Решение Европейского Суда по правам человека от 3 июня 2004 г. по вопросу приемлемости жалобы N 69042/01 "ООО "Несте Санкт-Петербург" (OOO Neste St. Petersburg) против Российской Федерации", жалобы N 69050/01 ЗАО "Киришиавтосервис" (ZAO Kirishiavtoservice) против Российской Федерации", жалобы N 69054/01 "ООО "Невская топливная компания" (OOO Nevskaya toplivnaya) против Российской Федерации", жалобы N 69055/01 "ЗАО "Транссервис" (ZAO Transservice) против Российской Федерации", жалобы N 69056/01 "ООО "Фаэтон" (OOO Faeton) против Российской Федерации", жалобы N 69058/01 "ООО "ПТК-Сервис" (OOO PTK-Service) против Российской Федерации" (Третья секция)

Европейский Суд по правам человека от 3 июня 2004 г.
"Решение по вопросу приемлемости
жалобы N 69042/01 "ООО "Несте Санкт-Петербург" (OOO Neste St. Petersburg) против Российской Федерации",
жалобы N 69050/01 ЗАО "Киришиавтосервис" (ZAO Kirishiavtoservice) против Российской Федерации",
жалобы N 69054/01 "ООО "Невская топливная компания" (OOO Nevskaya toplivnaya) против Российской Федерации",
жалобы N 69055/01 "ЗАО "Транссервис" (ZAO Transservice) против Российской Федерации",
жалобы N 69056/01 "ООО "Фаэтон" (OOO Faeton) против Российской Федерации",
жалобы N 69058/01 "ООО "ПТК-Сервис" (OOO PTK-Service) против Российской Федерации"*
(Третья секция)

ГАРАНТ:

См. комментарий к настоящему Решению


Европейский Суд по правам человека (Третья секция), заседая 3 июня 2004 г. Палатой в составе:


Г. Ресса, Председателя Палаты,

Б. Цупанчича,

Дж. Хедигана,

Х. С. Грив,

А. Ковлера,

К. Трайя,

А. Гюлумян, судей,


а также при участии М. Виллигера, заместителя Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание указанные жалобы, поданные 14 и 15 декабря 2000 г.,

принимая во внимание доводы, представленные властями Российской Федерации, и ответные замечания, представленные заявителями,

заседая за закрытыми дверями,

вынес следующее Решение:


Факты


Заявители, ООО "Несте Санкт-Петербург", ЗАО "Киришиавтосервис", ООО "Невская топливная компания", ЗАО "Транссервис", ООО "Фаэтон" и ООО "ПТК-Сервис" являются зарегистрированными в Российской Федерации компаниями, занимающимися предпринимательской деятельностью на рынке топливных ресурсов в г. Санкт-Петербурге. В Европейском Суде их интересы представляют Луис Ортис Бланко и Елена Барихновская, адвокаты, практикующие в г. Мадриде и г. Санкт-Петербурге. Интересы властей Российской Федерации в Европейском Суде представлял Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптев.


А. Обстоятельства дела


1. Увеличение цен на бензин в г. Санкт-Петербурге


В апреле-мае 1999 г. рынок автомобильного топлива в г. Санкт-Петербурге оказался в ситуации "бензинового кризиса". Начали происходить перебои с поставками бензина некоторых марок. Быстрый рост спроса на автомобильное топливо привел к дальнейшему усилению его дефицита в городе. Розничные торговцы топливом стали повышать свои цены. За несколько дней цены на различные марки бензина выросли по всему городу приблизительно вдвое.


2. Разбирательство в антимонопольных органах г. Санкт-Петербурга


29 апреля 1999 г. глава территориального управления г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке малого предпринимательства (далее - ТУ МАП) распорядился о проведении проверки ситуации на рынке нефтепродуктов.

11 мая 1999 г. ТУ МАП возбудило дело о нарушении Закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (далее - Закон о конкуренции). ТУ МАП обвинило заявителей (за исключением ЗАО "Киришиавтосервис", которое было привлечено в качестве ответчика 28 июня 1999 г.) в сговоре, направленном на увеличение цен.

ТУ МАП потребовало от заявителей предоставления информации об обороте топлива. Заявители представили соответствующую информацию.

21 июля 1999 г. по результатам проведенной проверки ТУ МАП признало заявителей виновными в нарушении п. 1 ст. 6 Закона о конкуренции путем участия в сговоре и ограничения конкуренции. Заявителей обязали выплатить в казну доход, полученный вследствие совершенного нарушения. В пункте 6 постановления ТУ МАП указывалось, что в ходе проведенной проверки были обнаружены доказательства, указывающие на совершение менеджерами компаний преступления, предусмотренного ст. 178 Уголовного кодекса Российской Федерации. ТУ МАП проинформировало прокуратуру г. Санкт-Петербурга о результатах проверки.

Заявители обжаловали постановление ТУ МАП в суд.


3. Разбирательство в Арбитражном суде г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области


Для того чтобы составить жалобу, заявители обратились к ТУ МАП с ходатайством о предоставлении им доступа к материалам, на основании которых ТУ МАП приняло решение. ТУ МАП отказало в доступе к материалам, сославшись на то, что они содержали информацию, являющуюся "коммерческой тайной".

Тем не менее в августе-сентябре 1999 г. заявители обратились в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Они утверждали, что разбирательство в ТУ МАП нарушало принцип презумпции невиновности. Заявители полагали, этот принцип должен был соблюдаться не только в рамках разбирательства по уголовному делу, но также и в ходе административного процесса, который носит квазиуголовный характер, такого как разбирательство по делам о нарушении антимонопольного законодательства.

Заявители ходатайствовали перед судом о приобщении к делу материалов проверки, проведенной ТУ МАП для того, чтобы они могли выяснить основания, по которым в отношении них было возбуждено дело, и мотивы признания их виновными.

5 октября 1999 г. суд затребовал у ТУ МАП материалы производства по административному делу о нарушении антимонопольного законодательства. ТУ МАП представило в суд соответствующие материалы 22 октября 1999 г. 25 октября 1999 г. представители заявителей явились в суд для ознакомления с материалами дела, к которому, как они полагали, были приобщены материалы, полученные из ТУ МАП. Однако помощник судьи не разрешил представителям заявителей ознакомиться с материалами дела. В тот же день суд определил, что приобщение материалов ТУ МАП к материалам дела невозможно, равно как и невозможно их разглашение заявителям, поскольку документы содержат конфиденциальную информацию о коммерческой деятельности и придание ей огласки нарушит ее конфиденциальный характер. Суд определил, что материалы ТУ МАП будут исследоваться в ходе заседания суда.

10 ноября 1999 г. суд изучил ходатайства заявителей о доступе к указанным материалам и решил отложить рассмотрение дела. Суд потребовал от заявителей письменного подтверждения того, что в ходе проверки они не передавали ТУ МАП какой-либо информации, содержащей коммерческую тайну. Заявители проинформировали суд о том, что информация, предоставленная в распоряжение ТУ МАП, не была конфиденциальной.

23 декабря 1999 г. состоялось заседание суда. В распоряжении суда было несколько пачек документов из административного дела ТУ МАП, которые не были приобщены к материалам дела. ТУ МАП и заявители устно и письменно представили свое дело в суде. Для доказательства своих утверждений ТУ МАП использовал графические схемы. Заявители ходатайствовали разрешить им изучить графики, подготовленные ТУ МАП на основе материалов административного дела. Суд разрешил заявителям скопировать и изучить только упомянутые графики, но не документы, на основании которых они были составлены, равно как и методику составления, использованную ТУ МАП. Заявители утверждают, что предоставленное им время было недостаточно для оценки возможных ошибок в указанных графиках.

23 декабря 1999 г. Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области отказал заявителям в удовлетворении исковых требований. Суд мотивировал свое решение, inter alia, проведенными ТУ МАП "анализом и оценкой состояния конкурентной среды на рынках оптовой, розничной реализации автомобильного топлива, услуг по его хранению и транспортировке".


4. Разбирательство в Апелляционной коллегии Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области


В начале 2000 года заявители подали апелляционную жалобу в Апелляционную коллегию Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, утверждая, что суд первой инстанции допустил нарушения процессуального права, не принял во внимание презумпцию невиновности, право на доступ к материалам дела и принцип состязательности сторон.

22 февраля 2000 г. Апелляционная коллегия отменила решение суда первой инстанции, прежде всего указав на то, что факт злого умысла со стороны компании не был доказан, и отменил решение ТУ МАП от 21 июля 1999 г., а постановление о конфискации было составлено на его основе.


5. Разбирательство в Федеральном арбитражном суде Северо-Западного округа


ТУ МАП подало кассационную жалобу в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа на постановление Апелляционной коллегии Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

15 июня 2000 г. суд частично удовлетворил жалобу. Он оставил без изменения вывод ТУ МАП о вине заявителей, но принял решение пересмотреть суммы прибыли, подлежащие взысканию с заявителей.


6. Дальнейшее судебное разбирательство


4 июня 2001 г. Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области определил размеры прибыли, подлежащей взысканию с заявителей. Это решение было впоследствии оставлено без изменения апелляционной и кассационной инстанциями.


В. Применимое национальное законодательство


1. Антимонопольное регулирование


Основы антимонопольного регулирования в Российской Федерации определяются Законом от 22 марта 1991 г. "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (далее - Закон о конкуренции). В редакции, действующей на момент соответствующих событий, Закон о конкуренции предусматривал следующее.


Статья 2. Сфера применения Закона


"1. Настоящий Закон распространяется на отношения, влияющие на конкуренцию на товарных рынках в Российской Федерации, в которых участвуют_ юридические лица, [государственные органы], а также физические лица".


Статья 6. Соглашения (согласованные действия) хозяйствующих субъектов, ограничивающие конкуренцию


"1. Запрещаются... соглашения (согласованные действия) конкурирующих хозяйствующих субъектов_ если такие соглашения (согласованные действия) имеют либо могут иметь своим результатом ограничение конкуренции, в том числе соглашения (согласованные действия), направленные на:

установление (поддержание) цен (тарифов)_;

повышение, снижение или поддержание цен на аукционах и торгах;

раздел рынка_;

ограничение доступа на рынок или устранение с него других хозяйствующих субъектов_;

отказ от заключения договоров с определенными продавцами или покупателями (заказчиками).

2. Также запрещается заключение хозяйствующими субъектами, действующими на рынке одного товара (взаимозаменяемых товаров), иных соглашений или осуществление согласованных действий, в результате которых имеются или могут иметь место недопущение, ограничение, устранение конкуренции и ущемление интересов других хозяйствующих субъектов.

3. Запрещается заключение соглашения или осуществление согласованных действий не конкурирующими между собой на соответствующем товарном рынке хозяйствующими субъектами_ если в результате таких соглашений или согласованных действий имеются или могут иметь место недопущение, ограничение, устранение конкуренции_

4. В исключительных случаях соглашения или согласованные действия_ указанные в пунктах 2 и 3 настоящей статьи, могут быть признаны антимонопольным органом правомерными_ если хозяйствующие субъекты докажут, что положительный эффект от их действий, в том числе в социально-экономической сфере, превысит неблагоприятные последствия для рассматриваемого товарного рынка_

Антимонопольная политика осуществляется федеральным антимонопольным органом, относящимся к исполнительной власти, который действует через свои территориальные подразделения".


Статья 12. Полномочия антимонопольного органа


"В соответствии с настоящим Законом антимонопольный орган вправе:

1) при наличии признаков нарушения антимонопольного законодательства возбуждать дела, по результатам рассмотрения которых принимать решения и выдавать предписания;

2) выдавать хозяйствующим субъектам обязательные для исполнения предписания:

о недопущении действий, создающих угрозу нарушения антимонопольного законодательства;

об устранении последствий нарушения антимонопольного законодательства;

о восстановлении положения, существовавшего до нарушения антимонопольного законодательства;

о принудительном разделении коммерческой организации или некоммерческой организации либо о выделении из их состава одной или нескольких организаций;

об изменении условий или о расторжении договоров и иных сделок;

о заключении договоров с хозяйствующими субъектами;

о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного в результате нарушения антимонопольного законодательства;

об изменении или ограничении использования фирменного наименования;

о выполнении экономических, технических, информационных и иных требований, направленных на предупреждение создания дискриминационных условий;

о совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции_

4) привлекать коммерческие организации и некоммерческие организации, их руководителей_ к административной ответственности за нарушение антимонопольного законодательства в случаях и в порядке, которые установлены законодательством об административных правонарушениях".


Статья 23. Ответственность коммерческих и некоммерческих организаций


"Коммерческие и некоммерческие организации несут ответственность в виде штрафа за следующие нарушения:

неисполнение в срок предписания федерального антимонопольного органа_;

непредставление в срок по требованию федерального антимонопольного органа (территориального органа) документов либо иной информации_;

предоставление федеральному антимонопольному органу (территориальному органу) недостоверных сведений_".


Решения и постановления антимонопольного органа могут быть обжалованы в суд или арбитражный суд. Разбирательство в антимонопольном органе проводится в соответствии с правилами, принятыми в 1996 году. В соответствии со ст. 2.13 правил, в случае выявления органом доказательств, свидетельствующих о том, что управляющие, должностные лица государства или частные физические лица могли совершить уголовное преступление, он обязан сообщить об этом в компетентные правоохранительные органы.


2. Уголовный кодекс 1996 года


Согласно ст. 19 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовной ответственности подлежат только дееспособные физические лица.

В соответствии со ст. 178 Уголовного кодекса Российской Федерации, в редакции, действующей на тот момент, монополистическая деятельность проявляется в установлении монопольно высоких или монопольно низких цен, в ограничении конкуренции путем раздела рынка, в ограничении доступа на рынок, в устранении с него других субъектов экономической деятельности, в установлении или поддержании единых цен и наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет. Те же деяния, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения, а равно с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с угрозой его уничтожения или повреждения, при отсутствии признаков вымогательства наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет с конфискацией имущества или без таковой.


3. Арбитражные суды и рассмотрение дел в сфере антимонопольного регулирования


Арбитражные суды представляют собой ветвь государственной судебной власти, преимущественно занимаются рассмотрением споров между субъектами предпринимательской деятельности. Обращение в указанные суды не зависит от какого-либо соглашения сторон. В соответствующее время деятельность указанных судов регламентировалась Арбитражным процессуальным кодексом 1995 г. Согласно ст. 22-2 указанного Кодекса, к юрисдикции арбитражных судов также отнесено рассмотрение споров о взыскании с организаций штрафов государственными органами, органами местного самоуправления и иными органами, осуществляющими контрольные функции.


Суть жалобы


1. Компании-заявители утверждали, что разбирательство в ТУ МАП и арбитражных судах привело к "уголовному обвинению" против них. Ссылаясь на ст. 6 Конвенции, они утверждали, что не могли получить доступ к материалам, на которых были основаны обвинения против них, также они не имели возможности их оспорить. Они утверждали, что это привело к нарушению принципа состязательности сторон, нанесло вред их праву подготовить свою защиту, а также в целом сделало разбирательство в арбитражных судах несправедливым.

2. В дополнение к этому компании-заявители утверждали, что выводы судов были неубедительными и не были основаны на разумном толковании представленных доказательств. Они полагали, что их вина в монополистическом поведении не была доказана за пределами разумного сомнения, так как их поведение в период бензинового кризиса могло в альтернативу объясняться желанием приспособиться к существующему и ожидаемому поведению их конкурентов. По мнению компаний-заявителей, упомянутые обстоятельства нарушают принцип презумпции невиновности, закрепленный п. 2 ст. 6 Конвенции.


Право


1. 31 июля 2003 г. ООО "Несте Санкт-Петербург" проинформировало Европейский Суд о том, что оно желает отозвать свою жалобу. Власти Российской Федерации не давали комментариев в связи с этим.

Европейский Суд отмечает, что компания-заявитель не намерена добиваться рассмотрения ее жалобы по смыслу ст. 37 Конвенции, которая в соответствующей части гласит:


"Суд может на любой стадии разбирательства принять решение о прекращении производства по делу, если обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что

а) заявитель более не намерен добиваться рассмотрения своей жалобы

/_/

Тем не менее Суд продолжает рассмотрение жалобы, если этого требует соблюдение прав человека, гарантированных настоящей Конвенцией и Протоколами к ней_".


Европейский Суд полагает, что условия, предусмотренные подп. (а) п. 1 ст. 37 Конвенции, были соблюдены. Более того, Европейский Суд не усматривает каких-либо особых обстоятельств, относящихся к соблюдению прав человека, как это закреплено в Конвенции и Протоколах к ней, которые бы требовали продолжения рассмотрения жалобы.

Соответственно, жалоба ООО "Несте Санкт-Петербург" должна быть исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению.

2. Компании-заявители жаловались на то, что они не имели доступа к материалам, на основании которых они обвинялись в нарушении антимонопольного законодательства. Статья 6 Конвенции в части, применимой к настоящему делу, гласит:


"Каждый_ при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое_ разбирательство дела_ судом_".


Прежде всего, Европейский Суд должен определить, подлежит ли применению в данном случае п. 1 ст. 6 Конвенции.


1. Доводы сторон


(а) Власти Российской Федерации


Власти Российской Федерации утверждали, что ст. 6 Конвенции не подлежала применению, поскольку дело рассматривалось арбитражным, но не уголовным судом.


(b) Компании-заявители


Компании-заявители утверждали, что ст. 6 Конвенции подлежит применению к разбирательству, которое имело место в данном деле.

По их мнению, антимонопольное разбирательство должно рассматриваться как "уголовное" согласно критериям, установленным прецедентным правом Европейского Суда, в частности в делах "Энгель и другие против Нидерландов", "Оцтюрк против Германии" и "Лутц против Германии" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Энгель и другие против Нидерландов" (Engel and Others v. Netherlands) от 8 июня 1976 г., Series A, N 22, Постановление Европейского Суда по делу "Оцтюрк против Германии" (Ozturk v. Germany) от 21 февраля 1984 г., Series A, N 73, Постановление Европейского Суда по делу "Лутц против Германии" (Lutz v. Germany) от 25 августа 1987 г., Series A, N 123).

Во-первых, правонарушение было признано "уголовным" согласно праву государства-ответчика, поскольку наказание за него было предусмотрено ст. 178 Уголовного кодекса Российской Федерации, на которую ссылалось ТУ МАП в своем решении.

Во-вторых, российский антимонопольный закон регулировал отношения конкуренции на российском рынке. Соответственно целью антимонопольного разбирательства была защита общего интереса, что является чертой, свойственной уголовному праву. Указанный закон применялся в отношении неограниченного круга лиц и не был узкоспециальным. В-третьих, нарушения антимонопольного закона предусматривали суровые санкции: гражданско-правовые, административные и уголовные. ТУ МАП могло ходатайствовать перед прокурором о возбуждении уголовного дела, что могло привести к штрафу в размере 1641 евро и двум годам лишения свободы за правонарушение, совершенное впервые, к штрафу в размере 2298 евро и пяти годам лишения свободы за неоднократное совершение правонарушения или даже к семи годам лишения свободы в случае применения насилия. Эти санкции имели общепредупредительный характер, равно как и не должны были допустить рецидива.

Более того, основанное на Конвенции прецедентное право ясно указывало на то, что органы, созданные в соответствии с Конвенцией, имели склонность рассматривать разбирательства по антимонопольным делам в качестве "уголовных" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Девеер против Бельгии" (Deweer v. Belgium) от 27 февраля 1980 г., Series A, N 35; Доклад Европейской Комиссии по делу "Сосьете Стенюи против Франции" (Societe Stenuit v. France) от 30 мая 1991 г., жалоба N 11598/85; Решение Европейского Суда по жалобе "Лилли Франс С. А. против Франции" (Lilly France S. A. v. France) от 3 декабря 2002 г., жалоба N 53892/00).


2. Мнение Европейского Суда


Европейский Суд отмечает, во-первых, что прецедентное право, основанное на Конвенции, в том числе и те дела, на которые ссылаются компании-заявители, не содержат четкого вывода о том, что правонарушения в сфере отношений конкуренции должны рассматриваться как "уголовные" по смыслу ст. 6 Конвенции.

Поэтому Европейский Суд полагает, что более уместно рассмотреть конкретную ситуацию с компаниями-заявителями с точки зрения общих критериев, определяющих понятие "уголовный".

В связи с этим Европейский Суд напоминает, что для целей ст. 6 Конвенции должны учитываться три критерия при решении вопроса, предъявлялось ли лицу "уголовное обвинение". Это квалификация правонарушения согласно национальному праву, характер правонарушения и степень суровости наказания (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Энгель и другие против Германии", § 82).


(а) Квалификация в национальном праве


Что касается первого из упомянутых критериев, который служит только отправной точкой (см. Постановление Европейского Суда по делу "Вебер против Швейцарии" (Weber v. Switzerland) от 22 мая 1990 г.,  Series A, N 177, § 31), то Европейский Суд не согласен с компаниями-заявителями в том, что согласно праву Российской Федерации, разбирательство в ТУ МАП и арбитражных судах рассматривалось как уголовное по своему характеру.

ТУ МАП обвинило и наказало компании-заявители на основании п. 1 ст. 6 Закона о конкуренции, который довольно существенно отличается от уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Пункт 1 ст. 22 Закона о конкуренции действительно предусматривает, что нарушение антимонопольного законодательства может повлечь уголовную ответственность. Вместе с тем согласно ст. 19 Уголовного кодекса Российской Федерации только физические лица, то есть управляющие компаний-заявителей, могли бы нести такую ответственность. Если бы такое разбирательство имело место, то проводилось бы прокуратурой и судами по уголовным делам и осуществлялось бы отдельно от разбирательства, начатого ТУ МАП. Сами компании-заявители не ставят вопроса о том, что они преследовались согласно нормам Уголовного кодекса Российской Федерации.


(b) Характер правонарушения


Второй критерий, характер правонарушения, имеет более существенное значение.

В связи с этим Европейский Суд отмечает, что Закон о конкуренции применяется только к "отношениям, которые влияют на конкуренцию на товарных рынках" (ст. 2), и поэтому сфера его применения носит ограниченный, не общий характер.

Во-вторых, полномочия антимонопольных органов, как они закреплены в ст. 12 Закона о конкуренции, направлены на предотвращение нарушений в сфере конкуренции и ее восстановление, в случае подобных нарушений. Не находит подтверждения довод о том, что основной целью соответствующего разбирательства является наказание либо ограничение прав нарушителей. Даже с учетом того, что п. 4 ст. 12 Закона о конкуренции дает право антимонопольным органам устанавливать административные санкции, из ст. 23 Закона о конкуренции следует, что эти санкции устанавливаются за препятствование расследованию, проводимому представителями власти, и не являются наказанием за существенные нарушения в антимонопольной сфере.

В-третьих, согласно п. 4 ст. 6 Конвенции некоторые виды монопольного поведения могут даже разрешаться государством, в случае, если будет доказано, что они отвечают общему благу. Очевидно, что уголовно наказуемое поведение обычно не может быть оправдано таким прагматичным аргументом.

Наконец, свобода рыночной конкуренции представляет собой относительную, зависящую от конкретных обстоятельств ценность, и вмешательство в нее само по себе не является неправильным.


(с) Суровость возможного наказания


Что касается третьего критерия, то Европейский Суд отмечает, что п. 1 ст. 6 Закона о конкуренции, на основании которого были предъявлены претензии компаниям-заявителям, сам по себе не предусматривает каких-либо специальных санкций. Тем не менее нарушители должны подчиняться предписаниям, издаваемым ТУ МАП в соответствии со ст. 12 Закона о конкуренции. Такие предписания варьируются от простого предупреждения прекратить монополистическую деятельность до принудительного раздела компании. По мнению Европейского Суда, эти полномочия ТУ МАП относятся к регулирующей сфере. Сюда же относится и конфискация незаконно полученных доходов, которой были подвергнуты компании-заявители. Европейский Суд считает, что соответствующее постановление служит целям получения денежной компенсации за причиненный вред, нежели является наказанием, предупреждающим повторное совершение нарушения (см., для сравнения, Постановление Европейского Суда по делу "Банденун против Франции" (Bendenoun v. France) от 24 февраля 1994 г., Series A, N 284, § 47).

Принимая во внимание изложенные размышления, Европейский Суд приходит к выводу, что компаниям-заявителям не было "предъявлено уголовное обвинение", для целей ст. 6 Конвенции. Соответственно указанная статья не подлежит применению.

Следовательно, настоящая жалоба несовместима ratione materiae с положениями Конвенции по смыслу п. 3 ст. 35 Конвенции и должна быть отклонена в соответствии с п. 4 ст. 35 Конвенции.


На этих основаниях Суд единогласно:

решил исключить жалобу ООО "Несте Санкт-Петербург" из списка рассматриваемых им дел;

и большинством голосов объявил неприемлемыми остальные жалобы.


Заместитель Секретаря
Секции Суда

Марк Виллигер


Председатель Палаты

Георг Ресс


______________________________

 * Перевод с английского М. Виноградова.

Решением антимонопольного органа несколько российских компаний, занимающихся предпринимательской деятельностью на рынке топливных ресурсов, были признаны виновными в совершении согласованных действий, направленных на ограничение конкуренции, результатом которых явилось увеличение цен на рынке автомобильного топлива. При обращении в антимонопольный орган заявителям было отказано в предоставлении доступа к материалам, на основании которых было принято решение. Компании обратились в арбитражный суд с требованием об отмене решения антимонопольного органа и обязании ознакомить с материалами административного дела. В результате судебных разбирательств в различных инстанциях системы арбитражных судов было вынесено решение о взыскании штрафа с компаний за нарушение антимонопольного законодательства.

Компании обратились в ЕС, полагая, что разбирательство в антимонопольном органе и арбитражных судах привело к "уголовному обвинению" против них и это повлекло нарушение принципа состязательности сторон, нанесло вред их праву подготовить свою защиту, а также в целом сделало разбирательство в арбитражных судах несправедливым. Упомянутые обстоятельства нарушают принцип презумпции невиновности, закрепленный п. 2 ст. 6 Конвенции.

ЕС вынес решение об отклонении жалоб.

Прецедентное право, основанное на Конвенции, не содержат четкого вывода о том, что правонарушения в сфере отношений конкуренции должны рассматриваться как "уголовные" по смыслу ст. 6 Конвенции. Поэтому более уместно рассматривать ситуацию с точки зрения общих критериев, определяющих понятие "уголовный". Это квалификация правонарушения согласно национальному праву, характер правонарушения и степень суровости наказания.

Согласно праву РФ, разбирательство в антимонопольных органах и арбитражных судах не рассматривается как уголовное по своему характеру. Основной целью соответствующего разбирательства не является наказание либо ограничение прав нарушителей. Согласно п. 4 ст. 6 Конвенции некоторые виды монопольного поведения могут даже разрешаться государством, в случае, если будет доказано, что они отвечают общему благу. Очевидно, что уголовно наказуемое поведение обычно не может быть оправдано таким прагматичным аргументом. Конфискация незаконно полученных доходов, которой были подвергнуты компании-заявители за нарушение антимонопольного законодательства, служит целям получения денежной компенсации за причиненный вред, нежели является наказанием, предупреждающим повторное совершение нарушения. Таким образом, компаниям-заявителям не было "предъявлено уголовное обвинение", для целей ст. 6 Конвенции.


Решение Европейского Суда по правам человека от 3 июня 2004 г. по вопросу приемлемости жалобы N 69042/01 "ООО "Несте Санкт-Петербург" (OOO Neste St. Petersburg) против Российской Федерации", жалобы N 69050/01 ЗАО "Киришиавтосервис" (ZAO Kirishiavtoservice) против Российской Федерации", жалобы N 69054/01 "ООО "Невская топливная компания" (OOO Nevskaya toplivnaya) против Российской Федерации", жалобы N 69055/01 "ЗАО "Транссервис" (ZAO Transservice) против Российской Федерации", жалобы N 69056/01 "ООО "Фаэтон" (OOO Faeton) против Российской Федерации", жалобы N 69058/01 "ООО "ПТК-Сервис" (OOO PTK-Service) против Российской Федерации" (Третья секция)


Текст решения опубликован в "Журнале российского права", N 11, 2004 г.


Перевод в английского М.В.Виноградова


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.