Решение Европейского Суда по правам человека по вопросу приемлемости жалобы N 60726/00 "Сергей Иванченко (Sergey Ivanchenko) против Украины", жалобы N 22947/02 "Андрей Самойлов (Andrey Samoylov) против Украины", жалобы N 22966/02 "Владимир Иванченко (Vladimir Ivanchenko) против Украины" от 17 февраля 2004 г.

Европейский Суд по правам человека
(Вторая секция)


Решение по вопросу приемлемости
жалобы N 60726/00
"Сергей Иванченко (Sergey Ivanchenko) против Украины",
жалобы N 22947/02
"Андрей Самойлов (Andrey Samoylov) против Украины",
жалобы N 22966/02
"Владимир Иванченко (Vladimir Ivanchenko) против Украины"*

ГАРАНТ:

См. комментарий к настоящему Решению


Европейский Суд по правам человека (Вторая секция), заседая 17 февраля 2004 г. Палатой в составе:

Ж.-П. Коста, Председателя Палаты,

Л. Лукайдеса,

К. Бырсана,

К. Юнгвирта,

В. Буткевича,

В. Томассен,

А. Муларони, судей,

а также при участии С. Долле, Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание жалобы N 60726/00, 22947/02 и 22966/02, поданные 3 апреля 2000 г. и 27 мая 2002 г. соответственно,

заседая за закрытыми дверями,

принял следующее Решение:


Факты


Первый заявитель, Сергей Владимирович Иванченко (далее - первый заявитель) - гражданин Украины, родился в 1956 году в деревне Красная Поляна, Российская Федерация, в настоящее время отбывает наказание в виде лишения свободы в учреждении N 53 (Ольшанская колония).

Второй заявитель, Андрей Михайлович Самойлов (далее - второй заявитель) - гражданин России, родился в 1970 году в деревне Гигант Ростовской области, Российская Федерация, в настоящее время отбывает наказание в виде лишения свободы в учреждении N 52 (колония Еленовка).

Третий заявитель, Владимир Владимирович Иванченко (далее - третий заявитель) - гражданин России, родился в 1970 году в г. Сальске, Российская Федерация, в настоящее время отбывает наказание в виде лишения свободы в учреждении N 100 (Харьковская область). Он является братом первого заявителя.

Интересы заявителей в Европейском Суде представляет Валерий Романов, правозащитник из Израиля, и Инна Иванченко, помощник депутата Верховной Рады Украины.


1. Расследование по уголовному делу после террористического акта 2 октября 1999 г.


2 октября 1999 г. неустановленные лица взорвали ручную гранату в г. Кривой Рог, предположительно, совершая покушение на убийство Натальи Витренко, кандидата на президентских выборах. Примерно 35 человек было ранено в результате взрыва.

В тот же день сотрудники Управления внутренних дел г. Кривой Рог арестовали второго и третьего заявителей по подозрению в покушении на убийство государственного служащего.

В тот же день первый заявитель уехал из Кривого Рога в Россию, предположительно, в гости к родителям.

2 и 3 октября 1999 г. сотрудники отдела по борьбе с организованной преступностью Управления внутренних дел г. Кривой Рог произвели обыск в доме первого заявителя. Его дом оставался под контролем милиции для производства дальнейших обысков и выемок.

3 октября 1999 г. прокуратура Кривого Рога объявила первого заявителя в общенациональный розыск.

4 октября 1999 г. сотрудники отдела по борьбе с организованной преступностью** обыскали дом родителей первого заявителя в Российской Федерации.

5 октября 1999 г. проведение расследования было передано из ведения Министерства внутренних дел Украины Государственной службе безопасности Украины.

11 октября 1999 г. следователи Государственной службы безопасности предъявили обвинение второму и третьему заявителям в покушении на убийство государственного служащего.

14 октября 1999 г. второй и третий заявители были переведены из следственного изолятора г. Кривой Рог в следственный изолятор Государственной службы безопасности в г. Киев.

25 декабря 1999 г. вице-спикер парламента Украины проинформировал представителя заявителей Романова о том, что специальная парламентская комиссия проведет расследование взрыва, имевшего место 2 октября 1999 г.

25 декабря 1999 г. первый заявитель был задержан в г. Москве по подозрению в покушении на убийство государственного служащего. 31 декабря 1999 г. первый заявитель был переведен в следственный изолятор Государственной службы безопасности в г. Киев.


2. Жалобы заявителей и их родственников на незаконность расследования и условия предварительного содержания под стражей


15 декабря 1999 г. Генеральная прокуратура Российской Федерации проинформировала мать первого и третьего заявителя З.О. Иванченко, что расследование по уголовному делу в связи с взрывом гранаты в г. Кривой Рог ведется Генеральной прокуратурой Украины. Она также указала, что в соответствии со ст. 1 Конвенции Содружества Независимых Государств о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам они обладают теми же правами на защиту, что и граждане Украины.

В декабре 1999 г. З.О. Иванченко подала жалобу в Генеральную прокуратуру Украины на предположительно жестокое обращение с ее сыновьями со стороны сотрудников милиции. 27 декабря 1999 г. Генеральная прокуратура Украины (Генеральна Прокуратура Украiни) отклонила эту жалобу как необоснованную.

3, 8 и 21 января 2000 г. первый заявитель подал жалобу в Генеральную прокуратуру Украины на то, что следователи, ведущие расследование уголовного дела, не были беспристрастными и неоднократно нарушили Конституцию и Уголовно-процессуальный кодекс Украины. Он также жаловался на отказ администрации следственного изолятора Государственной службы безопасности передать его партнеру Инне Чирченко доверенность на ведение его дел.

17 января 2000 г. первый заявитель подал ходатайство в следственный отдел Государственной службы безопасности о назначении его партнера в качестве его адвоката по уголовному делу в отношении него. 19 января 2000 г. в удовлетворении этого ходатайства было отказано, поскольку его партнер уже допрашивалась следственными органами в качестве свидетеля и, таким образом, согласно ст. 61 Уголовно-процессуального кодекса Украины не могла быть защитником по данному делу.

20 января 2000 г. первый заявитель подал жалобу Генеральному секретарю Совета Европы и депутату Верховной Рады Украины и главе парламентской делегации Украины в Парламентской Ассамблее Совета Европы Борису Олейнику на предположительно незаконный отказ первому заявителю выдать доверенность Инне Чирченко. 24 января 2000 г. администрация следственного изолятора Государственной службы безопасности проинформировала заявителя, что вышеуказанные жалобы не могут быть высланы по указанным адресам, но они переданы в прокуратуру для дальнейшего рассмотрения.

26 января 2000 г. И. Чирченко направила в следственное управление Государственной службы безопасности ходатайство о встрече с первым заявителем.

28 января 2000 г. следственное управление Государственной службы безопасности отклонило это ходатайство, поскольку ст. 162 Уголовно-процессуального кодекса Украины наделяет следственные органы полномочиями по решению вопросов о предоставлении встреч с подозреваемыми. В тот же день Генеральная прокуратура Украины отказала И. Чирченко в участии в рассмотрении дела в качестве защитника, поскольку она не являлась адвокатом и уже принимала участие в предварительном следствии по делу в качестве свидетеля.

28 января 2000 г. следственное управление Государственной службы безопасности отказало З.О. Иванченко во встрече с ее сыновьями и в передаче еды и личных вещей. Оно также отказало и И. Чирченко во встрече с первым заявителем.

В январе 2000 г. первый заявитель направил жалобу в Центральный районный суд г. Кривой Рог, требуя отменить ордер на арест, выданный прокурором 3 октября 1999 г. 14 февраля 2000 г. указанный суд отклонил требование заявителя как необоснованное.

В феврале 2000 г. заявители подали жалобу в прокуратуру Днепропетровской области на предположительно незаконные действия сотрудников милиции в ходе расследования и на то, как велось предварительное расследование. Заявители также требовали возбудить уголовное дело в отношении этих сотрудников милиции. 16 февраля 2000 г. прокуратура Днепропетровской области отказала в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции.

8 и 10 февраля 2000 г. первый заявитель попросил встречи со своим адвокатом и о том, чтобы его партнер и дочь представляли его интересы в ходе рассмотрения его дела. 2 и 11 февраля 2000 г.** следственное управление Государственной службы безопасности отклонило эти ходатайства, поскольку партнер и дочь заявителя не были квалифицированными адвокатами. Более того, первая допрашивалась в качестве свидетеля на стадии предварительного следствия.

22 февраля 2000 г. Генеральная прокуратура продлила срок содержания первого заявителя под стражей до пяти месяцев (до 25 мая 2000 г.).

3 марта 2000 г. первый заявитель был переведен в следственный изолятор N 13 Министерства внутренних дел в г. Киев. В тот же день он подал жалобу в Печерский районный суд г. Киева на незаконность положений Закона о предварительном содержании под стражей. 23 марта 2000 г. Печерский районный суд г. Киева отказал в рассмотрении жалобы как не подпадающей под его юрисдикцию.

16 и 20 марта и 17 апреля 2000 г. следственное управление Государственной службы безопасности и Генеральная прокуратура отклонили последующие ходатайства И. Чирченко о встрече с первым заявителем, указав, что в таких встречах нет необходимости.

6 апреля 2000 г. следственное управление Государственной службы безопасности отклонило жалобы первого заявителя от 5, 7, 8, 13, 15, 22, 23, 26, 27 и 30 марта 2000 г. относительно его предположительно незаконного содержания под стражей и расследования по его делу как необоснованные.

13 апреля 2000 г. Украинский правовой фонд (общественная организация) подал жалобу в Генеральную прокуратуру на предполагаемое жестокое обращение с заявителями во время их нахождения под контролем милиции. В частности, в жалобе фонда утверждалось, что следователи заявителей жестоко били и пытали заявителей, чтобы добиться их признания. 24 мая 2000 г. Генеральная прокуратура отклонила жалобу фонда как необоснованную.

20 апреля 2000 г. первый заявитель был помещен подразделением наказаний в ходе предварительного следствия Государственной службы безопасности в одиночную камеру на семь дней за предполагаемую попытку общения с другим задержанным. Жалобы заявителя на эти дисциплинарные санкции были рассмотрены 16 и 20 июня 2000 г. Омбудсменом при Верховной Раде Украины и Управлением исполнения наказаний соответственно и были ими отклонены как необоснованные.

20 апреля 2000 г. следственное управление Государственной службы безопасности отклонило жалобы первого заявителя от 30 марта, 2 и 12 апреля 2000 г. как необоснованные.

27 апреля 2000 г. И. Чирченко позволили встретиться с первым заявителем.

В мае 2000 г. адвокат заявителей подал жалобу в Генеральную прокуратуру о предполагаемой незаконности дисциплинарных санкций, наложенных на первого заявителя. 17 мая 2000 г. Генеральная прокуратура отклонила эту жалобу как необоснованную. Более того, она указала, что дисциплинарные санкции, наложенные на первого заявителя, соответствовали процедуре, установленной законом.

4 мая 2000 г. следственное управление Государственной службы безопасности проинформировало мать первого и третьего заявителя З.О. Иванченко о том, что уголовное дело в отношении нее по обвинению в участии в незаконной перевозке оружия будет закрыто.

5 мая 2000 г. Государственная служба безопасности отказала И. Чирченко во встрече с первым заявителем.

11 мая 2000 г. следователь следственного управления Государственной службы безопасности отклонил различные жалобы первого заявителя относительно предположительно незаконного проведения расследования по его делу и отказа в проведении дополнительных следственных действий, о которых он ходатайствовал.

16 мая 2000 г. секретариат Обмудсмена при Верховной Раде Украины отклонил жалобы первого заявителя на незаконность расследования по его делу как необоснованные.

17 мая 2000 г. заявителям предоставили возможность ознакомиться с материалами дела. Однако первому заявителю предоставляли такую возможность только двадцать-сорок минут в день.

В тот же день прокуратура Киевской области проинформировала Романова о том, что она не усмотрела незаконных действий в ходе расследования дела. Она также отметила, что первый заявитель не направлял ей жалоб на условия содержания под стражей и на его помещение в одиночную камеру.

6 и 26 мая 2000 г. Генеральная прокуратура отклонила жалобы первого заявителя от 6 и 11 мая 2000 г. на предположительно незаконные действия следователя в ходе проведения расследования по делу.

6 июня 2000 г. следователь Государственной службы безопасности отклонил ходатайство Романова о выдаче ему доверенности на представление интересов первого заявителя в международных правозащитных организациях.

20 июня 2000 г. Государственное управление исполнения наказаний отклонило жалобы первого заявителя на плохие условия его содержания под стражей.

21 июня 2000 г. Генеральная прокуратура отклонила жалобу первого заявителя от 6 июня 2000 г. о предположительно многочисленных нарушениях Уголовно-процессуального кодекса следователями Государственной службы безопасности, расследовавшими его дело.

25 июня 2000 г. первый заявитель направил жалобу Генеральному прокурору на плохие условия его содержания под стражей и на отсутствие медицинского лечения от чесотки, которой он страдал.

2 июля 2000 г. первый заявитель направил жалобу Генеральному прокурору на отказ в разрешении ему общаться со своей семьей и во встрече с И. Чирченко. Он также жаловался на отказ предоставить ему дополнительную информацию о технических характеристиках гранат, использованных в ходе теракта. Эти жалобы были отклонены как необоснованные.

10 июля 2000 г. председатель Печерского районного суда г. Киева проинформировал первого заявителя о том, что его жалоба на незаконность положений Закона о предварительном содержании под стражей не была рассмотрена, поскольку суд не обладает юрисдикцией по ее рассмотрению.

11 июля 2000 г. первый заявитель жаловался на то, что его били другие лица, содержавшиеся в следственном изоляторе, в котором он содержался. Он также утверждал, что врач следственного изолятора не предоставил ему незамедлительную медицинскую помощь, которая ему была необходима, и что ему не было доступно медицинское лечение в следственном изоляторе Министерства внутренних дел в г. Киеве. В частности, он утверждал, что у него появилась кожная инфекция и чесотка во время нахождения под стражей, в отношении которых он не получил необходимого медицинского лечения.

20 и 23 июля 2000 г. первый заявитель подал жалобу Генеральному прокурору о фальсификации материалов уголовного дела (матерiалiв кримiнальноi справки). Он также просил Генерального прокурора возбудить уголовное дело на основании этих утверждений.

В июле 2000 года И. Чирченко подала жалобу в Генеральную прокуратуру в связи с нападением других лиц, содержащихся в следственном изоляторе, на первого заявителя. 27 июля 2000 г. Генеральная прокуратура отклонила эту жалобу как необоснованную.

17 августа 2000 г. первый заявитель подписал заявление, составленное прокуратурой, о том, что он ознакомился с материалами дела.

18 августа 2000 г. расследование было завершено и материалы дела с обвинительным актом были направлены в Генеральную прокуратуру.

24 августа 2000 г. второй и третий заявители и их адвокаты подписали заявление, составленное прокуратурой, о том, что они ознакомились с материалами дела.

29 августа 2000 г. Генеральная прокуратура поддержала обвинение, выдвинутое Государственной службой безопасности, и направила дело Председателю Верховного суда Украины, запросив последнего определить юрисдикцию по рассмотрению данного дела в соответствии со ст. 38 Уголовно-процессуального кодекса.

31 августа 2000 г. Верховный суд Украины получил материалы дела в отношении заявителей.

1 и 7 сентября 2000 г. Генеральная прокуратура отказала в освобождении заявителей из-под стражи или в применении иной меры пресечения.

14 сентября 2000 г. Генеральная прокуратура проинформировала заявителей о том, что в соответствии с решением Верховного суда Украины юрисдикцией по рассмотрению данного дела обладает Днепропетровский областной суд.


3. Рассмотрение дела в суде


6 ноября 2000 г. Днепропетровский областной суд начал рассмотрение дела заявителей.

14 июня 2001 г. указанный суд в открытом судебном заседании приговорил заявителей к пятнадцати годам лишения свободы после их признания виновными в совершении покушения на убийство государственного служащего (ст. 58 Уголовного кодекса Украины 1960 г.), во вмешательстве в ход президентских выборов (ст. 127 Уголовного кодекса), в причинении легких телесных повреждений, телесных повреждений средней тяжести и тяжких телесных повреждений (ст. 101, 102, 106 и 107 Уголовного кодекса), в причинении физических страданий другим лицам, совершенном организованной группой, и в незаконной перевозке и незаконном хранении оружия и боеприпасов (ст. 70 Уголовного кодекса).

Суд пришел к своим выводам, рассмотрев следующие доказательства:

- показания 41 свидетеля теракта, включая 35 жертв;

- признания подозреваемых Александра В. Афанасьева и Ивана И. Недвиги;

- доказательства, полученные в ходе расследования данного дела (изучения места происшествия, воссоздания картины преступления и исследования осколков гранаты и одежды жертв теракта);

- судебно-медицинские заключения в отношении жертв теракта, а также различные заключения экспертов о следах взрыва гранаты, взрывчатых веществах, цитологии и баллистике (примерно 50 докладов экспертов);

- иные доказательства.

Суд установил, что нет необходимости заслушивать свидетелей, предложенных первым заявителем (Президента Украины Леонида Кучму, министра внутренних дел Украины Юрия Кравченко, руководителя Государственной службы безопасности Украины Леонида Деркача, президента Национальной телерадиовещательной компании Вадима Долганова и Генерального прокурора Украины Михаила Потебенко). Суд также установил, что отсутствуют какие-либо доказательства жестокого обращения с заявителями во время их нахождения под стражей, примененного для того, чтобы получить от них признание. В связи с этим суд допросил десять сотрудников правоохранительных органов, которые дали показания об отсутствии факта жестокого обращения с заявителями. Более того, суд установил, что заявителей дважды посещала Омбудсмен при Верховной Раде Украины и заявители не подавали ей жалобы на условия их содержания под стражей.

11 декабря 2001 г. Верховный суд Украины поддержал эти выводы. Он также переквалифицировал преступления, совершенные заявителями, в соответствии с новым Уголовным кодексом Украины, вступившим в силу с 1 сентября 2001 г. Верховный суд не усмотрел доказательств, подтверждающих утверждения заявителей о жестоком обращении с ними в ходе предварительного следствия и их содержания под стражей.

22 июля 2002 г. и 5 июня 2003 г. Верховный суд Украины отклонил жалобу первого заявителя о пересмотре в порядке надзора (в порядку виключного провадження) решения Днепропетровского областного суда от 14 июня 2001 г.


4. Основные заявления средств массовой информации о виновности заявителей


2 октября 1999 г. (в день, когда произошел взрыв) государственный канал УТ-1 передал информацию, полученную из Министерства внутренних дел Украины, о том, что в Запорожье заявителями, работавшими в избирательном штабе кандидата на президентских выборах Александра Мороза, был совершен теракт. С 3 по 5 октября 1999 г. телеканал УТ-1 передавал информацию о заявителях, их семьях и их причастности к теракту.

4 октября 1999 г. действующий Президент и кандидат на президентских выборах Леонид Кучма, выступая перед избирателями в г. Николаеве, заявил, что лица, задержанные милицией, совершили теракт. В тот же день министр внутренних дел Украины объявил, что милиция ведет расследование только по одной версии событий, поскольку лица, взорвавшие гранаты, были уже известны Министерству внутренних дел.

10 октября 1999 г. глава следственного управления Государственной службы безопасности С. Лященко заявил журналистам, что первый заявитель был виновен в подготовке теракта, поскольку частицы гранаты, обнаруженные на месте происшествия, были идентичны гранатам, найденным в доме первого заявителя.

5 октября 1999 г. Генеральный прокурор Украины М. Потебенко в своем выступлении перед депутатами Верховной Рады Украины заявил, что следствием обнаружено достаточное количество доказательств, подтверждающих виновность заявителей.


5. Разбирательство по делу ежедневной газеты "Факты и комментарии"


10 и 12 октября 1999 г. и 29 февраля 2000 г. газета "Факты и комментарии" (Факти та Коментарi) опубликовала заявление, согласно которому первый заявитель совершил преступление. Она также распространила информацию о его частной и семейной жизни. В газетной статье указывалось, что заявитель выступал за многобрачие. Приводилась также информация о его отношениях с его женой, детьми и матерью.

В мае 2001 г. жена первого заявителя (Наталья Иванченко) и его мать З.О. Иванченко подали исковое заявление в Радянский районный суд г. Киева, требуя объявить, что информация, опубликованная газетой 10 и 12 октября 1999 г. и 29 февраля 2000 г., неверна. 12 июня 2001 г. Радянский районный суд г. Киева частично удовлетворил иск и постановил, что газета "Факты и комментарии" должна опубликовать опровержение. Он также присудил истицам компенсацию в размере 3000 и 560 гривен соответственно.


6. Иные события, касающиеся первого заявителя


В период между 1993 и 1996 годом первый заявитель участвовал в ряде политических акций, представляя Социалистическую партию Украины.

26 июля 1999 г. Дзержинский районный суд г. Кривой Рог оправдал первого заявителя по делу о совершении административного правонарушения. Он также направил дело на дополнительное расследование в прокуратуру на предмет возможной уголовной ответственности первого заявителя ввиду оказания сопротивления сотрудникам милиции (ст. 188 Уголовного кодекса) и их публичного оскорбления (ст. 189 Уголовного кодекса).

В августе 1999 г. первый заявитель как глава общественной организации "Правда против силы" (Правда проти Сили) направил жалобу в Днепровский районный суд г. Кривой Рог, требуя объявить незаконным запрет на сбор подписей в поддержку кандидата на президентских выборах А. Мороза, наложенный на его общественную организацию милицией. 10 августа 1999 г. Днепровский районный суд г. Кривой Рог отказал в рассмотрении указанной жалобы как не подпадающей под его юрисдикцию.

В сентябре 1999 г. первый заявитель направил жалобу в Верховный суд Украины, требуя объявить незаконным отказ Центральной избирательной комиссии Украины предпринять какие-либо действия в связи с его утверждениями о несправедливом ходе предвыборной кампании в пользу действовавшего Президента Леонида Кучмы.

1 октября 1999 г. Верховный суд Украины отказал в рассмотрении этой жалобы, поскольку первый заявитель не выполнил формальные требования, установленные законом. 21 октября 1999 г. Верховный суд Украины снова отказал в рассмотрении жалобы первого заявителя, поскольку он не исправил ошибки, допущенные при подаче его первоначальной жалобы.

Между тем в 1999 году первый заявитель начал бракоразводный процесс со своей бывшей женой.

Неоднократно первый заявитель подавал ходатайства следователям Государственной службы безопасности о том, чтобы Романов был назначен его адвокатом для представления его интересов в национальных и международных судебных органах. Однако Государственная служба безопасности отклонила эти ходатайства.


Суть жалобы


1. Жалобы, касающиеся всех заявителей


а. Заявители жаловались, на основании ст. 3 Конвенции (отдельно и взятой в совокупности со ст. 13 Конвенции), на то, что они подвергались бесчеловечному обращению и пыткам. Они также утверждали, что условия их содержания под стражей и жестокое обращение с ними во время содержания под стражей противоречили гарантиям, закрепленным в ст. 3 Конвенции. Далее, заявители жаловались на то, что национальные власти не провели эффективного расследования по их жалобам на жестокое обращение с ними в нарушение процессуальных требований ст. 3 Конвенции и обязательств по ст. 13 Конвенции.

В частности:

(i) Второй заявитель жаловался, что в связи с взрывом гранаты он был ранен, но ему не была оказана медицинская помощь. Сотрудники милиции немедленно после задержания подвергли его допросу. Второй заявитель жаловался на то, что его жестоко били. Он утверждал, что к его гениталиям подводился электрический ток. Он также жаловался на то, что ему на голову надевали противогаз с закрытым дыхательным клапаном. Потом один из следователей открыл дыхательный клапан и выдохнул сигаретный дым в противогаз. Второй заявитель утверждал, что в ходе расследования у него дважды происходила остановка сердца. Он заявил, что его признание было получено под давлением.

(ii) Третий заявитель жаловался на то, что его жестоко избивали сотрудники милиции. Ему на голову надевали полиэтиленовый пакет и лыжную шапочку, так что он не мог дышать. Заявитель утверждал, что со 2 по 11 октября 1999 г. его пытали, чтобы добиться признания. Он заявил, что его жестоко били по ночам, а днем допрашивали. Заявитель утверждал, что он признал себя виновным в ходе расследования, поскольку его пытали.

(iii) Первый заявитель жаловался на то, что во время содержания в следственном изоляторе Государственной службы безопасности он подвергался шумовому давлению. Он также жаловался на то, что три раза с санкции администрации следственного изолятора на него налагались дисциплинарные взыскания (включая помещение в одиночную камеру с 20 по 27 апреля 2000 г.), которые были бесчеловечными и унижающими достоинство. Далее, заявитель утверждал, ссылаясь на ст. 3 и 8 Конвенции, что ему было отказано в контактах со своими родственниками и что были установлены ограничения на количество передач еды, которые он мог получать.

b. Заявители утверждали, ссылаясь на подп. (с) п. 1 ст. 5 Конвенции, что их изначальный арест 2 октября 1999 г. был незаконен.

с. Ссылаясь на п. 1 ст. 6 Конвенции, заявители жаловались на то, что национальные суды допустили ошибку при оценке фактов и при применении права и что они не заслушали некоторых свидетелей защиты. Заявители утверждали, что их осуждение было незаконным. Они также жаловались на нарушение принципа презумпции невиновности, закрепленного в п. 2 ст. 6 Конвенции, ввиду заявлений Президента Украины, министра внутренних дел и Генерального прокурора, а также других официальных лиц.

Второй и третий заявители - граждане России - жаловались на отсутствие правовой помощи и поддержки консульства Российской Федерации на Украине.

Заявители утверждали, что назначенные им Генеральной прокуратурой адвокаты действовали, по меньшей мере, формально и не независимо. Они убедили заявителей признать себя виновными и не представляли интересы заявителей. Заявители также утверждали, что у них не было достаточно времени и условий для подготовки своей позиции защиты, поскольку доступ к материалам дела был для них ограничен (подп. (b) и (с) п. 3 ст. 6 Конвенции).

d. Заявители жаловались, ссылаясь на ст. 7 Конвенции, что их осуждение не имело правовой основы, поскольку жертвы взрыва гранаты не исполняли свои обязанности государственных служащих, что является одним из элементов corpus delicti преступления, закрепленного в ст. 58 Уголовного кодекса Украины 1960 г.

е. Заявители утверждали, что была нарушена ст. 9 Конвенции, поскольку их постоянно незаконно преследовали правоохранительные органы Украины за участие в президентской предвыборной кампании кандидата Мороза.

f. Заявители жаловались на то, что им не позволили провести митинг общественного объединения "Правда против силы" и пикетирование муниципалитета г. Кривой Рог в августе 1999 г. Заявители указывали на нарушение ст. 10 и 11 Конвенции.

g. Заявители жаловались на нарушение ст. 17 Конвенции, поскольку власти Украины предположительно злоупотребляли своими полномочиями.


2. Жалобы первого заявителя


Заявитель жаловался на незаконность его содержания под стражей с 24 августа 2000 г. по 14 июня 2001 г., поскольку "должностным лицом, наделенным, согласно закону, судебной властью", не был выдан ордер на его арест. В частности, заявитель ссылался на подп. (с) п. 1 ст. 5 Конвенции.

Далее, заявитель, не приводя подробностей, жаловался на вмешательство в его право на уважение его частной жизни в нарушение ст. 8 Конвенции, поскольку информация о том, что он совершил теракт, не была верной. Он также жаловался, ссылаясь на положения указанной статьи, на то, что его лишили возможности общаться со своими родственниками и что были установлены ограничения на количество передач еды, которые он мог получать от них.

Заявитель жаловался на вмешательство в его право на вступление в брак, поскольку он желал вступить в брак с И. Чирченко после того, как развелся со своей женой. Однако следственные органы предположительно воспрепятствовали осуществлению этого его права в нарушение ст. 12 Конвенции.

Первый заявитель жаловался на отсутствие эффективных средств правовой защиты в отношении его жалоб, касавшихся предположительно незаконных действий следователей по его делу, и в отношении многочисленных отказов в удовлетворении его различных процессуальных ходатайств, включая касавшихся его содержания в одиночной камере, его вступления в брак и выдачи доверенности. При этом он ссылался на ст. 13 Конвенции.

Заявитель утверждал, что имела место дискриминация ввиду его представления кандидата Мороза на президентских выборах, лидера оппозиционной Социалистической партии Украины. Заявитель ссылался на ст. 14 Конвенции.

Заявитель также жаловался, ссылаясь на п. 1 ст. 6 Конвенции, на несправедливость:

- решения Дзержинского районного суда г. Кривой Рог от 4 августа 1999 г., которым заявитель был признан виновным в оскорблении сотрудников милиции;

- решения Днепровского районного суда г. Кривой Рог от 10 августа 1999 г., которым общественной организации, возглавляемой заявителем, было запрещено собирать подписи в поддержку кандидата Мороза;

- решения Верховного суда Украины от 21 октября 1999 г., которым заявителю было отказано в рассмотрении его жалобы против Центральной избирательной комиссии Украины;

- решения Радянского районного суда г. Киева от 12 июня 2001 г., касавшегося требований матери и жены первого заявителя, которым им была присуждена компенсация ввиду неверной информации, опубликованной в газете "Факты и комментарии".


Право


1. Заявители жаловались на их жестокое избиение и пытки во время их содержания под стражей, использованных, чтобы получить от них признание. Заявители утверждали, что условия их содержания под стражей были бесчеловечными и унижающими достоинство, а второй заявитель утверждал, что ему не была оказана необходимая медицинская помощь ввиду его ранения в результате взрыва. Первому заявителю также не была оказана медицинская помощь в отношении кожной инфекции у него. Заявители утверждали, что им было отказано в эффективных средствах правовой защиты в отношении указанных жалоб. В частности, первый заявитель жаловался на то, что до судебного рассмотрения дела его помещали в одиночную камеру и у него не было возможности обжаловать в суде такую меру, а также на то, что были установлены ограничения на посещения и передачи посылок. Первый заявитель также жаловался на то, что его подвергали шумовому давлению. Все заявители жаловались на отсутствие надлежащего расследования по их утверждениям о жестоком обращении с ними.

Заявители ссылались на ст. 3 и 13 Конвенции, которые гласят:


"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".


"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".


Первый заявитель жаловался на то, что его содержание под стражей в следственном изоляторе N 13 г. Киева в период с 24 августа 2000 г. по 14 июня 2001 г. было незаконным, поскольку срок действия постановления прокурора о его содержании под стражей истек, а нового постановления вынесено не было. В подтверждение своих утверждений первый заявитель ссылался на подп. (с) п. 1 ст. 5 Конвенции, которая в части, применимой к настоящему делу, гласит:


"1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

/_/

c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения_".


Далее, заявители утверждали, что судебное разбирательство по их делу не было справедливым, в частности по той причине, что у них не было достаточного времени и условий для подготовки их линии защиты, а предоставленная им правовая помощь была иллюзорной. Заявители утверждали, что их адвокаты находились под постоянным давлением и влиянием прокуратуры и, таким образом, не могли надлежащим образом представлять их интересы. Заявители жаловались на нарушение подп. (b) и (с) п. 3 ст. 6 Конвенции, который в части, применимой к настоящему делу, гласит:


"3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

/_/

b) иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия".


Первый заявитель жаловался, ссылаясь на ст. 8 Конвенции, на то, что были установлены ограничения на его свидания с родственниками и на количество передач еды, которые он мог получать от них. Статья 8 Конвенции гласит:


"1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".


Европейский Суд считает, что на основании имеющихся материалов дела он не может разрешить вопрос о приемлемости данной части жалобы на настоящей стадии рассмотрения дела, и, таким образом, необходимо в соответствии с подп. (b) п. 2 Правила 54 Регламента Суда уведомить власти Украины о данной части жалобы.

2. Второй и третий заявители жаловались на то, что их первоначальное содержание под стражей со 2 октября 1999 г. было незаконным по смыслу ст. 5 Конвенции. В частности, они ссылались на упоминавшийся выше подп. (с) п. 1 ст. 5 Конвенции.

Европейский Суд отмечает, что данные заявители были арестованы 2 октября 1999 г., а подали свои жалобы в Европейский Суд спустя более шести месяцев - 27 мая 2002 г.

Следовательно, данная часть жалобы должна быть отклонена в соответствии с п. 1 и 4 ст. 35 Конвенции как поданная по истечении установленного срока.

3. Заявители жаловались на нарушение принципа презумпции невиновности, поскольку государственные официальные лица открыто выражали мнение, согласно которому заявители были виновны, до того, как это было установлено национальными судами. Заявители ссылались на п. 2 ст. 6 Конвенции, который гласит:


"Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком".


Однако Европейский Суд полагает, что заявители не подавали жалоб на это ни в ходе разбирательства по их делу в суде первой инстанции, ни в Верховном суде Украины, не пытались они оспорить эти утверждения и в порядке отдельного гражданского производства (см. Решение Европейского Суда по делу "Коваль против Украины" (Koval v. Ukraine) от 10 декабря 2002 г., жалоба N 65550/01, § 3).

Следовательно, данная часть жалобы также должна быть отклонена в соответствии с п. 1 и 4 ст. 35 Конвенции ввиду неисчерпания внутренних средств правовой защиты.

4. Первый заявитель жаловался на незаконность решения Днепровского районного суда г. Кривой Рог от 10 августа 1999 г., которым возглавляемой им общественной организации "Правда против силы" было запрещено собирать подписи в поддержку кандидата на президентских выборах Мороза. Европейский Суд отмечает, что заявитель не обжаловал это решение в Запорожском областном суде**. Таким образом, он пришел к выводу, что заявитель не исчерпал в соответствии с п. 1 ст. 35 Конвенции внутренних средств правовой защиты, доступных ему в соответствии с законодательством Украины.

Следовательно, данная часть жалобы должна быть точно так же отклонена в соответствии с п. 1 и 4 ст. 35 Конвенции.

5. Что касается части жалобы второго и третьего заявителей об отсутствии адекватной помощи и поддержки со стороны консульства Российской Федерации на Украине, Европейский Суд считает, что настоящие жалобы не были поданы против Российской Федерации и что такие упущения, даже если бы они подпадали под сферу применения Конвенции, не могут ставиться в вину Украине и ее органам власти. Соответственно, данная часть жалобы должна быть отклонена как несовместимая ratione personae в соответствии с п. 3 и 4 ст. 35 Конвенции.

6. Что касается жалобы первого заявителя о несправедливости решения Радянского районного суда г. Киева от 12 июня 2001 г., Европейский Суд отмечает, что стороной этого судебного разбирательства являлись только мать и жена первого заявителя. Таким образом, он не может утверждать о том, что является жертвой нарушения п. 1 ст. 6 Конвенции Радянским районным судом г. Киева. Следовательно, данная часть жалобы также должна быть отклонена как несовместимая ratione personae в соответствии с п. 3 и 4 ст. 35 Конвенции.

7. Наконец, заявители жаловались на нарушение ст. 7, 9, 11 и 17 Конвенции. Более того, первый заявитель жаловался на нарушение ст. 1, 2, 10, 12 и 14 Конвенции, а также на отказ Верховного суда Украины от 21 октября 1999 г. рассмотреть его жалобу на действия Центральной избирательной комиссии.

Однако Европейский Суд, рассмотрев данную часть жалобы, не принимая прочие основания для объявления ее неприемлемой, не усматривает в материалах дела ничего, что могло бы указать на наличие нарушения этих положений Конвенции.

Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с п. 3 и 4 ст. 35 Конвенции.


На этих основаниях Суд единогласно отложил рассмотрение части жалоб заявителей:

- относительно их утверждений о пытках и жестоком избиении, условий их содержания под стражей, отсутствия надлежащей медицинской помощи и лечения в отношении Андрея Самойлова и Сергея Иванченко (ст. 3 Конвенции);

- относительно ограничений, установленных для Сергея Иванченко, применительно к передачам еды и свиданиям (ст. 3 и 8 Конвенции);

- относительно отсутствия эффективного расследования и средств правовой защиты (ст. 3 и 13 Конвенции);

- относительно дисциплинарных санкций, примененных к Сергею Иванченко, и отсутствия средств правовой защиты в отношении этих санкций (ст. 3 и 13 Конвенции);

- относительно предположительно незаконного содержания под стражей Сергея Иванченко в период с 24 августа 2000 г. по 14 июня 2001 г. (подп. (с) п. 1 ст. 5 Конвенции);

- относительно части жалобы о непредоставлении заявителям необходимого времени и условий для подготовки их защиты и об отсутствии надлежащей эффективной правовой помощи им (п. 1 и подп. (b) и (с) п. 3 ст. 6 Конвенции);

объявил остальную часть жалоб неприемлемой.


Секретарь Секции Суда

С. Долле


Председатель Палаты

Ж.-П. Коста


______________________________

* Перевод с английского М. Виноградова. 

** Так в тексте.


Решение Европейского Суда по правам человека по вопросу приемлемости жалобы N 60726/00 "Сергей Иванченко (Sergey Ivanchenko) против Украины", жалобы N 22947/02 "Андрей Самойлов (Andrey Samoylov) против Украины", жалобы N 22966/02 "Владимир Иванченко (Vladimir Ivanchenko) против Украины"


Текст решения опубликован в "Журнале российского права", 2004 г., N 12


Перевод с английского М. Виноградова.


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.