• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 4/2005

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 4/2005


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


Страсбургский Суд как "фол последней надежды"


На официальном сайте Европейского Суда по правам человека размещены статистические данные о деятельности Суда в 2004 году. Выберем из них те, которые могут быть интересны для российского читателя.

В 2004 году в страсбургский Суд поступило всего 40 943 жалобы (для сравнения в 2002 г. - 34 509, 2003 г. - 38 810). Из них 20 350 жалоб признаны неприемлемыми или исключены из списка подлежащих рассмотрению дел (2002 г. - 17 865, 2003 г. - 17 272). Больше всего в 2004 году признавались неприемлемыми жалобы на действия властей Российской Федерации - 3 704. Вообще последние три года Россия - лидер по этому показателю: в 2002 г. таких жалоб было 2 222, в 2003 г. - 3 206.

Надо сказать, что цифровой показатель неприемлемости жалоб довольно неоднозначен, он сам по себе еще не означает, что Европейский Суд становится на сторону национальных властей. С одной стороны, чем больше жалоб в Страсбург, в том числе и признанных неприемлемыми, тем выше недоверие местной Фемиде. С другой стороны, высокое количество жалоб, признанных неприемлемыми, свидетельствует о низком качестве подготовки жалоб, незнании жалобщиками (и их адвокатами) достаточно строгих правил обращения в Европейский Суд. Заявители зачастую пренебрегают ими, воспринимая Европейский Суд как "фол последней надежды": знаешь, что так делать нельзя, но надеешься, что "проскочит". Впрочем, "правовая глухота", пренебрежение к процедуре - чуть ли не национальная черта массового российского сознания.

В 2004 году Европейский Суд рассмотрел всего 20 348 жалоб (2002 г. - 17 867, 2003 г. - 17 276), из которых 19 630 так называемые промежуточные решения (например, предварительное решение о приемлемости жалобы) и 718 - решения по существу жалобы (2002 г. - 844, 2003 г. - 703).

Присмотримся к цифре 718 - количеству решений по существу. Абсолютный и в ближайшее время недосягаемый ни для кого рекордсмен в этой части - Турция. На ее долю приходится 171 вынесенное Европейским Судом решение. Происходит это за счет жалоб-клонов (массовых жалоб в однотипных ситуациях), рассмотрение которых происходит по упрощенной схеме и приводит к тиражированию решений-клонов. Много жалоб рассмотрено против Польши (79), Франции (75), Италии (47), Греции (40). Россия в этом ряду расположилась в "золотой серединке" - 15 рассмотренных жалоб за 2004 год. Кстати, в этой связи следует отметить активизацию рассмотрения жалоб против Российской Федерации в Страсбурге в 1 квартале 2005 года. К 1 апреля мы уже превзошли показатель всего прошлого года - против России рассмотрено уже 19 жалоб: 18 жалоб признаны обоснованными, одна жалоба отклонена.

Весьма познавательным является раздел страсбургской судебной статистики, который фиксирует количество нарушений европейской Конвенции по правам человека в решениях по существу. Например, из 15 принятых решений по жалобам против Российской Федерации лишь в 2 решениях отмечено отсутствие нарушений европейской Конвенции, а в 13 решениях такие нарушения зафиксированы как минимум единожды. Приведем для сравнения этот показатель для других стран: Австрия - принято 17 решений, в 13 отмечены нарушения Конвенции, Бельгия - соответственно 15 и 11, Финляндия - 12 и 8. А в отношении Венгрии и Молдовы принято соответственно 20 и 10 решений, и во всех отмечены нарушения Конвенции.

Любопытны цифры, характеризующие достижение сторонами мировых соглашений. Рекордсмен здесь - Хорватия. На 33 принятых решения по жалобам против этой страны приходится 21 мировое соглашение. Десять мировых соглашений со своим государством заключили турки, 7 - итальянцы, по 4 - французы и поляки. С властями Российской Федерацией в 2004 году никто на мировую не пошел.

На 1 января 2005 года в производстве Европейского Суда находилось 77 950 жалоб. Лидер в этом статистическом ряду - Россия. На ее долю приходится 11 065 жалоб. Далее по убывающей: Польша (10 825), Турция (9 591), Румыния (9 074), Франция (4 535), Украина (4 377), Италия (4 230), Германия (4 018). Меньше всего жалоб, понятное дело, поступает из маленьких стран: Сан-Марино - 9, Лихтенштейна - 7, Андорры - 2.

Отвечая на вопрос "Российской газеты" о причине неблагоприятной страсбургской судебной статистики для России, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Павел Лаптев сказал: "Число жалоб, поданных в Европейский Суд, возрастает буквально изо всех стран. Здесь необходим тщательный анализ. С 5 мая 1998 года (с этого дня нормы европейской Конвенции стали обязательными для России - прим. ред.) против Российской Федерации было подано примерно 22 тысячи с небольшим жалоб. Достаточно значительный рост произошел на рубеже 2003 года, но это потому, что у нас вступили в силу и новый Гражданский процессуальный кодекс, и новый Уголовно-процессуальный кодекс. В результате значительно сократились возможности пересмотра судебных решений как по уголовным, так и по гражданским делам в порядке надзора.

В 2004 году ситуация стабилизировалась. Прогнозировать число жалоб в 2005 году я не берусь, но ясно, что в текущем году возрастет число постановлений ЕСПЧ, вынесенных по существу. В 2002 году их было 2, в 2003 - 5, в 2004 - 15, на начало 2005 года признаны приемлемыми и ожидают рассмотрения по существу 64 жалобы. Это не значит, что во всех случаях будет вынесено постановление против России. Вообще нельзя говорить, что Россия якобы вышла на первое место по числу жалоб, страна большая - если сравнить с учетом населения, то наша страна окажется на рубеже второго и третьего десятка государств", - заметил в заключение П. Лаптев.


По жалобе о нарушении Статьи 1 Конвенции


Вопрос о юрисдикции государств - членов Совета Европы


По делу ставится вопрос о юрисдикции Турции в отношении фактов убийства пастухов, совершенного, предположительно, военнослужащими армии Турции и жестокого обращения военнослужащих с пастухами на территории Северного Ирака.


Исса и другие против Турции
[Issa and others - Turkey] (N 31821/96)


Постановление от 16 ноября 2003 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительницами по делу выступают шесть женщин из Северного Ирака, которые подали жалобы в Европейский Суд как от собственного имени, так и от имени своих погибших родственников. Заявительницы утверждают, что в апреле 1995 года во время проведения подразделениями турецкой армии операции в горах, окружающих их деревню, когда они с мужьями пасли скот, им повстречались турецкие солдаты. Солдаты подвергли заявительниц жестокому обращению, а мужей забрали. Поскольку их дальнейшие самостоятельные поиски родственников не увенчались успехом, заявительницы утверждают, что они в сопровождении членов Курдской демократической партии прибыли в расположение турецкой воинской части, дислоцированной в данном районе, и попросили у военных властей освободить их родственников. Офицер турецкой армии, с которым они встретились, отрицал факт задержания пастухов военнослужащими Турции. Тела родственников заявительниц были обнаружены спустя несколько дней со следами огнестрельных ранений и увечий.

Заявительницы направляли властям несколько жалоб с просьбой провести расследование гибели их мужей, однако до настоящего времени их не известили о каких-либо действиях, предпринятых по этим жалобам. Государство-ответчик признало, что в мае - апреле 1995 года на территории Северного Ирака вооруженные силы Турции действительно проводили военную операцию, однако отрицало, что подразделения вооруженных сил Турции присутствовали в районе, указанном заявительницами. Доказательства, представленные в Европейский Суд заявительницами, включали среди прочего и видеозапись пресс-конференции губернатора их провинции в Северном Ираке, на которой губернатор осудил убийства граждан в ходе турецкой военной кампании; видеозапись содержала кадры, демонстрирующие тела погибших граждан. Заявительницы представили в Европейский Суд также заключение судебного патологоанатома, в котором указывалось, что гильзы патронов были турецкого производства. Государство-ответчик представило в Европейский Суд письмо в поддержку своих доводов о том, что заявительницы вообще не обращались в части турецкой армии на территории Северного Ирака по поводу событий, фигурирующих в деле.


Вопросы права


По поводу предварительных возражений государства-ответчика (по вопросу о юрисдикции Турции). Поскольку государство-ответчик заявило возражения по вопросу о юрисдикции Турции только в своих замечаниях, направленных в Европейский Суд только после принятия им решения от приемлемости данной жалобы, заявительницы утверждают, что государство-ответчика надлежит лишить права возражения на такой поздней стадии производства по жалобе. Однако Европейский Суд счел, что, несмотря на Правило 55 Регламента Европейского Суда* (* В соответствии с Правилом 55 Регламента Европейского Суда любое возражение против приемлемости жалобы должно быть указано, насколько это позволяют характер возражения и обстоятельства, в письменных или устных замечаниях по вопросу о приемлемости жалобы, представляемых государством-ответчиком (прим. перев.).), государство-ответчик не может быть лишено права поднять вопрос о юрисдикции в этой стадии производства по жалобе, поскольку этот вопрос неразрывно связан с фактами, лежащими в основе обвинений заявительниц в том, что погибшие пастухи на момент своей смерти находились под контролем и властью турецких вооруженных сил в Северном Ираке, что постоянно отрицалось государством-ответчиком. Таким образом, вопрос должен считаться актуальным и зарезервированным для разрешения на стадии рассмотрения дела Европейским Судом по существу. Предварительные возражения государства-ответчика отклонены.

По поводу Статьи 1 Конвенции. Хотя по делу никем не оспаривался тот факт, что вооруженные силы Турции проводили военные операции в Северном Ираке в марте и апреле 1995 года, не усматривается, что Турция осуществляла эффективный повсеместный контроль над всей территорией Северного Ирака. Главный вопрос по делу - проводили ли в то время, которое фигурирует в настоящем деле, турецкие войска военные операции в том районе, где произошли убийства пастухов. В свете документальных доказательств, представленных Европейскому Суду сторонами по делу, и памятуя о том, что тот район, где родственники заявительниц были убиты, был в тот период времени районом ожесточенных боев между боевиками Курдской рабочей партии и пешмарга Курдской демократической партии* (* Ядро вооруженных сил Курдистана, в котором ведущей политической силой является Курдская демократическая партия, образовано кадровыми бойцами, называющими себя пешмарга ("идущие на смерть"); Курдская рабочая партия является террористической организацией, против которой объявило борьбу руководство Курдистана и власти Турции (прим. перев.).), нельзя со всей уверенностью сделать вывод, что турецкие войска продвинулись в долины и горы, окружающие деревню, где проживают заявительницы. Кроме того, Европейский Суд не сумел установить на основании отчетов о вскрытии тел убитых и видеозаписей, демонстрирующих гильзы пуль, которые были извлечены из тел убитых, что огонь велся турецкими войсками. Таким образом, невозможно было установить - в требуемой степени доказанности - что турецкие вооруженные силы проводили свои операции именно в том районе, где, как утверждают заявительницы, находились потерпевшие. В свете вышеизложенного Европейский Суд считает, что родственники заявительниц не были в пределах "юрисдикции" Турции, как это следовало установить в целях применения положений Статьи 1 Конвенции, а потому нет необходимости исследовать жалобы заявительниц на основании положений Статей 2, 3, 5, 8, 13, 14 и 18 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 2 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на жизнь


По делу обжалуется факт убийства пастухов на территории Северного Ирака, совершенного, предположительно, военнослужащими армии Турции.


Исса и другие против Турции
[Issa and others - Turkey] (N 31821/96)


Постановление от 16 ноября 2003 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 1 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права человека на жизнь


По делу ставится вопрос об ответственности властей в связи с фактами гибели людей, последовавшей в результате случайного взрыва на свалке, расположенной рядом с кварталом лачуг. По делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции.


Енерйилдиз против Турции
[Оneryildiz - Turkey] (N 48939/99)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


В период событий, ставших предметом разбирательства по данному делу, заявитель и 12 членов его семьи проживали в городке лачуг в районе Юмрание (г. Стамбул). Этот городок образовывали примитивные жилища, возведенные без какого-либо разрешения властей на земле вокруг места свалки отходов, куда свозили мусор из четырех районов города, и свалка находилась в ведении городского совета Стамбула. В экспертном заключении, составленном по запросу районного совета Юмрание, привлекалось внимание властей к тому факту, что условия содержания свалки, нарушавшие соответствующие технические нормы и положения закона "Об охране окружающей среды" [the Environment Act], несли в себе опасности для обитателей трущоб, и что не предпринимались никакие меры для предотвращения взрыва газов, выделяемых продуктами гниения на свалке. Государственный орган с соответствующей компетенцией рекомендовал, чтобы местные власти приняли бы в этой связи необходимые меры и исправили бы положение, поэтому районный совет Юмрание обратился в суд с ходатайством об издании постановления, запрещающего использование свалки другими местными советами.

28 апреля 1993 г., в то время, когда производство по ходатайству районного совета Юмрание завершено еще не было, площадку приема отходов потряс взрыв метана, и отбросы, извергнутые кучей мусора, погребли под собой несколько домов, включая и жилище заявителя, потерявшего девять своих родственников. Полиция и административные власти быстро приступили к расследованию по факту взрыва и гибели людей, и были отданы распоряжения о проведении экспертизы. Официальные расследования были завершены в течение менее чем трех месяцев, и мэров района Юмрание и города Стамбула привлекли к уголовной ответственности. Впоследствии их признали виновными в "преступной халатности при осуществлении своих должностных обязанностей" и назначили наказание в виде штрафов с отсрочкой исполнения наказания; по действующему законодательству это была минимальная санкция.

Позднее заявитель подал иск о возмещении вреда в Административный суд в связи с гибелью своих родственников и утратой имущества. Суд установил наличие прямой причинной связи между случившимся и халатностью властей. По результатам производства по делу, длившемуся почти пять лет, заявителю и его выжившим детям была присуждена компенсация в размере 100 миллионов турецких лир (примерно, 2 077 евро) за причиненный им моральный вред и 10 миллионов турецких лир (примерно, 208 евро) за нанесенный им материальный ущерб, хотя эти суммы выплачены не были. Суд отказался принять во внимание факт разрушения жилища заявителя на том основании, что после случившегося он имел возможность приобрести на весьма выгодных условиях субсидируемое государством жилье; суд также отказался присудить компенсацию за уничтожение электрических приборов, поскольку заявитель не вправе был иметь их в своем жилище, не имевшем водопровода и не подключенном к электрической сети.


Вопросы права


По поводу Статьи 2 Конвенции (вопрос о позитивных обязательствах государства в отношении опасных для жизни и здоровья человека видов деятельности). В Турции существуют правила техники безопасности, регулирующие использование мест хранения отходов, а также расчистку трущоб и проведение восстановительно-оздоровительных работ. В настоящем деле задолго до взрыва газов на свалке у властей имелась информация о том, что жизни и здоровью обитателей городка лачуг угрожала опасность ввиду технологических недостатков в содержании места свалки. Экспертиза, проведенная по распоряжению суда, установила, что место свалки было открытым, и его продолжали использовать в нарушение действующих правил, что место свалки представляло определенную опасность для жизни и здоровья людей и что существовавшее обустройство свалки не способно было предупредить взрыв газов, выделяемых продуктами гниения отходов. Коротко говоря, задолго до несчастного случая со смертельными исходами были выявлены реальность и непосредственность риска для жизни и здоровья людей, и, учитывая тот факт, что место свалки продолжали использовать при неизменных условиях, риск для жизни и здоровья людей мог только возрастать. Соответственно, поскольку власти знали о наличии опасности, исходящей от свалки, они знали или должны были знать еще до случившегося, какому риску подвергаются обитатели трущоб.

Поэтому в соответствии с положениями Статьи 2 Конвенции на властях лежало обязательство предпринять такие профилактические оперативные меры, каковые были необходимы и достаточны для охраны жизни и здоровья обитателей трущоб. Однако совет, отвечающий за место свалки, не принял необходимые срочные меры и также противился принятию таких мер со стороны других властей. Кроме того, в данном случае жертвам несчастного случая нельзя приписывать халатность или отсутствие предусмотрительности, поскольку - хотя соответствующее законодательство и воспрещало им проживать на территории свалки - государство на протяжении многих лет неуклонно придерживалось политики терпимости в отношении районов трущоб, и заявитель пользовался плодами этой терпимости. Административные власти относились к нему как к законному владельцу своего жилья, хотя по закону они были вправе снести это жилье. Власти поэтому проявляли пассивность в отношении его противоправного поведения и создали ситуацию неопределенности, что касается применения ими в отношении жилья соответствующих норм.

Необходимо было принять во внимание, с точки зрения государства, объем инвестиций, необходимый для принятия мер по разрешению проблем со свалкой, однако своевременная установка на территории свалки газовытяжной системы могла бы стать эффективным средством снижения опасности взрыва газа, выделяющегося при разложении отходов, не возлагающим чрезмерное бремя расходов на государство.

Наконец, в отсутствие более практичных мер избежать ситуации, при которой жизнь обитателей трущоб будет подвергнута опасности, даже выполнение государством своей обязанности уважать право общества на получение информации не было бы достаточным. Коротко говоря, как пришли к выводу следственные власти Турции, ответственность государства за случившееся наличествовала. Непринятие административными властями всех доступных им мер для ограждения обитателей трущоб от непосредственной и заведомой опасности привело к нарушению материально-правовой составляющей Статьи 2 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции (принято единогласно).

От государства требовалось обеспечить "адекватное" судебное реагирование - посредством применения норм уголовного права - на факты смертей людей, причиненные опасной ситуацией на свалке. Нормы уголовного судопроизводства, действовавшие в Турции на момент фигурирующих по делу событий, были частью системы, которая теоретически выглядела достаточной для того, чтобы защитить право человека на жизнь в контексте опасной для жизни и здоровья людей деятельности. На практике власти провели быстрое административное и уголовное расследование, оперативно установили причины трагедии, и смерти людей, а также виновных в этом. Вопрос поэтому состоит в том, были ли судебные власти полны решимости наказать виновных. Однако производство по уголовному делу, возбужденному по факту взрыва газа на территории свалки, имело перед собой единственную цель - установить, могли бы соответствующие официальные лица нести ответственность за халатность при осуществлении своих должностных обязанностей, оставляя тем самым в состоянии неопределенности вопрос об их ответственности за гибель людей. Приговор суда ссылался на смерть людей как на фактическое обстоятельство дела, но в приговоре не было никакого признания ответственности властей за неспособность защитить право человека на жизнь. Нет никакого указания на то, что суд первой инстанции в достаточной мере изучил вопрос о чрезвычайно тяжких последствиях случившегося; лицам, на которых была возложена ответственность, было, в конце концов, назначено минимальное наказание, предусмотренное законом, исполнение которого к тому же было отложено. Коротко говоря, судебное реагирование на трагедию не обеспечило возложение на государственных должностных лиц ответственности в полном объеме за их роль в несчастном случае со смертельным исходом и эффективное применение положений законодательства страны, гарантирующих уважение к праву человека на жизнь; в частности, не была приведена в действие превентивная функция уголовного права. Отсутствие - в связи со случаем,связанным с гибелью людей, причиненной опасным видом деятельности - адекватной защиты "законом" права человека на жизнь и отсутствие предупреждения в будущем подобного рода вида деятельности, угрожающего жизни людей, образуют нарушение процессуально-правовой составляющей Статьи 2 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции (принято шестнадцатью голосами "за" и одним "голосом "против").

По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции

(a) Вопрос о применимости по делу положений Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Жилище заявителя было незаконно возведено на участке земли, принадлежащем государственному казначейству, и не отвечало соответствующим техническим нормам. Невозможно установить, имел ли заявитель право на получение выгоды от нормативных актов, которыми ситуация могла бы быть урегулирована, и им был бы получен правовой титул на занимаемый им участок земли, но в любом случае он в этом направлении никаких шагов не предпринимал. Соответственно, надежда, которую он высказал Европейскому Суду, относительно того, что когда-нибудь в будущем данный участок земли будет передан ему во владение, не образует вида "правопритязания, в достаточной мере установленного" для того, чтобы подлежать исполнению судами, и потому не образует "имущества".

Что касается незаконно возведенного жилища заявителя, то власти умышленно не вносили его, хотя и имели на это право; такая терпимость означала фактическое признание со стороны властей того обстоятельства, что Енерйилдиз и его родственники располагали правом собственности на свое жилище и движимое имущество. Более того, неопределенность, созданная позицией властей в отношении исполнения закона, что касается ограничения незаконных поселений на государственной земле, не заставляла заявителя опасаться, что его ситуация может в одночасье измениться. Коротко говоря, право собственности Енерйилдиза на свое жилище имеет такой достаточный характер и признано властями в такой достаточной мере, чтобы образовать существенное право и тем самым и "имущество".

(b) Вопрос о праве заявителя на беспрепятственное пользование своим имуществом. Существует причинная связь между грубой небрежностью государства и разрушением жилища заявителя в результате оползня, которая приравнивается к нарушению государством своего позитивного обязательства по Статье 1 Протокола N 1 к Конвенции предпринимать все возможное для охраны имущественных интересов заявителя. Из этого позитивного обязательства вытекало требование, чтобы власти страны предприняли бы такие же практические шаги, чтобы избежать разрушения жилища Енерйилдиза, какие указаны при оценке обстоятельств дела в контексте Статьи 2 Конвенции. Однако государство не предприняло таких шагов. Выгоды, предоставленные заявителю в виде выделения субсидируемого государством жилья, нельзя считать надлежащей компенсацией причиненного ему материального ущерба, и власти так и не признали факт нарушения права заявителя на беспрепятственное пользование своим имуществом. Енерйилдиз поэтому не утратил свой статус "жертвы" нарушения требований Конвенции. Компенсация, присужденная заявителю за причиненный ему материальный ущерб вступившим в силу решением суда, до сих пор не выплачена, и это приравнивается к нарушению права на реализацию удовлетворенного судом материального требования.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято пятнадцатью голосами "за" и двумя голосами "против").

По поводу Статьи 13 Конвенции. Вопрос об эффективности средства правовой защиты в отношении нарушения требований Статьи 2 Конвенции. Уголовное дело, возбужденное по факту взрыва газа на свалке, повлекшего гибель людей, было неадекватным средством охраны права человека на жизнь (см. оценку обстоятельств настоящего дела в контексте процессуально-правовой составляющей Статьи 2 Конвенции), хотя в результате официального расследования были установлены обстоятельства случившегося и виновные лица. Соответственно, заявитель находился в такой ситуации, когда он мог прибегнуть к средствам правовой защиты, имеющимся в его распоряжении в соответствии с законами Турции, для получения компенсации за причиненный ему вред.

Административно-процессуальное средство защиты интересов, использованное заявителем, было, на первый взгляд, достаточным для исполнения требований Енерйилдиза, лежащих в основе его заявления о смерти родственников, и его использование могло привести к выплате ему адекватной компенсации за ущерб, причиненный нарушением требований Статьи 2 Конвенции, факт которого был установлен выше. Тем не менее на практике это средство оказалось неэффективным. В частности, сумма компенсации, присужденной заявителю в связи с потерей его близких родственников, не была ему выплачена, а производство по делу не велось с должным тщанием.

Хотя для целей применения положений Статьи 13 Конвенции предусмотренная турецким законодательством возможность ходатайствовать о вступлении в производство по уголовному делу в качестве гражданского истца в принципе должна приниматься во внимание, в настоящем деле заявителя нельзя попрекать тем, что он не прибегнул к этому способу отстаивания своих прав, поскольку, как указывалось выше, административно-процессуальное средство защиты своих интересов, к которому он прибег, выглядело эффективным и способным напрямую возместить причиненный ему вред, а уголовно-процессуальное средство не могло быть им использовано одновременно.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции (принято пятнадцатью голосами "за" и двумя голосами "против").

Заявителю было отказано в эффективном средстве правовой защиты в отношении предполагаемого нарушения его права, предусмотренного Статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, ввиду отсутствия тщания властей в вопросе о принятии решения о выплате компенсации и невыплате суммы компенсации, присужденной ему за утрату своего имущества. Хотя Енерйилдизу были предоставлены выгоды в виде выделения альтернативного жилья, Европейский Суд считает, что это - вопрос, который надлежит рассматривать в контексте Статьи 41 Конвенции. Кроме того, поскольку получение таких выгод не лишает его статуса жертвы предполагаемого нарушения положений Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. выше), то оно не может лишить его и права на эффективное средство правовой защиты в отношении Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции (принято пятнадцатью голосами "за" и двумя голосами "против"). Европейский Суд счел, что по делу нет отдельного вопроса в контексте пункта 1 Статьи 6 и Статьи 8 Конвенции.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции.

Что касается нарушений права на беспрепятственное пользование имуществом. Что касается разрушения собственности заявителя, то он, похоже, не претерпел ущерб по своему объему больший, чем выгода, которую он приобрел от операции, связанной с приобретением по сниженной цене жилья взамен утраченного, поэтому установление Европейским Судом факта нарушения требований Конвенции по данному пункту жалобы само по себе является справедливой компенсацией причиненного заявителю морального вреда. Что же касается утраты движимого имущества в результате несчастного случая, то сумма компенсации материального ущерба, присужденная заявителю на внутригосударственном уровне (208 евро), не принимала в расчет утраченные электрические приборы, и заявителю выплачена не была. Результаты производства по делу в части выплаты компенсации не могут быть потому приняты во внимание Европейским Судом для целей применения Статьи 41 Конвенции, и Суд присуждает заявителю компенсацию в размере 1 500 евро.

Что касается нарушения права на жизнь. Сумма компенсация ущерба, присужденная заявителю на внутригосударственном уровне (2 077 евро), выплачена ему не была, и в особых обстоятельствах настоящего дела решение заявителя не возбуждать исполнительное производство по взысканию указанной суммы нельзя считать отказом от права на ее получение; Европейский Суд присуждает заявителю совокупную компенсацию в размере 135 тысяч евро.

Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении издержек и иных расходов, понесенных в связи с разбирательством его дела в учреждениях Конвенции, хотя заявитель и не обосновал свои требования в этой связи.


Вопрос об исполнении государством своих позитивных обязательств по охране права человека на жизнь


По делу обжалуются нарушения права человека на жизнь, имевшие место в результате опасной для жизни и здоровья людей деятельности, и неэффективность предпринимавшихся властями предупредительных мер и применение ими уголовных санкций против виновных в происшедшем лиц. По делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции.


Енерйилдиз против Турции
[Оneryildiz - Turkey] (N 48939/99)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


(См. выше.)


По жалобе о нарушении пункта 2 Статьи 1 Конвенции


Вопрос о законности применения силы государством


По делу обжалуется факт смерти наркомана после того, как он, находясь в состоянии крайнего нервного возбуждения, был арестован двумя сотрудниками полиции. Жалоба признана приемлемой.


Скавуццо-Хагер против Швейцарии
[Scavuzzo-Hager - Switzerland] (N 41773/98)


Решение от 30 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 Статьи 35 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о соблюдении государством запрета на бесчеловечное или унижающее достоинство человека обращение


По делу обжалуется факт предположительно жестокого обращения с человеком, содержавшимся под стражей в полиции, и ставится вопрос об эффективности расследования, проведенного властями по данному факту. В разных вопросах по делу были допущены нарушения требований Статьи 2 Конвенции и одновременно эти требования нарушены не были.


Мартинез Сала и другие против Испании
[Martinez Sala and others - Spain] (N 58438/00)


Постановление от 2 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Пятнадцать заявителей - граждане Испании, которых арестовала полиция перед открытием Олимпийских игр в Барселоне в ходе проведения полицейской операции по выявлению и задержанию лиц, предположительно сочувствующих движению за независимость Каталонии* (* Каталония - автономная область Испании (прим. перев.).). В своей жалобе в Европейский Суд заявители утверждают, что при производстве ареста сотрудники полиции подвергли их жестокому обращению; их также подвергали жестокому обращению в период задержания в полиции до доставления их в суд, период, который у разных заявителей продолжался от двух до шести дней.

Государство-ответчик оспаривает факты жестокого обращения с заявителями. Ни в одном из многочисленных заключений, составленных судебно-медицинскими экспертами по результатам медицинского обследования заявителей в указанный период, не указывалось на признаки насилия, примененного в отношении заявителей. В заключениях отмечалось, что, помимо следов от наручников, у некоторых задержанных имелись поверхностные травмы, гематомы, покраснения и воспаления кожи.

Заявители обращались в суд с несколькими жалобами на жестокое обращение со стороны полицейских. Следственный судья предложил судебно-медицинскому эксперту, который проводил медицинский осмотр задержанных, описать обстоятельства, при которых этот осмотр проводился. Основываясь на заключениях судебно-медицинской экспертизы, проведенной в период задержания заявителей, и на заключении судебно-медицинской экспертизы, назначенной следственным судьей, суды пришли к выводу, что по делу не имелось доказательств, свидетельствующих о реальных фактах жестокого обращения с задержанными, а также, что установить лиц, вероятно совершивших предположительные преступления, было для властей трудно. Те заявители, которым были предъявлены обвинения в терроризме и преступлениях, совершенных вооруженной бандой, были осуждены, им были назначены наказания в виде лишения свободы сроком от одного года до десяти лет; другие же заявители были оправданы.


Вопросы права


По поводу Статьи 3 Конвенции.

Вопрос об обоснованности утверждений заявителей о жестоком обращении с ними во время производства ареста и в период содержания под стражей в полиции.

Утверждения заявителей о жестоком обращении с ними не подкреплены доказательствами, которые были представлены Европейскому Суду: в заключениях, составленных судебно-медицинскими экспертами по результатам медицинского обследования заявителей, не упоминались какие-либо значительные следы жестокого обращения, а заключения, которые были подготовлены врачами, приглашенными шестью заявителями после своего освобождения из-под стражи, не прояснили вопрос, имело ли место жестокое обращение с ними или нет. Кроме того, расследование, проведенное властями страны, не было в достаточной мере полным, чтобы установить, какая из имевшихся версий событий была более достоверной.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу требования Статьи 3 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

Вопрос об обязанности государства провести эффективное официальное расследование фактов, легших в основу утверждений заявителей.

При расследовании жалоб заявителей на жестокое с ними обращение власти страны полагались на заключения, составленные судебно-медицинским экспертом по результатам медицинского обследования заявителей, которое производилось в период их содержания под стражей, и на заключение, подготовленное тем же судебно-медицинским экспертом, относительно обстоятельств проведения медицинского обследования. И только на этом единственном основании суды Испании заключили, что не имеется доказательств фактов, которые стали предметом жалоб заявителей. По мнению Европейского Суда, проведенное властями расследование по жалобам заявителей не было в достаточной мере тщательным и эффективным. Хотя в своих жалобах заявители и указали на тех сотрудников полиции, которые их допрашивали, суды постановили, что установить лиц, предположительно виновных в жестоком обращении с задержанными, было трудно; таким образом, у тех сотрудников полиции, на которых указали заявители, не были взяты объяснения. Более того, судебные власти отказались удовлетворить ходатайство заявителей о приобщении к материалам дела объяснения сотрудников полиции и заключения судебно-медицинской экспертизы. Судебные власти также не взяли показания у самих заявителей по поводу случившегося. Коротко говоря, власти отклонили все ходатайства заявителей по поводу сбора доказательств, тем самым отказывая им в разумной возможности прояснить вопросы, в связи с которыми они подавали свои жалобы.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить каждому заявителю компенсацию в размере 8 тысяч евро в возмещение причиненного ему морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении им совокупной искомой суммы судебных издержек и иных расходов, понесенных ими в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о соблюдении государством запрета на бесчеловечное обращение


По делу обжалуется факт предположительно жестокого обращения полицейских с лицом и ставится вопрос об эффективности расследования, проведенного властями по данному факту. Жалоба признана приемлемой.


Бекос и Кутропулос против Греции
[Bekos and Koutropoulous - Greece] (N 15250/02)


Решение от 23 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 14 Конвенции.)


Вопрос о высылке из страны гражданина иностранного государства


По делу обжалуется высылка из страны гражданина Тоголезской Республики, инфицированного вирусом иммунодефицита человека. Жалоба признана неприемлемой.


Аменижан против Нидерландов
[Amegnigan - Netherlands] (N 25629/04)


Решение от 25 ноября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, гражданин Тоголезской Республики, прибыл в Нидерланды в сентябре 2000 года и безуспешно обращался к властям с прошением о предоставлении убежища в стране. Впоследствии ему был поставлен диагноз как лицу, зараженному ВИЧ-инфекцией, и предоставлено противоретровирусное лечение* (* Поскольку ВИЧ - ретровирус, при лечении ВИЧ/СПИДа применяются противоретровирусные препараты (прим. перев.).). Его второе и третье прошения о предоставлении убежища, которые он обосновывал проблемами со здоровьем и подкрепил медицинским заключением о том, что, если он прекратит прием препаратов против ВИЧ-инфекции, то его жизнь будет поставлена под угрозу, были властями также отклонены. В октябре 2003 года министр по делам иммиграции и интеграции Нидерландов своим решением установила, что заболевание заявителя не достигло угрожающей жизни стадии, на которой его высылка из страны вступила бы в противоречие с требованиями Статьи 3 Конвенции. Кроме того, причины, по которым заявитель выехал из Того, не были связаны с проблемами его здоровья, и он мог бы обратиться к властям с прошением о выдаче временного вида на жительство по медицинским основаниям. Государственный совет Нидерландов* (* В Нидерландах Государственный совет является высшим органом административной юстиции и одновременно консультативным учреждением для высших органов государственной власти (прим. перев.).) утвердил это решение министра.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 3 Конвенции. Несмотря на тяжелое состояние здоровья заявителя, нет никаких признаков того, что у него СПИД на продвинутой стадии этого заболевания или что Аменижан страдает каким-то еще заболеванием, вызванным ВИЧ-инфекцией. Поскольку в Того лечение ВИЧ-инфицированных лиц в принципе доступно, хотя его стоимость в этой стране высока, и памятуя о том, что в своей стране заявитель мог рассчитывать на материальную поддержку семьи, обстоятельства его ситуации не имеют такого исключительного характера, что его высылка из Нидерландов могла бы быть приравнена к обращению с человеком, запрещенному Статьей 3 Конвенции. Жалоба признана явно необоснованной.


По жалобе о нарушении Статьи 5 Конвенции


По жалобе о нарушении пункта 3 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о том, что право распорядиться о заключении человека под стражу до суда принадлежит судье или иному должностному лицу, наделенному согласно закону судебной властью


По делу ставится вопрос об отсутствии у магистратского суда полномочия рассматривать ходатайства об освобождении задержанного из-под стражи под залог. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Маккей против Соединенного Королевства
[McKay - United Kingdom] (N 543/03)


[Жалоба коммуницирована IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель был арестован по подозрению в совершении разбойного нападения. Через два дня после ареста он подал ходатайство об освобождении из-под стражи под залог, и для решения вопроса об избрании меры пресечения был доставлен в магистратский суд. На слушании в суде сотрудник полиции дал показания, что разбойное нападение, в совершении которого подозревался заявитель, не было связано с терроризмом. Местный судья-магистрат, тем не менее, отклонил ходатайство заявителя на том основании, что в соответствии с Законом "О борьбе с терроризмом" [the Terrorism Act] 2000 года разбойное нападение считалось "списочным" преступлением* (* Списочное" преступление [scheduled offence] - преступление, включенное в прилагаемый к тексту закона список преступлений, производство по делам о которых ведется по оговоренным в законе правилам. Понятие применяется в отношении упомянутого закона "О борьбе с терроризмом" (прим. перев.).), и потому он был не вправе вынести постановление об освобождении заявителя. Ходатайство заявителя об освобождении из-под стражи под залог было рассмотрено и удовлетворено Высоким судом четыре дня спустя после ареста. Маккей жалуется в Европейский Суд на нарушение положений Статьи 5 Конвенции, поскольку после его ареста не проводилось автоматически слушание по вопросу о возможном освобождении из-под стражи под залог.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 5 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции [гражданско-процессуальный аспект]


Вопрос о применимости в деле положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о частной компании, выступающей в качестве поручителя по таможенным задолженностям. Положения Статьи 6 Конвенции к данному делу применимы.


Компания "О.Б. Хеллер А.С." и банк "Ческословенска обходни банка А.С." против Чешской Республики
[O.B. Heller A.S. and "eskoslovensk< ObchodnR Banka A.S. - Czech Republic] (N 55631/00, 55728/00)


Решение от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. также ниже ссылки на данное дело в контексте Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.)


Обстоятельства дела


В 1996 году обе компании-заявители составили гарантийной письмо касательно уплаты таможенных сборов. В этом письме они взяли на себя обязательство выплачивать таможенным органам любые суммы - вплоть до определенного максимума - таможенных сборов, которые могут быть предъявлены к оплате компании по импорту товаров. Таможенные органы позже предъявили к оплате все суммы таможенных задолженностей, возникших у соответствующих компаний по импорту товаров за определенный период времени, в результате чего от компаний-заявителей потребовали выплатить общую сумму задолженностей, которая превышала максимальную сумму, оговоренную в гарантийном письме. Исходя из того, что данные ими гарантии предполагают выплату только максимальной суммы, указанной в гарантийном письме, компании-заявители предъявили в суд иск, оспаривая предъявленные им требования.

Административный суд в своем решении указал, что в соответствии с положениями Таможенного кодекса гарантийное письмо с обязательством выплачивать задолженности вплоть до определенной максимальной суммы гарантирует выплату не только одноразовой задолженности, но и каждой таможенной задолженности дебитора, возникшей в период действия гарантии, поскольку - согласно соответствующим нормам - таковая гарантия является на самом деле так называемой всесторонней таможенной гарантией. В своем решении по делу Конституционный суд Чешской Республики подтвердил законность толкования, данного властями соответствующим нормам Таможенного кодекса.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 6 Конвенции.

Вопрос о применимости в деле положений Статьи 6 Конвенции. Государство-ответчик оспаривает применимость положений Статьи 6 Конвенции к настоящему делу. Власти государства-ответчика считают, что спор касается таможенных вопросов, то есть такой сферы, которая, как и споры по поводу налогов, является сферой применения сугубо неоспариваемых публично-правовых прерогатив государства. Со своей стороны Европейский Суд счел, что решения, вынесенные не в пользу компаний-заявителей в отношении выплаты таможенных задолженностей, не имели своим следствием преобразование данного обязательства в обязательство по выплате "налогов" в строгом смысле этого понятия. Скорее, это - обязательство урегулировать долг. Компании-заявители не имели статус должника, поскольку не они представляли таможенные декларации (это делали компании по импорту товаров) и стали участниками дела только потому, что были третьей стороной как поручители. Дело затрагивало спор о содержании гарантийного письма, касавшегося взаимоотношений между компаниями-заявителями, компаниями, основывающимися на частном праве, и компаниями по импорту товаров. В этом отношении производство по данному делу в Европейском Суде касается спора "гражданско-правового" характера в значении пункта 1 Статьи 6 Конвенции.

Вопрос о соблюдении права на публичное разбирательство дела судом. Компании-заявители жалуются в Европейский Суд на то, что по их делу в Конституционном суде не было проведено слушание. Однако непроведение слушания по делу в Конституционном суде может быть компенсировано тем, что публичные слушания проводились на решающих стадиях производства по делу, когда выносилось решение по существу жалобы компаний-заявителей. В настоящем деле каждый из нижестоящих судов проводил, по крайней мере, одно слушание, на котором стороны имели возможности изложить свою позицию по делу, которая относилась ко всему спору во всей его полноте. Жалоба признана явно необоснованной (см. решение Европейского Суда по делу "Хуфова против Чешской Республики" [Houfova v. Czech Republic], вынесенное 1 июля 2003 г., и, как утверждение от обратного - Постановление Европейского Суда по делу "Малхус против Чешской Республики" [Malhous v. Czech Republic], вынесенное 12 июля 2001 г., "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights]* (* С оригиналами "Информационных бюллетеней по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" на английском языке можно ознакомиться на веб-сайте http://www.echr.coe.int/Eng/InformationNotes/InformationNotes.htm (прим. перев.).) N 32).


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Возложение обязательства выплатить многочисленные суммы задолженностей, накопленных дебиторами, с привлечением ранее полученных финансовых средств представляло собой акт вмешательства государства в беспрепятственное пользование имуществом. Суды, рассматривавшие дело, не применяли правовые нормы, фигурирующие в деле, явно ошибочно или таким образом, что это привело к произвольным выводам по делу. Сам по себе факт, что применимое по делу законодательство можно было толковать не единым образом, не дает оснований для вывода, что указанный акт вмешательства был непредвиденным или произвольным и - соответственно - противоречащим требованию законности. Конечно, система таможенных платежей в соответствии со всесторонней таможенной гарантией налагала определенное бремя на компании-заявители. Однако компании-заявители добровольно приняли на себя соответствующие обязательства в ходе своей профессиональной деятельности, и у них имелись достаточные возможности в ходе производства по делу изложить свои аргументы соответствующим властям. Кроме того, компании-заявители не продемонстрировали Европейскому Суду, каким именно образом отразилось на них чрезмерное бремя. На самом деле, похоже, что, в отличие от компаний-должников, которые обанкротились, компании-заявители не рухнули и продолжают свою деятельность. Следовательно, учитывая определенную свободу усмотрения в регламентации прав человека, которой пользуются государства в данной сфере, требование о пропорциональности вмешательства государства в реализацию прав человека в данном деле было соблюдено.


Вопрос о содержании прав и обязанностей гражданско-правового характера


По делу ставится вопрос об осуществлении лицом права на незагрязненную окружающую среду: лицо, проживающее рядом с золотым прииском, обратилось к властям с заявлением об отмене решения, разрешавшего использование токсичного вещества в технологическом процессе на прииске. Положения Статьи 6 Конвенции к данному делу применимы.


Ташкин и другие против Турции
[Taskin and others - Turkey] (N 46117/99)


Постановление от 10 ноября 2004 г. [вынесено III Секцией (в прежнем составе)]


(См. ниже.)


Вопрос о соблюдении права человека на доступ к правосудию


По делу ставится вопрос о толковании правила о порядке производства по жалобам по вопросам права, в результате которого была отклонена как неприемлемая жалоба, объявленная приемлемой тем же самым судом семью годами ранее. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Саэз Маэсо против Испании
(Saez Maeso - Spain] (N 77837/01)


Постановление от 9 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


По поводу пункт 1 Статьи 6 Конвенции. Извлечение из текста Постановления: "<...> Жалоба заявителя по вопросам права была отклонена [в июне 2000 года] на том основании, что заявитель не выполнил формальные требования, касающиеся приемлемости жалоб, хотя сама эта жалоба по вопросам права была объявлена приемлемой [в июне 1993 года] <...> Более конкретно: жалоба по вопросам права, заявленная в Верховный суд Испании, сначала была объявлена приемлемой, а затем отклонена ввиду неисполнения процессуальных требований, касающихся порядка подачи жалоб [статья 96 Закона "О спорах подведомственности административных дел" {the Contentious Administrative Jurisdiction Act}]; при этом заявителю не была предоставлена возможность представить свои доводы по данному вопросу в конкретно обозначенные сроки.

По мнению Европейского Суда, толкование закона Верховным судом в данном случае является слишком узким, имея в виду, как указывает заявитель, что новый закон, N 29/1998 от 13 июля 1998 г., предусматривает, что стороны по делу должны быть извещены о наличии возможных оснований для неприемлемости жалобы. Поскольку делом затрагивается принцип правовой определенности, речь идет не просто о проблеме толкования правовой нормы, а о толковании процессуального требования, из-за которого жалоба не была рассмотрена по существу; тем самым воспоследовало нарушение права человека на эффективную защиту его интересов судами.

Европейский Суд отмечает, что заявителя нельзя упрекнуть в том, что он действовал по небрежности или допустил ошибку при подаче своей жалобы, которая сначала была объявлена приемлемой Верховным судом, а затем более семи лет спустя отклонена тем же самым судом ввиду неисполнения заявителем формальных процессуальных требований. Однако Европейский Суд при этом считает, что процессуальные условия подачи жалоб по вопросам права в Верховный суд не могут быть сами по себе поставлены под вопрос. Тем не менее конкретная комбинация фактов по данному делу, включая тот факт, что между принятием двух решений по жалобе Верховным судом прошло семь лет, разрушила соотношение пропорциональности между процессуальными ограничениями, как они были применены по настоящему делу, и последствиями их применения. Отсюда следует, что чрезмерно узкое толкование судами процессуального правила лишило заявителя права на доступ к правосудию, имея в виду права на слушание его жалобы по вопросам права. Европейский Суд посему считает, что имел место факт нарушения положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции".


Вопрос о соблюдении права человека на разбирательство его дела судом


По делу обжалуется неисполнение вступившего в силу решения суда. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Компания "Куфай ко. ш.п.к." против Албании
[Qufaj Co. Sh.P.K. - Albania] (N 54268/00)


Постановление от 8 ноября 2003 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, строительная компания, приобрела у муниципалитета г. Тирана участок земли. Муниципалитет при этом выдал компании разрешение на планировочные работы, предусматривавшие возведение на данном участке жилого дома на 500 квартир. Однако впоследствии муниципалитет отказал компании в выдаче требуемого разрешения на строительство дома. Иск заявителя с требованием выплаты компенсации был отклонен Окружным судом, но удовлетворен Апелляционным судом. Муниципалитет не обжаловал решение Апелляционного суда, которое вступило в силу. Несмотря на уведомления, направлявшиеся муниципалитету службой исполнения судебных решений, с требованием исполнить решение Апелляционного суда, муниципалитет постоянно отказывался выплатить компенсацию, ссылаясь на отсутствие средств в бюджете. Заявитель возбудил производство в Конституционном суде Албании, но его требования были отклонены Конституционным судом со ссылкой на неподсудность спора этому суду.


Вопросы права


По поводу предварительных возражений государства-ответчика (в отношении отсутствия у заявителя статуса жертвы нарушения Конвенции). Факты, по поводу которых компания-заявитель подала свою жалобу в Европейский Суд, имели место до того, как она не выполнила требования о регистрации и прекратила свое существование в качестве "прежнего" юридического лица. Предварительные возражения государства-ответчика отклонены.

По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции (вопрос о соблюдении права человека на справедливое разбирательство дела в суде). Правила справедливого судебного разбирательства в данном случае должны были бы быть истолкованы таким образом, чтобы гарантировать заявителю эффективное средство правовой защиты, позволившее бы исполнить судебное решение, вынесенного в его пользу. Таким образом, Конституционный суд имел соответствующие полномочия и мог бы рассмотреть жалобу компании-заявителя. В любом случае заявителю нельзя было препятствовать в получении выгоды от судебного решения, вынесенного в его пользу, на том основании, что государство якобы испытывало финансовые трудности. Посему в данном деле имел место факт нарушения пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд постановил, что государство-ответчик должно выплатить компании-заявителю всю сумму, присужденную им национальными судами (60 миллионов лек). Помимо этого Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 70 тысяч евро в возмещение причиненного ему морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о соблюдении права человека на разбирательство дела судом


По делу обжалуется неисполнение вступивших в силу решений суда о взыскании с государственного предприятия задолженностей в пользу работников. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Михайленко и другие против Украины
[Mykhaylenky and others - Ukraine] (N 35091/02, 35196/02, 35201/02, 35204/02, 35945/02, 35949/02, 35953/02, 36800/02, 38296/02, 42814/02)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права человека на разбирательство его дела судом


По делу ставится вопрос о правомерности пересмотра в надзорном порядке вступившего в силу и обязательного к исполнению решения суда. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Трегубенко против Украины
[Tregubenko - Ukraine] (N 61333/00)


Постановление от 2 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


Обстоятельства дела


В 1993 году Верховный суд Украины отменил решение областного суда, оставив в силе судебные решения, ранее вынесенные в пользу заявителя. Решение Верховного суда вступило в законную силу. Однако в течение нескольких лет оно не было полностью исполнено, в 1998 году заместитель председателя Верховного суда внес протест в порядке надзора с требованием отменить судебные решения, вынесенные в пользу заявителя. Пленум Верховного суда удовлетворил протест и оставил в силе первоначальное решение городского суда, которое было вынесено в 1991 году и которым отклонялась жалоба заявителя по мотиву неподведомственности спора.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. В период времени, фигурирующий в деле, законодательство Украины не предусматривало каких-либо сроков для внесения протестов в порядке надзора. Удовлетворив протест по данному делу, Верховный суд аннулировал весь процесс производства по делу, завершившийся вступившим в силу и обязательным к исполнению судебным решением. Вопрос в настоящем деле заключается в нарушении принципа правовой определенности, а не в акте вмешательства исполнительной власти в отправлении правосудия. Поэтому не имеет значения, что в данном случае протест был внесен судьей, а не прокурором, как это имело место в деле "Брумареску против Румынии" [Brumarescu v. Romania], Постановление по которому было вынесено Европейским Судом 28 октября 1999 г. Был нарушен принцип правовой определенности. Кроме того, тот факт, что Верховный суд постановил, что гражданские споры определенной категории исключаются из ведения судов, нарушил право человека на доступ к правосудию.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Отмена вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного в пользу заявителя, являет собой акт лишения собственности и нарушает справедливый баланс, возлагая на заявителя индивидуальное и чрезмерное бремя.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в возмещение причиненного заявителю материального ущерба и морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о соблюдении права человека на разбирательство его дела судом


По делу обжалуются неисполнение постановления Государственного совета, а также последующие административные решения, принимавшиеся с целью обойти требования этого постановления. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Ташкин и другие против Турции
[Taskin and others - Turkey] (N 46117/99)


Постановление от 10 ноября 2004 г. [вынесено III Секцией (в прежнем составе)]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 8 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права человека на публичное разбирательство его дела судом


По делу обжалуется непроведение открытого заседания Конституционного суда по делу. Жалоба признана неприемлемой.


Компания "О.Б. Хеллер А.С." и банк "Ческословенска обходни банка А.С." против Чешской Республики
[O.B. Heller A.S. and Ceskoslovenska ObchodnR Banka A.S. - Czech Republic] (N 55631/00, 55728/00)


Решение от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше.)


Вопрос о соблюдении права человека на разбирательство его дела беспристрастным судом


По делу ставится вопрос о беспристрастности судьи Апелляционного суда, который при предыдущем производстве по гражданскому иску заявителей выступал в качестве юридического представителя противостоявшей им по делу стороны. По делу требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были.


Пуолитайвал и Пирттиах против Финляндии
[Puolitaival and Pirttiaho - Finland] (N 54857/00)


Постановление от 23 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией (в прежнем составе)]


Обстоятельства дела


Заявители являлись владельцами компании, которая в феврале 1992 года возбудила исковое производство против инвестиционного банка. В декабре 1992 года Окружной суд оставил исковые требования без рассмотрения. В ноябре 1993 года Апелляционный суд постановил, что заявленные исковые требования должны быть рассмотрены, и направил дело на рассмотрение Окружного суда, который в апреле 1997 года эти требования отклонил. В августе 1998 года Апелляционный суд оставил в силе это решение Окружного суда. Дело рассматривалось Апелляционным судом в составе трех судей, одним из которых была P. L. Компания, владельцами которой были заявители, обратилась в Верховный суд Финляндии с ходатайством о выдаче разрешения на подачу жалобы на решение Апелляционного суда. Компания указала в своем обращении, что судья P. L. была пристрастна, поскольку по гражданскому делу, возбужденному компанией ранее, в 1991 году, интересы противостоявшей им стороны представляла адвокатская фирма, в которой P. L. в то время была партнером. В частности, она подписала уведомление о подаче апелляционной жалобы по тому делу, производство по которому завершилось в феврале 1993 года. В этой связи Верховный суд получил от P. L. объяснение, которое было доведено до сведения заявителей, и на основании которого суд отклонил ходатайство о выдаче разрешения на подачу жалобы.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции (вопрос о соблюдении права обвиняемого на разбирательство дела беспристрастным судом). Нет никаких указаний на то, что в Апелляционном суде существовал порядок, при котором гарантировалось бы, что судьям напоминают об их прежнем участии в том или ином качестве в производстве по каким-либо делам. Однако, отметив, что имеется определенная опасность возникновения проблем конфликта интересов в системе, при которой вопросы определения наличия конфликта интересов отдаются полностью на оценочное разрешение самого судьи, Европейский Суд подчеркивает, что его задача в данном случае ограничена оценкой, не выявили ли конкретные обстоятельства настоящего дела какую-либо пристрастность судьи. В этом отношении Европейский Суд подтверждает, что двойственная роль какого-либо судьи в конкретном деле может при определенных обстоятельствах негативно сказаться на беспристрастности судебного органа. В настоящем деле, тем не менее, в отличие от дела "Веттстайн против Швейцарии" [Wettstein v. Switzerland], Постановление Европейского Суда по которому было вынесено 21 декабря 2000 г., двойственные функции судьи не совпали по времени. Производства по двум делам по времени немного совпали в период между февралем 1992 года и февралем 1993 года, но эти дела одновременно находились в производстве Апелляционного суда только в период между декабрем 1992 года и февралем 1993 года. Роль P. L. в первом деле была сведена к составлению проекта уведомления о подаче апелляционной жалобы и скреплению его своей подписью. Нет никаких указаний на то, что она была иным образом активна в деле в указанный последний период. Кроме того, она не участвовала в производстве по второму делу в тот период или когда Апелляционный суд направил дело на рассмотрение Окружного суда в ноябре 1993 года. Фактически ее личное участие в производстве по делу началось не ранее апреля 1997 года. Ее предыдущая сопричастность делу была, таким образом, отдаленной по времени, и к тому же предметы двух дел были совершенно различными. Следовательно, предыдущая сопричастность P. L. не давала поводов для опасений, что у нее могло сложиться предвзятое отношение к компании, владельцами которой были заявители, несмотря на определенные критические замечания в адрес компании, которая она сделала в составленном ей тогда проекте уведомления о подаче апелляционной жалобы. Наконец, поскольку объяснение P. L. было доведено до сведения адвоката заявителей, Европейский Суд не усматривает в деле каких-либо признаков процессуальной несправедливости. В заключение Европейский Суд отмечает, что заявители не могут испытывать какие-либо объективно обоснованные сомнения относительно беспристрастности P. L.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были (принято пятью голосами "за" и двумя голосами "против").


Вопрос о соблюдении права человека на разбирательство его дела беспристрастным судом


По делу ставится вопрос о беспристрастности судьи, принимавшего участие в вынесении решения по принесенному им протесту в порядке надзора. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Светлана Науменко против Украины
[Svetlana Naumenko - Ukraine] (N 41984/98)


Постановление от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


В 1994 году районный суд вынес решение в пользу заявительницы в отношении ее статуса как ликвидатора последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции. Этот статус, предоставлявший заявительнице право на определенные льготы и выплаты, был оспорен властями. В 2000 году заместитель председателя областного суда, действуя от имени областных властей, внес в суде надзорный протест на решение районного суда, вынесенное в 1994 году, которое вступило в законную силу и стало обязательным для исполнения. Президиум областного суда удовлетворил протест и отменил решение районного суда, вынесенное в 1994 году в пользу заявительницы.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции (вопрос о соблюдении права обвиняемого на разбирательство дела беспристрастным судом). Поскольку заместитель председателя областного суда, который внес протест, является также и членом президиума областного суда, рассматривавшего протест, это обстоятельство вступает в противоречие с требованием о соблюдении судьей принципа "личной беспристрастности", из которого вытекает, что судья не может быть одновременно и истцом, и судьей по собственному делу.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции [уголовно-процессуальный аспект]


Вопрос о соблюдении права человека на доступ к правосудию


По делу обжалуется ситуация, в которой заявители отозвали свои апелляционные жалобы ввиду обещания генерального прокурора просить суд о снижении им наказания и невыполнения этого обещания. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Компании "Марпа Зееланд Б.В." и "Метал Вельдинг Б.В." против Нидерландов
[Marpa Zeeland B.V. and Metal Welding B.V. - Netherlands] (N 46300/99)


Постановление от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


В отношении компаний-заявителей проводилось расследование в связи с подозрениями в совершении ими подделки документов и налогового мошенничества. В феврале 1994 года, после предварительного судебного расследования, длившегося три года, и разбирательства дела по существу, Окружной суд вынес им обвинительный приговор. На компании был наложен штраф, а их директор-распорядитель был приговорен к лишению свободы. Компании-заявители подали апелляционные жалобы на приговор суда. Однако впоследствии они отозвали жалобы, предположительно, ввиду того, что их об этом просил генеральный прокурор, пообещавший при этом ходатайствовать перед судом о смягчении им меры наказания.

В решении Апелляционного суда, принятом в декабре 1995 года, было отмечено, что апелляционные жалобы были компаниями-заявителями отозваны. Вопреки достигнутому с заявителями соглашению генеральный прокурор не стал просить суд о снижении суммы штрафов, наложенных на компании-заявителей. Ходатайство заявителей о смягчении меры наказания было судом отклонено в январе 1997 года. В результате такого развития событий заявители подали в Апелляционный суд повторные жалобы на первоначальный обвинительный приговор и избранную судом первой инстанции меру наказания. Апелляционный суд удовлетворил эти жалобы. Тем не менее Верховный суд Нидерландов счел, что повторно заявленные жалобы не подлежали рассмотрению, так как решение Апелляционного суда, принятое в декабре 1995 года, которым был зафиксирован официальный отзыв жалоб заявителей на приговор Окружного суда, вынесенный по первой инстанции, не был обжалован в установленные законом сроки и потому вступил в законную силу.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции (вопрос о соблюдении права человека на доступ к правосудию). Учитывая решения судов Нидерландов, принимавшиеся по данному делу, Европейский Суд признает, что генеральный прокурор действительно убедил директора-распорядителя компаний-заявителей отозвать апелляционные жалобы и сделал это на ненадлежащих основаниях. Поскольку законодательство Нидерландов предусматривает, что апелляционные жалобы подаются в срок до 14 дней после вынесения приговора, и в данном случае жалобы на решение Апелляционного суда, принятое в декабре 1995 года, в этот срок поданы не были, то решение вступило в законную силу, а отзыв жалоб стал бесповоротным, что сделало невозможным для компаний-заявителей добиваться снижения меры наказания или обжаловать решение в вышестоящем суде. В таких обстоятельствах можно считать, что заявители были лишены возможности эффективного доступа к правосудию и были не в состоянии в сколько-нибудь значительной степени реализовать свое право на обжалование судебного решения.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции (вопрос о соблюдении права обвиняемого на разбирательство дела в разумные сроки). Течение срока, принимаемого во внимание Европейским Судом по данному делу, началось в октябре 1990 года, когда был произведен обыск в помещениях компаний, и завершилось в сентябре 1998 года, когда Верховный суд объявил жалобы компаний неприемлемыми. Если исключить те периоды времени, когда суды занимались рассмотрением ходатайств о снижении меры наказания, то есть те периоды времени, которые Европейским Судом в расчет не берутся, поскольку тогда не решался вопрос об уголовной ответственности заявителей, то общий срок производства по делу составляет шесть лет, девять месяцев и 14 дней. Предварительное расследование по делу производилось в течение более трех лет, тогда как рассмотрение дела в суде, напротив, прошло относительно быстро. В целом же срок производства по делу был чрезмерен.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить компаниям-заявителям компенсацию в размере 7 тысяч евро в возмещение причиненного им морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о соблюдении права обвиняемого на справедливое разбирательство его дела судом


По делу обжалуется вынесение лицу обвинительного приговора заочно притом, что обвиняемый не был извещен о рассмотрении дела и не имел возможности добиться повторного разбирательства дела судом, поскольку не представил доказательств того, что он не пытался умышленно скрыться от правосудия. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Сейдович против Италии
[Sejdovic - Italy] (N 56581/00)


Постановление от 10 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


В тот день, когда судья вынес постановление о предварительном заключении заявителя под стражу, его местонахождение не было установлено; власти впоследствии не смогли уведомить его о возбужденном против него уголовном деле. Заявитель не явился на судебное разбирательство по его делу, и на суде был представлен назначенным властями адвокатом. Суд признал заявителя виновным в убийстве и незаконном ношении оружия и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком более чем на 21 год. В отсутствие жалобы на приговор суда приговор вступил в законную силу. Более двух лет спустя заявитель был арестован в Германии. Итальянские суды потребовали его выдачи. Итальянская прокуратура сочла, что заявитель "сбежал" сразу же после совершения им убийства и тем самым умышленно пытался скрыться от правосудия ["latitente"]. По этой причине, исходя из соответствующих норм Уголовно-процессуального кодекса, его дело могло быть рассмотрено заново итальянскими судами только в его присутствии, если было установлено, что судебное решение, утверждающее, что он умышленно пытался скрыться от правосудия, было вынесено ошибочно. Власти Германии отказались выдать заявителя, поскольку при таких обстоятельствах они сочли, что не существовало достаточных гарантий того, что заявитель сумеет добиться повторного рассмотрения дела судом. В соответствии с действующим законодательством Италии, лица, осужденные заочно, могут обращаться в суд с заявлением о восстановлении срока подачи жалобы на приговор, копия которого была вручена их адвокатам, только в том случае, если они умышленно не отказывались знакомиться с процессуальными актами.


Вопросы права


По поводу Статьи 6 Конвенции. Европейский Суд отмечает, что власти Италии, по сути, сочли, что заявитель отказался от своего права присутствовать на разбирательстве своего дела в суде, и что он стал безвестно отсутствующим сразу же после убийства, совершенного им в присутствии нескольких очевидцев преступления. По мнению государства-ответчика, из действий заявителя можно сделать вывод, что он хотел скрыться от следствия и суда. Европейский Суд отмечает, что нет никаких доказательств, свидетельствующих о том, что заявитель был официально извещен о возбуждении против него уголовного дела или о дате судебного разбирательства. Лишь то обстоятельство, что он отсутствовал по месту своего жительства, когда власти пытались произвести его арест, может создать впечатление, что он знал о том, что разыскивается полицией или опасался этого. Кроме того, даже если предположить, что заявитель косвенным образом знал о возбуждении уголовного дела в его отношении, нельзя, однако, при этом делать вывод, что он безоговорочно отказался от своего права участвовать в слушаниях дела, с учетом того, что Конвенция содержит требование об официальном уведомлении лица о производстве по делу. Соответственно, законодательство Италии должно было бы предложить заявителю достаточно определенную возможность добиться проведения повторного разбирательства по делу в суде, на котором он присутствовал бы. Осужденные лица, которых нельзя считать безоговорочно отказавшимися от своего права участвовать в слушаниях своего дела, должны при всех обстоятельствах иметь возможность добиться вынесения нового постановления суда по поводу предъявленных им обвинений. Простая возможность предположить, что такой отказ имел место - притом, что это предположение делается на основе доказательств, которые могут быть представлены обвинительной властью, или действий самого обвиняемого с учетом обстоятельств объявления его в розыск, - не может отвечать требованиям Статьи 6 Конвенции. Поскольку законодательство Италии не гарантирует с достаточной определенностью, что у заявителя была бы возможность явиться на новый процесс по делу, чтобы представить доводы в свою защиту, средства, предлагаемые национальными властями, не позволяют достичь результатов, требуемых положениями Статьи 6 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 46 Конвенции. Европейский Суд установил, что данное нарушение требований Конвенции является следствием системной проблемы итальянского правосудия, имеющей отношение к недостатку, который существует в законодательстве страны и правоприменительной практике. Этот недостаток проистекает из факта отсутствия эффективного механизма, который гарантировал бы право заочно осужденного лица, которого не информировали надлежащим образом о производстве по делу в его отношении, и которое не отказалось безоговорочно от своего права участвовать в слушаниях своего дела, добиваться вынесения нового постановления по существу предъявленных ему обвинений судом, который рассматривает эти обвинения в соответствии с требованиями Статьи 6 Конвенции. Европейский Суд отмечает: государству-ответчику следует принять соответствующие меры к тому, чтобы закрепить в законе и регламентировать процедуры, которые в состоянии эффективно гарантировать право заявителя и лиц, оказывающихся в сходном положении, на повторное рассмотрение дела.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд постановляет: установление факта нарушения требований Конвенции само по себе является достаточной справедливой компенсацией причиненного заявителю морального вреда. Европейский Суд подтверждает: в тех случаях, когда он устанавливает, что тому или иному заявителю выносится обвинительный приговор, несмотря на нарушение права участвовать в слушаниях своего дела, наиболее приемлемой формой заглаживания вреда является, в принципе, повторное судебное разбирательство дела или возобновление производства по делу в надлежащем порядке и в соответствии с требованиями Статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Шомоди против Италии" [Somogyi v. Italy], вынесенное 18 мая 2004 г., "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 64)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 64 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 10 за октябрь 2004 г.. Европейский Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством, включая те, которые были понесены в связи с рассмотрением в судах Германии дела о его выдаче, поскольку вопрос о невозможности повторного судебного разбирательства по делу заявителя возник именно в ходе этого рассмотрения.


Вопрос о соблюдении права обвиняемого на справедливое разбирательство его дела судом


По делу обжалуется способ ознакомления с докладом судьи-докладчика по уголовному делу в производстве Кассационного суда.


Фабр против Франции
[Fabre - France] (N 69225/01)


Постановление от 2 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Жалоба в Европейский Суд касается производства по делу в палате по уголовным делам Кассационного суда Франции* (* Во Франции Кассационный суд возглавляет систему судов общей юрисдикции и, по сути, является верховным судом страны (прим. перев.).) и конкретно процессуального положения апеллянта по сравнению с процессуальным положением генерального адвоката* (* Так во Франции именуются главные помощники генеральных прокуроров, состоящих при вышестоящих судах; при нижестоящих судах действуют республиканские прокуроры (прим. перев.).), что касается ознакомления их с докладом судьи-докладчика по делу. Новый порядок такого ознакомления был введен в Кассационном суде по результатам Постановлений Европейского Суда по делам "Рейнхардт и Слиман-Каид против Франции" [Reinhardt and Slimane-Kaid v. France] (вынесено 31 марта 1998 г.) и "Рейнхардт и Слиман-Каид против Франции" [Slimane-KaVd v. France] (вынесено 25 января 2000 г.) (см. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 14), которыми был признан нарушающим требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции порядок, при котором доклад и проект постановления Кассационного суда по делу, подготавливаемые судьей-докладчиком, доводились до сведения только генерального адвоката, но не апеллянта.

Доклад судьи-докладчика теперь состоит из двух разделов. Первый раздел содержит анализ обстоятельств дела, а именно - изложение фактической стороны дела, процессуальные аспекты дела и основания для обжалования, объективный анализ правовых аспектов дела, ссылки на законодательство и прецедентную практику, имеющие отношение к рассмотрению жалобы. Этот раздел доклада доводится до сведения как сторон, так и прокуратуры. Второй раздел, содержащий личное мнение судьи-докладчика относительно оценки обстоятельств дела и проект постановления суда, не доводится до сведения ни сторон, ни генерального адвоката.

Европейский Суд считает, что "такой новый порядок исправляет нарушение баланса интересов сторон, которое было установлено в Постановлении Суда по делу "Рейнхардт и Слиман-Каид против Франции". Соответственно, Европейский Суд не усматривает принципиальных оснований для вывода о том, что в результате следования такому порядку имело место нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции. В дополнение Европейский Суд обращает внимание на то, что в том же Постановлении Суд указал: личное мнение судьи-докладчика и проект постановления суда, которые "законно не подлежат разглашению как образующие составной элемент совещания суда при вынесении постановления по жалобе, в любом случае остаются закрытыми" для сторон. Новая практика поэтому также вполне совместима с нормами прецедентного права, созданными Европейским Судом по данному вопросу, в том смысле, что благодаря ней поддерживается необходимая конфиденциальность в отношении личных взглядов судьи-докладчика на обстоятельства дела и конфиденциальность совещания суда при вынесении постановления по жалобе <...>".

Что же касается конкретных обстоятельств настоящего дела, то заявитель утверждает, что вопреки новому порядку ознакомления с докладом судьи-докладчика, аналитический раздел доклада не был доведен до его, заявителя, сведения, хотя при этом данный раздел был направлен для ознакомления генеральному адвокату. Власти государства-ответчика не отрицали утверждения заявителя. Европейский Суд считает, что такой факт создал дисбаланс интересов в нарушение права на справедливое судебное разбирательство (вынесено шестью голосами "за" и одним голосом "против").


Вопрос о соблюдении права обвиняемого на справедливое разбирательство его дела судом


По делу обжалуется нарушение принципа недопустимости принуждения лица к даче самообвиняющих показаний: за отказ ответить на вопросы следователей по финансовым делам в отношении заявителя были применены уголовные санкции. Жалоба признана приемлемой.


Шэннон против Соединенного Королевства
[Shannon - United Kingdom] (N 6563/03)


Решение от 23 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителю полиция предъявила обвинение в составлении ложных бухгалтерских отчетов и преступном сговоре с целью совершения мошенничества. Его вызвали к следователю по финансовым делам для дачи показаний по поводу возможных лиц, которые могли получить выгоду в результате составления им ложных бухгалтерских отчетов. Заявитель не явился к следователю, поскольку опасался, что его ответы на вопросы следователя могут быть использованы против него в качестве доказательств обвинения на судебном процессе, а также потому, что он, предположительно, не получил от следователя твердых гарантий в том, что его показания не будут использованы против него обвинением. В результате заявитель был осужден, и ему был назначен штраф за совершение преступления, состоящего в отказе без уважительной причины выполнить требования следователя по финансовым делам - ответить на вопросы. Первоначально апелляционная жалоба заявителя на данный приговор суда была удовлетворена судом графства, который постановил, что Шэннон имеет право не давать такие ответы на вопросы, которые могли бы инкриминировать его. Однако Апелляционный суд оставил в силе обвинительный приговор в отношении заявителя на том основании, что у него не было уважительной причины для отказа выполнить требования следователя по финансовым делам - ответить на вопросы только потому, что выясняемая следователем информация могла быть потенциально инкриминирующей.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 6 Конвенции.


Вопрос о соблюдении права обвиняемого на справедливое разбирательство его дела судом


По делу ставится вопрос о правомерности ограничения права обжаловать решения суда присяжных подачей жалоб лишь против обвинительных приговоров: оправданное по уголовному делу лицо выступало в качестве свидетеля обвинения в суде апелляционной инстанции при рассмотрении жалобы осужденного по тому же делу. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Гийемо против Франции
[Guillemot - France] (N 21922/03)


[Жалоба коммуницирована II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительницу, сообвиняемую по уголовному делу, суд признал виновной и назначил ей наказание в виде лишения свободы. Ее сообвиняемый был судом оправдан и освобожден из-под стражи. Заявительница и прокуратура обжаловали приговор, поскольку согласно новой норме закона обжалование приговоров, выносимых судами присяжных, допускалось. Поскольку введенное право на обжалование приговоров этих судов касалось лишь обвинительных приговоров, поданные жалобы не касались оправдательного приговора в отношении сообвиняемого. Следовательно, при производстве по апелляционной жалобе заявительница выступала в качестве единственного обвиняемого лица. Ее бывший сообвиняемый был вызван в суд апелляционной инстанции для дачи показаний в качестве свидетеля обвинения и подал заявление о вступлении в уголовное дело в отношении заявительницы в качестве гражданского истца. Суд апелляционной инстанции оставил обвинительный приговор, вынесенный в отношении г-жи Гийемо, в силе, но снизил назначенный ей срок наказания. Заявительница подала жалобу по вопросам права на это решение суда, но ее жалоба была отклонена.

Заявительница жалуется в Европейский Суд на то, что, ввиду юридической невозможности обжаловать оправдательный приговор в отношении сообвиняемого, в суде апелляционной инстанции она фигурировала в качестве единственного обвиняемого лица, хотя при рассмотрении дела в суде первой инстанции обвиняемых было двое. Она также жалуется на то, что ее бывший сообвиняемый при рассмотрении жалобы в суде апелляционной инстанции стал свидетелем обвинения. Норма закона, принятая после оспариваемого рассмотрения дела в судах двух инстанций, предоставила заинтересованным сторонам возможность обжаловать и оправдательные приговоры.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Вопрос о соблюдении права обвиняемого на разбирательство его дела беспристрастным судом


По делу ставится вопрос о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности при рассмотрении дела по обвинению в торговле наркотиками. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Джаневи и другие против Турции
[Canevi and others - Turkey] (N 40395/98)


Постановление от 10 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


Обстоятельства дела


В 1995 году прокурор при Суде государственной безопасности г. Стамбула возбудил уголовное дело по обвинению заявителей в организованной торговле наркотиками. В 1997 году Суд государственной безопасности, в состав которого входят двое гражданских судей и один военный судья, вынес заявителям обвинительный приговор. Высший кассационный суд оставил приговор в силе.


Вопросы права


Извлечение из текста Постановления Европейского Суда: "Европейский Суд отмечает, что он уже рассматривал жалобы, схожие по своему содержанию с жалобами по данному делу: жалоба "Инджал против Турции" [Incal v. Turkey] (Постановление вынесено 9 июня 1998 г., см. Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека, 1998-IV) и жалоба "Чираклар против Турции" [G1raklar v. Turkey] (Постановление вынесено 28 октября 1998 г., см. Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека? 1998-VII). В частности, Европейский Суд отмечает, что определенные аспекты статуса военных судей, заседающих в составе Судов государственной безопасности, поднимают вопросы о независимости и беспристрастности этих судов <...> При этом задача Европейского Суда состоит в том, чтобы установить, функционировал ли Суд государственной безопасности г. Стамбула таким образом, что было нарушено право заявителей на справедливое судебное разбирательство, и, в частности, придерживаясь объективной оценки дела, имелись ли у заявителей - которые были привлечены к уголовной ответственности за торговлю наркотиками, а не за преступления, направленные против территориальной или национальной целостности Турции, демократического строя или государственной безопасности страны, - закономерные основания опасаться, что суд, рассматривающий их дело, не был независим и беспристрастен <...>

С учетом своего вывода о том, что определенные аспекты статуса военных судей, заседающих в составе Судов государственной безопасности, поднимают вопросы об их независимости и беспристрастности, Европейский Суд считает, что обвиняемые вполне закономерно могли иметь опасения по поводу отсутствия независимости и беспристрастности этих судов. Такая ситуация серьезно подрывает то доверие, которое должны внушать гражданам суды в демократическом обществе. Кроме того, Европейский Суд придает большое значение тому обстоятельству, что гражданское лицо должно представать перед судом, хотя бы частично образованного представителями вооруженных сил.

Отсюда следует, что, хотя заявители предстали перед Судом государственной безопасности по обвинению в торговле наркотиками, они могут иметь закономерные основания опасаться, что этот суд может позволить себе недолжным образом руководствоваться соображениями, не имеющими никакого отношения к характеру рассматриваемого им дела. Опасения заявителей по поводу отсутствия независимости и беспристрастности этих судов могут быть поэтому сочтены объективно обоснованными".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


По жалобе о нарушении пункта 2 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о соблюдении принципа презумпции невиновности


По делу обжалуются содержащиеся в решении суда апелляционной инстанции указания на виновность заявителей, несмотря на то, что судом первой инстанции они были оправданы. По делу допущено нарушение требований пункта 2 Статьи 6 Конвенции.


Дель Латтэ против Нидерландов
[Del Latte - Netherlands] (N 44760/98)


Постановление от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители были задержаны полицией, взяты под стражу, и им было предъявлено обвинение в покушении на умышленное убийство. Суд первой инстанции оправдал их по всем пунктам обвинения и распорядился о немедленном освобождении из-под стражи. Впоследствии заявители обратились в Апелляционный суд с требованиями о выплате денежной компенсации за вред, причиненный им содержанием под стражей до суда. Апелляционный суд отклонил эти требования, установив, что по праву справедливости нет оснований для выплаты заявителям искомой компенсации. В мотивировочной части решения Апелляционный суд также указал, что в обвинительном заключении, помимо обвинения в покушении на убийство, формулировалось также обвинение в угрозе убийством, и что по данному обвинению заявители могли бы быть осуждены, но осуждены не были.


Вопросы права


По поводу пункта 2 Статьи 6 Конвенции (вопрос о соблюдении принципа презумпции невиновности). Решение Апелляционного суда об отказе в выплате компенсации обосновывалось соображением, что заявители неизбежно были бы осуждены, если государственное обвинение настаивало бы также на пункте обвинения, заключающемся в "угрозе совершить преступление, направленное на лишение человека жизни". Ввиду того, что заявители были оправданы по результатам рассмотрения уголовного дела в их отношении, позиция Апелляционного суда приравнивается к установлению виновности заявителей в совершении преступления в нарушение положения Конвенции о том, что каждый обвиняемый считается невиновным, пока "его виновность не будет установлена законным порядком". Соответственно, имел место факт нарушения требований пункта 2 Статьи 6 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований пункта 2 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По жалобам о нарушениях Статьи 7 Конвенции


Вопрос о том, какие действия образуют состав преступления


По делу ставится вопрос о правомерности распоряжения суда о сносе складского здания, несмотря на то, что заявитель был признан невиновным. Жалоба признана частично неприемлемой.


Салиба против Мальты
[Saliba - Malta] (N 4251/02)


Решение от 23 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.)


Вопрос о недопустимости придания обратной силы закону, предусматривающему более строгую уголовную ответственность


По делу ставится вопрос о правомерности порядка назначения наказания в свете придания судом обратной силы закону, предусматривающему более суровые санкции в отношении преступников-рецидивистов. По делу допущено нарушение требований Статьи 7 Конвенции.


Ашур против Франции
[Achour - France] (N 67335/01)


Постановление от 10 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


В 1997 году заявитель был осужден и приговорен к восьми годам лишения свободы за совершение в 1995 году преступления, связанного с наркотиками. Апелляционный суд увеличил срок наказания до 12 лет, установив, что в соответствии со статьей 132-9 нового Уголовного кодекса, который вступил в силу 1 марта 1994 г., заявитель должен быть признан рецидивистом, поскольку он имел уже судимость в 1984 году. Заявитель подал жалобу по вопросам права на данное решение суда, указав, что признание его рецидивистом противоречит норме, регулирующей применение последовательно принимаемых уголовных законов, поскольку Апелляционный суд придал обратную силу более строгим положениям нового законодательства. После его судимости в 1984 году пятилетний срок, в течение которого он в соответствии с действовавшим тогда законодательством мог быть признан рецидивистом, заканчивался в 1991 году, и потому к моменту, когда он совершил свое второе преступление, этот срок истек. Кассационный суд постановил, что осуждение по обвинению в совершении второго преступления, совершенного после вступления в силу уголовного законодательства 1994 года, влекло за собой применение новых норм, продлевавших до десяти лет срок, в течение которого правонарушителя можно было признать рецидивистом. Поскольку второе преступление было совершено в 1995 году, за один год до истечения этого нового, более продолжительного срока, в случае заявителя применялись правила о признании лица рецидивистом. Апелляционный суд поэтому правильно принял этот фактор во внимание в отношении первого преступления, совершенного заявителем в 1984 году.


Вопросы права


По поводу Статьи 7 Конвенции. Повторное совершение действий, образующих состав преступления в течение определенного периода времени является основанием для усиления наказания. Вопрос поэтому является частью более общего вопроса о порядке назначения наказаний. В настоящем деле первое преступление было совершено заявителем в 1984 году, в то время, когда закон предусматривал пятилетний срок, в течение которого совершение лицом преступления повторно влекло за собой признание такого лица рецидивистом. Второе преступление, совершенное в 1995 году, подпадало под действие норм о рецидивизме, содержащихся в новом Уголовном кодексе, который установил десятилетний срок для таких случаев. В соответствии с правовыми нормами, действовавшими на момент совершения первого преступления, пятилетний срок (в течение которого совершение заявителем преступления повторно влекло за собой признание его рецидивистом) закончился 12 июля 1991 г. Условие о новом десятилетнем сроке, однако, приобрело законную силу лишь три года спустя после этой даты - 1 марта 1994 г. Соответственно, применение нового законодательства по делу заявителя восстанавливало правовую ситуацию, утратившую свою силу в 1991 году. Предыдущая судимость заявителя, которая больше не могла считаться основанием для признания его рецидивистом, начиная с 12 июля 1991 г. и все последующее время, повлекла поэтому за собой правовые последствия не на основе норм закона, имевших к ней отношение в свое время, а на основе новых норм, которые вступили в силу годы спустя. Жалоба заявителя поэтому состоит в том, что новое законодательство вступает в конфликт с прежним законодательством, в соответствии с которым срок, в течение которого он мог быть признан рецидивистом, уже истек (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Кеме и другие против Бельгии"* (* Постановление по данному делу было вынесено 22 июня 2000 г. (прим. перев.).) [CoNme and others v. Belgium], Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека, ECHR 2000-VII).

Это наводит на приводящую в замешательство мысль: если заявитель совершил бы какое-то преступление через день после 12 июля 1991 г. (дата окончания срока, в течение которого он мог бы быть признан рецидивистом согласно прежнему законодательству) или в любой день в период с 13 июля 1991 г. и по 28 февраля 1994 г. (за день до вступления в силу нового Уголовного кодекса) - то есть в течение почти трех лет - то французское законодательство воспретило бы судам признавать его рецидивистом. Коротко говоря, положениям нового законодательства касательно признания лица рецидивистом была придана обратная сила. Эти положения более строги, чем аналогичные положения прежнего законодательства, и вынудили суды первой и апелляционной инстанций назначить заявителю более суровое наказание. Заявитель был приговорен к 12 годам лишения свободы с учетом признания его рецидивистом, тогда как в отсутствие такового признания предусмотренный законом максимальный срок лишения свободы за совершенное им преступление составляет десять лет.

Европейский Суд считает, что в тех случаях, когда лицо осуждают в качестве рецидивиста, как в настоящем деле, на основании нового законодательства, то принцип правовой определенности диктует, чтобы при этом не истек бы срок, установленный прежним законодательством для случаев рецидивизма.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 7 Конвенции (принято четырьмя голосами "за" и тремя голосами "против").


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд счел, что установление факта нарушения требований Конвенции само по себе является достаточной справедливой компенсацией причиненного заявителю морального вреда.


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Вопрос о выполнении государством своих позитивных обязательств по охране прав человека, гарантируемых Статьей 8 Конвенции


По делу обжалуется неисполнение властями судебных решений и норм законодательства в сфере охраны окружающей среды. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Ташкин и другие против Турции
[Taskin and others - Turkey] (N 46117/99)


Постановление от 10 ноября 2004 г. [вынесено III Секцией (в прежнем составе)]


(Cм. ниже.)


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его частной жизни


Вопрос о применимости положений Статьи 8 Конвенции к ситуации, когда в результате деятельности частного предприятия возникает опасность для здоровья заявителей.


Ташкин и другие против Турции
[Taskin and others - Turkey] (N 46117/99)


Постановление от 10 ноября 2004 г. [вынесено III Секцией (в прежнем составе)]


(См. ниже.)


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его частной жизни


По делу обжалуется нарушение покоя граждан в результате шумового воздействия дискотек, расположенных в жилых районах. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Морено Гомез против Испании
[Moreno Gomez - Spain] (N 4143/02)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже.)


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его частной жизни


По делу обжалуется использование токсичного вещества в технологическом процессе на золотом прииске. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Ташкин и другие против Турции
[Taskin and others - Turkey] (N 46117/99)


Постановление от 10 ноября 2004 г. [вынесено III Секцией (в прежнем составе)]


Обстоятельства дела


В 1994 году министерство охраны окружающей среды Турции выдало разрешение на использование технологии выщелачивания цианида натрия для извлечения золота на месторождении золота возле г. Измира. Разрешение было выдано после предварительных публичных консультаций и на основе исследований воздействия этой технологии на окружающую среду и человека, как это требуется законом "Об охране окружающей среды". Лица, проживавшие в окрестностях месторождения, которые занимались фермерством и скотоводством, включая заявителей, обратились к властям с прошением об отмене этого разрешения министерства на том основании, что новая технология извлечения золота из золотоносной породы ставит в опасность их здоровье и благополучие и несет в себе угрозу качеству окружающей среды.

В мае 1997 года Государственный совет Турции* (* В Турции систему органов административной юстиции возглавляет орган, именуемый "Государственный совет" (Даныштай), функционирующий как высшая кассационная инстанция и как суд первой инстанции по определенной законом категории дел (прим. перев.).) пришел к выводу - на основе заключений по результатам проведенных экспертиз и с учетом рисков, указанных в исследовании воздействия новой технологии на окружающую среду, - что использование технологии выщелачивания цианида натрия для извлечения золота действительно несет в себе риск нанесения ущерба местным экосистемам и причинения вреда человеческим жизням и благополучию местных жителей. Государственный совет заключил, что разрешение на использование этой технологии не отвечает общественным интересам, и что меры по обеспечению безопасности, которые приняла компания, эксплуатирующая месторождение, не были достаточны, чтобы предотвратить риски, связанные с использованием новой технологии. Постановление Государственного совета по этому вопросу ipso facto привело к приостановлению действия оспоренного разрешения, которое было аннулировано пятью месяцами позже. Однако власти затянули исполнение постановления Государственного совета. Соответственно суды распорядились о том, чтобы заявителям была выплачена компенсация. Со своей стороны компания, владеющая месторождением золота, обратилась к соответствующим властям с просьбой о выдаче нового разрешения на использование указанной технологии, утверждая, что ею приняты меры по обеспечению безопасности эксплуатации рудника.

В экспертном заключении, подготовленном научно-исследовательским институтом по запросу премьер-министра Турции, указывалось, что опасности для человеческой жизни и окружающей среды, таящиеся в новой технологии, которые были отмечены в постановлении Государственного совета, принятом в 1997 году, сведены компанией до уровня, который был даже ниже, чем допустимый. На основании данного экспертного заключения власти дали разрешение на продолжение - на временной основе - использования цианида для извлечения золота из породы. Поскольку вся эта процедура выдачи повторного разрешения не отвечала требованиям правовых норм, суды признали экспертное заключение недействительным для данных целей, отменили или приостановили исполнение решений административных властей, принятых на основе данного заключения. Когда месторождение эксплуатировалось уже одиннадцать месяцев, совет министров решил "в принципе", что эксплуатация золотого рудника могла быть продолжена; это решение правительства не было предано гласности. Не оспаривая токсичность цианида натрия, решение исходило из того, что технологический процесс выщелачивания не был опасен для здоровья людей при условии соблюдения мер безопасности, и в решении подчеркивался вклад предприятия в национальную экономику и в дело обеспечения занятости населения.

Поскольку процесс принятия данного решения опять не отвечал требованиям правовых норм, Государственный совет издал постановление о приостановке его исполнения. В августе 2004 года ведомство губернатора провинции Измир распорядилось о том, чтобы предприятие остановило процесс извлечения золота. В соответствии с законом "Об охране окружающей среды" на компаниях, намеревающихся осуществлять технологическую деятельность, потенциально опасную для окружающей среды, лежит обязанность сначала составить - под строгим контролем группы экспертов - предварительный доклад об исследовании воздействия этой технологической деятельности на окружающую среду; решение о предоставлении разрешения на такую деятельность или отказе в нем может быть принято сугубо на основании такого исследования, открытого для публичного ознакомления.


Вопросы права


По поводу применимости в деле положений Статьи 8 Конвенции. Если докладом об исследовании воздействия технологической деятельности на окружающую среду установлено, что опасные последствия этой деятельности могли бы сказаться на здоровье заявителей таким образом, что между этой проблемой и частной и семейной жизнью заявителей в том значении, которое этим понятиям придается Статьей 8 Конвенции, существует достаточно тесная связь, то положения Статьи 8 Конвенции к делу применимы. Европейский Суд основывает свою позицию выводами, которые сделал Государственный совет Турции в мае 1997 года, и пришел к заключению, что таковая связь действительно существует. Соответственно, положения Статьи 8 Конвенции к делу применимы.

По поводу соблюдения требований Статьи 8 Конвенции. Административное решение о выдаче разрешения на эксплуатацию месторождения золота было отменено Государственным советом в 1997 году на том основании, что оно противоречило общественным интересам. Остается определить, принимались ли в расчет интересы личности в ходе последующего процесса принятия решений. Власти не издавали распоряжения о закрытии рудника в течение десяти месяцев после вынесения Государственным советом постановления об отмене разрешения и в течение четырех месяцев после того, как копия постановления была официально вручена соответствующим властям. Наряду с отказом выполнять судебные решения власти выдавали разрешения владельцам рудника в нарушение законодательства страны, в соответствии с которым требовалось сначала подготовить предварительное исследование воздействия технологической деятельности на окружающую среду. Это означает, что не имелось юридически обоснованного решения, заменяющего то, которое было отменено судами ввиду экологических рисков новой технологии извлечения золота. Далее. Вопреки процессуальным требованиям, содержащимся в турецком законодательстве, и их практическом воплощении в судебных решениях, отменяющих последующие разрешения, совет министров своим необнародованным решением санкционировал продолжение эксплуатации золотого месторождения, которое уже продолжали разрабатывать в течение одиннадцати месяцев. Власти тем самым лишили процессуальные гарантии, доступные заявителям, всякого полезного эффекта.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (принято единогласно).

По поводу применимости в деле пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Право, на которое в существе своих претензий ссылались заявители при слушаниях их жалоб в административных судах, состояло в том, чтобы иметь возможность добиться адекватной защиты своей физической неприкосновенности от опасностей, создаваемых использованием золотодобывающим предприятием технологического процесса с применением токсического вещества. Право человека на обитание в здоровой и сбалансированной окружающей среде признано турецким законодательством. Кроме того, спор заявителей с государством был подлинным и серьезным.

Что касается "гражданско-правовой" природы права заявителей, ставшего центром спора, то Европейский Суд пришел к выводу: в деле главным вопросом было право заявителей на защиту своей физической неприкосновенности после того, как наличие опасностей, вытекающих из производственного процесса на золотодобывающем предприятии, было установлено Государственным советом, который обосновал свои заключения результатами предварительного исследования воздействия технологической деятельности на окружающую среду. Равным образом, подав ходатайства о судебной проверке законности действий и решений властей, заявители использовали единственное, предоставляемое законодательством страны в их распоряжение средство обжалования нарушения их права на обитание в здоровой и сбалансированной окружающей среде и обжалования угрозы их образу жизни; законодательство страны также предусматривает, что коль скоро Государственный совет вынес свое постановление об отмене ранее принятого административного решения, любой административный акт, направленный на то, чтобы не исполнить это постановление, давал повод для возможной выплаты компенсации заявителям. Ввиду этих причин результаты всего производства по делу заявителей внутри страны можно считать затрагивающими права заявителей гражданско-правового характера, и положения Статьи 6 Конвенции поэтому в деле применимы.

По вопросу об эффективной судебной защите. Решение Государственного совета, вынесенное в 1997 году в пользу интересов заявителей, не было исполнено властями в сроки, предписанные законодательством страны. Кроме того, возобновление производственного процесса на месторождении золота на основе ведомственных разрешений, изданных по прямой подсказке премьер-министра, не имели под собой законных оснований и приравнивались, как указали суды страны, к обходу судебного решения по данному вопросу. Таковая ситуация несовместима с практикой правового государства, основанного на принципе верховенства права и гарантированности правоотношений.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

Европейский Суд счел, что по данному делу нет необходимости исследовать отдельно пункты жалобы, заявленные в контексте Статей 2 и 13 Конвенции.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Принимая решение на основе справедливости, Европейский Суд присудил каждому из десяти заявителей компенсацию в размере 3 тысяч евро в возмещение причиненного морального вреда.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его частной жизни


По делу обжалуется отказ властей перебазировать площадку, выделенную цыганам под передвижные дома на колесах, в районе расположения которой был зафиксирован высокий уровень шума и загрязненности окружающей среды. Жалоба признана неприемлемой.


Уорд против Соединенного Королевства
[Ward - United Kingdom] (N 31888/03)


Решение от 9 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Начиная с 1972 года заявитель вместе со своей семьей проживал на территории площадки, выделенной цыганам под передвижные дома на колесах. Ввиду того обстоятельства, что площадка располагалась неподалеку от автомобильного моста и линии железной дороги, заявитель долгое время проводил кампанию за перебазирование площадки. В 1992 он заручился заключением инспекторов по контролю за качеством окружающей среды, в котором указывалось, что условия жизни на территории площадки неудовлетворительны и опасны для здоровья людей. В другом заключении инспекторов по контролю за качеством окружающей среды, составленном в 2002 году, указывалось, что площадка была непригодна для размещения домов-фургонов цыган из-за высокого уровня шума и загрязненности атмосферного воздуха. После того, как вступил в силу Закон 1998 года "О правах человека", заявитель возобновил свои ходатайства о перебазировании площадки, ссылаясь при этом на положения Конвенции. Власти ответили заявителю, что не считают своей обязанностью предпринимать меры по предоставлению цыганам новой площадки под дома-фургоны, и что в контексте Конвенции в данном вопросе не возникает никаких обоснованных правопритязаний. Кроме того, предполагалось провести капитальный ремонт площадки. В рассмотрении жалобы заявителя в порядке судебного надзора за законностью действий и решений властей было отказано.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 3 Конвенции. Хотя из доказательств, представленных в Европейский Суд заявителем и усматривается, что уровень загрязненности атмосферного воздуха в районе площадки под дома-фургоны выше желательной нормы, Европейскому Суду не было продемонстрировано, что условия обитания на территории площадки поставили в значительную опасность жизнь или здоровье заявителя или членов его семьи. Жалоба признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции. Заявитель переехал жить на данную площадку добровольно и не предпринял никаких усилий, чтобы подыскать себе другую официальную площадку, выделяемую цыганам под передвижные дома на колесах, где периодически освобождались места для домов-фургонов. Поскольку в деле не усматривается никаких исключительных обстоятельств, заявитель не может ссылаться на какое-либо право, гарантируемое Статьи 8 Конвенции, с тем, чтобы государство обеспечило бы его альтернативным местом проживания. Кроме того, власти предприняли меры для улучшения условий проживания на данной площадке. При таких обстоятельствах нельзя считать, что имело место вмешательство государства в реализацию заявителем своего права на уважение его жилища или частной жизни. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его жилища


По делу обжалуется нарушение покоя граждан в результате шумового воздействия дискотек, расположенных в жилых районах. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Морено Гомез против Испании
[Moreno Gomez - Spain] (N 4143/02)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже.)


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его жилища


По делу обжалуется выселение заявительницы из квартиры после смерти ее сожителя, который был ответственным квартиросъемщиком. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Прокопович против России
[Prokopovich - Russia] (N 58255/00)


Постановление от 18 ноября 2003 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница проживала со своим сожителем, с которым она не состояла в официальном браке, в квартире, предоставленной ему государством. Они вместе обставляли квартиру мебелью, приобретали предметы домашнего обихода, несли совместные расходы на ремонт квартиры. После десяти лет совместного проживания заявительницы и ее сожителя в этой квартире он скончался. Несколько дней спустя после его кончины органы власти, занимающиеся распределением жилья, выдали ордер на эту квартиру другому лицу и предложили заявительнице немедленно освободить жилое помещение. Заявительница обратилась в суды с ходатайством о признании ее членом семьи умершего. Районный суд отклонил ее исковые требования по тем основаниям, что не был установлен факт признания сожителем ее права на проживание в квартире, и что у нее сохранялась официальная регистрация по месту жительства в квартире, в которой она ранее проживала со своей дочерью. Хотя заявительница представила свидетельские показания соседей, подтвердивших тот факт, что она и ее сожитель вели совместное хозяйство, эти показания судом приняты не были. Заявительница обжаловала решение суда, но ее жалобы была отклонена.


Вопросы права


По поводу предварительных возражений государства-ответчика (в отношении неисчерпания заявительницей внутригосударственных средств правовой защиты). Государство-ответчик не заявило свои возражения по поводу неисчерпания заявительницей внутригосударственных средств правовой защиты до того, как Европейский Суд принял решение о приемлемости жалобы для рассмотрения. Поскольку не имелось никаких исключительных обстоятельств, которые освобождали бы государство-ответчик от обязанности заявить свои возражения до принятия решение о приемлемости жалобы, государство-ответчик было лишено права заявить эти возражения. Предварительные возражения государства-ответчика отклонены.

По поводу Статьи 8 Конвенции. По делу существуют убедительные, согласующиеся и неопровержимые фактические обстоятельства, включая свидетельские показания и корреспонденцию, которую получала заявительница, которые дают Европейскому Суду основания сделать вывод, что у заявительницы имелись достаточные и длительные узы, связывавшие ее с квартирой ее покойного сожителя, чтобы эту квартиру можно было бы считать ее "жилищем" в значении положений Статьи 8 Конвенции. Кроме того, государство-ответчик не указало в своей аргументации, какое жилое помещение могло бы считаться жилищем заявительницы, несмотря на то, что российские суды установили факт сохранения за ней юридического места жительства в квартире ее дочери. Таким образом, выселение заявительницы из квартиры, где она проживала с сожителем, должностными лицами государства образует акт вмешательства государства в реализацию ей своего права на уважение ее жилища. Европейский Суд отмечает, что статья 90 Жилищного кодекса РСФСР допускает выселение лица из занимаемого им жилого помещения лишь по основаниям, установленным законом, и в судебном порядке. По делу заявительницы эти условия соблюдены не были. Поскольку в деле не имелось обстоятельств, обосновывающих отклонение от обычного порядка выселения лица, и, памятуя о скоропалительном перезакреплении квартиры за другим лицом всего через семь дней после смерти бывшего ответственного квартиросъемщика, нельзя считать, что этот акт вмешательства государства в реализацию права заявительницы был "предусмотрен законом". Соответственно имело место нарушение Статьи 8 Конвенции, и Европейскому Суду не было необходимости определять, являлся ли этот акт вмешательства государства "необходимым в демократическом обществе".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявительнице компенсацию в размере 6 120 евро в возмещение причиненного ей морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявительницы о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством


Вопрос о выполнении государством своих позитивных обязательств по охране прав человека, гарантируемых Статьей 8 Конвенции


По делу обжалуется постоянное несоблюдение властями правил о предельно допустимых нормах норм шума в жилых районах. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Морено Гомез против Испании
[Moreno Gomez - Spain] (N 4143/02)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Городской совет выдал разрешения на открытие дискотек поблизости того места, где проживает заявительница. После того, как местные жители направили жалобы властям на высокий уровень шума от дискотек, городской совет принял решение прекратить выдачу разрешений на открытие новых дискотек. Однако это решение не исполнялось. В докладе, подготовленном специалистом по указанию городского совета, указывалось, что уровень акустического воздействия на человека, оказываемый музыкальной аппаратурой дискотек, превышает допустимые нормы. Полиция ставила в известность городской совет о том, что ночные клубы и дискотеки в данном районе не закрывались в установленное время, и что жалобы местных жителей были вполне обоснованны.

Городской совет принял ордонанс по вопросу о контроле за шумом и вибрациями, в котором были установлены предельно допустимые нормы шумового воздействия на население, и вводился запрет на деятельность, генерирующую шум, в зонах, определенных как "акустически насыщенные" зоны. Район, в котором проживает заявительница, был отнесен к этой категории зон. Аппарат городского совета указал, что уровень шума в этом районе превышает допустимые нормы, установленные ордонансом. Тем не менее городской совет выдал лицензию на открытие дискотеки, в том здании, где проживает заявительница. Эта лицензия была признана судом недействительной три года спустя. Заявительница жаловалась на хроническую бессонницу и серьезные проблемы со здоровьем притом, что уровень шумового воздействия от дискотек на протяжении нескольких лет не снижался. Она обратилась в суд с иском против городского совета, обвиняя его в бездействии по отношению к шуму дискотек и требуя выплаты компенсации за вред, причиненный ее здоровью шумовым воздействием. Однако ее исковые требования были отклонены судом на том основании, что ей не удалось доказать суду факт нарушения покоя граждан в ночное время.


Вопросы права


По поводу Статьи 8 Конвенции. Власти отнесли район, где проживает заявительница к категории акустически насыщенных зон, поскольку этот район подвергался сильному шумовому воздействию, которое причиняло местным жителям большое беспокойство. Аппарат городского совета подтвердил, что уровень шума в этом районе превышает допустимые нормы. Следовательно, требовать от заявительницы доказывания факта нарушения покоя граждан в ночное время в ее доме являлось ненужной формалистикой. Ввиду уровня шумового воздействия дискотек в ночное время и за допустимыми пределами, а также ввиду того обстоятельства, что это шумовое воздействие продолжалось несколько лет, Европейский Суд счел, что имело место нарушение права заявительницы, охраняемого Статьей 8 Конвенции.

Хотя власти и приняли меры, которые в принципе могли бы считаться адекватными для обеспечения гарантируемого права, в период времени, фигурирующий по делу, власти терпели постоянные нарушения ими же установленных норм, а тем самым и способствовали таким нарушениям. Правила, принимаемые с целью защитить гарантируемые права человека, мало чего достигают, если их не исполняют надлежащим образом. Заявительница пострадала от серьезного нарушения ее права на уважение ее жилища в результате бездействия властей по части пресечения шумового воздействия, которое в ночное время причиняло беспокойство местным жителям. Следовательно, государство не выполнило свое позитивное обязательство гарантировать соблюдение права заявительницы на уважение ее "жилища" и ее "частной жизни".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд установил, что заявительнице был причинен как моральный вред, так и материальный ущерб. Суд также вынес решение в пользу заявительницы о возмещении ее части судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его жилища


По делу обжалуется отказ властей перебазировать площадку, выделенную цыганам под передвижные дома на колесах, в районе расположения которой был зафиксирован высокий уровень шума и загрязненности окружающей среды. Жалоба признана неприемлемой.


Уорд против Соединенного Королевства
[Ward -United Kingdom] (N 31888/03)


Решение от 9 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


(См. выше.)


По жалобам о нарушениях Статьи 10 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на свободное выражение мнений


По делу обжалуется обвинительный приговор, вынесенный журналисту по делу о клевете на врача-хирурга. По делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции.


Селистe против Финляндии
[Seliste - Finland] (N 56767/00)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В 1996 году заявительница, журналист по профессии, опубликовала две статьи, в которых описывались предположительно непрофессиональные действия неназванного хирурга, в результате которых, как утверждал журналист, в 1992 году во время хирургической операции скончалась пациентка этого хирурга. Вдовец покойной обратился к властям с заявлением о возбуждении уголовного дела, но Национальный медико-юридический совет не счел возможным установить причинную связь между действиями хирурга и смертью пациентки, а в 1994 году прокуратура приняла решение не возбуждать уголовное дело. В материалах предварительного расследования имелись показания свидетелей, из которых вытекало, что хирург, возможно, употреблял алкоголь на работе. Первая из опубликованных статей заявительницы содержала интервью с вдовцом, который задавался вопросом, как можно было допустить, чтобы вообще какой-либо хирург был бы допущен к операции, имея в крови дозу алкоголя. Во второй же статье заявительницы обсуждался вопрос - безотносительно к конкретному хирургу или данному конкретному инциденту - о необходимости гарантировать, чтобы хирурги и пилоты самолетов были бы трезвы при исполнении служебных обязанностей. В третьей статье, со ссылкой на первую статью, цитировались показания, данные при производстве предварительного расследования, включая показания о личных проблемах хирурга, связанных с алкоголем.

Заявительница была осуждена Окружным судом за публичную клевету, совершенную "с заведомым знанием ложности сообщаемых ей сведений" (то есть, инкриминируя хирургу уголовно наказуемое деяние, зная, что он его не совершал), на основании содержания третьей статьи, и ей было назначено наказание в виде штрафа. Суд счел, что заявительница в своей публикации создала у читателей впечатление о том, что хирург при проведении операции был пьян или страдал от похмелья, а факты, изложенные в статье, делали его легко узнаваемым в местности, где он работал. Суд также указал, что заявительница не проверила изложенные ей факты надлежащим образом.

Апелляционный суд, который счел необходимым изучить статьи в их совокупности, также признал заявительницу виновной и увеличил размер назначенного ей штрафа. Верховный суд Финляндии отказал в принятии жалобы заявительницы к своему производству.

Впоследствии заместитель парламентского омбудсмена указала, что было бы предпочтительней, если хирурга привлекли бы к уголовной ответственности с тем, чтобы вопрос о его виновности или невиновности был бы изучен судом.


Вопросы права


По поводу Статьи 10 Конвенции. Главный вопрос в данном деле состоит в том, был ли акт вмешательства государства в реализацию заявительницей своего права на свободное выражение мнения "необходимым в демократическом государстве". Статьи, фигурирующие по делу, затрагивали важный аспект здравоохранения и потому поднимали серьезные вопросы общественного звучания. Тот факт, что первая и третья статьи затрагивали конкретный случай, не влияет на сделанный выше вывод, поскольку в журналистике вполне естественно выбрать отдельный случай для иллюстрации более широкой проблемы.

Статья 10 Конвенции не гарантирует неограниченную свободу выражения мнений даже в отношении освещения прессой вопросов, вызывающих законную озабоченность в обществе; "обязанности и ответственность", упоминаемые в пункте 2 Статьи 10 Конвенции, распространяются также и на прессу. Гарантии свободы выражения мнений, предоставляемые журналистам в их освещении вопросов, вызывающих всеобщий интерес, обязывают их действовать добросовестно с тем, чтобы предоставлять читателям точную и достоверную информацию в соответствии с нормами журналистской этики. Поскольку вопросы, затронутые данным делом, касаются изложения заявительницей фактов, а не ее оценочных суждений, представляется чрезвычайно важным, чтобы именно при изложении фактов соблюдались бы обязанности и ответственность, о которых говорится в пункте 2 Статьи 10 Конвенции.

Для того чтобы оценить "необходимость" данного ограничения права на свободное выражение мнения, Европейский Суд должен изучить вопрос по существу с позиций, которые заняли суды Финляндии, мотивируя свои решения по делу. В большой степени суды Финляндии не сочли факты, представленные в статьях заявительницы, ложными как таковыми; обвинительный приговор, вынесенный заявительнице, основывался больше на том, что в решениях не упоминалось (решение прокуратуры не возбуждать уголовное дело в отношении хирурга и выводы, сделанные Национальным медико-юридическим советом), и на определенных утверждениях, равно как и на общих впечатлениях, доведенных до читателей.

Европейский Суд придал большое значение тому обстоятельству, что по делу не утверждалось, что представленные в статьях реальные факты были неверны, и также было важно то, что описание событий и цитаты, воспроизведенные в третьей статье, были заимствованы из официального документа. Европейский Суд считает, что на репортерах не лежит общая обязанность проверять достоверность сведений, содержащихся в такого рода документах.

Что же касается выводов судов Финляндии о том, что изложенные в статьях фактические данные были избирательно подобраны, то следует учитывать: заявительница на самом деле ссылалась на выводы, сделанные Национальным медико-юридическим советом, и таким образом признала, что никаких фактов нарушения должностных обязанностей подтверждено не было. Проблематичным выглядит, конечно, неупоминание ею решения прокуратуры не возбуждать уголовное дело в отношении хирурга, но выводы, сделанные заместителем парламентского омбудсмена, означают поддержку позиции, занятой заявительницей, или, по меньшей мере, эти выводы наводят на мысль, что содержание статей не было ложным, или что она проверила факты.

Европейский Суд пришел к выводу, что освещение случившегося заявительницей в ее статьях основывалось на точных и достоверных фактах, и что определенную избирательность в подаче материала нельзя считать достаточным и значимым основанием для осуждения заявительницы, памятуя при этом, что журналистам должна быть дозволена определенная степень преувеличения или даже провокационности в подаче материала. Европейский Суд также придал значительный вес тому обстоятельству, что в публикациях никогда не упоминались имя, возраст или пол хирурга, и хотя Европейский Суд приемлет выводы судов Финляндии о том, что ввиду содержания публикаций этот хирург мог бы быть идентифицирован, данные о его личности напрямую не были сообщены читателям.

Европейский Суд далее находит удовлетворительным, что хирургу была предоставлена возможность опубликовать свой ответ на статьи и, хотя вполне понятны его колебания относительно такой публикации - он тем самым мог раскрыть данные о своей личности - эти колебания не приостановили публикацию по вопросу, вызывавшему всеобщий интерес.

Наконец, Европейский Суд не приемлет тот аргумент, что ограниченный размер наложенного на заявительницу штрафа имел решающее значение; гораздо большее значение имел факт вынесения заявительнице обвинительного приговора. В завершение следует отметить, что мотивы, предложенные судами Финляндии в обоснование своих решений по делу заявительницы, хотя и представляются важными, но они недостаточны для того, чтобы продемонстрировать необходимость в демократическом обществе такого вмешательства государства в реализацию права заявительницы.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции (принято шестью голосами "за" и одним голосом "против").


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявительнице компенсацию в размере 3 500 евро в возмещение причиненного ей материального ущерба и компенсацию в размере 5 000 евро в возмещение морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявительницы о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о соблюдении права человека на свободное выражение мнений


По делу обжалуется вынесение обвинительного приговора, постановленного по делу о публикации статей, нарушающих неприкосновенность личной жизни депутата парламента. По делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции.


Кархуваара и компания "Илталехти" против Финляндии
[Karhuvaara and Iltalehti - Finland] (N 53678/00)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Первый заявитель - главный редактор одной газеты. Второй заявитель - компания, выпускающая эту газету. В 1996 году в газете были опубликованы три статьи по поводу судебного процесса и вынесения обвинительного приговора по делу мужа г-жи А., депутата парламента страны. Муж г-жи А. был осужден по обвинению в нарушении общественного порядка, пребывании в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения и нападении на сотрудника полиции. Факт, что осужденный является супругом этого депутата парламента, упоминался в заголовках всех трех статей. В 1997 году г-жа А. обратилась в суд с иском против заявителей в связи с нарушением ими неприкосновенности ее личной жизни; при этом истица утверждала, что публикация статей причинила ей особое страдание, поскольку она после публикаций стала публично ассоциироваться с уголовно наказуемым деянием, которое никоим образом не связано с ее личностью или обязанностями в качестве депутата парламента. В 1998 году Окружной суд вынес заявителям обвинительный приговор по статье 15 закона "О парламенте" за вторжение в личную жизнь человека при особо отягчающих обстоятельствах. Заявителям было назначено наказание в виде штрафа в крупном размере, а также вынесено решение о выплате ими компенсации за причиненный истице вред. Окружной суд установил, что статьи были опубликованы с целью привлечь внимание читателей, главным образом, к родственной связи правонарушителя с депутатом парламента, а не для того, чтобы осветить событие как таковое. Апелляционный суд оставил данное решение в силе. Верховный суд Финляндии отказал в принятии жалобы заявителей к своему производству.


Вопросы права


По поводу Статьи 10 Конвенции. Сторонами по делу не оспаривалось, что обвинительный приговор, вынесенный в отношении заявителей, и решение о выплате ими компенсации за причиненный истице вред составили акт вмешательства государства в реализацию заявителями своего права на свободное выражение мнений. Вмешательство это было "предусмотрено законом" и преследовало законные цели защиты репутации или прав других лиц.

Однако что касается необходимости такого вмешательства, то Европейский Суд, прежде всего, замечает: по делу не имелось доказательств того, что заявители неправильно истолковали факты или проявили недобросовестность или же каким-либо образом переступили границы журналистской свободы. Хотя фигурирующие по делу статьи не имели прямого отношения к политическим вопросам и не представляли большого общественного интереса, Европейский Суд может согласиться с выводом судов Финляндии о том, что до некоторой степени вопрос, освещенный в публикациях, представлял интерес для общества и мог повлиять на выбор, который могли бы сделать граждане при избрании депутатов парламента. Аналогичным образом Европейский Суд может также в определенной степени согласиться с выводом судов Финляндии о том, что содержание этих статей было сфокусировано на супружеских отношениях правонарушителя с г-жой А. и представляло собой вторжение в личную жизнь последней.

Тем не менее это не является достаточным основанием для оправдания вынесения заявителям строгого обвинительного приговора по статье 15 закона "О парламенте" в связи со статусом г-жи А. как депутата парламента. Поскольку правонарушения, фигурирующие в деле, не имеют никакого отношения к исполнению г-жой А. своих официальных обязанностей, автоматическое применение судами положений этого закона означало упразднение охраны конкурирующих интересов, гарантируемой Статьей 10 Конвенции. Крупные размеры сумм штрафов и компенсации, присужденные к выплате заявителями, на фоне достаточно ограниченного вторжения в частную жизнь депутата парламента означают явную диспропорцию между интересами охраны частной жизни человека и интересами охраны свободы выражения мнений.

В заключение Европейский Суд отмечает, что мотивы, которыми руководствовались суды Финляндии при принятии своих решений по делу, хотя и являются важными и относимыми, не достаточны для демонстрации того, что акт вмешательства государства в реализацию заявителями своего права на свободное выражение мнений был "необходим в демократическом обществе".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителям компенсацию в размере 36 345 евро в возмещение причиненного им материального ущерба (22 155 евро - первому заявителю и 14 190 евро - второму заявителю). Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По жалобам о нарушениях Статьи 11 Конвенции


Вопрос о защите профсоюзом интересов своих членов


По делу обжалуется признание недействительным пункта коллективного договора на том основании, что этот пункт препятствовал конкуренции на рынке. Жалоба признана частично неприемлемой.


Союз транспортных рабочих Швеции против Швеции
[Swedish Transport Workers' Union - Sweden] (N 53507/99)


Решение от 30 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителем по делу выступает профсоюз транспортных рабочих, который заключил коллективный договор с ассоциацией издателей газет. Один из пунктов договора обязывал те компании, на которые распространялось действие этого договора, нанимать для выполнения работ подрядчиков, которые являются членами профсоюза. В 1995 году компания, входящая в ассоциацию, наняла некоего подрядчика для распространения газет в таком районе, где ранее эта работа выполнялась организацией-членом профсоюза. Профсоюз транспортных рабочих предъявил в суде иск этой компании и ассоциации за нарушение вышеупомянутого пункта коллективного договора. В сентябре 1998 года Суд по трудовым конфликтам вынес решение по иску в пользу профсоюза. Однако впоследствии нанятый подрядчик обратился в управление по надзору за соблюдением правил конкуренции с жалобой на то, что пункт коллективного договора, о котором идет речь, ограничивает конкуренцию способом, противоречащим законодательству. Профсоюзу транспортных рабочих разрешили представить в управление свои замечания по жалобе, но формально профсоюз не был стороной в производстве по жалобе. В феврале 1999 года управление по надзору за соблюдением правил конкуренции, хотя и приняло во внимание решение Суда по трудовым конфликтам, тем не менее установило, что включение упомянутого пункта в текст коллективного договора имело своим результатом ограничение конкуренции на рынке, и этот пункт утратил силу. Обжаловать это решение могли только те компании, которых решение касалось непосредственно.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 6 Конвенции (в вопросе о доступе к правосудию).


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 11 Конвенции. Спорный пункт коллективного договора, который оставался в силе на протяжении более чем 20 лет, имел своей целью предупредить несоблюдение договоренностей по зарплате служащих посредством найма таких подрядчиков, на которых не распространялось действие коллективного договора. Хотя коллективные договоры являются важным средством, позволяющим профсоюзам отстаивать интересы своих членов, Статья 11 Конвенции отнюдь не гарантирует какое-либо право профсоюза сохранять в силе коллективный договор определенного содержания в течение неопределенно долгого периода времени. Предмет жалобы заявителей по своей природе не таков, чтобы поднять какой-либо вопрос для рассмотрения в контексте Статьи 11 Конвенции. Жалоба в данном пункте признана явно необоснованной.


По жалобам о нарушениях Статьи 13 Конвенции


Вопрос о доступности эффективного внутригосударственного средства правовой защиты


По делу ставится вопрос о доступности средства правовой защиты в отношении неисполнения властями судебного решения. По делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции.


Зазанис против Греции
[Zazanis - Greece] (N 68138/01)


Постановление от 18 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


Обстоятельства дела


По поводу 1 Статьи 13 Конвенции. Извлечение из текста Постановления: "В настоящем деле Европейский Суд считает, что, как и в Постановлении Суда по делу "Кудла против Польши"* (* Постановление по данному делу было вынесено 26 октября 2000 г. (прим. перев.).) [Kudla v. Poland], касавшемуся вопроса о соблюдении требования о разумных сроках производства по делу, может оказаться необходимым - несмотря на установление факта нарушения требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции - изучить данную жалобу в контексте положений Статьи 13 Конвенции, что касается отсутствия в данном деле эффективного средства правовой защиты для обжалования отказа властей исполнить вступившее в силу судебное решение. Поэтому необходимо определить, предоставляет ли заявителям правовая система Греции какое-либо эффективное средство правовой защиты в значении Статьи 13 Конвенции, чтобы дать им возможность выдвинуть свои доказательные жалобы и получить возмещение ущерба.".


Вопрос о доступности эффективного внутригосударственного средства правовой защиты


По делу ставится вопрос о доступности эффективного внутригосударственного средства правовой защиты в отношении деятельности промышленного предприятия, повлекшей гибель людей и уничтожение собственности. По делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции.


Eнерйилдиз против Турции
[Oneryildiz - Turkey] (N 48939/99)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 2 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 14 Конвенции


Вопрос о недопустимости дискриминации (в контексте Статьи 3 Конвенции)


По делу обжалуются акты физического насилия и словесного оскорбления, предположительно, совершенные в отношении двух цыган в период их содержания под стражей в полиции. Жалоба признана приемлемой.


Бекос и Кутропулос против Греции
[Bekos and Koutropoulous - Greece] (N 15250/02)


Решение от 23 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители, этнические цыгане, были арестованы полицией при попытке взлома уличного киоска. Первый заявитель в своей жалобе в Европейский Суд указывает, что и в момент задержания и во время допроса в полицейском участке его неоднократно били полицейской дубинкой по спине, давали пощечины и наносили удары кулаком. Второй заявитель в своей жалобе утверждает, что на протяжении допроса его также подвергали физическому насилию и словесным оскорблениям. Государство-ответчик оспаривает эти факты.

Через день после освобождения заявителей из-под стражи врач-специалист по судебной медицине выдал им справку, в которой указывалось, что у заявителей имелись "телесные повреждения средней тяжести, нанесенные в последние двадцать четыре часа с помощью тяжелого тупоконечного орудия". Заявители представили в Европейский Суд фотографии, сделанные в день их освобождения из-под стражи, на которых видны следы нанесенных им телесных повреждений.

В результате того, что инцидент получил огласку в средствах массовой информации, министерство охраны общественного порядка провело административную проверку. По результатам проверки было установлено, что сотрудники полиции, которые произвели арест заявителей, действовали "законно и надлежаще", тогда как двое других полицейских обращались с арестованными "в период задержания с особой жестокостью". В отчете по результатам проверки содержалась рекомендация о временном отстранении этих двух сотрудников полиции от исполнения служебных обязанностей, но их так и не отстранили. Заявители впоследствии добились возбуждения уголовного дела в отношении этих сотрудников полиции. Было проведено официальное расследование инцидента, и одного из сотрудников полиции отдали под суд по обвинению в применении физического насилия против арестованных во время их допроса. Апелляционный суд пришел к заключению, что по делу не имелось доказательств, свидетельствовавших о том, что обвиняемый сотрудник полиции применял физическое насилие, и признал его невиновным. В силу норм законодательства Греции заявители, которые участвовали в деле в качестве гражданских истцов, не могли подать жалобу на это решение в вышестоящий суд.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 3, 13 и 14 Конвенции.


Вопрос о недопустимости дискриминации (в контексте Статьи 8 Конвенции)


По делу обжалуется невозможность для замужней женщины использовать в официальных документах только свою девичью фамилию. По делу допущено нарушение требований Статьи 14 Конвенции.


Юнал Текели против Турции
[Unal Tekeli - Turkey] (N 29865/96)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


После вступления в брак заявительница, как это предусматривает Гражданский кодекс Турции, взяла фамилию своего мужа. В момент заключения брака она была адвокатом-стажером. Поскольку в своей профессиональной деятельности она была известна под своей девичьей фамилией, то она продолжала использовать эту фамилию, ставя ее перед законной фамилией, фамилией мужа. Однако она не была вправе использовать обе фамилии при заполнении официальных документов. Юнал Текели возбудила в суде исковое производство с тем, чтобы получить разрешение на использование только ее добрачной фамилии, "Юнал". Ходатайство заявительницы было отклонено на том основании, что законодательство страны требует от замужней женщины пользоваться фамилией мужа на всем протяжении жизни в браке. Затем соответствующая норма Гражданского кодекса была дополнена так, что замужней женщине теперь разрешалось указывать ее девичью фамилию перед фамилией мужа (это право было подтверждено недавно принятым новым Гражданским кодексом 2001 года). Однако заявительница теперь изъявила желание пользоваться своей добрачной фамилией как единственной законной фамилией. Юнал Текели считает, что она - жертва дискриминации, если сравнивать ее положение с положением женатых мужчин, так как женатые мужчины после вступления в брак пользуются своими собственными фамилиями.


Вопросы права


(a) По поводу предварительных возражений государства-ответчика. Государство-ответчик утверждает в своих аргументах, представленных Европейскому Суду, что обязанность заявительницы сменить свою фамилию не отражается на ее профессиональной деятельности, поскольку она пользовалась только своей девичьей фамилией лишь во время работы адвокатом-стажером. Европейский Суд обращает внимание на то, что указание фамилии лица также играет определенную роль в частной и семейной жизни человека. Отказ властей разрешить заявительнице пользоваться ее девичьей фамилией, - под которой, как она утверждает, она была известна в частных кругах и в ее культурной и политической деятельности, - может существенно отразиться и на ее занятиях вне профессиональной сферы деятельности. Заявительница поэтому является "жертвой" с точки зрения нарушения требований Статьи 8 Конвенции. Хотя, как указало государство-ответчик, обжалуемая ситуация проистекает из требований законодательства страны, просьбу заявительницы нельзя считать тщетной, потому что суды могли по ее делу применить напрямую нормы Конвенции или принцип недопустимости дискриминации, запечатленные в Конституции Турции.

(b) По поводу Статьи 14 в увязке со Статьей 8 Конвенции. Положение заявительницы в вопросе о пользовании девичьей фамилией, обжалуемое ею в Европейском Суде, приравнивается к различению в обращении государства с людьми по признакам пола. Согласно доводам государства-ответчика в этом вопросе оно преследовало законную цель - закрепление необходимости для супругов носить общую фамилию, при этом фамилию мужа, и тем самым защитить общественный порядок. Конвенция требует, чтобы любая мера государства, направленная на отражение единства семьи, должна применяться равновелико как к мужчинам, так и к женщинам, если только таковое применение невозможно в силу настоятельных причин, приводимых государством. Документы, принятые государствами - членами Совета Европы и международным сообществом в целом, поддерживают идею искоренения всех форм дискриминации по признакам пола в вопросе о выборе человеком своей фамилии. Кроме того, среди государств - членов Совета Европы сложился консенсус в пользу выбора супругами их общей фамилии на основе принципа равноправия супругов. Турция является единственной страной, которая закрепила в законодательстве требование о том, чтобы общей фамилией супружеской пары была бы фамилия мужа. Однако в настоящее время Турция отнюдь не позиционирует себя за пределами общей тенденции к тому, чтобы в семейных отношениях мужчина и женщина пользовались бы равными правами. До внесения недавних изменений в законодательство, особенно, что касается изменений 2001 года, отражение единства семьи в Турции посредством пользования супружеской парой фамилией мужа как общей фамилией соответствовало традиционной в стране концепции семьи. Цель недавних преобразований Гражданского кодекса состояла в том, чтобы в представительстве супружеской пары наделить замужних женщин равными с их мужьями правами. Однако нормы кодекса, касающиеся общей фамилии супругов, регистрируемой при вступлении в брак, остались прежними. Конечно, традиция отражения единства семьи пользованием фамилией мужа как общей фамилией супружеской пары коренится в таких семейных устоях, существовавших до принятия нового Гражданского кодекса в 2001 году, при которых мужчине отводилась базовая роль в семье, а женщине - второстепенная. В наши дни развитие принципа равноправия полов в государствах - членах Совета Европы, включая Турцию, и в особенности та значимость, которая при этом придается воплощению идеи недопустимости дискриминации, удерживает государства от навязывания этой традиции замужним женщинам.

В соответствии с практикой государств - членов Совета Европы и системами регистрации фамилий вступающих в брак, существующими в Европе, вполне мыслимо, что семейное единство будет сохранено и укреплено даже в тех случаях, когда вступающая в брак пара выбирает для себя не пользоваться общей фамилией. Государство-ответчик не продемонстрировало Европейскому Суду в настоящем деле, что отсутствие символа семейного единства в форме общей фамилии супругов повлечет за собой конкретные или значительные тяготы для супружеских пар и (или) третьих сторон либо будет во вред общественным интересам. В таких обстоятельствах Европейский Суд считает, что возложение на замужнюю женщину обязанности пользоваться во имя единства семьи фамилией мужа - даже если она вправе ставить при регистрации свою фамилию перед фамилией мужа - не имеет объективного и разумного оправдания. Переход от упомянутого традиционного порядка регистрации фамилии к другим системам, позволяющим супругам либо сохранять свои собственные добрачные фамилии, либо свободно выбирать для пользования общую фамилию, заметно сказался бы на порядке ведения актов рождения, бракосочетания и смерти. Однако от общества можно в разумной мере ожидать, что оно с терпимостью отнесется к определенному неудобству с тем, чтобы дать возможность личности жить с достоинством и под фамилией, которую человек выбирает для себя сам. Суммируя изложенное, Европейский Суд отмечает: стремление к цели отражать единство семьи посредством общей фамилии супругов не может служить основанием для различения обращения с людьми по признакам пола.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 14 в увязке со Статьей 8 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд считает, что турецкому государству самому надлежит принять в должном порядке такие меры, какие оно сочтет надлежащими для выполнения своих обязанностей - в соответствии с настоящим Постановлением - по обеспечению реализации права каждого супруга, включая заявительницу, сохранять добрачную фамилию или иметь равный голос при решении вопроса о выборе их общей фамилии.

Заявительнице была присуждена сумма компенсации, которую она потребовала в возмещение судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о недопустимости дискриминации (в контексте Статьи 8 Конвенции)


По делу обжалуется отказ властей выдать заявительнице разрешение на усыновление ребенка ввиду образа жизни заявительницы-лесбиянки, сожительствующей с другой женщиной. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Е.В. против Франции
[E.B. - France] (N 43546/02)


[жалоба коммуницирована II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница - учительница и сожительствует с другой женщиной на протяжении почти 15 лет. В возрасте 38 лет заявительница возбудила административные процедуры с целью получить разрешение на усыновление ребенка. После проведения социального обследования и составления соответствующего отчета властями ей был заявлен первый отказ, затем поступил второй отказ после дополнительной проверки. Эти отказы в выдаче разрешения на усыновление ребенка мотивировались отсутствием возможного отца и неучастием сожительницы заявительницы в планах усыновления. Заявительница подала жалобу на отказы в административный суд. Суд отменил решения властей, неблагоприятные для заявительницы, сочтя, что мотивировки властей не были такими, чтобы их можно было бы рассматривать как законные основания для отказа в выдаче разрешения на усыновление ребенка. Однако суд апелляционной инстанции отменил это решение, указав, что отказы властей в выдаче разрешения на усыновление были юридически обоснованны, поскольку "с учетом ее жилищных условий и, несмотря на несомненные качества личности и наличие способности к воспитанию ребенка", <_> заявительница не может предоставить требуемых гарантий - "с точки зрения потребностей воспитания ребенка и в психологическом и семейном плане - для усыновления ребенка". Это решение суда было оставлено в силе Государственным советом Франции* (* Во Франции систему органов административной юстиции возглавляет орган, именуемый "Государственным советом", который в судебном порядке рассматривает жалобы на действия и акты органов государственного управления и одновременно выступает консультативным учреждением при правительстве страны (прим. перев.).) [Conseil d'Etat].


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 8 Конвенции, взятой отдельно, а также в увязке со Статьей 14 Конвенции.


По жалобе о нарушении Статьи 17 Конвенции


Вопрос о недопустимости какой-либо деятельности или каких-либо действий, направленных на упразднение прав и свобод, гарантируемых Конвенцией


По делу обжалуется вынесение обвинительного приговора, постановленного по делу по обвинению в публичной демонстрации символов вражды к расовой или религиозной группе. Жалоба признана неприемлемой.


Норвуд против Соединенного Королевства
[Norwood - United Kingdom] (N 23131/03)


Решение от 16 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, региональный организатор Британской национальной партии (неонацистской организации), в окне своей квартиры вывесил плакат с изображением объятых огнем нью-йоркских башен-близнецов и надписью "Ислам - вон из Британии. Защитим британский народ". По заявлению одного гражданина плакат был удален полицией. Заявителя впоследствии привлекли к уголовной ответственности и осудили по обвинению в демонстрировании символов ненависти к расовой или религиозной группе. Его апелляционная жалоба, поданная в Высокий суд, была отклонена. В Европейский Суд заявитель жалуется на нарушение его права на свободное выражение мнения, а также на то, что в отношении его имел место акт дискриминации.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статей 10 и 14 Конвенции. Европейский Суд согласен с оценкой обстоятельств дела, данной судами Соединенного Королевства, которая состояла в том, что слова и образы, воспроизведенные на плакате, являются публичным выражением нападок на всех мусульман, проживающих в Соединенном Королевстве. Такого рода обобщенные и яростные нападки на какую-то религиозную группу, увязывающие целиком всю эту группу с тяжким террористическим актом, несовместимы с ценностями, провозглашенными и гарантируемыми Конвенцией. Вывешивание плаката составило акт в значении положений Статьи 17 Конвенции, и потому этот акт не подлежит охране с позиций Статей 10 или 14 Конвенции. Жалоба признана неприемлемой как несовместимая с правилом о предметной неподсудности (ratione materiae) Европейского Суда.


По жалобе о нарушении Статьи 34 Конвенции


Вопрос о сохранении заявителем статуса жертвы нарушения положений Конвенции


По делу ставится вопрос о правомерности утраты заявителем статуса жертвы нарушения положений Конвенции в связи с прекращением уголовного преследования заявителя.


Пютюн против Турции
[Putun - Turkey] (N 31734/96)


Решение от 18 ноября 2004 г. [вынесено III Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 Статьи 35 Конвенции.)


По вопросам применения Статьи 35 Конвенции


По вопросам применения пункта 1 Статьи 35 Конвенции


Вопрос об исчерпании внутригосударственных средств правовой защиты


По делу, возбужденному по факту жестокого обращения с человеком, были установлены личности виновных, их привлекли к уголовной ответственности и осудили, а у потерпевшего имелась возможность предъявить им гражданский иск. Жалоба признана неприемлемой в связи с неисчерпанием внутригосударственных средств правовой защиты.


Пютюн против Турции
[Putun - Turkey] (N 31734/96)


Решение от 18 ноября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В 1995 году заявителя во время его нахождения под стражей в полиции, длившегося девять дней, подвергли жестокому обращению. Сотрудники полиции, отвечавшие за содержание заявителя под стражей, были привлечены к уголовной ответственности. Прокуратура отметила, что обвинения полицейских в жестоком обращении с задержанным подтвердились материалами медицинского обследования заявителя, проведенного в конце срока содержания под стражей. Сотрудники полиции были допрошены и заявили о своей невиновности. Три года спустя после возбуждения данного уголовного дела Суд ассизов* (* Assize Court - так по-английски в тексте изложения Решения обозначен один из входящих в систему судов общей юрисдикции Турции Основных судов (аслие), действующих в центрах провинций и крупных городах. К этим судам относятся Основной суд по делам об особо тяжких преступлениях, Основной суд по уголовным делам и Основной суд по гражданским и коммерческим делам (прим. перев.).) признал двух сотрудников полиции виновными в жестоком обращении с задержанным с целью добиться у него признательных показаний. Им обоим было назначено наказание в виде лишения свободы сроком меньше одного года с отсрочкой исполнения наказания, и они были временно освобождены от исполнения своих служебных обязанностей сроком меньше, чем на три месяца. Высший кассационный суд отменил обвинительный приговор, вынесенный в отношении одного из двух осужденных сотрудников полиции. Производство по делу внутри страны завершилось в тот момент, когда стороны направили свои письменные замечания в Европейский Суд касательно приемлемости данной жалобы и существа дела. Заявитель не ходатайствовал о вступлении в производство по делу в Суде ассизов в качестве гражданского истца и не воспользовался возможностями, предоставляемыми ему законодательством страны, для того, чтобы возбудить производство в суде по гражданским делам или в административном суде с целью получения компенсации за причиненный ему вред. Он жалуется в Европейский Суд на то, что подвергшим его жестокому обращению сотрудникам полиции были назначены мягкие наказания. Рассмотрение уголовного дела в отношении самого заявителя завершилось вынесением Судом государственной безопасности постановления об окончании сроков давности уголовного преследования.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 3 Конвенции. В случае предъявления доказательной жалобы на нарушения требований Статьи 3 Конвенции концепция эффективного средства правовой защиты (подразумевающая обязанность государства организовать расследование, способное привести к установлению личностей виновных и их наказанию) отнюдь не подразумевает ни права рассчитывать на обязательное осуждение третьей стороны судом по уголовным делам, ни какого-либо обязательства государства в отношении результата рассмотрения дела, то есть отнюдь не обязательно, что дело в отношении конкретного лица, виновного в нарушении прав человека, должно заканчиваться вынесением обвинительного приговора или назначением конкретного наказания.

Что касается применения положений Статьи 35 Конвенции (как и Статьи 13), то решающим фактором здесь является вопрос о том, может ли - или насколько может - нарушение государством-ответчиком своей обязанности провести эффективное расследование считаться препятствием для использования жертвой нарушения Конвенции иных внутригосударственных средств правовой защиты, которые ей доступны и являются достаточными для установления ответственности государственных должностных лиц за действия, повлекшие за собой нарушения требований Статьи 3 Конвенции, и в соответствующих случаях для получения компенсации в возмещение вреда.

В настоящем деле, принимая во внимание меры, предпринятые властями в отношении полицейских - фигурантов по делу, не имело место ни невыполнение государством своей обязанности провести эффективное расследование, ни создание им препятствий для использования заявителем иных средств правовой защиты. В соответствии с законодательством страны заявитель имел в своем распоряжении ряд уголовно-процессуальных, гражданско-процессуальных и административно-процессуальных средств правовой защиты, которые были ему доступны и по своему характеру достаточны для установления ответственности государственных должностных лиц; он эти средства правовой защиты не исчерпал. При этом заявитель не обосновал наличие особых обстоятельств, позволивших бы ему считаться освобожденным от обязанности исчерпать эти средства. Он мог бы обратиться в суд с ходатайством о вступлении в уголовное дело в качестве гражданского истца с требованием выплаты компенсации за причиненный ему материальный ущерб и моральный вред. Даже не обратившись в суд с таким ходатайством, он имел более чем разумные шансы выиграть в суде по гражданским делам или в административном суде дело против сотрудника полиции, который в конце концов был осужден, или даже против начальников этого сотрудника. В таких обстоятельствах Европейский Суд приемлет возражения государства-ответчика, представленные в Суд в связи с неисчерпанием заявителем внутригосударственных средств правовой защиты.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 6 Конвенции. Заявитель жалуется в Европейский Суд на состав Суда государственной безопасности, которому его дело было передано для рассмотрения, и на нарушение его права на защиту во время рассмотрения дела по существу. Европейский Суд постановляет, что с учетом результата, требуемого положениями Статьи 6 Конвенции - справедливого судебного разбирательства - решение суда по прекращении производства по уголовному делу надлежит считать мерой, образующей заглаживание вреда за предположительное нарушение требований Статьи 6 Конвенции.


Вопрос о доступности эффективного внутригосударственного средства правовой защиты


По делу ставится вопрос о возможности заявить суду ходатайство о пересмотре его решения.


Розейро Бенто против Португалии
[Roseiro Bento - Portugal] (N 29288/02)


Решение от 30 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. ниже.)


Вопрос о доступности эффективного внутригосударственного средства правовой защиты


Вопрос о непредумышленном причинении смерти человека.


Скавуццо-Хагер и другие против Швейцарии
[Scavuzzo-Hager and others - Switzerland] (N 41773/98)


Решение от 30 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела

Потерпевший по делу - сын и брат заявителей - скончался три дня спустя после того, как был арестован двумя сотрудниками полиции. В момент ареста он был в состоянии крайнего нервного возбуждения. Когда его усадили в полицейский автомобиль, с ним случился истерический припадок; он сбежал из автомобиля, оказал ожесточенное сопротивление, когда сотрудники полиции настигли его и попытались нейтрализовать его, затем он потерял сознание. Прибывшие по немедленному вызову врачи службы скорой помощи успешно оказали ему неотложную медицинскую помощь. Во время транспортировки в больницу он вновь потерял сознание. Позже он скончался. Согласно результатам расследования причин смерти, которое сразу же было начато и проводилось двумя сотрудниками полиции, которые арестовывали указанное лицо, смерть наступила наиболее вероятно ввиду естественных причин. В отчете патологоанатома по результатам вскрытия тела указывалось, что причиной смерти было употребление наркотиков в чрезмерных дозах. Прокуратура приняла решение о прекращении расследования. Заявители предъявили в суд гражданский иск с требованием выплаты компенсации.

Федеральный суд, единственный суд, управомоченный решать дела по исковым требованиям о возмещении ущерба, назначил проведение судебно-медицинской экспертизы. В отчете по результатам экспертизы делался вывод, что смерть наступила не только в результате употребления наркотиков в чрезмерных дозах, но и в результате потери сознания и последующих осложнений, причиной которых были физические усилия потерпевшего во время описываемых событий, наложившиеся на ранее существовавшую у него общую органическую и функциональную слабость. Судебным медикам часто приходится составлять отчеты о смерти лиц, которая случается при их аресте в состоянии крайнего нервного возбуждения, в особенности, когда сотрудники полиции производят арест, укладывая арестуемого на землю на живот, лицом вниз, фиксируя при этом наручники на руках и ногах. В настоящем деле, однако, так и осталось непроясненным, каким именно образом сотрудники полиции нейтрализовывали потерпевшего.

Федеральный суд отказался провести допрос сотрудников полиции, которые производили арест потерпевшего и расследование причин его смерти, и других свидетелей событий, фигурирующих по делу. Требования заявителей были отклонены. Федеральный суд пришел к выводу, что не имелось достаточной причинной связи между действиями сотрудников полиции и смертью потерпевшего, которая, как указал суд, учитывая чрезвычайную слабость организма потерпевшего, наступила бы в любом случае. По мнению суда, наступление смерти потерпевшего во время его ареста можно объяснить лишь стечением обстоятельств; тем не менее действия сотрудников полиции не стали причиной смерти, хотя нельзя было исключать, что эти действия ускорили ее наступление. В любом случае, даже если действия сотрудников полиции и были одной из причин смерти, из этого факта отнюдь не вытекает ответственность властей, поскольку слабое состояние здоровья потерпевшего не было очевидным фактом, бросавшимся в глаза этим двум сотрудникам полиции.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 2 Конвенции. Государство-ответчик утверждает, что иск, предъявленный заявителями в Федеральном суде, не является достаточным средством правовой защиты для того, чтобы можно было считать заявителей исчерпавшими все внутригосударственные средства правовой защиты. Европейский Суд отклонил возражения государства-ответчика по поводу того, что заявители не исчерпали все доступные им внутригосударственные средства правовой защиты. Отнюдь не утверждалось, что сотрудники полиции умышленно причинили смерть потерпевшего. Иск, заявленный в Федеральный суд, делает возможным установить ответственность сотрудников полиции и получить, в случае ее доказанности, надлежащую гражданско-правовую компенсацию причиненного вреда. Следовательно, гражданский иск с требованием выплаты компенсации, предъявленный заявителями, следует рассматривать как эффективное средство правовой защиты в значении, которое придается этому понятию в прецедентной практике Европейского Суда. Кроме того, государство-ответчик в своей аргументации по делу не сумело предложить достаточно конкретные правовые основания, наделявшие бы заявителей правом требовать возобновления уголовного расследования.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 3 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Вопрос о вынесении национальными органами окончательного решения по делу


Сомнения в эффективности средства правовой защиты; вопрос о том, какое средство правовой защиты можно считать эффективным.


Розейро Бенто против Португалии
[Roseiro Bento - Portugal] (N 29288/02)


Решение от 30 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель был привлечен к уголовной ответственности по обвинению в оскорблениях одного лица в ходе исполнения заявителем своих обязанностей мэра. Заявитель был освобожден от уголовной ответственности в связи с актом амнистии. Лицо, по заявлению которого мэр был привлечен к ответственности, подал прошение в суд о продолжении производства по делу с тем, чтобы был рассмотрен его гражданский иск к мэру с требованием выплаты компенсации за причиненный ему вред. Суд первой инстанции присудил этому лицу некую сумму в возмещение вреда. Заявитель обжаловал это решение суда. В соответствии с новым законом жалоба на решение суда о выплате компенсации является приемлемой только в том случае, если сумма оспариваемой компенсация превышает определенный размер. Поскольку в том деле фигурировавшая сумма компенсации была ниже требуемого минимума, заявитель подал жалобу в вышестоящий суд, утверждая, что новая норма закона является неконституционной. За день до подачи им этой жалобы Конституционный суд Португалии вынес первое постановление о том, что новая норма закона не была неконституционной. Месяц спустя постановление это было опубликовано в "Официальной газете". Со ссылкой на данное постановление Конституционного суда суд апелляционной инстанции принял решение о неприемлемости жалобы заявителя. Заявитель затем подал жалобу по конституционным основаниям, утверждая, что оспариваемая норма закона была все-таки неконституционной, но Конституционный суд подтвердил свой прежний вывод по данному вопросу с учетом ранее вынесенного постановление по схожему делу.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 10 Конвенции, после рассмотрения Европейским Судом по собственной инициативе вопроса о соблюдении заявителем шестимесячного срока для подачи жалобы в Европейский Суд* (* Согласно условиям принятия Европейским Судом жалоб к производству, установленным Статьей 35 Конвенции, Суд может принять дело к рассмотрению только в течение шести месяцев со дня вынесения национальными органами окончательного решения по делу (прим. перев.).).

Европейский Суд вновь подтверждает свою позицию, состоящую в том, что, когда возникает сомнение касательно эффективности того или иного внутригосударственного средства правовой защиты, вопрос должен быть передан на рассмотрение судов. В настоящем деле, когда заявитель подал жалобу, в которой ставился вопрос о конституционности новой нормы о приемлемости жалоб применительно к его жалобе, Конституционный суд на тот момент еще не принял решения по вопросу публично. Соответственно, заявителя нельзя попрекать тем, что он подал жалобу, поднимающую вопрос, по которому еще не было принято постановление Конституционного суда. Его последующая жалоба по конституционным основаниям также вполне понятна, поскольку на тот момент Конституционный суд вынес всего лишь одно постановление по соответствующему вопросу. Наконец, если Конституционный суд воспринял бы на той стадии аргументы заявителя касательно неконституционности новой нормы, то суду апелляционной инстанции тогда был бы обязан рассмотреть другой пункт жалобы, в частности, касавшегося предположительного акта вмешательства государства в реализацию заявителем своего права на свободу выражения мнения. Коротко говоря, несмотря на процессуальную неприемлемость жалобы заявителя, "окончательным решением" в данном случае было действительно постановление Конституционного суда.

Кроме того, государство-ответчик утверждает, что заявитель мог бы представить свои аргументы по делу, касающиеся гарантий Статьи 10 Конвенции, суду первой инстанции и что этот суд тогда мог бы изменить свое решение с учетом этих аргументов. Однако возможность потребовать у властей пересмотра вынесенного ими решения может считаться эффективным средством правовой защиты, и посему возражения государства-ответчика относительно того, что в данном случае внутригосударственные средства правовой защиты не были исчерпаны, Европейским Судом отклоняются.


В порядке применения Статьи 41 Конвенции


Вопрос о назначении справедливой компенсации за причиненный вред


Вопрос о применении критериев оценки морального вреда, причиненного заявителю в результате длительного производства по делу.


Эрнестина Зулло против Италии
[Ernestina Zullo - Italy] (N 64897/01)


Постановление от 10 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела и вопросы права


Жалоба в Европейский Суд по данному делу касается вопроса о продолжительности производства по гражданскому делу внутри страны. Обратившись в суд с жалобой на чрезмерную продолжительность производства по делу, заявительница ссылалась на закон Пинто8 (* В 2001 г. в Италии был принят так называемый закон Пинто (Закон N 89 от 24 марта 2001 г.), названный по имени предложившего его сенатора. Этот закон предусматривает ряд мер и установление процессуальных сроков производства по делу, позволяющих ускорить прохождение дела по судебным инстанциям (прим. перев.).). Апелляционный суд установил, что разумные сроки производства по делу заявительницы были превышены (производство по данному делу в национальных судах тянулось более семи лет) и присудил ей 1200 евро в качестве компенсации за причиненный ей моральный вред и 500 евро - в возмещение судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с производством по делу. Заявительница также обратилась с жалобой в Европейский Суд на чрезмерную продолжительность производства по делу. Европейский Суд объявил ее жалобу приемлемой, посчитав, что сумма компенсации за моральный вред, назначенной ей в порядке применения закона Пинто, не заглаживает надлежащим или адекватным образом вред, причиненный ей предположительным нарушением ее права. В своем Постановлении по существу жалобы Европейский Суд пришел к выводу, что имело место нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции, поскольку производство по делу внутри страны уже тянулось девять лет и три месяца.


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд вновь подтверждает использование им особого стандарта оценки - на основе принципа справедливости - морального вреда, причиняемого лицу в результате чрезмерной продолжительности производства по делу. В этой связи Европейский Суд "считает, что сумма в пределах от 1000 евро до 1500 евро за каждый год производства по делу (а не за год задержки производства по делу) является базовой цифрой для соответствующего подсчета. Результаты производства по делу внутри страны (проиграл ли заявитель дело или в итоге заключил мировое соглашение) не имеют значения для оценки морального вреда, причиненного вследствие чрезмерной продолжительности производства по делу. Совокупную сумму следует увеличить на 2 тысячи евро, если спором затрагивался вопрос, имеющий определенное значение, такой, как фигурирующий при рассмотрении трудовых споров, дел об установлении гражданского состояния и правосубъектности лица, споров по поводу начисления и выплаты пенсий или особо важных дел, затрагивающих здоровье или жизнь гражданина. Базовую сумму компенсации надлежит снизить пропорционально количеству судов, рассматривавших дело на всем протяжении производства по нему внутри страны, с учетом действий заявителя, то есть числа месяцев или лет неоправданных задержек производства по делу, ответственность за которые несет заявитель, с учетом предмета спора, например, в тех случаях, когда финансовые последствия решения по делу имели мало значения для заявителя, а также с учетом уровня жизни в соответствующей стране. Снижение суммы компенсации можно также предусмотреть и для тех случаев, когда заявитель лишь коротко участвовал в производстве по делу в качестве наследника. Сумма компенсации может быть также снижена в тех случаях, когда по результатам производства по делу внутри страны в отношении заявителя уже вынесено решение, установившее факт нарушения его прав, и ему в результате использования внутригосударственного средства правовой защиты присуждена некая сумма денег <_> ".

Применение вышеуказанного стандарта в настоящем деле привело к следующему результату. Моральный вред: в отношении производства по делу, которое тянулось более девяти лет в судах двух уровней подсудности, 8 тысяч евро может считаться справедливой суммой компенсации. Предмет спора (пенсия) был таков, что эту сумму можно обоснованно увеличить на 2 тысячи евро. Заявительница своими действиями отнюдь не способствовала задержкам в производстве по делу. Европейский Суд, соответственно, присуждает ей 10 тысяч евро. Европейский Суд вычитает 30% ввиду того, что нарушение было установлено национальным судом и вычитает сумму компенсации (1 200 евро), присужденную национальным судом. Поскольку заявительница ходатайствовала о компенсации в меньшем размере, чем размер суммы, исчисленной в таком порядке Европейским Судом, Суд принимает решение присудить ей искомую ей самой сумму компенсации. Что касается судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с производством по делу, то Европейский Суд назначил выплатить некую сумму, из которой он вычел сумму возмещения этих расходов (500 евро), присужденную внутри страны.

N. B. Эти принципы были подтверждены Европейским Судом в своих Постановлениях по жалобе "Кокьярелла против Италии" [Cocchiarella v. Italy] N 64886/01 (вынесено 10 ноября 2004 г. I Секцией) по вопросу о производстве по однотипному делу, длившемуся в судах двух уровней более восьми лет, и по жалобе "Риккарди Пиццати против Италии" [Riccardi Pizzati v. Italy] N 62361/00 (вынесено 10 октября 2004 г. I Секцией) по вопросу о производстве по гражданскому делу, длившемуся более двадцати шести с половиной лет. В последнем деле Европейский Суд отклонил требования о возмещении издержек, связанных с производством по делу в Кассационном суде, потому что жалоба, поданная в тот суд, была объявлена неприемлемой ввиду невыполнения адвокатом заявителя формального требования, что было ошибкой, за которую государство-ответчик не могло нести ответственность.


Вопрос о назначении справедливой компенсации за причиненный вред


Вопрос о возобновлении производства по уголовному делу


Сейдович против Италии
[Sejdovic - Italy] (N 56581/00)


Постановление от 10 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта Статьи 6 Конвенции [уголовно-процессуальный аспект].)


В порядке применения Статьи 46 Конвенции


Вопрос об исполнении Постановлений и Решений Европейского Суда


По данному делу Европейский Суд установил системную проблему, связанную с недостатками в законодательстве и ненадлежащей правоприменительной практикой в стране.


Сейдович против Италии
[Sejdovic - Italy] (N 56581/00)


Постановление от 10 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 6 Конвенции [уголовно-процессуальный аспект].)


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о наличии имущества, право на беспрепятственное пользование которым не может быть нарушено


По делу обжалуется неисполнение властями правовых требований о возврате золотых монет в соответствии с нормами закона о внесудебном восстановлении в правах. Жалоба признана неприемлемой.


Немцова против Чешской Республики
[Nemcova - Czech Republic] (N 72058/01)


Решение от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


В период коммунистического режима в стране заявитель был осужден за хранение золотых монет в нарушение действовавших тогда правовых норм, и эти монеты были конфискованы. Со сменой режима данное судебное решение было отменено как незаконное. Заявители тогда обратились в Национальный банк с требованием возврата монет, которые до их конфискации были описаны и оценены экспертом. Основывая свои аргументы положениями закона о внесудебной реабилитации, целью которого было загладить - при соблюдении определенных условий - вред, причиненный гражданам при прежнем режиме, заявители обратились в 1992 году в суд с иском о реституции, требуя возврата конфискованных золотых монет. Их исковые требования были отклонены всеми судами. Хотя заявители имели право на реституцию, в законе содержалось предварительное ее условие: монеты должны были описаны истцами таким образом, чтобы эти монеты подлежали бы индивидуальной идентификации. В настоящем деле суды постановили: нельзя со всей уверенностью указать, что монеты, хранящиеся в банке, в который обращались заявители, были именно теми монетами, которые были конфискованы у их семьи в 1961 году.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Основывая свои аргументы положениями закона о внесудебной реабилитации, заявители стремились доказать, что они обладали правом собственности на конфискованные золотые монеты, не имея правового титула на те активы, которые они желали взыскать в свою пользу, поэтому оспариваемое дело касается не "имеющегося актива", а задолженности. Именно национальным судам приличествует применять и толковать законодательство страны для того, чтобы установить, были ли в настоящем деле соблюдены условия возврата монет, предписанные указанным законом, что суды и сделали безо всяких признаков произвола. Коротко говоря, когда иск был заявлен в национальный суд, задолженность государства была лишь условной и не могла считаться образующей "имущество", право на пользование которым требует защиты в соответствии с положениями Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

[Обратите внимание на применение по данному делу подхода Европейского Суда, ранее сформулированного в Постановлении Большой Палаты по жалобе N 72058/01 "Копецки против Словакии" [Kopeckv v. Slovakia], вынесенном 28 сентября 2004 г., в частности на выводы Суда, содержащиеся в § 52-54, 56-58 и 60 этого Постановления (см. изложение обстоятельств дела в "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 67) (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 67 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 1 за январь 2005 г.).]


Вопрос о наличии имущества, право на беспрепятственное пользование которым не может быть нарушено


По делу ставится вопрос о том, образует ли дом, построенный без разрешения и занимаемый без надлежащего правового титула, существенный патримониальный интерес.


Eнерйилдиз против Турции
[Oneryildiz - Turkey] (N 48939/99)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 2 Конвенции.)


Вопрос о наличии имущества, право на беспрепятственное пользование которым не может быть нарушено


По делу ставится вопрос об обязанности частной компании выплатить долги третьей стороны.


Компания "О.Б. Хеллер А.С." и банк "Чехословенска обходни банка А.С." против Чешской Республики
[O.B. Heller A.S. и Ceskoslovenska ObchodnR Banka A.S. - Czech Republic] (N 55631/00, 55728/00)


Решение от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 Статьи 6 Конвенции [гражданско-процессуальный аспект].)


Вопрос о соблюдении права человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


По делу ставится вопрос об обязанности частной компании, взявшей на себя обязательства общего поручителя, выплатить задолженности третьей стороны в непредвиденных компанией размерах. Жалоба признана неприемлемой.


Компания "О.Б. Хеллер А.С." и банк "Чехословенска обходни банка А.С." против Чешской Республики
[O.B. Heller A.S. и Ceskoslovenska ObchodnR Banka A.S. - Czech Republic]


Решение от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 Статьи 6 Конвенции [гражданско-процессуальный аспект].)


Вопрос о соблюдении права человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


По делу ставится вопрос об ответственности властей в связи с фактом взрыва на свалке, в результате которого люди были лишены своей собственности. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Eнерйилдиз против Турции
[Oneryildiz - Turkey] (N 48939/99)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено Большой Палатой]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 2 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


По делу обжалуется неисполнение вступивших в силу решений суда о взыскании с государственного предприятия задолженностей в пользу работников. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Михайленко и другие против Украины
[Mykhaylenky and others - Ukraine] (N 35091/02, 35196/02, 35201/02, 35204/02, 35945/02, 35949/02, 35953/02, 36800/02, 38296/02, 42814/02)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Десять заявителей, которые работали в государственной организации, осущуствлявшей строительные работы в Чернобыле, возбудили в суде исковое производство с требованием взыскать с их бывшего работодателя задолженность по зарплате и другие полагающиеся им выплаты. В период с 1997 по 2000 год районным судом были вынесены решения в пользу заявителей. Однако все эти решения по большей части исполнены не были. Министерство энергетики уведомило одного из заявителей, что задержка в выплате задолженностей по зарплате была вызвана трудным финансовым положением организации-должника, и этот вопрос требовал своего разрешения на государственном уровне. Организация-должник была ликвидирована в 2002 году. Исполнительные листы заявителей были направлены в ликвидационную комиссию, но исполнительное производство все еще продолжается. Исполнение судебных решений до момента ликвидации организации-должника потребовало бы специального разрешения министерства по чрезвычайным ситуациям на арест имущества этой организации, но такое разрешение выдано не было.


Вопросы права


По поводу предварительных возражений государства-ответчика (ссылка на отсутствие ответственности государства и ввиду этого ссылка на правило ratione personae* (* Ratione personae (лат.) - ввиду обстоятельств, относящихся к лицу, о котором идет речь. Здесь имеются в виду круг и признаки субъектов обращения в Европейский Суд с жалобой на предположительное нарушение прав и свобод, гарантируемых Конвенцией (прим. перев.).). Власти государства-ответчика утверждают, что организация-должник была отдельным юридическим лицом, и что государство не могло нести ответственность по ее долгам. Однако государство-ответчик не продемонстрировало Европейскому Суду, что организация была в достаточной мере институционально и функционально независимой от государства так, чтобы освободить государство от ответственности по нормам Конвенции. Несколько признаков подтверждают государственный характер предприятия: во-первых, государство было крупнейшим должником организации; во-вторых, государственный контроль распространялся не только на строительную деятельность организации, но даже на условия трудового найма в ней; в-третьих, именно государство запретило налагать арест на имущество организации ввиду того, что это имущество расположено на территории, пораженной радиационным излучением. Предварительные возражения властей государства-ответчика отклонены.

По поводу Статьи 6 Конвенции (вопрос о соблюдении права человека на разбирательство дела судом). Учитывая, что судебные решения не исполнялись в течение периодов времени от трех до семи лет, что включает время, затраченное как на само исполнительное производство, так и на продолжающийся пока процесс взыскания задолженностей в ходе процедуры ликвидации организации, то можно сказать, что власти Украины в данном случае лишили положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции всякого полезного смысла.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Тот факт, что власти Украины не исполнили судебные решения, лишил заявителей возможности получить сполна те деньги, которые им причитались.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителям компенсацию на сумму существующих в их отношении задолженностей в возмещение причиненного им материального ущерба и определенную сумму в порядке компенсации понесенного морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о соблюдении права человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


По делу ставится вопрос о правомерности распоряжения суда о сносе складского здания, несмотря на то, что заявитель был признан невиновным. Жалоба признана приемлемой.


Салиба против Мальты
[Saliba - Malta] (N 4251/02)


Решение от 23 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель в свое время приобрел права собственности на участок земли, на котором было возведено складское сооружение. Полиция предъявила ему обвинение в строительстве сооружения без надлежащего разрешения властей. В июле 1988 года Уголовный суд признал заявителя невиновным в совершении вменявшегося ему преступления. Однако полиция повторно возбудила уголовное дело в отношении заявителя, и в июне 1989 года ему был вынесен обвинительный приговор и отдано распоряжение о сносе строения. Апелляционная жалоба заявителя на обвинительный приговор, обосновывавшаяся тем, что его судили дважды на основании одних и тех же фактов, была удовлетворена Уголовным апелляционным судом, который отменил приговор суда первой инстанции, вынесенный в июне 1989 года. Уголовный апелляционный суд, тем не менее, распорядился, чтобы строение было снесено. Суд в своем решении о сносе сослался на поправку, которая была внесена в соответствующий закон, пока шло производство по делу, предусматривавшую, что предписание о сносе строения может быть издано "даже в том случае, когда суд выносит по делу обвиняемого оправдательный приговор, если суд придет к выводу, что здание было возведено в нарушение требований закона". Жалоба заявителя на это решение суда, поданная по конституционным основаниям, была отклонена.

Заявитель жалуется в Европейский Суд в контексте Статьи 7 Конвенции на то, что ему было назначено "наказание", которое не предусматривалось законодательством, действовавшим на момент предположительного совершения преступления, а также на то, что государство нарушило его право на беспрепятственное пользование своим имуществом.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 7 Конвенции. Распоряжение суда о сносе строения не являло собой акт установления виновности на основании предъявленного заявителю уголовного обвинения, а потому это распоряжение нельзя считать "наказанием" в значении, которое придается этому понятию Статьей 7 Конвенции. Данная мера осуществленная государством направлена на то, чтобы восстановить законность посредством сноса незаконно возведенных строений, и может таким образом считаться средством судебной защиты законности, а не "наказанием". Жалоба признана неприемлемой как несовместимая с правилом о предметной подсудности (ratione materiae) Европейского Суда.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Вопрос о соблюдении права человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


По делу обжалуется ненадлежащее аннулирование вещного права, которым поколения семейства заявителей пользовались в течение более 300 лет. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Брункрона против Финляндии
[Bruncrona - Finland] (N 41673/98)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители, которые являются зарегистрированными собственниками имущества в деревне, где они проживают, утверждают также, что у них есть постоянное право пожизненного пользования чужой собственностью и извлечения от нее дохода, имеющее отношение к некоторым близлежащим островам и водному пространству. Начиная с XVIII века, поколениям семейства заявителей было предоставлено право пользования этими островами в обмен на уплату ежегодного сбора, который позже был заменен налогом на имущество, выплачиваемым государству. Заявители безмятежно пользовались островами и водами вплоть 1984 года, когда управление лесничества предоставило права на рыбный промысел в этом районе третьей стороне.

При первом рассмотрении спора заявителей с государством Окружной суд постановил, что их право пожизненного пользования чужой собственностью и извлечения от нее дохода преобразовалось в право собственности. Однако это решение Окружного суда было впоследствии отменено вышестоящим судом. Заявители вновь обратились в суд, и производство по их жалобе на отмену решения суда первой инстанции завершилось вступившим в силу решением Апелляционного суда, в котором указывалось, что государство отнюдь не отказывалось от своих прав собственности на острова, а просто сдавало их в аренду заявителям при условии уплаты ими соответствующего налога. Верховный суд Финляндии отказал в принятии жалобы заявителей к своему производству.

В 1998 году заявители получили письмо от управления лесничества с требованием освободить оспариваемую собственность, что, как утверждает государство-ответчик, приравнивается к прекращению отношений аренды с заявителями. На момент подачи жалобы в Европейский Суд заявители, предположительно, все еще выплачивали налог на имущество с оспариваемой собственности.


Вопросы права


По поводу предварительных возражений государства-ответчика.

(i) Предварительные возражения государства-ответчика в отношении несоблюдения заявителями шестимесячного срока для подачи жалобы в Европейский Суд: у заявителей имелся вполне законный интерес, когда они возбудили второе исковое производство с целью получить подтверждение своих предположительно существующих прав на собственность. Течение шестимесячного срока для подачи жалобы в Европейский Суд поэтому началось с того момента, когда по второму делу Верховный суд Финляндии отказал в принятии жалобы заявителей к своему производству. Предварительные возражения государства-ответчика отклонены.

(ii) Предварительные возражения государства-ответчика в отношении неисчерпания заявителями внутригосударственных средств правовой защиты: подавая свою последнюю жалобу в Верховный суд Финляндии, заявители вполне справедливо полагались адекватно полагались на гарантии своих прав собственности, содержащихся в законодательстве Финляндии и в Конвенции. Предварительные возражения государства-ответчика отклонены.

По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. У Европейского Суда нет оснований не соглашаться со вступившим в силу решением Апелляционного суда, установившим, что имущественный интерес заявителей, затронутый делом, является правом аренды, а не правом собственности или постоянным правом пожизненного пользования чужой собственностью и извлечения от нее дохода. Поэтому заявители не были "лишены своей собственности" в том значении, которое придается этой формулировке вторым предложением Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Несмотря на это, поскольку заявителям мешали пользоваться правом аренды - представляющим собой имущественный интерес - начиная с 1984 года, когда права на рыбный промысел были выданы третьей стороне, задача Европейского Суда состоит в том, чтобы установить: был ли такой акт вмешательства государства в реализацию прав заявителей совместим с гарантией "беспрепятственного пользования своим имуществом" в том значении, которое придается этой формулировке первым предложением Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Европейский Суд приемлет аргументы государство-ответчика, что это вмешательство оправдывалось целью поддержания принципов, которые закреплены нормами права, касающимися недвижимого имущества. Однако при прекращении отношений аренды с заявителями не был соблюден справедливый баланс между интересами государства и правами заявителей. Письмо, которое получили заявители в 1998 году, содержавшее требование освободить собственность - что приравнивалось к прекращению отношений аренды с ними - нельзя считать приемлемой формой прекращения действия права, которым поколения семейства заявителей пользовались в течение более 300 лет. Заявители могли бы хотя бы разумно ожидать, что их уведомят о дате истечения отношений аренды в извещении о прекращении этих отношений. Кроме того, государство не выплатило им компенсацию за не отвечающий нормам способ прекращения отношений аренды. В таких обстоятельствах Европейский Суд полагает, что процедура, с помощью которой государство прекратило действие вещного права заявителей, противоречит гарантиям их права на беспрепятственное пользование своим имуществом.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Решение вопроса о выплате справедливой компенсации было отложено Европейским Судом.


Другие Постановления, вынесенные в ноябре 2004 года


По жалобе о нарушениях Статей 2 и 13 Конвенции


Сейхан против Турции
[Seyhan - Turkey] (N 33384/96)


Постановление от 2 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о похищении и убийстве отца заявителя, предположительно, сотрудниками сил безопасности. В данном вопросе по делу требования Статей 2, 3 и 13 Конвенции нарушены не были. По вопросу о непроведении властями эффективного расследования по данным фактам. В данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статей 2 и 13 Конвенции.


По жалобе о нарушениях Статей 2, 3 и 13 Конвенции


A.K. и V.K. против Турции
[A.K. and V.K. - Turkey] (N 38418/97)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о самоубийстве лица, содержавшегося под стражей, совершенного, предположительно, после того, как его подвергли жестокому обращению. В данном вопросе по делу требования Статей 2, 3 и 13 Конвенции нарушены не были. По вопросу о неэффективности проведенного по данным фактам расследования. В данном вопросе по делу допущено нарушение положений Конвенции.


По жалобе о нарушениях Статьи 3 и пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Тунджер и Дурмуш против Турции
[Tuncer and Durmus - Turkey] (N 30494/96)


Постановление от 2 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о жестоком обращении с лицами во время их содержания под стражей и отсутствии разумных оснований для заключения их под стражу. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 и пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


По жалобе о нарушениях Статей 3, 5, 8 и 13 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Каракоч против Турции
[Karakoc - Turkey] (N 28294/95)


Постановление от 2 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о разрушении дома и уничтожении собственности, предположительно, сотрудниками сил безопасности. Сторонами по делу заключено мировое соглашение (государство выразило свое сожаление, взяло на себя обязательство принять надлежащие меры, включая обеспечение поставки материалов, необходимых для восстановления дома заявителя, и добровольно выплатило компенсацию за причиненный вред в размере 48 тысяч евро).


По жалобе о нарушениях Статей 3, 5 и 13 Конвенции


Абдюлсамет Йаман против Турции
[Abdulsamet Yaman - Turkey] (N 32446/96)


Постановление от 2 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о применении пыток против лица, находящегося под стражей в полиции, и непроведении властями эффективного расследования по данному факту, недоставлении задержанного быстро к судье, отсутствии возможности обжаловать незаконность заключения под стражу и лишении права на компенсацию за вред, причиненный незаконным содержанием под стражей. По делу допущено нарушение требований Статей 3, 5 и 13 Конвенции.


По жалобе о нарушениях Статей 3, 8 и 13 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Хасан Ылхан против Турции
[Hasan Ilhan - Turkey] (N 22494/93)


Постановление от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о разрушении дома и уничтожении собственности сотрудниками сил безопасности в 1992 году и отсутствии эффективного средства правовой защиты. По делу допущено нарушение требований Статей 3, 8 и 13 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


По жалобе о нарушениях пункта 1 Статьи 5 и подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Эдвардс и другие против Соединенного Королевства
[Edwards and others -United Kingdom] (N 38260/97, 46416/99, 47143/99, 46410/99, 58896/00, 3859/02)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о заключении под стражу за неуплату местных налогов или штрафов, отсутствии права на компенсацию и недоступности бесплатной помощи адвоката при производстве по делу. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


По жалобе о нарушениях пункта 3 Статьи 5 Конвенции


Маглоди против Венгрии
[Maglodi - Hungary] (N 30103/02)


Постановление от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о чрезмерной продолжительности содержания под стражей до суда. По делу допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 5 Конвенции.


По жалобе о нарушениях пунктов 3 и 4 Статьи 5, пункта 1 Статьи 6, Статей 8, 13 и 34 Конвенции


Кляхин против России
[Klyakhin - Russia] (N 46082/99)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности содержания лица под стражей до суда и чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу, отсутствии надлежащей судебной проверки законности применения меры пресечения в виде содержания под стражей, о нарушении права заключенного на беспрепятственную переписку с Европейским Судом и отсутствии эффективного средства правовой защиты в отношении продолжительности производства по уголовному делу. По делу допущено нарушение требований пунктов 3 и 4 Статьи 5, пункта 1 Статьи 6, Статей 8, 13 и 34 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Бакай и другие против Украины
[Bakay and others - Ukraine] (N 67647/01)


Постановление от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о длительном неисполнении судебных решений. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Фенеш против Франции
[Fenech - France] (N 71445/01)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о правомерности неознакомления гражданского истца по уголовному делу, рассматривавшемуся в Кассационном суде, доклада, подготовленного судьей-докладчиком [conseiller rapporteur], притом, что с этим докладом был ознакомлен помощник генерального прокурора [avocat gJnJral]; при этом помощник генерального прокурора присутствовал на совещании суда по делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Гавелка против Чешской Республики
[Havelka -Czech Republic] (N 76343/01)


Витасек против Чешской Республики
[Vitasek -Czech Republic] (N 77762/01)


Постановления от 2 ноября 2004 г. [вынесены II Секцией (в прежнем составе)]


Дожз против Польши
[Dojs - Poland] (N 47402/99)


Постановление от 2 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией (в прежнем составе)]


Левшины против России
[Levshiny - Russia] (N 63527/00)


Постановление от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


Сикорский против Польши
[Sikorski - Poland] (N 46004/99)


Постановление от 9 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией (в прежнем составе)]


Финацци против Италии
[Finazzi - Italy] (N 62152/00)


Карлетти и Бонетти против Италии
[Carletti and Bonetti - Italy] (N 62457/00)


Муши против Италии
[Musci - Italy] (N 64699/01)


Джузеппе Мостаччоло против Италии
[Giuseppe Mostacciuolo - Italy] (N 64705/01)


Джузеппе Мостаччоло против Италии
[Giuseppe Mostacciuolo - Italy (N 2)] (N 65102/01)


Джузеппина и Орестина Прокаччини против Италии
[Giuseppina and Orestina Procaccini - Italy] (N 65075/01)


Апичелла против Италии
[Apicella - Italy] (N 64890/01)


Постановления от 10 ноября 2004 г. [вынесены I Секцией (в прежнем составе)]


Квартуч против Хорватии
[Kvartuc - Croatia] (N 4899/02)


Постановление от 18 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


Кос против Чешской Республики
[Kos -Czech Republic] (N 75546/01)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Зашкевич против Польши
[Zaskiewicz - Poland] (N 46072/99 and 46076/99)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по гражданскому делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Карасова против Чешской Республики
[Karasova -Czech Republic] (N 71545/01)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по делу, связанному с восстановлением прав собственности. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Нури Eзкан против Турции
[Nuri Ozkan - Turkey] (N 50733/99)


Постановление от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


Альберто Санчес против Испании
[Alberto Sanchez - Spain] (N 72773/01)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по административному делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Белой против Франции
[Beloeil - France] (N 4094/02)


Постановление от 2 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по делу, связанному с выплатой пенсии по инвалидности. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Брюссель против Франции
[Bruxelles - France] (N 46922/99)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по делу, связанному с выплатой пенсии отставному сотруднику полиции. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Кинг против Соединенного Королевства
[King - United Kingdom] (N 13881/02)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по делу, связанному с наложением налоговых санкций. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Ваней против Франции
[Vaney - France] (N 53946/00)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу и по делу о выплате компенсации за вред, причиненный неправильным функционированием системы правосудия. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Хенуорт против Соединенного Королевства
[Henworth - United Kingdom] (N 515/02)


Постановление от 2 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией (в прежнем составе)]


Мэсси против Соединенного Королевства
[Massey - United Kingdom] (N 14399/02)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией (в прежнем составе)]


Врана против Чешской Республики
[Vrana - Czech Republic] (N 70846/01)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Юмюштен против Турции
[Gumusten - Turkey] (N 47116/99)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по уголовному делу. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Чанади против Словакии
[Canady - Slovakia] (N 53371/99)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о неправомерности исключения возможности судебной проверки законности назначения наказания административными властями за некоторые малозначительные правонарушения. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлениями Европейского Суда по делам "Лауко против Словакии" [Lauko v. Slovakia] и "Кадубец против Словакии" [Kadubec v. Slovakia], вынесенными 2 сентября 1998 г.).


Куло против Франции
[Coulaud - France] (N 69680/01)


Постановление от 2 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о правомерности неознакомления заявителя с докладом, подготовленным судьей-докладчиком [conseiller rapporteur] по делу, рассматривавшемуся в Кассационном суде, притом, что с этим докладом был ознакомлен помощник генерального прокурора [avocat gJnJral]. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Айше Eзтeрк против Турции
[Ayse Ozthrk - Turkey] (N 59244/00)


Тайдаш и Eзер против Турции
[Taydas and Ozer - Turkey] (N 48805/99)


Постановления от 4 ноября 2004 г. [вынесены III Секцией (в прежнем составе)]


Юнал против Турции
[Unal - Turkey] (N 48616/99)


Волкан Айдин против Турции
[Volkan Aydin - Turkey] (N 54501/00)


Постановления от 10 ноября 2004 г. [вынесены III Секцией (в прежнем составе)]


Шагиндоан против Турции
[Фahindogan - Turkey] (N 54545/00)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции


Марашли против Турции
[Marasli - Turkey] (N 40077/98)


Постановление от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о законности осуждения лица по обвинению в пропаганде сепаратизма и по вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции.


Диджле против Турции
[Dicle - Turkey] (N 34685/97)


Одабаси против Турции
[Odabasi - Turkey] (N 41618/98)


Баран против Турции
[Baran - Turkey] (N 48988/99)


Постановления от 10 ноября 2004 г. [вынесены III Секцией (в прежнем составе)]


Eзкайя против Турции
[Ozkaya - Turkey] (N 42119/98)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


По вопросу о законности осуждения лица по обвинению в разжигании ненависти и вражды и по вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции.


Айхан против Турции
[Ayhan - Turkey (N 1)] (N 45585/99)


Постановление от 10 ноября 2004 г. [вынесено III Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о законности осуждения лица по обвинению в разжигании ненависти и в пропаганде сепаратизма и по вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции.


Айхан против Турции
[Ayhan - Turkey (N 2)] (N 49059/99)


Постановление от 10 ноября 2004 г. [вынесено III Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о законности осуждения лица по обвинению в пропаганде сепаратизма и по вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции.


Калин против Турции
[Kalin - Turkey] (N 31236/96)


Постановление от 10 ноября 2004 г. [вынесено III Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о законности осуждения лица по обвинению в разжигании расовой и религиозной ненависти и в распространении заявлений от имени незаконного вооруженного формирования и по вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 10 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Кройтору против Румынии
[Croitoru - Romania] (N 54400/00)


Постановление от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о неисполнении властями решения суда о восстановлении прав на собственность. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Сабин Попеску против Румынии" [Sabin Popescu v. Romania], вынесенным 2 марта 1994 г.).


Вассерман против России
[Wasserman - Russia] (N 15021/02)


Постановление от 18 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о неисполнении властями решения суда о присуждении суммы денег заявителю. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Бакалов против Украины
[Bakalov - Ukraine] (N 14201/02)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о длительном неисполнении властями решения суда о присуждении сумм денег заявителю. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Праведная против России
[Pravednaya - Russia] (N 69529/01)


Постановление от 18 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о правомерности пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступившего в силу решения суда, хотя эти обстоятельства были уже известны властям, и соответствующем снижении суммы пенсии. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Жеральдес Барба против Португалии
[Geraldes Barba - Portugal] (N 61009/00)


Постановление от 4 ноября 2004 г. [вынесено III Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о чрезмерной продолжительности производства по административному делу и длительных проволочках с установлением окончательной суммы компенсации за отчужденную собственность и выплатой этой компенсации. По делу допущены нарушения требований пункта 1 Статьи 6 и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Альмейда Жаррет и Маскаренхас Фальсао против Португалии"* (*Данное Постановление было вынесено 11 января 2004 г. (прим. перев.).) [Almeida Garret and Mascarenhas Falcno v. Portugal], Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека, ECHR 2000-I).


Ионеску против Румынии
[Ionescu - Romania] (N 38608/97)


Киворкян против Румынии
[Chivorcian - Romania] (N 42513/98)


Постановления от 2 ноября 2004 г. [вынесены II Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о правомерности отмены Верховным судом вступившего в законную силу и обязательного для исполнения судебного постановления, предписывающего возвращение ранее национализированной собственности; по вопросу о правомерности исключения из юрисдикции судов дел о национализации и отчуждении собственности. По делу допущено нарушение Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


По жалобе о нарушениях пункта 1 и подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Хупер против Соединенного Королевства
[Hooper - United Kingdom] (N 42317/98)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о правомерности вынесения судебного распоряжения о "соблюдении порядка и хорошем поведении" без предоставления заявителю возможности изложить суду свои аргументы по поводу условий распоряжения. По делу допущены нарушения требований пункта 1 и подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции.


По жалобе о нарушении пункта 2 Статьи 6 Конвенции


Райнмюллер против Австрии
[Reinmhller - Austria] (N 69169/01)


Постановление от 18 ноября 2004 г. [вынесено III Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о правомерности отказа выплаты заявителю компенсации за содержание под стражей до суда; отказ был мотивирован тем, что, несмотря на вынесение оправдательного приговора, подозрения относительно причастности заявителя к совершению преступления не были полностью устранены. Жалоба была исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом (вопрос был разрешен: дело заново пересматривается судами страны).


По жалобе о нарушении Статьи 8 Конвенции


Вуд против Соединенного Королевства
[Wood - United Kingdom] (N 23414/02)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу об отсутствии законных оснований для скрытного проведения записей разговоров заявителя в период его содержания под стражей в полиции. По делу допущены нарушения требований Статьи 8 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Хан против Соединенного Королевства" [Khan v. United Kingdom], вынесенным 12 мая 2000 г.).


По жалобе о нарушении Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Костич против Хорватии
[Kostic - Croatia] (N 69265/01)


Постановление от 18 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о проволочках с исполнением распоряжения о выселении лица с занимаемой жилой площади, связанных с тем, что от государства требуется предоставить выселяемому альтернативное жилье. Сторонами по делу заключено мировое соглашение.


Фотопулу против Греции
[Fotopoulou - Greece] (N 66725/01)


Постановление от 18 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


По вопросу о неисполнении властями судебного распоряжения о сносе стены, обязательная сила которого была подтверждена Государственным советом Греции* (* В Греции, как и в некоторых других европейских странах, высший судебный орган по административным делам, то есть по жалобам граждан на действия и решения государственных органов и должностных лиц, именуется Государственным советом (прим. перев.). По делу допущены нарушения требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


По вопросу о выплате справедливой компенсации


Папаставру против Греции
[Papastavrou - Greece] (N 46372/99)


Постановление от 18 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


Постановления, переданные на рассмотрение Большой Палаты в порядке уступки юрисдикции Большой палате


В порядке применения Статьи 30 Конвенции


Соренсен и Расмуссен против Дании
[Srrensen and Rasmussen - Denmark] (N 52562/99, 52620/99)


Решение от 25 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


Первый заявитель был уволен со своей должности за то, что он не вступил в профсоюз, а членство в профсоюзе является обязательным требованием согласно условиям трудового договора. Второй заявитель, который был безработным, согласился вступить в профсоюз, чтобы получить постоянную работу. Оба дела поднимают вопрос, не нарушает ли датский закон "О защите лиц от увольнений ввиду членства в объединениях" право человека на свободу объединения с другими, гарантируемое Статьей 11 Конвенции, в том, что касается положения закона, допускающего увольнение работника, не являющегося членом профсоюза, в случае, когда работник до своего поступления на работу знал, что членство в профсоюзе является условием работы на данном предприятии.


Дела, переданные на рассмотрение Большой Палаты


В порядке применения пункта 1 Статьи 43 Конвенции


10 ноября 2004 г. коллегия в составе пяти членов Большой Палаты отклонила как неприемлемое обращение вступившей в процесс третьей стороны о передаче на рассмотрение Большой Палаты следующего дела:


E.O. и V.P. против Словакии
[E.O. and V.P. - Slovakia] (N 56193/00, 57581/00)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


В порядке применения пункта 2 Статьи 43 Конвенции


Следующие дела были переданы на рассмотрение Большой Палаты в соответствии с пунктом 2 Статьи 43 Конвенции:


Хирст против Соединенного Королевства
[Hirst - United Kingdom (N 2)] (N 74025/01)


Постановление от 30 марта 2004 г. [вынесено IV Секцией]


(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 62.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 62 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 7 за июль 2004 г.)

Дело касается вопроса о неправомерности лишения лиц, отбывающих наказание, права на участие в выборах в парламент и местные органы власти. По делу был установлен факт нарушения требований Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции.


Жданок против Латвии
[Zdanoka - Latvia] (N 58278/00)


Постановление от 17 июня 2004 г. [вынесено I Секцией]


(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 65.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 65 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 11 за ноябрь 2004 г.)

Дело касается вопроса о неправомерности лишения заявительницы правоспособности выдвинуть свою кандидатуру на выборах в парламент, а также лишения ее мандата члена Городского совета. По делу был установлен факт нарушения требований Статьи 11 Конвенции.


Лейла Сахин против Турции
[Leyla Sahin - Turkey] (N 44774/98)


Постановление от 29 июня 2004 г. [вынесено IV Секцией]


(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 65.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 65 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 11 за ноябрь 2004 г.)

Дело касается вопроса о запрете властей на ношение на территории университета мусульманских головных платков. По делу не было установлено факта нарушения требований Статьи 9 Конвенции.


Постановления, вступившие в силу


В порядке применения подпункта "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


Следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции в связи с истечением трехмесячного срока для подачи прошения о рассмотрении дела Большой Палатой (см. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека"vvvv [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 64-66.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 64-66 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 10-12 за октябрь - декабрь 2004 г.)


Люффлер против Австрии
[Loffler - Austria (N 2)] (N 72159/01)


Постановление от 4 марта 2004 г. [вынесено III Секцией]


Явуз против Австрии
[Yavuz - Austria] (N 46549/99)


Постановление от 27 мая 2004 г. [вынесено I Секцией]


Объединение "Бенефичио Капелла Паулини" против Сан-Марино
[Beneficio Cappella Paolini - San Marino] (N 40786/98)


Постановление от 13 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Скордино против Италии
[Scordino - Italy (N 2)] (N 36815/97)


Постановление от 15 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Хайдар Йилдирим и другие против Турции
[Haydar Yildirim and others - Turkey] (N 42920/98)


Постановление от 15 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Кари против Франции
[Carries - France] (N 74628/01)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Абсандзе против Грузии
[Absandze - Georgia (N 57861/00)


Постановление от 20 июля 2004 г. (жалоба была исключена из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом) [вынесено II Секцией]


Бак против Финляндии
[Back - Finland] (N 37598/97)


Постановление от 20 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Хаджикостова против Болгарии
[Hadjikostova - Bulgaria (N 2) (N 44987/98)


Жбанов против Болгарии
[Zhbanov - Bulgaria (N 45563/99)


Постановления от 22 июля 2004 г. [вынесены I Секцией]


Общество с ограниченной ответственностью "Элия" против Италии
[Elia s.r.l. - Italy] (N 37710/97)


Постановление от 22 июля 2004 г. (о назначении справедливой компенсации) [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


А.А. и другие против Турции
[A.A. and others - Turkey] (N 30015/96)


Кюркчю против Турции
[Kurkuh - Turkey] (N 43996/98)


Постановления от 27 июля 2004 г. [вынесены II Секцией]


Сегал против Румынии
[Segal - Romania] (N 32927/96)


Постановление от 27 июля 2004 г. (о назначении справедливой компенсации) [вынесено II Секцией]


M.L. and A.L. против Польши
[M.L. and A.L. - Poland] (N 44189/98)


Агдас против Турции
[Agdas - Turkey] (N 34592/97)


Ырей против Турции
[Irey - Turkey] (N 58057/00)


Постановления от 27 июля 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Руар против Бельгии
[Rouard - Belgium] (N 52230/99)


Рообаерт против Бельгии
[Roobaert - Belgium] (N 52231/99)


Компания "ГБ-уник" против Бельгии (N 1)
[Gb-Unic - Belgium (N 1)] (N 52303/99)


Компания "ГБ-уник" против Бельгии (N 2)
[Gb-Unic - Belgium (N 2)] (N 52304/99)


Мехмет Ширин Йилмаз против Турции
[Mehmet Фirin Yilmaz - Turkey] (N 35875/97)


Компания "Сан Леонард бэнд клаб" против Мальты
[San Leonard Band Club - Malta] (N 77562/01)


Постановления от 29 июля 2004 г. [вынесены I Секцией]


Чалоглу против Турции
[Caloglu - Turkey] (N 55812/00)


Постановление от 29 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


В порядке применения подпункта "с" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


10 ноября 2004 г. коллегия в составе пяти судей Большой Палаты отклонила обращения с просьбой о передаче дел на рассмотрение Большой Палаты, и в результате следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "с" пункта 2 Статьи 44 Конвенции:


Фонтен и Бертен против Франции
[Fontaine and Bertin - France] (N 28298/95)


Постановление от 8 июля 2003 г. [вынесено II Секцией]


Слиман-Каид против Франции
[Slimane-KaVd - France (N 3)] (N 45130/98)


Постановление от 6 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Ахмет Eзкан и другие против Турции
[Ahmet Ozkan and others - Turkey] (N 21689/93)


Постановление от 6 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 63.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 63 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 9 за сентябрь 2004 г. (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 63 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 9 за сентябрь 2004 г.)


Булдан против Турции
[Buldan - Turkey] (N 28298/95)


Постановление от 20 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Суруджиу против Румынии
[Surugiu - Romania] (N 48995/99)


Постановление от 20 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Чианетти против Италии
[Cianetti - Italy] (N 55634/00)


Постановление от 22 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


(См.Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 63.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 63 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 9 за сентябрь 2004 г. (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 63 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 9 за сентябрь 2004 г.)


Нерони против Италии
[Neroni - Italy] (N 7503/02)


Постановление от 22 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Хайдар Гюнеш против Турции
[Haydar GuneХ - Turkey] (N 46272/99)


Постановление от 22 апреля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Даго против Франции
[Dagot - France] (N 55084/00)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено II Секцией]


Кэнсэл против Соединенного Королевства
[Kansal - United Kingdom] (N 21413/02)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Горраиз Лизаррага и другие против Испании
[Gorraiz Lizarraga and others - Spain] (N 62543/00)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


(См. Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 63.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 63 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 9 за сентябрь 2004 г. (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 63 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 9 за сентябрь 2004 г.)


Гора против Польши
[Gora - Poland] (N 38811/97)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Сурман-Янушевская против Польши
[Surman-Januszewksa - Poland] (N 52478/99)


Постановление от 27 апреля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Плаксин против России
[Plaksin - Russia] (N 14949/02)


Постановление от 29 апреля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Морсинк против Нидерландов
[Morsink - Netherlands (N 48865/99)


Постановление от 11 мая 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 64.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 64 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 10 за октябрь 2004 г.)


Бранд против Нидерландов
[Brand v. Netherlands (N 49902/99)


Постановление от 11 мая 2004 г. [вынесено II Секцией]


Шомоди против Италии
[Somogyi - Italy] (N 67972/01)


Постановление от 18 мая 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 64.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 64 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 10 за октябрь 2004 г.)


Гезяж против Польши
[Gesiarz - Poland] (N 9446/02)


Постановление от 18 мая 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Продан против Молдовы
[Prodan - Moldova] (N 49806/99)


Постановление от 18 мая 2004 г. [вынесено IV Секцией]


(См. Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 64.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 64 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 10 за октябрь 2004 г.)


Гусинский против России
[Gusinskiy - Russia] (N 70276/01)


Постановление от 19 мая 2004 г. [вынесено I Секцией]


(См. Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 64.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 64 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 10 за октябрь 2004 г.)


Паласка против Греции
[Palaska - Greece] (N 8694/02)


Постановление от 19 мая 2004 г. [вынесено I Секцией]


R.L. и M.-J. D. против Франции
[R.L. and M.-J. D. - France] (N 44568/98)


Постановление от 19 мая 2004 г. [вынесено III Секцией]


(См. Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 64)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 64 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 10 за октябрь 2004 г.)


Кочак и другие против Турции
[Kocak and others - Turkey] (N 42432/98)


Постановление от 19 мая 2004 г. [вынесено III Секцией]


Достал против Чешской Республики
[Dostal - Czech Republic] (N 52859/99)


Постановление от 25 мая 2004 г. [вынесено II Секцией]


Хайнрих против Польши
[Hajnrich - Poland] (N 44181/98)


Постановления от 25 мая 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Белаусоф и другие против Греции
[Belaousof and others - Greece] (N 66296/01)


Постановление от 27 мая 2004 г. [вынесено I Секцией]


Лиаидис против Греции
[Liadis - Greece] (N 16412/02)


Постановление от 27 мая 2004 г. [вынесено I Секцией]


(См. Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 64.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 64 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 10 за октябрь 2004 г.)


Барансель и другие против Турции
[Baransel and others - Turkey] (N 41578/98)


Постановление от 27 мая 2004 г. [вынесено III Секцией]


J.-M.F. против Франции
[J.-M.F. - France] (N 42268/98)


Постановление от 1 июня 2004 г. [вынесено II Секцией]


Де Йорио против Италии
[De Jorio - Italy] (N 73936/01)


Постановление от 3 июня 2004 г. [вынесено I Секцией]


Хуфова против Чешской Республики
[Houfova - Czech Republic (N 1)] (N 58177/00)


Хуфова против Чешской Республики
[Houfova - Czech Republic (N 2)] (N 58178/00)


Постановления от 15 июня 2004 г. [вынесены II Секцией]


Степинска против Франции
[Stepinska - France] (N 1814/02)


Постановление от 15 июня 2004 г. [вынесено II Секцией]


S.C. против Соединенного Королевства
[S.C. - United Kingdom] (N 60958/00)


Постановление от 15 июня 2004 г. [вынесено IV Секцией]


(См. Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 64.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 64 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 10 за октябрь 2004 г.)


Сырбу и другие против Молдовы
[Sirbu and others - Moldova] (N 73562/01, 73565/01, 73712/01, 73744/01, 73972/01, 73973/01)


Постановление от 15 июня 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Павлетич против Словакии
[Pavletic - Slovakia] (N 39359/98)


Постановление от 22 июня 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Там против Словакии
[Tam - Slovakia] (N 50213/99)


Постановление от 22 июня 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Eнер и Чавушоилу против Турции
[Oner and Cavusoglu - Turkey] (N 42559/98)


Постановление от 24 июня 2004 г. [вынесено III Секцией]


A.W. против Польши
[A.W. - Poland] (N 34220/96)


Постановление от 24 июня 2004 г. [вынесено III Секцией]


Волески против Чешской Республики
[Volesky - Czech Republic] (N 63627/00)


Постановление от 29 июня 2004 г. [вынесено II Секцией]


Доиан и другие против Турции

[Dogan and others - Turkey] (N 8803/02, 8804/02, 8805/02, 8806/02, 8807/02, 8808/02, 8809/02, 8810/02, 8811/02, 8813/02, 8815/02, 8816/02, 8817/02, 8818/02, 8819/02)


Постановление от 29 июня 2004 г. [вынесено III Секцией]


Ки Куйар Можери против Франции
[Ку Couillard Maugery - France] (N 64796/01)


Постановление от 1 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


(См. Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 66.) * (* v "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 66 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 12 за декабрь 2004 г.)


Настос против Греции
[Nastos - Greece] (N 6711/02)


Постановление от 15 июля 2004 г. [вынесено I Секцией]


Асуман Айдин против Турции
[Asuman Aydin - Turkey] (N 40261/98)


Постановление от 15 июля 2004 г. [вынесено III Секцией]


Адамский против Польши
[Adamscy - Poland] (N 49975/99)


Постановление от 27 июля 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Статистические сведения*


Вынесенные постановления**


  За ноябрь 2004
года
С начала
2004 г.
Большая Палата 1 12 (13)
I Секция 21 175 (184)
II Cекция 32 (41) 181 (206)
III Секция 14 129 (153)
IV Секция 23 (29) 162 (200)
Секции в предыдущих составах 0 3
Всего 91 (106) 662 (759)

Постановления, вынесенные в ноябрь 2004 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая Палата 1 0 0 0 1
I Секция 19 1 0 1 21
II Секция 31 (40) 1 0 0 32 (41)
III Секция 13 0 1 0 14
IV Секция 22 (23) 1 (6) 0 0 21 (29)
Всего 86 (96) 3 (8) 1 1 91 (106)

Постановления, вынесенные c начала 2004 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая Палата 11 (12) 0 0 1 13 (13)
I Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
II Секция в прежнем составе 1 0 0 2 3
III Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
IV Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
I Секция 144 (149) 24 (28) 2 5 175 (184)
II Секция 164 (189) 10 2 5 181 (206)
III Секция 122 (146) 5 1 1 129 (153)
IV Секция 143 (176) 16 (21) 2 1 162 (200)
Всего 585 (673) 55 (64) 7 15 662 (759)

Вынесенные решения За ноябрь 2004 года С начала 2004 года
Жалобы, признанные приемлемыми
Большая Палата 0 1
I Секция 11 228 (237)
II Секция 26 (36) 175 (191)
III Секция 4 (7) 151 (177)
IV Секция 15 150 (182)
Всего 56 (69) 705 (788)
II. Жалобы, признанные неприемлемыми
Большая Палата 0 1
I Секция Палата 4 110 (112)
Комитет 667 5622
II Секция Палата 17 (18) 89 (91)
Комитет 647 5055
III Секция Палата 11 (14) 66 (69)
Комитет 371 3431
IV Секция Палата 9 92 (104)
Комитет 471 4006
Всего 2197 (2201) 18 472 (18 491)
III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел
I Секция Палата 7 79
Комитет 2 65
II Секция Палата 6 52
Комитет 4 61
III Секция Палата 1 137
Комитет 5 42
IV Секция Палата 1 35
Комитет 8 56
Всего 34 527
Всего Решений об исключении жалобы из списка подлежащих
рассмотрению дел (не включая частичных Решений)
2287 (2304) 19 704 (19 806)

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба


Каким органом принято решение За октябрь С начала 2004 года
I Секция 41 591 (615)
II Секция 78 465 (493)
III Cекция 30 850 (852)
IV Cекция 34 274
Общее количество коммуницированных жалоб 183 2180 (2234)

______________________________

* Статистические сведения предварительны. То или иное постановление или решение Европейского Суда может быть вынесено в отношении нескольких жалоб (в скобках приводится количество жалоб, в отношении которых вынесено постановление или решение). Употребляемый в Бюллетене значок * означает, что Постановление не является окончательным.

** Статистические сведения, касающиеся Постановлений, вынесенных Секциями Европейского Суда, приводятся без учета реорганизации Секций, которая была проведена 1 ноября 2004 г. Обозначение "Секции в прежнем составе" в данных таблицах относится к Секциям в их составе до 1 ноября 2004 г.


Статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов N 1, 4, 6 и 7 к Конвенции


Статьи Конвенции


Статья 2 Право на жизнь

Статья 3 Запрещение пыток

Статья 4 Запрещение рабства и принудительного труда

Статья 5 Право на свободу и личную неприкосновенность

Статья 6 Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 7 Наказание исключительно на основании закона

Статья 8 Право на уважение частной и семейной жизни

Статья 9 Свобода мысли, совести и религии

Статья 10 Свобода выражения мнения

Статья 11 Свобода собраний и объединений

Статья 12 Право на вступление в брак

Статья 13 Право на эффективное средство правовой защиты

Статья 14 Запрещение дискриминации

Статья 34 Жалобы от физических лиц, неправительственных организаций и групп частных лиц


Протокол N 1 к Конвенции


Статья 1 Защита собственности

Статья 2 Право на образование

Статья 3 Право на свободные выборы


Протокол N 4 к Конвенции


Статья 1 Запрещение лишения свободы за долги

Статья 2 Свобода передвижения

Статья 3 Запрещение высылки граждан

Статья 4 Запрещение коллективной высылки иностранцев


Протокол N 6 к Конвенции


Статья 1 Отмена смертной казни


Протокол N 7 к Конвенции


Статья 1 Процедурные гарантии в случае высылки иностранцев

Статья 2 Право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции

Статья 3 Компенсация в случае судебной ошибки

Статья 4 Право не быть судимым или наказанным дважды

Статья 5 Равноправие супругов



Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 4/2005


Совместный проект Московского клуба юристов и издательства "ЛексЭст"


Перевод: Власихин В.А.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information note N 69 on the case-law of the November, 2004"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с РОО "Московский клуб юристов"



Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение