• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 1/2005

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 1/2005


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


С Новым годом!


Представление "российской тетрадки" Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Российскому изданию "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" пошел уже четвертый год. И мы можем утверждать: наш Бюллетень прижился на рынке средств массовой информации, нашел своего читателя.

"Уважаемый редактор, - пишет нам Вера Анатольевна Зайцева (фамилия изменена. - Ред.) из г. Советска Кировской области, - пять лет веду переписку с Министерством юстиции Российской Федерации и Министерством юстиции Республики Молдова по поводу исполнения решения суда о выплате алиментов сыну, отец которого в настоящее время живет в Молдавии. За это время сын уже достиг совершеннолетия, а вопрос об исполнении судебного решения в его пользу так и не решен. Материалы вашего Бюллетеня убеждают, что правду быстрее найдешь в Страсбурге, чем в Москве или Кишиневе. Расскажите подробнее о правилах и форме обращения в Европейский Суд по правам человека."

"С большим удовольствием читаю и использую в работе "Бюллетень Европейского Суда по правам человека", - пишет нам адвокат Александр Кирьянов из г. Таганрога. - В последнее время я практикую в этом Суде. С согласия своих доверителей направляю вам некоторые документы из своей страсбургской практики, которые могут представить интерес не только для коллег-адвокатов, но и широкого круга читателей.

Подробнее могу рассказать об уроках рассмотрения дела "Посохов против Российской Федерации", защиту по которому я осуществлял в Европейском Суде по правам человека в 2003 году. Мой подзащитный Сергей Посохов был осужден Неклиновским районным судом, в состав которого входили народные заседатели с истекшим сроком полномочий. Одновременно с обжалованием этого решения в президиуме Ростовского областного суда мы отправили жалобу в Европейский Суд по правам человека.

Признаюсь, что по некоторым пунктам нашей жалобы Европейский Суд указал, что мы не исчерпали все средства национальной правовой защиты, а по некоторым - обратил внимание на недостаточную обоснованность.

Но в итоге страсбургский Суд признал, что приговор Неклиновского районного суда не был вынесен "судом, созданным на основании закона", и постановил: имело место нарушение пункта 1 Статьи 6 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, заявитель имеет основания считать себя жертвой нарушения положений Конвенции, а государство-ответчик обязано выплатить заявителю в возмещение морального вреда 500 евро.

Впрочем, все это вы можете прочитать в решении Европейского Суда, которое переведено на русский язык и опубликовано в "Российской газете" и журнале "Российская юстиция". Я же хочу обратить внимание коллег, российских адвокатов, на то, что при рассмотрении жалоб в Европейском Суде мелочей нет, тем более, что эта судебная инстанция для нас новая, в процедурном плане - сложная, а значит, осваивать ее надо предельно внимательно и осмотрительно, помня о том, что когда хочешь доказать слишком много, рискуешь не доказать ничего. Может быть, уроки, которые я получил в Страсбурге, помогут нашим практикующим юристам лучше понять природу Европейского Суда.

Урок первый. Европейский Суд по правам человека доступен российским гражданам и их адвокатам, что само по себе вселяет надежду и уверенность в отстаивании прав и свобод человека и гражданина.

Урок второй. Требования Европейского Суда о приемлемости жалобы и подход к оценке обстоятельств дела чрезвычайно высоки и строги. Решая вопрос об обращении в Страсбургский суд, советую коллегам в буквальном смысле семь раз отмерить и только после этого писать.

Урок третий. Обратите особое внимание на позицию Европейского Суда, что мы не исчерпали все средства национальной защиты. Это поможет вам избавиться от укоренившегося в сознании не только граждан, но и правозащитников мнения, что все обращения к должностным лицам российской судебной системы обречены на провал, что волюнтаризм судебных чиновников неизбежен, и что только в далеком Страсбурге способны восстановить справедливость. Представляется, что всем нам необходимо активно действовать и пользоваться всеми предоставленными процессуальным законодательством правами на всех стадиях судопроизводства. Возможно и весьма вероятно - такая активная позиция позволит добиться желаемых результатов без обращения в Европейский Суд в родных судебных инстанциях.

Урок четвертый и главный. И нам, гражданам и их защитникам, и государству в лице судебной власти, еще необходимо дорасти до высоких международных правовых стандартов, в частности, требований европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые действуют в Европе уже пятьдесят лет, а для нас стали обязательными всего шесть лет назад".

Следующее письмо, которое хотелось бы процитировать в редакционных заметках, хотя и эмоциональное по содержанию, но довольно прагматичное по сути: "Вы делаете важное дело, - обращается к нам Татьяна Викторовна Ушкова из г. Талицы Свердловской области, - распространяете информацию, которую в провинции днем с огнем не сыщешь. До нас, далеких от центра, дела никому нет, нам в одиночку трудно добиться восстановления нарушенных прав. Помогите, пожалуйста, приобрести юридическую литературу, касающуюся Европейского Суда по правам человека, и в первую очередь - судебные прецеденты, комментарии к ним в сопоставлении с российским национальным правом".

Естественными в редакционной почте выглядят письма из мест лишения свободы. Открываем очередное: "В нашей колонии из юридической литературы имеется УПК РФ (издание 2000 года), УК РФ (1997 года), Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РСФСР (1988 года) и привезенный кем-то случайно "Бюллетень Европейского Суда по правам человека". Как видите, литература устаревшая, самая свежая - ваш Бюллетень, но и он уже "пожилой" - за 2002 год. А изменений в нашем законодательстве - уйма. Словом, просим вас о помощи: обратитесь от нашего имени в какую-нибудь благотворительную организацию, чтобы они нашли средства на обеспечение нас новинками юридической литературы. С уважением, я - А. Вакуленко. 30.11.04 г.".

А это письмо неожиданное, оно пришло от федерального судьи Вячеслава Петровича Новгородцева. Он пишет, что хотя сегодня судьи обеспечены юридической литературой и имеют доступ к электронным базам данных, но уследить за этим потоком информации, вычленить из нее главное бывает очень трудно. Тем более трудно оценить европейские судебные новинки, которые распространяются лишь на официальных языках Совета Европы - французском и английском. Школьного и вузовского знания иностранных языков тут недостаточно.

"Ваш Бюллетень, пишет судья В. Новгородцев, - основан на надежном источнике информации - официальных данных Секретариата Европейского Суда по правам человека, он построен просто, хорошо структурирован, грамотно переведен, по крайней мере легко и понятно читается. Словом, настоящий путеводитель по прецедентной практике страсбургского Суда, решения которого имеют для нашей судебной практики обязательную силу. Удачи вам," - пожелал на прощание федеральный судья В. Новгородцев.

А закончить обзор редакционной почты мы хотели бы официальным письмом Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Павла Александровича Лаптева. Цитируем его с незначительными сокращениями:

"Уважаемый главный редактор! Публикация постановлений и решений Европейского Суда в соответствии с правовыми позициями, выработанными как самим Судом, так и Комитетом министров Совета Европы, является неотъемлемой составной частью процедуры исполнения решений Суда, вступивших в силу. Опубликование документов ЕСПЧ (аббревиатура Европейского Суда по правам человека. - Прим. ред.) принятых по жалобам, поданным против Российской Федерации, имеет важнейшее значение также и с точки зрения дальнейшего совершенствования российской правовой системы, включая как нормативные акты, так и правоприменительную практику.

В связи с изложенным предлагаю Вам совместно организовать регулярную публикацию в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание" документов Европейского Суда по правам человека (постановлений, вступивших в силу, а также решений, имеющих прецедентный характер), начиная с N1 за 2005 г."

Теперь о наших планах, новых проектах в новом году. Откликаясь на предложения читателей, мы вводим дополнительную вторую тетрадку Бюллетеня. В первой тетрадке (в редакции мы называем ее "европейской") будем продолжать традиционную публикацию без сокращений и купюр перевода информации, подготовленной Секретариатом Европейского Суда по правам человека.

Вторая тетрадка станет национальной, российской. В ней в первую очередь будем публиковать документы Европейского Суда, принятые по жалобам, поданным против Российской Федерации. Соответствующее предложение по этому поводу Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптева мы высоко оцениваем и безоговорочно принимаем.

В "российской тетрадке" мы намерены также выделять место комментариям к различным аспектам правил обращения в Европейский Суд по правам человека и процедурных правил работы этого Суда (предложение читательницы В. Зайцевой). В этой связи нам кажется важным дать слово по этому поводу и самим "страсбургским" судьям и чиновникам. В настоящее время редакция сделала соответствующее предложение судьям ЕСПЧ, а также получила переводы программных выступлений Люциуса Вильдхабера, председателя ЕСПЧ, и Пьера-Анри Амбера, генерального директора Департамента по правам человека Совета Европы.

Весьма полезным, на наш взгляд, будет и распространение опыта защиты и ведения дел в Европейском Суде по правам человека российскими и зарубежными адвокатами, что предлагает А. Кирьянов. Думаем, в "российской тетрадке" найти место и информации о новинках юридической литературы, ориентированных на международное право, стандарты международных договоров и конвенций, о чем нас просила читательница Т. Ушкова.

"Российскую тетрадку" мы представляем вам уже с этого номера. Экономика Бюллетеня, в частности, его подписная цена, которая остается на уровне 2004 года, не позволяет нам обещать стопроцентную регулярность выхода "российской тетрадки", ведь по объему она будет равна "европейской". Со второго же полугодия примем все меры, чтобы "российская тетрадка" выходила ежемесячно.

Что касается просьбы А. Вакуленко, то постараемся выкроить из редакционного бюджета средства на рассылку хотя бы десятка номеров в российские колонии. Один экземпляр твердо обещаем отправлять в учреждение И-299/1, откуда и пришло письмо нашего читателя. Если найдем поддержку у других юридических и физических лиц, то думаем, что наш десяток экземпляров Бюллетеня перерастет в несколько сотен для всех российских мест лишения свободы.

А федеральному судье Вячеславу Петровичу Новгородцеву большое спасибо за высокую оценку нашего труда и добрые слова в адрес редакции. В свою очередь, желаем ему и всем нашим читателям успехов и удачи в новом году. С Новым годом!


По жалобам о нарушении Статьи 2 Конвенции


Вопрос о праве человека на жизнь


По делу ставится вопрос о незаконности действий властей в случае смерти человека в центре административного задержания и обжалуется неэффективность расследования, проведенного по данному факту. По делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции.


Слимани против Франции
[Slimani - France] (N 57671/00)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


В отношении сожителя заявительницы, гражданина Туниса, проживавшего во Франции, и отца ее детей, властями Франции было издано распоряжение о постоянном запрете на въезд в страну и выдворении с территории Франции. Во исполнение этого распоряжения он был помещен под стражу в Центр административного задержания иностранцев "Марсель-Аренк". Ранее его несколько раз госпитализировали по психиатрическим показаниям, и поэтому ему был назначен прием сильнодействующих лекарственных препаратов. В Центре административного задержания отсутствовало круглосуточное медицинское обслуживание задержанных лиц, поэтому лекарственные препараты ему выдавались сотрудниками полиции, надзиравшими за задержанными лицами. На четвертый день своего пребывания в Центре сожитель заявительницы в двух случаях отказался от приема назначенных ему лекарств. Он был в крайне возбужденном состоянии. Врач его не осмотрел, поскольку в Центре не было собственной медицинской части и не имелось штатного медицинского персонала. Его состояние резко ухудшилось, он упал в обморок и, несмотря на быструю медицинскую помощь, оказанную вызванным в центр врачом, скончался.

Судебные власти по собственной инициативе быстро начали расследование происшествия с целью "установить причину смерти" этого лица. Были проведены многочисленные экспертизы, составлены экспертные заключения, проведены лабораторные анализы и получены показания очевидцев случившегося. По результатам расследования было установлено, что причиной смерти стал отек легких в острой форме. В отсутствие каких-либо признаков, указывающих на то, что смерть наступила в результате каких-либо уголовно наказуемых действий, следствие пришло к выводу о прекращении дальнейшего производства по делу. У заявительницы не было доступа к материалам расследования, и ее не информировали о его результатах, поскольку близкие родственники скончавшегося не допускаются к производству по установлению причин смерти.


Вопросы права


По поводу Статей 2 и 3 Конвенции, взятых отдельно и в увязке со Статьей 13 Конвенции. В своей жалобе в Европейский Суд заявительница поставила вопрос об ответственности властей за смерть ее сожителя и указала на ненадлежащие условия его содержания под стражей. Однако заявительница могла бы обратиться к следственному судье с заявлением о преступлении, выдвинув обвинение в совершении убийства, наряду с ходатайством о признании ее гражданским истцом по делу. Внутригосударственное средство правовой защиты в такой форме было ей доступно (см. статью 85 Уголовно-процессуального кодекса Франции); прибегнув к нему, заявительница могла - с разумной вероятностью на успех - добиться возмещения вреда, что касается ее жалоб. Таким образом, заявительница не выполнила обязанность исчерпать внутригосударственные средства правовой защиты, как это предусмотрено пунктом 1 Статьи 35 Конвенции* (* Согласно Статье 35 Конвенции, предписывающей условия приемлемости жалобы Европейским Судом, этот Суд может принять дело к рассмотрению "только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты"

(прим. перев.).). Европейский Суд пришел к выводу (пятью голосами "за" и двумя голосами "против"), что Суд не может рассматривать по существу жалобу заявительницы, что касается предположительного нарушения материально-правовой составляющей положений Статей 2 и 3 Конвенции.

С учетом смысловой близости между Статьей 13 и пунктом 1 Статьи 35 Конвенции Европейский Суд пришел к единогласному заключению, что по данному делу не было нарушения Статьи 13 Конвенции, взятой в увязке со Статьями 2 или 3 Конвенции.

По поводу процессуальной составляющей Статьи 2. Во всех случаях, когда в месте содержания под стражей при подозрительных обстоятельствах наступает смерть заключенного, Статья 2 Конвенции возлагает на власти, как только им становится известно о случившемся, обязанность провести по собственной инициативе "эффективное официальное расследование" с целью установить причины смерти человека, а также установить и наказать любых ответственных за это лиц. Расследование, начатое в настоящем деле с целью "установить причину смерти" сожителя заявительницы, было, в принципе, "официальным расследованием", которое могло привести к установлению и наказанию ответственных за смерть человека лиц.

Что же касается вопроса об эффективности расследования случаев смерти лица, содержащегося под стражей, наступившей при подозрительных обстоятельствах, то нельзя требовать от ближайших родственников скончавшегося, чтобы они сами проявляли инициативу и обращались бы к властям с официальным заявлением о преступлении или брали бы на себя ответственность за производство расследования. Из Статьи 2 Конвенции вытекает требование о том, чтобы ближайшие родственники скончавшегося заключенного автоматически допускались бы властями к следствию, начатому с целью установления причин смерти человека и лиц, ответственных за это. Нельзя требовать от ближайших родственников скончавшегося, чтобы они заблаговременно обращались бы к властям с официальным заявлением о преступлении. В настоящем деле заявительницу не допустили к расследованию, и она была вынуждена обратиться к властям с заявлением о преступлении и ходатайством о признании ее гражданским истцом по делу с тем, чтобы получить к нему доступ. Коротко говоря, в настоящем деле, поскольку заявительница не была автоматически допущена к расследованию, начатому с целью установления причин смерти ее сожителя, расследование, проведенное властями по данному делу, нельзя считать "эффективным" для целей применения норм Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд единогласно постановил, что ввиду такого вывода нет необходимости исследовать, были ли соблюдены требования процессуальной составляющей Статьи 3 Конвенции.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявительнице некую сумму компенсации в возмещение причиненного ей морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявительницы о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о праве человека на жизнь


По делу обжалуются факты предположительных задержания родственников заявителей по данному делу и внесудебной расправы с родственниками, совершенной российскими военнослужащими в Чечне, а также неадекватность расследования, проведенного властями по факту исчезновения родственников заявителей. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Уцаева и другие против России
[Utsayeva and others - Russia] (N 29133/03)


[Жалоба коммуницирована I Секцией]


Обстоятельства дела


Восемь заявителей являются родственниками пяти мужчин, которые, как утверждают заявители, в июне 2002 года были задержаны в своих домах в Чечне российскими военнослужащими. Заявители утверждают, подкрепив свои утверждения многочисленными письменными показаниями членов своих семей и соседей, что военнослужащие, в полной боевой выкладке и одетые в форму, ворвались в их дома с криками и, используя силу, забрали их родственников босыми, не дав им надеть верхнюю одежду. Заявители также утверждают, что во время этой операции их самих избили и подвергли жестокому обращению. У заявителей не было никаких вестей от родственников с момента их задержания; заявители также утверждают, что отсутствие каких-либо вестей от них порождает твердое предположение о том, что российские военнослужащие подвергли задержанных внесудебной расправе.

После задержания своих родственников заявители начали их активный поиск; они обращались в различные государственные учреждения и органы прокуратуры с просьбой провести расследование. Они получили мало существенной информации относительно предпринимаемых властями шагов по розыску пропавших родственников, а материалы дела постоянно передавались из районной прокуратуры в военную прокуратуру и обратно. Заявители не уверены, было ли производство по уголовному делу, возбужденному по факту исчезновения их родственников, приостановлено, или оно все еще продолжается. Несколько заявителей жалуются в Европейский Суд на то, что после того, как они обратились со своей жалобой в Суд, их подвергли запугиванию, избивали в собственных домах, конфисковали некоторые личные предметы, включая копию жалобы в Европейский Суд.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статей 2, 3, 5, 6, 8, 13 и 34 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о бесчеловечном или унижающем достоинство обращении с человеком


По делу ставится вопрос о правомерности продолжающегося лишения свободы заявителя в течение 40 лет после вынесения ему обвинительного приговора. Жалоба признана приемлемой.


Леже против Франции
[Leger - France] (N 19324/02)


Решение от 21 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


В 1966 году суд присяжных* (* Во Франции суды присяжных, к исключительной компетенции которых относится рассмотрение уголовных дел по обвинению в совершении тяжких преступлений, заседают посессионно в Париже и в каждом департаменте и имеют соответствующие названия (прим. перев.).) признал заявителя виновным и назначил ему наказание в виде лишения свободы пожизненно. После возбуждения дела в июле 1964 года ему была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Суд признал его виновным в похищении и убийстве ребенка. По делу имелись смягчающие вину обстоятельства. Суд присяжных не принял предложенную ему государственным обвинением квалификацию убийства, и обвинение не просило суд о назначении подсудимому какого-либо конкретного срока наказания. Заявитель признался в совершении преступлений, когда находился в полиции. Спустя десять месяцев после этого он отказался от признательных показаний, данных в полиции, и с того момента неуклонно настаивал на своей невиновности.

В 1979 году, по истечении 15 лет лишения свободы как испытательного срока для возможного условно-досрочного освобождения, заявитель получил юридическое право на условно-досрочное освобождение. Он обращался к властям с ходатайством об условно-досрочном освобождении, но всякий раз ему отказывали. Безуспешно он ходатайствовал и о помиловании. В 1999 году Совет по условно досрочному освобождению вынес решение об удовлетворении ходатайства заявителя об условно-досрочном освобождении. Решение Совета основывалось на экспертном заключении нескольких специалистов, в котором делались ссылки на пять предыдущих экспертных заключений, составленных девятью психиатрами. Судья, надзирающий за исполнением наказаний, составил параллельное заключение, которое основывалось на положительных результатах клинических исследований личности заявителя и принимало во внимание то обстоятельство, что родственники заявителя взяли на себя обязательство организовать ему жилье и устроить на постоянную работу.

Закон от 15 июня 2000 года изменил порядок условно досрочного освобождения лиц, осужденных к длительным срокам лишения свободы. Ввиду этого обстоятельства министр юстиции принял решение отклонить ходатайство заявителя об условно досрочном освобождении и применить по его делу новый порядок условно-досрочного освобождения. В соответствии с этим новым порядком были составлены два новых экспертных заключения, оба - в пользу условно досрочного освобождения заявителя. Власти, правомочные принимать решения по вопросам условно-досрочного освобождения, действуя в соответствии с новым порядком, в конце концов, в 2001 году отклонили ходатайство заявителя о его условно-досрочном освобождении. При этом властями было отмечено, в частности, что он отрицал свою вину в совершении преступлений, за которые он был осужден в 1966 году. В 2004 году заявитель, достигший 67-летнего возраста, начал отбывать сороковой год лишения свободы.

Заявитель жалуется в Европейский Суд на последовательную череду отказов удовлетворить его ходатайства об условно-досрочном освобождении и указывает Суду, что теперь продолжающееся лишение его свободы является произвольным и тенденциозным. При этом он добавляет, что без возможности досрочного освобождения отбывание назначенного ему срока наказания является тождественным пребыванию в "камере смертников".


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 3 и подпункта "а" пункта 1 Статьи 5 Конвенции. Европейский Суд изучит вопрос о соответствии положениям Конвенции продолжающегося лишения заявителя свободы с даты принятия французскими властями соответствующего решения в последней инстанции в 2001 году. Однако с учетом своей юрисдикции ratione temporis* (* Ratione temporis (лат.) - по причинам сроков; ввиду обстоятельств времени события. По общему правилу Европейский Суд принимает к рассмотрению жалобы относительно лишь тех фактов, которые имели место после момента вступления в силу Конвенции для государства, действия которого являются предметом жалобы (прим. перев.).) Европейский Суд примет во внимание продолжительность заключения заявителя, поскольку Конвенция вступила в силу в отношении Франции в 1974 году.


Вопрос о бесчеловечном обращении


По делу ставится вопрос о правомерности повторного лишения свободы осужденных, страдающих синдромом Вернике-Корсакова. Жалобы коммуницированы властям государства-ответчика.


Хюн против Турции
[Hun - Turkey](N 5142/04),


Эрен против Турции
[Eren - Turkey] (N 8062/04),


Эгилмез против Турции
[Egilmez - Turkey] (N 21798/04),


Кючюк против Турции
[Kucuk - Turkey] (N 21784/04)


[Жалобы коммуницированы III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители, даты рождения которых между 1965 и 1972 годами, были приговорены судом к различным срокам лишения свободы. Они объявили голодовку в знак протеста, в частности, против так называемых тюрем категории "F"* (* Статья 16 закона Турции о борьбе с терроризмом, принятого в 1991 году, предписывала создание в стране системы тюрем особо строгого режима - категории "F". Первые тюрьмы этой системы начали действовать в 2000 году. В такого рода тюрьмах вместо обычных общих камер на 20-30 человек предусмотрены камеры-изоляторы, рассчитанные на одного заключенного, максимум троих заключенных. Создание этих тюрем вызвало протест среди заключенных и правозащитных организаций Турции (прим. перев.).). Голодовка длилась так долго, что у заявителей развилось заболевание с потенциально необратимыми последствиями, известное как синдром Вернике-Корсакова, при котором поражаются главным образом мышцы и нервная система. Законодательство Турции предусматривает, что в тех случаях, когда исполнение наказания в виде лишения свободы может угрожать жизни осужденного, ему предоставляется отсрочка исполнения наказания. Институт судебно-медицинской экспертизы провел обследование заявителей. Основываясь на экспертных заключениях, подготовленных институтом, прокуратура вынесла постановление о временной отсрочке исполнения наказаний, назначенных заявителям. После проведения повторных обследований заявителей Институт судебно-медицинской экспертизы изменил свое заключение, сочтя, что состояние здоровья заявителей не было таковым, чтобы можно было бы обосновать отсрочки исполнения наказаний. В результате прокуратура отменила постановление о временной отсрочке исполнения наказаний и издала распоряжение о заключении заявителей под стражу. Медицинская ассоциация г. Стамбула подвергла публичной критике самые последние экспертные заключения института, утверждая, что эти заключения противоречат научным данным, подтверждающим серьезность заболевания. Ассоциация высказала сожаление по поводу поверхностного характера медицинских экспертиз, проведенных институтом, и по поводу отсутствия у этого государственного учреждения функциональной самостоятельности.

Во исполнение Правила 39 Регламента Европейского Суда* (* В соответствии с Правилом 39 Регламента Европейского Суда по прошению стороны в деле или любого другого заинтересованного лица либо по своей инициативе Европейский Суд вправе указать сторонам на предварительные (обеспечительные меры), которые следует предпринять в интересах сторон или надлежащего порядка производства по делу (главным образом - по воздержанию от выполнения обжалуемых действий государства). Уведомление о таких мерах направляется Комитету министров, и Европейский Суд вправе запросить у сторон информацию по любому вопросу, связанному с выполнением предложенной предварительной меры (прим. перев.).) властям Турции было предложено пока не заключать под стражу повторно двух заявителей.


Процессуальное действие


Жалобы коммуницированы властям государства-ответчика: жалобы N 5142/04, 21798/04 и 21784/04 - в отношении Статьи 3 Конвенции и N 8062/04 - в отношении Статей 3 и 5 Конвенции. Возражения государства-ответчика в связи с неисчерпанием (тремя заявителями) внутригосударственных средств правовой защиты были Европейским Судом отклонены. Жалобы подлежат рассмотрению в приоритетном порядке.

N.B. Тринадцать других аналогичных жалоб были коммуницированы в контексте Статей 2 и 3 Конвенции и пунктов 1 и 5 Статьи 5 Конвенции государству-ответчику в приоритетном порядке. Жалобы такого рода были предметом миссии по установлению фактов в сентябре 2004 года, в ходе которой комитет экспертов, назначенный Европейским Судом, провел медицинское обследование заявителей.


Вопрос о законности высылки из страны гражданина иностранного государства


По делу обжалуется высылка заявителей в Белоруссию, где они подвергаются опасности бесчеловечного обращения с ними со стороны властей за сделанные заявителями разоблачения коррупции в государственных органах. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Мацюхина и Мацюхин против Швеции
[Matsiukhina и Matsiukhin - Sweden] (N 31260/04)


Решение от 14 сентября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители - супружеская пара из Белоруссии, въехавшая на территорию Швеции в мае 2002 года и попросившая там убежище. Первая заявительница в свое время работала в молодежной организации, близко связанной с президентом Белоруссии; она утверждает, что обнаружила, что эта организация была вовлечена в незаконную экономическую деятельность, включая отмывание денег. Первая заявительница тогда обратила на это внимание высших должностных лиц органов внутренних дел Белоруссии, но, по ее словам, расследование по ее заявлению было вскоре прекращено. Она утверждает, что впоследствии предала гласности детали деятельности этой молодежной организации на публичных собраниях, в результате ее уволили с работы, в ее адрес поступили угрозы, и на нее нападали. Она также утверждает, что власти потребовали у нее не выезжать из страны, и позже у нее незаконным образом изъяли паспорт. Второй заявитель, ее муж, также столкнулся с проблемами после того, как его жена подвергла разоблачению противозаконную деятельность этой молодежной организации, и был вынужден закрыть свой бизнес.

Прошения супругов о предоставлении им убежища в Швеции были отклонены советом по делам иммигрантов, который издал распоряжение об их высылке из страны. Признав наличие трудной политической ситуации и авторитарного режима в Белоруссии, совет тем не менее счел, что общие условия в Белоруссии таковы, что оснований для предоставления убежища просителям не имеется. Кроме того, заявительница не сохранила копии документов, доказывавших противозаконную деятельность в системе государственных органов, а из медицинских справок, которые она представила совету, не усматривалось, что ей были причинены серьезные телесные повреждения.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 3 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 5 Конвенции


По жалобам о нарушениях подпункта "а" пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о законности содержания под стражей лица, осужденного компетентным судом


По делу ставится вопрос о правомерности передачи заявителя в другую страну для отбывания там наказания в соответствии с положениями Конвенции Совета Европы о передаче осужденных лиц притом, что в результате этой передачи заявителю предстоит отбывать более длительный срок лишения свободы. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Чошански против Швеции
[Csoszanski - Sweden] (N 22318/02)


Решение от 14 сентября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителю жалобы, гражданину Венгрии, в Швеции было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет; при этом суд издал распоряжение о высылке заявителя из страны. Он начал отбывать назначенное ему наказание в Швеции. Национальное управление исправительных учреждений и по вопросам пробации установило, что возможность воспользоваться правом на условно досрочное освобождение у заявителя появится в 2007 году. Впоследствии министерство юстиции потребовало передачи Чошански органам власти страны происхождения, Венгрии, согласно положениям Конвенции Совета Европы о передаче осужденных лиц. Заявитель не дал своего согласия на передачу в Венгрию и обжаловал это решение. Тем не менее в октябре 2003 года его перевели в венгерскую тюрьму. Венгерские суды назначили ему наказание в виде лишения свободы на срок 10 лет с отбыванием наказания в исправительном учреждении строгого режима и установили, что его условно-досрочное освобождение может состояться только после отбытия четырех пятых срока назначенного наказания. Заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что дата его возможного условно-досрочного освобождения, установленная в Венгрии, фактически означает продление срока наказания (по сравнению с тем, что предполагалось отбыть согласно сроку, установленному в Швеции).


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 5 Конвенции и ex propriu motu* (* Ex propriu motu (лат.) - по (его) собственному побуждению; по (его) собственному согласию (прим. перев.)) в отношении Статей 6 и 7 Конвенции.


Вопрос о законности содержания под стражей лица, осужденного компетентным судом


По делу ставится вопрос о правомерности продолжающегося лишения свободы заявителя в течение 40 лет после вынесения ему обвинительного приговора притом, что заявитель мог быть условно-досрочно освобожден еще 25 лет назад. Жалоба признана приемлемой.


Леже против Франции
[Leger - France] (N 19324/02)


Решение от 21 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 3 Конвенции).


По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции


По жалобам о нарушениях пункта 1 [гражданско-процессуальный аспект] Статьи 6 Конвенции


Вопрос о содержании прав и обязанностей гражданско-правового характера


По делу обжалуется длительность производства по делу частного обвинения в распространении клеветнических измышлений. Статья 6 Конвенции к данному делу применима.


Кушмирек против Польши
[Kucmierek - Poland] (N 10675/02)


Постановление от 21 сентября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Ирэна Пененжек против Польши
[Irena Pieniazek - Poland] (N 62179/00)


Постановление от 28 сентября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Каждый из двух заявителей возбудил в порядке частного обвинения дело по обвинению в клевете. Заявители жалуются в Европейский Суд на чрезмерную продолжительность производства по возбужденным ими делам.


Вопросы права


Извлечение из текста Постановления: "Европейский Суд, прежде всего, подтверждает вновь, что "гражданско-правовой" характер права на хорошую репутацию личности вытекает из установленных Судом норм прецедентного права. Далее Европейский Суд отмечает, что, хотя пункт 1 Статьи 6 Конвенции прямо не гарантирует право личности самому возбуждать уголовное преследование, таковое право возложено на заявителя польским законодательством с тем, чтобы позволить ему в судебном порядке защитить свою репутацию. Европейский Суд считает, что наличие спора в отношении "гражданского права" лица ["оспаривания в судебном порядке"] необязательно связано с наличием претензий денежного свойства. Что важно в таких случаях - это вопрос о том, будут ли иметь решающее значение для оспариваемого "гражданского права" результаты рассмотрения дела. В настоящем деле, несомненно, так оно и было, поскольку результаты рассмотрения возбужденного в порядке частного обвинения дела зависели от оценки судом существа жалобы заявителя на то, что обвиняемые выступили против него с нападками и причинили ущерб его хорошей репутации. Отсюда следует, что пункт 1 Статьи 6 Конвенции к настоящему делу применим".


Вопрос о праве человека на доступ к правосудию


По делу обжалуется невозможность возбудить процедуру судебной проверки законности решения комиссии по вопросам собственности. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Польский союз учителей против Польши
[Zwiazek Nauczycielstwa Polskiego - Poland] (N 42049/98)


Постановление от 21 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


В 1964 году объединение-заявитель приобрело на правах пользования недвижимость, которая была изъята Государственным казначейством Польши у одной религиозной организации. Решение о передаче недвижимости предусматривало, что по истечении срока пользования недвижимостью у объединения-заявителя будет право на возмещение расходов, понесенных в связи с любыми произведенными им строительными работами. В 1992 году местная комиссия по вопросам недвижимости, созданная в соответствии с законом 1989 года о взаимоотношениях между государством и Римско-католической церковью, приняла решение вернуть эту недвижимость религиозной организации и распорядилась, чтобы эта организация выплатила объединению-заявителю некую сумму средств в возмещение расходов на строительные работы. Объединение-заявитель обжаловало размер суммы, но комиссия по вопросам недвижимости постановила, что она не правомочна рассматривать какие-либо дополнительные претензии. Комиссия добавила, однако, что такое постановление не препятствует объединению-заявителю в соответствии с общими нормами закона обращаться в другие инстанции со своими требованиями.

Объединение-заявитель возбудило в суде иск против Государственного казначейства с требованием возместить невыплаченные расходы, и окружной суд назначил новую сумму компенсации. Обе стороны обжаловали решение окружного суда, а Апелляционный суд передал на рассмотрение Верховного суда Польши вопрос: исключал ли или нет закон 1989 года возможность передачи на рассмотрение суда по гражданским делам правопритязаний, вытекающих из решения комиссия по вопросам недвижимости о возврате собственности. Верховный суд постановил, что решение комиссии по вопросам недвижимости препятствует подаче гражданского иска против Государственного казначейства. В результате Апелляционный суд отменил решение окружного суда.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Комиссия по вопросам недвижимости осознавала, что размер указанной ей суммы возмещения расходов оспаривался объединением-заявителем, и у комиссии не было оснований разумно предполагать, что ее решением относительно этой суммы спор урегулировался на приемлемых для объединения-заявителя условиях или что у последнего не было никаких текущих претензий. В действительности комиссия прямо указала, что никакие обстоятельства не препятствуют реализации права объединения-заявителя на последующее предъявление своих требований в соответствии с общими нормами закона; таким образом, объединение-заявитель правомерно предполагало, что оно вправе предъявить иск Государственному казначейству в судах по гражданским делам. Окружной суд подтвердил это, когда вынес свое решение о компенсации. Спор был поэтому реальный и серьезный. Постановлением Верховного суда объединение-заявитель было лишено возможности предъявить такой иск. При этом Верховный суд не указал, что иск может быть предъявлен против религиозной организации. Ввиду этого обстоятельства объединение-заявитель было лишено каких-либо процессуальных возможностей отстоять свои права.

Европейскому Суду не было со всей убедительностью доказано, что таковое серьезное ограничение прав может быть оправдано целью защиты государства от финансовых правопритязаний, вытекающих из актов отчуждения собственности, имевших место в прошлом. В течение ряда лет объединение-заявитель понесло значительные расходы, и ограничение доступа объединения-заявителя в суд по вопросу о возмещении понесенных им расходов должно считаться непропорциональной мерой государства. Объединение-заявитель было введено в заблуждение относительно своих возможностей предъявлять требования в суд, и со всей разумностью можно предполагать, что, знай объединение-заявитель о невозможности отстоять свои интересы в судебном порядке, оно более энергично настаивало бы на своих требованиях в комиссии по вопросам собственности.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд единогласно постановил, что нет необходимости исследовать жалобу объединения-заявителя в контексте Статьи 13 Конвенции.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить объединению-заявителю компенсацию в размере 10 тысяч евро в возмещение причиненного ему вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о праве человека на разбирательство дела в разумный срок


Вопрос об исчислении сроков производства по делу с учетом того, что по делу несколько раз возбуждалось надзорное производство.


Маркин против России
[Markin - Russia] (N 59502/00)


Решение от 16 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителя обвинили в том, что при прохождении таможенного досмотра он предъявил на ввозимый им в страну автомобиль подложные документы; в результате автомобиль был конфискован властями. В мае 1997 года заявитель обратился в суд с жалобой против этой меры, но его жалоба была отклонена районным судом. В марте 1999 года, после рассмотрения жалобы заявителя в надзорном порядке, было принято решение в пользу заявителя. Однако в июле 1999 года это решение было отменено. Производство по делу завершилось принятием решения, которым оставлялось в силе принятое в июне 2000 года решение об отмене первоначального решения. Однако в новом раунде надзорного производства, возбужденного в 2002 году, законность и обоснованность решения, которым удовлетворялась жалоба заявителя, были подтверждены вновь. Тем не менее, судя по материалам дела, автомобиль не был возвращен заявителю.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции (вопрос о разумности сроков производства по делу). Периоды времени, которые надлежит принимать в данном случае во внимание, это те, когда дело находилось непосредственно в производстве судов, а не весь отрезок времени между началом и окончанием производства в целом, поскольку он не отражает действительный срок, в течение которого суды страны определяли гражданские права заявителя. Таким образом, период времени, который надлежит принимать в данном случае во внимание - это один год, один месяц и шесить дней; именно в течение этого срока дело три раза рассматривалось по существу, и не было существенных периодов бездействия судов по делу. Жалоба признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 [уголовно-процессуальный аспект] Статьи 6 Конвенции


Вопрос о праве человека на рассмотрение его дела беспристрастным судом


По делу обжалуется предположительное подстрекательство полицейскими к совершению преступления. Жалоба признана неприемлемой.


Компания "Еврофинаком" против Франции
[Eurofinacom - France] (N 58753/00)


Решение от 7 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Компания-заявитель - компания, владеющая и эксплуатирующая центр обмена сообщениями в открытом доступе в телекоммуникационной сети, известный как "Минитель" [Minitel]* (* Французский аналог сети Интернет, первоначально разработанный только для связи между американскими университетами, научными центрами и военными. Не выдержав конкуренции с Интернетом, "Минитель" так и осталась национальной телекоммуникационной сетью во Франции (прим. перев.).). Подозревая, что возможности центра используются проститутками для поисков потенциальных клиентов и установления с ними контакта, прокуратура распорядилась провести предварительное расследование функционирования этого сетевого центра. Проводя расследование, сотрудники полиции через Интернет зашли на сайт центра сообщений, которым владеет компания-заявитель. На доске объявлений они обнаружили предложения, размещенные проститутками. Действуя под псевдонимами, сотрудники полиции ответили на некоторые сообщения, запросив при этом более конкретную информацию о ставках оплаты услуг проституток. В ответ на запросы они через сервер получили конкретную информацию о ставках каждой из запрошенных ими проституток. Подозрения властей были тем самым подтверждены. Поскольку пособничество проституции, оказание содействия лицам, занимающимся проституцией, и извлечение доходов от занятия проституцией другим лицом образуют состав преступления, был поставлен вопрос о привлечении к уголовной ответственности компании "Еврофинаком" как юридического лица. Директор компании, который одновременно являлся ее поверенным в юридических делах, был привлечен к уголовной ответственности по обвинению в извлечении доходов от занятия проституцией другими лицами.

Судебные власти назначили нового адвоката для защиты компании-заявителя (поскольку титульный адвокат компании сам был привлечен к ответственности), однако собрание акционеров компании приняло решение назначить адвокатом другое лицо. Суд постановил, что решение о том, кто именно будет адвокатом компании в суде, принятое судебными властями, имеет преимущественное значение перед решением акционеров, и подтвердил назначение, сделанное судебными властями; компания-заявитель, таким образом, в суде первой инстанции была представлена адвокатом, которого она себе сама не выбирала.

Суд признал компанию-заявителя виновной, обосновывая свой приговор преимущественно на показаниях различных проституток, которые признали в суде, что часто использовали сетевой центр обмена сообщениями "Минитель", принадлежащий компании-заявителю, для привлечения клиентов и установления с ними контактов. Суд затем в приговоре сослался на рапорты, составленные сотрудниками полиции в тот день, когда они запросили через сетевой центр информацию о ставках оплаты услуг проституток. Суд постановил, что функционирование телематической службы, выступающей посредником между двумя лицами, одно из которых занимается проституцией, а другое платит ему за это, образует состав преступления - извлечение доходов от занятия проституцией другими лицами. Как оператор сервера "Минитель", с помощью которого осуществлялась связь между лицами для целей проституции, компания-заявитель как юридическое лицо была признана виновной в совершении указанного преступления. Компании было предписано выплатить штрафы и компенсацию.

Компания-заявитель обжаловала приговор суда первой инстанции. Поверенный в юридических делах, назначенный пайщиками компании-заявителя, получил полномочия представлять компанию в суде апелляционной инстанции. Этот поверенный выбрал нового адвоката для защиты компании-заявителя. Приговор по уголовному делу был оставлен в силе вышестоящим судом. Жалоба компании-заявителя по вопросам права была отклонена.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции. Право каждого лица защищать себя через посредство выбранного им самим защитника не является абсолютным: "существенные и достаточные" основания, имеющие отношение к интересам отправления правосудия, могут быть причиной назначения адвоката даже вопреки желаниям обвиняемого. Главное соображение, которым в таком случае должно руководствоваться государство, это, чтобы обвиняемый был бы обеспечен "реальной и эффективной" защитой. Хотя компания-заявитель в суде первой инстанции и не имела возможности быть представленной адвокатом по собственному выбору, она не утверждала, что адвокат, который был ей назначен, выполнял свои функции ненадлежащим образом, и в деле нет никаких указаний на то, что назначение этого адвоката отрицательным образом сказалось на защите компании. Компания-заявитель впоследствии в суде апелляционной инстанции была представлена адвокатом по собственному выбору, в независимом суде, который рассмотрел дело в целом, то есть как с точки зрения фактов, так и с точки зрения права; затем этот же адвокат представлял интересы компании и в Кассационном суде Франции* (* Во Франции Кассационный суд возглавляет систему судов общей юрисдикции и, по сути, является верховным судом страны (прим. перев.)). Коротко говоря, во всем производстве по делу во всех судебных инстанциях не усматривается нарушения требований Статьи 6 Конвенции.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции (вопрос о том, что сотрудники полиции действовали под псевдонимами, когда они посредством телематического сервера вступили в контакт с проститутками и добились предложения услуг проституток; действия полицейских были направлены на выявление преступления - извлечение доходов от занятия проституцией другими лицами). Действительно, оперативные сотрудники полиции в некоторой степени внесли свой вклад в совершение преступления, фигурирующего по данному делу, в том смысле, что они зашли на сайт центра обмена сообщениями "Минитель" и отчасти их действия послужили основой привлечения компании-заявителя к уголовной ответственности за извлечение доходов от занятия проституцией другими лицами. Однако верно и то, что до того, как сотрудники полиции предприняли эти действия, у полиции уже была информация, позволявшая им предполагать, что проститутки пользовались сервером компании-заявителя для установления контактов с потенциальными клиентами. Кроме того, сотрудники полиции действовали в рамках предварительного расследования, о начале которого распорядилась прокуратура, под надзором которой они проводили это расследование. Наконец - и это весьма важно для правильной оценки дела - обвинительный приговор в отношении компании-заявителя основывался преимущественно на показаниях проституток, которые признали, что пользовались сервером для знакомств с клиентами. Этот факт весомее того обстоятельства, что сотрудники полиции в ходе проводимого ими расследования добивались предложений проституток об интимных услугах.

Коротко говоря, хотя верно то, что сотрудники полиции действительно добивались предложений проституток об интимных услугах, строго говоря, эти сотрудники не подстрекали к совершению преступления, поскольку извлечение доходов от занятия проституцией другими лицами, в совершении которого была обвинена компания-заявитель, является длящимся преступлением, и поэтому оно уже совершалось, когда сотрудники полиции производили свои действия. Это преступление вменялось в вину не проституткам, которые предложили свои интимные услуги сотрудникам полиции в ходе проводимого ими расследования, а самой компании-заявителю. Жалоба по данному пункту признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 7 Конвенции. Компания-заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что, когда было совершено вменявшееся ей преступление, законодательство Франции не предусматривало уголовной ответственности за преступление, выражающееся в извлечении доходов от занятия проституцией другими лицами. С учетом того, что норма, предусматривающая уголовную ответственность за такое преступление, была включена в Уголовный кодекс Франции позже, компания-заявитель полагает: по ее делу закону, ухудшающему положение обвиняемого, судом была придана обратная сила. Статья 7 Конвенции не воспрещает постепенное разъяснение норм уголовной ответственности за совершение какого-либо преступления путем судебного толкования от дела к делу "при условии, что результаты такого толкования будут соответствовать характеру преступления и будут в разумной степени предсказуемы".

Во-первых, из формулировок норм Уголовного кодекса, действовавших в рассматриваемый по делу период времени, явствует, что парламент страны стремился к полному запрету всех форм посредничества между лицами, занимающимися проституцией, и их клиентами. Тот факт, что парламент впоследствии в законе предусмотрел усиление наказания за посредничество между лицами, занимающимися проституцией и их клиентами, в случае посредничества "путем использования телекоммуникационных сетей", еще не означает, что до такого нововведения невозможно было привлечь субъекта к уголовной ответственности, если предположительный посредник использовал телекоммуникационные сети.

Во-вторых, от компании-заявителя, на профессиональной основе действующей в телекоммуникационном секторе, можно было ожидать, что она в должной мере оценит риски, связанные с такого рода профессиональной деятельностью. Особенно от нее следовало этого ожидать ввиду контракта, который она заключила с телефонной компанией-оператором. В этом контракте компания-заявитель взяла на себя обязательство осуществлять постоянный контроль над информацией сайта, предлагаемой публике с тем, чтобы удалять еще до распространения любые сообщения, которые могут вступать в противоречие с действующими законами и подзаконными нормативными актами; нормы Уголовного кодекса, устанавливающие уголовную ответственность за извлечение доходов от занятия проституцией другими лицами, пространно цитировались в тексте контракта, подписанного компанией-заявителем, в пункте контракта, озаглавленном "извлечение доходов от занятия проституцией другими лицами".

Таким образом, компания-заявитель, директор которой знал, что лица, занимающиеся проституцией, использовали сервер для вступления в контакт с потенциальными клиентами, должна была осознавать, что в рассматриваемый по делу период времени компании грозил риск быть привлеченной к уголовной ответственности по обвинению в извлечении доходов от занятия проституцией другими лицами. Жалоба по данному пункту признана явно необоснованной.


По жалобам о нарушениях подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о праве обвиняемого на защиту с помощью адвоката


По делу обжалуется предположительное отсутствие адвоката-защитника заявителя в течение части судебного разбирательства, а также тот факт, что суд не назначил замену этому адвокату. Жалоба признана приемлемой.


Балью против Албании
[Balliu - Albania] (N 74727/01)


Решение от 27 мая 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Дело заявителя, которому были предъявлены обвинения в совершении умышленного убийства и участии в деятельности вооруженной банды, было рассмотрено в окружном суде, и ему было назначено наказание в виде лишения свободы пожизненно. В своей жалобе в Европейский Суд он утверждает, что его адвокат не оказывал ему юридической помощи на нескольких слушаниях в суде, включая те, на которых были допрошены свидетели обвинения, вызванные в суд прокуратурой, а также те, на которых стороны выступали с заключительным словом. Заявитель утверждает также, что он ходатайствовал перед судом о назначении ему адвоката, но не получил на свое ходатайство никакого ответа.

Государство-ответчик оспаривает данную версию событий и утверждает, что производство по делу в суде первой инстанции несколько раз откладывалось ввиду неявки адвоката заявителя по неизвестным причинам. Заявителю тогда предлагали назначенного судом адвоката, но Балью от этой возможности отказался. Рассмотрение дела поэтому продолжалось при участии заявителя, но в отсутствие какого-либо адвоката. Жалобы заявителя на приговор суда со ссылками на то, что он был лишен справедливого судебного разбирательства в нарушение его права на помощь адвоката и права вызывать свидетелей защиты, были отклонены Апелляционным и Верховным судами. Затем Балью обратился с жалобой в Конституционный суд, но жалоба была признана этим судом неприемлемой как "неподведомственная".


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 6 Конвенции. Конституционный суд Албании был правомочен исследовать жалобы заявителя в том числе и на предположительное нарушение права человека на справедливое судебное разбирательство. Таким образом, жалоба Балью, заявленная по конституционным основаниям, может считаться средством правовой защиты, подлежащим исчерпанию для подачи жалобы в Европейский Суд. В таком случае Верховный суд не принимал решения, которое может считаться окончательным, как утверждает государство-ответчик, и жалоба заявителя была подана в пределах шестимесячного срока, установленного для подачи жалобы в Европейский Суд* *( Согласно условиям принятия Европейским Судом жалоб к производству, установленным Статьей 35 Конвенции, Суд может принять дело к рассмотрению только в течение шести месяцев со дня вынесения национальными органами окончательного решения по делу (прим. перев.).) .


Вопрос о праве обвиняемого на защиту с помощью выбранного им адвоката


По делу ставится вопрос о неправомерности юридического представительства в суде первой инстанции интересов обвиняемого адвокатом, которого этот обвиняемый сам не выбирал. Жалоба признана неприемлемой.


Компания "Еврофинаком" против Франции
[Eurofinacom - France] (N 58753/00)


Решение от 7 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 Статьи 6 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 7 Конвенции


Nullum Crimen Sine Lege* (* Nullum crimen sine lege (лат.) - нет преступления без предусматривающего его закона (прим. перев.).)


По делу ставится вопрос о предсказуемости норм закона относительно уголовной ответственности. Жалоба признана неприемлемой.


Компания "Еврофинаком" против Франции"
[Eurofinacom - France] (N 58753/00)


Решение от 7 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 Статьи 6 Конвенции.)


Nullum Crimen Sine Lege


По делу ставится вопрос о предсказуемости правил, в соответствии с которыми производитель табачной продукции должен размещать на пачках сигарет предупреждение о вреде курения. Жалоба признана неприемлемой.


Делбос и другие против Франции
[Delbos and others - France] (N 60819/00)


Решение от 16 сентября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители - руководители производства или главные должностные лица компаний, входящих в группу компаний "Филип Моррис". Эти компании производят различные сорта сигарет и продают их во Франции. В рассматриваемый по делу период времени на пачках сигарет, которые они продавали во Франции, имелась предупредительная надпись: "Курение наносит серьезный вред здоровью". Такая надпись наносилась на пачки сигарет в соответствии с законодательством и правилами, принятыми во исполнение Директивы 89/622/EEC Совета Европейских Сообществ о маркировке упаковок табачных изделий. Однако в данном случае упомянутой фразе предшествовала фраза "В соответствии с законом N 91-32". Этот закон перенес текст вышеупомянутой директивы в нормы французского законодательства и установил правила - в контексте норм Кодекса здравоохранения - относительно включения такого рода предупредительных надписей на пачки сигарет, продаваемые во Франции. Эти правила не предусматривали возможность упоминания закона N 91-32 на пачках сигарет. Директива Совета Европейских Сообществ оставляла на усмотрение каждого государства-члена вопрос, включать или нет упоминание такого рода на пачках сигарет, продаваемых на его территории.

Французские суды сочли, что, предваряя обязательную предупредительную надпись "Курение наносит серьезный вред здоровью" фразой "В соответствии с законом N 91-32", заявители изменили текст обязательной предупредительной надписи. Любое же изменение текста обязательной предупредительной надписи представляет собой нарушение норм Кодекса здравоохранения. Заявители утверждали в суде, что нормы Кодекса здравоохранения имеют в виду только запрет на невоспроизведение обязательной надписи "Курение наносит серьезный вред здоровью" и, привлекая к судебной ответственности за дополнительную фразу к этой надписи, суды Франции нарушают принцип строгого толкования уголовного закона и принцип правовой определенности. Заявители были признаны судом виновными в нарушении норм законодательства о правилах маркировки пачек сигарет, и им было назначено наказание в виде штрафа.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 7 Конвенции. Европейский Суд установил: из формулировок соответствующего законодательства Франции вытекает, что предупредительная надпись "Курение наносит серьезный вред здоровью" должна воспроизводиться на всех пачках сигарет полностью и без каких-либо изменений. Как невоспроизведение этой надписи, так и внесение изменений в ее текст четко образуют состав правонарушения. Однако необходимо установить при этом, могли ли заявители предвидеть, что простое добавление к обязательной надписи фразы "В соответствии с законом N 91-32" может быть расценено как внесение изменения в эту обязательную надпись. Национальный комитет против табакокурения [ComitJ National Contre le Tabagisme] предупредил заявителей о недопустимости внесения изменения в обязательную надпись, и, когда заявители отказались изменить оспариваемое оформление пачек сигарет, против них было возбуждено производство об издании судебного запрета на распространение пачек сигарет с измененной обязательной надписью. Надо сказать, что вопрос, поднятый в настоящем деле, так и не был решен высшим судом страны, компетентным решать подобного рода дела. Тем не менее Статья 7 Конвенции не воспрещает постепенное разъяснение норм уголовной ответственности за совершение какого-либо преступления путем судебного толкования от дела к делу "при условии, что результаты такого толкования будут соответствовать характеру преступления и будут в разумной степени предсказуемы".

В настоящем деле Кодекс здравоохранения четко указывал на то, какой текст должна содержать предупредительная надпись на пачках сигарет, и Франция не прибегла к варианту ссылки в этой надписи на закон, как предлагалось Директивой Совета Европейских Сообществ. Французский суд мог на полных основаниях заключить, что дополнение обязательной надписи ссылкой на закон на пачке сигарет тождественно изменению текста обязательной предупредительной надписи о вреде курения и тем самым образует состав правонарушения. Соответственно, Европейский Суд считает, что толкование законодательства, к которому прибег суд, было предсказуемо для целей применения норм Конвенции, особенно, что касается опытных предпринимателей, имеющих привычку проявлять значительную предусмотрительность при выполнении своих задач, и они были вполне способны тщательно оценить риски, связанные со своими действиями. Жалоба признана явно необоснованной.


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Вопрос о праве человека на уважение его частной жизни


По делу обжалуется отказ властей выдать разрешение на перенос урны с прахом из одного места погребения на другое. Жалоба признана приемлемой.


Элли Полухас Доодзбо против Швеции
[Elli Poluhas Dodsbo - Sweden] (N 61564/00)


Решение от 31августа 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Муж заявительницы, который скончался после того, как прожил со своей супругой и детьми в одном и том же городе 25 лет, был похоронен на городском кладбище в семейном захоронении. Заявительница впоследствии уехала из того города, чтобы жить ближе к детям. Позже она попросила у властей разрешение перенести урну с прахом ее мужа в захоронение ее семьи на кладбище в Стокгольме, где она хотела быть похороненной после собственной смерти. Власти и суды отказали ей в этой просьбе. Исходя из положений закона "О захоронениях", административный суд лена* (* Лен - административно-территориальная единица Швеции (прим. перев.).) вынес решение отклонить просьбу заявительницы на тех основаниях, что у ее мужа при жизни со Стокгольмом не было более тесной связи, чем с тем городом, на кладбище которого он был похоронен, а также потому, что не было особых причин тревожить мир его праха. После своей смерти заявительница была похоронена в семейном захоронении на кладбище в Стокгольме.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции.


Вопрос о праве человека на уважение его семейной жизни


По делу ставится вопрос о неправомерности лишения человека родительских прав как автоматического следствия назначения наказания в виде лишения свободы. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Сабу и Пиркалаб против Румынии
[Sabou и Pircalab - Romania] (N 46572/99)


Постановление от 28 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Первый заявитель, журналист, был осужден по обвинению в уголовно-наказуемом распространении клеветнических измышлений, и ему были назначены наказание в виде лишения свободы сроком на десять месяцев, а также дополнительное наказание, предусмотренное статьями 71 и 64 Уголовного кодекса, взятыми вместе, а именно: лишение его среди прочего родительских прав на срок отбывания основного наказания в виде лишения свободы.

Выдержка из текста Постановления по делу (по поводу Статьи 8 Конвенции): "Европейский Суд отмечает, прежде всего, что запрет на осуществление родительских прав, наложенный в отношении первого заявителя, приравнивается к вмешательству государства в реализацию им права на уважение го семейной жизни <...> Остается вопрос, преследовал ли этот акт вмешательства законную цель государства. В этой связи Европейский Суд отмечает, что, по мнению государства-ответчика, целью государства было обеспечить безопасность, нравственность несовершеннолетних и их возможность получить образование. Европейский Суд указывает, что по делам такого рода главное соображение, которым должно руководствоваться государство, - это наилучшие интересы ребенка. Интересы ребенка должны превалировать над всеми другими соображениями, и что только особо недостойное поведение лица может стать основанием для лишения его родительских прав в наилучших интересах ребенка.

Европейский Суд отмечает, что по данному делу преступление, за которое был осужден заявитель, было абсолютно не связано с вопросами осуществления осужденным его родительских обязанностей, и что ни разу не было сделано обвинение в его адрес по поводу того, что он не заботится о своих детях или плохо с ними обращается. Европейский Суд отмечает что, в соответствии с законодательством Румынии запрет на осуществление родительских прав применяется властями автоматически и негибко в качестве дополнительного наказания, назначаемого любому лицу, осуждаемому к лишению свободы, без осуществления в таких случаях судебного надзора, учета характера преступления, за совершение которого осуждается лицо, и интересов ребенка. Соответственно, такое дополнительное наказание представляет собой, скорее, моральную санкцию, направленную на то, чтобы покарать осужденное лицо, а не меру по защите интересов ребенка.

С учетом этих обстоятельств Европейский Суд считает, что государство-ответчик не доказало, что лишение первого заявителя родительских прав в абсолютном смысле и в смысле применения закона соответствовало какому-либо первостепенному требованию соблюсти интересы ребенка и что оно преследовало законную цель государства, а именно: обеспечить безопасность, нравственность несовершеннолетних и их возможность получить образование.

Из вышесказанного следует, что по делу имело место нарушение Статьи 8 Конвенции в отношении первого заявителя".


По жалобам о нарушениях Статьи 11 Конвенции


Вопрос о праве человека на свободу объединения с другими


По делу обжалуется отказ властей признать профсоюз, организованный служащими местной администрации; отказ был мотивирован тем, что государственные гражданские служащие ввиду своего статуса не вправе объединяться в профсоюзы. Жалоба признана приемлемой.


K.D. и V.B. против Турции
[K.D. и V.B. - Turkey] (N 34503/97)


Решение от 23 сентября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители - член и председатель (соответственно) профсоюза муниципальных служащих "Тюм Бель-Сен" [Thm Bel-Sen], организованного в 1990 году. Отделение профсоюза заключило коллективный договор об условиях труда с муниципалитетом. Поскольку этот муниципалитет не выполнил свои обязательства, предусмотренные договором, первый заявитель, действуя в качестве представителя отделения профсоюза, обратился в 1993 году с иском в суд против муниципалитета. Ввиду того, что решение суда первой инстанции было вынесено в пользу профсоюза, муниципалитет обжаловал его в Кассационном суде. Последний отменил это решение, и дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции; тот вновь вынес решение в пользу профсоюза. Кассационный суд отменил и это решение. Кассационный суд при этом постановил, что отделение профсоюза, членами которого являлись заявители, не было юридическим лицом, и поэтому не мог заключать коллективный договор, поскольку закон прямо не разрешал государственным служащим создавать собственные профсоюзы. Эти события происходили в период между 1972-1997 годами, когда законодательство не содержало никаких положений относительно права государственных служащих создавать собственные профсоюзы. До даты принятия оспариваемых по делу актов закон предусматривал, что государственным служащим было разрешено учреждать собственные профсоюзы. Новый текст закона отменил эту норму в 1972 году. Разрешение государственным служащим создавать собственные профсоюзы было возобновлено в 1997 году.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 14 Конвенции в увязке со Статьей 11 Конвенции.


Вопрос о праве человека на свободу объединения с другими


По делу обжалуется запрет властей на создание объединения граждан, цель которого - опорочить государственное учреждение. Жалоба признана неприемлемой.


W.P. и другие против Польши
[W.P. and others - Poland] (N 42264/98)


Решение от 2 сентября 2004 г. [вынесено III Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 17 Конвенции.)


По жалобе о нарушении Статьи 13 Конвенции


Вопрос о доступности эффективных внутригосударственных средств правовой защиты


По делу ставится вопрос о доступности эффективного средства правовой защиты в отношении факта смерти человека, содержавшегося под стражей.


Слимани против Франции
[Slimani - France] (N 57671/00)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 2 Конвенции.)


По жалобе о нарушении Статьи 14 Конвенции


Вопрос о соблюдении запрета дискриминации (в контексте Статьи 8 Конвенции)


По делу обжалуется законность возложения властями ограничений на трудоустройство бывших сотрудников КГБ. По делу допущено нарушение требований Статьи 14 Конвенции.


Сидабрас и Дзяутас против Литвы
[Sidabras и Dziautas - Lithuania] (N 55480/00 и 59330/00)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


В советский период заявители занимали должности в КГБ. После провозглашения независимости Литвы в 1990 году, первый заявитель нашел себе работу в качестве налогового инспектора, а второй заявитель поступил на работу в прокуратуру. В 1999 году, на основании закона об ограничениях в приеме на работу бывших сотрудников КГБ они были уволены со своих должностей. Оба заявителя обратились в суд с жалобами на увольнения. По делу первого заявителя суды постановили, что он не вправе воспользоваться исключениями из правил об ограничениях в приеме на работу бывших сотрудников КГБ. Что же касается второго заявителя, то суд первой инстанции установил, что такие исключения применимы в его случае, и он должен быть восстановлен на работе. Однако вышестоящий суд впоследствии отменил это решение. В соответствии с указанным законом бывшим сотрудникам КГБ запрещено в течение 10 лет со дня вступления в силу этого закона занимать должности в государственном секторе и некоторые должности в частном секторе. Заявители жалуются в Европейский Суд на то, что запрет, наложенный в их отношении и препятствующий им до 2009 года найти работу в различных сферах частного сектора, является дискриминационным.


Вопросы права


По поводу Статьи 14 в увязке со Статьей 8 Конвенции - вопрос о применимости к делу данных норм Конвенции. Обращение государства с заявителями было иное, чем с остальными гражданами Литвы, которые в КГБ не работали. Применение норм указанного закона отрицательно сказалось на возможностях заявителей заниматься различными видами профессиональной деятельности и развивать отношения с внешним миром. С учетом того, что ограничения на прием на работу бывших сотрудников КГБ предусмотрены законом в широком спектре, что имеет весомые последствия на "частной жизни" заявителей, по данному делу Статья 14 Конвенции применима в увязке со Статьей 8 Конвенции.

Вопрос о соответствии мер, предпринятых государством, положениям Конвенции. Принимая указанный закон, власти Литвы стремились избежать повторения прошлого своей страны, и Европейский Суд поэтому принимает ту идею, что введение ограничений на прием на работу бывших сотрудников КГБ преследовало законные цели государства в деле охраны национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны и защиты прав и свобод других лиц. Однако что касается вопроса о пропорциональности оспариваемых по делу мер, даже если исходить из предположения, что заявители не проявляют лояльность по отношению к государству (как это утверждает государство-ответчик), то Европейскому Суду не было со всей убедительностью доказано, что лояльность служащего по отношению к государству является непременным условием работы в частной компании, как это является необходимым, когда лицо работает в органе государственной власти. Таким образом, с точки зрения Конвенции, ограничения, возлагаемые государством на прием на работу в частной компании, являются необоснованными. Кроме того, указанный закон Литвы не содержит никаких указаний на конкретные должности, функции или задачи, которые для заявителей являются запретными. Законодательная схема регулирования данного вопроса тем самым может считаться как не содержащая гарантий, необходимых для того, чтобы избежать дискриминации в применении закона; не гарантируется и адекватный судебный контроль за реализацией положений об ограничениях на прием на работу. Запоздалое вступление в силу закона об ограничениях в приеме на работу бывших сотрудников КГБ, вылившееся в то, что заявителей подвергли ограничениям в выборе профессии спустя 13 и 9 лет, соответственно, после того, как они прекратили свою работу в КГБ, также является фактором, который Европейский Суд должен принять во внимание, давая свою оценку пропорциональности мер, предпринятых государством по настоящему делу. В данных обстоятельствах запрет, ограничивающий трудоустройство заявителей в различных сферах частного сектора, является мерой, непропорциональной преследуемой государством цели.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в данном вопросе допущено нарушение требований Статьи 14 Конвенции (принято пятью голосами "за" и двумя голосами "против").

По поводу Статьи 10 Конвенции. Европейский Суд не счел, что увольнение заявителей с работы или ограничения в трудоустройстве, возложенные на них, были результатом взглядов, которых они придерживались во время или после своей работы в КГБ; эти меры, скорее, имели отношение к характеру их прежней работы. Поэтому их право на свободное выражение мнений в данном случае ограничениям не подвергалось.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу в этом вопросе требования Статьи 10 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить каждому заявителю компенсацию в размере семи тысяч евро в возмещение причиненного им вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По жалобе о нарушении Статьи 17 Конвенции


Вопрос о запрете заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в Конвенции


По делу обжалуется запрет властей на создание объединения граждан, мотивировавшийся тем, что уставные цели такого объединения недопустимы. Жалоба признана неприемлемой.


W.P. и другие против Польши
[W.P. and others - Poland] (N 42264/98)


Решение от 2 сентября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители проявили желание создать различные объединения граждан и направляли соответствующие предложения властям. Одно из таких объединений называлось "Преследуемые служащие министерства внутренних дел", основной целью которой должно было бы стать выявление случаев репрессий внутри этого министерства. Другое объединение, создание которого предлагалось заявителями, называлось "Преследуемые сотрудники полиции и учителя", а третье - "Польские жертвы большевизма и сионизма", цель которого среди прочего состояла в том, чтобы ликвидировать привилегии евреев и остановить преследование поляков. Власти обратились в суды с ходатайством о принятии решения, запрещающего создание подобного рода объединений. Во всех трех случаях суды запретили их создание. Что касается первого объединения, то суды основывали свой запрет тем, что цели объединения не соответствовали соответствующим нормам закона, а также потому, что название объединения предполагало наличие преследований внутри министерства внутренних дел, что являлось клеветой на государственное учреждение. Что же касается третьего объединения, то суды установили: все цели объединения, изложенные в предложении о его создании, за исключением одной, были либо незаконными, либо нереалистичными.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 11 Конвенции.

(i) Пункт жалобы, представленной в Европейский Суд, касающийся вопроса о запрете на создание "Объединения польских жертв большевизма и сионизма", был отклонен Европейским Судом на основании Статьи 17 Конвенции. При этом Европейский Суд согласился с доводами государства-ответчика о том, что некоторые соображения, изложенные в предложении о создании этого объединения, которые касаются преследования поляков еврейским меньшинством населения страны и неравенства прав двух национальностей, можно расценивать как проявление возрождения антисемитизма. Кроме того, расистские позиции заявителей просматривались и в антисемитской настроенности некоторых представлений заявителей Европейскому Суду. Имеется достаточно доказательств, свидетельствующих о том, что заявители пытаются использовать положения Статьи 11 Конвенции для занятия деятельностью, противоречащей букве и духу Конвенции. Таким образом, исходя из положений Статьи 17 Конвенции, заявители не вправе ссылаться на Статью 11 Конвенции для обжалования запрета на создание этого своего объединения.

(ii) Что касается запрета на создание "Объединения преследуемых служащих министерства внутренних дел", то в данном случае акт вмешательства государства в осуществление заявителями права на свободу объединения был "предусмотрен законом" и преследовал законную цель охраны "национальной безопасности" и защиты "прав и свобод других лиц". С учетом определенной свободы усмотрения, которой пользуются государства в регламентации прав и свобод человека, и оснований, по которым суды страны приняли свое решение о запрете на создание этого объединения, запрет может считаться как мера, "необходимая в демократическом обществе". Жалоба признана явно необоснованной.


По вопросу о применении Статьи 35 Конвенции


Пункт 1 Статьи 35 Конвенции


Вопрос о доступности эффективного внутригосударственного средства правовой защиты


По делу ставится вопрос об эффективности нового средства правовой защиты в отношении чрезмерной продолжительности производства по гражданскому делу. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Ратайчик против Польши
[Ratajczyk - Poland] (N 11215/02)


Решение от 21 сентября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В июле 1993 года заявитель возбудил исковое производство в суде по поводу досрочного прекращения договора об аренде помещения. В апреле 1997 года было принято решение суда, которым ему присуждалась компенсация за причиненные убытки. Однако это решение было впоследствии отменено, и суды в конце концов в декабре 2000 года, приняли решение прекратить производство по делу. Жалоба заявителя на решение о прекращении производства по делу была отклонена Апелляционным судом в апреле 2001 года.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 6 Конвенции с вопросом, касающимся нового средства правовой защиты, доступного в Польше в отношении чрезмерной длительности производства по делу.

[N.B. Две другие жалобы, имеющие отношение к гражданскому судопроизводству, "Михаляк против Польши" [Michalak v. Poland ] (N 24549/03) и "Красуский против Польши" [Krasuski v. Poland] (N 61444/00), а также жалоба, имеющая отношение к уголовному судопроизводству, "Харазинский против Польши" [Charazynski v. Poland] (N 15212/03), были также коммуницированы властям государству-ответчику с вопросом, касающимся этого нового средства правовой защиты.]


Вопрос о соблюдении заявителем шестимесячного срока для подачи жалобы в Европейский Суд


По делу ставится вопрос о неправомерности уведомления адвоката, с которым у заявителя была утрачена связь, о вступившем в силу решении суда по делу заявителя. Жалоба признана неприемлемой.


Челик против Турции
[Gelik - Turkey] (N 52991/99)


Решение от 23 сентября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Заявитель был осужден в 1985 году военным судом чрезвычайного положения за участие в деятельности PKK* (* PKK - аббревиатура названия Курдской рабочей партии Турции, внесенной Евросоюзом в "черный" список частных лиц и организаций, которых Евросоюз считает террористическими. См., например, в Интернете: http://www.gzt.ru/rubricator.gzt?rubric=novosti&id=10550000000006457 (прим. перев.).). В 1990 году, обвинительный приговор был отменен, и заявитель был освобожден от отбывания наказания. После того, как в Турции были ликвидированы военные суды чрезвычайного положения, материалы дела заявителя были изучены в 1998 году судом ассизов* (* Assize Court - так по-английски в тексте изложения Решения обозначен один из входящих в систему судов общей юрисдикции Турции Основных судов (аслие), действующих в центрах провинций и крупных городах. К этим судам относятся Основной суд по делам об особо тяжких преступлениях, Основной суд по уголовным делам и Основной суд по гражданским и коммерческим делам (прим. перев.).), который оправдал заявителя по всем пунктам обвинения. В августе 1998 года копия оправдательного приговора была официально вручена адвокату, которого заявитель первоначально выбрал для своей защиты еще в период производства по делу в суде чрезвычайного положения. Оправдательный приговор вступил в законную силу 10 сентября 1998 года. Тем временем заявитель выбрал себе нового адвоката, который в марте 1999 года потребовал, чтобы копия вступившего в силу оправдательного приговора суда ассизов была вручена ему. Суды страны впоследствии присудили заявителю компенсацию за необоснованное заключение под стражу до суда. Заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что производство по уголовному делу в его отношении не было завершено в разумные сроки.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции (вопрос о рассмотрении дела в разумный срок). Шестимесячный срок для представления жалобы в Европейский Суд начал исчисляться 10 сентября 1998 года, когда вступил в законную силу оправдательный приговор суда ассизов, а не 19 марта 1999 года, когда заявителю, по его словам, стало известно об оправдательном приговоре суда. Копия приговора была вручена адвокату, первоначально им назначенному представлять свои интересы, и если заявитель не состоял в контакте с этим адвокатом, то это его собственная небрежность. Кроме того, Европейский Суд не связан тем обстоятельством, что суды страны приняли 19 марта 1999 года за дату начала отсчета законодательно установленного срока для процедуры выплаты компенсации. Жалоба подана с нарушением шестимесячного срока для подачи жалобы в Европейский Суд.


Вопрос о соблюдении заявителем шестимесячного срока для подачи жалобы в Европейский Суд


По делу ставится вопрос о неправомерности отмены в порядке надзора вступившего в силу решения суда. Жалоба признана неприемлемой.


Ситохова против России
[Sitokhova - Russia] (N 55609/00)


Решение от 2 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница, которая была связана с заключением договора покупки дома, возбудила в суде исковое производство, связанное с этим договором, и районный суд своим решением от 13 июля 1998 года (которое вскоре после этого вступило в законную силу) удовлетворил ее требования. Однако 29 января 1999 года это решение было отменено Президиумом Верховного Суда Российской Федерации в порядке надзора. При повторном рассмотрении дела исковые требования заявительницы были отклонены. Повторная надзорная жалоба была также отклонена Верховным Судом.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 35 Конвенции. В рассматриваемый по делу период времени российское законодательство не предусматривало возможности обычного обжалования определения суда, вынесенного в порядке надзора. Такое определение могло быть впоследствии отменено, и первоначальное решение могло быть восстановлено посредством новой процедуры надзорного производства. Тем не менее такая процедура не могла быть приведена в действие стороной по делу, а если бы сторона на ней настаивала, то это все равно не способствовало бы укреплению правовой определенности. В отсутствие эффективного средства правовой защиты сам судебный акт отмены 29 января 1999 года решения суда первой инстанции послужил точкой отсчета шестимесячного срока для подачи жалобы в Европейский Суд, и поскольку жалоба была подана в Европейский Суд 18 августа 1999 года, она была подана с нарушением этого шестимесячного срока.


По жалобе о нарушении Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о праве человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


По делу ставится вопрос о том, было ли правопритязание заявителя таковым, чтобы считаться имуществом. По делу требования Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были.


Копецки против Словакии
[Kopeckv - Slovakia] (N 44912/98)


Постановление от 28 сентября 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


В 1959 году отец заявителя был осужден за хранение золотых и серебряных монет в нарушение действовавших тогда правовых норм. Ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на один год, а монеты были конфискованы. В 1992 году обвинительный приговор и все последующие судебные решения по делу были отменены в контексте судебной реабилитации отца заявителя, и заявитель впоследствии потребовал возврата монет. Районный суд установил, что в 1958 году монеты были переданы в краевое управление министерства внутренних дел, и предписал министерству внутренних дел вернуть их заявителю. Однако по жалобе министерства окружной суд отклонил требования заявителя на том основании, что Копецки не выполнил установленное законом условие - указать местонахождение искомого имущества на момент вступления в силу Закона 1991 года "О внесудебной реабилитации". Верховный суд Словакии отклонил жалобу заявителя, поданную по вопросам права, по тем же основаниям.


Вопросы права


По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Положения Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции не налагают на государства никакой общей обязанности возвращать собственность, поступившую в их распоряжение до ратификации ими Конвенции. Не налагают эти положения и каких-либо ограничений на свободу действий государств при определении объема производимой реституции и характера условий ее проведения. В настоящем деле то обстоятельство, что реституция собственности в соответствии с Законом 1991 года "О внесудебной реабилитации" оговаривалась определенными условиями, не нарушало поэтому права заявителя. Сказанное не означает, что применение соответствующих норм по конкретному делу не может поднять вопрос о соответствии действий государства требованиям Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Но прежде чем обратиться к этому вопросу, необходимо установить, могут ли требования заявителя быть приравнены к понятию "имущество".

Вещно-правовой интерес, которым обосновывается правопритязание заявителя, не может быть охарактеризован как "существующее имущество". Остается определить, образует ли его правопритязание "актив", то есть было ли оно в достаточной мере твердым, и - в этом контексте это значимо - имелось ли у заявителя "правомерное ожидание" выгодоприобретения. В постановлениях по предыдущим делам, рассмотренным Европейским Судом, понятие "правомерное ожидание" увязывалось либо с разумно оправданной надеждой субъекта на применение правового акта, имеющего здравую юридическую основу, или на то, как правопритязание, отвечающее требованиям "актива", будет рассмотрено соответствующими инстанциями в соответствии с нормами национального права.

Более того, в постановлениях по другим делам Европейский Суд проводил различие между простой надеждой на реституцию собственности "правомерным ожиданием" такой реституции, которая должны быть более конкретизированной и базироваться на правовой норме или правовом акте. В постановлениях по этим делам в центре внимания Суда было не столько "правомерное ожидание", сколько наличие правопритязания, приравненного к "активу". Ввиду этого обстоятельства существование "реального спора" или "подлежащего судебному рассмотрению правопритязания" не было критерием определения наличия у субъекта "правомерного ожидания". Напротив, в тех случаях, когда правопритязание обосновывается вещно-правовым интересом, оно может считаться "активом" только тогда, когда тому есть основание в национальном праве.

В настоящем деле никакой конкретный вещно-правовой интерес заявителя не пострадал в результате того, что он полагался на какой-то отдельный правовой акт, и поэтому у него не было "правомерного ожидания" выгодоприобретения. Остается решить, имелись ли тем не менее достаточные правовые основания для того, чтобы считать его правопритязание "активом". В этом отношении единственный спорный вопрос по делу - можно ли говорить о том, что заявитель выполнил условие закона о необходимости указать местонахождение имущества. Суды страны не нашли достаточных доказательств тому, что министерство внутренних дел до сих пор владеет монетами, о которых идет речь по делу, и при этом нет никаких признаков того, что суды произвольным образом разрешили вопрос. Поэтому и у Европейского Суда нет оснований для того, чтобы придти к иному заключению.

Правопритязание заявителя изначально было условным, и суды в конце концов установили, что он не выполнил предписанные законом требования. Европейскому Суду поэтому не было со всей убедительностью показано, что правопритязание заявителя достаточно прочно, чтобы считаться "активом". Хотя решение суда первой инстанции было вынесено в пользу заявителя, впоследствии оно было отменено и потому не наделяло заявителя правом, подлежащим исполнению в силу закона. У заявителя поэтому не было "имущества" в значении Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая, следовательно, неприменима к настоящему делу.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были (принято тринадцатью голосами "за" и четырьмя голосами "против").


По жалобе о нарушении Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о выборах в законодательное собрание


По делу обжалуется отказ властей заявителю в возможности баллотироваться в качестве кандидата на выборах президента. Жалоба признана неприемлемой.


Боскоский против Бывшей югославской Республики Македония
[Boskoski - Former Yugoslav Republic of Macedonia] (N 11676/04)


Решение от 2 сентября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Боскоский обратился в Государственную избирательную комиссию с заявлением о внесении себя в качестве независимого кандидата в списки кандидатов, баллотирующихся на президентских выборах 2004 года. Государственная избирательная комиссия не приняла его заявление на том основании, что в предшествующие выборам 10 из 15 лет он не проживал в стране постоянно, как того требует Конституция страны от кандидатов на пост президента. Государственная избирательная комиссия установила, что хотя некоторые периоды времени, когда у него было постоянное место жительства в Хорватии, можно считать проживанием "внутри страны" в соответствии со статьей 132 Конституции, период времени между 1991 и 1999 годами должен считаться периодом проживания "за границей". Таким образом, заявитель проживал постоянно в стране только семь лет и девять месяцев из требуемых для кандидата на пост президента 15 лет.

Заявитель обжаловал в Верховном суде отказ Государственной избирательной комиссии внести его в списки кандидатов, ссылаясь на то, что статья 132 Конституции была неправильно и ограничительно применена при подсчете продолжительности его проживания на территории "Бывшей югославской Республики Македония". Верховный суд отклонил жалобу заявителя, установив, что Государственная избирательная комиссия правильно произвела подсчет общей продолжительности проживания заявителя на территории страны. Конституционный суд аналогичным образом отклонил жалобу заявителя, указав, что право баллотироваться на выборах не является одним из прав личности, которое можно оспаривать в этом суде.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. Как таковое применение положений Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции, которые гарантируют "свободное волеизъявление народа при выборе законодательной власти", отнюдь не исключено в отношении президентских выборов. Однако в "Бывшей югославской Республике Македония" президент республики не имеет полномочий законодательной инициативы или права принимать нормативные акты, не имеет он и права какого-либо контроля над основными институтами, ответственными за принятие нормативных актов. Хотя у президента есть ограниченное право усмотрения временно приостанавливать обнародование законов, пост президента не может быть истолкован как "законодательная власть" в значении Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. Жалоба признана неприемлемой как несовместимая с правилом о предметной неподсудности (ratione materiae) Европейского Суда.


По жалобе о нарушении Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


Пункт 2 Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


Вопрос о праве человека свободно покидать любую страну, включая свою собственную


По делу обжалуется отказ властей выдать заграничный паспорт лицу, который ранее по роду занятий имел доступ к секретной информации. Жалоба признана приемлемой.


Бартик против России
[Bartik - Russia] (N 55565/00)


Решение от 16 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель работал на государственную корпорацию, разрабатывавшую космическое оборудование. В период работы в корпорации он подписал три последовательных обязательства о неразглашении секретных сведений. В первых двух подписанных им обязательствах содержалось условие о запрете на выезды за границу, однако в третьем обязательстве, подписанном им в 1994 году, такого условия не содержалось. Заявитель прекратил свою трудовую деятельность в этой корпорации в 1996 году и на следующий год подал заявление властям о выдаче ему заграничного паспорта. Власти отказали ему в выдаче заграничного паспорта, указав, что его право на получение заграничного паспорта в соответствии с требованиями соответствующего законодательства было ограничено вплоть до 2001 года. Жалобы заявителя, подававшиеся по всем судебным инстанциям, вплоть до Верховного Суда Российской Федерации, успеха не имели. Суды постановили, что ограничение на выезд из Российской Федерации за рубеж было законно и обоснованно. В 2001 году, по истечении срока действия данного ограничения, заявителю был выдан заграничный паспорт, и он переехал на жительство в Соединенные Штаты Америки.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается пункта 2 Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.


По жалобе о нарушении Статьи 4 Протокола N 4 к Конвенции


Вопрос о соблюдении запрета на коллективную высылку иностранцев


По делу обжалуются действия властей в отношении иностранцев, находившихся на законных основаниях на территории государства, но которых полицейские при содействии сотрудников спецслужб подвергли принудительному выдворению. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Дритсас и другие против Италии
[Dritsas and others - Italy] (N 2344/02)


[Жалоба коммуницирована I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители, граждане Греции, прибыли в Италию на морском судне вместе с тысячью своих соотечественников для участия в "контр-саммите" G8* (* Серия акций протеста анти-глобалистов, приуроченная к встрече в верхах "большой восьмерки"" (прим. перев.).). Итальянские таможенники проверили загранпаспорта пассажиров прибывшего судна и разрешили им сойти на берег территории Италии. Заявители затем в автобусах отправились на место проведения встречи в верхах. Трем автобусам из 18 арендованных для этой поездки автобусов полицейские отдали распоряжение повернуть назад. Сотрудники полиции предположительно приказали пассажирам вновь подняться на борт морского судна. Когда пассажиры отказались подчиниться, полицейские при содействии сотрудников специальных сил продержали их в кольце окружения в течение четырех часов, а затем вынудили вновь вернуться на судно; при этом полицейские наносили этим лицам удары и волокли по земле. Предположительно, многие лица были ранены, и им был причинен материальный ущерб.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статей 3, пункта 1 Статьи 5, Статей 10, 11, 13, 14 и 16 Конвенции, и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и Статьи 4 Протокола N 4 к Конвенции.


Другие Постановления, вынесенные в августе - сентябре 2004 года


По жалобе о нарушении Статьи 3 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Крастанов против Болгарии
[Krastanov - Bulgaria] (N 50222/99)


Постановление от 30 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о жестоком обращении с заявителем в полиции, непроведении властями эффективного расследования этого эпизода, а также по вопросу о чрезмерной продолжительности производства по гражданскому делу. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пунктов 3 и 4 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Куйбышев против Болгарии
[Kuibishev - Bulgaria] (N 39271/98)


Постановление от 30 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о роли следователя и прокурора в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, чрезмерной продолжительности содержания под стражей до суда и пределах полномочий суда по проверке законности заключения под стражу, а также по вопросу о неправомерности недоведения до сведения заявителя представлений прокурора суду. В данном вопросе по делу допущены нарушения требований пунктов 3 и 4 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции.

По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу. В данном вопросе по делу требования пунктов 3 и 4 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были.


Николова против Болгарии (N 2)
[Nikolova - Bulgaria (N 2)] (N 40896/98)


Постановление от 30 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности сроков содержания человека под стражей, включая время, проведенное под домашним арестом, о недоступности судебной проверки законности избрания меры пресечения в виде домашнего ареста, а также по вопросу о чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу. По делу допущены нарушения требований пунктов 3 и 4 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Заприянов против Болгарии
[Zaprianov - Bulgaria] (N 41171/98)


Постановление от 30 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о роли следователя и прокурора в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, чрезмерной продолжительности содержания под стражей до суда и пределах полномочий суда по проверке законности заключения под стражу. В данном вопросе по делу допущены нарушения требований пунктов 3 и 4 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции.

По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу. В данном вопросе по делу требования пунктов 3 и 4 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были.


По жалобе о нарушении пункта 4 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Котсаридис против Греции
[Kotsaridis - Greece] (N 71498/01)


Постановление от 23 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о неправомерности отказа властей допустить задержанного на слушания, касающиеся вопроса о продлении его содержания под стражей до суда, а также по вопросу о чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу. По делу допущены нарушения требований пункта 4 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Прамов против Болгарии
[Pramov - Bulgaria] (N 42986/98)


Постановление от 30 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о неправомерности исключения из компетенции суда проверку законности действий администрации железнодорожной компании, уволившей своего служащего. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Луазо против Франции
[Loiseau - France] (N 46809/99)


Постановление от 28 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о предположительном неисполнении властями судебного решения ввиду того, что власти были не в состоянии найти необходимое досье. По делу требования пунктов 3 и 4 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были.


Сантамброджио против Италии
[Santambrogio - Italy] (N 61945/00)


Постановление от 21 сентября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о неправомерности отказа в предоставлении заявителю бесплатной помощи адвоката по бракоразводному делу. По делу требования пунктов 3 и 4 Статьи 5 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были.


Надь и другие против Венгрии
[Nagy and others - Hungary] (N 61530/00)


Постановление от 14 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Патерова против Чешской Республики
[Paterova - Czech Republic] (N 76250/01)


Постановление от 14 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Еманакова против России
[Yemanakova - Russia] (N 60408/00)


Постановление от 23 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Рачева против Болгарии
[Racheva - Bulgaria] (N 47877/99)


Постановление от 23 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Кусяк против Польши
[Kusiak - Poland] (N 50424/99)


Фойцик против Польши
[Fojcik - Poland] (N 57670/00)


Корбель против Польши
[Korbel - Poland] (N 57672/00)


Янас против Польши
[Janas - Poland] (N 61454/00)


Романов против Польши
[Romanow - Poland] (N 45299/99)


Постановления от 21 сентября 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Компания "Реновит Эпитеипари Кфт" против Венгрии
[Renovit Epitoipari Kft - Hungary] (N 65058/01)


Матьяш против Венгрии
[Matyas - Hungary] (N 66020/01)


Келльнер против Венгрии
[Kellner - Hungary] (N 73413/01)


Постановление от 28 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Кобланьский против Польши
[Koblanski - Poland] (N 59445/00)


Крол против Польши
[Krol - Poland] (N 65017/01)


Зис-Ковальский и другие против Польши
[Zys-Kowalski and others - Poland] (N 70213/01)


Ястрзебская против Польши
[Jastrzebska - Poland] (N 72048/01)


Ижиковская против Польши
[Izykowska - Poland] (N 7530/02)


Дурасик против Польши
[Durasik - Poland] (N 6735/03)


Постановления от 28 сентября 2004 г. [вынесены IV Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по гражданскому делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Компания "Грюс энд Акери АБ" против Швеции
[Fr`dinge Grus & Ckeri AB - Sweden] (N 44830/98)


Постановление от 14 сентября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Островский против Польши
[Ostrowski - Poland] (N 63389/00)


Постановление от 28 сентября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по гражданскому делу. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Элен Мэньян против Франции
[Helene Maignant - France] (N 54618/00)


Постановление от 21 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по пяти административным делам. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Агатос и другие против Греции
[Agathos and others - Greece] (N 19841/02)


Постановление от 23 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Ватт против Франции
[Watt - France] (N 71377/01)


Постановление от 28 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по административному делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Димитров против Болгарии
[Dimitrov - Bulgaria] (N 47829/99)


Постановление от 23 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по административному делу, связанному с восстановлением в правах собственности. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Хельборг против Швеции
[Hellborg - Sweden] (N 45275/99)


Постановление от 14 сентября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по административному делу. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Томаш Ковач против Венгрии
[Tamas Kovacs - Hungary] (N 67660/01)


Постановление от 28 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по делу о найме на работу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Може против Франции
[Maugee - France] (N 65902/01)


Постановление от 14 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по административному делу, связанному с назначением военной пенсии. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Маршал против Польши
[Marszal - Poland] (N 63391/00)


Постановление от 14 сентября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по гражданскому и уголовному делам. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Маршнер против Франции
[Marschner - France] (N 51360/99)


Постановление от 28 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности дисциплинарного производства. В данном вопросе по делу требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были.

По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по административному делу и трем уголовным делам.

По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Сторк против Франции
[Storck - France] (N 73804/00)


Постановление от 14 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по делу, связанному с наложением налоговых санкций. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Субиали против Франции
[Subiali - France] (N 65372/01)


Постановление от 14 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Османов и Юсейнов против Болгарии
[Osmanov and Yuseinov - Bulgaria] (N 54178/00 и 59901/00)


Постановление от 23 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Мюрат Килич против Турции
[Murat Kilic - Turkey] (N 40498/98)


Постановление от 30 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


По жалобе о нарушении пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции


Феридун Йазар и другие против Турции
[Feridun Yazar and others - Turkey] (N 42713/98)


Постановление от 23 сентября 2004 г. [вынесено III Секцией]


По вопросу о законности осуждения лица по обвинению в пропаганде сепаратизма и по вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Цимбал против Молдовы
[Timbal - Moldova] (N 22970/02)


Постановление от 14 сентября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о неправомерности длительного неисполнения судебного решения о взыскании с властей денежных сумм. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Манчева против Болгарии
[Mancheva - Bulgaria] (N 39609/98)


Постановление от 30 сентября 2004 г. [вынесено I Секцией]


По вопросу о неисполнении властями имеющего обязательную силу судебного решения о взыскании денежных сумм. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


По жалобе о нарушении Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Ширмер против Польши
[Schirmer - Poland] (N 68880/01)


Постановление от 21 сентября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о правомерности отказа властей издать распоряжение о выселении жильца, несмотря на то, что владелец жилой площади предложил ему альтернативную жилую площадь. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Пересмотр дела


Стойческу против Румынии
[Stoicescu - Romania] (N 31551/96)


Постановление от 21 сентября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Постановления, вступившие в силу


В порядке применения подпункта "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


Следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции в связи с истечением трехмесячного срока для подачи прошения о рассмотрении дела Большой Палатой (см. "Бюллетень Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights]* (* С оригиналами "Информационных бюллетеней по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" на английском языке можно ознакомиться на веб-сайте http://www.echr.coe.int/Eng/InformationNotes/InformationNotes.htm (прим. перев.).), N 9/2004 - 11/2004):


Хаас против Германии
[Haase - Germany] (N 11057/02)


Постановление от 8 апреля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Тезкан Узунхасанойлю против Турции
[Tezcan Uzunhasanoglu - Turkey] (N 35070/97)


Постановление от 20 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Гарсия да Силва против Португалии
[Garcia da Silva - Portugal] (N 58617/00)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено III Секцией]


M.B против Польши
[M.B. - Poland] (N 34091/96)


Хилл против Соединенного Королевства
[Hill - United Kingdom] (N 19365/02)


Кжевицкий против Польши
[Krzewicki - Poland] (N 37770/97)


Яник против Польши
[Janik - Poland] (N 38564/97)


Сабол и Саболова против Словакии
[Sabol and Sabolov< - Slovakia] (N 54809/00)


Политикин против Польши
[Politikin - Poland] (N 68930/01)


Килес Гонзалез против Испании
[Quiles Gonzalez - Spain] (N 71752/01)


Постановления от 27 апреля 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Компания "Плон" против Франции
[Plon (Societe) - France] (N 58148/00)


Дестрехем против Франции
[Destrehem - France] (N 56651/00)


Постановления от 18 мая 2004 г. [вынесены II Секцией]


Рыхлицкий против Польши
[Rychliccy - Poland] (N 51599/99)


Постановление от 18 мая 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Лалуси-Котсовос против Греции
[Lalousi-Kotsovos - Greece] (N 65430/01)


Хурмидис против Греции
[Hourmidis - Greece] (N 12767/02)


Тотева против Болгарии
[Toteva - Bulgaria] (N 42027/98)


Постановления от 19 мая 2004 г. [вынесены I Секцией]


Джыбыр против Турции
[Cibir - Turkey] (N 49659/99)


Постановление от 19 мая 2004 г. [вынесено III Секцией]


Кадлец и другие против Чешской Республики
[Kadlec and others - Czech Republic] (N 49478/99)


Сакай против Венгрии
[Szakaly - Hungary] (N 59056/99)


Постановления от 25 мая 2004 г. [вынесены II Секцией]


Акчакале против Турции
[Akcakale - Turkey] (N 59759/00)


Доманьская против Польши
[Domanska - Poland] (N 74073/01)


Постановления от 25 мая 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Управляющее учреждение "Институт Станислас" и другие против Франции
[Ogis-Institut Stanislas and others - France] (N 42219/98 и 54563/00)


Ризос и Даскас против Греции
[Rizos and Daskas - Greece] (N 65545/01)


Булугурас против Греции
[Boulougouras - Greece] (N 66294/01)


Метаксас против Греции
[Metaxas - Greece] (N 8415/02)


Организация "Видес Айзсардзибас Клубс" против Латвии
[Vides Aizsardzibas Klubs - Latvia] (N 57829/00)


Коннорс против Соединенного Королевства
[Connors - United Kingdom] (N 66746/01)


Постановления от 27 мая 2004 г. [вынесены I Секцией]


Кайя и другие против Турции
[Kaya and others - Turkey] (N 36564/97)


I.I. против Турции
[I.I. - Turkey] (N 38420/97)


H.B. и другие против Турции
[H.B. and others - Turkey] (N 38883/97)


Постановления от 27 мая 2004 г. [вынесены III Секцией]


Сантони против Франции
[Santoni - France] (N 49580/99)


Постановление от 1 июня 2004 г. (в порядке пересмотра дела) [вынесено II Секцией]


Ришар-Дюбарри против Франции
[Richard-Dubarry - France] (N 53929/00)


Леббинк против Нидерландов
[Lebbink - Netherlands] (N 45582/99)


Бузату против Румынии
[Buzatu - Romania] (N 34642/97)


Постановления от 1 июня 2004 г. [вынесены II Секцией]


Алтун против Турции
[Altun - Turkey] (N 24561/94)


Наринен против Финляндии
[Narinen - Finland] (N 45027/98)


Урбанчик против Польши
[Urbanczyk - Poland] (N 33777/96)


Постановления от 1 июня 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Бати и другие против Турции
[Bati and others - Turkey] (N 33097/96 и 57834/00)


Ялман и другие против Турции
[Yalman and others - Turkey] (N 36110/97)


Постановления от 3 июня 2004 г. [вынесены I Секцией]


Общество с ограниченной ответственностью "Клиника Моцарт" против Франции
[Clinique Mozart sarl - France] (N 46098/99)


Мутимура против Франции
[Mutimura - France] (N 46621/99)


Бомер против Франции
[Beaumer - France] (N 65323/01)


Лешель против Франции
[Lechelle - France] (N 65786/01)


Симон против Франции
[Simon - France] (N 66053/01)


Постановления от 8 июня 2004 г. [вынесены II Секцией]


Хильда Хафстейнсдоттир против Исландии
[Hilda Hafsteinsdottir - Iceland] (N 40905/98)


Постановление от 8 июня 2004 г. [вынесено IV Секцией]


G.W. против Соединенного Королевства
[G.W. - United Kingdom] (N 34155/96)


Ле Пети против Соединенного Королевства
[Le Petit - United Kingdom] (N 35574/97)


Люнтре и другие против Молдовы
[Luntre and others - Moldova] (N 2916/02, 21960/02, 21951/02, 21941/02, 21933/02, 20491/02, 2676/02, 23594/02, 21956/02, 21953/02, 21943/02, 21947/02 и 21945/02)


Пастели и другие против Молдовы
[Pasteli and others - Moldova]


Пекара против Польши
[Piekara - Poland] (N 77741/01)


Томпсон против Соединенного Королевства
[Thompson - United Kingdom] (N 36256/97)


Постановления от 15 июня 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Весоловский против Польши
[Weso"owski - Poland] (N 29687/96)


Азиз против Кипра
[Aziz - Cyprus] (N 69949/01)


Пини и Бертани, Манера и Атрипальди против Румынии
[Pini and Bertani, and Manera and Atripaldi - Romania] (N 78028/01 и N 78030/01)


Ахмет Коч против Турции
[Ahmet Koc - Turkey] (N 32580/96)


Лешкер Аджар против Турции
[Lesker Acar - Turkey] (N 39678/98)


Либански против Чешской Республики
[Libansky - Czech Republic] (N 48446/99)


Бартл против Чешской Республики
[Bartl - Czech Republic] (N 50262/99)


Постановления от 22 июня 2004 г. [вынесены II Секцией]


Общество с ограниченной ответственностью "Пабла Ки" против Финляндии
[Pabla Ky - Finland] (N 47221/99)


Постановление от 16 сентября 2003 г. [вынесено IV Секцией]


Айдин и Йунус против Турции
[Aydin and Yunus - Turkey] (N 32572/96 и 33366/96)


Лещинская против Польши
[Leszczynska - Poland] (N 47551/99)


Постановления от 22 июня 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Вергос против Греции
[Vergos - Greece] (N 65501/01)


Фрейманн против Хорватии
[Freimann - Croatia] (N 5266/02)


Постановления от 24 июня 2004 г. [вынесены I Секцией]


Принцесса Ганноверская против Германии
[Von Hannover - Germany] (N 59320/00)


Фроммельт против Лихтенштейна
[Frommelt - Liechtenstein] (N 49158/99)


Мурат Йилмаз против Турции
[Murat Yilmaz - Turkey] (N 48992/99)


Доаан и Кесер против Турции
[Dogan and Keser - Turkey] (N 50193/99 и 50197/99)


Постановления от 24 июня 2004 г. [вынесены III Секцией]


Жовнер против Украины
[Zhovner - Ukraine] (N 56848/00)


Пивень против Украины
[Piven - Ukraine] (N 56849/00)


Войтенко против Украины
[Voytenko - Ukraine] (N 18966/02)


Шови и другие против Франции
[Chauvy and others - France] (N 64915/01)


Постановления от 29 июня 2004 г. [вынесены II Секцией]


Зэйнеп Тэкин против Турции
[Zeynep Tekin - Turkey] N 41556/98)


Постановление от 29 июня 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Статистические сведения*


Вынесенные постановления


  За сентябрь 2004
года
С начала 2004 г.
Большая палата 1 10
I Секция 13 (14) 129 (137)
II Секция 16 118 (129)
III Секция 1 84 (104)
IV Секция 20 120 (150)
Секции в предыдущих составах 0 3
Всего 51 (52) 464 (533)

Постановления, вынесенные в сентябре 2004 года


Большая палата 1 0 0 0 1
I Секция 13 (14) 0 0 0 13 (14)
II Секция 15 0 0 1 15
III Секция 1 0 0 0 1
IV Секция 17 3 0 0 20
II Секция в прежнем составе 0 0 0 1 0
Всего 47 (48) 3 0 1 51 (52)

Постановления, вынесенные c начала 2004 года




Большая палата 9 0 0 1 10
I Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
II Секция в прежнем составе 1 0 0 2 3
III Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
IV Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
I Секция 107 (111) 16 (20) 2 4 129 (137)
II Секция 104 (115) 7 2 5 118 (129)
III Секция 79 (99) 5 0 0 84 (104)
IV Секция 103 (133) 15 2 0 120 (150)
Всего 403 (468) 43 (47) 6 12 464 (533)

______________________________

* Статистические сведения предварительны. То или иное постановление или решение Европейского Суда может быть вынесено в отношении нескольких жалоб (в скобках приводится количество жалоб, в отношении которых вынесено постановление или решение). Употребляемый в Бюллетене значок * означает, что Постановление не является окончательным.


Вынесенные решения За август С начала 2004 года
Жалобы, признанные приемлемыми
Большая Палата   0 1
I Секция   0 152 (160)
II Секция   10 83 (84)
III Секция   0 88 (107)
IV Секция   14 (15) 98 (130)
Всего   24 (25) 422 (482)
II. Жалобы, признанные неприемлемыми
Большая Палата 0 1
I Секция Палата 0 76 (78)
Комитет 0 3420
II Секция Палата 1 53 (54)
Комитет 196 2615
III Секция Палата 0 39
Комитет 247 1868
IV Секция Палата 7 (8) 59 (71)
Комитет 313 2058
Всего 764 (765) 10189 (10204)
III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел
I Секция Палата 0 41
Комитет 0 39
II Секция Палата 0 31
Комитет 1 38
III Секция Палата 0 94
Комитет 3 19
IV Секция Палата 3 26
Комитет 2 31
Всего 9 319
Всего Решений об исключении жалобы из списка подлежащих
рассмотрению дел (не включая частичных Решений)
797 (799) 10930 (11005)

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба



Каким органом принято решение За август С начала 2004 года
I Секция 30* 343 (365)
II Секция 21 255 (279)
III Секция 59** 460 (461)
IV Секция 10 162
Общее количество коммуницированных жалоб 120 1220 (1267)

______________________________

* В том числе 16 жалоб, коммуницированных Председателем Суда в июле.

** В том числе 39 жалоб, коммуницированных Председателем Суда в июле.


Вынесенные решения За сентябрь С начала 2004 года
Жалобы, признанные приемлемыми
Большая Палата 0 1
I Секция 48 (49) 200 (209)
II Секция 28 (41) 121 (125)
III Секция 43 (46) 131 (153)
IV Секция 22 120 (152)
Всего 151 (158) 573 (640)
II. Жалобы, признанные неприемлемыми
Большая Палата 0 1
I Секция Палата 15 91 (93)
Комитет 630 4050
II Секция Палата 11 64 (65)
Комитет 1132 3747
III Секция Палата 10 49
Комитет 233 2101
IV Секция Палата 11 70 (82)
Комитет 890 2948
Всего 2932 13121 (13136)
III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел
I Секция Палата 21 62
Комитет 16 55
II Секция Палата 5 36
Комитет 7 45
III Секция Палата 20 114
Комитет 4 23
IV Секция Палата 6 32
Комитет 10 41
Всего 89 408
Всего Решений об исключении жалобы из списка подлежащих
рассмотрению дел (не включая частичных Решений)
3172 (3179) 14102 (14184)

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба


Каким органом принято решение За август С начала 2004 года
I Секция 135 (137) 478 (502)
II Секция 86 (90) 341 (369)
III Секция 311 (312) 771 (773)
IV Секция 32 194
Общее количество коммуницированных жалоб 564 (571) 1784 (1838)

Краткое изложение постановлений и решений Европейского Суда подготовлено Секретариатом Европейского Суда и не имеет обязательной силы для Суда.


Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 1/2005


Совместный проект Московского клуба юристов и издательства "ЛексЭст"


Перевод: Власихин В.А.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information note N 67 on the case-law of the Court August - Septembr, 2004"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с РОО "Московский клуб юристов"


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение