос о соблюдении запрета на дискриминацию (в контексте Статьи 8 Конвенции)


По делу оспаривается правомерность отдачи детей под опеку отца ввиду того, что мать детей является членом секты "Свидетели Иеговы". По делу допущено нарушение требований Статьи 14 Конвенции.


Палау - Мартинез против Франции
[Palau-Martinez - France] (N 64927/01)


Постановление от 16 декабря 2003 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница подала в суд заявление о расторжении брака после того, как ее муж покинул дом, где они проживали в браке. Суд первой инстанции вынес решение о том, что ее два несовершеннолетних ребенка будут жить с ней, и предоставил отцу право на свидания с детьми и право проводить с ними время, особенно в период школьных каникул. Во время одного пребывания с детьми в период каникул бывший муж заявительницы оставил детей у себя и зарегистрировал их в школе по месту своего жительства. Апелляционный суд постановил, что дети должны проживать в доме отца, и предоставил матери право на свидания с детьми и право проводить с ними время; при этом ходатайство заявительницы о составлении доклада социальной службы по поводу семейной ситуации и предоставлении этого доклада суду было отклонено. Суд счел, что в интересах детей было оградить их от воспитательных методов, которыми пользуются в религиозной организации "Свидетели Иеговы", а мать детей входила в эту организацию. Правила и методы воспитания детей членами организации "Свидетели Иеговы" подвергаются критике ввиду их строгости и нетерпимости, а также навязывания детям обязанности заниматься прозелитизмом. Заявительница безуспешно пыталась обжаловать решение суда по вопросам права.


Вопросы права


По поводу Статьи 14 в увязке со Статьей 8 Конвенции. Решение суда отдать детей под опеку их отца было вынесено после того, как дети прожили со своей матерью три с половиной года. Следовательно, распоряжение суда на сей счет следует рассматривать как "акт вмешательства" государства в права человека, вытекающие из Конвенции, а не как обычное судебное вмешательство в семейную жизнь в случае развода, на чем настаивает государство-ответчик. При изучении условий, в которых заявительница и ее бывший муж растили своих детей, суд отнесся к родителям по-разному, исходя из вероисповедания заявительницы и строгого анализа принципов воспитания, предположительно, применяемых сторонниками религии заявительницы. Таким образом, суд просто руководствовался утверждениями общего характера относительно организации "Свидетели Иеговы".

Решение суда не основывалось на каких-либо прямых и ясных доказательствах воздействия религии заявительницы на воспитание и повседневную жизнь детей. К тому же суд не счел необходимым распорядиться о составлении обычного для таких случаев доклада социальной службы по поводу семейной ситуации, как о том ходатайствовала заявительница. Однако такого рода доклад, составленный по результатам социального обследования семьи, несомненно, предоставил бы суду ясную информацию о жизни детей с каждым из родителей и о возможном воздействии религиозных воззрений и обрядов матери на жизнь и воспитание детей после ухода из дома отца.

Коротко говоря, французский суд вынес свое постановление in abstracto* (*In abstracto (лат.) - отвлеченно; вообще (прим. перев.).), исходя из соображений сугубо общего характера, не установив связи между условиями жизни детей с их матерью и их реальными интересами. Мотивы суда были относимы к делу, но не были "достаточными" для вынесенного решения. Посему Европейский Суд считает, что в данном деле отсутствовала разумная пропорциональность между использованными государством средствами и преследовавшейся им целью.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 14 в увязке со Статьей 8 Конвенции (принято шестью голосами "за" и одним голосом "против").

Европейский Суд единогласно постановил, что нет необходимости принимать Постановление по делу в отношении нарушения Статьи 8 Конвенции, взятой отдельно, или изучать жалобу отдельно в контексте пункта 1 Статьи 6 и Статьи 9 Конвенции.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявительнице компенсацию в возмещение морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявительницы о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По вопросу о применении Статьи 35 Конвенции


Подпункт "b" пункта 2 Статьи 35 Конвенции


Вопрос о том, что заявленная жалоба уже является предметом другой процедуры международного разбирательства


По делу оспаривается правомерность отказа властей освободить школьников от изучения обязательного предмета школьной программы, сконцентрированного на изучении христианства. Жалоба коммуницирована государству-ответчику.


Фольгеро против Норвегии
[Folgero - Norway] (N 15472/02)


Решение от 4 декабря 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Первые девять заявителей - родители детей, которые пошли в начальную школу во время событий, являющихся предметом жалобы в Европейский Суд; десятый заявитель - Норвежская гуманистическая ассоциация. Их жалоба связана с законодательной реформой школьных учебных планов, проводившейся с 1997 года, когда в школах начали преподавать предмет "Христианство, другие религии и философские учения". При преподавании этой дисциплины акцент делался на изучении христианства; при этом ученики, которые придерживались других религий или мировоззрений, могли быть освобождены от части занятий по этому предмету по представлению записки от родителей. До реформы допускалось, что дети могли быть освобождены полностью от занятий по изучению христианской веры.

Заявители подали иск в суды Норвегии с требованием освободить их детей полностью от изучения данного предмета. Их исковые требования были отклонены судами трех уровней. В 2000 году в стране были подготовлены два оценочных доклада по поводу новой системы преподавания предмета, в которых указывалось, что частичное освобождение от занятий по предмету не дает таких результатов, как планировалось первоначально, поэтому система должна быть основательно пересмотрена.

Заявители жалуются в Европейский Суд на то, что отказ властей страны предоставить их детям полное освобождение от занятий по указанному предмету нарушает их права, предусмотренные положениями Статьи 9 Конвенции и Статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции (так же как и Статей 8 и 14 Конвенции).


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении пункта 2 Статьи 35 Конвенции наряду с вопросом, не следует ли Европейскому Суду отказаться от рассмотрения данной жалобы ввиду того обстоятельства, что некоторые из сторон по делу в производстве судов Норвегии одновременно подали петицию в Комитет ООН по правам человека.


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о лишении человека собственности


По делу оспаривается правомерность толкования третейским судом концессионного договора. Положения Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции по данному делу неприменимы.


Компания "АО Трансадо-транспортес флувиас до Садо" против Португалии
[Transado-Transportes Fluviais Do Sado, S.A. - Portugal] (N 35943/02)


Решение от 16 декабря 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Компания-заявитель предоставляла услуги речного транспорта на основании концессионного договора. Один пункт договора указывал, что компания-заявитель получит свое вознаграждение, сумма которого должна соответствовать стоимости приобретенных ей активов, не списанных в конце срока концессии; при этом срок списания активов устанавливался соглашением сторон. Однако такового соглашения заключено не было. По истечении срока концессии компания-заявитель потребовала выплаты вознаграждения. В связи с этим возник спор между сторонами договора, который был передан на рассмотрение третейского суда, образованного в соответствии с положениями договора. Рассмотрев спор, третейский суд установил, что соглашение между сторонами по поводу срока списания активов заключено не было, и вынес решение не в пользу компании-заявителя.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Компания-заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что она была лишена своего имущества без компенсации. Однако никакого вмешательства в осуществление права на получение компенсации в случае лишения имущества со стороны властей Португалии не было. Лишение собственности произошло в результате мотивированного и объективного толкования частноправового положения договора (которое было включено в него самими сторонами) третейским судом, образованным в соответствии с концессионным договором. Соответственно, не имел места акт вмешательства публичных властей в реализацию компанией-заявителем права на беспрепятственное пользование своим имуществом.

Жалоба признана неприемлемой как несовместимая с правилом о предметной неподсудности (ratione materiae) Европейского Суда.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. На третейские суды распространяется понятие "суд" в значении пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Включив в договор арбитражную оговорку о том, что в случае возникновения спора решение не допускается обжалование решения третейского суда, компания-заявитель законно и недвусмысленно отказалась от определенных прав, каковой отказ не возбраняется Статьей 6 Конвенции.


Другие постановления, вынесенные в декабре 2003 года


По жалобам о нарушениях Статей 2, 3 и 5 Конвенции


Юртсевен и другие против Турции
[Yurtseven and others - Turkey] (N 31730/96)


Постановление от 18 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


Вопрос об исчезновении родственников заявителей после того, как они были заключены властями под стражу. Сторонами по делу заключено мировое соглашение (государство выразило свое сожаление, взяло на себя обязательство принять меры и добровольно выплатило компенсацию за причиненный вред).


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Кметти против Венгрии
[Kmetty - Hungary] (N 57967/00)


Постановление от 16 декабря 2003 г. [вынесено II Секцией]


Вопрос о предположительном жестоком обращении властей с заявителем при производстве ареста и содержании его под стражей и вопрос об эффективности проведенного по этим фактам расследования. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции (в отношении эффективности только расследования).


По жалобам о нарушениях пунктов 1 и 5 Статьи 5 Конвенции


Пезоне против Италии
[Pezone - Italy] (N 42098/98)


Постановление от 18 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


Вопрос о незаконности содержания заявителя под стражей ввиду ошибки при подсчете срока наказания и вопрос о праве на выплату ему компенсации причиненного в связи с этим вреда. По делу допущено нарушение требований пунктов 1 и 5 Статьи 5 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 3 Статьи 5 Конвенции


Имре против Венгрии
[Imre - Hungary] (N 53129/99)


Постановление от 2 декабря 2003 г. [вынесено II Секцией]


Вопрос о продолжительности содержания заявителя под стражей до суда. По делу допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 5 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 3 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Кюльтер против Турции
[Kulter - Turkey] (N 42560/98)


Постановление от 4 декабря 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос о продолжительности содержания заявителя под стражей до суда и о продолжительности производства по уголовному делу. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Коктава против Чешской Республики
[Koktava - Czech Republic] (N 45107/98)


Постановление от 2 декабря 2003 г. [вынесено II Секцией]


Перит против Польши
[Peryt - Poland] (N 42042/98)


Треял против Эстонии
[Treial - Estonia] (N 48129/99)


Тренчянский против Словакии
[Trenciansky - Slovakia] (N 62175/00)


Постановления от 2 декабря 2003 г. [вынесены IV Секцией]


Ольбрехтс против Бельгии
[Olbregts - Belgium] (N 50853/99)


Постановление от 4 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


Ферейра Алвеш против Португалии (N 2)
[Ferreira Alves - Portugal (N 2)] (N 56345/00)


Компания "АО Фроталь-Алугер де Эквипаментос" против Португалии
[Frotal-Aluguer De Equipamentos S.A. - Portugal] (N 56110/00)


Постановления от 4 декабря 2003 г. [вынесены III Секцией]


Джирарди против Австрии
[Girardi - Austria] (N 50064/99)


Постановление от 11 декабря 2003 г. [вынесено III Секцией]


Керейкдьярто против Венгрии
[Kerekgyarto - Hungary] (N 47355/99)


Шестаков против Венгрии
[Sesztakov - Hungary] (N 59094/00)


Постановления от 16 декабря 2003 г. [вынесены II Секцией]


Заборский и Шмарикова против Словакии
[Zaborsky and Smarikova - Slovakia] (N 58172/00)


Постановление от 16 декабря 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Пена против Португалии
[Pena - Portugal] (N 57323/00)


Постановление от 18 декабря 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по гражданскому делу. По делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Триппель против Германии
[Trippel - Germany] (N 68103/01)


Постановление от 4 декабря 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по делу в Федеральном конституционном суде. По делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Станчик против Польши
[Stanczyk - Poland] (N 50511/99)


Постановление от 2 декабря 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Гвыль против Польши
[Cwyl - Poland] (N 49920/99)


Постановление от 9 декабря 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по гражданскому делу. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Мроз против Польши
[Mroz - Poland] (N 35192/97)


Постановление от 9 декабря 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по четырем гражданским делам. Жалоба исключена из списка подлежащих рассмотрению Европейским Судом дел ввиду отсутствия желания заявителя продолжать производство по делу.


Карой против Венгрии
[Karoly - Hungary] (N 58887/00)


Постановление от 2 декабря 2003 г. [вынесено II Секцией]


Ковач против Венгрии
[Kovacs - Hungary] (N 54457/00)


Постановление от 16 декабря 2003 г. [вынесено II Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по трудовому спору. По делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Фэвр против Франции (N 2)
[Faivre - France (N 2)] (N 69825/01)


Постановление от 16 декабря 2003 г. [вынесено II Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по административному делу, касающемуся налоговых штрафов. По делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Сяурусевичюс против Литвы
[Siaurusevicius - Lithuania] (N 50551/99)


Постановление от 4 декабря 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос о праве на доступ к правосудию в связи с отклонением "повторно заявляемых" кассационных жалобах по уголовному делу. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Скондриянос против Греции
[Skondrianos - Greece] (N 63000/00, 74291/01 и 74292/01)


Постановление от 18 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


Вопрос о неправомерности отклонения жалобы заявителя, поданной в вышестоящий суд по вопросам права, мотивированного тем, что апеллянт не сумел продемонстрировать суду, что его содержали под стражей на основании приговора, ставшего предметом его жалобы; вопрос о лишении заявителя какой-либо возможности оспорить в судебном порядке эту мотивировку. По делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции (по данному делу в отношении первого вопроса применимы Постановления Европейского суда по делам "Омар против Франции" и "Герен против Франции"* (* Данные Постановления были вынесены Европейским Судом 29 июля 1998 г. (прим. перев.).), Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека 1998-V).


Дурсун и другие против Турции
[Dursun and others - Turkey] (N 44267/98)


Билал Бозкурт и другие против Турции
[Bilal Bozkurt and others - Turkey] (N 46388/99)


Дуран против Турции
[Duran - Turkey] (N 47654/99)


Чавушоглу и другие против Турции
[Cavusoglu and others - Turkey] (N 47757/99)


Сариоглу против Турции
[Sarioglu - Turkey] (N 48054/99)


Йешим Таш против Турции
[Yesim Tas - Turkey] (N 48134/99)


Ташкин против Турции
[Taskin - Turkey] (N 49517/99)


Постановления от 4 декабря 2003 г. [вынесены III Секцией]


Екенч и Гюнюш против Турции
[Ukunc and Gunes - Turkey] (N 42775/98)


Четинкая и другие против Турции
[Cetinkaya and others - Turkey] (N 57944/00)


Постановления от 18 декабря 2003 г. [вынесены III Секцией]


Вопрос о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Гирдаускас против Литвы
[Girdauskas - Lithuania] (N 70661/01)


Постановление от 11 декабря 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по уголовному делу. По делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Покорны против Австрии
[Pokorny - Austria] (N 57080/00)


Постановление от 16 декабря 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по уголовному делу. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 и Статьи 8 Конвенции


Мьяновский против Польши
[Mianowski - Poland] (N 42083/98)


Постановление от 16 декабря 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по гражданскому делу и контролировании властями переписки заключенного с Европейским Судом. По делу допущено нарушение положений пункта 1 Статьи 6 и Статьи 8 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 и Статьи 8, Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


Бассани против Италии
[Bassani - Italy] (N 47778/99)


Постановление от 11 декабря 2003 г. [вынесено III Секцией]


Вопрос о продолжительности производства по делу о банкротстве и о том, как эта продолжительность отразилась на правах собственности банкрота, получении им корреспонденции и свободе его передвижения. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 8, Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Луордо против Италии", вынесенным 17 июля 2003 г.).


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 и Протокола N 1 к Конвенции


Бертучелли против Италии
[Bertuccelli - Italy] (N 37110/97)


Леонарди против Италии
[Leonardi - Italy] (N 52071/99)


Поки против Италии
[Poci - Italy] (N 57635/00)


Фаббри против Италии
[Fabbri - Italy] (N 58413/00)


Поцци против Италии
[Pozzi - Italy] (N 59367/00)


Петитта против Италии
[Petitta - Italy] (N 60431/00)


Лерарио против Италии
[Lerario - Italy] (N 60659/00)


Скамачья против Италии
[Scamaccia - Italy] (N 61282/00)


Кальванезе и Спиталетта против Италии
[Calvanese and Spitaletta - Italy] (N 61665/00)


Спаллетта против Италии
[Spalletta - Italy] (N 61666/00)


Федерики против Италии
[Federici - Italy] (N 62764/00)


Джулиани против Италии
[Giuliani - Italy] (N 62842/00)


Тодаро против Италии
[Todaro - Italy] (N 62844/00)


Скараваджи против Италии
[Scaravaggi - Italy] (N 63414/00)


Джунта против Италии
[Giunta - Italy] (N 63514/00)


Компания "АО Де. Ро." против Италии
[Soc. De.ro.sa. - Italy] (N 64449/01)


Вьетри против Италии
[Vietri - Italy] (N 66373/01)


Рекки против Италии
[Recchi - Italy] (N 67796/01)


Постановления от 4 декабря 2003 г. [вынесены I Секцией]


Алфано против Италии
[Alfano - Italy] (N 30878/96)


Кариньяни против Италии
[Carignani - Italy] (N 31925/96)


Ди Маттео против Италии
[Di Matteo - Italy] (N 37511/97)


Лиджуори против Италии
[Liguori - Italy] (N 64254/01)


Постановления от 11 декабря 2003 г. [вынесены I Секцией]


Компания "ООО Джельсомино Сиджери" против Италии
[Gelsomini Sigeri Srl - Italy] (N 63417/00)


Постановление от 18 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


Составление графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении арендатора помещений, длительное неисполнение судебного решения и отсутствие возможности судебной проверки решения префектуры о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении арендатора помещений. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 1 Протокола N 1 Конвенции.


Ковиелло против Италии
[Coviello - Italy] (N 39179/98)


Форте и Ди Джульяно против Италии
[Forte and Di Giuliano - Italy] (N 61998/00)


Постановления от 11 декабря 2003 г. [вынесены I Секцией]


Балди против Италии
[Baldi - Italy] (N 32584/96)


Постановление от 11 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


Составление графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении арендатора помещений, длительное неисполнение судебного решения и отсутствие возможности судебной проверки решения префектуры о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении арендатора помещений. Жалоба исключена из списка подлежащих рассмотрению Европейским Судом дел ввиду отсутствия желания заявителя продолжать производство по делу.


Карахалиос против Греции
[Karahalios - Greece] (N 62503/00)


Постановление от 11 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


Вопрос о волоките при исполнении судебного решения. По делу допущено нарушение положений Конвенции.


По жалобам о нарушениях Протокола N 1 к Конвенции


Фраскино против Италии
[Frascino - Italy] (N 35227/97)


Постановление от 11 декабря 2003 г. [вынесено I Секцией]


Вопрос о неисполнении властями судебного распоряжения о выдаче разрешения на застройку. По делу допущено нарушение требований Протокола N 1 к Конвенции.


Вопрос о присуждении справедливой компенсации


Карбонара и Вентура против Италии
[Carbonara and Ventura - Italy] (N 24638/94)


Постановление от 11 декабря 2003 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


Постановления, переданные на рассмотрение Большой Палаты, и постановления, вступившие в силу


В порядке применения пункта 2 Статьи 43 Конвенции


Коллегия судей в составе пяти членов Большой Палаты приняла обращение заинтересованной стороны по делу о передаче на рассмотрение Большой Палаты следующих Постановлений Европейского Суда:


Кумпанья и Мазаре против Румынии
[Cumpana and Mazare - Romania] (N 33348/96)


Постановление от 10 июня 2003 г. [вынесено II Секцией]


Педерсен и Баадсгаард против Дании
[Pedersen and Baadsgaard - Denmark] (N 49017/99)


Постановление от 19 июня 2003 г. [вынесено I Секцией]


(См. "Бюллетень Европейского Суда по правам человека", N 11/2003.)


Эдвард и Льюис против Соединенного Королевства
[Edwards and Lewis - United Kingdom] (N 39647/98 и 40461/98)


Постановление от 22 июля 2003 г. [вынесено IV Секцией]


(См. "Бюллетень Европейского Суда по правам человека", N 12/2003.)


В порядке применения подпункта "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


Следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции (в связи с истечением трехмесячного срока, установленного для внесения обращения о передаче дела в Большую Палату) (см. "Бюллетень Европейского Суда по правам человека", N 1/2004):


Компания "АО Стокхолмс Форсакрингс - Ох Скадестандсюридик" против Швеции
[Stockholms Forsakrings - Och Skadestandsjuridik AB - Sweden] (N 38993/97)


Глод против Румынии
[Glod - Romania] (N 41134/98)


Постановления от 16 сентября 2003 г. [вынесены II Секцией]


Б. Р. против Польши
[B.R. - Poland] (N 43316/98)


Постановление от 16 сентября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Сельер против Франции
[Sellier - France] (N 60992/00)


К. Р. против Франции
[C.R. - France] (N 42407/98)


Постановления от 23 сентября 2003 г. [вынесены II Секцией]


Хансен против Турции
[Hansen - Turkey] (N 36141/97)


Каркин против Турции
[Karkin - Turkey] (N 43928/98)


Постановления от 23 сентября 2003 г. [вынесены IV Секцией]


Василева против Дании
Vasileva - Denmark (N 52792/99)


Байле против Франции
[Bayle - France] (N 45840/99)


Паж против Франции
[Pages - France] (N 50343/99)


Постановления от 25 сентября 2003 г. [вынесены I Секцией]


Тодореску против Румынии
Todorescu - Romania (N 40670/98)


Куа Пуаррэ против Франции
[Koua Poirrez - France] (N 40892/98)


Беладина против Франции
Beladina - France (N 49627/99)


Постановления от 30 сентября 2003 г. [вынесены II Секцией]


Сиенкевич против Польши
[Sienkiewicz - Poland] (N 52468/99)


Постановление от 30 сентября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


В порядке применения подпункта "с" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


Коллегия судей в составе пяти членов Большой Палаты 3 декабря 2003 г. приняла решение об отклонении обращения заинтересованной стороны по делу о передаче на рассмотрение Большой Палаты следующих Постановлений Европейского Суда, которые вследствие этого решения Коллегии вступили в силу:


Уолстон против Норвегии
[Walston - Norway] (N 37372/97)


Постановление от 3 июня 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Херц против Германии
[Herz - Germany] (N 44672/98)


Постановление от 12 июня 2003 г. [вынесено III Секцией]


(См. "Бюллетень Европейского Суда по правам человека", N 11/2003.)


Аснар против Франции
[Asnar - France] (N 57030/00)


Постановление от 17 июня 2003 г. [вынесено II Секцией]


Тьерс против Сан-Марино
[Tierce - San Marino] (N 69700/01)


Постановление от 17 июня 2003 г. [вынесено II Секцией]


(См. "Бюллетень Европейского Суда по правам человека", N 11/2003.)


Стретч против Соединенного Королевства
[Stretch - United Kingdom] (N 44277/98)


Постановление от 24 июня 2003 г. [вынесено IV Секцией]


(См. "Бюллетень Европейского Суда по правам человека", N 11/2003.)


Лоренца Конти против Италии
[Lorenza Conti - Italy] (N 45356/99)


Постановление от 10 июля 2003 г. [вынесено I Секцией]


Хартман против Чешской Республики
[Hartman - Czech Republic] (N 53341/99)


Постановление от 10 июля 2003 г. [вынесено II Секцией]


(См. "Бюллетень Европейского Суда по правам человека", N 12/2003.)


Мерфи против Ирландии
[Murphy - Ireland] (N 44179/98)


Постановление от 10 июля 2003 г. [вынесено III Секцией]


(См. "Бюллетень Европейского Суда по правам человека", N 12/2003.)


Шмидтова против Чешской Республики
[Schmidtova - Czech Republic] (N 48568/99)


Постановление от 22 июля 2003 г. [вынесено II Секцией]


Бискупская против Польши
Biskupska - Poland (N 39597/98)


Постановление от 22 июля 2003 г. [вынесено II Секцией]


Рябых против России
[Ryabykh - Russia] (N 52854/99)


Постановление от 24 июля 2003 г. [вынесено I Секцией]


(См. "Бюллетень Европейского Суда по правам человека", N 12/2003.)


Прайс и Лоуи против Соединенного Королевства
[Price and Lowe - United Kingdom] (N 43186/98 и 43186/98)


Постановление от 29 июля 2003 г. [вынесено II Секцией]


Кепенеров против Болгарии
[Kepenerov - Bulgaria] (N 39269/98)


Постановление от 31 июля 2003 г. [вынесено I Секцией]


Статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов N 1, 4, 6 и 7 к Конвенции


Статьи Конвенции


Статья 2 Право на жизнь

Статья 3 Запрещение пыток

Статья 4 Запрещение рабства и принудительного труда

Статья 5 Право на свободу и личную неприкосновенность

Статья 6 Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 7 Наказание исключительно на основании закона

Статья 8 Право на уважение частной и семейной жизни

Статья 9 Свобода мысли, совести и религии

Статья 10 Свобода выражения мнения

Статья 11 Свобода собраний и объединений

Статья 12 Право на вступление в брак

Статья 13 Право на эффективное средство правовой защиты

Статья 14 Запрещение дискриминации

Статья 34 Жалобы от физических лиц, неправительственных организаций и групп частных лиц


Протокол N 1 к Конвенции


Статья 1 Защита собственности

Статья 2 Право на образование

Статья 3 Право на свободные выборы


Протокол N 4 к Конвенции


Статья 1 Запрещение лишения свободы за долги

Статья 2 Свобода передвижения

Статья 3 Запрещение высылки граждан

Статья 4 Запрещение коллективной высылки иностранцев


Протокол N 6 к Конвенции


Статья 1 Отмена смертной казни


Протокол N 7 к Конвенции


Статья 1 Процедурные гарантии в случае высылки иностранцев

Статья 2 Право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции

Статья 3 Компенсация в случае судебной ошибки

Статья 4 Право не быть судимым или наказанным дважды

Статья 5 Равноправие супругов




Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 4/2004


Совместный проект Московского клуба юристов и издательства "ЛексЭст"


Перевод: Власихин В.А.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information note N 59 on the case-law of the Court. December, 2003"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с РОО "Московский клуб юристов"


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение