• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 9/2004

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 9/2004


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


Благоволение свободе - основа основ европейской Конвенции
(часть третья)


Продолжим наше познавательное путешествие по основополагающему документу в деятельности Европейского Суда по правам человека - Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В этом году мы начали осваивать ст. 5 европейской Конвенции - "Право на свободу и личную неприкосновенность". Комментатором этой статьи выступает в прошлом судья, а ныне юрисконсульт Европейского Суда по правам человека, доктор права, профессор Микеле де Сальвиа, который является признанным знатоком в области теории права европейской Конвенции и прецедентной практики страсбургского Суда (подробнее см. "Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения", выпущенный в свет издательством "Норма" при финансовой поддержке Европейской комиссии, Совета Европы и Правительства Соединенного Королевства).

Первая часть комментария М. де Сальвиа (Бюллетень ЕСПЧ N 7) была посвящена общей оценке ст. 5 Конвенции, пронизанной принципом favor libertatis (лат. - "благоволение свободе", принцип римского права, согласно которому в спорных случаях вопрос о статусе человека должен решаться в пользу признания его свободным). Лишение свободы рассматривается им в двух аспектах: вытекающее из мер уголовно-процессуального принуждения (арест, задержание, содержание под стражей с целью исполнения наказания) и вытекающее из прочих обстоятельств, допускающих лишение свободы, но преследующих иные цели, нежели репрессия за противозаконные действия уголовного характера.

Во второй части комментария (Бюллетень ЕСПЧ N 8) М. де Сальвиа подробно говорил об обстоятельствах лишения свободы, преследующие цели социальной защиты (например, в том, что касается душевнобольных) или охраны общественного порядка (например, задержание с целью высылки).

В этот раз предлагаем вам ту часть комментария М. де Сальвиа, которая касается гарантий, направленных на максимальное ограничение риска произвола при решении вопроса о лишении человека свободы.


Статья 5. Право на свободу и личную неприкосновенность.

1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

а) законное содержание под стражей лица, осужденного компетентным судом;

b) законное задержание или заключение под стражу (арест) лица за неисполнение вынесенного в соответствии с законом решения суда или с целью обеспечения исполнения любого обязательства, предписанного законом;

с) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;

d) заключение под стражу несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное заключение под стражу, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом;

е) законное заключение под стражу лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также законное заключение под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;

f) законное задержание или заключение под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче.

2. Каждому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение.

3. Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом "с" пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.

4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.

5. Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компенсацию заключения.

В целях соблюдения Конвенции лишение свободы должно сопровождаться конкретными гарантиями, направленными на максимальное ограничение риска произвола.

Первая из этих гарантий, направленных на защиту личной свободы, состоит в обязанности органов суда или полиции информировать каждого, кто оказался лишен свободы, о причинах его ареста (п. 2 ст. 5 Конвенции).

Цель этой гарантии ясна: каждый арестованный или задержанный должен знать, почему он арестован или задержан. Она обязывает сообщить заинтересованному лицу на простом и понятном ему языке юридические и фактические причины лишения его свободы, с тем чтобы он мог осуществить свое право, предусмотренное в п. 4 ст. 5 Конвенции. Эти сведения должны быть представлены заинтересованному лицу в кратчайший срок, однако органы полиции, которые произвели арест, могут не предоставить их на месте в полном объеме.

Существует тесная связь между информированностью и возможностью осуществлять контроль за законностью заключения под стражу. Пункт 4 ст. 5 Конвенции предусматривает, что каждый, кто лишен свободы, имеет право на безотлагательное решение по поводу законности его заключения под стражу. Невозможно эффективно воспользоваться таким правом, не получив в кратчайший срок и в достаточной степени информацию об обстоятельствах и правовых нормах, обосновывающих лишение его свободы.

Конвенция предусматривает, что проверка законности должна производиться не любым государственным органом, а судом, который может вынести решение об освобождении, если заключение под стражу будет признано им незаконным. Процедура обжалования, о которой идет речь, должна существовать и обеспечивать заинтересованным лицам достаточную уверенность в защите от произвольного лишения свободы.

Что касается понятия "суд", то оно означает, что судебный орган, который выносит решение, должен быть независимым от исполнительной власти как одной из сторон в процессе. Среди главных процессуальных гарантий присутствует соблюдение принципа "равенства оружия" (М. де Сальвиа имеет в виду принцип равенства процессуальных возможностей сторон. - Ред.), одного из основных инструментов охраны прав, свойственных процедуре судебного рассмотрения с точки зрения Конвенции.

Цель, которая достигается с помощью термина "суд", состоит в том, чтобы любое лицо, оказавшись лишенным свободы, могло относительно быстро добиться судебного решения, прекращающего лишение свободы, если будет обнаружена незаконность этой меры.

При заключении под стражу душевнобольных (подп. "е" п. 1 ст. 5 Конвенции) контроль за законностью лишения свободы приобретает особое значение. В соответствии с судебной практикой идеальным решением проблемы представляется периодический и автоматический судебный контроль. Подобный контроль должен осуществляться с соблюдением национальных норм материального и процессуального права и в соответствии с целью ст. 5 Конвенции - защитить личность от произвола.

Должны быть предусмотрены специальные процессуальные гарантии, призванные защитить тех, кто в силу душевного расстройства не в состоянии действовать в собственных интересах в полную силу. Более того, решения судов должны следовать с разумной периодичностью, особенно когда душевнобольной содержится под стражей в психиатрическом учреждении в течение неограниченного или продолжительного периода времени. В подобном случае и при отсутствии периодического и автоматического судебного контроля он должен иметь возможность через разумные промежутки времени обращаться с жалобой в суд для того, чтобы оспорить законность своего заключения в психиатрическом учреждении.

Заключение под стражу до вынесения судебного решения на практике решение может касаться двух самостоятельных ситуаций. Первая относится к аресту, произведенному полицией, с целью проведения расследования, направленного на сбор достаточного числа доказательств, оправдывающих возбуждение дела. Вторая ситуация касается заключения под стражу после доставления лица к следователю, который применяет в отношении него такую меру лишения свободы, как временное заключение под стражу. Ее цель заключается в том, чтобы сохранить заинтересованное лицо в распоряжении судебных властей для продолжения расследования или следствия.

В основе совокупности гарантий, установленных ст. 5 Конвенции, лежит идея защиты личности от произвольных покушений на ее свободу. Поэтому понятно стремление поставить всякое лишение свободы, постановление о котором принято в контексте уголовного судопроизводства, под незамедлительный контроль судьи или иного должностного лица, наделенного судебной властью, как это специально предусмотрено в п. 3 ст. 5 Конвенции, что служит важным элементом предотвращения подобных нарушений.

Задержание как лишение свободы в контексте уголовного судопроизводства производится органами полиции.

Пункт 3 ст. 5 Конвенции требует в таком случае, чтобы задержанный был незамедлительно доставлен к судье или к иному должностному лицу, наделенному судебной властью.

Вмешательство судебных органов в процесс должно происходить автоматически: арестованный должен быть физически доставлен в подобный орган. Это правило направлено на то, чтобы обеспечить быстрый и автоматический судебный контроль за заключением под стражу, произведенным органами полиции или администрации в условиях, подпадающих под действие подп. "с" п. 1 ст. 5 Конвенции.

Орган, призванный контролировать законность задержания, может и не быть судом в строгом смысле этого слова, но тем не менее он должен осуществлять функции судебной власти. Формулировка, которая употребляется в Конвенции, охватывает должностных лиц как суда, так и прокуратуры.

В любом случае этот орган должен соответствовать критериям Конвенции и удовлетворять определенным требованиям. Первое условие заключается в независимости его от исполнительной власти и сторон в процессе. Однако данное условие не препятствует тому, чтобы судья, о котором идет речь, находился в подчинении у других судей или должностных лиц при условии, что последние пользуются самостоятельностью, аналогичной той, которой располагает первый.

Сюда добавляется одно требование процессуального, а другое материального порядка. По отношению к должностному лицу первое требование состоит в обязанности лично заслушать доставленное к нему лицо; второе - в том, чтобы рассмотреть обстоятельства, которые свидетельствуют "за" или "против" заключения под стражу, и на основании правовых критериев вынести решение о наличии причин, оправдывающих такое заключение, а в их отсутствие принять постановление об освобождении из-под стражи. Однако совершенно исключается, чтобы беспристрастность органа, от которого исходит решение по поводу лишения свободы, могла быть поставлена под сомнение.

Конвенция стремится избежать смешения ролей, предусматривая четкое разделение между органом власти, которому поручено вынести решение о целесообразности содержания под стражей, и органом, который призван вести расследование правонарушения, вменяемого лицу, находящемуся под стражей.

Пункт 3 ст. 5 Конвенции хранит молчание о требованиях процессуального характера, которые должны сопровождать решение о правомерности заключения под стражу.

Согласно судебной практике такая процедура должна быть скорой и не загромождаться излишними формальностями. Хотя она и не должна быть в обязательном порядке калькой с принципов, которыми регулируется процесс рассмотрения дела судьей, требуется, тем не менее, чтобы она носила судебный характер. Таким образом, следует исходить из идеи, что подобная процедура должна сопровождаться минимальными гарантиями права на защиту.

Требование быстроты, которая должна быть проявлена при доставлении задержанного к судье или иному должностному лицу, носит особенно строгий характер и допускает лишь ограниченный промежуток времени, исчисляемый в часах. Слово "незамедлительно" налагает на государство четкую обязанность привести в соответствие свою правовую систему и изменить, в случае необходимости, соответствующие нормы уголовно-процессуального кодекса таким образом, чтобы они совпадали с требованием быстрого и автоматического контроля за любым лишением свободы в контексте уголовного судопроизводства.

В пункте 3 ст. 5 Конвенция утверждает великий принцип: свобода - правило, а лишение свободы до вынесения судебного решения - строго регламентируемое исключение. Речь идет об основополагающем принципе всякого уголовного процесса, так как до вынесения обвинительного приговора индивид считается невиновным.


Судебные хроники Совета Европы


Московский клуб юристов выпустил в свет первый том "Путеводителя по прецедентной практике Европейского Суда" за 2002 год - ежегодное приложение к российскому изданию "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека", - который открывает новую серию информационно-аналитических изданий "Судебные прецеденты".

Кроме собственно прецедентов страсбургского Суда в новый справочник вошли тексты Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Протоколов N 1, 4 и 7 к Конвенции, Регламента Европейского Суда по правам человека в новой официальной версии перевода на русский язык, а также Постановления N 8 Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ "О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса" от 11 июня 1999 года и Постановления N 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" от 10 октября 2003 года, другая справочная информация о работе Суда в Страсбурге.

Впервые в одной книге в хронологическом порядке и полном объеме публикуются все постановления и решения, вынесенные в 2002 году палатами Европейского Суда из семи судей (в отличие от так называемых комитетских решений, т. е. вынесенных комитетами Суда из трех судей, решения палат имеют подробную мотивировочную часть и являются, таким образом, прецедентами) по жалобам российских граждан. Это постановления по делам "Бурдов против России", "Калашников против России" и другие решения.

После того, как 5 мая 1998 года Россия присоединилась к европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и признала при этом обязательную юрисдикцию Европейского Суда, для российской правовой системы приобрел огромное значение учет прецедентной практики этого Суда. Необходимо подчеркнуть, что с этого момента в силу требований Конституции Российской Федерации (часть 4 статьи 15) постановления Европейского Суда (как нормоустанавливающие толкования Конвенции) имеют для нашей правовой системы такое же значение, как и решения российских высших судов - Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного. Поэтому уяснение российскими властями и гражданами выносимых Европейским Судом решений и постановлений, закрепляющих правовые позиции Суда по конкретным делам, но применимых и в других, аналогичных по фабуле случаях, позволяет тщательнее унифицировать правоприменительную практику и эффективно защищать права и свободы, как они сформулированы в Конвенции и толкуются Европейским Судом.

Изложение судебных решений в сборнике систематизировано по статьям европейской Конвенции, что облегчает пользование материалами сборника. Твердое следование публикуемых материалов "страсбургскому" оригиналу - вестнику Европейского Суда, издаваемому его Секретариатом на английском и французском языках - является принципиально выгодным отличием его от других изданий, которые информируют российских читателей обычно лишь об избранных решениях Европейского Суда.

Необходимо отметить, что приводимые в книге сведения о делах являются лишь суммарным изложением пространных решений и постановлений Европейского Суда. Они могут быть использованы как ориентир в обширной практике Европейского Суда, прибегнув к которому, следует затем обращаться к полным текстам процессуальных документов. В этих целях и для облегчения поиска информации в базе данных ЕСПЧ "HUDOC " (http://www.echr.coe.int/Eng/Judgments.htm) в книге приводятся написание названий дел латиницей, а также номера жалоб, присвоенные им Секретариатом Суда.

"Путеводитель по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" будет выпускаться по итогам каждого года (следующая книга, охватывающая прецедентную практику за 2003 год, выйдет осенью), что позволит российским юристам использовать содержащуюся в ней информацию для изучения и правильного уяснения прецедентного права Европейского Суда. Ежемесячная же "повестка дня" Европейского Суда по правам человека излагается в Бюллетене, который вы держите в руках. При этом следует учитывать, что для российских правоприменителей представляет интерес и имеет большое значение прецедентная практика Европейского Суда не только по делам, прямо относящимся к Российской Федерации, но и по делам против других стран. В условиях быстрого роста числа выносимых Европейским Судом решений и постановлений его правовые позиции постоянно развиваются и для правильного их понимания и учета при подготовке и рассмотрении "российских жалоб" следует внимательно изучать практику Суда в отношении всех государств - участников европейской Конвенции.

Новый справочник предназначен в первую очередь федеральным и мировым судьям, работникам правоохранительных органов, адвокатам, нотариусам и государственным служащим, преподавателям, студентам и аспирантам юридических вузов, членам общественных и правозащитных организаций, а также всем тем, кто намерен отстаивать свои права с использованием российских законов, принципов и норм международного права.

Предварительные заказы на приобретение "Путеводителя по прецедентному праву Европейского Суда за 2002 год " направляйте в Московский клуб юристов (105064, г. Москва, ул. Земляной Вал, 38/40, e-mail: club@femida.ru) или издательство "ЛексЭст" (129090, Москва, ул. Гиляровского, д.1, а/я 51, e-mail: info@lexest.ru)


Статистические сведения*


Вынесенные постановления



  За апрель С начала 2004 г.
Большая палата 3 6
I Секция 15 (16) 52 (57)
II Cекция 19 (21) 45 (53)
III Секция 15 (16) 49 (53)
IV Секция 15 (16) 41 (42)
Секции в предыдущих составах 0 2
Всего 67 (72) 195 (213)

Постановления, вынесенные в апреле 2004 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая палата 2 0 0 1 3
I Секция 12 2 (3) 0 1 15 (16)
II Секция 14 (16) 4 0 1 19 (21)
III Секция 15 (16) 0 0 0 15 (16)
IV Секция 14 (15) 1 0 0 15 (16)
Всего 57 (61) 7 (8) 0 3 67 (72)

Постановления, вынесенные c начала 2004 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая палата 5 0 0 1 6
I Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
II Секция в прежнем составе 1 0 0 1 2
III Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
IV Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
I Секция 43 (44) 7 (11) 1 1 52 (57)
II Секция 37 (45) 6 1 1 45 (53)
III Секция 46 (50) 3 0 0 49 (53)
IV Секция 35 (36) 5 1 0 41 (42)

_____________________________

* Статистические сведения предварительны. То или иное постановление или решение Европейского Суда может быть вынесено в отношении нескольких жалоб (в скобках приводится количество жалоб, в отношении которых вынесено постановление или решение). Употребляемый в Бюллетене значок * означает, что Постановление не является окончательным.


Вынесенные решения   За апрель С начала 2004 года
Жалобы, признанные приемлемыми
I Секция 25 88 (96)
II Секция 8 27 (28)
III Секция 14 50 (51)
IV Секция 9 42 (44)
Всего 56 207 (219)
II. Жалобы, признанные неприемлемыми
Большая Палата   0 1
I Секция Палата 7 46 (48)
Комитет 443 1878
II Секция Палата 2 24
Комитет 186 1215
III Секция Палата 2 16
Комитет 225 768
IV Секция Палата 2 31
Комитет 171 1060
Всего 1038 5039 (5041)
III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел
I Секция Палата 3 22
Комитет 5 22
II Секция Палата 1 11
Комитет 0 20
III Секция Палата 6 27
Комитет 2 8
IV Секция Палата 4 16
Комитет 2 13
Всего 23 139
Всего Решений об исключении жалобы из списка подлежащих
рассмотрению дел (не включая частичных Решений)
1117 5385 (5399)

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба


Каким органом принято решение За апрель С начала 2004 года
I Секция 37 172 (190)
II Секция 24 129 (153)
III Cекция 100 161 (162)
IV Cекция 6 57
Общее количество коммуницированных жалоб 167 519 (562)

Краткое изложение постановлений и решений Европейского Суда подготовлено Секретариатом Европейского Суда и не имеет обязательной силы для Суда.


По жалобе о нарушении Статьи 1 Конвенции


Вопрос о юрисдикции государств - членов Совета Европы


По делу ставится вопрос о "юрисдикции" Грузии в отношении Аджарской автономной республики.


Ассанидзе против Грузии
[Assanidze - Georgia] (N 71503/01)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 Статьи 5 Конвенции.)


Вопрос об обязанностях государств - членов Совета Европы


По делу ставится вопрос об ответственности Грузии за действия, которые могут быть прямо вменены местным аджарским властям.


Ассанидзе против Грузии
[Assanidze - Georgia] (N 71503/01)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 Статьи 5 Конвенции).


По жалобам о нарушениях Статьи 2 Конвенции


Вопрос о праве человека на жизнь


По делу ставится вопрос о гибели гражданского лица в результате разрыва трассирующего снаряда и предположительной халатности сотрудников сил безопасности, которые не доставили потерпевшего незамедлительно в больницу для оказания медицинской помощи. Жалоба признана неприемлемой.


Эвджил против Турции
[Evcil - Turkey] (N 46260/99)


Решение от 6 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Муж заявительницы получил ранение в результате взрыва неидентифицированного предмета, который он подобрал на выгоне, когда пас там свой скот. Очевидец несчастного случая сообщил о случившемся подразделению сил безопасности, размещавшемуся в 500 метрах от места происшествия. Некоторое время спустя на место происшествия прибыла заявительница в микроавтобусе и забрала своего мужа в больницу для оказания неотложной медицинской помощи. Он скончался при перевозке в государственную больницу.

В тот же день прокуратура начала расследование случившегося. Было произведено вскрытие тела погибшего, а у очевидцев случившегося были взяты показания. Один из свидетелей показал, что в подразделении сил безопасности его заверили, что на место происшествия скоро прибудет одна из их групп "специального назначения". Другой свидетель утверждал, что несчастный случай имел место около 11 часов утра. Эвджил же впоследствии дала показания, в которых она утверждала, что несчастный случай имел место около 9 часов 30 минут утра. Тем самым она возлагала ответственность за гибель мужа на подразделение сил безопасности, которое не оказало ему быструю помощь, а также оставило на участке выпаса взрывное устройство, ставшее причиной смерти мужа заявительницы. В результате проведенной судебно-баллистической экспертизы шрапнели, собранной на месте происшествия, был сделан вывод, что осколки имели сходство с осколками трассирующих снарядов, используемых в военных целях. Прокуратура запросила жандармерию и бригаду спецназа о возможном использовании таких снарядов в данном районе. В ответе в прокуратуру сообщалось, что с армейских складов были похищены трассирующие снаряды, которые использовались также и КРП* (* Курдская рабочая партия Турции - организация, внесенная Евросоюзом в "черный" список частных лиц и организаций, которых Евросоюз считает террористическими. См., например, в Интернете: http://www.gzt.ru/rubricator.gzt?rubric=novosti&id=10550000000006457 (прим. перев.).). Прокуратура приняла решение об отказе в возбуждении уголовного дела по факту гибели мужа заявительницы. Год спустя расследование было возобновлено, и подразделению сил безопасности было предписано продолжить расследование с целью установления лиц, ответственных за случившееся.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 2 Конвенции. На основании доказательств, представленных сторонами по делу в Европейский Суд, невозможно было сделать вывод о том, что за оставленный на пастбище трассирующий снаряд, взрывом которого был убит муж заявительницы, несут ответственность силы безопасности. Что же касается предположительно халатных действий подразделения сил безопасности, выразившихся в том, что потерпевшего не доставили быстро в больницу, следует заметить: в материалах дела нет никаких доказательств, указывающих точно, в какое именно время к подразделению сил безопасности обратились за помощью, а само конкретное время происшествия оспаривается. Принимая во внимание состояние дорог в данном районе Турции, есть основания полагать, что до места происшествия в микроавтобусе пришлось бы добираться час. Таким образом, нельзя возлагать ответственность на государство за смерть мужа заявительницы. Хотя в результате расследования по факту его гибели не было установлено, кто именно несет ответственность за оставленный на пастбище трассирующий снаряд, нельзя утверждать, что это расследование не было эффективным, и оно может считаться отвечающим требованиям Статьи 2 Конвенции. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о праве человека на жизнь


По делу ставится вопрос о захвате и убийстве человека, предположительно, представителями государства и обжалуется неэффективность расследования, проведенного властями по факту исчезновения человека. По делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции.


Тахсин Аджар против Турции
[Tahsin Acar - Turkey] (N 26307/95)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


Заявитель утверждает, что его брат, фермер, проживавший в деревне на юго-востоке Турции, был похищен в августе 1994 г. двумя сотрудниками жандармерии. Заявитель настаивает на той версии событий, что его брат после похищения содержался в управлении жандармерии под стражей incommunicado* (* Incommunicado (исп.) - здесь: в условиях строгой изоляции, без права переписки, телефонных переговоров и непосредственного общения с родственниками или адвокатом (прим. перев.).), и теперь предполагается, что он мертв. Два очевидца похищения заявляли, что брат заявителя был якобы связан сотрудниками жандармерии, а на глаза ему была надета повязка.

После нескольких обращений родственников потерпевшего к властям было начато расследование по факту исчезновения брата Тахсин Аджара. Однако административный совет провинции (Так в Турции называется нижестоящий орган административной юстиции, рассматривающий жалобы на действия государственных органов и должностных лиц (прим. перев.).) отказался от судебного преследования двух привлеченных к ответственности сотрудников жандармерии, ввиду недостаточности доказательств их вины. Родственники потерпевшего позже утверждали, что видели его в телевизионной программе новостей как одного из задержанных в г. Диярбакире лиц, подозреваемых в терроризме. Они пытались получить для себя копии видеозаписей этих телевизионных передач, но безуспешно.

В своем Постановлении, вынесенном 9 апреля 2002 г., Палата Европейского Суда в составе семи судей решила шестью голосами "за" и одним голосом "против" исключить жалобу из списка подлежащих рассмотрению дел в связи с односторонним заявлением государства-ответчика по поводу дела. Заявитель же ходатайствовал о том, чтобы дело было передано на рассмотрение Большой Палаты, которая сочла, что в данных обстоятельствах жалобу не следует исключать из списка подлежащих рассмотрению дел и что ей надлежит продолжить рассмотрение жалобы.


Вопросы права


По поводу Статьи 2 Конвенции (вопрос об исчезновении человека). Заявитель не представил Европейскому Суду никаких доказательств в обоснование своего утверждения о том, что именно сотрудники жандармерии совершили похищение его брата. Единственные очевидцы похищения первоначально заявили, что они не знают лиц, ответственных за похищение, притом, что один из них позже указал, что точно знал привлеченных к ответственности сотрудников жандармерии. Поэтому требования заявителя основываются на гипотезах и предположениях, а не на достоверных доказательствах. В данных обстоятельствах нельзя считать установленным вне всякого разумного сомнения, что государство несет ответственность за исчезновение брата заявителя.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в этом вопросе требования Статьи 2 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

По поводу Статьи 2 Конвенции (вопрос об эффективности расследования, проведенного по факту исчезновения). Первоначальное расследование, которое проводилось одним из сотрудников жандармерии, впоследствии привлеченным к ответственности, могло бы считаться на первый взгляд соответствующим процессуальным обязательствам властей, вытекающим из Статьи 2 Конвенции. Однако после того, как заявитель сообщил властям о своих подозрениях в отношении сотрудников жандармерии, прокурор не проверил, каким образом проводилось это первоначальное расследование. Аналогичным образом прокуратурой не было предпринято никаких мер для того, чтобы проверить определенные заявления жены заявителя или получить в свое распоряжение копии видеозаписей телевизионных передач, в которых члены семьи потерпевшего, предположительно, видели его на экране. В этих обстоятельствах Европейский Суд считает, что власти не провели адекватное и эффективное расследование факта исчезновения человека, и тем самым можно считать, что имело место нарушение процессуальных обязательств государства, вытекающих из Статьи 2 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в этом вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 38 Конвенции. Тот факт, что власти не проявили должного тщания в том, чтобы выполнить запросы Европейского Суда относительно предоставления ему необходимых доказательств, таких как материалы дела, рассматривавшегося в административном совете провинции, и видеозапись телевизионной передачи новостей, противоречит обязательствам государства-ответчика, налагаемым на него Статьей 38 Конвенции. В деле не возникает никакого отдельного вопроса в связи со Статьей 34 Конвенции.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 10 тысяч евро в возмещение причиненного заявителю морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о праве человека на жизнь


По делу ставится вопрос о бесчеловечном и унижающем достоинство человека обращении сил безопасности с жителями деревни и о гибели людей, связанной с этим инцидентом. По делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции.


Ахмет Езкан и другие против Турции
[Ahmet Оzkan and others - Turkey] (N 21689/93)


Постановление от 6 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители утверждают, что в феврале 1993 года сотрудники сил безопасности напали на их деревню, в результате чего погибли два ребенка. Заявители настаивают на своей версии событий, согласно которой в тот же самый день сотрудники силы безопасности подожгли их дома, а большинство мужчин-жителей деревни заключили под стражу. После того, как жителей деревни согнали на площадь, сотрудники сил безопасности заставили всех совершеннолетних мужчин улечься лицом на землю в грязь и слякоть на виду у членов их семей. Солдаты, охранявшие этих юношей и мужчин, иногда наносили им побои, пинали и топтали ногами. Нескольких мужчин заставили идти пешком босиком по снегу и слякоти в течение двух-трех часов из деревни до жандармского участка. Там их подвергли жестокому обращению, в результате чего некоторым мужчинам - жителям деревни были причинены серьезные телесные повреждения, а один из них скончался. Заявители далее утверждают, что подразделение сил безопасности возвратилось в их деревню позже в том же году, сожгло другие дома и уничтожило собранный урожай. Подразделение сил безопасности вновь возвратилось в деревню весной 1994 года, и солдаты убили четырех жителей деревни и вынудили жителей покинуть эту деревню.

Государство-ответчик оспорило версию событий в изложении заявителей и указало, что когда подразделение сил безопасности приблизилось к деревне с тем, чтобы произвести осмотр местности, по солдатам был открыт огонь, и они были вынуждены ответить огнем в порядке самообороны. В ходе последующего вооруженного столкновения крыши ряда домов в деревне загорелись, и никто, кроме одного жандарма, не был убит или ранен в ходе данных событий.

Обстоятельства дела оспаривались сторонами. При этом делегация бывшей Европейской Комиссии по правам человека собирала показания свидетелей и доказательства с выездом в Турцию.


Вопросы права


По поводу Статьи 2 Конвенции (вопрос об использовании силы подразделением сил безопасности). С учетом того, что во время указанных событий на юго-востоке Турции имели место серьезные беспорядки, включавшие вооруженные конфликты между силами безопасности и членами КРП* (*См. ранее сноску 1 на с. 10 (прим. перев.).), форма тактического реагирования сил безопасности на первоначальный их обстрел со стороны деревни не являлась непропорциональным применением силы и была "абсолютно необходимой", согласно формулировкам Статьи 2 Конвенции, для защиты жизни.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в этом вопросе требования Статьи 2 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

По поводу Статьи 2 Конвенции (вопрос о гибели жителей деревни). Что касается дочери одного из заявителей, то остается неподкрепленным доказательствами тот факт, что она скончалась в результате необеспечения ее силами безопасности надлежащей медицинской помощью. Однако грубое равнодушие, проявленное силами безопасности к тому, что среди мирного населения могли быть жертвы перестрелки, приравнивается к нарушению обязательства властей охранять жизнь человека, вытекающего из требований Статьи 2 Конвенции. Что же касается жителя деревни, который скончался от воспаления легких, находясь под стражей, то было установлено вне всякого разумного сомнения: по всей вероятности, он заболел воспалением легких из-за того, что его заставили босиком идти по снегу, а также из-за условий последующего содержания под стражей. Власти поэтому можно считать ответственными за причины его смерти. В обоих случаях Европейский Суд установил: прокуратура, расследовавшая случившееся, не провела эффективное расследование обстоятельств двух смертей, что приравнивается к нарушению Статьи 2 Конвенции в ее процессуальном аспекте.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в этом вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 3 Конвенции (вопрос об обращении с жителями деревни на деревенской площади). В отсутствие какого-либо сопротивления со стороны жителей деревни обращение, которому подвергли мужчин - жителей деревни на площади, было неоправданным и перешло обычные границы устрашения и унижения, неизбежно сопутствующих каждому аресту и заключению под стражу. Посему имело место нарушение Статьи 3 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в этом вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 3 Конвенции (вопрос о заключении под стражу и условиях содержания под стражей). Несколько человек из числа мужчин - жителей деревни обморозили себе ноги в результате того, что им пришлось идти босиком по снегу из деревни в жандармский участок. Условия, в которых их содержали под стражей в двух надлежаще не оборудованных помещениях в подвале жандармского участка в течение от 6 до 13 дней, пагубно сказались на их здоровье. Поэтому Европейский Суд пришел к выводу, что их подвергли бесчеловечному и унижающему достоинство человека обращению в нарушение требований Статьи 3 Конвенции. Имело место и нарушение требований этой Статьи с процессуальной точки зрения ввиду того факта, что судебные власти не проявили никакой активности в расследовании причин увечий, причиненных ногам задержанных жителей деревни.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в этом вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 5 Конвенции. Жителей деревни не содержали под стражей втайне, но ввиду полнейшего отсутствия протоколов, относящихся к содержанию под стражей, в одном жандармском участке и недостоверность таких протоколов - в другом, можно считать, что имело место нарушение запрета на произвольное лишение человека свободы, внутренне присущего Статье 5 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в этом вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 1 Статьи 5 Конвенции (вопрос о лишении свободы в порядке, установленном законом). Европейскому Суду не было в достаточной мере продемонстрировано, что заключение жителей деревни под стражу было надлежащим образом санкционировано прокурором, как это требуется в соответствии с законами Турции. Кроме того, по делу не усматриваются какие-либо факты или обстоятельства, свидетельствовавшие бы о том, что заключение жителей деревни под стражу без предусмотренной законом санкции было вызвано сугубо чрезвычайностью обстоятельств, тогда как отступление от своих обязательств государства - члена Конвенции допускается пунктом 1 Статьи 15 Конвенции лишь при наличии чрезвычайных обстоятельств.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в этом вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 3 Статьи 5 Конвенции (вопрос о незамедлительном доставлении задержанных к судье). Власти вообще не доставили 28 жителей деревни "к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью", а содержание под стражей 16 других жителей деревни в течение 17 дней, пока их не доставили в мировой суд, строго говоря, не вызывалось положением на юго-востоке Турции, как это утверждало государство-ответчик.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в этом вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 3 Статьи 5 Конвенции (продолжительность содержания под стражей до суда). Один из жителей деревни был привлечен Судом государственной безопасности к уголовной ответственности за преступления, связанные с деятельностью КРП, и отдан под суд в апреле 1993 года. Хотя характер предъявленных ему обвинений и убедительность доказательств его вины, возможно, и оправдывали первоначальное заключение этого человека под стражу, сами по себе эти факты не могут считаться достаточным основанием для продления его содержания под стражей до начала производства в суде первой инстанции вплоть до сентября 1998 года (общий срок содержания под стражей в данном случае составил 5 лет, 6 месяцев и 15 дней).


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в этом вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 8 Конвенции. По делу было установлено, что два дома в деревне были преднамеренно подожжены силами безопасности в ходе событий, и что дома 11 других сельских жителей также загорелись в результате интенсивной стрельбы сил безопасности по территории деревни. Эти действия представляют собой акты серьезного и необоснованного вмешательства государства в реализацию права соответствующих заявителей на уважение их частной и семейной жизни.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в этом вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителям компенсацию в возмещение причиненного заявителям морального вреда и материального ущерба. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о бесчеловечном или унижающем достоинство обращении с человеком


По делу обжалуется жестокое обращение с несовершеннолетним, находившимся под стражей в полиции. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции.


Ривас против Франции
[Rivas - France] (N 59584/00)


Постановление от 1 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель на момент исследуемых обстоятельств дела был несовершеннолетним; его арестовали в ходе расследования незаконного проникновения в чужое помещение с целью совершения там преступления. Во время содержания под стражей заявитель был подвергнут допросу сотрудником полиции внутри одного из служебных помещений. Далее произошел эпизод, достоверность которого оспаривалась этим сотрудником полиции. Последний сбил Риваса с ног, что вызвало травму яичка потерпевшего. Потребовалось хирургическое вмешательство, а травма стала причиной временной нетрудоспособности Риваса в течение пяти дней.

Уголовный суд первой инстанции осудил этого сотрудника полиции по обвинению в совершении нападения на человека. Было установлено, что заявитель ни разу не ударял сотрудника полиции, как утверждал последний. По мнению суда, удар, нанесенный сотрудником полиции заявителю, не вызывался необходимостью и был мерой, непропорциональной действиям Риваса. Апелляционный суд отменил обвинительный приговор и оправдал сотрудника полиции на том основании, что тот действовал в целях самообороны. Апелляционный суд счел, что нанесенный сотрудником полиции удар не был предумышленным, и согласился с его объяснениями, которые суд счел достоверными. При этом Апелляционный суд постановил, что реакция сотрудника была вполне пропорциональной той реальной угрозе, которая исходила от заявителя в тот конкретный момент - Ривас неожиданно вскочил со стула, чтобы выбежать из служебного помещения, развернувшись к сотруднику полиции и замахнувшись готовой для удара рукой; в этот момент сотрудник и схватил его, предотвращая побег. Кассационный суд отклонил жалобу заявителя по вопросам права, поданную на приговор Апелляционного суда.


Вопросы права


По поводу Статьи 3 Конвенции. Что касается вопроса о пропорциональности применения представителем государства физической силы против задержанного, то Европейский Суд отмечает следующее: Европейский Суд не убедили аргументы государства-ответчика относительно того, что сотрудник полиции действовал обоснованно в отношении заявителя. Предположительная попытка заявителя совершить побег из-под стражи не освобождает государство от его ответственности. Заявитель не был вооружен и находился в помещении полицейского участка. Сотрудник полиции мог бы прибегнуть, по крайней мере, к иным методам, чтобы заставить его вновь сесть на место. Европейский Суд пришел к выводу, что государство-ответчик не продемонстрировало Суду, что применение физической силы в отношении заявителя было актом необходимости. С учетом страданий, причиненных Ривасу, и памятуя о его возрасте, Европейский Суд считает, что обращение, которому подвергся заявитель, было бесчеловечным и унижающим его достоинство.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в этом вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 15 тысяч евро в возмещение причиненного заявителю морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос об унижающем достоинство обращении с человеком


По делу обжалуется неадекватность медицинской помощи, оказывавшейся лицу, заключенному под стражу. Жалоба признана приемлемой.


Коваль против Украины
[Koval - Ukraine] (N 65550/01)


Решение от 30 марта 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель был заключен под стражу в ноябре 1997 года, будучи привлеченным к уголовной ответственности по обвинениям в подделке документов, незаконных операциях с иностранной валютой и злоупотреблении служебными полномочиями. В период содержания под стражей у него был инфаркт, а также он страдал другими заболеваниями. Тем не менее врачи, которые провели медицинское обследование заявителя, пришли к заключению, что он может содержаться в больнице следственного изолятора. В июне 1998 года, когда жена заявителя внесла требуемую сумму залога, его освободили из-под стражи под залог. В ходе продолжавшегося расследования по делу один свидетель заявил, что Коваль пытался оказать на него давление с тем, чтобы этот свидетель изменил бы свои показания. Ввиду того, что власти сочли, что Коваль нарушил условия освобождения под залог, ему было предъявлено новое обвинение, заявитель был вновь помещен в больницу следственного изолятора, где находился с ноября 1998 года по июнь 2000 года. Затем он был переведен в исправительное учреждение для отбытия наказания, которое ему было назначено судами. В ходе производства по делу, завершившегося обвинительным приговором в отношении заявителя, внесенный залог был обращен в доход государства, а его ходатайство о проведении им допроса того свидетеля было отклонено. В апреле 2001 года заявитель был амнистирован и освобожден из мест лишения свободы.

Коваль жалуется в Европейский Суд на то, что он был лишен адекватной медицинской помощи с момента своего первоначального заключения под стражу и до освобождения из мест лишения свободы, а также на ненадлежащие условия содержания под стражей. Он также жалуется на то, что процедура обращения внесенного залога в доход государства была несправедливой.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 3, 6 и 13 Конвенции.

(i) Предварительные возражения государства-ответчика, касавшиеся вопроса о том, что жалоба в Европейский Суд была подана с нарушением установленных сроков, были приняты в отношении двух периодов содержания под стражей, но отклонены в отношении периода нахождения заявителя в больнице следственного изолятора с ноября 1998 года по июнь 2000 года, - периода, который укладывается в шестимесячный срок, установленный для подачи жалобы в Европейский Суд* (* Согласно условиям принятия Европейским Судом жалоб к производству, установленным Статьей 35 Конвенции, Суд может принять дело к рассмотрению только в течение шести месяцев со дня вынесения национальными органами окончательного решения по делу (прим. перев.).).

(ii) Предварительные возражения государства-ответчика, касавшиеся вопроса о том, что заявитель не исчерпал все внутригосударственные средств правовой защиты* (* Согласно Статье 35 Конвенции, предписывающей условия приемлемости жалобы Европейским Судом, этот Суд может принять дело к рассмотрению "только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты" (прим. перев.).), были отклонены, поскольку Европейскому Суду не было продемонстрировано, что обжалование в суд условий содержания под стражей могло бы стать эффективным средством правовой защиты.

(iii) Предварительные возражения государства-ответчика, касавшиеся вопроса о том, что в деле не могут быть применены положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции, были отклонены, поскольку оказание давления на свидетелей образует состав преступления в соответствии с законодательством Украины, и потому положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции в их уголовно-процессуальном аспекте в деле вполне применимы.


Вопрос о высылке из страны гражданина иностранного государства


По делу обжалуется высылка в Сирию семьи, хотя отец семейства был заочно осужден в Сирии за соучастие в убийстве и мог подвергнуться там преследованиям. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Бадеры против Швеции
[Bader - Sweden] (N 13284/04)


Решение от 27 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители - члены одного семейства, граждане Сирии - прибыли в Швецию в 2002 году и подали прошение о предоставлении убежища. Они утверждали, что отец семейства в Сирии был брошен в тюрьму, подвергался пыткам и жестокому обращению со стороны сирийской полиции безопасности. Их прошения о предоставлении убежища, равно как и их жалобы, были отклонены миграционными властями на том основании, что заявители не продемонстрировали властям, что могут подвергнуться преследованиям, если вернутся в Сирию. На основании новой информации, полученной заявителями, о том, что отец семейства был заочно осужден в Сирии по обвинению в соучастии в убийстве и приговорен к смертной казни региональным судом, они подали новое прошение о предоставлении убежища, и исполнение решения об их высылке из Швеции было приостановлено. Тем временем посольство Швеции в Сирии подтвердило наличие приговора к смертной казни и получило сообщение от местного адвоката в Сирии, что, возможно, дело будет пересмотрено судом, если обвиняемый будет найден сирийскими властями. В сообщении также указывалось, что вообще сирийские суды в настоящее время редко назначают наказание в виде смертной казни и что если дело касается преступления, "совершенного по мотивам чести", - такого, которое инкриминировали отцу семейства, - то в таких случаях эти мотивы считаются в принципе смягчающим вину обстоятельством, и назначается менее суровое наказание. На основании этой информации апелляционный совет по делам иностранных граждан отклонил новое прошение о предоставлении убежища, сделав вывод, что опасения заявителя относительно того, что по возвращении в Сирию его подвергнут аресту и смертной казни, не были обоснованными.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статей 2 и 3 Конвенции.


По жалобе о нарушении Статьи 5 Конвенции


Пункт 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о законности содержания лица под стражей


По делу обжалуется продление содержания лица под стражей, несмотря на вступившее в силу и обязательное для исполнения решение суда. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


Ассанидзе против Грузии
[Assanidze - Georgia] (N 71503/01)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


Заявитель в свое время был мэром столицы Аджарской автономной республики в составе Грузии и членом Верховного Совета Аджарии. В октябре 2000 года Верховным судом Аджарии он был приговорен к 12 годам лишения свободы по обвинению в похищении человека. Заявитель обратился с жалобой по вопросам права в Верховный суд Грузии. В январе 2001 года Верховный суд Грузии, рассмотрев жалобу, вынес определение об отмене обвинительного приговора и оправдании заявителя. Это определение вступило в силу и не подлежало дальнейшему обжалованию. Верховный суд Грузии также распорядился о немедленном освобождении Ассанидзе из-под стражи, который находился в заключении под контролем местных аджарских властей. Центральные власти Грузии предпринимали различные шаги по правовым и политическим каналам с тем, чтобы заставить местные аджарские власти освободить заявителя из-под стражи. Тем не менее на момент вынесения Европейским Судом настоящего Постановления Ассанидзе все еще содержался в тюрьме министерства безопасности Аджарии.


Вопросы права


По поводу Статьи 1 Конвенции. Жалобы заявителя на действия властей Аджарской автономной республики, автономного образования в составе Грузии, имеют отношение к юрисдикции Грузии в значении положений Статьи 1 Конвенции. Центральные власти Грузии предпринимали неоднократные попытки - действуя по доступным правовым и политическим каналам - с целью добиться освобождения заявителя из-под стражи. В соответствии с правовой системой Грузии обжалуемые по данному делу действия могут быть прямо вменены местным властям Аджарской автономной республики, однако в соответствии с Конвенцией был поставлен вопрос об ответственности грузинского государства.

По поводу пункта 1 Статьи 5 Конвенции. Несмотря на то, что заявитель был полностью оправдан, и Верховный суд Грузии распорядился о его немедленном освобождении из-под стражи, и хотя дело Ассанидзе не было возбуждено заново, и не было издано никакого дополнительного постановления о продлении его содержания под стражей, он, тем не менее, остается в заключении. Его содержание под стражей не основано ни на каком положении закона или решении суда.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в этом вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Вопрос о праве обвиняемого на разбирательство его дела: неисполнение властями вступившего в силу и обязательного для исполнения оправдательного приговора суда в течение более трех лет лишает пункт 1 Статьи 6 Конвенции всякого практического смысла.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в этом вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято 14 голосами "за" и 3 голосами "против").


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в возмещение причиненного заявителю морального вреда и материального ущерба. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.

Что же касается вопроса о мерах, которые государству-ответчику надлежит предпринять под контролем Комитета министров Совета Европы с тем, чтобы пресечь нарушения Конвенции (в порядке применения Статьи 46 Конвенции), то Европейский Суд потребовал от Грузии обеспечить освобождение заявителя из-под стражи как можно скорее.


По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции


Пункт 1 Статьи 6 Конвенции [гражданско-процессуальный аспект]


Вопрос о доступе к правосудию


По делу обжалуется отказ суда принять к производству жалобу на увольнение с должности служащего аэропорта, произведенное по соображениям безопасности. Жалоба признана приемлемой.


Йонассон против Швеции
[Jonasson - Sweden] (N 59403/00)


Решение от 30 марта 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель был нанят работать поваром в компании, которая заведовала рестораном в аэропорту (на площади, которую эта компания арендовала у Управления гражданской авиации [далее - УГА]). Как лицо, имевшее доступ в закрытые для посторонних зоны безопасности аэропорта, заявителя подвергли проверке на предмет благонадежности, которая выявила, что он был дважды судим за нападения на людей. Сочтя, что заявитель представляет собой возможную угрозу для безопасности аэропорта, УГА потребовало, чтобы компания, нанявшая его, прекратила бы допускать его к видам деятельности, требующим полицейской проверки благонадежности, и изъяла бы у него пропуск на территорию аэропорта. Компания уведомила заявителя своим письмом о решении УГА. При этом решение не могло быть обжаловано в суд. Поскольку компания не могла предоставить заявителю какую-либо работу в другом месте, то его уведомили об увольнении и отстранили от работы.

Профсоюз заявителя возбудил иск против компании в Суде по трудовым конфликтам, утверждая, что увольнение Йонассона было необоснованным. Суд вынес решение не в пользу заявителя, придя к заключению, что решение УГА было принято в соответствии с действующими в стране нормативными актами, и что компания должна была подчиниться этому решению.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 6, 8 и 13 Конвенции.


Вопрос о праве человека на справедливое разбирательство дела


По делу обжалуется предположительное вмешательство законодательного органа в производство по делу в суде. Требования Статьи 6 Конвенции по делу нарушены не были.


Горраиз Лизаррага против Испании
[Gorraiz Lizarraga - Spain] (N 62543/00)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 34 Конвенции.)


Пункт 1 Статьи 6 Конвенции [уголовно-процессуальный аспект]


Вопрос о праве человека на разбирательство дела судом


По делу обжалуется отказ властей освободить лицо из-под стражи после вынесения оправдательного приговора, который вступил в законную силу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Ассанидзе против Грузии
[Assanidze - Georgia] (N 71503/01)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 Статьи 5 Конвенции.)


Вопрос о праве человека на справедливое разбирательство дела


По делу обжалуется принятие судом к рассмотрению доказательств, которые были получены с помощью провокации, организованной журналистом. Жалоба признана неприемлемой.


Шэннон против Соединенного Королевства
[Shannon - the United Kingdom] (N 67537/01)


Решение от 6 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства


Заявитель - бывший актер, который выступал в главной роли в популярном телевизионном сериале. В 1997 году некоему журналисту, работавшему в малоформатной газете бульварного толка, позвонил его информатор и сообщил, что заявитель распространяет наркотики среди лиц, принадлежащих кругам "шоу-бизнеса". Журналист организовал встречу с заявителем с целью предложить ему выступить в ночном клубе в Дубаи в качестве приглашенной знаменитости. Причем на встрече журналист выступал как арабский шейх, а другие сотрудники редакции газеты - как его свита. Беседа во время встречи записывалась на магнитофон. Во время беседы журналист сказал, что для вечеринки ему понадобится кокаин, а Шеннон ответил, что сможет достать этот наркотик (равно как и каннабис, о котором попросил личный помощник "шейха"). Затем заявитель сделал несколько телефонных звонков, в том числе и своему агенту, который впоследствии показал, что Шэннон разговаривал с ним в возбужденной манере, рассказывая о том, что шейх попросил его достать кокаину. Позднее Шэннон отправился на поиски наркотиков. Одиннадцать дней спустя журналист опубликовал на первой полосе своей газеты статью, основывающуюся на материалах записи беседы с заявителем.

Несколько дней спустя после публикации статьи полиция арестовала заявителя и предъявила ему обвинения в совершении трех преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. До начала судебного разбирательства Шеннон подал ходатайство об исключении доказательств, полученных журналистом, из материалов дела. Судья суда первой инстанции отклонил ходатайство на том основании, что заявитель добровольно вызвался достать наркотики, и на него никакого давления не оказывалось. Кроме того, указал судья, даже если Шэннон и попал в "ловушку", то, с точки зрения английского права, это не считалось обстоятельством, освобождающим его от ответственности. Ходатайство Шэннона о раскрытии личности информатора журналиста, которое Шэннон заявил на процессе, было также отклонено по тому основанию, что неразглашение данных о личности информатора в целом не влияло отрицательно на справедливый характер судебного разбирательства. Заявитель был признан виновным и осужден по двум пунктам обвинения. Апелляционный суд отклонил его апелляционную жалобу.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Нельзя исключать того, что доказательства, полученные в результате провокации, организованной частным лицом, могут сделать судебное разбирательство несправедливым. Однако в настоящем деле нет оснований ставить под сомнение оценку обстоятельств, данную судьей суда первой инстанции или Апелляционным судом: имеющихся доказательств недостаточно, чтобы можно было бы говорить о подлинной провокации, или, в любом случае, даже если в общем смысле заявителя подтолкнули к совершению преступления, то за поставку наркотиков он взялся сам с большой готовностью. Более того, сам заявитель ни на одной стадии рассмотрения дела - будь то в судах Соединенного Королевства или в Европейском Суде - не брался утверждать, что доказательства его вины не были подлинными или не заслуживали доверия. В этих обстоятельствах принятие доказательств к рассмотрению судом не привели к какой-либо несправедливости при разбирательстве дела, и в данном деле нет никаких признаков нарушения Статьи 6 Конвенции.


Вопрос о праве человека на справедливое разбирательство дела


По делу ставится вопрос о правомерности наложения штрафа на зарегистрированного владельца автомобиля, который отказался назвать властям имя лица, которое управляло его автомобилем. По делу требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были.


Вех против Австрии
[Weh - Austria] (N 38544/97)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителю, зарегистрированному владельцу автомобиля, который был замечен как превышающий предел разрешенной скорости, районной властью была направлена штрафная квитанция без обозначения имени нарушителя правил дорожного движения. Поскольку сумма штрафа, указанная в квитанции, не была выплачена, районная власть возбудила уголовное дело в отношении неустановленных нарушителей и распорядилась, чтобы заявитель назвал бы имя лица, управлявшего автомобилем. Заявитель в ответ представил неопределенную информацию, в результате чего в соответствии с Законом об автотранспортных средствах суд приговорил его к выплате штрафа. Его последующие жалобы в вышестоящие судебные инстанции, включая и жалобу в Конституционный суд, были отклонены. Среди прочего суды сочли, что норма Закона об автотранспортных средствах, налагающая на зарегистрированного владельца автомобиля обязанность сообщать властям имя и адрес лица, управлявшего его автомобилем, имеет конституционное значение. Заявителя отнюдь не привлекали к уголовной ответственности и не назначали ему наказание за совершение уголовно наказуемого нарушения правил дорожного движения. Он подал жалобу в Европейский Суд на то, что обязанность сообщать властям имя лица, управлявшего его автомобилем, нарушает его право не давать показания и привилегию против самообвинения.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Заявитель был наказан в соответствии с Законом об автотранспортных средствах за то, что он не предоставил властям точную информацию, а не за совершение уголовно наказуемого нарушения правил дорожного движения. Производство по делу о превышении предела разрешенной скорости велось в отношении неустановленных нарушителей, и нельзя утверждать, что это дело было возбуждено в отношении заявителя, поскольку власти не имели на его счет никаких подозрений. Установление такой связи не имело бы отношения к факту превышения предела разрешенной скорости и выглядело бы только гипотетично. В отсутствие конкретной связи с уголовным делом использование властями принуждения для получения требуемой информации от заявителя не поднимает каких-либо вопросов касательно его права не давать показания и привилегии против самообвинения в контексте Статьи 6 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были (принято четырьмя голосами "за" и тремя голосами "против").


Вопрос о праве человека на разбирательство дела независимым судом


По делу оспаривается беспристрастность судей суда первой инстанции, рассматривавших дело обвиняемого, жалобу которого на решение суда о временном отстранении его от должности эти судьи рассматривали в апелляционном порядке. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Чианетти против Италии
[Cianetti - Italy] (N 55634/00)


Постановление от 22 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Извлечение из Постановления: "Европейский Суд отмечает, что в настоящем деле опасения в отсутствии беспристрастности судей проистекают из того факта, что судьи, заседавшие в составе суда первой инстанции, участвовали также в работе коллегии судей суда г. Перуджия, которая вновь рассматривала вопрос о необходимости применения в отношении заявителя меры предосторожности в виде отстранения его от занимаемой должности. Кроме того, двое из этих судей, X и Y, выносили определение, которым отклонялось ходатайство о применении в отношении заявителя меры предосторожности в отдельном производстве по уголовному делу по обвинению в совершении сходных преступлений. Такая ситуация могла породить в сознании обвиняемого опасения в отношении беспристрастности судей.

Однако вопрос о том, можно ли считать таковые опасения объективно оправданными, решается в зависимости от обстоятельств каждого конкретного дела. Соответственно, один лишь факт, что тот или иной судья принимал также участие и в процессе принятия решений по делу на досудебных стадиях производства по делу, не может сам по себе служить оправданием опасений в беспристрастности такого судьи при рассмотрении дела по существу. В этом отношении Европейский Суд отмечает, что в своем постановлении, вынесенном 20 мая 1994 г., коллегия суда г. Перуджи, которая вновь рассматривала вопрос о необходимости применения в отношении заявителя меры предосторожности, не поднимала каких-либо вопросов относительно существования неоспоримых доказательств вины заявителя. Этим постановлением, равно как и постановлением от 4 июля 1994 г., рассматривался также вопрос о незаконной административной практике найма временного персонала в ведомстве, в котором работал заявитель. Надо сказать при этом, что, вынося постановление о принятии мер предосторожности, судьи, беспристрастность которых поставлена под сомнение заявителем, в суммарном порядке дали оценку представленным им доказательствам для того, чтобы предварительно решить, обоснованны ли подозрения прокуратуры, и не пытались установить, достаточно ли имеется доказательств для того, чтобы вынести обвинительный приговор. Однако формулировки, использовавшиеся в оспариваемых постановлениях, свидетельствуют о том, что имелись достаточные доказательства для вывода о том, что преступление было совершено. Те же судьи, которые принимали эти постановления, впоследствии принимали решение по вопросу о виновности заявителя.

С учетом обстоятельств настоящего дела Европейский Суд считает, что беспристрастность суда первой инстанции могла вызвать обоснованные сомнения. Опасения заявителя в этой связи могут поэтому считаться объективно оправданными".


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Вопрос о праве человека на уважение частной жизни


По делу обжалуется законность перехвата администрацией исправительного учреждения телефонных разговоров заключенного и хранения записей этих разговоров, которые впоследствии были использованы против него в суде для осуждения по обвинению в совершении другого преступления. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Доэрга против Нидерландов
[Doerga - the Netherlands] (N 50210/99)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, отбывавший срок лишения свободы в тюрьме, подозревался в том, что он предоставил ложную информацию полиции относительно возможного побега из тюрьмы других заключенных. Поэтому его телефонные разговоры прослушивались и записывались на пленку. Наряду с этим, когда заявитель находился в заключении, его подозревали и в том, что он организовал из тюрьмы взрыв автомобиля своей бывшей сожительницы. Записи его телефонных разговоров были переданы в распоряжение следственных органов, проводивших расследование взрыва автомобиля.

Доэрга был признан виновным и осужден Апелляционным судом по обвинению в соучастии в умышленном нанесении тяжких телесных повреждений и угрозе убийством. Обвинительный приговор основывался среди прочего на некоторых записях телефонных разговоров заявителя, сделанных администрацией тюрьмы до того, как имел место взрыв автомобиля. В частности, на суде фигурировала запись разговора заявителя со своей сестрой, во время которого он предупредил ее, чтобы она ни при каких обстоятельствах не приближалась бы к автомобилю его бывшей сожительницы.

Апелляционный суд отклонил аргументы заявителя, настаивавшего на том, чтобы записи его телефонных разговоров были бы исключены из рассмотрения судом как доказательства, полученные незаконным путем. Суд счел, что звукозапись телефонных разговоров велась в законных целях обеспечения порядка в данном исправительном учреждении. Хотя согласно внутренним правилам исправительных учреждений полагалось немедленно уничтожать сделанные записи телефонных разговоров, в данном случае записи хранились, поскольку имелись обстоятельства, указывавшие на претворение в жизнь плана побега заключенных. Верховный суд Нидерландов отклонил кассационную жалобу заявителя. При этом Верховный суд установил: положение об обязанности тюремной администрации стирать сделанные записи телефонных разговоров, содержащееся во внутренних правилах исправительных учреждений, может толковаться таким образом, что хранение таких записей может быть оправдано на тот период времени, пока не устранится опасность, ввиду которой производились перехват и запись.


Вопросы права


По поводу Статьи 8 Конвенции. Звукозапись телефонных разговоров заявителя образовала акт вмешательства государства в его права, гарантированные Статьей 8 Конвенции. Хотя и было признано, что перехват, запись и хранение телефонных разговоров заявителя имели под собой основу в правовых нормах - распоряжении заместителя министра юстиции Нидерландов 1980 года и внутренних правилах исправительного учреждения, изданных его начальником - данный акт вмешательства не отвечал требованию Статьи 8 Конвенции о том, чтобы всякое вмешательство публичных властей в реализацию права человека на уважение его частной жизни было бы "предусмотрено законом". Эта фраза предполагает существование условий, выходящих за рамки простого наличия некоей юридической базы в правовых нормах страны: требуется, чтобы таковая база была бы "доступной", а применение норм, составляющих эту базу, - "предсказуемым". В тюремных правилах, о которых идет речь в данном деле, отсутствуют ясность и детальная проработанность, поэтому из них невозможно точно установить, при наличии каких обстоятельств тюремным властям допустимо производить перехват, запись и хранение телефонных разговоров заключенных, и какого порядка при этом придерживаться.

Европейский Суд, допуская - с учетом обычных и разумных требований порядка в местах лишения свободы, - что в практике исправительных учреждений возникает необходимость контролирования контактов заключенного с внешним миром, включая контакты по телефону, тем не менее, счел, что правила, о которых идет речь, не содержат надлежащих гарантий против произвольного вмешательства властей в осуществление заявителем своего права на уважение его частной жизни. Исходя из того, что данный акт вмешательства не был "предусмотрен законом", можно констатировать факт нарушения Статьи 8 Конвенции. При таких обстоятельствах нет необходимости проверять, было ли вмешательство необходимым.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о праве человека на уважение семейной жизни


По делу обжалуется законность лишения родительских прав и возложения ограничений на свидания с детьми. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Хаас против Германии
[Haase - Germany] (N 11057/02)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


На момент подачи жалобы в Европейский Суд заявители состояли в браке и в этом браке у них было четверо детей. Кроме того, с ними жили трое детей от предыдущего брака жены. В феврале 2001 года заявители обратились к властям с просьбой о предоставлении им пособия на содержание детей. Ввиду этого обращения эксперт-психолог провел обследование положения в их семье. 17 декабря 2001 г. эксперт-психолог представил отчет о результатах обследования в ведомство по делам несовершеннолетних и молодежи, в котором рекомендовал, чтобы дети были бы отданы под надежную долговременную опеку ввиду неправильного их воспитания родителями и плохих семейных условий. В тот же день, когда был представлен отчет, ведомство по делам несовершеннолетних и молодежи обратилось в участковый суд с ходатайством об издании временного приказа о лишении заявителей родительских прав. Суд издал такой приказ в тот же день, не взяв показания родителей или их детей. Суд пришел к заключению, что неспособность родителей предоставить своим детям удовлетворительный уход и надлежащее воспитание, а также грубое обращение с детьми создавали угрозу их нормальному развитию. Дети были отобраны у родителей в день вынесения решения судом; забрали даже их новорожденного ребенка из палаты новорожденных родильного дома. На следующий день, 18 декабря, участковый суд вынес другое решение, которым запрещался какой-либо доступ заявителей к своим детям.

Заявители обжаловали решение суда от 17 декабря 2001 г., которым они лишались родительских прав, но их жалоба была отклонена вышестоящим судом. В июне 2002 года Конституционный суд Германии установил, что решения нижестоящих судов нарушили права заявителей на семейную жизнь, и направил дело на повторное рассмотрение в участковый суд. Новая серия разбирательств по делу в участковом суде имела своим результатом решение по существу спора, вынесенное в марте 2003 года, которым заявители вновь лишались своих родительских прав, а запрет на их свидания с детьми был продлен на дополнительный период времени. На весь период судебных разбирательств дети продолжали проживать отдельно от родителей.


Вопросы права


По поводу предварительных возражений государства-ответчика.

(i) Предварительные возражения государства-ответчика, касавшиеся вопроса о неисчерпании заявителями всех внутригосударственных средств правовой защиты: заявители не обжаловали в Апелляционный суд решение участкового суда от 18 декабря 2001 г. относительно запрета на свидания с детьми (по этому вопросу предварительные возражения государства-ответчика приняты Европейским Судом), но полностью исчерпали все средства правовой защиты в отношении решения участкового суда от 17 декабря 2001 г. (по этому вопросу предварительные возражения государства-ответчика Европейским Судом отклонены);

(ii) предварительные возражения государства-ответчика, касавшиеся вопроса об отсутствии у заявителей статуса жертв нарушения Конвенции: хотя решение Конституционного суда Германии, вынесенное в июне 2002 года, можно было бы рассматривать как признание факта нарушения Статьи 8 Конвенции, это решение фактически не имело отлагательного эффекта и не являлось средством восстановления прав (по этому вопросу предварительные возражения государства-ответчика Европейским Судом отклонены).

По поводу Статьи 8 Конвенции. Меры, предпринятые участковым судом, со всей очевидностью образовали акт вмешательства государства в осуществление права заявителей на уважение их семейной жизни. Вмешательство было также предусмотрено законом и преследовало законную цель, а именно защиту "здоровья или нравственности" и "прав и свобод" детей.

Несмотря на это, Европейский Суд счел, что временное лишение родительских прав не основывалось на существенных и достаточных причинах, и что заявители не были в достаточной мере вовлечены в процесс принятия решения по их делу. Не было никакой крайней необходимости, оправдывающей временный судебный запрет на свидания родителей с детьми, поскольку факт неотвратимой опасности для детей установлен не был. Кроме того, способ осуществления предписанных судом мер, - удаление детей на следующий день из их школ или из дома - не укладывался в рамки того, что требовалось в данной ситуации. В частности, удаление новорожденного ребенка из родильного дома палаты новорожденных было чрезвычайно жесткой мерой. Европейский Суд не пришел к убеждению, что у властей имелись абсолютно неопровержимые доводы для того, чтобы действовать таким агрессивным образом по отношению к семейной жизни заявителей: мать ребенка была поставлена в ситуацию, когда у нее возникло значительное физическое и психологическое напряжение, а младенец был лишен непосредственной близости со своей родной матерью. Хотя оспариваемые по делу меры были впоследствии отменены Конституционным судом, они все-таки образовали основу продолжавшегося разлучения заявителей с их детьми. Поэтому вред от предпринятых властями мер в силу их непосредственного воздействия на заявителей и вытекающих из этих мер последствий трудно было загладить. В этих обстоятельствах Европейский Суд констатирует факт нарушения Статьи 8 Конвенции.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителям компенсацию в размере 45 тысяч евро в возмещение причиненного заявителям морального вреда и материального ущерба. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о высылке члена семьи из страны


По делу ставится вопрос о том, какое воздействие произвела на семью высылка лица на Ямайку после его осуждения по обвинению в совершении преступления, связанного с наркотиками. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Хедли против Соединенного Королевства
[Headley - the United Kingdom] (N 39642/03)


Решение от 6 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Первый заявитель по делу - гражданин Ямайки, который подал свою жалобу в Европейский Суд вместе с женой и двумя детьми. В 1993 году заявитель получил тяжелые ранения в результате того, что в него два раза стреляли члены банды на Ямайке. Девушка, которая в то время была его подругой, была убита во время одной из перестрелок. Хедли въехал на территорию Соединенного Королевства по медицинской визе в 1994 году, а в 1996 году он познакомился со своей нынешней женой. У супружеской пары родился ребенок в 1998 году, и сын первого заявителя от его погибшей на Ямайке подруги перебрался к ним на жительство в Соединенном Королевстве.

В 2000 году заявитель был признан виновным в совершении преступления, связанного с наркотиками, и ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на семь лет. Хотя председательствовавший при разбирательстве дела судья не рекомендовал, чтобы заявителя депортировали из страны, в 2002 году министр внутренних дел отдал распоряжение о депортации Хедли. Заявитель обжаловал это распоряжение и попросил у властей предоставления ему убежища в Соединенном Королевстве на том основании, что в случае возвращения на Ямайку ему грозят акты насилия со стороны членов банд. Его прошение о предоставлении убежища в стране и последующие жалобы были отклонены властями.

В докладе по результатам психологического обследования семьи заявителя указывалось, что его сын, рожденный на Ямайке, развил в себе чувство большой эмоциональной зависимости от своей мачехи и его новой, более многочисленной семьи в Соединенном Королевстве, и что возвращение вместе с отцом на Ямайку было бы для него психологическим ударом, равно как и травмой для психики было бы для него проживание в Соединенном Королевстве в постоянной разлуке с отцом.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 8 Конвенции.


Вопрос о предсказуемости правовых норм


По делу ставится вопрос о правильности толкования судом понятия "распутство". Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


S. B. и другие против Бельгии
[S.B. and others - Belgium]


Решение от 6 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]

(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 10 Конвенции.)


По жалобам о нарушении Статьи 10 Конвенции


Вопрос о праве человека на свободное выражение мнения


По делу обжалуется законность обвинительного приговора, вынесенного адвокату за то, что он критически высказывался по поводу решения Конституционного суда. По делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции.


Амихалачиоайе против Молдовы
[Amihalachioaie - Moldova] (N 60115/00)


Постановление от 20 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель является адвокатом и президентом Союза адвокатов Молдовы. Конституционный суд Молдовы постановил, что закон, в соответствии с которым от всех адвокатов страны требовалось быть членами Союза адвокатов Молдовы, был неконституционным. Одна местная газета опубликовала статью о спорах, которые были вызваны данным решением Конституционного суда среди адвокатов. В статье цитировались высказывания заявителя, которые он сделал в ходе телефонного интервью с репортером газеты. Конституционный суд счел, что высказывания заявителя были грубыми и неуважительными по отношению к этому суду, и наложил на заявителя штраф на сумму, эквивалентную 36 евро.


Вопросы права


По поводу Статьи 10 Конвенции. Данный акт вмешательства государства, предусмотренного законом, преследовал законную цель, а именно поддержание авторитета и беспристрастности судебной власти. Что же касается вопроса о необходимости такового вмешательства в демократическом обществе, то Европейский Суд отмечает: высказывания заявителя, которые фигурируют в деле, касались вопроса, к которому был проявлен общий интерес; они не выходили за рамки допустимого и не были оскорбительными для судей. Поскольку заявитель не переступил границы приемлемой критики, у государства не было "настоятельной общественной необходимости" ограничивать его право на свободное выражение мнения.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции (принято шестью голосами "за" и одним голосом "против").


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд постановил, что установление факта нарушения Конвенции само по себе достаточно для заглаживания любого морального вреда, причиненного заявителю.


Вопрос о праве человека на справедливое разбирательство дела судом


По делу обжалуется решение суда о возмещении убытков по делу о клевете. Жалоба признана приемлемой.


Стил и Моррис против Соединенного Королевства
[Steel and Morris - the United Kingdom] (N 68416/01)


Решение от 6 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители - члены небольшой организации, именуемой "Лондон гринпис" (не связанной с международной организацией "Гринпис"). В середине 1980-х годов эта организация начала кампанию протеста против деятельности компании "Макдоналдс". В качестве одной из акций в рамках кампании был изготовлен и распространен шестистраничный информационный буклет. В нем содержались обвинения против компании "Макдоналдс"; в частности, в нем утверждалось, что эта компания несла ответственность за голодание людей в странах третьего мира или что компания выселяла мелких фермеров с их земель, а малые народы, живущие племенами - с территорий их проживания во влажных джунглях. Ряд обвинений относился к отсутствию питательной ценности в еде, которую подают в ресторанах "Макдоналдс", и опасности потребления этой пищи для здоровья человека. Наконец, компанию "Макдоналдс" обвиняли в агрессивном рекламировании своих услуг и продуктов, что касается рекламы, ориентированной на детей, и жестокой практике разведения и убоя скота для производства продуктов питания, а также в создании неудовлетворительных условий труда в компании.

Компания "Макдоналдс" возбудила против заявителей иск с требованием выплаты компенсации за вред, причиненный клеветой в ее адрес. Заявители либо отрицали факт публикации информационного буклета, либо то, что его содержание имело клеветнический характер. Они подали ходатайство о предоставлении им бесплатной юридической помощи для ведения дела, однако им в этом отказали, поскольку в Соединенном Королевстве бесплатная юридическая помощь не предоставляется стороне по делам о клевете. Заявители осуществляли юридическое представительство своих интересов в суде сами, хотя некоторую помощь им оказали барристеры и солиситоры, действовавшие pro bono* (* Pro bono publico (лат). - во благо общества, ради общественных интересов; такой латинской фразой обозначают ту работу адвокатов или адвокатских фирм, которая осуществляется ими бесплатно или на льготной основе для неимущих лиц, организаций, которые не могут позволить себе нанять высокооплачиваемых юристов для представительства своих интересов или при проведении юридических акций общественной направленности (прим. перев.).). В истории английского права и правосудия это было самое длительное судебное разбирательство - рассмотрение дела в суде первой инстанции продолжалось 313 дней. На какой-то стадии процесса заявители не смогли заплатить за ежедневную расшифровку стенограммы заседания суда. В конце концов с помощью пожертвований населения они сумели получить требуемые копии этих расшифровок. В ходе судебного разбирательства один из заявителей подписал аффидевит, имевший отношение к производству по другому делу, в ходе рассмотрения которого он упомянул, что иск о клевете был возбужден из-за "листовок, которые изготовили мы". Вопреки процессуальным возражениям заявителей, что солиситор этого лица по ошибке не включил в текст аффидевита слова "которые, как предполагается, изготовили мы", председательствовавший на процессе судья принял этот аффидевит в качестве доказательства вины ответчиков.

На основе данного аффидевита суд позволил компании "Макдоналдс" внести поправки в свое заявление на поздней стадии судебного разбирательства. Заявители были признаны ответственными за опубликование информационного буклета, содержавшего, как было установлено судом, несколько утверждений, которые были ложными, и ряд утверждений, которые были необоснованными. Судья вынес решение о присуждении компании "Макдоналдс" компенсации за причиненный ей вред. При рассмотрении апелляционной жалобы заявителей в Апелляционном суде некоторые спорные обвинения в адрес компании "Макдоналдс" были квалифицированы как высказанное суждение, а другие - как имеющие обоснование. Сумма компенсации вреда была поэтому снижена. Заявителям было отказано в разрешении обжаловать решение суда в Палату лордов* (* В английской судебной системе верхняя палата парламента - Палата лордов - выступала и как высшая апелляционная инстанция страны, в своем судебном качестве возглавлявшаяся Лорд-канцлером. В 2003 году в судебной сфере начались реформы. Упразднен сам пост Лорд-канцлера, существовавший с 605 года, а также объявлено о планах по ликвидации постов девяти лордов-судей, заседающих в Палате лордов, и исполняющих роль высшего апелляционного суда. Их полномочия передаются министерству конституционных дел, планируется также учреждение Верховного суда Соединенного Королевства (прим. перев.).).


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 6 и 10 Конвенции.


Вопрос о праве человека на свободное выражение мнения


По делу обжалуется законность обвинительного приговора, вынесенного по обвинению в клевете. Жалоба признана неприемлемой.


Альвеш Коста против Португалии
[Alves Costa - Portugal] (N 65297/01)


Решение от 25 марта 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель был осужден по обвинению в клевете после того, как он опубликовал в региональной газете открытое письмо директору медицинского центра, куда он поместил свою дочь и где, по его мнению, медицинское обслуживание было на низком уровне; в письме он жаловался на недостатки в организации работы центра. Вынесший приговор суд установил, что выражения "ничего не стоящий человек", "неквалифицированный работник" и "чудовищный человек", использованные заявителем для характеристики директора медицинского центра, имели клеветнический характер, и что заявитель не сумел доказать правдивость своих обвинений в адрес центра в связи со смертью ребенка в этом центре. Жалоба заявителя на обвинительный приговор суда была отклонена судом второй инстанции.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 10 Конвенции. Когда выдвигаются конкретные обвинения, необходимо, по крайней мере, представить солидные фактические основания для этих обвинений. Заявитель же таких оснований не представил в отношении предположительных причин смерти ребенка в центре. Кроме того, три выражения, фигурировавшие в материалах дела о клевете, были по своей сути таковыми, что оскорбляли лицо, в отношении которого они были использованы, и заявитель мог бы сформулировать свою критику в адрес плохой организации работы центра, не прибегая к таким выражениям, и тем самым мог бы внести вклад в открытую публичную дискуссию по этому вопросу.

В соответствии с вышеуказанным Европейский Суд считает основания обвинительного приговора по делу заявителя "весомыми и достаточными". Кроме того, Суд считает, что назначенное заявителю наказание, а именно штраф в размере 100 тысяч эскудо и компенсация морального ущерба истице в размере 250 тысяч эскудо, не является непропорциональным содеянному. Коротко говоря, власти страны не переступили границы свободы усмотрения, предоставленной им в этой сфере охраны прав человека. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о предсказуемости правовых норм


По делу ставится вопрос о правильности толкования судом понятия "распутство". Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


S. B. и другие против Бельгии
[S.B. and others - Belgium] (N 63403/00)


Решение от 6 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Жалоба, поданная в Европейский Суд несколькими заявителями, касалась использования понятия "распутство" в нескольких нормах Уголовного кодекса Бельгии и того факта, что в Бельгии реклама некоторых видов деятельности (услуг "эротических телефонных линий", проституции, половых сношений с несколькими партнерами одновременно и т.п.) в соответствии с законом считалась уголовно наказуемым деянием.

В частности, один заявитель, который использовал рекламные объявления в прессе для способствования тому, чтобы лица находили бы себе партнеров по сексу, жаловался в Европейский Суд на то, что он мог быть подвергнут уголовному преследованию на основании статьи Уголовного кодекса, которая предусматривала уголовную ответственность за любую рекламу проституции или распутства. Он утверждает, что эти понятия, не имеющие в бельгийском законодательстве точного юридического определения, широко и непредсказуемо толкуются судами. По этой причине, как указал этот заявитель, в стране существует угроза закрытия заведений, в которых в специально отведенных для этого комнатах половыми сношениями занимаются несколько взрослых партнеров (заявитель сам участвовал в такого рода мероприятиях) - владельцы таких заведений могут быть привлечены к уголовной ответственности за содержание "притона разврата".

Другая заявительница, которая представила себя как независимую проститутку, жаловалась в Европейский Суд на то, что в Уголовном кодексе Бельгии имеется статья, предусматривающая уголовную ответственность за подстрекательство к распутству, что заставило ее прекратить заниматься своей профессией на публике. Ныне продолжая свою деятельность из квартиры-студии, она считает, что ее лишили возможностей делать рекламу своим услугам посредством угрозы привлечения к уголовной ответственности за какое-либо рекламирование проституции и распутства.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 8 (вопрос о праве человека на уважение частной жизни) и Статьи 10 Конвенции (вопрос о праве человека распространять информацию), что касается первого заявителя, и в отношении Статьи 10 Конвенции, что касается второго заявителя.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается других заявителей. Жалоба в отношении нарушения Статьи 10 Конвенции, касающаяся юридического запрета на рекламу услуг "эротических телефонных линий", который, согласно аргументам одного заявителя, ограждая интересы несовершеннолетних, нарушал его собственные права и требования к соразмерности средств и целей, была отклонена Европейским Судом по причине неисчерпания этим заявителем внутригосударственных средств правовой защиты. Оспариваемый уголовно-правовой запрет был внесен в Уголовный кодекс законом от 27 марта 1995 г.;

с момента принятия новой Конституции 15 июля 1988 г. суд по делам административной юрисдикции и процедуры получил правомочие надзора за соответствием законодательства статья 10 и 11 Конституции страны, в которых закреплены принципы равенства и запрета на дискриминацию граждан. Кроме того, каждое физическое лицо, которое могло доказать наличие законного интереса, наделяется правом в течение шести месяцев после принятия какой-либо правовой нормы, которая, возможно, нарушает указанные конституционные принципы, ходатайствовать перед упомянутым судом об отмене таковой нормы. Эти внутригосударственные средства правовой защиты являются эффективными с точки зрения восстановления предположительно нарушенных прав, но они не были использованы заявителем.


По жалобе о нарушении Статьи 13 Конвенции


Вопрос о доступности эффективного внутригосударственного средства правовой защиты


По делу ставится вопрос об эффективности конституционной жалобы как средства правовой защиты в отношении чрезмерной продолжительности ведущегося производства по гражданскому делу.


Сюрмели против Германии
[Shrmeli - Germany] (N 75529/01)


Решение от 29 апреля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Дело касается гражданского иска о возмещении убытков и выплате пособия, который был возбужден заявителем после того, как он стал жертвой автотранспортного происшествия. Производство по иску велось в Суде земли в г. Ганновере с 1989 года. В 1991 году суд вынес частичное решение, которым он установил, что заявитель вправе претендовать на 80-процентную компенсацию ущерба, понесенного им в результате автотранспортного происшествия. Это решение было оставлено в силе Верховным федеральным судом в декабре 1993 года. В 1994 году в Суде земли было возобновлено производство с целью оценки размера суммы причиненного ущерба и полагающегося пособия. В 2001 и 2002 годах жалобы заявителя на продолжительность производства по делу, поданные в Федеральный конституционный суд, были этим судом отклонены; причем первая жалоба была отклонена решением, в котором не были указаны причины отклонения. Сюрмели также предъявил иск государству в связи с продолжительностью производства по делу.

Заявитель обжалует в Европейский Суд продолжительность производства по его делу и указывает на отсутствие эффективного средства правовой защиты, к которому можно было бы прибегнуть для обжалования чрезмерной продолжительности производства по делу.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 (вопрос о разумном сроке производства по делу) и Статьи 13 Конвенции.


По жалобе о нарушении Статьи 34 Конвенции


Вопрос о сохранении за заявителем статуса жертвы нарушения Конвенции


Жалоба в Европейский Суд подана индивидуальными заявителями, которые не были сторонами по делу в судах страны, но являлись членами ассоциации, возбудившей это дело с целью защиты их интересов. Европейский Суд согласился с тем, что заявители имеют статус жертв нарушения Конвенции.


Горраиз Лизаррага против Испании
[Gorraiz Lizarraga - Spain] (N 62543/00)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители проживали в деревне, которую должны были затопить ввиду строительства плотины. Заявители - председатель и члены ассоциации, также выступающей заявителем, которая была создана с целью координации усилий по предотвращению строительства плотины. Ассоциация успешно обращалась в суды с ходатайствами о временной приостановке работ по строительству плотины. Однако несколько месяцев спустя был принят закон о естественных местах для строительства, который, согласно утверждениям заявителей, позволил возобновить строительные работы. Верховный суд Испании, принимая решение по жалобе по вопросам права, окончательно отменил часть проекта строительства плотины. Принимая решение по заявлению о принятии предварительного постановления, Конституционный суд Испании указал, что закон не противоречил Конституции страны и отметил, что исполнение решения Верховного суда стало невозможным, поскольку отмененный проект отвечал требованиям нового закона.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции.

Вопрос о статусе "жертв" нарушения Конвенции индивидуальных заявителей. Заявители не выступали сторонами в производстве по делу в судах страны от собственного имени, но действовали при посредничестве ассоциации-заявителя. Европейский Суд считает, что в современных условиях понятию "жертвы" нарушения Конвенции должно даваться динамичное толкование. Европейский Суд пришел к следующему выводу: с учетом, в частности, того обстоятельства, что ассоциация-заявитель была учреждена специально с целью защиты в судах законных интересов своих членов и что интересы этих членов были непосредственно затронуты проектом строительства плотины, индивидуальные заявители вправе претендовать на то, чтобы считаться жертвами нарушения Конвенции в значении Статьи 34 Конвенции, что касается предположительных нарушений требований Статей 6 и 8 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, и что эти заявители исчерпали внутригосударственные средства правовой защиты, что касается их жалоб, заявленных в отношении пункта 1 Статьи 6 Конвенции.

Вопрос о применимости по делу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. В той мере, в какой ассоциация жалуется на конкретную и непосредственную угрозу личному имуществу и образу жизни своих членов, жалоба имеет "экономический" и гражданско-правовой аспект и указывает на предположительное нарушение прав, являющихся также экономическими по своей природе. Производство в Конституционном суде, хотя оно и регулируется публичным правом, имело решающее значение для окончательного результата рассмотрения иска против предлагаемого строительства плотины. Посему положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции применимы к производству по делу в судах страны, по поводу которого заявлена жалоба в Европейский Суд.

Вопрос о равенстве процессуальных возможностей сторон в судебном споре. При рассмотрении заявления о принятии предварительного постановления в Конституционном суде ассоциации-заявителю не предложили представить суду свои соображения по делу, тогда как генеральному прокурору и его ведомству это было дозволено сделать. Однако все меморандумы в поддержку позиции о неконституционности оспаривавшегося закона, ранее представлявшиеся заявителями при посредничестве ассоциации-заявителя были официально включены в материалы, подлежащие рассмотрению Конституционным судом, и этот суд полностью ответил на все доводы заявителей. Кроме того, они не испрашивали разрешения на участие в рассмотрении своего заявления о принятии предварительного постановления, хотя они и могли это сделать, основываясь на прецеденте, созданном Европейским Судом в своем Постановлении по делу Руиса-Матеоса* (* Постановление Европейского Суда по делу "Руис-Матеос против Испании" было вынесено 23 июня 1993 г. (прим. перев.).).


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в этом вопросе требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

Принятие закона в период, когда дело находится в производстве суда. Принятие закона о планировании застройки в период, когда дело о законности строительства плотины находилось в производстве суда, отнюдь не способствовало укреплению позиций заявителей, однако Европейский Суд не считает, что этот закон был принят с целью подорвать принцип верховенства права; в частности, закон не имел целью лишить суды права выносить решения по поводу законности строительства плотины. Этот закон касался не только района, затронутого строительством плотины, но был законом общего назначения. Далее: заявители успешно ходатайствовали о проверке соответствия определенных норм этого закона требованиям Конституции, и их доводы были рассмотрены по существу. Коротко говоря, спор между заявителями и государством был рассмотрен судами в полном соответствии с принципом справедливого судебного разбирательства.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в этом вопросе требования Статьи 7 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

Европейский Суд считает, что нет необходимости в отдельном рассмотрении жалоб заявителей, поданных в отношении Статьи 8 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


По вопросу о применении Статьи 35 Конвенции


Пункт 1 Статьи 35 Конвенции


Вопрос об исчерпанности внутригосударственных средств правовой защиты


По делу заявители не сумели изложить существо своих претензий в отношении нарушения Конвенции.


Азинас против Кипра
[Azinas - Cyprus] (N 56679/00)


Постановление от 28 апреля 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


В 1982 году Комиссия по делам государственной службы возбудила против заявителя, старшего государственного служащего, дисциплинарное дело и решила уволить его ввиду того, что он был привлечен к уголовной ответственности и осужден по обвинению в хищении, злоупотреблении доверием и злоупотреблении должностными полномочиями. Как последствие его увольнения заявитель утратил право на льготы, связанные с отставкой с государственной службы, включая право на пенсию. Ходатайство заявителя о признании его увольнения незаконным и не имеющим юридической силы как санкции, непропорциональной содеянному, было отклонено Верховным судом Кипра. Этот суд счел, что он был неправомочен вмешиваться в дело, если только не было очевидных признаков того, что Комиссия по делам государственной службы вышла за рамки своего усмотрения.

В 1991 году заявитель обжаловал решение об увольнении по вопросам права, указав на пять оснований незаконности решения; причем в пятом случае он утверждал, что лишение его права на льготы, связанные с отставкой с государственной службы, вступало в противоречие с конституционными положениями, гарантирующими гражданам право собственности. На слушании жалобы в 1998 году адвокат заявителя указал, что при представительстве интересов своего клиента в суде будет руководствоваться только третьим и четвертым основанием, изложенным в жалобе. В ответ на вопрос суда адвокат подтвердил, что снимает остальные пункты жалобы. Суд впоследствии отклонил жалобу по этим пунктам. На другом слушании жалобы, в 1999 году, адвокат заявителя вновь подтвердил, что снимает все пункты жалобы, кроме третьего и четвертого. Верховный суд жалобу отклонил.


Вопросы права


По поводу предварительных возражений государства-ответчика (вопрос о неисчерпании заявителем всех внутригосударственных средств правовой защиты). Коль скоро на уровне внутригосударственного права существует какое-либо средство правовой защиты, позволяющее судам страны рассмотреть -

по крайней мере по существу - вопрос о предполагаемом факте нарушения права, гарантируемого Конвенцией, о котором речь идет в настоящем деле, то таковое средство правовой защиты должно быть исчерпано. Недостаточно того обстоятельства, что заявитель, возможно, прибегнул к иному средству правовой защиты, благодаря которому оспариваемая им мера государства могла бы быть отменена по другим основаниям, не связанным с жалобой на нарушение Конвенции.

В настоящем деле, поскольку Конвенция образует неотъемлемую часть права Кипра и нормы Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции являются на Кипре нормами прямого действия, заявитель мог бы ссылаться на эти нормы или предложить в защиту своих интересов аргументы аналогичного свойства, основанные на конституционных положениях. Однако в своей жалобе в суды Кипра Азинас не ссылался на нормы Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и даже при том что, в пятом основании для своей жалобы он указывал на свое конституционное право собственности. Его адвокат недвусмысленно снял этот пункт жалобы и позже подтвердил отказ от данного пункта - ссылки на то, что лишение права на льготы, связанные с отставкой с государственной службы, по причине увольнения являлось санкцией, непропорциональной содеянному. Именно по этой причине Верховный суд не выносил постановления по вопросу о том, было ли увольнение заявителя нарушением его права на пенсию. Таким образом, заявитель не предоставил судам Кипра возможности рассмотреть вопрос о предположительном нарушении его прав и загладить причиненный вред, если таковой был бы установлен. Посему жалоба заявителя в Европейский Суд должна быть отклонена как неприемлемая.


Вопрос об исчерпанности внутригосударственных средств правовой защиты


Исчерпание одного из нескольких доступных внутригосударственных средств правовой защиты в связи с одной и той же жалобой, заявленной в Европейский Суд. Предварительные возражения государства-ответчика отклонены.


Морейра Барбоза против Португалии
[Moreira Barbosa - Portugal] (N 65681/01)


Решение от 29 апреля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В 1996 году Морейра Барбоша подал властям заявления о преступлении и о возмещении ущерба в связи с выписанным на его имя необеспеченным чеком. Четыре года спустя он обратился в соответствующие инстанции с ходатайством об ускорении производства по делу, в котором заявитель был потерпевшим. Высший совет магистратуры отклонил его ходатайство. Рассмотрение уголовного дела завершилось в декабре 2000 года. Заявитель подал ходатайство о возбуждении исполнительного производства. В Европейский Суд он жалуется на продолжительность производства по делу, которое по состоянию на апрель 2004 года еще не было завершено.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Использовав средство правовой защиты, которое считается эффективным в значении пункта 1 Статьи 35 Конвенции (ходатайство об издании распоряжения об ускорении производства по делу), заявителю уже не требовалось подавать еще одну жалобу - считающуюся равным образом эффективным средством - по поводу чрезмерной продолжительности производства по делу в португальских судах (иск по поводу внедоговорной ответственности государства). В тех случаях, когда используется средство правовой защиты, подлежащее исчерпанию в соответствии с требованиями пункта 1 Статьи 35 Конвенции, нет необходимости прибегать ко второму средству, хотя оно и считается средством, подлежащим исчерпанию, и цель которого практически такая же, как и у первого средства. Возражения государства-ответчика по поводу того, что заявителем не были исчерпаны внутригосударственные средства правовой защиты, отклоняются.


Вопрос о доступности эффективных внутригосударственных средств правовой защиты


По делу поставлен вопрос о законности чрезвычайной процедуры в национальном праве.


Ассанидзе против Грузии
[Assanidze - Georgia] (N 71503/01)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 4 Статьи 5 Конвенции.)


Вопрос о доступности эффективных внутригосударственных средств правовой защиты (Бельгия)


По делу поставлен вопрос об эффективности такого средства правовой защиты, как обращение в Арбитражный суд.


S. B. и другие против Бельгии
[S.B. and others - Belgium] (N 63403/00)


Решение от 6 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 10 Конвенции.)


По вопросу о применении Статьи 41 Конвенции


Назначение справедливой компенсации


Указание Европейского Суда о том, что государство должно освободить заявителя из-под стражи с тем, чтобы загладить вред, причиненный установленными нарушениями Конвенции.


Ассанидзе против Грузии
[Assanidze - Georgia] (N 71503/01)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 Статьи 5 Конвенции.)


По жалобе о нарушении Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о праве человека баллотироваться на выборах


Прекращение полномочий члена парламента и возложение временных ограничений на ее политические права как следствие роспуска политической партии, к которой она принадлежала. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Кавакчи против Турции
[KavakHi - Turkey] (N 71907/01)


[III Секция]


Обстоятельства дела


В 1999 году заявительница была избрана в Национальную ассамблею Турции в качестве члена политической Партии добродетели (партия "Фазилет") [Fazilet Partisi]. Ее вынудили покинуть зал заседаний парламента, когда она вошла в него с головой, покрытой платком. Она утратила свое место в парламенте, когда решение о лишении ее турецкого гражданства стало окончательным. В 2001 году Конституционный суд Турции распустил ее партию на том основании, что эта партия превратилась в "центр деятельности в нарушение принципов секуляризма государства". В дополнение к этому Конституционный суд запретил заявительнице в течение пяти лет основывать или возглавлять какую-либо другую политическую партию, либо вступать в члены какой-либо иной партии.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статей 9 (по вопросу о свободе мысли, совести и религии), 10 и 11 Конвенции и Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции.



Другие Постановления, вынесенные в апреле 2004 года


По жалобам о нарушениях Статей 2 и 13 Конвенции


Езалп и другие против Турции
[Оzalp and others - Turkey] (N 32457/96)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о гибели задержанного при взрыве в момент показа силам безопасности места расположения террористов; по делу ставились вопросы об эффективности расследования инцидента, проведенного властями, и о недоступности заявителям эффективного средства правовой защиты. По делу допущено нарушение требований Статей 2 и 13 Конвенции.


Булдан против Турции
[Buldan - Turkey] (N 28298/95)


Постановление от 20 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о похищении и убийстве брата заявителя неустановленными преступниками в 1994 году; по делу ставились вопросы об эффективности расследования инцидента, проведенного властями, и о недоступности заявителю эффективного средства правовой защиты. По делу допущено нарушение требований Статей 2 и 13 Конвенции.


По жалобе о нарушениях Статьи 3 и пункта 3 Статьи 5 Конвенции


Садак против Турции
[Sadak - Turkey] (N 25142/94 - 27099/95)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено III Секцией]

По вопросу об отказе властей обеспечить задержанному контакт с внешним миром в течение 11 дней содержания заявителя под стражей в полиции. В данном вопросе по делу требования Статьи 3 и пункта 3 Статьи 5 Конвенции нарушены не были.

По вопросу о невыполнении властями обязанности незамедлительно доставить задержанного к судье. В данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 3 и пункта 3 Статьи 5 Конвенции.


По жалобе о нарушениях Статей 3, 5, 6, 13 и 34 Конвенции


Нотар против Румынии
[Notar - Romania] (N 42860/98)


Постановление от 20 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросам о: предположительно жестком обращении с человеком, заключенным под стражу, законности заключения под стражу и предположительном отсутствии возможности судебной проверки законности заключения под стражу, доступе к правосудию, обнародовании данных о личности заявителя в телевизионной передаче о проблемах преступности несовершеннолетних, предположительных притеснениях со стороны властей в связи с обращением заявителя в Европейский Суд. Сторонами по делу заключено мировое соглашение (государство добровольно выплатило компенсацию в размере 40 тысяч евро за причиненный материальный ущерб и в возмещение судебных расходов и издержек; государство также приняло на себя обязательство освободить граждан от взимания с них гербового сбора при подаче гражданских исков в суд в связи с жестоким обращением властей, информировать полицию о необходимости соблюдать принцип презумпции невиновности и провести работу по совершенствованию системы охраны прав и интересов беззащитных детей).


По жалобам о нарушениях Статей 3 и 6 Конвенции


Мади против Франции
[Madi - France] (N 51294/99)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросам о предположительно жестком обращении с человеком, заключенным под стражу, о продолжительности производства по уголовному делу, в которое заявитель вступил в качестве гражданского истца с требованием выплаты компенсации за причиненный ему вред. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Баласуи против Румынии
[Balasoui - Romania] (N 37424/97)


Постановление от 20 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросам об эффективности расследования по факту предположительно жестокого обращения с человеком в полиции, а также о продолжительности производства по уголовному делу, в которое заявитель вступил в качестве гражданского истца с требованием выплаты компенсации за причиненный ему вред. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


По жалобе о нарушении пункта 3 Статьи 5 Конвенции


J. G. против Польши
[J.G. - Poland] (N 36258/97)


Постановление от 6 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о продолжительности срока содержания под стражей до суда. По делу допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 5 Конвенции.


По жалобе о нарушениях пунктов 3 и 4 Статьи 5 Конвенции


M. B против Польши
[M.B. - Poland] (N 34091/96)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросам о правомерности заключения человека под стражу до суда на основании постановления прокурора и о лишении заключенного под стражу права участвовать в слушаниях суда по вопросу о содержании его под стражей до суда. По делу допущено нарушение требований пунктов 3 и 4 Статьи 5 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Ниедбала против Польши", вынесенным 4 июля 2000 года).


По жалобам о нарушениях пунктов 3 и 4 Статьи 5 и Статьи 6 Конвенции


Мамач и другие против Турции
[Mamaс and others - Turkey](N 29486/95, 29487/95 и 29853/96)


Постановление от 20 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Сарикайа против Турции
[Sarikaya - Turkey] (N 36115/97)


Постановление от 22 апреля 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросам о невыполнении властями обязанности незамедлительно доставить задержанного к судье и об отсутствии возможности судебной проверки законности заключения под стражу. В данных вопросах по делу допущено нарушение требований пунктов 3 и 4 Статьи 5 и Статьи 6 Конвенции.

По вопросу об отказе властей обеспечить задержанному доступ к адвокату в период содержания под стражей до суда. В данном вопросе по делу требования пунктов 3 и 4 Статьи 5 и Статьи 6 Конвенции нарушены не были.


По жалобам о нарушениях пунктов 3 и 5 Статьи 5 и Статьи 6 Конвенции


Белчев против Болгарии
[Belchev - Bulgaria ] (N 39270/98)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросам: о роли следователя и прокурора в вынесении решения о заключении человека под стражу до суда; об обоснованности заключения человека под стражу до суда; об отсутствии у заявителя права на компенсацию причиненного ему вреда и о продолжительности производства по уголовному делу. По делу допущено нарушение требований пунктов 3 и 5 Статьи 5 и Статьи 6 Конвенции.


Хаманов против Болгарии
[Hamanov - Bulgaria] (N 44062/98)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросам: о продолжительности сроков и обоснованности содержания человека под стражей до суда; о пределах судебной проверки законности содержания под стражей до суда; об отсутствии у заявителя права на компенсацию причиненного ему вреда и о продолжительности производства по уголовному делу. По делу допущено нарушение требований пунктов 3 и 5 Статьи 5 и Статьи 6 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пунктов 4 и 5 Статьи 5 Конвенции


Хилл против Соединенного Королевства
[Hill - United Kingdom] (N 19365/02)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросам об отсутствии судебной проверки законности длящегося лишения свободы, назначенного на основании приговора к лишению свободы пожизненно, и об отсутствии права заявителя на компенсацию причиненного ему вреда. По делу допущено нарушение требований пунктов 4 и 5 Статьи 5 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Булена против Чешской Республики
[Bulena - Czech Republic] (N 57567/00)


Постановление от 20 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о доступе к правосудию в связи с отказом Конституционного суда страны проверить существо конституционной жалобы, которую он счел поданной на решение суда первой инстанции, а не на решение суда апелляционной инстанции. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Каралиос и Губер против Венгрии и Греции
[Karalyos and Huber - Hungary and Greece] (N 75116/01)


Постановление от 6 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о продолжительности производства по гражданскому делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции, что касается Венгрии. Жалоба признана неприемлемой в той ее части, которая касается Греции.


Кжак против Польши
[Krzak - Poland] (N 51515/99)


Постановление от 6 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Соареш Фернандес против Португалии
[Soares Fernandes - Portugal] (N 59017/00)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Кжевицкий против Польши
[Krzewicki - Poland] (N 37770/97)


Яник против Польши
[Janik - Poland] (N 38564/97)


Гора против Польши
[Gora - Poland] (N 38811/97)


Сурман-Янушевская против Польши
[Surman-Januszewska - Poland] (N 52478/99)


Сабол и Саболова против Словакии
[Sabol and Sabolov< - Slovakia] (N 54809/00)


Политикин против Польши
[Politikin - Poland] (N 68930/01)


Постановления от 27 апреля 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Гарсия да Силва против Португалии
[Garcia da Silva - Portugal] (N 58617/00)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу о продолжительности производства по гражданскому делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Лошка против Словакии
[Loska - Slovakia] (N 45126/98)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о продолжительности исполнительного производства, возбужденного в отношении заявителя. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Килес Гонзалез против Испании
[Quiles Gonzalez - Spain] (N 71752/01)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о продолжительности производства по делу о праве на пенсию в суде по трудовым спорам. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Даго против Франции
[Dagot - France] (N 55084/00)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о продолжительности производства по административному делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Акционерное общество "Ардекс" против Франции
[Ardex S.A. - France] (N 53951/00)


Постановление от 6 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Лиззи Петерсен против Дании
[Lizzy Petersen - Denmark] (N 70210/01)


Постановление от 22 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о продолжительности производства по административному делу. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Слиман-Каид против Франции (N 3)
[Slimane-KaVd - France (N 3)] (N 45130/98)


Постановление от 6 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о продолжительности производства по уголовному делу, в которое заявитель вступил в качестве гражданского истца с требованием выплаты компенсации за причиненный ему вред. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Кесн против Франции
[Quesne - France] (N 65110/01)


Постановление от 1 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о правомерности неразглашения в ходе производства в Кассационном суде доклада и проекта решения Кассационного суда, подготовленных судьей-докладчиком (conseiller rapporteur) суда, с докладом, однако, был ознакомлен помощник генерального прокурора (avocat general); по вопросу о правомерности участия помощника генерального прокурора в совещании Кассационного суда. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Курбаналли против Франции
[Coorbanally - France] (N 67114/01)


Постановление от 1 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о правомерности неразглашения в ходе производства в Кассационном суде доклада и проекта решения Кассационного суда, подготовленных судьей-докладчиком (conseiller rapporteur) суда, с докладом, однако, был ознакомлен помощник генерального прокурора (avocat general). По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Кэнзэл против Соединенного Королевства
[Kansal - United Kingdom] (N 21413/02)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о правомерности использования при разбирательстве дела в суде первой инстанции показаний, данных под угрозой санкций управляющему конкурсной массой при банкротстве. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Саундерс против Соединенного Королевства", вынесенным 17 декабря 1996 г.).


Такак против Турции
[Takak - Turkey] (N 30452/96)


Постановление от 1 апреля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Сердар Езкан против Турции
[Serdar Оzcan - Turkey] (N 55427/00)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Тезкан Узунхасаноглю против Турции
[Tezcan Uzunhasanoglu - Turkey] (N 35070/97)


Постановление от 20 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Хайдар Гюнеш против Турции
[Haydar Ghnes - Turkey] (N 46272/99)


Eзер и другие против Турции
[Ozer and others - Turkey] (N 48059/99)


Яввузаслан против Турции
[Yavvuzaslan - Turkey] (N 53586/99)


Постановления от 22 апреля 2004 г. [вынесены III Секцией]


По вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Маат против Франции
[Maat - France] (N 39001/97)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о необходимости подчиниться ордеру на арест в качестве предварительного условия для обжалования заочного решения суда, которым жалоба заявителя объявлялась неприемлемой; по вопросу об отказе суда разрешить адвокату представлять в суде интересы отсутствующего апеллянта. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статей 6 и 10 Конвенции


Мехди Зана против Турции (N 2)
[Mehdi Zana - Turkey (N 2)] (N 26982/95)


Постановление от 6 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросам о законности осуждения лица за ведение пропаганды сепаратизма и о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущены нарушения требований Статей 6 и 10 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статей 6 и 13 Конвенции


Плаксин против России
[Plaksin - Russia] (N 14949/02)


Постановление от 29 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Е. O. и V. P. против Словакии
[E.O. and V.P. - Slovakia] (N 56193/00 и 57581/00)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросам о продолжительности производства по гражданскому делу и о недоступности заявителям эффективного средства правовой защиты. По делу допущено нарушение требований Статей 6 и 13 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Лючилла Петрини против Италии
[Lucilla Petrini - Italy] (N 66292/01 и 66299/01)


Постановление от 22 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении арендатора помещений, длительном неисполнении судебного решения и отсутствии возможности судебной проверки решения префектуры о составлении графика оказания полицией содействия в исполнении судебных приказов о выселении арендатора помещений. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Радованович против Австрии
[Radovanovic - Austria] (N 42703/98)


Постановление от 22 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о правомерности высылки из страны лица в 18-летнем возрасте после его осуждения, несмотря на то, что оно проживало в стране восемь лет. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Суруджиу против Румынии
[Surugiu - Romania] (N 48995/99)


Постановление от 20 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о неэффективности мер, предпринятых властями для предотвращения появления во дворе жилища заявителя третьих лиц, которым в административном порядке было предоставлено право на владение данным земельным участком вопреки тому обстоятельству, что право заявителя на владение этим участком было признано в судебном порядке. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции, Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


Нерони против Италии
[Neroni - Italy] (N 7503/02)


Постановление от 22 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросам о правомерности возложения ограничений на получение обанкротившимся лицом почтовой корреспонденции и его свободу передвижения и о том, как чрезмерная продолжительность производства по делу о банкротстве отразилась на праве собственности заявителя. По делу допущены нарушения Статьи 8 Конвенции, Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Луордо против Италии", вынесенным 17 июля 2003 года).


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции и Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


Вадала против Италии
[Vadala - Italy] (N 51703/99)


Постановление от 20 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о правомерности возложения ограничений на получение обанкротившимся лицом почтовой корреспонденции и его свободу передвижения. По делу допущены нарушения Статьи 8 Конвенции и Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Луордо против Италии", вынесенным 17 июля 2003 года).


В порядке применения Статьи 41 Конвенции


Паулеску против Румынии
[Paulescu - Romania] (N 34644/97)


Постановление от 20 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о выплате справедливой компенсации. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Настоу против Греции
[Nastou - Greece] (N 51356/99)


Постановление от 22 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о выплате справедливой компенсации.


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Кайехан и другие против Турции
[Kayihan and others - Turkey] (N 42124/98)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Язган против Турции
[Yazgan - Turkey] (N 49657/99)


Язганолу Против Турции
[Yazganoglu - Turkey] (N 50915/99)


Постановления от 22 апреля 2004 г. [вынесены III Секцией]


Мехмет Салих и Абдюлсамет Чакмак против Турции
[Mehmet Salih and Abdhlsamet Gakmak - Turkey] (N 45630/99)


Денмез против Турции
[Donmez - Turkey] (N 48990/99)


Постановления от 29 апреля 2004 г. [вынесены III Секцией]


По вопросу о правомерности задержек выплаты компенсации за отчужденное имущество. По делу допущено нарушение Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Ангелов против Болгарии
[Angelov - Bulgaria] (N 44076/98)


Постановление от 22 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о правомерности задержек властей при исполнении судебного решения о выплате компенсации, что привело к снижению цены иска, по которому принималось решение. По делу допущено нарушение Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Постановления, вступившие в силу


В порядке применения подпункта "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


Следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции в связи с истечением трехмесячного срока для подачи прошения о рассмотрении дела Большой Палатой (см. "Бюллетень Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights]*(С оригиналами "Информационных бюллетеней по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" на английском языке можно ознакомиться на веб-сайте http://www.echr.coe.int/Eng/InformationNotes/InformationNotes.htm (прим. перев.).), N 58-60):


D. L. против Италии
[D.L. - Italy] (N 34669/97)


Постановление от 6 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Шестаков против Венгрии
[Sesztakov - Hungary] (N 59094/00)


Постановление от 16 декабря 2003 г. [вынесено II Секцией]


Баликчи против Турции
[BalikHi - Turkey] (N 26481/95)


Руйе против Франции
[Rouille - France] (N 50268/99)


Постановления от 6 января 2004 г. [вынесены II Секцией]


Айдер и другие против Турции
[Ayder and others - Turkey] (N 23656/94)


Постановление от 8 января 2004 г. [вынесено I Секцией]


Садык Ендер против Турции
[Sadik Оnder - Turkey] (N 28520/95)


Илкаи против Турции
[Ilkay - Turkey] (N 42786/98)


Панек против Польши
[Panek - Poland] (N 38663/97)


Чолак и Фылызер против Турции
[Golak and Filizer - Turkey] (N 32578/96 и 32579/96)


Гючлю и другие против Турции
[Guclu and others - Turkey] (N 42670/98)


Топрак против Турции
[Toprak - Turkey] (N 57561/00)


Постановления от 8 января 2004 г. [вынесены III Секцией]


Немет против Венгрии
[NJmeth - Hungary] (N 60037/00)


Постановление от 13 января 2004 г. [вынесено II Секцией]


Саккопулос против Греции
[Sakkopoulos - Greece] (N 61828/00)


Постановление от 15 января 2004 г. [вынесено I Секцией]


Ягтчилар и другие против Греции
[Yagtzilar and others - Greece] (N 41727/98)


Постановление (о выплате справедливой компенсации) от 15 января 2004 г.


[вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


Эрл против Венгрии
Earl - Hungary (N 59562/00)


Ловас против Венгрии
Lovasz - Hungary (N 62730/00)


Постановления от 20 января 2004 г. [вынесены II Секцией]


Секын и другие против Турции
Sekin and others - Turkey] (N 26518/95)


Альге против Австрии
[Alge - Austria] (N 38185/97)


Постановления от 22 января 2004 г. [вынесены III Секцией]


Терзис против Греции
[Terzis - Greece] (N 64417/01)


Постановление от 29 января 2004 г. [вынесено I Секцией]


Статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов N 1, 4, 6 и 7 к Конвенции


Статьи Конвенции


Статья 2 Право на жизнь

Статья 3 Запрещение пыток

Статья 4 Запрещение рабства и принудительного труда

Статья 5 Право на свободу и личную неприкосновенность

Статья 6 Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 7 Наказание исключительно на основании закона

Статья 8 Право на уважение частной и семейной жизни

Статья 9 Свобода мысли, совести и религии

Статья 10 Свобода выражения мнения

Статья 11 Свобода собраний и объединений

Статья 12 Право на вступление в брак

Статья 13 Право на эффективное средство правовой защиты

Статья 14 Запрещение дискриминации

Статья 34 Жалобы от физических лиц, неправительственных организаций и групп частных лиц


Протокол N 1 к Конвенции


Статья 1 Защита собственности

Статья 2 Право на образование

Статья 3 Право на свободные выборы


Протокол N 4 к Конвенции


Статья 1 Запрещение лишения свободы за долги

Статья 2 Свобода передвижения

Статья 3 Запрещение высылки граждан

Статья 4 Запрещение коллективной высылки иностранцев


Протокол N 6 к Конвенции


Статья 1 Отмена смертной казни


Протокол N 7 к Конвенции


Статья 1 Процедурные гарантии в случае высылки иностранцев

Статья 2 Право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции

Статья 3 Компенсация в случае судебной ошибки

Статья 4 Право не быть судимым или наказанным дважды

Статья 5 Равноправие супругов



Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 9/2004


Совместный проект Московского клуба юристов и издательства "ЛексЭст"


Перевод: Власихин В.А.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information note N 63 on the case-law of the Court April", 2003"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с РОО "Московский клуб юристов"


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение