• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 7/2004

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 7/2004


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


Благоволение свободе - основа основ европейской Конвенции


Продолжим изучение основополагающего документа в деятельности Европейского Суда по правам человека - Конвенции о защите прав человека и основных свобод, начатое в прошлом году (см. N 1, 5, 6, 7, 8, 10). В двенадцатом номере Бюллетеня за 2003 год мы закончили комментировать ст. 4 Конвенции, озаглавленную "Запрещение рабства и принудительного труда". Теперь переходим к не менее важной, а может быть, и самой важной международно-правовой норме - ст. 5 европейской Конвенции "Право на свободу и личную неприкосновенность".

Для этого воспользуемся авторитетным комментарием в прошлом судьи, а ныне юрисконсульта Европейского Суда по правам человека, доктора права, профессора Микеле де Сальвиа, который является признанным знатоком в области теории права европейской Конвенции и прецедентной практики страсбургского Суда (подробнее см. "Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения", выпущенный в свет издательством "Норма" при финансовой поддержке Европейской комиссии, Совета Европы и Правительства Соединенного Королевства).


Статья 5. Право на свободу и личную неприкосновенность

1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

а) законное содержание под стражей лица, осужденного компетентным судом;

b) законное задержание или заключение под стражу (арест) лица за неисполнение вынесенного в соответствии с законом решения суда или с целью обеспечения исполнения любого обязательства, предписанного законом;

с) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;

d) заключение под стражу несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное заключение под стражу, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом;

е) законное заключение под стражу лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также законное заключение под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;

f) законное задержание или заключение под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче.

2. Каждому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение.

3. Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом "с" пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.

4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.

5. Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию заключения.

Одной из основных целей Конвенции является защита свободы и неприкосновенности личности от произвольного ареста и заключения стражу. Статья 5 Конвенции распространяется на каждого. Всякое лицо, находящееся на свободе или под стражей, пользуется правом на защиту своей неприкосновенности, т. е. не быть или не оставаться лишенным свободы, кроме как при условии соблюдения требований п. 1 названной статьи, и, если оно оказалось задержанным или заключенным под стражу, пользоваться различными гарантиями, предусмотренными п. 2-5 ст. 5 Конвенции.

Отражая принцип favor libertatis* (* Favor libertatis (лат.) - "благоволение свободе". принцип римского права, согластно которому в спорных случаях вопрос о статусе человека должен решаться в пользу признания его свободным (прим. ред.).), который буквально пронизывает Конвенцию, ее ст. 5 приводит исчерпывающий перечень обстоятельств, допускающих лишение свободы; этот перечень можно толковать лишь ограничительно.

Цель данной статьи - личная свобода в ее классическом понимании как физическая свобода личности. На практике обстоятельства, перечисленные в п. 1 ст. 5, не касаются простых ограничений на свободу передвижения, предусмотренных в соответствующей статье Протокола N 4 к Конвенции.

Для того чтобы определить, лишен ли индивид свободы в смысле ст. 5, нужно исходить из конкретного положения, в котором он оказался, с учетом совокупности таких критериев, как характер, продолжительность, последствия и способы осуществления рассматриваемых мер. Таким образом, только учет всей совокупности перечисленных элементов применительно к конкретной ситуации, в которой оказалось заинтересованное лицо, позволяет оценить, идет ли речь о лишении свободы.

В практике Суда неоднократно отмечалась важность, которую право на свободу приобретает в демократическом обществе в том смысле, в каком оно понимается Конвенцией. В вопросах публичного порядка Совет Европы во всех случаях осуществляет тщательный контроль за любыми мерами, могущими нанести ему ущерб.

Как того требует принцип господства права - один из основополагающих принципов демократического общества, - возможные посягательства исполнительной власти на право индивида на свободу, гарантируемую ст. 5 Конвенции, должны быть объектом судебного контроля по внутреннему праву страны. Национальные судебные власти становятся, тем самым, первыми реальными защитниками свободы.

Для того чтобы лишение свободы оставалось в рамках Конвенции, оно должно отвечать двойному критерию:

- лишение свободы должно быть юридически законным согласно внутреннему праву страны;

- сверх этого оно должно быть правомерным в свете Конвенции, т. е. соответствовать обстоятельствам, составляющим исчерпывающий перечень п. 1 ст. 5.

Согласно позиции Суда, Конвенция требует, прежде всего, правомерности заключения под стражу с соблюдением установленного законом порядка. В данном вопросе нормы Конвенции, отсылая главным образом к национальному законодательству, требуют, кроме того, чтобы всякое лишение свободы соответствовало назначению ст. 5 - защите личности от произвола.

Favor libertatis находит свое отражение в принципе, выраженном в ст. 5 и призванном ограничить власть государств по принятию мер, связанных с лишением свободы. Речь идет о принципе исчерпывающего характера обстоятельств, при которых индивид может быть лишен свободы. Другими словами, лишение свободы соответствует Конвенции только тогда, когда данная мера применяется в одной из ситуаций (всего их шесть), строго перечисленных в п. 1 ст. 5. Сказанное подтверждается Судом, когда он заявляет, что с оговоркой, предусмотренной ст. 15 Конвенции, и без ущерба для действия ст. 1 Протокола N 4 данный перечень носит ограничительный, закрытый характер, который допускает только узкое толкование, значительно сужающее имеющееся у государств поле для маневра.

Лишение свободы может вытекать из мер, вписывающихся в уголовно-процессуальный контекст (арест, задержание, содержание под стражей с целью исполнения наказания), или предусматриваться среди прочих обстоятельств, допускающих лишение свободы, но преследующих иные цели, нежели репрессия за противозаконные действия уголовного характера. Это обстоятельства лишения свободы, преследующие цели социальной защиты (например, в том, что касается душевнобольных) или охраны общественного порядка (например, задержание с целью высылки).

Строго в рамки уголовно-процессуального права включаются два случая лишения свободы: один возникает в самом начале или по ходу процесса - это заключение под стражу, именуемое задержанием; другой - во исполнение обвинительного приговора.

Последний из названных случаев предусматривается подп. "а" п. 1 ст. 5 Конвенции. Обвинительный приговор должен быть вынесен компетентным судом в соответствии с законом. Под осуждением понимается одновременно и признание виновным, вслед за установлением факта совершения правонарушения, и назначение наказания в виде тюремного заключения или других мер лишения свободы. Следует отметить, что лицо, осужденное судом первой инстанции к лишению свободы, также находится в ситуации, предусмотренной п. 1 ст. 5, несмотря на то, что решение могло еще не вступить в законную силу.

Первый из вышеназванных случаев лишения свободы в контексте уголовного права, предусмотренный подп. "с" п. 1 ст. 5 Конвенции, разрешает прибегать к лишению свободы в рамках уголовного преследования. Однако решение о лишении свободы может приниматься только с конкретной целью, как это предусматривается Конвенцией, для чего подозреваемое лицо должно предстать перед компетентным органом.

Положения подп. "с" п. 1 ст. 5 Конвенции нельзя толковать в отрыве от п. 3 той же статьи, с которой они составляют единое целое. Отсюда со всей очевидностью следует обязанность, чтобы перед судьей предстало всякое лицо, задержанное или заключенное под стражу в соответствии с условиями, предусмотренными подп. "с" п. 1 - либо для проверки правомерности заключения под стражу, либо для вынесения судебного решения по существу дела.

Заключение под стражу, даже временное, подразумевает к тому серьезные основания. Конвенция требует, чтобы оно мотивировалось только обоснованными подозрениями в совершении уголовного деяния. Обоснованность подозрений представляет собой существенный элемент защиты, предоставляемой Конвенцией, от произвола при лишении свободы. Обоснованность подозрений предполагает наличие обстоятельств или сведений, способных убедить объективного наблюдателя в том, что лицо, о котором идет речь, могло совершить правонарушение. То, что означает обоснованность, зависит, однако, от совокупности обстоятельств.

Террористические преступления судебная практика относит к специальной категории деяний, представляющих высочайшую опасность для демократических институтов. Европейский Суд признал, что при решении вопроса о заключении под стражу в данных случаях нельзя настаивать на той же точности и надежности, которые требуются для того, чтобы оправдать такую меру в контексте обычных уголовных правонарушений. Вместе с тем необходимо, чтобы меры, направленные на борьбу с этим бедствием, не посягали на существо гарантии, предоставляемой Конвенцией, даже если приходится признать, что перед риском страданий и потерей человеческих жизней, которыми сопровождается терроризм, полиция вынуждена действовать с высочайшей быстротой, чтобы использовать полученную ею информацию, в том числе и из секретных источников, и что она часто вынуждена "арестовывать предполагаемого террориста на основании надежных данных, которые тем не менее не могут быть раскрыты подозреваемому, или представить в суд доказательства обвинения, не подвергая опасности источник сведений".

Поэтому нельзя требовать от государств, борющихся с подобными преступлениями, раскрытия источников конфиденциальной информации для обоснования своих подозрений, хотя, конечно, они должны представить некоторые факты или сведения, способные убедить объективных наблюдателей в том, что существовали основания подозревать арестованного в совершении вменяемого ему правонарушения.

В отношении характера подозрений, дозволяющих задержание или временное заключение под стражу, Конвенция предусматривает необходимость наличия трех признаков: совершение правонарушения; существование разумных причин полагать, что необходимо воспрепятствовать совершению правонарушения; опасность побега подозреваемого в совершении правонарушения или попытки его совершить.

Что касается приемлемости доводов, которые могли бы оправдать продление срока временного заключения под стражу, то необходимо напомнить, что сохранение подозрений, ставших основанием взятия лица под стражу, является условием sine qua non* (* Sine qua non (лат. книж.) - буквально: "обязательно", "то, без чего нет". Сравните с полной версией "Conditio sine qua non" (лат.) - "условие, без которого невозможно"; обязательное условие. (прим. ред.).) правомерности дальнейшего содержания подозреваемого под стражей. Однако очевидно, что подозрения, ставшие основанием для заключения под стражу, не могут быть основанием для осуждения или даже предъявления обвинения, что происходит на следующих стадиях производства по уголовному делу.

Кроме того, отказ от обвинения и предания суду в ходе уголовного преследования не обязательно подразумевает, что постановление о заключении под стражу в начале процесса преследовало цели, не соответствующие Конвенции. Существование подобной цели должно рассматриваться независимо от ее достижения, и подп. "с" п. 1 ст. 5 не предполагает, что полиция на момент ареста или задержания уже собрала достаточные доказательства для предъявления обвинения.


Путеводитель по прецедентной практике Европейского Суда


Московский клуб юристов открывает новую серию информационно-аналитических изданий из цикла "Россия и Совет Европы". Подготовлен к выпуску и в ближайшее время выйдет в свет первый выпуск "Путеводителя по прецедентной практике Европейского Суда" за 2002 год - ежегодное приложение к российскому изданию "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека".

Кроме собственно прецедентов страсбургского Суда в новый справочник войдут Конвенция о защите прав человека и основных свобод, Протоколы N 1, 4 и 7 к Конвенции, Регламент Европейского Суда по правам человека в новой официальной версии перевода на русский язык, а также Постановление N 8 Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ "О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса" от 11 июня 1999 года и Постановление N 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" от 10 октября 2003 года, другая справочная информация о работе Суда в Страсбурге.

Впервые в одной книге в хронологическом порядке и полном объеме публикуются все постановления и решения, вынесенные в 2002 году палатами Европейского Суда из семи судей (в отличие от так называемых комитетских решений, т. е. вынесенных комитетами Суда из трех судей, решения палат имеют подробную мотивировочную часть и являются, таким образом, прецедентами) по жалобам российских граждан. Это постановления по делам "Бурдов против России", "Калашников против России" и другие решения.

После того, как 5 мая 1998 года Россия присоединилась к европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и признала при этом обязательную юрисдикцию Европейского Суда, для российской правовой системы приобрел огромное значение учет прецедентной практики этого Суда. Необходимо подчеркнуть, что с этого момента в силу требований Конституции Российской Федерации (часть 4 статьи 15) постановления Европейского Суда (как нормоустанавливающие толкования Конвенции) имеют для нашей правовой системы такое же значение, как и решения российских высших судов - Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного. Поэтому уяснение российскими правоприменителями выносимых Европейским Судом решений и постановлений, закрепляющих правовые позиции Суда по конкретным делам, но применимых и в других, аналогичных по фабуле случаях, позволяет тщательнее унифицировать правоприменительную практику и эффективно защищать права и свободы, как они сформулированы в Конвенции и толкуются Европейским Судом.

Изложение судебных решений в сборнике систематизировано по статьям европейской Конвенции, что облегчает пользование материалами сборника. Твердое следование публикуемых материалов "страсбургскому" оригиналу - вестнику Европейского Суда, издаваемому его Секретариатом на английском и французском языках - является принципиально выгодным отличием его от других изданий, которые информируют российских читателей обычно лишь об избранных решениях Европейского Суда.

Необходимо отметить, что приводимые в книге сведения о делах являются лишь суммарным изложением пространных решений и постановлений Европейского Суда. Они могут быть использованы как ориентир в обширной практике Европейского Суда, прибегнув к которому, следует затем обращаться к полным текстам процессуальных документов. В этих целях и для облегчения поиска информации в базе данных ЕСПЧ "HUDOC" (http://www.echr.coe.int/Eng/Judgments.htm) в книге приводятся написание названий дел латиницей, а также номера жалоб, присвоенные им Секретариатом Суда.

Предполагается, что данное издание будет ежегодным (следующая книга, охватывающая прецедентную практику 2003 год, выйдет осенью 2004 года), что позволит российским юристам использовать содержащуюся в ней информацию для изучения и правильного понимания прецедентного права Европейского Суда. Ежемесячная же "повестка дня" Европейского Суда по правам человека излагается в Бюллетене, который вы держите в руках. При этом следует учитывать, что для российских правоприменителей представляет интерес и имеет большое значение прецедентная практика Европейского Суда не только по делам, прямо относящимся к Российской Федерации, но и по делам против других стран. В условиях быстрого роста числа выносимых Европейским Судом решений и постановлений его правовые позиции постоянно развиваются и для правильного их понимания и учета при подготовке и рассмотрении "российских жалоб" следует внимательно изучать практику Суда в отношении всех государств - участников европейской Конвенции.

Новый справочник предназначен в первую очередь федеральным и мировым судьям, работникам правоохранительных органов, адвокатам, нотариусам и государственным служащим, преподавателям, студентам и аспирантам юридических вузов, членам общественных и правозащитных организаций, а также всем тем, кто намерен отстаивать свои права с использованием российских законов, принципов и норм международного права.

Предварительные заказы на приобретение "Путеводителя по прецедентному праву Европейского Суда за 2002 год" направляйте в Московский клуб юристов (105064, г. Москва, ул. Земляной Вал, 38/40, e-mail: club@femida.ru) или издательство "ЛексЭст" (129090, Москва, ул. Гиляровского, д.1, а/я 51, e-mail: info@lexest.ru).



Статистические сведения*


Вынесенные постановления


  За март С начала 2004 г.
Большая палата 0 3
I Секция 18 37 (41)
II Cекция 7 26 (32)
III Секция 1 34 (37)
IV Секция 12 26
Секции в предыдущих составах 0 2
Всего 38 128 (141)

Постановления, вынесенные в марте 2004 года



Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая палата 0 0 0 0 0
I Секция 15 2 1 0 18
II Секция 7 0 0 0 7
III Секция 1 0 0 0 1
IV Секция 9 2 1 0 12
Всего 32 4 2 0 38

Постановления, вынесенные c начала 2004 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая палата 3 0 0 0 3
I Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
II Секция в прежнем составе 1 0 0 1 2
III Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
IV Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
I Секция 31 (32) 5 (8) 1 0 37 (41)
II Секция 23 (29) 2 1 0 26 (32)
III Секция 31 (34) 3 0 0 34 (37)
IV Секция 21 4 1 0 26
Всего 110 (120) 14 (17) 3 1 128 (141)

_____________________________

* Статистические сведения предварительны. То или иное постановление или решение Европейского Суда может быть вынесено в отношении нескольких жалоб (в скобках приводится количество жалоб, в отношении которых вынесено постановление или решение). Употребляемый в Бюллетене значок * означает, что Постановление не является окончательным.




Вынесенные решения За март С начала 2004 года
I. Жалобы, признанные приемлемыми
I Секция 31 (34) 63 (71)
II Секция 10 (11) 19 (20)
III Секция 11 36 (37)
IV Секция 10 33 (35)
Всего 62 (66) 151 (163)
II. Жалобы, признанные неприемлемыми
Большая Палата 1 1
I Секция Палата 12 39 (41)
Комитет 581 1435
II Секция Палата 10 22
Комитет 470 1029
III Секция Палата 3 14
Комитет 191 543
IV Секция Палата 12 29
Комитет 307 889
Всего 1587 4001 (4003)
III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел
I Секция Палата 11 19
Комитет 11 17
II Секция Палата 4 10
Комитет 7 20
III Секция Палата 8 21
Комитет 0 6
IV Секция Палата 3 12
  Комитет 1 11
Всего 45 116
Всего Решений об исключении жалобы из списка подлежащих
рассмотрению дел (не включая частичных Решений)
1694 (1698) 4268 (4282)

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба


Каким органом принято решение За март С начала 2004 года
I Секция 59 135 (153)
II Секция 47 (48) 105 (129)
III Cекция 37 (38) 61 (62)
IV Cекция 32 51
Общее количество коммуницированных жалоб 175 (177) 352 (395)

Краткое изложение постановлений и решений Европейского Суда подготовлено Секретариатом Европейского Суда и не имеет обязательной силы для Суда.


По жалобе о нарушении Статьи 2 Конвенции


Вопрос о праве человека на жизнь


По делу ставится вопрос о захвате и убийстве человека предположительно представителями государства и обжалуется неэффективность расследования, проведенного властями по этому факту. По делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции.


Нурай Сен против Турции
[Nuray Sen - Turkey] (N 25354/94)


Постановление от 30 марта 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница, исходя из показаний свидетелей, утверждает, что 26 марта 1994 г. ее муж был похищен из кафе, которым он владел, представителями государства и впоследствии был убит ими. После того, как Нурай Сен получила информацию о похищении мужа, она позвонила в жандармское управление и отдел по борьбе с терроризмом. Четыре дня спустя после этого звонка заявительницу информировали, что тело ее мужа находится в морге государственной больницы. Она настояла на том, чтобы власти провели расследование по факту убийства ее мужа, утверждая, что он подвергался пыткам. Прокурор взял у Нурай Сен показания только месяц спустя. Она утверждала, что ранее ее мужу угрожали жандармы в штатском, а причиной тому была политическая деятельность ее мужа. Государство-ответчик оспорило эту версию фактов и утверждало, что муж заявительницы был похищен из кафе тремя лицами, которым он сопротивления не оказывал, как если бы он был с ними знаком. С целью установления фактов делегация Европейской Комиссии по правам человека брала показания свидетелей с выездом в Анкару. Однако главные очевидцы похищения мужа заявительницы не явились для дачи показаний делегации Комиссии.


Вопросы права


На основе собранных доказательств Европейский Суд не сумел пролить свет на вопрос о личностях похитителей, заключив при этом, что муж заявительницы был похищен и убит неизвестными людьми. Европейский Суд, тем не менее, считает, что муж заявительницы пыткам не подвергался, сочтя убедительным заключение, представленное судебно-медицинским экспертом.

По поводу Статьи 2 Конвенции (вопрос об исчезновении человека). Единственным доказательством, которое указывало на причастность представителей государства к похищению и убийству мужа заявительницы, были показания самой заявительницы, являющиеся показаниями "по слуху". Поскольку тот факт, что к происшествию причастны представители государства, не был установлен вне всякого разумного сомнения, нельзя утверждать, что в этой связи имело место нарушение Статьи 2 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по данному вопросу требования Статьи 2 Конвенции по делу нарушены не были (принято единогласно).

По поводу Статьи 2 Конвенции (вопрос об эффективности проведенного властями расследования). При проведении расследования похищения и смерти мужа заявительницы имели место серьезные упущения, отсутствовала и координация действий между различными органами жандармерии, участвовавшими в этом расследовании. Один из прокуроров не взял показания очевидцев похищения, а баллистическая экспертиза была назначена с запозданием, и ее результаты были неполны. При этом имеет существенное значение тот факт, что оба прокурора, участвовавшие в расследовании, не явились на слушания делегации Европейской Комиссии по правам человека. Отсутствие адекватного и эффективного расследования означает, что в данном деле имело место нарушение процессуального аспекта Статьи 2 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в этом вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 13 Конвенции. Поскольку нельзя считать, что по данному делу было проведено эффективное уголовное расследование, Европейский Суд счел, что имело место и нарушение Статьи 13 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в этом вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 14,5 тысяч евро в возмещение причиненного заявителю морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о бесчеловечном обращении


По делу обжалуются условия содержания в заключении лица, приговоренного к смертной казни. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции.


Йоргов против Болгарии
[Iorgov - Bulgaria] (N 40653/98)


Постановление от 11 марта 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель был приговорен к смертной казни в мае 1990 года, и в октябре Верховный суд Болгарии оставил в силе этот приговор. Тем временем в июле того же года парламент страны принял решение, отсрочивающее исполнение приговоров к смертной казни, которые вступили в законную силу. Мораторий на исполнение приговоров к смертной казни оставался в силе до 1998 года, когда высшая мера наказания была отменена. До отмены смертной казни в Болгарии проходили широкие политические дебаты по вопросу об этом виде уголовного наказания. Несколько попыток вновь ввести смертную казнь законодательным путем были отвергнуты в парламенте. Заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что его содержание под стражей в период моратория на смертную казнь приравнивается к бесчеловечному обращению, учитывая его опасения относительно восстановления смертной казни, а также физические условия и режим его содержания под стражей (в особенности в период с 1995 по 1998 год, когда он был помещен в камеру одиночного заключения, и его единственный контакт с людьми был в течение одночасовой ежедневной прогулки с другими заключенными).


Вопросы права


По поводу Статьи 3 Конвенции. Конвенция вступила в силу в отношении Болгарии только в 1992 году, и юрисдикция ratione temporis* (* Ratione temporis (лат.) - по причинам сроков; ввиду обстоятельств времени события. По общему правилу Европейский Суд принимает к рассмотрению жалобы относительно лишь тех фактов, которые имели место после момента вступления в силу Конвенции для государства, действия которого являются предметом жалобы (прим. перев). Европейского Суда начала действовать с этого времени, пока смертная казнь не была отменена в 1998 году. Тем не менее для того, чтобы оценить условия содержания Йоргова под стражей с точки зрения требований Конвенции, Судом может приниматься во внимание весь срок содержания под стражей. Учитывая гарантии, которые существовали в течение этого срока, положение заявителя не была# сопоставимо с положением лица, ожидающего исполнения приговора к смертной казни в камере смертников. Кроме того, никаких нарушений моратория на смертную казнь не было в течение этого срока. Хотя заявитель, вероятно, первоначально был в состоянии неуверенности и страха ввиду возможного возобновления исполнений приговоров к смертной казни, это беспокойство, должно быть, уменьшилось, поскольку время шло, а мораторий продолжал оставаться в силе.

Европейский Суд, однако, полагает, что строгий режим содержания заявителя с 1995 года (назначение которого государство-ответчик не объяснило с точки зрения конкретных причин необходимости обеспечения такого уровня безопасности), равно как и физические условия содержания Йоргова под стражей, должно быть, причиняли ему страдание в масштабах, превышающих неизбежный уровень, свойственный страданию лица, находящегося в заключении. Соответственно, можно считать, что в данных обстоятельствах минимальный порог строгого обращения с заключенным, подразумеваемый Статьей 3 Конвенции, был достигнут, и заявитель подвергался бесчеловечному и унижающему достоинство обращению с ним.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 1500 евро в возмещение причиненного заявителю морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.

[NB. В тот же день аналогичное Постановление было вынесено Европейским Судом по делу "G.B. против Болгарии", N 42346/98]


Вопрос о высылке из страны гражданина иностранного государства


По делу ставится вопрос о правомерности высылки из Швеции в Иран лица, заявляющего о себе как о политическом активисте, здоровье которого было в плохом состоянии. Жалоба признана неприемлемой.


Насими против Швеции
[Nasimi - Sweden] (N 38865/02)


Решение от 16 марта 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель - гражданин Ирана курдского происхождения, сестра которого проживает в Швеции. После нескольких неудавшихся попыток, в двух случаях ему предоставили визы для въезда в Швецию. После своего второго посещения он попросил у властей страны убежище, утверждая, что он выступал против иранского правительства, будучи членом одной из политических организаций. Он утверждал, что иранские власти обнаружили у него дома журналы подрывного характера, в результате чего он провел в тюремном заключении два года. Спустя год после подачи прошения о предоставлении убежища он также подал властям заявление, в котором утверждал, что в период заключения власти подвергали его пыткам. Его жена и дети впоследствии приехали к нему в Швецию и также подали прошения о предоставлении убежища.

Совет по вопросам миграции отклонил их прошения и распорядился о высылке семейства Насими в Иран. В своих последующих жалобах и ходатайствах о предоставлении вида на жительство в стране члены семьи Насими представили несколько заключений врачей, в которых указывалось, что заявитель страдал от посттравматического стресса; им был представлен также иранский документ, который предположительно являлся повесткой с вызовом в революционный суд. Действие распоряжения о высылке семьи Насими приостановлено не было, но его исполнение было отсрочено после указания Европейского Суда властям Швеции, сделанного в порядке применения Правила 39 Регламента Европейского Суда* (* В соответствии с Правилом 39 Регламента Европейского Суда по прошению стороны в деле или любого другого заинтересованного лица либо по своей инициативе Европейский Суд вправе указать сторонам на предварительные меры, которые следует предпринять в интересах сторон или надлежащего порядка производства по делу (главным образом - по воздержанию от выполнения обжалуемых действий государства). Уведомление о таких мерах направляется Комитету министров, и Европейский Суд вправе запросить у сторон информацию по любому вопросу, связанному с выполнением предложенной предварительной меры (прим. перев.).). Хотя здоровье заявителя ухудшилось, он не стал проходить курс лечения, предписанный его лечащим врачом.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 3 Конвенции. Европейский Суд считает маловероятным, что иранские власти предоставили бы заявителю разрешение на выезд из страны в двух случаях, если он был бы политическим активистом, выступающим против правительства. Прошло много времени после подачи заявителем первого прошения о предоставлении убежища, прежде чем он выдвинул какие-то конкретные обвинения в применении против него пыток в Иране и представил властям Швеции копию повестки в революционный суд; это обстоятельство ставит под сомнение правдивость его заявлений и вероятность подвергнуться обращению в нарушение Статьи 3 Конвенции по возвращении в Иран. Хотя распоряжение о высылке в Иран и стало причиной сильного стресса заявителя, этот вред не проистекал от каких-либо умышленных действий властей в Иране, и при этом не было доказано, что заявитель был травмирован своим жизненным опытом в Иране. Его депортация из Швеции поэтому не является нарушением Статьи 3 Конвенции ввиду состояния здоровья заявителя.


Вопрос о высылке из страны гражданина иностранного государства


По делу обжалуются условия высылки из Латвии семьи бывшего офицера Советской Армии после того, как между Россией и Латвией был заключен договор о выводе российских войск с территории Латвии. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Викулов и другие против Латвии
[Vikulov and others - Latvia] (N 16870/03)


Решение от 25 марта 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители - российские граждане. В 1985 году первый заявитель въехал в Латвию как военнослужащий Советской Армии вместе с женой, вторым заявителем; третий заявитель, их сын, родился в Латвии год спустя после переезда туда его родителей.

В 1991 году Латвия восстановила свою государственную независимость, СССР распался, и Вооруженные Силы СССР перешли под юрисдикцию России. 30 апреля 1994 года Латвия и Россия подписали договор о выводе российской армии с территории Латвии. В результате первый заявитель в сентябре 1998 года был демобилизован из армии. Вскоре после этого срок действия временных виз заявителей истек. Тогда они попытались получить виды на жительство в Латвии, но их заявления были властями отклонены. В 2000 году в их отношении были изданы распоряжения о депортации из страны. Жалобы, поданные заявителями на распоряжения о высылке, были отклонены. Им предписали выехать из страны сразу же по окончании текущего учебного года третьего заявителя. По истечении этого срока заявители были арестованы иммиграционной полицией, но при задержании отказались подписать протокол ареста, который был составлен на латышском языке. Их отказ мотивировался тем, что они не понимали латышский язык. Они содержались под стражей в условиях, которые они описывают как нарушающие требования Конвенции. Затем в сентябре 2003 года их принудительно отправили в Россию.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 3, подпункта "f" пункта 1 Статьи 5, пункта 2 Статьи 2, Статей 8 и 14 Конвенции и Статьи 34 (что касается вопроса о вмешательстве государства в осуществление права на подачу индивидуальной жалобы в Европейский Суд) Конвенции.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции. Крайний срок для выезда заявителей из страны был установлен властями таким образом, чтобы позволить третьему заявителю завершить учебный год в школе; Европейскому Суду не было продемонстрировано, что третьему заявителю не удалось получить среднее образование после его высылки в Россию. Наконец время его содержания под стражей, в течение которого он не мог посещать занятия в школе, также нельзя считать нарушением его "права на образование" в пределах значения положений Конвенции. Жалоба по этому пункту признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1, Статьи 1 Протокола N 7 и Статьи 4 Протокола N 4 к Конвенции.


По жалобе о нарушении Статьи 4 Конвенции


Пункт 2 Статьи 4 Конвенции


Вопрос о запрещении принудительного труда


По делу обжалуются действия в отношении несовершеннолетней, гражданки Тоголезской Республики, долгое время работавшей прислугой в семье без получения соответствующего жалования. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Силиаден против Франции
[Siliadin - France] (N 73316/01)


[II Секция]


Обстоятельства дела


Заявительница - гражданка Тоголезской Республики. Когда она прибыла во Францию в возрасте 16 лет, ее - вопреки предварительным договоренностям - заставили работать прислугой, выполняющей всю работу по дому и ухаживать за детьми с 7 часов утра до 10 часов вечера. При этом жалование ей не выплачивалось. Не имея иной работы или вида на жительство и будучи лишенной хозяевами своего заграничного паспорта, заявительница вела такой образ жизни в течение трех лет, постоянно опасаясь, что ее могут арестовать. В то же время супружеская пара, на которую она подает исковое заявление, все время убеждала заявительницу, что ее статус будет скоро легализован. В конечном счете ее хозяева были привлечены к уголовной ответственности и осуждены по обвинению в использовании зависимого положения заявительницы с целью получения от нее услуг без выплаты соответствующего вознаграждения.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 4 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции


Пункт 1 Статьи 6 Конвенции [гражданско-правовой аспект]


Вопрос о праве человека на справедливое разбирательство дела


По делу ставится вопрос о правомерности ситуации, при которой на каждом слушании дела в суде председательствовали разные судьи. Требования Статьи 6 Конвенции по делу нарушены не были.


Питканен против Финляндии
[Pitkanen - Finland] (N 30508/96)


Постановление от 9 марта 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Извлечение из Постановления по делу: "Что касается утверждений заявителя относительно несправедливости замены председательствующего профессионального судьи Окружного суда на слушаниях, то следует заметить: тот факт, что на каждом слушании происходила замена судьи, не ставился сторонами под сомнение. Как и по делу "P. K. против Финляндии"* (* Решение по делу "P. K. против Финляндии" [P.K. - Finland] было вынесено Европейским Судом 9 июля 2002 г. (прим. перев.).), по данному делу не был соблюден принцип, в соответствии с которым в случае замены председательствующего судьи важные свидетели по делу должны быть заслушаны заново. Хотя и верно, что требование справедливости разбирательства дела в производстве по гражданским делам может быть не обязательно столь же строгим, как в производстве по уголовным делам, из материалов данного дела усматривается, что в ходе производства по делу в Окружном суде Питкман заявил отвод свидетелю А. ввиду недостоверности его показаний; в конечном счете А. был осужден по обвинению в даче ложных показаний. Кроме того, что касается выводов о степени ущерба, причиненного L., Окружной суд основывался исключительно на показаниях A. Европейский Суд при этом, однако, отмечает, что в той части дела, которая была связана сугубо с показаниями А., слушания по делу были проведены заново ввиду того, что эти показания были ложными. Что же касается остальных материалов дела, по которым слушания заново не проводились, то нет никаких признаков того, что решения по остальным материалам дела принимались исключительно на основании показаний А.

Не может Европейский Суд заключить и то, что председательствующего судью заменяли таким образом, чтобы результаты рассмотрения дела негативно отразились бы на интересах заявителя, или что замена производилась на основании иных ненадлежащих мотивов. Наконец, никто по делу не утверждал, что производилась замена кого-либо из состава трех асессоров* (* В Финляндии дела по первой инстанции слушаются судом в составе председательствующего профессионального судьи и нескольких непрофессиональных судей, асессоров (прим. перев.).).

В этих конкретных обстоятельствах тот факт, что сменявшие друг друга председательствующие судьи имели возможность изучить протоколы и записи предшествовавших слушаний дела, на которых давали показания А. и другие свидетели, был достаточной компенсацией несоблюдения правила непосредственности судебного разбирательства. Европейский Суд посему считает, что постоянные замены председательствующего судьи не могут быть приравнены к акту лишения заявителя права на справедливое разбирательство дела. Из этого следует, что в этом смысле не имело места нарушение Статьи 6 Конвенции".


Вопрос о соблюдении принципа состязательности судопроизводства


По делу обжалуется лишение стороны возможности представить суду свои замечания на заключение генерального адвоката при производстве по делу в Суде Европейских Сообществ. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Компания "Эмеса шугар Н.В." против Нидерландов
[Emesa Sugar N.V. - the Netherlands] (N 62023/00)


[II Секция]


Обстоятельства дела


Компания-заявитель эксплуатирует фабрику по производству сахара, созданную на острове Аруба* (* Аруба - крошечный остров (площадь - 193 кв. км), расположенный в Карибском море недалеко от побережья Венесуэлы. Владение Нидерландов (прим. перев.).), который в соответствии с правовыми нормами Европейского Союза отнесен к категории "заморских стран и территорий" (ЗСТ). До 1997 года Решением Совета Европейского Союза (ЕС), на основании которого осуществлялась деятельность компании "Эмеса шугар Н.В.", предусматривалось, что товары, импортируемые в государства - члены Европейского Союза и произведенные в "заморских странах и территориях", освобождались от уплаты таможенной пошлины. В 1997 году в данное Решение Совета ЕС были внесены поправки, и импорт сахара из "заморских стран и территорий" был ограничен определенной годовой квотой.

Компания-заявитель возбудила суммарное (упрощенное) производство в Окружном суде с протестом против Решения Совета EC. Иск компании был отклонен, но ряд вопросов дела был передан Окружным судом в Суд Европейских Сообществ для принятия по ним предварительного постановления. После слушания в Суде Европейских Сообществ, состоявшегося в марте 1999 года, генеральный адвокат Суда* (* Суд Европейских Сообществ находится в Люксембурге и действует с 1952 года. В него входят 15 судей, являющихся членами суда, и 9 генеральных адвокатов и их помощники. Судьи и генеральные адвокаты назначаются общим решением правительств государств-членов на шестилетний срок. На практике в составе суда заседают по одному судье от каждого государства-члена. Помимо рассмотрения прямых исков в неясных случаях суды государства-члена запрашивают предварительное решение-прецедент Суда по вопросам толкования права Сообщества до принятия ими окончательного решения. Решение-прецедент Суда Европейских Сообществ обязывает национальный суд (прим. перев.).) представил свое заключение по вопросам, и устные слушания были завершены. Компания-заявитель ходатайствовала перед Судом о представлении своих письменных замечаний на заключение генерального адвоката, но это ходатайство было отклонено Судом в 2000 году. Компания-заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что тем самым она была лишена права на справедливое разбирательство дела при производстве в Суде Европейских Сообществ и утверждает, что национальная судебная власть была обязана уважать предварительное постановление Суда Европейских Сообществ и следовать его предписаниям.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 6 Конвенции.


Пункт 2 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о соблюдении принципа презумпции невиновности


По делу ставится вопрос о правомерности презумпции уголовной ответственности редактора, отвечавшего за выпуск в эфир радиопередач. Требования пункта 2 Статьи 6 Конвенции по делу нарушены не были.


Радиовещательная компания "Радио Франс" против Франции
[Radio France-France] (N 53984/00)


Постановление от 30 марта 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 10 к Конвенции.)


По жалобе о нарушении Статьи 7 Конвенции


Пункт 1 Статьи 7 Конвенции


Вопрос о соблюдении принципа Nullum Crimen Sine Lege* (* Nullum crimen sine lege (лат.) - нет преступления без предусматривающего его закона (прим. перев.).)


По делу ставится вопрос о необходимости соблюдения принципа предсказуемости норм уголовной ответственности. Требования пункта 1 Статьи 7 Конвенции по делу нарушены не были.


Радиовещательная компания "Радио Франс" против Франции
[Radio France-France] (N 53984/00)


Постановление от 30 марта 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 10 к Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Вопрос о праве человека на уважение частной жизни


По делу обжалуются действия врачей, лечивших ребенка-инвалида медикаментами вопреки возражениям матери ребенка. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Глэссы против Соединенного Королевства
[Glass-the United Kingdom] (N 61827/00)


Постановление от 9 марта 2004 года [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Первый заявитель - ребенок с тяжелой формой инвалидности; второй заявитель - его мать. В июле 1998 года, ребенок был в срочном порядке госпитализирован и прооперирован ввиду острой дыхательной недостаточности. Врачи полагали, что он был при смерти, и сочли, что в его состоянии ему уже не требуется дальнейший курс интенсивной терапии. Поскольку мать ребенка не согласилась с таким выводом врачей, администрация больницы предложила ей, чтобы заключение о состоянии здоровья ребенка и необходимом для него лечении сделал бы специалист со стороны. Г-жа Глэсс отказалась от этого предложения. Состояние ребенка улучшилось, и он смог возвратиться домой. Впоследствии его несколько раз госпитализировали в ту же больницу с инфекцией дыхательных путей. Вновь возникли сильные разногласия между больничным персоналом и г-жой Глэсс по поводу методов лечения ребенка в случае кризиса. В одном случае возникла кризисная ситуация: врачи полагали, что ребенок находится в предсмертном состоянии, и с целью снижения болей ввели в его организм диаморфин вопреки желанию матери. Кроме того, в карту больного без ведома матери была внесена запись: "пациента в сознание не приводить". В этот раз между лечащим персоналом больницы и членами семьи ребенка вспыхнули ссоры. Ребенок пережил кризис, и его состояние улучшилось до такой степени, что его можно было забрать домой.

Заявительница обратилась в суд с ходатайством о судебной проверке действий и решений персонала больницы, но судья отклонил ходатайство на том основании, что инцидент завершился. В разрешении на подачу апелляционной жалобы заявительнице было отказано. Она впоследствии обращалась в Генеральный медицинский совет* (* Государственный орган, который ведет реестр дипломов и выдает разрешение на врачебную практику; контролирует соблюдение врачебной этики. Учрежден в 1858 году (прим. перев.).) и полицию с жалобами на действия врачей, лечивших ее сына. И Генеральный медицинский совет, и полиция провели свои расследования действий врачей, однако дело против врачей возбуждено не было, и никаких обвинений им не предъявляли.


Вопросы права


По поводу Статьи 8 Конвенции. Как законный представитель ребенка мать имела право на то, чтобы действовать от его имени и защищать его интересы. Навязывание курса лечения ее сыну вопреки ее постоянным возражениям представляло собой акт вмешательства в осуществление права ребенка на уважение его частной жизни. То обстоятельство, что врачи имели дело с кризисной для жизни ребенка ситуацией, не оправдывало факт такого вмешательства.

Изучая вопрос о том, было ли это вмешательство "предусмотрено законом", Европейский Суд не счел необходимым оценивать, соответствовали ли внутригосударственные правовые параметры разрешения конфликтов, возникающих на почве несогласия родителей с предлагаемым курсом лечения их детей, требуемым качественным критериям, предусматриваемым Конвенцией. Европейский Суд, однако, отмечает, что существующие в Соединенном Королевстве правовые рамки разрешения такого рода конфликтов вполне совместимы со стандартами, установленными Конвенцией Совета Европы по вопросам биоэтики и прав человека* (* Имеется в виду Конвенция 1997 года о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины (Конвенция о правах человека и биомедицине) (прим. перев.).), и отнюдь не наделяют врачей чрезмерной свободой усмотрения, и при этом это не способствуют непредсказуемости в действиях врачей. Лечащий персонал больницы принимал решения исходя из того, что они наилучшим образом отвечали интересам ребенка, так что преследовавшаяся ими цель была также законна.

Что же касается "необходимости" акта вмешательства в права человека, о котором идет речь, то Европейский Суд замечает: Суд не получил от государства-ответчика удовлетворительных объяснений тому факту, что на начальных стадиях конфликта заявительницы с больницей администрация больницы не попыталась урегулировать этот конфликт, прибегнув к вмешательству судов. Бремя такой инициативы, необходимой для того, чтобы разрядить ситуацию в преддверии очередного кризиса больного, явно лежало на администрации больницы. Вместо этого врачи использовали то ограниченное время, которое им было доступно в данной ситуации, чтобы попытаться навязать свою точку зрения матери. В таких обстоятельствах решение властей, отвергающее возражения матери против предложенного курса лечения и принятое в отсутствие разрешения со стороны суда, вылилось в нарушение Статьи 8 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителям совместную компенсацию в размере 10 тысяч евро в возмещение причиненного им морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о праве человека на уважение частной жизни


По делу обжалуется возложение обязанности на работника предприятия атомной промышленности сдать анализы на предмет употребления им наркотиков. Жалоба признана неприемлемой.


Вретлунд против Швеции
[Wretlund - Sweden] (N 46210/99)


Решение от 9 марта 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель работает уборщиком служебных помещений на предприятии атомной промышленности. В 1995 году на этом предприятии была принята программа борьбы с наркоманией, в соответствии с которой от работников предприятия требовалось пройти тесты на употребление алкоголя и наркотиков. Каждые три года у работников брали мочу на анализ. Кроме того, каждый работник должен был в письменной форме указать, какие медикаменты он принимал в течение недели, предшествующей сдаче анализа, если он вообще их принимал.

Профсоюз, членом которого был заявитель, обратился в Суд по трудовым конфликтам с ходатайством о вынесении деклараторного решения* (* Деклараторным решением суда, не затрагивающим существо спора, разъясняется содержание норм права, подлежащих применению в конкретной спорной ситуации (прим. перев.).), в котором говорилось бы, что заявитель не был обязан проходить тесты на употребление алкоголя и наркотиков. Профсоюз утверждал, что такого рода тесты нарушали гарантии Статья 8 Конвенции, равно как и положения коллективного договора; как альтернативу обоснования деклараторного решения профсоюз предложил использовать тот аргумент, что законодательство Швеции не наделяет работодателей правом проводить такого рода тесты. Суд по трудовым конфликтам установил, что заявитель был обязан пройти тест на употребление наркотиков, но не тест на употребление алкоголя. Суд указал, что, несмотря на отсутствие конкретных норм законодательства на сей счет, в соответствии с коллективным соглашением проведение таких тестов может считаться частью права компании руководить работой нанятых ей лиц и организовывать их труд. Кроме того, функционирование данного предприятия должно осуществляться в соответствии со строгими требованиями безопасности, и администрация была особо заинтересована в том, чтобы в коллективе работников не было бы наркоманов.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции. Даже при том, что обязанность работодателя подвергнуть работников тесту на употребление наркотиков и не вытекало из норм законодательства, право компании руководить работой нанятых ей лиц и организовывать их труд является общепризнанным принципом на рынке труда в Швеции, и Судом по трудовым конфликтам считается общим правовым принципом. Хотя возложение на работника обязанности пройти тест на употребление наркотиков может быть сочтено как покушение на неприкосновенность личности, оно может быть оправдано в обстоятельствах данного дела. Соображения эксплуатации предприятия, относящиеся к обеспечению общественной безопасности и защиты прав и свобод других лиц, в частности других работников, оправдывают применение рассматриваемой по делу меры контроля над личностью.


Вопрос о праве человека на уважение частной жизни


По делу обжалуются действия властей в ситуации, когда женщина была вынуждена выехать за границу для производства аборта зародыша, имеющего врожденный порок, из-за того, что невозможно было произвести аборт в самой Ирландии. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


D. против Ирландии
[D. - Ireland] (N 26499/02)


[Вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница была беременна близнецами; врачи ее информировали о том, что один из двух плодов "прекратил развиваться", а другой имел редкий хромосомный порок развития, который подразумевал, что плод вряд ли выживет при родах, а если выживет, то новорожденный будет инвалидом с деформированным телом. Заявительница была не в состоянии вынести физические и моральные страдания в течение оставшихся пяти месяцев беременности, и поскольку в данных обстоятельствах ей в Ирландии отказали бы в производстве аборта, она выехала в Соединенное Королевство, чтобы сделать аборт там. Затем она тайно привезла мертвый плод назад в Ирландию в маленьком гробике для того, чтобы негласно похоронить его. У заявительницы тогда были некоторые осложнения, которые требовали, чтобы ей была оказана медицинская помощь. Однако ввиду того, что в Ирландии не предполагалось оказывать медицинскую помощь или давать консультации после аборта, произведенного за границей, то она была вынуждена при госпитализации держать в тайне от врачей больницы факт прерывания беременности. Заявительница также утверждает, что она не смогла официально получить медицинскую помощь или консультации после аборта.

Д. жалуется в Европейский Суд на то, что государство не выполнило в ее отношении свои позитивные обязательства, вытекающие из требований Статей 3 и 8 Конвенции. Она также жалуется на то, что ее право получать информацию было нарушено ввиду законодательных ограничений на информацию, которую лечащий врач может предоставить относительно законных услуг по производству аборта в других странах. Это означало, что она должна была сама отыскивать варианты производства аборта в Соединенном Королевстве без какого-либо участия ее лечащего врача и без надлежащего направления специалиста.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статей 3, 8, 10 и 14 Конвенции.


Вопрос о праве человека на уважение семейной жизни


По делу обжалуются действия властей, удовлетворивших ходатайство об усыновлении ребенка вопреки возражениям одного из биологических родителей. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Куийпер против Нидерландов
[Kuijper - the Netherlands] (N 64848/01)


[II Секция]


Обстоятельства дела


Заявительница и ее муж развелись в 1985 году. Тогда же они оба согласились, что их дочь останется с отцом. Заявительница была назначена судами вспомогательным опекуном дочери, но с того времени она мало с ней общалась. В 1998 году бывший муж заявительницы и его новая супруга подали в суд ходатайство об удочерении ребенка ее мачехой. Они заявили суду, что ребенок проживал с ними с момента развода ее биологических родителей и что девочка полностью поддерживает ходатайство об удочерении.

Осуществляя право вето на такого рода акт, признаваемое Гражданским кодексом Нидерландов, заявительница выступила с возражениями против удочерения мачехой ребенка, утверждая, что недостаток контактов между ней и дочерью не оправдывал разрыв юридически признанной семейной связи между ними. После заслушивания показаний сторон и ребенка Окружной суд удовлетворил ходатайство об удочерении девочки, отклонив тем самым возражения Куийпер. Суд установил, что интересы девочки в том, чтобы быть удочеренной, должны преобладать над интересами заявительницы. Суд также счел, что недостаточный интерес, который на протяжении лет Куийпер проявляла к своей дочери, может быть расценен как форма невыполнения принятого на себя обязательства (злоупотребление правом). Последовавшие жалобы заявительницы были отклонены вышестоящими инстанциями.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 8 Конвенции.


По жалобе о нарушении Статьи 10 Конвенции


Вопрос о праве человека на распространение информации


По делу обжалуется обвинительный приговор за клевету, вынесенный журналистам радиовещательной компании. Положения Конвенции нарушены не были.


Радиовещательная компания "Радио Франс" против Франции
[Radio France - France] (N 53984/00)


Постановление от 30 марта 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители были привлечены к уголовной ответственности и осуждены по обвинению в клевете. Им инкриминировалось то, что в течение 24 часов они передавали в эфир радиосообщения, в которых бывшему супрефекту, г-ну J., приписывалась активная личная роль в депортации из страны в 1942 году тысяч евреев. Суды постановили, что эти обвинения, которые были ложны, составляли клеветнические заявления. Ответственность за это правонарушение была возложена на главного редактора компании-заявителя на том основании, что на нем лежала установленная законом обязанность регулярно проверять содержание радиотрансляций, хотя он не мог считаться ответственным за выпуск в эфир первого радиосообщения с обвинениями в адрес г-на J.

Журналиста, который представил текст первоначального сообщения, нельзя было освободить от уголовной ответственности на основании принципа добросовестности изложения передаваемой в эфир информации, поскольку он не доказал суду, что не высказывал поспешные и преувеличенные заключения. Главного редактора и журналиста приговорили каждого к выплате штрафа в размере 20 тысяч франков и к выплате компенсации за причиненный ими вред в размере 50 тысяч франков. Суд также распорядился, чтобы радиовещательная компания передала бы в эфир сообщение для слушателей о постановленном судом обвинительном приговоре. Кассационный суд Франции* (* Во Франции Кассационный суд возглавляет систему судов общей юрисдикции и, по сути, является верховным судом страны (прим. перев.).) отклонил жалобу радиовещательной компании на приговор суда первой инстанции, заявленную по вопросам права.


Вопросы права


По поводу Статьи 7 Конвенции. Заявители утверждают в своей жалобе в Европейский Суд, что главного редактора нельзя признавать виновным на основании норм об уголовной ответственности, как они были применены - в связи с его обязанностью проверять содержание сообщений перед выходом их в эфир - поскольку инкриминируемые ему сообщения вышли в прямой эфир. Как утверждается, эти нормы таким образом ранее еще не применялись в схожих обстоятельствах. Однако Статья 7 Конвенции не запрещает постепенное разъяснение правил применения норм об уголовной ответственности посредством судебного толкования от дела к делу "при условии, что результат такого толкования соотносим с природой правонарушения и в разумной мере предсказуем".

Принимая во внимание конкретные обстоятельства выпуска радиостанцией в эфир рассматриваемых сообщений (сообщения повторялись в эфире с регулярными интервалами во времени), Европейский Суд счел, что судебное толкование, данное в настоящем деле нормам закона об уголовной ответственности, - главный редактор был в состоянии проверять содержание радиосообщений заранее, - было вполне соотносимым с природой правонарушения и "в разумной мере предсказуемым".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в этом вопросе требования Статьи 7 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

По поводу пункта 2 Статьи 6 Конвенции. Презумпции уголовной ответственности главного редактора - как лица, ответственного за выпуск материала в свет, - за любую передачу клеветнического характера могла быть опровергнута лишь доказыванием того, что человек, который высказал клеветнические слова или передал их в прямой эфир, действовал добросовестно. Более того, ввиду важности эффективного предотвращения распространения и тиражирования клеветнических обвинений через средства массовой информации эта презумпция в применении ее французскими судами оставалось в "разумных пределах", как того требует Конвенция. Наконец, французские суды, которые рассматривали дело по обвинению заявителей, гарантировали им их право на надлежащую правовую процедуру.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в этом вопросе требования пункта 2 Статьи 6 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

По поводу Статьи 10 Конвенции. Приказ суда, предписывающий компании-заявителю загладить вред в гражданском порядке, передав в эфир информацию о состоявшемся обвинительном приговоре (communique judiciaire), был "предусмотрен законом", как того требует Статья 10 Конвенции. Что же касается "обязанностей и ответственности журналистов", то следует заметить: журналист передал в эфир неправильную информацию; в отношении же иной содержавшейся в его сообщении информации в радиопередаче он не доказал, что действовал с крайней осторожностью и особой сдержанностью, которые от него требовались, поскольку речь шла об актах особой тяжести, которые он приписал г-ну J., и ввиду того, что его сообщение передавалось радиостанцией повторно, и его можно было слышать по территории всей Франции. Основания, по которым французские суды пришли к выводу, что были опорочены честь и достоинство г-на J. поэтому Европейский Суд счел "существенными и достаточными" для вынесения обвинительного приговора.

Штрафные санкции и меры по заглаживанию вреда, наложенные судом на заявителей, были пропорциональны законной цели, преследовавшейся государством, - защите репутации и прав других лиц - ввиду особой тяжести актов, приписывавшихся г-ну J., и того факта, что сообщение было передано в эфир 62 раза радиостанцией, трансляциями которой охватывается вся территория Франции. Таким образом, акт вмешательства государства в права заявителей может быть расценен как "необходимый в демократическом обществе".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу требования Статьи 10 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).


По жалобе о нарушении Статьи 34 Конвенции


Вопрос о сохранении за заявителем статуса жертвы нарушения Конвенции


По делу ставится вопрос о правомерности отмены Европейской комиссией штрафа, наложенного на компанию-заявителя. Жалоба признана неприемлемой.


Общество с ограниченной ответственностью "Сенатор лайнс ГмбХ" против 15 государств - членов Европейского Союза
[Senator Lines GmbH - 15 EU Member States] (N 56672/00)


Решение от 10 марта 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


В 1998 году Европейская Комиссия наложила штраф в размере 13 750 тысяч евро на компанию-заявителя за нарушения правил конкуренции, установленные Европейским Экономическим Сообществом. Заявителя уведомили о том, что штраф не будет взыскиваться немедленно, если заявитель обжалует решение Комиссии при условии внесения банковского залога. Заявитель обжаловал решение в Суде первой инстанции Европейских Сообществ, а также ходатайствовал об освобождении от обязательства внести банковский залог. В этой просьбе было отказано, поскольку Европейская Комиссия сочла, что холдинговая компания заявителя была в состоянии внести залог. Последующее обращение заявителя в Суд первой инстанции с ходатайством о приостановлении действия решения, которым был наложен штраф, было отклонено председателем Суда, который согласился с тем, что заявитель сам не в состоянии обеспечить залог, но счел, что следует принять во внимание группу предприятий, в которую входил заявитель.

Заявитель обжаловал это решение, но его жалоба была отклонена председателем Суда Европейских Сообществ Общин, которые подтвердил, что допустимо принять во внимание активы группы предприятий, в которую входил заявитель. В 2003 году Суд первой инстанции Европейских Сообществ аннулировал штрафы, которые были наложены в 1998 году.

Заявитель жалуется в Европейский Суд по правам человека, в частности, на то, что реализация решения о штрафе до того, как по этому вопросу вынесено решение в судебном порядке, составляет нарушение права на доступ к правосудию в суде.


Решение


Жалоба признана неприемлемой. Жалоба заявителя в Европейский Суд касается дела, производство по которому не было завершено на момент подачи жалобы. Штраф выплачен не был, равным образом не было исполнено решение о его выплате. Жалоба заявителя на это решение не просто была рассмотрена, но это рассмотрение завершилось отменой штрафа. Соответственно, факты дела таковы, что не позволяют заявителю утверждать, что он стал жертвой нарушения положений Конвенции. К моменту принятия окончательного решения в 2003 году было ясно, что заявитель не мог представить разумных и убедительных доказательств вероятности, что нарушение, затрагивающее его интересы, действительно могло бы иметь место - на тот момент было ясно, что не имелось никаких оснований для его опасений относительно исполнения решения о выплате штрафа до слушаний в Суде первой инстанции. Посему заявитель не может претендовать на то, чтобы считаться жертвой нарушения положений Конвенции.


По вопросу о применении Статьи 35 Конвенции


Пункт 1 Статьи 35 Конвенции


Вопрос о доступности эффективных внутригосударственных средств правовой защиты (Франция)


Дело о жалобе, заявленной в Кассационный суд с нарушением установленных процессуальных сроков после того, как Европейский Суд вынес решение по аналогичному делу. Европейский Суд отклонил предварительные возражения государства-ответчика.


Мерже и Крос против Франции
[Merger and Cros - France] (N 68864/01)


Решение от 11 марта 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Первая заявительница - рожденный вне законного брака ребенок. После смерти ее биологического отца ей досталась по наследству такая же доля состояния, как и законным детям скончавшегося. При слушании дела о наследовании состояния законные дети оспорили в суде порядок раздела имущества между наследниками. Исходя из действовавшего в то время законодательства Франции, суд первой инстанции постановил, что первая заявительница, отец которой в момент ее зачатия был женат на женщине, иной, чем ее мать, не имела права больше, чем на 10% наследства. Поэтому суд отменил наследование в размерах, превышающих этот предел. Суд апелляционной инстанции оставил в силе это решение, в особенности, что касается уравнивания в правах наследования первой заявительницы и законных детей наследодателя. Заявители - мать и дочь - в 1998 году обратились с жалобой в Кассационный суд Франции. В своей процессуальной записке, представленной в марте 2000 года генеральному адвокату* (* При Кассационном суде Франции состоят генеральный прокурор, первый генеральный адвокат и 19 генеральных адвокатов. Несмотря на свои титулы "адвокатов", эти должностные лица являются ассистентами генерального прокурора при Кассационном суде (прим. перев.).), они утверждали, что сокращение доли наследования первой заявительницы ввиду установленных законом условий в отношении незаконнорожденных детей нарушает положения Конвенции, как они толкуются учреждениями Конвенции. Кассационный суд отклонил жалобу заявительниц в мае 2000 года, не исследуя этот довод.

Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в увязке со Статьей 14 Конвенции (вопрос о дискриминации по признаку рождения, что касается права наследования имущества). Государство-ответчик утверждало в Европейском Суде, что заявительницы не исчерпали внутригосударственные средства правовой защиты, поскольку они не подняли вопросы своей жалобы в их письменных представлениях Кассационному суду Кассации и сделали это только позже с нарушением установленного законом срока. Европейский Суд отклонил это возражение государства-ответчика. Заявительницы, возможно, оправданно сочли, что когда они в 1998 году подали в Кассационный суд свои письменные представления, то в свете предыдущих решений Кассационного суда их жалоба со ссылкой на дискриминацию незаконнорожденных детей, запрещенную Конвенцией, потерпит неудачу. Кроме того, в марте 2000 года заявительницы подали в канцелярию жалоб Кассационного суда процессуальную записку, адресованную генеральному адвокату, в которой они изложили цель своего обращения и сослались на Статью Конвенции, которая, как они утверждали, была нарушена в их случае, и упомянули при этом Постановление Европейского Суда по делу "Мазурек против Франции" [Mazurek v. France], прецедент от 1 февраля 2000 года.

Таким образом, за время рассмотрения дела имел место прецедент Европейского Суда, который мог вполне отразиться и в прецедентном нормотворчестве Кассационного суда Франции, на что и обратили внимание заявительницы в своей процессуальной записке и что должно было бы привлечь внимание Кассационного суда к их жалобе, которую они планировали направить в Европейский суд. Тот факт, что это произошло по истечении срока, установленного для подачи жалоб по вопросам права, было вне контроля заявительниц, и их нельзя обвинить в какой-либо небрежности в этом отношении.


Вопрос о доступности эффективных внутригосударственных средств правовой защиты (Украина)


По делу ставится вопрос о доступности эффективных средств правовой защиты в отношении чрезмерной продолжительности производства по делу.


Мерит против Украины
[Merit - Ukraine] (N 66561/01)


Постановление от 30 марта 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Дело касается вопроса о чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу. Государство-ответчик заявило предварительное возражение против рассмотрения жалобы Европейским Судом на том основании, что заявитель не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты* (* Согласно Статье 35 Конвенции, предписывающей условия приемлемости жалобы Европейским Судом, этот Суд может принять дело к рассмотрению "только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты" (прим. перев.).).

Извлечение из Постановления: "Европейский Суд пришел к выводу, что заявитель имел возможность обжаловать в соответствующую судебную инстанцию, начиная с 23 мая 2001 г. и с 29 июня 2001 г., постановление прокурора от 19 сентября 2000 г., <_> на основании которого было возобновлено расследование по уголовному делу заявителя. Мерит мог бы подать жалобу либо в порядке гражданского судопроизводства на основании статьи 248-3 [Гражданского процессуального кодекса] либо в порядке уголовного судопроизводства на основании статьи 234 [Уголовно-процессуального кодекса]. Европейский Суд полагает поэтому, что необходимо рассмотреть вопрос, отвечают ли эти средства правовой защиты критериям, установленным пунктом 1 Статьи 35 Конвенции.

Что касается вопроса о доступности заявителю процедуры обжалования действий прокурора вышестоящему прокурору, а такое обжалование в соответствии с утверждениями государства-ответчика следует считать эффективным средством правовой защиты, то следует заметить: Европейский Суд считает, что такого рода обжалование не может быть признано "эффективным" и "доступным", поскольку закрепленный законами Украины статус прокурора и его участие в производстве по уголовному делу заявителя имеют такой характер, что их нельзя считать предоставляющими адекватные гарантии независимой и беспристрастной проверки жалоб заявителя.

Бесспорным <_> является тот факт, что прокуроры при осуществлении своих функций подчиняются органу власти, являющемуся частью исполнительной ветви власти государства. Государство-ответчик в обоснование своей позиции по делу ссылается на тот факт, что в соответствии с действующим законодательством Украины прокуроры в дополнение к функциям государственного обвинения выступают еще и охранителями общественных интересов. По мнению Европейского Суда, один только этот факт не может считаться основанием для того, чтобы рассматривать прокуроров должностными лицами государства, наделенными судебным статусом либо статусом независимых и беспристрастных участников судопроизводства. Европейский Суд отмечает, что прокуроры выполняют функции следствия и государственного обвинения, и поэтому их положение в уголовном процессе - как закреплено в законодательстве Украины во время, когда осуществлялось производство по делу Мерита - <_> должно рассматриваться как положение стороны по делу. Европейский Суд поэтому замечает, что обращение заявителя за помощью к прокурору, который выступал стороной по данному уголовному делу, не открывало перед заявителем разумных перспектив благоприятного для него результата рассмотрения его жалоб, поскольку такое обращение не было бы "эффективным" средством правовой защиты. На заявителе потому не лежала обязанность во что бы то ни стало воспользоваться таким средством.

Что же касается аргументов государства-ответчика относительно имевшейся у заявителя возможности обратиться к средству правовой защиты, предусмотренному статьей 248-3 [Гражданского процессуального кодекса], то Европейский Суд замечает: прибегнув к этому средству, заявитель мог бы обратиться в судебные инстанции страны с жалобой на акты конкретного следователя или прокурора как должностных лиц государства. Европейский Суд, однако, отмечает также, что хотя заявитель действительно не возбудил гражданский иск с целью получить средство правовой защиты в отношении затянувшегося расследования по его делу, государство-ответчик не продемонстрировало Европейскому Суду, как обращение в суд в указанном порядке могло бы исправить положение с проволочками в расследовании по делу. Европейский Суд счел маловразумительными в этом отношении примеры, приведенные по данному вопросу государством-ответчиком из судебной практики Украины.

Что же касается аргументов государства-ответчика относительно имевшейся у заявителя возможности обратиться к средству правовой защиты, предусмотренному статьей 234 УПК Украины, то Европейский Суд замечает: это средство могло бы быть использовано заявителем, начиная с 29 июня 2001 г. только в ходе предварительного (распорядительного) заседания суда (попереднє засiдання суду) или в ходе рассмотрения судом дела по существу. Европейский Суд посему заключает, что это средство правовой защиты не отвечает критериям, предусмотренным пунктом 1 Статьи 35 Конвенции, что касается принципа доступности средств правовой защиты, поскольку нормы законодательства Украины позволяют обжаловать в суде длительность следствия по делу только после того, как следствие завершено, и не оставляют никакой возможности обжалования такого рода в ходе самого следствия.

Что же касается внесения изменений в статью 234 [Уголовно-процессуального кодекса], позволяющих гражданину обжаловать в суде действия и решения прокурора или следователя в ходе следствия по делу, то Европейский Суд считает: хотя теоретически такое средство правовой защиты существует, начиная с 30 января 2003 г., государство-ответчик не продемонстрировало Европейскому Суду, каковы же практические последствия этой законодательной новеллы. Кроме того, в законе не содержится конкретного указания на то, что статья 234 [Уголовно-процессуального кодекса] является одним из средств правовой защиты в отношении чрезмерно длительного производства по уголовному делу; нет в ней и указаний на формы компенсации нарушенного права гражданина в случае, если суд установит, что продолжительность следствия по делу нарушила требование "разумности" срока производства по уголовному делу.

В этих обстоятельствах Европейский Суд полагает, что по рассматриваемому делу не было в достаточной мере установлено, что обращение за помощью к средствам правовой защиты, на которые ссылалось государство-ответчик, могло загладить вред, причиненный заявителю, который связан с обжалуемой им в Европейский Суд продолжительностью производства по его делу".


Пункт 3 Статьи 35 Конвенции


Злоупотребление заявителем права на подачу жалобы в Европейский Суд


В Европейский Суд по данному делу были представлены заведомо сфабрикованные документы. Жалоба признана неприемлемой.


Жиан против Румынии
[Jian - Romania] (N 46640/99)


Решение от 30 марта 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель отбывает наказание в виде лишения свободы пожизненно. Он обжалует в Европейский Суд условия своего содержания под стражей, ссылаясь при этом на многочисленные нарушения Статей 3 и 5 Конвенции, пункта 1 Статьи 6 и Статей 8, 9 и 34 Конвенции.


Решение


Жалоба признана неприемлемой. Государство-ответчик обвинило заявителя в злоупотреблении правом на подачу жалобы в Европейский Суд, заключавшегося в попытке ввести в заблуждение Суд, направив ему два сфабрикованных документа. Европейский Суд отмечает: заявитель, во-первых, скрыл часть одного документа, чтобы утаить тот факт, что он решил не делать заявление о преступлении и отказался от медицинского обследования, а во-вторых, представил Европейскому Суду подложное медицинское свидетельство в поддержку его утверждений о жестоком с ним обращении. Суд подчеркивает, что заявитель таким образом преднамеренно стремился ввести Суд в заблуждение, представив искаженную картину событий, составляющих самую серьезную часть его жалобы. Это - грубое и тяжкое злоупотребление правом на подачу жалобы в Европейский Суд.


По жалобе о нарушении Статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о праве человека на образование


По делу ставится вопрос о неправомерности лишения человека права на образование, прерванное его арестом и выдворением из страны. Жалоба признана неприемлемой.


Викулов и другие против Латвии
[Vikulov and others - Latvia] (N 16870/03)


Решение от 25 марта 2004 г. [вынесено I Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 3 к Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о праве человека на участие в выборах


По делу обжалуется лишение лиц, отбывающих наказание, права на участие в выборах в парламент и местные органы власти. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции.


Хирст против Соединенного Королевства (N 2)
[Hirst - the United Kingdom (N 2)] (N 74025/01)


Постановление от 30 марта 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель по обвинению в совершении непредумышленного убийства был приговорен к лишению свободы пожизненно (с возможным освобождением по усмотрению властей). При этом на основании Закона 1983 года "О представительстве народа" ему было запрещено принимать участие в голосовании на выборах в парламент или местные органы власти. Хирст обратился в Высокий суд с ходатайством об издании деклараторного решения о том, что такой запрет противоречит положениям Конвенции; также наряду с двумя другими осужденными, которые подали заявление о регистрации их в качестве избирателей, он подал в суд ходатайство о судебной проверке правомерности положений указанного Закона. Ходатайство заявителя было рассмотрено Отделением королевской скамьи Высокого суда. Эта судебная инстанция признала, что хотя нелегко четко сформулировать законную цель лишения осужденного лица права на участие в голосовании на выборах в период отбывания наказания, власти придерживаются той позиции, что на период содержания в местах заключения осужденные лица лишаются своего юридического права и моральных оснований на участие в выборах. Правопритязания заявителя были соответственно судом отклонены, равно как были отклонены и требования двух других заключенных. В разрешении на подачу апелляционной жалобы на решение суда первой инстанции Хирсту было отказано.


Вопросы права


По поводу Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. Хотя государства - члены Конвенции располагают достаточно широкой свободой усмотрения в сфере реализации гражданами права на участие в выборах, любые ограничения этого права должны преследовать законные цели, должны быть пропорциональны преследуемым целям и не должны посягать на суть этого права (как указал Европейский Суд в Постановлении по делу "Матье-Моэн и Клерфейт против Бельгии"* (* Постановление Европейского Суда по этому делу [Mathieu-Mohin and Clerfayt v. Belgium] вступило в силу 2 марта 1987 г. (прим. перев.).)).

Наличие у государства права на достаточно широкое усмотрение в деле регламентации прав и свобод человека не может оправдывать введение каких-либо ограничений, которые не были предметом углубленных дебатов в законодательном органе страны и которые коренятся, по существу, в слепой и пассивной приверженности некоей исторической традиции. Имея в виду разнообразные политические и пенитенциарные теории и установки, на которые можно было бы сослаться в контексте предмета настоящей жалобы, Европейский Суд воздержался от принятия постановления по вопросу, были ли цели, на которые ссылается в данном деле государство-ответчик (предупреждение преступности, наказание правонарушителей и укрепление чувства гражданской ответственности), законны или нет. Европейский Суд считает, что в любом случае не было представлено никаких доказательств, свидетельствующих в пользу утверждения о том, то лишение человека избирательных прав предупреждает преступность. Более того, лишение заключенного права голоса может на самом деле вступать в противоречие с целями исправления правонарушителя.

Что же касается пропорциональности оспариваемой меры государства, то Европейский Суд отмечает: упомянутый закон автоматически лишает большое число заключенных (70 тысяч человек) их права голосовать на выборах. Данное ограничение применяется вне зависимости от срока назначенного наказания или тяжести правонарушения. На практике реальный эффект запрета на участие заключенных в выборах зависит - несколько произвольно - от того, назначались ли выборы в течение срока, когда заключенный отбывал назначенное ему наказание. Кроме того, если поражение в правах считать частью наказания заключенного, по данному делу ему нет никакого логического оправдания, поскольку срок действия карательного элемента наказания заявителя уже истек.

В заключение следует отметить: признавая, что национальным законодательным органам следует предоставлять в широких пределах свободу усмотрения при установлении ограничений на права заключенных, Европейский Суд не усматривает по данному делу никаких доказательств, что законодательный орган Соединенного Королевства пытался дать оценку тому, насколько пропорционален запрет на участие заключенных в голосовании на выборах с точки зрения прав заключенных. Безоговорочный запрет на участие всех осужденных лиц в голосовании на выборах не входит в сферу дискреционной компетенции государства в сфере прав и свобод человека, и поскольку заявитель лишился своего права на участие в голосовании на выборах в результате действия такого запрета, он вправе утверждать, что стал жертвой данной меры.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд счел, что установление им факта нарушения положений Конвенции само по себе является достаточной справедливой компенсацией морального вреда, причиненного государством-ответчиком заявителю. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о праве баллотироваться на выборах


По делу обжалуется отказ властей в регистрации списка кандидатов политической партии для баллотировки на выборах, мотивированный тем, что некоторые кандидаты из списка представили неверные сведения; в результате отказа партия не смогла принять участие в выборах. Жалоба признана приемлемой.


Общероссийская политическая общественная организация "Российская консервативная партия предпринимателей" и Жуков и Васильев против России
[Russian Conservative Party of Entrepreneurs and Zhukov and Vasilyev - Russia] (N 55066/00; 55638/00)


Решение от 18 марта 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Три заявителя по настоящему делу - общероссийская политическая общественная организация "Российская консервативная партия предпринимателей", один из ее кандидатов, выдвигавшийся в 1999 году на выборах в Государственную Думу, и сторонник партии. До начала выборов 1999 года партия-заявитель выдвинула своими кандидатами 151 человека и внесла на специальный счет Центральной избирательной комиссии Российской Федерации (Центризбирком) некую сумму денег в качестве избирательного залога. Центризбирком установил, что 17 кандидатов в списке партии (включая того, кто фигурировал в списке под номером два) представили недостоверные сведения, и отказался зарегистрировать список. Партия-заявитель обжаловала это решение в Верховном Суде Российской Федерации, который, рассмотрев жалобу в двух своих инстанциях, установил, что решение Центризбиркома об исключении кандидатов из списка было законно, но отказ зарегистрировать список в целом был незаконен (Верховный Суд счел, что часть 11 статьи 51 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" была неправильно истолкована Центризбиркомом). Поэтому список партии-заявителя был зарегистрирован Центризбиркомом.

Решения Верховного Суда были впоследствии отменены в порядке надзора, и регистрация списка была аннулирована. Позже, при рассмотрении обращения группы российских законодателей, Конституционный Суд Российской Федерации признал часть 11 статьи 51 из закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" не соответствующей Конституции и, таким образом, не действующей. Конституционный Суд счел, что отказ от регистрации списка из-за исключения одного кандидата из числа трех первых кандидатов в списке (как это было установлено частью 11 статьи 51 закона о выборах) являлся непропорциональным ущемлением избирательных прав граждан, желающих проголосовать за эту партию, и прав других кандидатов в избирательном списке. Однако Конституционный Суд постановил, что, несмотря на неконституционность этой нормы закона, его постановление не может быть применимо к выборам в Государственную Думу, проведенным в 1999 году, и не является основанием для пересмотра итогов этих выборов. Впоследствии ходатайства партии-заявителя о пересмотре этого постановления были отклонены. Партия-заявитель подавала также гражданский иск с требованием к Центризбиркому о возврате ее избирательного залога. Исковые требования партии-заявителя были судами отклонены. В связи с этим партия-заявитель обращалась с жалобой в Европейский Суд о нарушении ее прав, предусмотренных Статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции и Статьи 13 Конвенции.


Другие Постановления, вынесенные в марте 2004 года


По жалобе о нарушении Статьи 3 Конвенции


Чалишкан против Турции
[Galiskan - Turkey] (N 32861/96)


Постановление от 9 марта 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о предположительно жестоком обращении властей с лицом, заключенным под стражу. Жалоба исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом.


По жалобе о нарушениях Статей 3, 6, 13 и 14 и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Бозташ и другие против Турции
[Boztas and others - Turkey] (N 40299/98)


Постановление от 9 марта 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По жалобе на артиллерийский обстрел селения, в результате которого заявители получили ранения, а их собственность была уничтожена, а также по вопросу о непроведении властями эффективного расследования этого инцидента. Сторонами по делу заключено мировое соглашение (государство выразило свое сожаление, взяло на себя обязательство принять соответствующие меры и добровольно выплатило компенсацию в размере 61 тысячи евро за причиненный вред и компенсировало судебные расходы заявителей).


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Компания "Сильвестерс хорека сервис" против Бельгии
[Silvester's Horeca Service - Belgium] (N 47650/99)


Постановление от 4 марта 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о пределах судебной проверки наложения штрафных санкций за неуплату налогов. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Муженьяк против Хорватии
[Muzenjak - Croatia] (N 73564/01)


Постановление от 4 марта 2004 г. [вынесено I Секцией]


Люффлер против Австрии
[Loffler - Austria (N 2)] (N 72159/01)


Постановление от 4 марта 2004 г. [вынесено III Секцией]


Чанади против Венгрии
[Csanadi - Hungary] (N 55220/00)


Постановление от 9 марта 2004 г. [вынесено II Секцией]


Яблоньская против Польши
[Jablonska - Poland] (N 60225/00)


Постановление от 9 марта 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Ленартс против Бельгии
[Lenaerts - Belgium] (N 50857/99)


Бузалмад против Бельгии
[Bouzalmad - Belgium] (N 51083/99)


Постановления от 11 марта 2004 г. [вынесены I Секцией]


Хулвиж против Польши
[Hulwicz - Poland] (N 35656/97)


Пачник против Польши
[Pachnik - Poland] (N 53029/99)


Тот против Венгрии
[Toth - Hungary] (N 60297/00)


Постановления от 30 марта 2004 г. [вынесены IV Секцией]


По вопросу о продолжительности производства по гражданскому делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Ловенс против Бельгии
[Lovens - Belgium] (N 50858/99)


Постановление от 11 марта 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о продолжительности производства по гражданскому делу. Жалоба исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом.


Фавр против Франции
[Favre - France] (N 72313/01)


Постановление от 2 марта 2004 г. [вынесено II Секцией]


Мирей против Франции
[Mirailles - France] (N 63156/00)


Постановление от 9 марта 2004 г. [вынесено II Секцией]


Маниос против Греции
[Manios - Greece] (N 70626/01)


Постановление от 11 марта 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о продолжительности производства по административному делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


По жалобе о нарушениях Статей 6 и 8 Конвенции


Пиберник против Хорватии
[Pibernik - Croatia] (N 75139/01)


Постановление от 4 марта 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о продолжительности исполнительного производства и по вопросу о затянувшемся неисполнении судебного распоряжения о выселении жильцов с занимаемой площади. По делу допущено нарушение требований Статей 6 и 8 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статей 6 и 10 Конвенции


Гергер против Турции
[Gerger - Turkey (N 2)] (N 42436/98)


Постановление от 9 марта 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о правомерности осуждения лица по обвинению в разжигании расовой и религиозной вражды и по вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности, а также по вопросу о правомерности непроведения устных слушаний жалобы в Кассационном суде. Сторонами по делу заключено мировое соглашение (государство внесло изменения в законодательство и взяло на себя обязательство продолжить реформу законодательства в сфере свободы слова; при этом была сделана ссылка на Резолюцию Комитета министров Совета Европы).


Абдулла Айдын против Турции
[Abdullah Aydin - Turkey] (N 42435/98)


Постановление от 9 марта 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о правомерности осуждения лица по обвинению в разжигании вражды, основанной на различиях в социальной, этнической и региональной принадлежности людей и по вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущено нарушение требований Статей 6 и 10 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статей 6 и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Качмар против Словакии
[Kacmar - Slovakia] (N 40290/98)


Постановление от 9 марта 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о правомерности отказа судов по гражданским делам исполнить решение арбитражного суда, которым предписывалось заключить договор о передаче собственности, и по вопросу о правомерности передачи собственности третьей стороне в период, когда исполнительное производство еще не было завершено. Требования Статьи 6 и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции по делу нарушены не были.


Сабин Попеску против Румынии
[Sabin Popescu - Romania] (N 48102/99)


Постановление от 2 марта 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о законности неисполнения властями Румынии судебного решения, которым признавался правовой титул на конкретный земельный участок. По делу допущено нарушение требований Статьи 6 и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Фосси и Миньоли против Италии
[Fossi and Mignolli - Italy] (N 48171/99)


Постановление от 4 марта 2004 г. [вынесено I Секцией]


Пиконе против Италии
[Picone - Italy] (N 59273/00)


Кальво против Италии
[Calvo - Italy] (N 59636/00)


Поллифроне против Италии
[Pollifrone - Italy] (N 60391/00)


Монтанари против Италии
[Montanari - Italy] (N 61995/00)


Беллини против Италии
[Bellini - Italy] (N 2) (N?64098/00)


Антонио Сиена против Италии
[Antonio Siena - Italy] (N 65120/01)


Постановления от 11 марта 2004 г. [вынесены I Секцией]


По вопросу о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении арендатора помещений, длительном неисполнении судебного решения и отсутствии возможности судебной проверки решения префектуры о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении арендатора помещений. По делам допущены нарушения требований Статьи 6 и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Квинтарелли против Италии
[Quintarelli - Italy] (N 67873/01)


Росси и Нальдини против Италии
[Rossi and Naldini - Italy] (N 31011/96)


Постановления от 11 марта 2004 г. [вынесены I Секцией]


По вопросу о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении арендатора помещений, длительном неисполнении судебного решения и отсутствии возможности судебной проверки решения префектуры о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении арендатора помещений. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Уступка юрисдикции по делу в пользу Большой Палаты (в порядке применения Статьи 30 Конвенции)


Малтцан и другие против Германии
[Maltzan and others - Germany] (N 71916/01, 71917/01 и 10260/02)


[Вынесены III Секцией]


Обстоятельства дела


(Текст пресс-релиза Европейского Суда) Жалобы были заявлены в Европейский Суд, представлены 68 гражданами Германии и двумя немецкими юридическими лицами. Первая жалоба была заявлена Вульф-Ульрих Фрейером фон Малтцан и 45 другими лицами, вторая жалоба - Маргарет фон Цицевиц и 21 заявителем, и третья жалоба - Фондом "Альфред Тепфер" и корпорацией "Манн ферросталь".

Жалобы касаются одной из главных проблем, возникших после воссоединения Германии - условий выплаты компенсации тем лицам, собственность которых была конфискована либо после 1949 года в ГДР, либо, как в огромном большинстве случаев, в период между 1945 и 1949 годом на территории бывшей советской зоны оккупации Германии. Условия компенсации и справедливого возмещения изложены в Законе "О компенсации и справедливом возмещении" (Entschadigungs und Ausgleichsleistungsgesetz) от 27 сентября 1994 г.

29 июня 1995 года некоторые из заявителей возбудили производство в Федеральном конституционном суде Германии, утверждая среди прочего, что определенные нормы этого закона противоречат Основному закону Германии* (* Так в Германии именуется конституция страны, принятая в 1949 году (прим. перев.).) в том, что установленный им размер компенсации вообще меньше реальной рыночной стоимости собственности, которая была конфискована. 22 ноября 2000 года первый сенат (erster Senat) Федерального конституционного суда* (* Федеральный конституционный суд Германии состоит из двух сенатов по восемь судей в каждом (прим. перев.).) вынес руководящее постановление, которым требования заявителей отклонялись. Те заявители жалобы в Европейский Суд, которые не были участниками искового производства в Федеральном конституционном суде, тем не менее ссылаются на это руководящее постановление.

Физические лица из числа заявителей утверждают в жалобе в Европейский Суд, что Закон "О компенсации и справедливом возмещении" 1994 года и указанное руководящее постановление Федерального конституционного суда, принятое в 2000 году, нарушают их право собственности, охраняемое Статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, поскольку сумм выплаченной им компенсации неизмеримо меньше реальной стоимости собственности, которая была незаконно отчуждена.

Заявители также утверждают, что по отношению к ним имела место дискриминация в нарушение требований Статьи 14 (запрещающей дискриминацию) Конвенции в увязке с требованиями Статьи 1 Протокола N 1 к конвенции, поскольку в отличие от других групп людей они не могли требовать осуществления права на возврат собственности, которая была незаконно конфискована, и в возмещение стоимости которой они получили только незначительную сумму компенсации.

Наконец, те из заявителей, кто обращался с жалобой в Федеральный конституционный суд, указали Европейскому Суду, что продолжительность производства по их иску в Федеральном конституционном суде (четыре года и 11 месяцев в одном случае и пять лет и четыре месяца - в другом) превысила разумные сроки рассмотрения дела в нарушение пункта 1 Статьи 6 (право человека на справедливое разбирательство дела в разумный срок) Конвенции.

Фонд "Альфред Тепфер" и корпорация "Манн ферросталь" в своих жалобах в Европейский Суд поднимают те же вопросы, указывая на то, что в силу Закон "О компенсации и справедливом возмещении" 1994 года у них нет ни права на возврат их собственности, ни права на компенсацию.


Роч против Соединенного Королевства
[Roche - United Kingdom] (N 32555/96)


[III Секция]


Обстоятельства дела


Дело касается участия военнослужащего в экспериментальных испытаниях горчичного газа и нервно-паралитического газа в период 1962-1963 годов. Заявитель утверждает, что военное командование отказывается предавать гласности документы, касающиеся экспериментов и составленные в период их проведения. Жалоба заявителя была объявлена приемлемой Европейским Судом 23 мая 2002 г.


Постановления, вступившие в силу


В порядке применения подпункта "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


Следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции в связи с истечением трехмесячного срока для подачи прошения о рассмотрении дела Большой Палатой (см. Бюллетень Европейского Суда по правам человека]* (* С оригиналами "Информационных бюллетеней по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" на английском языке можно ознакомиться на веб-сайте http://www.echr.coe.int/Eng/InformationNotes/InformationNotes.htm (прим. перев.).), N 4 и 5):


Шумахер против Люксембурга
[Schumacher - Luxembourg] (N 63286/00)


Постановление от 25 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Слиман-Каид против Франции (N 2)
[Slimane-Kaid - France (N 2)] (N 48943/99)


Постановление от 27 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Кенан Явуз против Турции
[Kenan Yavuz - Turkey] (N 52661/99)


Измаил Гюнеш против Турции
[Ismail Gunes - Turkey] (N 53968/00)


Постановления от 13 ноября 2003 г. [вынесены III Секцией]


Николь против Франции
[Nicolle - France] (N 51887/99)


Гюар против Франции
[Huart - France] (N 55829/00)


Абриба против Франции
[Abribat - France] (N 60392/00)


Потоп против Румынии
[Potop - Romania] (N 35882/97)


Тандреу против Румынии
[Tandreu - Romania] (N 39184/98)


Софлетеа против Румынии
[Sofletea - Romania] (N 48179/99)


Постановления от 25 ноября 2003 г. [вынесены II Секцией]


Джан против Турции
[Can - Turkey] (N 38389/97)


Тунсель и другие против Турции
[Tuncel and others - Turkey] (N 42738/98)


Кирман против Турции
[Kirman - Turkey] (N 48263/99)


Eзюлькю против Турции
[Ozulku - Turkey] (N 51289/99)


Учар и другие против Турции
[Ucar and others - Turkey] (N 55951/00)


Постановления от 27 ноября 2003 г. [вынесены III Секцией]


Имре против Венгрии
[Imre - Hungary] (N 53129/99)


Постановление от 2 декабря 2003 г. [вынесено II Секцией]


Матвейчук против Польши
[Matwiejczuk - Poland] (N 37641/97)


Треял против Эстонии
[Treial - Estonia] (N 48129/99)


Тренчянский против Словакии
[Trenciansky - Slovakia] (N 62175/00)


Постановления от 2 декабря 2003 г. [вынесены IV Секцией]


Бертучелли против Италии
[Bertuccelli - Italy] (N 37110/97)


Леонарди против Италии
[Leonardi - Italy] (N 52071/99)


Поки против Италии
[Poci - Italy] (N 57635/00)


Фаббри против Италии
[Fabbri - Italy] (N 58413/00)


Поцци против Италии
[Pozzi - Italy] (N 59367/00)


Петитта против Италии
[Petitta - Italy] (N 60431/00)


Лерарио против Италии
[Lerario - Italy] (N 60659/00)


Скамачья против Италии
[Scamaccia - Italy] (N 61282/00)


Кальванезе и Спиталетта против Италии
[Calvanese and Spitaletta - Italy] (N 61665/00)


Спаллетта против Италии
[Spalletta - Italy] (N 61666/00)


Федеричи против Италии
[Federici - Italy] (N 62764/00)


Джулиани против Италии
[Giuliani - Italy] (N 62842/00)


Тодаро против Италии
[Todaro - Italy] (N 62844/00)


Скараваджи против Италии
[Scaravaggi - Italy] (N 63414/00)


Джунта против Италии
[Giunta - Italy] (N 63514/00)


Компания "Де. Ро. Са." против Италии
[Soc. De.ro.sa. - Italy] (N 64449/01)


Вьетри против Италии
[Vietri - Italy] (N 66373/01)


Рекки против Италии
[Recchi - Italy] (N 67796/01)


Хаджикостова протии Болгарии
[Hadjikostova - Bulgaria] (N 36843/97)


M. C. против Болгарии
[M.C. - Bulgaria] (N 39272/98)


Ольбрехтс против Бельгии
[Olbregts - Belgium] (N 50853/99)


Постановления от 4 декабря 2003 г. [вынесены I Секцией]


Ферейра Алвеш против Португалии (N 2)
[Ferreira Alves - Portugal (N 2)] (N 56345/00)


Компания "Фроталь-Алугер де эквипаментос С.А." против Португалии
[Frotal-Aluguer De Equipamentos S.A. - Portugal] (N 56110/00)


Триппель против Германии
[Trippel - Germany] (N 68103/01)


Постановления от 4 декабря 2003 г. [вынесены III Секцией]


Дурсун и другие против Турции
[Dursun and others - Turkey] (N 44267/98)


Дуран против Турции
[Duran - Turkey] (N 47654/99)


Чавушоглу и другие против Турции
[Gavusoglu and others - Turkey] (N 47757/99)


Ташкин против Турции
[TaХkin - Turkey] (N 49517/99)


Постановления от 4 декабря 2003 г. [вынесены III Секцией]


Цвиль против Польши
[Cwyl - Poland] (N 49920/99)


Мроз против Польши
[Mroz - Poland] (N 35192/97)


Постановления от 9 декабря 2003 г. [вынесены IV Секцией]


Алфано против Италии
[Alfano - Italy] (N 30878/96)


Кариньяни против Италии
[Carignani - Italy] (N 31925/96)


Ди Маттео против Италии
[Di Matteo - Italy] (N 37511/97)


Лиджуори против Италии
[Liguori - Italy] (N 64254/01)


Балди против Италии
[Baldi - Italy] (N 32584/96)


Фраскино против Италии
[Frascino - Italy] (N 35227/97)


Компания "Кроне Ферлаг ГмбХ" против Австрии (N 3)
[Krone Verlag GmbH - Austria (N 3)] (N 39069/97)


Карахалиос против Греции
[Karahalios - Greece (N 62503/00)


Постановления от 11 декабря 2003 г. [вынесены I Секцией]


Бассани против Италии
[Bassani - Italy] (N 47778/99)


Жирарди против Австрии
[Girardi - Austria] (N 50064/99)


Постановления от 11 декабря 2003 г. [вынесены III Секцией]


Янков против Болгарии
[Yankov - Bulgaria] (N 39084/97)


Постановление от 13 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Кметти против Венгрии
[Kmetty - Hungary] (N 57967/00)


Палау-Мартинез против Франции
[Palau-Martinez - France] (N 64927/01)


Февр против Франции (N 2)
[Faivre - France (N 2)] (N 69825/01)


Постановления от 16 декабря 2003 г. [вынесены II Секцией]


Заборски и Шмарикова против Словакии
[Zaborsky and Smarikova - Slovakia] (N 58172/00)


Мьяновски против Польши
[Mianowski - Poland] (N 42083/98)


Покорный против Австрии
[Pokorny - Austria] (N 57080/00)


Постановления от 16 декабря 2003 г. [вынесены IV Секцией]


Скондриянос против Греции
[Skondrianos - Greece] (N 63000/00, 74291/01 и 74292/01)


Пезоне против Италии
[Pezone - Italy] (N 42098/98)


Компания "Джельсомини Сиджери Срл." против Италии
[Gelsomini Sigeri Srl - Italy] (N 63417/00)


Постановления от 18 декабря 2003 г. [вынесены I Секцией]


Пена против Португалии
[Pena - Portugal] (N 57323/00)


Постановление от 18 декабря 2003 г. [вынесено III Секцией]


В порядке применения подпункта "с" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


Коллегия судей в составе пяти членов Большой Палаты 24 марта 2004 г. отклонила обращения заинтересованных сторон по делам о передаче на рассмотрение Большой Палаты следующих Постановлений Европейского Суда, которые таковым образом вступили в силу:


Скавиньская против Польши
[Skawinska - Poland] (N 42096/98)


Постановление от 16 сентября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Расинэ против Франции
[Racinet - France] (N 53544/99)


Постановление от 23 сентября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Дюма против Франции
[Dumas - France] (N 53425/99)


Постановление от 23 сентября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Ткачик против Словакии
[Tkacik - Slovakia] (N 42472/98)


Постановление от 14 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Ямришка против Словакии
[Jamriska - Slovakia] (N 51559/99)


Постановление от 14 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Гидель против Польши
[Gidel - Poland] (N 75872/01)


Постановление от 14 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Чавуш и Булут против Турции
[Gavus and Bulut - Turkey] (N 41580/98 и 42439/98)


Чакар против Турции
[Gakar - Turkey] (N 42741/98)


Эрен против Турции
[Eren - Turkey] (N 46106/99)


Eзиол против Турции
[Ozyol - Turkey] (N 48617/99)


Шимшек против Турции
[Фimsek - Turkey] (N 50118/99)


Сювариойуллари и другие против Турции
[Suvariogullari and others - Turkey] (N 50119/99)


Хайреттин Барбарос Йилмаз против Турции
[Hayrettin Barbaros Yilmaz - Turkey] (N 50743/99)


Тутмаз и другие против Турции
[Tutmaz and others - Turkey] (N 51053/99)


Дальгич против Турции
[Dalgic - Turkey] (N 51416/99)


Аккаш против Турции
[Akkas - Turkey] (N 52665/99)


Эргюль и Энгин против Турции
[Ergul and Engin - Turkey] (N 52744/99)


Пекер против Турции
[Peker - Turkey] (N 53014/99)


Генчель против Турции
[Gencel - Turkey] (N 53431/99)


Месут Эрдоган против Турции
[Mesut Erdogan - Turkey] (N 53895/00)


Постановления от 23 октября 2003 г. [вынесены III Секцией]


Ракевич против России
[Rakevich - Russia] (N 58973/00)


Постановление от 28 октября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Компания "Совтрансавто холдинг" против Украины
[Sovtransavto Holding - Ukraine] (N 48553/99)


Постановление (о выплате справедливой компенсации) от 2 октября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Уйан против Турции
[Uyan - Turkey] (N 32984/96)


Постановление от 30 октября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Тунджель и другие против Турции
[Tuncel and others - Turkey] (N 42738/98)


Постановление от 27 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Аль и другие против Турции
[Al and others - Turkey] (N 59234/00)


Постановление от 13 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Васс против Венгрии
[Vass - Hungary] (N 57966/00)


Постановление от 25 ноября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Элджи и другие против Турции
[Elci and others - Turkey] (N 23145/93)


Постановление от 13 ноября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Перит против Польши
[Peryt - Poland] (N 42042/98)


Постановление от 2 декабря 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Керекгьярто против Венгрии
[Kerekgyarto - Hungary] (N 47355/99)


Постановление от 16 декабря 2003 г. [вынесено II Секцией]


Карой против Венгрии
[Karoly - Hungary] (N 58887/00)


Постановление от 2 декабря 2003 г. [вынесено II Секцией]


Билал Бозкурт и другие против Турции
[Bilal Bozkurt and others - Turkey] (N 46388/99)


Сариоглу против Турции
[Sarioglu - Turkey] (N 48054/99)


Постановления от 4 декабря 2003 г. [вынесены III Секцией]


Статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов N 1, 4, 6 и 7 к Конвенции


Статьи Конвенции


Статья 2 Право на жизнь

Статья 3 Запрещение пыток

Статья 4 Запрещение рабства и принудительного труда

Статья 5 Право на свободу и личную неприкосновенность

Статья 6 Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 7 Наказание исключительно на основании закона

Статья 8 Право на уважение частной и семейной жизни

Статья 9 Свобода мысли, совести и религии

Статья 10 Свобода выражения мнения

Статья 11 Свобода собраний и объединений

Статья 12 Право на вступление в брак

Статья 13 Право на эффективное средство правовой защиты

Статья 14 Запрещение дискриминации

Статья 34 Жалобы от физических лиц, неправительственных организаций и групп частных лиц


Протокол N 1 к Конвенции


Статья 1 Защита собственности

Статья 2 Право на образование

Статья 3 Право на свободные выборы


Протокол N 4 к Конвенции


Статья 1 Запрещение лишения свободы за долги

Статья 2 Свобода передвижения

Статья 3 Запрещение высылки граждан

Статья 4 Запрещение коллективной высылки иностранцев


Протокол N 6 к Конвенции


Статья 1 Отмена смертной казни


Протокол N 7 к Конвенции


Статья 1 Процедурные гарантии в случае высылки иностранцев

Статья 2 Право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции

Статья 3 Компенсация в случае судебной ошибки

Статья 4 Право не быть судимым или наказанным дважды

Статья 5 Равноправие супругов


Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 7/2004


Совместный проект Московского клуба юристов и издательства "ЛексЭст"


Перевод: Власихин В.А.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information note N 62 on the case-law of the Court March, 2003"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с РОО "Московский клуб юристов"


Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.