Окончательное решение Европейского Суда по правам человека по вопросу приемлемости жалобы N 72145/01 "ООО Торговый дом "Политекс" (ООО Torgovyi dom "Politеks") против Российской Федерации"

Европейский Суд по правам человека
(Третья секция)


Окончательное решение по вопросу приемлемости
жалобы N 72145/01
"ООО Торговый дом "Политекс" (ООО Torgovyi dom "Politеks") против Российской Федерации"


Европейский Суд по правам человека (Третья секция), заседая 16 сентября 2004 г. Палатой в составе:

Г. Ресса, Председателя Палаты,

И. Кабрала Баретто,

Л. Кафлиша,

Б. Цупанчича,

Дж. Хедигана,

М. Цацы-Николовской,

А. Ковлера, судей,

а также при участии В. Берже, Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание указанную жалобу, поданную 19 октября 2000 г.,

принимая во внимание Частичное решение от 3 июля 2003 г.,

принимая во внимание доводы, представленные властями Российской Федерации, и возражения на них, представленные заявителем,

заседая за закрытыми дверями,

вынес следующее Решение:


Факты


Заявитель, ООО Торговый Дом "Политекс" (далее - компания-заявитель) - общество с ограниченной ответственностью, зарегистрированное в г. Москве. В Европейском Суде интересы компании-заявителя представлял Д.В. Лызлов (D.V. Lyzlov). В Европейском Суде власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым.


А. Обстоятельства дела


1. Изложение фактов компанией-заявителем


Заявитель является торговой компанией. В собственности компании находилась партия товаров (импортных электроинструментов). Неустановленные третьи лица предъявили необоснованные требования на эти товары. В связи с тем, что доказательств в подтверждение обоснованности иска не имелось, третьи лица побудили органы внутренних дел конфисковать товары в рамках фальсифицированного уголовного расследования.

15 июля 1999 г. Лызлов Д.В. сопровождал партию товаров. Он был остановлен милицейским патрулем, и его доставили в отделение внутренних дел. В ходе допроса органы внутренних дел установили, что компания хранила товары на складе в г. Одинцово. Сотрудники милиции прибыли на склад и опечатали его. Они не представили никаких документов по изъятию товаров, и представителям компании-заявителя не позволили посетить склад.

27 октября 1999 г. сотрудники милиции погрузили товары в грузовые автомобили и вывезли их со склада. Сотрудники милиции не представила объяснений своих действий. После этого товар исчез. Позднее товары были замечены в продаже на рынках Москвы.

26 ноября 1999 г. органы внутренних дел возбудили уголовное дело в отношении Лызова Д.В. по обвинению в мошенничестве и подделке документов.

19 октября 1999 г. Лызов Д.В. от имени компании-заявителя подал жалобу на действия должностных лиц в Замоскворецкий районный суд г. Москвы. Он утверждал, что органы внутренних дел незаконно изъяли товары, что товары были расхищены и что предъявленное ему обвинение является необоснованным.

25 февраля 2000 г. Замоскворецкий районный суд г. Москвы отказал в удовлетворении жалобы. Суд постановил, что органы внутренних дел изъяли товары законно ввиду необходимости проведения расследования по заявлению третьего лица З., которое утверждало, что товары принадлежали ему, а не компании-заявителю. Сотрудники органов внутренних дел оформили хранение товаров в соответствии с законом и назначили персонал склада ответственным за сохранность товаров.

Суд ограничил возможности пересмотра административных аспектов решения, сославшись на статью 46 Конституции, которая обеспечивает каждому судебную защиту против действий должностных лиц. Соответственно, суд воздержался от исследования существа обвинения против Лызлова Д.В. и от проверки сохранности товаров.

В результате рассмотрения кассационной жалобы указанное решение суда первой инстанции было 25 апреля 2000 г. оставлено без изменения. Впоследствии, уголовное дело в отношении Лызлова Д.В. было прекращено.


2. Изложение фактов властями Российской Федерации


Третье лицо, З., обратилось в милицию, заявив, что принадлежащие его компании товары незаконно удерживаются Лызловым Д.В. на складе компании-заявителя.

15 июля 1999 г. органы внутренних дел опечатали склад компании-заявителя в г. Одинцово. Сотрудники органов внутренних дел установили, что Лызлов Д.В. не работал в компании-заявителе и не имел документов, подтверждающих его права на товары.

26 ноября 1999 г. прокурор возбудил уголовное дело в отношении Лызлова Д.В. по обвинению в мошенничестве и подделке документов. В ходе расследования было установлено, что в 1997 году товары были импортированы третьей компанией. Компания попросила Лызлова Д.В. произвести таможенное оформление товаров и поместить их на хранение на своем складе. Однако Лызлов Д.В. нарушил соглашение. Поскольку он полагал, что третья компания была должна ему деньги, он спрятал товары на складе компании-заявителя и потребовал от третьей компании заплатить за них выкуп. Следственные органы не обнаружили доказательств, что товары принадлежали Лызлову Д.В. Однако так как действия Лызлова Д.В. не образовывали состав преступления, уголовное дело в отношении него было прекращено 8 декабря 2002 г.

25 февраля 2000 г. Замоскворецкий районный суд г. Москвы отклонил жалобу Лызлова Д.В. на действия органов внутренних дел и на возбужденное уголовное дело.

25 апреля 2000 г. по результатам рассмотрения кассационной жалобы Московский городской суд оставил судебное решение от 25 февраля 2000 г. без изменения.


Суть жалобы


Компания-заявитель жаловалась, ссылалась на статьи 3, 6 и 13 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, на изъятие и хищение ее товаров.


Право


Компания-заявитель жаловалась, ссылаясь на статьи 3, 6 и 13 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, на то, что органы внутренних дел изъяли и расхитили ее товары. Европейский Суд рассмотрит это требование в соответствии со статьей 1 Протокола N 1 Конвенции, которая гласит:

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов и штрафов".

Власти Российской Федерации утверждали, что компания-заявитель не исчерпала все доступные внутренние средства правовой защиты, как того требует пункт 1 статьи 35 Конвенции. В частности, компания-заявитель могла инициировать пересмотр решений судов Российской Федерации в порядке надзора.

В соответствии с новыми Уголовно-процессуальным кодексом и Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации такой процесс был бы эффективным средством правовой защиты. Кроме того, компания-заявитель могла подать гражданский иск, чтобы защитить свою собственность.

Компания-заявитель утверждала, что она действительно исчерпала внутренние средства правовой защиты, так как она написала сотни жалоб в различные инстанции. Кроме того, процесс надзорного пересмотра не был эффективным средством защиты права согласно прецедентному праву Европейского Суда. Третьи лица не имели никаких прав на товары. Органы внутренних дел должны были возвратить товары, как только уголовное дело в отношении Лызлова Д.В. было прекращено.

Европейский Суд напомнил, что пересмотр решения в порядке надзора, так как установлено в "новых" Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации и Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации, не является обязательным внутригосударственным средством правовой защиты, которое должно быть исчерпано в соответствии с пунктом 1 статьи 35 Конвенции (см. Решение Европейского Суда по делу "Бердзенишвили против Российской Федерации" (Berdzenishvili v. Russia), жалоба N 31697/03, ЕСHR 2004, Решение Европейского Суда по делу "Денисов против Российской Федерации" (Denisov v. Russia) от 6 мая 2004 г., жалоба N 33408/03). Однако Европейский Суд не будет рассматривать вопрос об исчерпании компанией-заявителем внутригосударственных средств правовой защиты, потому что ее жалоба в любом случае явно необоснованна по следующей причине.

Стороны делают противоречивые утверждения относительно того, кому принадлежал товар. Власти Российской Федерации утверждают, что товары принадлежали третьей компании, тогда как компания-заявитель утверждает, что товары принадлежали ей.

Однако Европейский Суд не будет разрешать вопрос о наличии права собственности. Европейский Суд напомнил, что лицо, обжалующее вмешательство в его право собственности, должно на стадии определения приемлемости жалобы указывать на то, что такое право действительно существовало (см. Решение Европейской Комиссии по делу "Х, Y и Z против Германии" (X., Y. and Z. v. Germany) от 14 октября 1977 г., жалоба N 7694/76, DR 12, р. 131; Решение Европейской Комиссии по делу "Анисан против Бельгии" (Agnisens v. Belgium) от 12 октября 1988 г., жалоба N 12164/86, DR 58, р. 63). Компания-заявитель не представила никаких доказательств, которые свидетельствовали бы о том, что товары принадлежали ей или Лызлову Д.В., или что товары были расхищены. Также наличие у этих лиц права собственности не следует из решений судов Российской Федерации.

Из обстоятельств дела не следует, что при прекращении уголовного дела в отношении Лызлова власти решили судьбу товаров. Не исключено, что невозвращение товаров могло привести компанию-заявителя к денежным убыткам. Однако компания-заявитель также не доказала наличия таких убытков.

Следовательно, нет никаких доказательств, на основании которых Европейский Суд мог бы прийти к выводу, что компания-заявитель была жертвой нарушения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Соответственно, жалоба является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


На этих основаниях Суд единогласно:


Объявил жалобу неприемлемой.


Венсен Берже
Секретарь Секции Суда

Георг Ресс
Председатель Палаты


Компания-заявитель в деле "Торговый дом "Политекс" против Российской Федерации" жаловалась на то, что органы внутренних дел изъяли и расхитили ее товары.

Европейский Суд отметил, что стороны давали противоречивые утверждения относительно того, кому принадлежал товар. Власти РФ утверждали, что товары принадлежали третьей компании, тогда как компания-заявитель утверждала, что товары принадлежали ей.

Лицо, обжалующее вмешательство в его право собственности, должно на стадии определения приемлемости жалобы указывать на то, что такое право действительно существовало.

Компания-заявитель не представила никаких доказательств, которые свидетельствовали бы о том, что товары принадлежали ей. Также наличие спорного права собственности не следует из решений судов РФ.

Следовательно, нет никаких доказательств, на основании которых Суд мог бы прийти к выводу, что компания-заявитель была жертвой нарушения ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Поэтому жалоба является неприемлемой.


Решение Европейского Суда по правам человека по вопросу приемлемости жалобы N 72145/01 "ООО Торговый дом "Политекс" (ООО Torgovyi dom "Politеks") против Российской Федерации"


Текст решения опубликован в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание", N 3, 2005


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.