Решение Европейского Суда по правам человека от 8 июля 2004 г. по вопросу приемлемости жалобы N 11626/02 "Валентина Подольская (Valentina Podolskaya) против Российской Федерации" (Третья секция)

Решение Европейского Суда по правам человека от 8 июля 2004 г.
по вопросу приемлемости жалобы N 11626/02
"Валентина Подольская (Valentina Podolskaya) против Российской Федерации"
(Третья секция)

Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая 8 июля 2004 г. Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Ф. Тюлькенс,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера,

В. Загребельского,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева, судей,

а также при участии С. Кесады, заместителя Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание вышеуказанную жалобу, поданную 28 февраля 2002 г.,

принимая во внимание доводы, представленные властями Российской Федерации, и возражения на них, представленные заявителем,

заседая за закрытыми дверями,

вынес следующее Решение:


Факты

Заявитель, Валентина Всеволодовна Подольская - гражданка Российской Федерации, 1932 года рождения, проживает в г. Оренбурге. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Павлом Лаптевым.


А. Обстоятельства дела

16 июня 2000 г. супругу заявителя Подольскому М.Ф. была вручена книга "Доктора XX века", опубликованная Оренбургским департаментом здравоохранения. В книге Подольский М.Ф. обнаружил, что его имя было пропущено в хронологическом перечне руководителей Оренбургского департамента здравоохранения, хотя он занимал эту должность с 1966 по 1981 год. Также в другом месте была допущена ошибка в его инициалах. Наконец, книга содержала его фотографию с неизвестной женщиной; подпись под фотографией указывала, что на фотографии изображены "Подольский М.Ф. и его супруга".

7 августа 2000 г. Подольский М.Ф. предъявил гражданский иск против авторов и издателей книги о защите чести, достоинства и деловой репутации и о компенсации неимущественного вреда. Он просил суд обязать прекратить распространение книги, отозвать все напечатанные копии и внести необходимые изменения. Подольский М.Ф. утверждал, что ошибки в книге причиняли вред его профессиональной репутации, а также "разрушили мир" в его семье. Он объяснил, что он женат на своей супруге более пятнадцати лет, и что они оба твердо придерживаются "традиционных моральных ценностей" - это включает неодобрение развода и повторного брака. Он также утверждал, что из-за публикации ему потребовалась медицинская помощь в июне и июле 2000 года.

15 мая 2001 г. Ленинский районный суд г. Оренбурга постановил решение. Ленинский районный суд г. Оренбурга указал, что ошибка в инициалах Подольского М.Ф. была типографской ошибкой. Он установил, что имя М. Подольского было неправильно исключено из хронологического списка, и подпись под фотографией также была некорректной. Тем не менее суд сделал вывод:


"Вместе с тем суд не может признать их (эти сведения) порочащими, так как они не содержат сведений о нарушении истцом действующего законодательства или моральных принципов_

Между тем повторные браки законом не запрещены, в обществе не осуждаются и имеют различные причины заключения".

Ленинский районный суд г. Оренбурга отказал в удовлетворении иска Подольского М.Ф. 24 мая 2001 г. представитель Подольского М.Ф. обжаловал решение. Он доказывал, в частности, что вред, причиненный репутации истца, должен быть оценен с учетом индивидуальных субъективных ценностей истца, таких как убеждение, что повторный брак неприемлем.

4 июля 2001 г. Подольский М.Ф. умер от сердечного приступа.

По требованию заявителя Подольская В.В. была признана правопреемником Подольского М.Ф. в гражданском процессе. Ленинский районный суд г. Оренбурга согласился с тем, что заявитель также имеет собственный интерес в предъявленном иске.

30 августа 2001 г. Оренбургский областной суд оставил без изменения решение Ленинского районного суда г. Оренбурга от 15 мая 2001 г. Оренбургский областной суд подтвердил, что информация в книге была некорректной; однако он не счел, что такая информация угрожала чести, достоинству или репутации Подольского М.Ф. или заявителя.


В. Применимое национальное право

Статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. определяет, что суд может возложить обязанность компенсации неимущественного вреда на лицо, которое причинило такой вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права.

Статья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации определяет, что лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.


Суть жалобы

Заявитель жаловалась, ссылаясь на Статью 8 Конвенции, на нарушение ее права на неприкосновенность частной и семейной жизни. Она утверждала, что она мучилась и страдала каждый раз, когда ее коллеги по работе, друзья или посторонние люди спрашивали, была ли она второй или третьей женой ее мужа.

Заявитель также жаловалась, ссылаясь на Статьи 6 и 13 Конвенции, на то, что суды Российской Федерации не возместили указанный вред.


Право

А. Возражения властей Российской Федерации относительно исчерпанности внутренних средств правовой защиты

Власти Российской Федерации утверждали, что 1 февраля 2003 г. вступил в силу Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Он установил новую процедуру подачи надзорной жалобы. В соответствии со статьей 376 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные постановления в порядке надзора могут быть обжалованы только сторонами, участвующими в деле. Поскольку заявитель никогда не подавала такой жалобы, власти Российской Федерации полагали, что она не исчерпала внутренние средства правовой защиты, доступные ей.

Заявитель утверждала, что ее жалоба была подана до вступления в силу нового Гражданского процессуального кодекса, а его нормы не имеют обратной силы. Более того, она полагала, что новая процедура не является эффективным средством защиты, поскольку она не предоставляет надлежащих гарантий справедливости и беспристрастности: первоначально оценка необходимости пересмотра дела в порядке надзора и решение о возбуждении производства в порядке надзора были сделаны единолично судьей в отсутствие заявительницы и материалов дела.

Европейский Суд напомнил, что оценка того, были ли исчерпаны внутренние средства правовой защиты, обычно должна даваться со ссылкой на дату, когда жалобы была подана (см. Решение Европейского Суда по жалобе "Знаменская против Российской Федерации" (Znamenskaya v. Russia) от 25 марта 2004 г., жалоба N 77785/01; Постановление Европейского Суда по жалобе "Бауманн против Франции" (Baumann v. France) от 22 мая 2001 г., жалоба N 33592/96, § 47). Требование пересмотра дела в порядке надзора, как оно существовало в то время, не могло рассматриваться как "эффективное" средство по смыслу пункта 1 Статьи 35 Конвенции (см. Решение Европейского Суда по делу "Питкевич против Российской Федерации" (Pitkevich v. Russia) от 8 февраля 2001 г., жалоба N 47936/99). В настоящем деле Европейскому Суду не требовалось решить, является ли процедура пересмотра дела в порядке надзора, закрепленная в новом Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации, эффективным средством, поскольку она стала доступна только с 1 февраля 2003 г., то есть после подачи настоящей жалобы. Поэтому Европейский Суд счел, что внутренние средства правовой защиты были исчерпаны (см. упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу "Знаменская против Российской Федерации"; Решение Европейского Суда по делу "Тимишев против Российской Федерации" (Timishev v. Russia) от 30 марта 2004 г., жалобы N 55762/00 и 55974/00).

Соответственно, возражения властей Российской Федерации должны быть отклонены.


В. Приемлемость жалобы

1. Заявитель жаловалась, ссылаясь на Статью 8 Конвенции, на отказ национальных судов обязать исправить ошибки, содержащиеся в книге. Статья 8 Конвенции гласит:

"1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случая, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".

Власти Российской Федерации признали, что некорректное указание лиц на фотографии Подольского М.Ф. и его жены нарушило право Подольского М.Ф. и заявителя на уважение их семейной и частной жизни. Они признали, что национальные суды не приняли во внимание, что оспариваемая публикация вызвала у Подольского М.Ф. мучение и страдание и стала причиной разлада в его пятнадцатилетних семейных отношениях с его женой.

Заявитель приняла к сведению признания властей Российской Федерации.

Европейский Суд напомнил, что понятие частной жизни включает элементы, относящиеся к индивидуальности лица, такие как имя лица (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бургхарц против Швейцарии" (Burghartz v. Switzerland) от 22 февраля 1994 г., Series А, N 280-В, p. 28, § 24) или его изображение (см. Решение Европейского Суда по делу "Шюссель против Австрии" (Schьssel v. Austria) от 21 февраля 2002 г., жалоба N 42409/98; см. также Решение Европейской Комиссии по делу "Граф и графиня Спенсер против Соединенного Королевства" (Earl and Countess Spencer v. United Kingdom) от 16 января 1998 г., жалобы N 28851/95 и 28852/95).

Европейский Суд далее напомнил, что Статья 8 Конвенции в совокупности с обязанностью обеспечить эффективное исполнение конвенционных прав, закрепленной Статьей 1 Конвенции, может включать позитивную обязанность государства обеспечить меры защиты частной жизни отдельных лиц в отношении использования третьими лицами права на свободу выражения, имея в виду обязанности и ответственность, возложенные Статьей 10 Конвенции (см. упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу "Шюссель против Австрии"). Лицо должно в принципе быть защищено от публикации его изображений, когда это образует вторжение в его частную жизнь, когда изображение искажено или сопровождается унизительными заявлениями (см. там же).

Возвращаясь к фактам настоящего дела, Европейский Суд отметил, что реальная фотография заявителя никогда не публиковалась. Действительно, единственной причиной ее недовольства было то, что какая-то женщина была изображена на фотографии с ее покойным мужем с указанием на нее как на жену. Европейский Суд может принять, что такое ложное обозначение должно было вызвать у заявителя расстройство и страдание. Однако в определении спора между покойным мужем заявителя и авторами и издателями книги национальные суды достаточно подробно изучили ошибки, допущенные в книге, с учетом соответствующего контекста. Европейский Суд не усмотрел в обстоятельствах данного дела ничего, что свидетельствовало бы о нарушении властями Российской Федерации права заявителя на уважение ее частной жизни. Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 Статьи 35 Конвенции.

2. Заявитель жаловалась, ссылаясь на Статьи 6 и 13 Конвенции, на нарушение ее права на справедливое и публичное рассмотрение ее дела в разумный срок независимым судом, а также ее права на эффективную защиту. Статья 6 Конвенции в части, применимой к настоящему делу, гласит:

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях_ имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом_".


Статья 13 Конвенции гласит:

"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".

Европейский Суд отметил, что заявитель получила выгоду из судебной оценки гражданского иска, предъявленного ее покойным мужем. В рамках процесса заявитель и ее юрист имели возможность представить все необходимые аргументы в защиту ее интересов, а национальные суды уделили им должное внимание. Представленные заявителем материалы не раскрывают какой-либо пристрастности суда.

Далее, Европейский Суд отметил, что заявитель имела возможность рассмотрения ее жалобы национальными судами. Требование эффективности не означает, что результат судебного процесса должен соответствовать целям заявителя (см. Решение Европейской Комиссии по делу "Кайяланен против Финляндии" (Kaijalainen v. Finland) от 12 апреля 1996 г., жалоба N 24671/94).

Следовательно, данная часть жалобы также является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 Статьи 35 Конвенции.


На этих основаниях Суд единогласно:


Объявил жалобу неприемлемой.


Заместитель Секретаря Секции Суда

Сантьяго Кесада


Председатель Палаты

Христос Розакис


Заявитель жалобы по делу "Валентина Подольская (Valentina Podolskaya) против Российской Федерации" жаловалась на нарушение ее права на неприкосновенность частной и семейной жизни.

Заявитель жаловалась на отказ национальных судов обязать исправить ошибку в подписи под фотографией ее мужа, содержащуюся в книге.

Жалоба была признана необоснованной и отклонена Европейским Судом.

Суд указал, что лицо должно быть защищено от публикации его изображений, когда это образует вторжение в его частную жизнь, когда изображение искажено или сопровождается унизительными заявлениями. При этом отмечено, что реальная фотография заявителя никогда не публиковалась. Единственной причиной ее недовольства было то, что какая-то женщина была изображена на фотографии с ее покойным мужем с указанием на нее как на жену. По мнению Суда, в определении спора между мужем заявителя и авторами и издателями книги суды РФ достаточно подробно изучили ошибки, допущенные в книге, с учетом соответствующего контекста. Европейский Суд не усмотрел в обстоятельствах дела ничего, что свидетельствовало бы о нарушении властями РФ права заявителя на уважение ее частной жизни.

Европейский Суд отметил, что заявитель имела возможность рассмотрения ее жалобы национальными судами. Требование эффективности не означает, что результат судебного процесса должен соответствовать целям заявителя.



Решение Европейского Суда по правам человека от 8 июля 2004 г. по вопросу приемлемости жалобы N 11626/02 "Валентина Подольская (Valentina Podolskaya) против Российской Федерации" (Третья секция)


Текст решения опубликован в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание", N 3, 2005


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение