Решение Европейского Суда по правам человека от 21 июня 2001 г. по вопросу приемлемости жалобы N 59498/00, поданной Анатолием Тихоновичем Бурдовым против Российской Федерации (Вторая секция)

Решение Европейского Суда по правам человека от 21 июня 2001 г.
по вопросу приемлемости жалобы N 59498/00,
поданной Анатолием Тихоновичем Бурдовым против Российской Федерации
(Вторая секция)

ГАРАНТ:

См. Постановление Европейского Суда по правам человека по делу "Бурдов против России" по существу и в отношении справедливой компенсации от 7 мая 2002 г.

См. комментарий к настоящему Решению


Европейский Суд по правам человека, заседания 21 июня 2001 года Палатой в составе:

Председателя Палаты - Христоса Розакиса,

Судей:

А. Бака,

П. Куриса,

В. Стражнички,

П. Лоренсена,

М. Фишбаха,

А. Ковлера

и с участием Э. Фриберга, секретаря секции,

имея в виду, что указанная жалоба была подана 20 марта 2000 года и зарегистрирована 1 августа 2000 года,

принимая во внимание меморандум, представленный государством-ответчиком, а также ответные возражения заявителя,

проведя обсуждение,

принял следующее решение:


Обстоятельства дела


Заявитель, Бурдов Анатолий Тихонович, гражданин Российской Федерации, 1952 года рождения, проживающий в г. Шахты, Российская Федерация.

Обстоятельства дела, представленные заявителем, могут быть изложены следующим образом.

1 октября 1986 года заявитель был призван в ряды Вооруженных Сил Российской Федерации для ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Заявитель принимал участие в операции до 11 января 1987 года и, как результат, страдает лучевой болезнью.

В 1991 г., согласно экспертному заключению, которое установило причинную связь между ухудшившимся здоровьем заявителя и его участием в чернобыльских событиях, заявителю была назначена компенсация.

В 1997 г. заявитель подал иск к Управлению социальной защиты населения по г. Шахты, поскольку указанная компенсация не выплачивалась. 3 марта 1997 года Шахтинский городской суд вынес решение в пользу заявителя. Суд постановил выплачивать установленную компенсацию, а также пеню за имевшую место задержку выплаты компенсации.

9 апреля 1999 года Службой судебных приставов г. Шахты было возбуждено исполнительное производство по взысканию пени в соответствии с решением суда от 3 марта 1997 года.

В 1999 г. заявитель подал иск к Управлению социальной защиты населения по г. Шахты в связи со снижением размера выплачиваемой компенсации и требованием выплаты невыплаченной компенсации. 21 мая 1999 года Шахтинский городской суд восстановил первоначально установленный размер компенсации. Кроме того, суд постановил выплатить разницу между указанными суммами, а также проиндексировать компенсацию, выплачиваемую заявителю.

30 августа 1999 года Службой судебных приставов г. Шахты было возбуждено исполнительное производство в соответствии с исполнительным листом от 21 мая 1999 года.

16 сентября 1999 года Служба судебных приставов г. Шахты уведомила заявителя о том, что несмотря на то, что исполнительное производство по решению суда от 3 марта 1997 года будет продолжено, выплатить указанные суммы заявителю не представляется возможным в связи с отсутствием средств у Управления социальной защиты по г. Шахты.

7 октября 1999 года Главное управление юстиции Ростовской области уведомило заявителя о том, что и первое, и второе решение суда не могут быть исполнены в связи с отсутствием средств у ответчика.

В связи с жалобой заявителя на неэффективное исполнение решений суда 12 ноября 1999 года прокурор г. Шахты проинформировал заявителя, что Служба судебных приставов г. Шахты следовала установленной практике по исполнению решений суда, но столкнулась с отсутствием должного финансирования ответчика.

22 декабря 1999 года Главное управление юстиции Ростовской области проинформировало заявителя о том, что средства для выплаты компенсации за чернобыльские события выделяются из федерального* бюджета и указанные выплаты осуществляются после получения соответствующего трансферта от Министерства финансов Российской Федерации.

26 января 2000 года Прокуратура Ростовской области проинформировала заявителя, что вина в действиях Службы судебных приставов г. Шахты в связи с неисполнением решений суда отсутствует и что задолженность будет погашена по мере поступления средств из федерального бюджета.

22 марта 2000 года Главное управление юстиции Ростовской области проинформировало заявителя о том, что компенсация пострадавшим от аварии на Чернобыльской АЭС будет выплачиваться из федерального** бюджета.

11 апреля 2000 года Служба судебных приставов г. Шахты уведомила заявителя о невозможности исполнить вынесенные в его пользу решения суда в связи с недостаточным финансированием Министерства труда и социального развития Ростовской области.

16 мая 2000 года прокурор г. Шахты уведомил заявителя о том, что хотя Управление социальной защиты населения по г. Шахты исполнило решение суда от 21 мая 1999 года и произвело перерасчет сумм возмещения вреда здоровью, соответствующие выплаты производиться не могут в связи с отсутствием финансирования.

9 марта 2000 года Шахтинский городской суд проиндексировал сумму возмещения вреда здоровью, установленную решением суда от 3 марта 1997 года, которая так и не выплачивалась заявителю.

В соответствии с решением Министерства финансов Российской Федерации 5 марта 2001 года Управление социальной защиты населения по г. Шахты выплатило заявителю задолженность в размере 113 040 рублей 48 копеек.


Суть жалобы


В соответствии со ст. 2, 13 и 17 Конвенции, а также ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции заявитель жалуется на то, что власти Российской Федерации не исполнили своих обязательств перед ним в отношении выплаты компенсации.


Вопросы права


1. Заявитель жалуется на то, что в соответствии со ст. 2, 13 и 17 Конвенции и статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции компенсация, которую он получал, не соответствует закону. Он также утверждает, что власти Российской Федерации должны нести ответственность за существенные и необоснованные задержки при исполнении окончательных решений суда.

Суд вначале изучил жалобу как поднимающую вопросы в свете ст. 6 Конвенции в связи с неисполнением решения суда, вынесенного в пользу заявителя, и ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Из статьи 6 Конвенции, насколько она относится к настоящему делу, следует:

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом".

Из статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции следует:

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".

Власти государства представили информацию о том, что заявителю выплачена общая сумма задолженности перед ним в размере 113 040 рублей 48 копеек, включая пеню за задержку выплат, сформированная решениями Шахтинского городского суда от 3 марта 1997 года, 21 мая 1999 года и 9 марта 2000 года. Власти государства утверждают, что поскольку материальные требования заявителя были удовлетворены, он не может более рассматриваться в качестве "жертвы" нарушений его прав, предусмотренных Конвенцией, и, таким образом, жалоба должна быть признана необоснованной по смыслу п. 3 ст. 35 Конвенции и должна быть отклонена в соответствии с п. 4 ст. 35 Конвенции. В качестве обоснования задержки исполнения судебных решений власти ссылаются на бюджетные трудности и приостановление производства по одному из исков. В дополнение они отмечают, что в период с января 1999 года по февраль 2001 решение суда от 21 мая 1999 года частично исполнялось.

Заявитель подтверждает получение задолженности в размере 113 040 рублей 48 копеек. Однако он заявляет, что размер ежемесячной компенсации за потерю здоровья тем не менее меньше, чем тот, который должен быть установлен в соответствии с законом. Заявитель не согласен, что имелись какие-либо законные основания для длительного неисполнения судебного решения. Он утверждает, что власти предприняли эффективные шаги только после того, как в дело вмешался Суд. В заключение заявитель просит Суд признать нарушение его прав, предусмотренных Конвенцией, присудить "справедливую компенсацию" и возместить моральный ущерб, а также обязать власти Российской Федерации установить размер получаемой компенсации в соответствии с законом.

В соответствии со ст. 34 Конвенции "... Суд может принимать жалобы от любого физического лица..., которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней...".

В своем решении по делу "Амюур против Франции" ("Amuur v. France") от 25 июня 1996 года Суд в очередной раз указал, что "решение или какая-либо мера в пользу заявителя не является, в принципе, достаточным основанием для лишения его статуса "жертвы" до тех пор, пока национальные органы не признают, в целом или по существу, нарушение Конвенции и, затем, предоставят соответствующую компенсацию" (Reports 1996-III, p. 846, § 36).

Действительно, в настоящем деле власти государства выплатили задолженность. Однако указанная чрезвычайная выплата не была произведена до 5 марта 2001 года, несмотря на то, что решение, вынесенное в пользу заявителя, не исполнялось, по крайней мере, в течение двух лет до означенной даты.

Указанный факт не порождает какого-либо признания национальными властями, прямого или косвенного, нарушения прав заявителя, предусмотренных Конвенцией.

При этих обстоятельствах Суд считает, что заявитель все еще может утверждать, что он является "жертвой" нарушения своих прав, предусмотренных Конвенцией. Из этого следует, что возражение властей государства должно быть отклонено.

Изучив жалобу заявителя на нарушения ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции, Суд пришел к выводу, что она поднимает серьезные вопросы факта и права такой сложности, что ответы на них будут зависеть от изучения жалобы по существу. Таким образом, по смыслу п. 3 ст. 35 Конвенции указанная часть жалобы не является необоснованной, иных оснований для объявления указанной жалобы неприемлемой не установлено.

2. Поскольку заявитель жалуется на нарушения ст. 2, 13, 17 Конвенции, утверждая, что размер получаемой компенсации ниже того, который предусматривается законом, Суд еще раз отмечает, что Конвенция не гарантирует получение социальных льгот как таковых в определенном размере и (или) виде (см. mutatis mutandis судебное решение по делу "Мюллер против Австрии" ("Mueller v. Austria") от 1 октября 1975 года N 5849/72). В связи с этим Суд признал, что указанное обстоятельство не раскрывает каких-либо свидетельств нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней. Из указанного следует, что эта часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная по смыслу п. 3 и 4 ст. 35 Конвенции.

По вышеуказанным причинам Суд единогласно признает приемлемыми, не предопределяя решение по существу вопроса, вопросы неисполнения судебных решений (п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции);

признает неприемлемой оставшуюся часть жалобы.


Секретарь

Эрик Фриберг


Председатель

Христос Розакис


______________________________

* Так в тексте решения Европейского Суда. В указанном Письме Главного управления юстиции Ростовской области от 22 декабря 1999 года N 2793-ж/8236 речь идет о финансировании упомянутых расходов из республиканского бюджета.

** Так в тексте решения Европейского Суда. В указанном письме Главного управления юстиции Ростовской области от 22 марта 2000 года N 2793-ж-99/4041 речь идет о финансировании упомянутых расходов из республиканского бюджета.

В соответствии со ст. 2, 13 и 17 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции заявитель жалуется на то, что власти РФ не исполнили своих обязательств перед ним в отношении выплаты компенсации в связи с ухудшением здоровья, которое наступило вследствие участия заявителя в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС.

Суд указал, что длительная невыплата компенсации после вынесения решения национальным судом позволяет сделать вывод о том, что государство не признало факт нарушения прав лица. В связи с чем заявитель не лишается статуса "жертвы".

Поэтому жалоба в части разрешения вопросов неисполнения судебных решений подлежит дальнейшему рассмотрению.

Претензия заявителя по размеру и форме социальных выплат не подлежат рассмотрению, поскольку не гарантированы Конвенцией и протоколами к ней.


Решение Европейского Суда по правам человека от 21 июня 2001 г. по вопросу приемлемости жалобы N 59498/00, поданной Анатолием Тихоновичем Бурдовым против Российской Федерации (Вторая секция)


Текст решения опубликован в "Журнале российского права", 2001 г., N 12


Тексты публикуемых документов переведены с английского Ю.Ю. Берестневым, О.В. Митиным, А.О. Дерковской


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.