• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 6/2005

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 6/2005


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


www.echr.ru уполномочен заявить:
россиянка решила квартирный вопрос через страсбургский Суд


Информацией русскоязычного сайта www.echr.ru "Европейская Конвенция о защите прав человека", разработанного компанией "Гарант", мы пользуемся регулярно. Сказывается непреодолимое условие современной технологии: "электроника" в оперативности всегда опережает "бумагу". Вот и в этот раз мы не стали дожидаться очередного выпуска Вестника Секретариата Европейского Суда по правам человека, где будет изложено официальное резюме сути принятых ниже судебных постановлений, а решили выбрать "горяченькое" с очередной информационной ленты www.echr.ru.


Краснодарец засудил Россию за бесчеловечное отношение


По сообщению агентства REGIONS.RU от 6 июня 2005 г., Европейский Суд по правам человека удовлетворил жалобу Андрея Новоселова на действия властей против России. Суд признал, что 44-летний гражданин России во время заключения в изоляторе временного содержания подвергался "бесчеловечному и унижающему достоинство обращению". Теперь, согласно решению страсбургского Суда, Россия должна выплатить Новоселову 3 тыс. евро. Кроме того, как сказано в постановлении, российским властям придется компенсировать ему судебные издержки, которые к настоящему моменту составили 1,3 тыс. евро и 12 тыс. рублей.

Житель Краснодара Андрей Новоселов обратился в Европейский Суд по правам человека после пребывания в одном из СИЗО Новороссийска. Как отметил гражданин России в своей жалобе, общая площадь камеры, в которой он отбывал наказание, составляла 42 кв. м. При этом в ней постоянно находилось от 42 до 51 заключенного, которые не могли даже нормально спать: спальных мест там было всего 30, матрасов, подушек и одеял на всех не хватало. Новоселов, по его признанию, около месяца спал даже без матраса.

В камере, покидать которую заключенным разрешалось не более чем на час в день, было постоянно душно: доступ воздуха в помещение перекрывали металлические щиты на окнах. Вентиляция включалась на несколько минут в день, только во время обхода. Солнечного света в камере тоже не было.

Когда 28 апреля 1999 года Андрей Новоселов наконец вышел на свободу, он был заражен кожным заболеванием, страдал одышкой, не мог бегать. По заключению врачей, к которым обратился экс-заключенный, у него было истощение: за полгода он похудел на 15 кг.


Россиянка решила квартирный вопрос через страсбургский Суд


По сообщению "Известий", Суд в Страсбурге принял решение, имеющее для России прецедентное значение. Согласно вынесенному вердикту Российская Федерация должна будет предоставить 56-летней россиянке Надежде Фадеевой, проживающей в санитарно-защитной зоне Череповецкого металлургического комбината, новое жилье. Если решение Европейского Суда не будет опротестовано, то в 3-месячный срок оно вступит в силу.

Надежда Фадеева живет в Череповце, в санитарно-защитной зоне Череповецкого металлургического комбината, принадлежащего ОАО "Северсталь". По данным экологов, уровень загрязнения атмосферы там многократно превышает установленные российским законодательством нормы. В 1996 и 1999 годах Надежда Фадеева дважды обращалась в Череповецкий городской суд с исками к "Северстали" с требованиями переселить ее в более благополучный с экологической точки зрения район. Максимум, чего добилась женщина, - постановки в общую очередь на получение нового жилья. В течение нескольких лет она лишь приблизилась к номеру 5000.

В 1999 году Надежда Фадеева обратилась с жалобой в Европейский Суд по правам человека. В октябре 2003 года ее жалобу признали приемлемой по Статье 8 европейской Конвенции о правах человека ("Право на уважение частной и семейной жизни").

Юрист правозащитного центра "Мемориал" Кирилл Коротеев, представлявший интересы Надежды Фадеевой в Европейском Суде, заявил "Известиям", что Суд обязал Правительство России выплатить 6 тысяч евро заявительнице, а также оплатить все судебные издержки. "Это сильное решение, - сказал "Известиям" Кирилл Коротеев. - Оно должно послужить инструментом для людей, которые оказались в схожей ситуации. А также для российских судов, которые будут рассматривать аналогичные дела". Вынесенное решение по первому экологическому делу пока не вступило в силу. Если это произойдет, то российские власти могут столкнуться с огромным количеством подобных жалоб, причем условия жизни заявителей будут гораздо хуже, чем у Надежды Фадеевой. Как заявили "Известиям" в аппарате Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Павла Лаптева, текст постановления суда будет тщательно изучен, после чего, по всей видимости, решение будет опротестовано.

По сведениям "Известий", в Евросуде сейчас на рассмотрении находятся еще четыре таких же иска, которые поданы россиянами. Причем все истцы проживают в том же Череповце.

Мы ознакомили наших читателей с последними постановлениями Европейского Суда в журналистском изложении, по свежим следам событий. В ближайших номерах нашего "Бюллетеня" эти важные для России и россиян акты страсбургского Суда будут опубликованы в их краткой официальной форме или в виде полного перевода.


По жалобе о нарушении Статьи 2 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на жизнь


По делу обжалуется предположительно недостаточное государственное финансирование медицинского обслуживания населения, что ставит в опасность жизни больных и причиняет им страдания. Жалоба признана неприемлемой.


Пентякова и другие против Молдавии
[Pentiacova and others - Moldova] (N 14462/03)


Решение от 4 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(Cм. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 8 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о соблюдении запрета на бесчеловечное обращение


По делу обжалуются унижающие достоинство человека условия содержания под стражей до суда. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции.


Майзит против России
[Mayzit - Russia] (N 63378/00)


Постановление от 20 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


По факту перестрелки было начато уголовное расследование в отношении заявителя. В этой связи он был задержан и содержался под стражей в короткие промежутки времени в 1998 и в 1999 годах. По результатам дальнейшего расследования власти вновь избрали в отношении заявителя меру пресечения в виде заключения под стражу на том основании, что он поменял место жительства, не являлся на допросы и препятствовал производству по уголовному делу. Майзит содержался в следственном изоляторе в период с июля 2000 года по 7 марта 2001 года (а затем с середины мая до середины июля 2001 года).

Размеры площади каждой из шести камер, в которых заявитель поочередно содержался, были очень малы, камеры были переполнены, и в среднем на заключенного в них приходилось около одного квадратного метра. Заключенным приходилось спать по очереди, и им разрешалось принимать душ только один раз в 10 дней. 30 июля 2000 года Майзит подал в районный суд заявление с просьбой об освобождении из-под стражи. Дело по заявлению передавалось на рассмотрение в другие суды. 15 декабря 2000 года районный суд отклонил ходатайство об освобождении из-под стражи. В ходе последовавшего затем рассмотрения уголовного дела судом по существу суд назначил заявителю защитника после того, как заявитель отказался от помощи восьми различных защитников. В ходе разбирательства дела суд отклонил ходатайство заявителя о том, чтобы его интересы в суде представляли его мать и сестра; суд мотивировал отклонение ходатайства тем, что дело было сложным, и ведение защиты требовало специальных юридических знаний. По результатам рассмотрения дела заявителю было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на шесть лет. В процессе рассмотрения жалобы на приговор суда срок наказания был частично снижен. Более того, в ходе последовавшего затем надзорного производства Верховный Суд Российской Федерации частично изменил постановление в пользу интересов заявителя.


Вопросы права


По поводу Статьи 3 Конвенции. Заявитель содержался в общей сложности 9 месяцев и 14 дней в камерах для шести - десяти заключенных притом, что на каждого заключенного приходилось от 1,3 до 2,51 квадратных метра. Европейский комитет по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания установил 7 квадратных метров на каждого заключенного как желательную норму для мест заключения. Европейский Суд знает о существовании проблемы переполненности российских следственных изоляторов, но в настоящем деле содержание заявителя в камерах, где на одного заключенного приходилось в среднем меньше 2 квадратных метров, возникает вопрос о соблюдении требований Статьи 3 Конвенции. Европейский Суд изучил детали санитарных условий содержания заявителя под стражей. Заявитель утверждал, что камеры были грязными, кишели насекомыми, и в них было мало света. Государство-ответчик описало условия содержания заявителя под стражей как удовлетворительные. Хотя в настоящем деле и не усматривается признаков того, что со стороны властей наличествовал умысел на унижение человеческого достоинства и попрание личности заявителя, Европейский Суд полагает, что условия содержания под стражей, которые заявитель вынужден был терпеть на протяжении более девяти месяцев, должны были унизить его человеческое достоинство и породить в нем такие чувства, которые ведут к унижению и попранию личности. В свете вышесказанного Суд установил, что условия содержания заявителя под стражей приравниваются к унижающему достоинство человека обращению.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 4 Статьи 5 Конвенции. Районный суд занимался ходатайством заявителя об освобождении его из-под стражи на протяжении 4 месяцев и 15 дней после того, как он подал его. Только после этого срока суд вынес решение сохранить в отношении заявителя меру пресечения в виде заключения под стражу. Этот срок не отвечает критерию "безотлагательности", поскольку законодательство страны установило, что решение по заявлению об освобождении из-под стражи должно быть принято судом не позднее чем через 5 суток после того, как заявление было направлено в суд лицом, содержащимся под стражей. Ответственность за чрезмерную продолжительность производства по жалобе заявителя на применение меры пресечения несут власти.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 4 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции. Общее требование Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации состоит в том, чтобы защитниками по уголовным делам выступали бы профессионально подготовленные к ведению защиты адвокаты. Таким образом, ограничение выбора заявителем лиц для его юридического представительства, в силу которого его матери и сестре было отказано в выполнении функций защиты по уголовному делу, было вполне правомерным, поскольку районный суд счел, что его мать и сестра как лица, не имеющие юридической подготовки, не смогут осуществлять эффективную защиту заявителя в соответствии с установленным порядком.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что требования подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции по делу нарушены не были (принято единогласно).

По поводу подпункта "b" пункта 3 Статьи 6 Конвенции. Заявителю было предоставлено достаточно "времени" для подготовки к рассмотрению дела в суде. Хотя условия его содержания под стражей не были благоприятны для активной умственной работы, на его ознакомление с материалами дела не было возложено никаких ограничений. Утверждения об отсутствии доступа к юридическим изданиям и содержании в тесной камере в период рассмотрения дела в суде не нашли своего подтверждения.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что требования подпункта "b" пункта 3 Статьи 6 Конвенции по делу нарушены не были (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 3 тысяч евро в возмещение причиненного ему морального вреда.


Вопрос о соблюдении запрета на бесчеловечное обращение


По делу обжалуется длительное содержание заключенного-террориста в одиночном изоляторе. По делу требования Статьи 3 Конвенции нарушены не были.


Рамирес Санчес против Франции
[Ramirez Sanchez - France] (N 59450/00)


Постановление от 27 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 13 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении запрета на бесчеловечное обращение


По делу ставится вопрос о правомерности введения особого тюремного режима содержания заключенных, направленного на предотвращение любых контактов заключенных с мафией. Жалоба признана неприемлемой.


Бастоне против Италии
[Bastone - Italy] (N 59638/00)


Решение от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


На момент привлечения к уголовной ответственности по обвинению в соучастии в убийстве заявитель уже был осужден по обвинению в покушении на убийство, причем оба преступления увязывались с деятельностью мафии. Ввиду опасности, которую представлял собой заявитель, министр юстиции на основании статьи 41-бис Закона "О судебном управлении" [Judicial Administration Act] издал распоряжение о содержании заявителя в тюрьме в условиях особого режима. Этот особый режим содержания предусматривал ряд ограничений свобод заключенного в тюрьму заявителя, в частности, ограничения свиданий с членами семьи (в месяц не более одного свидания продолжительностью в один час), ограничения на доступ в тренажерный зал для упражнений (не более двух часов в день), запреты на встречи с третьими лицами, на телефонные звонки и участие в культурной, рекреационной и спортивной деятельности заключенных и запрет на занятие в тюрьме декоративным и прикладным искусством. Заявителю был назначен этот особый режим содержания в период с конца апреля 1993 года до начала сентября 2003 года (обвинительный приговор по второму обвинению вступил в законную силу в апреле 2002 года).

В июне 1997 года заявителю был разрешен одночасовой телефонный разговор раз в месяц с членами семьи в тех случаях, когда он не имел возможности увидеться с ними. В июне 1998 года министр юстиции отменил ограничения на время, отводимое для физических упражнений вне камеры, однако позже, в декабре 2002 года, эти ограничения были восстановлены, хотя и не в такой степени, как первоначально - заявителю было разрешено покидать свою камеру на период до четырех часов в день, из которых два часа отводилось на прогулку на открытом воздухе.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 3 Конвенции. Запрет на общение с другими заключенными, обоснованный соображениями обеспечения безопасности, дисциплины и надлежащей охраны, сам по себе не приравнивается к бесчеловечному обращению или наказанию. Заявителя не подвергли сенсорной изоляции или полной изоляции от окружающих в тюрьме: действительно, его возможности общения были ограничены, но нельзя ввиду указанных обстоятельств говорить о полной изоляции. Возложенные ограничения касались также частоты контактов заявителя со своей семьей и его рекреационной и спортивной деятельности и занятий декоративным и прикладным искусством. Однако эти меры были оправданы тяжестью преступлений, в совершении которых был обвинен заявитель, увязывавшихся с деятельностью мафии, и желанием властей предотвратить любое возобновление его контактов со структурами организованной преступности. Заявитель не продемонстрировал Европейскому Суду, что озабоченность властей Италии по этому поводу была беспочвенной или неразумной. Кроме того, запрет на работу в камере касался лишь работ, для производства которых требовались опасные инструменты, что было вполне оправдано в условиях тюремного отделения особо строго режима. К тому же режим содержания заявителя был смягчен. Учитывая возраст и состояние здоровья заявителя особый режим содержания, назначенный ему, не достиг того минимального уровня строгости, чтобы его можно было бы считать нарушением положений Статьи 3 Конвенции. Жалоба признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции (вопрос о соблюдении права человека на уважение его семейной жизни). Хотя любое содержание человека под стражей сопряжено с ограничением семейной жизни, чрезвычайно важно для сохранения уважения к праву на семейную жизнь, чтобы администрация места лишения свободы содействовала бы заключенному в поддержании контактов с ближайшими членами семьи. В настоящем деле заявителю был назначен особый режим содержания в тюрьме, который был сопряжен с дополнительными ограничениями на свидания с родственниками (одно свидание в месяц) и строгим контролем над ходом свиданий (использовалась стеклянная перегородка). Это вмешательство государства в реализацию права заявителя на уважение его семейной жизни было предусмотрено законом и преследовало законные цели. Цель назначения заявителю особого режима содержания в тюрьме состояла в том, чтобы положить конец любым оставшимся у него контактам с мафиозным окружением, из которого он вышел. Установлено, что семейные отношения часто играют решающую роль в функционировании мафии как преступной организации. Кроме того, во многих государствах - участниках Конвенции предусмотрены особо строгие режимы содержания опасных заключенных. Парламент Италии поэтому на вполне разумных основаниях считает, что такие меры безопасности необходимы для достижения искомых законных целей, а именно: предотвращение беспорядков и обеспечение общественного порядка, равно как и предупреждение преступлений. Особый режим содержания в тюрьме был назначен заявителю на длительный период времени. Однако его не ограничивали в свиданиях с родственниками, которые при этом режиме разрешены. В конце четвертого года содержания под стражей в особом режиме заявителю был разрешен одночасовой телефонный разговор раз в месяц с членами семьи в случаях невозможности свидания с ними. Это свидетельствует о желании властей содействовать заявителю в поддержании контактов с ближайшими членами семьи насколько возможно и тем самым установить справедливый баланс между его правами и теми целями, которые власти преследовали, устанавливая для него особый режим содержания в тюрьме. Соответственно, ограничения на право заявителя на уважение его семейной жизни не простираются дальше, чем это необходимо в демократическом обществе для того, чтобы предотвратить беспорядки и преступления и обеспечить общественный порядок. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о соблюдении запрета на бесчеловечное обращение


По делу обжалуется перевод заключенного в тюрьму, расположенную на территории Нидерландских Антильских островов, а также, по утверждению заявителя, условия содержания под стражей в этой тюрьме являются неприемлемыми. Жалоба признана неприемлемой.


Нарцисио против Нидерландов
[Narcisio - Netherlands] (N 47810/99)


Решение от 27 января 2005 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В 1998 году в связи с привлечением заявителя к уголовной ответственности по обвинению в умышленном убийстве и применении огнестрельного оружия в отношении заявителя следственным судьей на острове Кюрасао* (* Один из островов в группе Нидерландских Антильских островов (прим. перев.).) было вынесено постановление об избрании меры пресечения в отношении заявителя в виде заключения под стражу на территории этого острова. Заявитель был арестован в г. Роттердаме 21 января 1999 года. На следующий день после ареста адвокат заявителя обратился к министру юстиции и в прокуратуру с ходатайством о том, чтобы заявителя не отправляли бы на Кюрасао и позволили бы содержаться под стражей на территории Нидерландов. 25 января 1999 года заявителя отправили на самолете на Нидерландские Антильские острова. До его содержания под стражей в центре предварительного заключения заявитель провел 23 дня в камере в полицейском участке.

Заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что его отправка на Кюрасао для заключения под стражу в центре предварительного заключения нарушила требования Статей 3 и 8 Конвенции и создала для него неприемлемые условия содержания под стражей, поскольку в этом центре он был лишен элементарных удобств, таких как водопроводная вода и надлежаще оборудованный туалет. Условия содержания под стражей в этом центре проверялись в четырех случаях делегациями Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (далее - ЕКПП). В своих отчетах 1994 и 1997 годов делегации ЕКПП пришли к выводу, что условия содержания заключенных в центре действительно могло быть приравнено к "бесчеловечному и унижающему достоинство человека обращению". В отчетах 1999 и 2002 годов делегации ЕКПП отметили ряд улучшений условий содержания в этом центре, несмотря на то, что в нем по-прежнему наблюдался высокий уровень насилия среди заключенных.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 3 Конвенции. Государство-ответчик выдвинуло по делу возражение, касавшееся вопроса о неисчерпании заявителем внутригосударственных средств правовой защиты. Европейский Суд не исключает, что заявитель мог бы прибегнуть к суммарному гражданскому производству с целью воспрепятствовать своему переводу в центр предварительного заключения на территории Нидерландских Антильских островов. Однако Европейский Суд не стал спекулировать на сей счет и не объявил жалобу неприемлемой на этом основании.


После посещения центра предварительного заключения делегацией ЕКПП в 1999 году, незадолго до того, как туда был переведен заявитель, делегация отметила некоторые перемены к лучшему в этом центре. В 2002 году были отмечены дальнейшие существенные улучшения в центре, несмотря на сохраняющуюся проблему применения насилия между заключенными. В отсутствие какой-либо конкретной жалобы заявителя на высокий уровень агрессивности внутри центра представляется, что он, похоже, не был особо озабочен эксцессами насилия, описанными в отчетах делегации ЕКПП. Отсутствие доступа к водопроводной воде и надлежаще оборудованному туалету - на что конкретно жалуется заявитель - не может считаться обстоятельством в достаточной мере тяжелым, чтобы рассматриваться как нарушение требований Статьи 3 Конвенции. Жалоба признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции. В контексте Статьи 8 Конвенции по делу не возникло каких-либо отдельных вопросов, которые не были бы уже рассмотрены в контексте Статьи 3 Конвенции. Жалоба признана явно необоснованной.


По жалобам о нарушениях Статьи 5 Конвенции


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о соблюдении условий лишения человека свободы


По делу ставится вопрос о правомерности издания распоряжений о принудительной изоляции в больнице ВИЧ-инфицированного лица. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


Энхорн против Швеции
[Enhorn - Sweden] (N 56529/00)


Постановление от 25 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


В 1994 году заявитель, гомосексуалист, обнаружил, что был заражен ВИЧ-инфекцией, и что сам он заразил ей 19-летнего молодого человека, с которым первый половой контакт у него был в 1990 году. Ввиду этих обстоятельств местная медицинская служба по борьбе с инфекционными заболеваниями издала ряд предписаний в отношении заявителя, имевших целью предупредить распространение им своего заболевания; в частности, ему было запрещено вступать в половую связь с кем-либо, не предупредив сначала своего партнера о наличии у заявителя ВИЧ-инфекции. Заявителя обязали также периодически являться на прием к врачу местной медицинской службы по борьбе с инфекционными заболеваниями.

Поскольку заявитель несколько раз не являлся на прием, эта медицинская служба обратилась в суд с ходатайством об издании распоряжения о принудительном помещении заявителя в больничный изолятор. В феврале 1995 года, руководствуясь положениями Закона 1988 года "О борьбе с инфекционными заболеваниями" [Infectious Diseases Act], Административный суд лена* (* Лен - административно-территориальная единица Швеции (прим. перев.).) вынес постановление о принудительном содержании заявителя в больничном изоляторе сроком до трех месяцев. Постановление суда вступило в силу сразу после его вынесения, но заявитель сам в больницу не явился, поэтому в марте 1995 года его доставила туда полиция. Действие постановления суда о содержании заявителя в больничном изоляторе неоднократно продлевалось на срок до шести месяцев каждый раз. Постановление суда о лишении заявителя его свободы оставалось в силе до 2001 года, то есть почти семь лет. Однако поскольку заявитель несколько раз совершал побеги из больницы, реальный срок лишения его свободы продолжался в общей сложности около полутора лет.

Поочередно заявлявшиеся Энхорном жалобы отклонялись Апелляционным административным судом. В разрешении на подачу жалобы в Верховный административный суд ему также было отказано. В 2001 году Административный суд лена отклонил ходатайство властей о дальнейшем продлении распоряжения о принудительном содержании заявителя в больничном изоляторе. Мотивируя свое решение, суд указал, что местонахождение заявителя было неизвестно, и потому у властей не было информации относительно его поведения, состояния здоровья и так далее. Похоже, что, начиная с 2002 года местонахождение заявителя было известно властям, но местная медицинская служба по борьбе с инфекционными заболеваниями пришла к выводу, что для принудительного содержания заявителя в больничном изоляторе оснований не было.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 5 Конвенции. Стороны по данному делу согласны в том, что заявитель был лишен своей свободы, и что факт его содержания под стражей может быть исследован под углом зрения пункта 1 Статьи 5 Конвенции, поскольку целью применения этого положения Конвенции в данном случае является предотвращение распространения вируса ВИЧ. Европейский Суд убедился в том, что содержание заявителя под стражей имело под собой основания в законодательстве страны - Законе 1988 года "О борьбе с инфекционными заболеваниями", в силу которого наблюдающий инфицированное лицо врач располагает широким усмотрением при издании практических предписаний, необходимых для предотвращения распространения инфекции.

В данном деле при оценке "законности" содержания заявителя под стражей необходимо руководствоваться двумя основными требованиями. Во-первых, необходимо убедиться, несло ли в себе распространение инфекционного заболевания угрозу для здоровья населения и для общественной безопасности. Во-вторых, необходимо убедиться, было ли заключение заявителя под стражу последним средством, к которому могли прибегнуть власти для предотвращения распространения заболевания, поскольку менее строгие меры оказались недостаточными.

Не вызывает сомнения тот факт, что первое требование было выполнено. Что же касается вопроса о выполнении второго требования, то следует заметить: несмотря на то обстоятельство, что заявитель несколько раз совершал побеги из больницы в период действия распоряжения о его принудительной изоляции, в общей сложности полтора года он был лишен свободы. Государство-ответчик не представило Европейскому Суду никаких примеров менее строгих мер, применение которых в данном случае могло бы быть рассмотрено. Среди нескольких предписаний, которые были изданы в адрес заявителя, предписание от 1 сентября 1994 года запрещало ему вступать в половую связь с кем-либо, не предупредив сначала своего партнера о наличии у заявителя ВИЧ-инфекции. Европейский Суд отмечает: нет никаких доказательств или признаков того, что в период между февралем 1995 и декабрем 2001 года заявитель заразил кого-либо вирусом, или что он вступал в половую связь, не предупредив партнера о своем заболевании.

Что же касается вопроса об инфицировании 19-летнего молодого человека в 1990 году, то следует заметить: нет никаких признаков того, что заявитель заразил этого молодого человека умышленно или в результате грубой небрежности. Он сам узнал о наличии у него инфекции в 1994 году. В этих обстоятельствах принудительная изоляция в больнице не была последним средством, к которому могли прибегнуть власти для предотвращения распространения заболевания, поскольку менее строгие меры были изучены и оказались недостаточными для защиты интересов общества. Продлевая распоряжения о принудительной изоляции на почти семилетний срок, - что привело к принудительной госпитализации заявителя почти на полтора года, - власти не сумели установить справедливый баланс между необходимостью предупредить распространение вируса ВИЧ и правом заявителя на свободу.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 12 тысяч евро в возмещение причиненного ему морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о соблюдении условий лишения человека свободы


По делу обжалуется предположительное лишение свободы ввиду того факта, что заявитель содержался под стражей в полицейском участке на основании выданного распоряжения о высылке из страны, впоследствии объявленного недействительным. Жалоба признана неприемлемой.


Наумов против Болгарии
[Naumov - Bulgaria] (N 10513/03)


Решение от 3 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В 1997 году заявителю, бывшему послу Республики Болгария в Албании, было предоставлено гражданство Албании. В 2001 году вновь избранный президент Албании аннулировал акт предоставления заявителю гражданства Албании как предоставленному на основании подложных документов. Заявителя также доставили в полицейский участок и продержали там несколько часов, причем в полиции ему устно приказали покинуть территорию Албании в течение трех суток; основанием для устного приказа было изданное властями распоряжение о высылке заявителя из страны. Более того, власти опубликовали пресс-релиз по поводу высылки заявителя из страны. Заявитель подал в Окружной суд иски с требованиями отменить аннулирование его гражданства и признать недействительным распоряжение властей о его высылке из страны. По результатам производства по делу, в ходе которого дело передавалось в различные инстанции, а также имели место периоды бездействия судов, президентский указ об аннулировании гражданства был признан недействительным, равно как было признано недействительным и распоряжение властей о высылке заявителя из страны.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 5 Конвенции. Заявитель подал в суды страны иск относительно времени, вынужденно проведенного им при задержании в полицейском участке. Даже если предположить, что заявитель не имел в своем распоряжении средств правовой защиты в отношении предположительно незаконного лишения свободы, по данному пункту жалобы претензии предъявлены с опозданием.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Что касается жалобы заявителя на то, что он был лишен права на справедливое судебное разбирательство, следует отметить: положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции не применяются в отношении рассмотрения дел, касающихся вопросов гражданства и (или) права на въезд в страну, пребывание в стране или высылки иностранцев с территории страны.

Жалоба признана неприемлемой как несовместимая с правилом о предметной неподсудности (ratione materiae) Европейского Суда.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции. Заявитель подал в суды страны иск относительно предположительного нарушения его права на частную жизнь и репутацию посредством опубликования в прессе информации о его высылке из страны. Даже если предположить, что заявитель не имел в своем распоряжении средств правовой защиты в отношении данного пункта жалобы, претензии по этому пункту жалобы предъявлены с опозданием.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 3 Протокола N 4 к Конвенции. Даже если в некоторых случаях лишение человека гражданства, после которого следует его высылка из страны, может поставить вопросы с точки зрения соблюдения Статьи 3 Протокола N 4 к Конвенции, то, поскольку распоряжение о высылке заявителя из страны исполнено не было, в настоящем деле не усматривается факт нарушения указанного положения Конвенции.


По жалобе о нарушении пункта 4 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о быстроте судебной проверки законности заключения человека под стражу


По делу обжалуется тот факт, что заявление об освобождении заявителя из-под стражи рассматривалось 4 месяца и 15 дней после дня его подачи. По делу допущено нарушение требований пункта 4 Статьи 5 Конвенции.


Майзит против России
[Mayzit - Russia] (N 63378/00)


Постановление от 20 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 3 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 [гражданско-процессуальный аспект] Конвенции


Вопрос о применимости по делу положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции


По делу ставится вопрос о применимости положений Статьи 6 Конвенции к суммарному производству, об издании запретительного приказа суда касательно таможенных пошлин и сборов. Жалоба признана неприемлемой.


Компания "Эмеса шугар н.в." против Нидерландов
[Emesa Sugar N.V. - Netherlands] (N 62023/00)


Решение от 13 января 2005 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Компания-заявитель эксплуатирует фабрику по производству сахара, созданную на острове Аруба* (* Аруба - крошечный остров (площадь - 193 кв. км), расположенный в Карибском море недалеко от побережья Венесуэлы. Владение Нидерландов (прим. перев.).), в стране, которая в соответствии с правовыми нормами Европейского Союза отнесена к категории "заморских стран и территорий" (ЗСТ). До 1997 года Решением Совета Европейского Союза (ЕС), на основании которого осуществлялась деятельность компании "Эмеса шугар Н.В.", предусматривалось, что товары, импортируемые в государства - члены Европейского Союза и произведенные в "заморских странах и территориях", освобождались от уплаты таможенной пошлины. В 1997 году в данное Решение Совета ЕС были внесены поправки, и импорт сахара из "заморских стран и территорий" был ограничен определенной годовой квотой.

Компания-заявитель возбудила суммарное производство в Окружном суде с протестом против Решения Совета EC. Иск компании был отклонен, но ряд вопросов дела был переданы Окружным судом в Суд Европейских Сообществ (Суд ЕС) для принятия по ним предварительного постановления. После слушания в Суде ЕС, состоявшегося в марте 1999 года, генеральный адвокат Суда ЕС* (* Суд Европейских Сообществ находится в Люксембурге и действует с 1952 года. В него входят 15 судей, являющихся членами суда, и 9 генеральных адвокатов и их помощники. Судьи и генеральные адвокаты назначаются общим решением правительств государств-членов на шестилетний срок. На практике в составе суда заседают по одному судье от каждого государства-члена. Помимо рассмотрения прямых исков, в неясных случаях суды государства-члена запрашивают предварительное решение-прецедент Суда по вопросам толкования права Сообщества до принятия ими окончательного решения. Решение-прецедент Суда Европейских Сообществ обязывает национальный суд (прим. перев.).) представил свое заключение по вопросам, и устные слушания были завершены. Компания-заявитель ходатайствовала перед Судом ЕС о представлении своих письменных замечаний на заключение генерального адвоката, но это ходатайство было отклонено Судом ЕС в 2000 году. Суд ЕС впоследствии принял искомое предварительное постановление, оставив в силе вышеупомянутое Решение Совета EC. В результате суммарное производство в Окружном суде по рассмотрению ходатайства об издании запретительного приказа было прекращено.

Компания-заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что она была лишена права на справедливое разбирательство дела при производстве в Суде Европейских Сообществ, и утверждает, что национальная судебная власть была обязана уважать предварительное постановление Суда Европейских Сообществ и следовать его предписаниям.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 6 Конвенции. Европейский Суд не счел необходимым рассматривать вопрос, поднятый государством-ответчиком по поводу того, что государство-ответчик не может нести ответственность за предположительное нарушение положений Конвенции, поскольку это нарушение касается акта Суда ЕС. Европейский Суд не счел необходимым рассматривать этот вопрос, потому что, прежде всего, необходимо установить, распространяются ли положения Статьи 6 Конвенции на производство по делу, о котором идет речь. Хотя материальные интересы, конечно, всегда являются предметом спора, связанного с таможенными пошлинами и сборами, простое заявление о том, что тот или иной спор имеет "материальный" характер, само по себе недостаточно, чтобы к такому спору применялись бы положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции, что касается его "гражданско-процессуального" аспекта. Поскольку таможенные пошлины и сборы на импортируемые товары считаются предметом таможенного права, не включенного в сферу действия положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции относительно прав и обязанностей гражданско-правового характера, на суммарное производство по рассмотрению ходатайства об издании запретительного приказа не распространяются положения "гражданско-процессуальной" составляющей Статьи 6 Конвенции.

Жалоба признана неприемлемой как несовместимая с правилом о предметной неподсудности (ratione materiae) Европейского Суда.


Вопрос о содержании прав и обязанностей гражданско-правового характера


По делу обжалуется назначение заключенному в тюрьме строгого режима содержания при постоянном усиленном наблюдении. Положения Статьи 6 Конвенции в данном деле применимы.


Музумечи против Италии
[Musumeci - Italy] (N 33695/96)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже.)


Вопрос о содержании прав и обязанностей гражданско-правового характера


По делу ставится вопрос о правомерности строгих ограничительных мер при назначении заключенному в тюрьме строгого режима содержания. Положения Статьи 6 Конвенции в данном деле применимы.


Музумечи против Италии
[Musumeci - Italy] (N 33695/96)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже.)


Вопрос о соблюдении права человека на разбирательство дела судом


По делу ставится вопрос о невозможности для заключенного обжаловать решение администрации тюрьмы о назначении ему в тюрьме строгого режима содержания при постоянном усиленном наблюдении. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Музумечи против Италии
[Musumeci - Italy] (N 33695/96)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В период содержания заявителя под стражей до суда министр юстиции на основании статьи 41-бис Закона "О судебном управлении" [Judicial Administration Act] издал распоряжение о содержании заявителя в тюрьме в условиях особого режима ввиду наличия у властей подозрения, что заявитель был руководителем преступной организации мафиозного типа. Данный режим предполагал применение ограничительных мер в отношении заявителя, таких как, в частности, запрет на свидания с лицами извне, включая членов семьи заявителя, или ограничение таких свиданий, запрет на контакты с другими заключенными или ограничения таких контактов, перлюстрация его корреспонденции, а также ряд других мер запретительного характера, касающихся его пребывания в тюрьме. На основании ведомственных приказов данный режим содержания заявителя систематически продлевался с шестимесячными интервалами.

В Законе "О судебном управлении" указывалось, что подача жалоб в суд на такие приказы не приостанавливало их действие и решения суда по этим жалобам должны в течение десятидневного срока. Однако по настоящему делу по жалобам заявителя суд объявил о своих решениях после истечения установленного срока. Кроме того, жалоба по вопросам права, поданная заявителем, была отклонена на том основании, что сроки действия приказа истекли, и потому заявитель потерял интерес к тому, чтобы его жалоба была бы рассмотрена. Заявитель был осужден по обвинению в убийстве. Назначение ему особого режима содержания было формально отменено более четырех лет спустя после того, как был издан первый приказ. Впоследствии Музумечи был информирован своим адвокатом, что заявителю был назначен строгий режим содержания в тюрьме при постоянном усиленном наблюдении [Elevato Indice di Vigilanza], предусмотренный циркуляром от 9 июля 1998 г. Такого рода режим содержания в тюрьме назначается тем заключенным, отбывающим наказание, которых власти отнесли к категории лиц, представляющих опасность, в связи с тем, что они, среди прочего, участвовали в совершении террористических актов, совершили ряд указанных в циркуляре преступлений, пытались бежать из места заключения или совершили акты опасного для жизни и здоровья людей насилия в отношении других заключенных или тюремных надзирателей. Заключенные, которым назначается такой режим, содержатся отдельно от других заключенных при особо строгом наблюдении. Заявитель обжаловал в суд назначение ему строгого режима при постоянном усиленном наблюдении. Суд отказал в удовлетворении его жалобы на том основании, что назначение строгого режима при постоянном усиленном наблюдении не является индивидуальным актом по отношению к тому или иному заключенному, но примером использования властями своих дискреционных полномочий по организации содержания заключенных в тюрьме.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции, что касается вопроса о праве обвиняемого на рассмотрение его дела судом: эффективность производства по жалобе на меры, предпринятые в связи с назначением особого режима содержания в тюрьме. Положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции применимы к производству по жалобе заявителя на распоряжения, изданные министром юстиции по поводу назначения особого режима содержания в тюрьме, предусмотренного статьей 41-бис Закона "О судебном управлении". Заявитель был фигурантом девяти распоряжений такого рода, и он обжаловал в суд каждое из них; ни одно из решений суда по этим жалобам не было принято в установленный законом десятидневный срок, но они принимались два или три месяца спустя после подачи жалоб. Каждое распоряжение имело силу в течение ограниченного шестимесячного срока, и министр юстиции не был связан каким-либо решением суда, которое могло бы быть принято с целью отменить все ограничения в отношении заключенного, предписанные предыдущим распоряжением, полностью или частично. Это означает, что сразу же после истечения срока действия одного из таких распоряжений министр юстиции мог издать новое распоряжение, повторно предписывающее ограничения в отношении заключенного, отмененные судом. Систематическое нарушение судом установленного законом десятидневного срока для принятия решения по жалобе существенно снизило, или даже практически свело к нулю, значение судебного надзора за законностью и обоснованностью распоряжений, издаваемых министром юстиции. Например, суд в четырех случаях отменял ограничения на свидания заявителя с членами его семьи, но опоздание в принятии этих решений означало, что заявитель подвергался этим ограничениям дольше, чем необходимо. Кроме того, по крайней мере в одном случае Кассационный суд отклонил жалобу заявителя по вопросам права на том основании, что сроки действия приказа истекли, и поэтому заявитель потерял интерес к тому, чтобы его жалоба была рассмотрена. В таких обстоятельствах обращение в суд не было эффективным средством правовой защиты, и волокита, допущенная судами при принятии своих решений по жалобам заявителя, нарушила его право на разбирательство дела судом.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По поводу возможности заявителя оспорить в судебном порядке назначение строгого режима содержания при постоянном усиленном наблюдении. Положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции применимы к производству по обращениям заявителя об отмене вышеуказанного режима в вопросе о том, что ограничения личной свободы заявителя, связанные с назначением строгого режима содержания при постоянном усиленном наблюдении, имели отношение к реализации его гражданских прав (см. Решение Европейского Суда по жалобе N 33695/96 "Музумечи против Италии" [Musumeci v. Italy], принятое 17 декабря 2002 г.). За исключением возможности обжаловать решения администрации тюрьмы о распределении заключенных на работы и применении дисциплинарных взысканий законодательство не предусматривает никаких средств правовой защиты в отношении решений администрации тюрьмы по данному вопросу. У заявителя не было возможности оспорить в судебном порядке правомерность назначения ему строгого режима содержания при постоянном усиленном наблюдении.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято пятью голосами "за" и двумя голосами "против").

По поводу Статьи 8 Конвенции, что касается вопроса о праве человека на уважение его корреспонденции. Перлюстрация корреспонденции заявителя на основании статьи 18 Закона "О тюремном управлении" [Prison Administration Act] не была "предусмотрена законом" (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Мессина против Италии" (N 2) [Messina v. Italy (N 2)]* (* Постановление по данному делу было принято Европейским Судом 28 сентября 2000 г. (прим. перев.).), Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека ECHR 2000-X).


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (принято единогласно).


Право человека на разбирательство его дела судом


По делу обжалуется тот факт, что суд не выполнил требования закона относительно сроков рассмотрения жалобы. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Музумечи против Италии
[Musumeci - Italy] (N 33695/96)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(См. выше.)


Вопрос о соблюдении права человека на справедливое судебное разбирательство


По делу обжалуется предположительно произвольное толкование судами положений закона относительно порядка восстановления в правах собственности. По делу требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были.


Блюхер против Чешской Республики
[Blucher - Czech Republic] (N 58580/00)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


Обстоятельства дела


Заявитель получил в наследство от своего двоюродного брата земельные участки, расположенные на территории Чешской Республики, которые были национализированы государством в период коммунистического правления. В 1992 году он решил воспользоваться своими правами на наследование земельных участков в соответствии с законом "О собственности на землю" [Land Ownership Act]. Этот закон гласит, что лица, которые были лишены своей собственности и имели право требовать восстановления в правах собственности, должны были иметь чехословацкое гражданство и проживать на территории страны; в случае смерти лица, которое было лишено своей собственности, наследники этой собственности, отвечающие требованиям наличия гражданства и проживания в стране, могли обращаться к властям с требованием о восстановлении в правах собственности при соблюдении определенных условий, установленных нормами, которые касаются завещательных отказов. В деле заявителя Конституционный суд указал, что требование наличия гражданства, закрепленное в законе, распространяется и на первоначального владельца собственности. На этом основании административные власти отклонили ходатайство заявителя, указав на отсутствие доказательств того, первоначальный владелец земельных участков имел чехословацкое гражданство. Районный суд счел, что вопрос гражданства первоначального владельца собственности не имел значения для дела. Суд в своем решении исходил из статуса заявителя как наследника собственности и постановил в этой конкретной связи, что заявитель в этом качестве не отвечает правовым условиям, установленным нормами, которые касаются завещательных отказов. Конституционный суд отклонил жалобу заявителя на это решение и мотивировал свое постановление теми же основаниями, как предыдущее постановление. По дальнейшим обращениям заявителя с ходатайствами о восстановлении в правах собственности принимались административные и судебные решения, которые основывались на аналогичных доводах. Конституционный суд подтвердил свои прежние заключения и пришел к выводу, что в соответствии с принципом "никто не может передать другому больше прав, чем он сам имеет" у наследников собственности не может быть больше прав на нее, чем у ее первоначального владельца.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции, что касается вопроса о судебном толковании закона. Все суды, которые принимали решения по данному делу, указывали мотивы принятия своих решений с достаточной четкостью, и нет никаких признаков произвола в их позициях по делу. Конституционный суд был вполне правомочен заполнять правовые пробелы, выявленные данным делом, посредством такого толкования норм закона, которое соответствовало Конституции и принимало во внимание дух и цели закона "О собственности на землю". В этой связи ссылка Конституционного суда на принцип "никто не может передать другому больше прав, чем он сам имеет" не была нелогичной. Более того, государство выполнило свое обязательство действовать в высшей степени последовательно, чтобы гарантировать правовую определенность. Вопрос о том, применяется ли требование наличия чехословацкого гражданства также в отношении первоначального владельца собственности, был предметом нескольких не противоречащих друг другу постановлений, принимавшихся Конституционным судом, и заявителя никогда не ставили в положение правовой неопределенности в результате того, что Конституционный суд ставил под сомнение свои ранее принятые и окончательные решения.

Вопрос о непроведении слушания в Конституционном суде. Производство по делу в Конституционном суде, которое было ограничено исследованием вопросов конституционности законодательства, не предполагало проведение непосредственного и всестороннего изучения вопроса о гражданских правах заявителя. Непроведение слушания в Конституционном суде было в достаточной мере компенсировано проведением открытых слушаний в районном суде.

Вопрос о бремени доказывания. От заявителя потребовали доказать, что его двоюродный брат, который скончался в 1974 году, имел чехословацкое гражданство, но Европейский Суд не счел, что у заявителя не было никакой возможности представить доказательства этого факта, учитывая среди прочего исторический контекст послевоенного периода и заинтересованность немецкоязычных лиц в утверждении их лояльности чехословацкому государству. Заявитель также не утверждал, что его лишили доступа к соответствующей документации.

Вопрос о справедливости производства по иску о восстановлении в правах собственности. Конвенция никак не ограничивала свободу государств - участников Конвенции определять объем законодательства, которое они могли бы принять по вопросу о восстановлении в правах собственности, и предписывать условия, при которых эти государства восстанавливают имущественные права лиц, некогда лишенных своей собственности. Поэтому в данном случае именно чешским судам, в частности высшему суду страны, надлежало давать толкование законодательства, принятого в период восстановления страны, такого, которое было направлено на заглаживание определенного вреда, причиненного гражданам в прошлом. В настоящем деле суды выполнили роль, которая на них была возложена государством, руководствующимся принципом верховенства права, и, коль скоро их выводы нельзя назвать произвольными, Европейский Суд не может ставить эти выводы под сомнение.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции по делу нарушены не были (принято единогласно).


Вопрос о соблюдении права человека на справедливое судебное разбирательство


По делу ставится вопрос о предположительно неправильном применении судами норм законодательства страны, и обжалуются произвольные решения судов. Жалоба признана приемлемой.


Татишвили против России
[Tatishvili - Russia] (N 1509/02)


Решение от 20 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права человека на публичное судебное разбирательство


По делу обжалуется отсутствие открытых слушаний по делу в производстве Конституционного суда. По делу требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были.


Блюхер против Чешской Республики
[Blucher - Czech Republic] (N 58580/00)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


(См. выше.)


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 [уголовно-процессуальный аспект] Конвенции


Вопрос о соблюдении права обвиняемого на справедливое судебное разбирательство


По делу обжалуется отказ суда провести обследование потерпевших и допросить эксперта со стороны защиты по делу, связанному с обвинением в совершении развратных действий в отношении несовершеннолетних. Жалоба признана неприемлемой.


Аккарди и другие против Италии
[Accardi and others - Italy] (N 30598/02)


Решение от 20 января 2005 г. [вынесено III Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 3 Статьи 6 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права обвиняемого на разбирательство дела судом, созданным на основании закона


По делу ставится вопрос о правомерности допроса несовершеннолетних следственным судьей вместе с экспертом-психологом, которые допрашивали этих свидетелей в один момент рассмотрения дела наедине. Жалоба признана неприемлемой.


Аккарди и другие против Италии
[Accardi and others - Italy] (N 30598/02)


Решение от 20 января 2005 г. [вынесено III Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 3 Статьи 6 Конвенции.)


По жалобе о нарушении пункта 2 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о соблюдении принципа презумпции невиновности


По делу ставится вопрос о выплате компенсации за содержание под стражей, за которой последовало прекращение дела: ходатайство о выплате компенсации было отклонено на том основании, что заявитель не представил доказательства, свидетельствующие о своей невиновности. По делу допущено нарушение требований пункта 2 Статьи 6 Конвенции.


Капо против Бельгии
[Capeau - Belgium] (N 42914/989)


Постановление от 13 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, которого арестовали в связи с проведением расследования по делу о поджоге, содержался под стражей до суда в течение более трех недель. Суды, которые принимали решение о дальнейших процессуальных действиях по результатам завершенного расследования, сочли, что достаточных доказательств для передачи дела заявителя в суд не имелось, и соответственно установили, что не было оснований для привлечения его к уголовной ответственности. После этого заявитель незамедлительно обратился в суд с требованием о выплате компенсации за время, проведенное в предварительном заключении. Согласно соответствующим нормам законодательства лицо, которое содержалось под стражей до суда и впоследствии освобожденное от уголовной ответственности, заявляя требование о выплате компенсации, должно само доказать свою невиновность по фактическим или юридическим основаниям. Власти указали, что заявитель не представил в суд доказательств, устанавливающих его невиновность, и заключили, что он не доказал свою невиновность, как того требует закон, и соответственно отвергли его требование о выплате компенсации.


Вопросы права


По поводу пункта 2 Статьи 6 Конвенции. Отказ в выплате заявителю компенсации основывался только на том обстоятельстве, что он не представил доказательств своей невиновности. Нельзя в производстве по вопросу о выплате компенсации, возбужденному после принятия окончательного решения о прекращении уголовного дела, бремя доказывания перекладывать на лицо, обратившееся в суд с требованием о выплате компенсации. Требование, чтобы лицо предоставило бы доказательства своей невиновности - а это предполагает, что суд считает это лицо виновным - представляется необоснованным и свидетельствует о нарушении принципа презумпции невиновности. Соответственно, мотивы отклонения требования заявителя о выплате компенсации несовместимы с принципом презумпции невиновности.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 2 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


По жалобе о нарушении подпункта "d" пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о праве обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей


По делу обжалуется обвинительный приговор суда, вынесенный главным образом на основании показаний несовершеннолетних, ставших жертвами развратных действий обвиняемых, при том, что обвиняемые лично был лишены возможности очной ставки с ними. Жалоба признана неприемлемой.


Аккарди и другие против Италии
[Accardi and others - Italy] (N 30598/02)


Решение от 20 января 2005 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители - родители двух малолетних детей и сожитель их матери. Против них было возбуждено уголовное дело по обвинению в развратных действиях в отношении этих двух детей. В ходе предварительного следствия дети, которым к тому времени было более шести с половиной лет, были допрошены. Допрос проводил следственный судья в присутствии специалиста - детского психолога, который задал детям определенные вопросы. Заявители, их адвокаты и представитель прокуратуры находились в другом помещении, отделенные от помещения, где проводился допрос, полупрозрачным зеркалом, и могли видеть и слышать проводившийся допрос. С учетом того, что у одного ребенка возникли трудности при даче ответа на один из вопросов, следственный судья покинул помещение, где проводился допрос, с тем, чтобы наблюдать завершающую часть следствия из-за полупрозрачного зеркала.

Было вынесено постановление о предании заявителей суду. Суд осудил их по тем обвинениям, которые им были предъявлены. Суд основывал свой обвинительный приговор двумя элементами доказательственной базы государственного обвинения: аудиовизуальной записью допроса детей на предварительном следствии и показаниями тех лиц, допрошенных в ходе судебного разбирательства дела, которые были в контакте с детьми на момент совершения предполагаемых преступлений и которым дети все рассказали. Суд отказался заслушивать показания свидетелей из числа экспертов, предложенных защитой. В отношении заявителей был вынесен обвинительный приговор, и им было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет.

Они обжаловали вынесенный приговор, указав на то, что суд не проводил судебно-психологическую экспертизу; заявители также обратились к Апелляционному суду с ходатайством о проведении обследования детей и повторного судебного заседания с допросом потерпевших. Апелляционный суд оставил в силе обвинительный приговор по делу и отклонил ходатайства защиты, указав при этом: дети, показания которых в целом совпадали и были логически последовательными, уже находились под наблюдением специалиста-психолога из социальной службы, и психолог допрашивал их в ходе предварительного следствия; заявители принимали участие в слушании на предварительном следствии, и их адвокаты имели возможность задавать детям - через следственного судью - любые вопросы, которые они считали необходимыми задать для ведения защиты. Срок наказания заявителям был снижен до девяти лет лишения свободы. Заявители обжаловали данное решение по вопросам права, но их жалоба была отклонена.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 6 Конвенции.

Вопрос о свидетелях обвинения. В том, что касается того обстоятельства, что показания детей составляли практически единственный элемент доказательственной базы, которой обосновывались выводы судов относительно виновности заявителей, то у последних должны были бы иметься достаточные возможности осуществлять свои права на защиту в отношении такого рода доказательств их виновности. При производстве по уголовным делам по обвинению в развратных действиях в отношении несовершеннолетних могут приниматься определенные меры для ограждения психики потерпевших - которые часто испытывают душевные страдания при проведении против их воли очных ставок с обвиняемыми, особенно, когда потерпевшие еще совсем малолетние, - при условии, что такого рода меры не противоречат эффективному осуществлению прав на защиту в достаточном объеме.

В настоящем деле заявители и их адвокаты имели возможность наблюдать за ходом допроса потерпевших из отдельного помещения через полупрозрачное зеркало. Таким образом, они знали о содержании и характере задаваемых вопросов и поступающих ответов и могли наблюдать за манерой поведения детей. Адвокаты заявителей имели возможность задавать через следственного судью детям любые вопросы, которые они считали необходимыми задать в интересах защиты; они, однако, их не задавали, что могло быть истолковано как косвенное одобрение тактики допроса. Власти изготовили аудиовизуальную запись этого процессуального действия, которая была доступна судам первой инстанции для изучения. Суды первой инстанции тем самым имели возможность обозревать манеру поведения свидетелей обвинения во время допроса, а обвиняемые представить судам свои замечания по этому поводу. В подобных обстоятельствах меры, предпринятые властями страны, были достаточными для того, чтобы обеспечить заявителей возможностью оспорить показания свидетелей и их надежность в ходе производства по делу в суде. Жалоба по данному пункту признана явно необоснованной.

Вопрос об отказе суда назначить судебно-психологическую экспертизу и допросить в судебном заседании эксперта со стороны защиты. Суды решили, что такого рода следственные действия не имели существенного значения для правильного разрешения дела и обосновали свой отказ логическими и весомыми аргументами. Апелляционный суд указал, что дети длительное время находились под наблюдением специалиста-психолога из социальной службы, и что в деле не имелось повода предполагать, что дети были не способны правильно описать произошедшее с ними. Кроме того, потерпевших допрашивали при участии специалиста по психологии ребенка. В результате права обвиняемых на защиту не были ограничены в такой мере, чтобы это можно было бы считать нарушением принципов справедливого судебного разбирательства дела. Жалоба по данному пункту признана явно необоснованной.

Вопрос о праве обвиняемого на рассмотрение его дела судом, созданным на основании закона. Заявители жалуются в Европейский Суд на то, что во время допроса потерпевших вопросы задавались специалистом-психологом, а не следственным судьей. Кассационный суд в своем решении подчеркнул, что допрос проводился следственным судьей. То обстоятельство, что судья прибег к своему праву направлять ход производства данного следственного действия и решил прибегнуть к услугам посредника, задавая определенные вопросы, не меняет такое заключение Кассационного суда. Действительно, судья удалился из помещения во время допроса одного из детей, но это была мера, направленная на то, чтобы этот малолетний ребенок в ходе допроса сохранил бы спокойствие, и судья продолжал наблюдать за ходом допроса через полупрозрачное зеркало. По этим причинам нельзя делать вывод, что следственный судья не представлял собой "суд, созданный на основании закона". Жалоба по данному пункту признана явно необоснованной.


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его частной жизни


По делу ставится вопрос об отсутствии законных оснований для передачи прессе полицией фотографии лица, находящегося под домашним арестом. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Шачча против Италии
[Sciacca - Italy] (N 50774/99)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница - преподавательница частной школы, которой она заведовала вместе с другими компаньонами. Ее арестовали и привлекли к уголовной ответственности по обвинению в уклонении от уплаты налогов и участии в деятельности преступной группы. В качестве меры пресечения ей был избран домашний арест, а не заключение под стражу до суда. В полиции на нее было заведено дело, к которому были приобщены идентифицирующие ее фотографии и дактилоскопические карты. В день предъявления обвинений прокуратура организовала пресс-конференцию. Газеты опубликовали сообщение о предъявленных ей обвинениях и совершенных ею противоправных деяниях, а также фотографию заявительницы, сделанную в полиции при ее аресте и впоследствии преданную в прессу. В Италии нет законов, регламентирующих фотографирование в полиции лиц, подвергшихся аресту и помещенных под домашний арест вместо заключения под стражу до суда, или регулирующих вопрос о передаче сделанных таким образом фотографий в прессу. Заявительницу предали суду, и разбирательство ее дела завершилось вынесением обвинительного приговора с назначением наказания в виде лишения свободы сроком на один год и возложением штрафа.


Вопросы права


По поводу Статьи 8 Конвенции. Заявительница жалуется в Европейский Суд на то, что обвинительные власти передали в прессу ее фотографию, сделанную этими же властями при ее аресте.

Опубликование в прессе фотографии лица в период проведения предварительного следствия по возбужденному в отношении этого лица дела приравнивается к акту "вмешательства" государства в осуществлении таким лицом права на уважение его личной жизни.

Данный вопрос в Италии не урегулирован "законом", который отвечал бы критериям, изложенным в нормах прецедентного права, создаваемых Европейским Судом, а обычаем. Хотя в Уголовно-процессуальном кодексе страны имеется исключение из принципа конфиденциальности предварительного следствия, оно касается иных ситуаций. Данный акт "вмешательства" государства в осуществление заявительницей своего права на уважение ее личной жизни нельзя считать предусмотренным законом.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд постановляет: установление факта нарушения требований Конвенции само по себе является достаточной справедливой компенсацией причиненного заявительнице морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявительницы о возмещении определенной суммы судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его частной жизни


По делу ставится вопрос о правомерности публикации в прессе фотографии лица, привлеченного к судебной ответственности. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Шачча против Италии
[Sciacca - Italy] (N 50774/99)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(См. выше.)


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его семейной жизни


По делу ставится вопрос о предположительном ухудшении семейной жизни ввиду необходимости траты собственных средств на медицинское лечение, средства на которое государством не выделяются. Жалоба признана неприемлемой.


Пентякова и другие против Молдавии
[Pentiacova and others - Moldova] (N 14462/03)


Решение от 4 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители страдают от хронической почечной недостаточности, и им требуется гемодиализное лечение* (* Гемодиализ - метод очищения крови от вредных веществ, который позволяет улучшить свойства крови, повысить чувствительность к лекарственным препаратам и повысить иммунитет. Для проведения гемодиализа проводят забор крови из вены, затем эта кровь через специальный аппарат ("искусственная почка") проходит через поглотитель токсинов и снова возвращается пациенту. При хронических заболеваниях гемодиализ проводят регулярно 2-3 раза в неделю (прим. перев.).). Они проходят курс такого лечения в больнице г. Кишинева, в ходе которого, как они утверждают, в период между 1997 и 2004 годами им предоставлялись только минимально необходимые медикаменты и процедуры. Они утверждают, что этот период времени им пришлось платить за остальные необходимые медикаменты, и что их пособие по инвалидности было недостаточно велико, чтобы оплачивать медикаменты, больницей не предоставляемые. В результате, как утверждают заявители, они вынуждены были в ходе лечения терпеть невыносимую боль и испытывать страдания, и что некоторые больные, которые отказались пройти курс лечения из-за нехватки денег, скончались. Заявители также утверждают, что недостаточное финансирование государством их медицинского лечения негативно отразилось на их семейной жизни. Некоторые из больных, проживающих в провинциях, утверждают, что им не всегда оплачивались транспортные расходы на проезд в столицу страны для прохождения курса лечения. В 2004 году вступил в силу новый закон, изменивший систему здравоохранения, и положение больных значительно улучшилось. Заявители утверждают, что в их распоряжении не было эффективного внутригосударственного средства правовой защиты в отношении их проблемы.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции. Европейский Суд готов предположить, что положения Статьи 8 Конвенции применимы к жалобе заявителей на то, что расходование большинства средств семейного бюджета ухудшает их семейную жизнь. Притом, что было бы явно желательно, чтобы все граждане имели доступ к полному набору медицинских услуг, и, не преуменьшая трудности, с которыми явно пришлось столкнуться заявителям в указанный период времени, следует заметить: у заявителей был доступ к стандартным медицинским услугам до реформ 2004 года и к полному медицинскому обслуживанию после того. При данных особых обстоятельствах дела и памятуя более широкое усмотрение, которым наделены государства при распределении ограниченных государственных средств, можно считать, что государство-ответчик выполнило свои позитивные обязательства, вытекающие из требований Статьи 8 Конвенции. Жалоба признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 2 Конвенции. Заявители не представили Европейскому Суду доказательства того, что их жизни угрожала опасность. То обстоятельство, что лицо скончалось в результате этой болезни, само по себе не является доказательством того, что причиной смерти были недостатки в системе медицинского обслуживания граждан. Что же касается вопроса о соблюдении государством своих позитивных обязательств по охране жизни человека, то в этом вопросе применим тот же вывод, который был сделан Европейским Судом в контексте положений Статьи 8 Конвенции. Жалоба признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 13 Конвенции. У заявителей не имеется веских оснований для жалоб в контексте Статьи 13 Конвенции. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его семейной жизни


По делу ставится вопрос о правомерности введения особого тюремного режима содержания заключенных, направленного на предотвращение контактов заключенных с мафией, который среди прочего исключает свидания заключенных с родственниками. Жалоба признана неприемлемой.


Бастоне против Италии
[Bastone - Italy] (N 59638/00)


Решение от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 3 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его корреспонденции


По делу обжалуется контролирование администрацией места заключения корреспонденции заключенного. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Музумечи против Италии
[Musumeci - Italy] (N 33695/96)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 Статьи 6 [гражданско-процессуальный аспект] Конвенции.)


По жалобе о нарушении Статьи 9 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на свободу исповедовать свою религию или убеждения


По делу ставится вопрос о правомерности требования властей аэропорта снять с головы тюрбан при прохождении рамки металлодетектора в аэропорту. Жалоба признана неприемлемой.


Фюль против Франции
[Phull - France] (N 35753/03)


Решение от 11 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель - сикх, придерживающийся заповедей своей религии. Его вероисповедание требует постоянного ношения на голове тюрбана. Заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что при прохождении рамки металлодетектора в аэропорту при доступе в зону для вылетающих пассажиров сотрудники службы безопасности потребовали от него снять с головы тюрбан для проверки, хотя он дал согласие на прохождение рамки металлодетектора и на то, чтобы его проверили с помощью ручного металлоискателя.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 9 Конвенции. Поскольку религия сикхов требует от мужчин - последователей этой религии постоянного ношения тюрбана, Европейский Суд мог бы предположить, что оспариваемая мера представляет собой акт вмешательства властей в осуществление заявителем своего права на свободу исповедовать свою религию или убеждения. Заявитель не утверждает, что данная мера не была "предусмотрена законом", и эта мера преследовала, по меньшей мере, одну из законных целей, перечисленных во втором пункте Статьи 9 Конвенции (обеспечение "общественной безопасности). Что же касается вопроса о том, был ли необходим в демократическом обществе данный акт вмешательства властей в реализацию права заявителя на свободу исповедовать свою религию, то следует заметить: проверки безопасности в аэропортах, несомненно, необходимы для обеспечения "общественной безопасности" и меры, предпринятые в настоящем деле для проведения таких проверок, находятся в пределах свободы усмотрения государства-ответчика в деле регламентации прав и свобод человека, тем более что конкретно оспариваемая мера применяется лишь время от времени.

Жалоба признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции. Сами по себе проверки безопасности в аэропортах в форме досмотра пассажиров до отлета не составляют ограничения на свободу передвижения граждан.

Жалоба признана неприемлемой как несовместимая с правилом о предметной неподсудности (ratione materiae) Европейского Суда.


По жалобам о нарушениях Статьи 10 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на свободное выражение мнений


По делу ставится вопрос о предсказуемости вынесения обвинительного приговора на основании закона об объединениях граждан за опубликование заявления в прессе. По делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции.


Карадемирджи и другие против Турции
[Karademirci and others - Turkey] (N 37096/97 и 37101/97)


Постановление от 25 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители - руководители профсоюза медицинских работников. В 1995 году в составе группы численностью 25 человек они собрались напротив здания средней школы в г. Измире; председатель профсоюза зачитал текст, подготовленный профсоюзом, в котором критиковалось обращение с определенными учениками в данной школе. Участники выступления разошлись через 25 минут. Заявители были привлечены к судебной ответственности за эти действия. Судебные власти сочли, что произошедшее можно квалифицировать по статье 44 Закона "Об объединениях граждан" [the Associations Act]. Эта статья касалась "опубликования или распространения листовок, письменных заявлений и аналогичных публикаций" и ставила возможность разрешения таковых действий в зависимость от предварительного выполнения определенных условий и формальностей. Заявители безуспешно пытались доказать суду, что они зачитывали заявление для прессы, то есть совершили действие, не регламентируемое статьей 44 указанного закона. На основании этой статьи за невыполнение предварительных требований, указанных в законе в отношении такого рода действий, суд назначил им наказание в виде лишения свободы на некоторый срок, затем это наказание было смягчено и заменено штрафом.


Вопросы права


Статья 44 Закона "Об объединениях граждан", который был в силе до 2004 года, напрямую не ограничивала свободу выражения мнения, но связывала объединения граждан требованием - перед опубликованием или распространением листовок, письменных заявлений и аналогичных публикаций соблюсти "формальности или условия" в том значении, которое придается этим понятиям положениями пункта 2 Статьи 10 Конвенции. Это условие закона и осуждение заявителей приравнивается к акту "вмешательства" государства в осуществление заявителями их права на свободное выражение мнений. Вынесенный заявителям приговор имел основу в законодательстве страны, и примененные по делу нормы закона были доступны для граждан. Осуществление свободы выражения мнения может быть сопряжено с определенными формальностями, и Статья 10 Конвенции не запрещает возложение определенных предварительных ограничений на ту или иную форму сообщения мнения. Однако в тех случаях, когда несоблюдение лицом формальности, предписанной законом, наказывается уголовной санкцией, соответствующая норма закона должна четко устанавливать пределы своего применения, а возлагаемое ограничение не может толковаться широко, в ущерб интересам обвиняемого, например, по аналогии. Лицо должно быть в состоянии уяснить для себя из формулировок соответствующей нормы, а в необходимых случаях - из толкования этой нормы судами, какие действия или бездействие влекут для него уголовную ответственность.

В прошлом заявителей несколько раз привлекали к уголовной ответственности и оправдывали по указанной статье 44 за совершение таких же деяний. Однако в данном конкретном случае суд истолковал статью 44 иным образом, постановив, что на подобные деяния распространяются те же формальности, что и на "листовки, письменные заявления и аналогичные публикации". Суды установили, что факт зачитывания текста вслух на пресс-конференции может в равной мере считаться опубликованием, как и опубликование листовок, письменных заявлений и аналогичных публикаций.

Аналогично пленуму Высшего кассационного суда Турции, принявшему соответствующие постановления в 2000 и 2002 годах, Европейский Суд считает, что заявление на пресс-конференции не может быть квалифицировано как "листовка", "письменное заявление" или "аналогичная публикация": эти последние, предназначенные для опубликования, требуют более тщательного рассмотрения и более длительной подготовки, тогда как заявление для прессы предназначается для информирования журналистов о содержании устного выступления, которое состоится или только что состоялось. Коротко говоря, суды страны применили такое толкование нормы закона, которое посредством аналогии расширило рамки применения уголовного законодательства, что в обстоятельствах данного дела нельзя было разумно предвидеть. Соответственно, заявители не могли разумно предвидеть, что публичное зачитывание и распространение заявления для прессы будет сочтено судами как деяние, наказуемое в соответствии со статьей 44 Закона "Об объединениях граждан". Тем самым суды Турции не выполнили требования предсказуемости применения закона.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителям некую сумму компенсации в возмещение причиненного им морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о соблюдении права человека на свободное выражение мнений


По делу ставится вопрос о правомерности отказа властей разрешить организации телевизионный показ конкретной рекламы. Жалоба коммуницирована государству-ответчику.


Организация "Ферейн геген тиерфабрикен швейц" против Швейцарии
[Verein gegen Tierfabriken Schweiz - Switzerland] (N 32772/02)


[решение о коммуницировании жалобы государству-ответчику принято IV Секцией]


Обстоятельства дела


Ассоциации-заявителю, занимающейся вопросами охраны животных, было отказано в выдаче разрешения на телевизионный показ рекламного ролика, подготовленного этой ассоциацией, направленного против животноводческого производства. В своем Постановлении от 28 июня 2001 г. (N 24699/94, Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека ECHR 2001 VI) Европейский Суд указал, что отказ властей Швейцарии разрешить телевизионный показ данной рекламы являлся нарушением требований Статьи 10 Конвенции. В соответствии с законами Швейцарии ассоциация-заявитель подала жалобу в суд на оспариваемое решение властей, но ее жалоба была отклонена. Позже в резолюции Комитета Министров Совета Европы, коей прекращалось производство по жалобе ассоциации, правительство Швейцарии указало, что ввиду мер, предпринятых им во исполнение Постановления Европейского Суда, более не существует оснований опасаться, что это нарушение повторится. В данной своей новой жалобе ассоциация-заявитель указывает, что она до сих пор не получила разрешение на телевизионный показ рекламного ролика, ставшего предметом спора.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована государству-ответчику в отношении Статьи 10 Конвенции; в этой связи государству-ответчику был поставлен конкретный вопрос, касающийся исполнения им требований Статьи 46 Конвенции* (* В соответствии с пунктом 1 Статьи 46 Конвенции государства - участники Конвенции берут на себя обязательство "исполнять окончательные постановления" Европейского Суда "по делам, в которых они являются сторонами" (прим. перев.).)


По жалобе о нарушении Статьи 13 Конвенции


Вопрос о доступности эффективного средства правовой защиты


По делу обжалуется отсутствие в законодательстве страны средства правовой защиты, позволяющего заявителю обжаловать помещение его в одиночный изолятор. По делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции.


Рамирес Санчес против Франции
[Ramirez Sanchez - France] (N 59450/00)


Постановление от 27 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


В середине августа 1994 года заявитель был заключен под стражу. По его делу проводилось уголовное расследование в связи несколькими террористическими актами, и в 1997 году его приговорили к лишению свободы пожизненно за убийство сотрудника полиции. Он был помещен в камеру одиночного заключения во исполнение решения, которое возобновлялось каждые три месяца до середины октября 2002 года. Основаниями для содержания заявителя в условиях одиночного заключения служили, в общем, следующие соображения: данный заключенный представлял собой угрозу для окружающих; необходимость поддерживать порядок и обеспечивать безопасность в тюрьме; вероятность совершения заявителем побега из тюрьмы. Содержание заявителя в условиях одиночного заключения продолжалось восемь лет и два месяца.

Оно предполагало содержание в одиночной камере, запрет на контакты с другими заключенными и надзирателями тюрьмы, запрет на какую-либо активность вне камеры за исключением ежедневной двухчасовой прогулки и ограничения на свидания с посетителями. Заявителю разрешалось читать газеты и смотреть телевизор в своей камере. Состояние психики и физического здоровья заявителя было удовлетворительным. Решение о содержании заявителя в одиночном заключении и решения о продлении одиночного заключения, принимавшиеся административными властями на основе заключений врачей, обжалованию не подлежали.


Вопросы права


По поводу Статьи 3 Конвенции. Что касается вопроса об условиях содержания заявителя под стражей, то Европейский Суд отмечает следующее: заявитель не содержался в условиях полной сенсорной изоляции или в условиях полного отсутствия контактов с людьми; в отношении контактов с людьми следует заметить, что, хотя ему было запрещены какие-либо контакты с другими заключенными и надзирателями тюрьмы, ему предоставлялись многочисленные свидания. В вопросе о продолжительности одиночного заключения Европейский Суд придает особое значение тому факту, что адвокат заявителя, которая является также его любовницей, имеет возможность видеться с ним на регулярной основе, и что имеет свидания с 57 другими адвокатами; кроме того, учитывая возраст и состояние здоровья заявителя, можно утверждать, что его продлевавшееся содержание в одиночном заключении не причинило ему страданий в такой степени, чтобы могло считаться достигшим минимального уровня жестокости, необходимого для признания факта нарушения требований Статьи 3 Конвенции. Его регулярно осматривали врачи. Хотя после июля 2000 года врачи больше не поддерживали его содержание в условиях одиночного заключения, ни одно из заключений врачей, составлявшееся для принятия решений о продлении одиночного заключения, не указывало на то, что одиночное заключение отрицательно сказывается на его психике или физическом здоровье, или отмечало необходимость психиатрического освидетельствования. Заявитель отклонил предложенную ему психологическую помощь. Наконец, не лишены оснований опасения государства-ответчика, что заявитель может восстановить контакты с членами его террористической группы, попытается распространять свои убеждения среди других заключенных и спланировать побег из тюрьмы. Хотя Европейский Суд разделяет озабоченность Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения в отношении возможных долгосрочных последствий содержания заявителя в условиях одиночного заключения, Суд установил, что общие и специальные условия, в которых заявитель содержится, и продолжительность его содержания под стражей не причинили ему страданий в такой степени, чтобы могли считаться достигшим минимального уровня жестокости, необходимого для признания факта бесчеловечного обращения, в особенности ввиду личности заявителя и исключительной опасности, которую он собой представляет.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе требования Статьи 3 Конвенции по делу нарушены не были (принято четырьмя голосами "за" и тремя голосами "против").

По поводу Статьи 13 Конвенции. В соответствии с устоявшимися нормами прецедентного права, создаваемыми Государственным советом Франции* (* Во Франции систему органов административной юстиции возглавляет орган, именуемый "Государственный совет", который в судебном порядке рассматривает жалобы на действия и акты органов государственного управления и одновременно выступает консультативным учреждением при правительстве страны (прим. перев.).) [Conseil d'Etat], решения тюремных властей о содержании заключенных в условиях одиночного заключения должны были считаться внутриведомственными решениями и не подлежали обжалованию в административные суды. В своем постановлении, принятом 30 июля 2003 г., Государственный совет изменил свою позицию по данному вопросу и установил, что заинтересованное лицо вправе ходатайствовать о судебной проверке законности и обоснованности решения о содержании заключенного в условиях одиночного заключения. В данном конкретном случае имело место нарушение положений Статьи 13 Конвенции в связи с отсутствием в законодательстве Франции средства правовой защиты, которое позволило бы заявителю оспорить в судебном порядке решение о продлении ему режима одиночного заключения.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд постановляет: установление факта нарушения требований Конвенции само по себе является достаточной справедливой компенсацией причиненного заявителю морального вреда. Европейский Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По жалобе о нарушении Статьи 56 Конвенции


По жалобе о нарушении пункта 3 Статьи 56 Конвенции


Вопрос о надлежащем учете местных условий


По делу обжалуются ограничения на право участия в голосовании на выборах конгресса в Новой Каледонии. По делу требования пункта 3 Статьи 56 Конвенции нарушены не были.


Пи против Франции
[Py - France] (N 66289/01)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


Обстоятельства дела


В 1995 году заявитель был назначен на пост во Французском Тихоокеанском университете. Этот университет базируется в г. Нумеа в Новой Каледонии, которая в то время была заморской территорией Франции. В 1998 году "Соглашением Нумеа"* (* 5 мая 1998 года две политические организации Новой Каледонии - Национальный социалистический фронт освобождения канаков (НСФОК) и Объединение за Каледонию в составе Республики (ОКСР) - и правительство Франции подписали в г. Нумеа соглашение, обозначившее на последующие 20 лет параметры процесса самоопределения и формы развития политической системы Новой Каледонии (прим. перев.).) на переходный период для Новой Каледонии были предусмотрены рамки развития политического устройства и порядок продвижения к самоопределению. Соглашение изменило конституционный статус Новой Каледонии, превратив ее в своеобразное государственное образование с политическими институтами, выработанными специально для этой территории. Ордонанс N 99-209 от 19 марта 1999 года укрепил полномочия Конгресса Новой Каледонии и ввел для граждан условие для участия в выборах в Конгресс - десятилетний срок проживания на территории Новой Каледонии. Ордонанс был принят как часть процесса самоопределения народов Новой Каледонии и предусматривал передачу полномочий французского государства этой территории притом, что Конгресс должен стать субъектом принятия государственных решений - управлять коллективными делами Новой Каледонии и принимать свои законы.

В апреле 1999 года заявитель обратился к властям с просьбой о регистрации в списках избирателей для первых выборов в Конгресс, организуемых как часть переходного процесса, который был предусмотрен Ордонансом от 19 марта 1999 г. Его заявление о внесении в списки избирателей было отклонено на том основании, что на дату проведения этих выборов (9 мая 1999 г.) продолжительность его проживания в Новой Каледонии пока еще не составит десять лет. Заявитель безуспешно пытался обжаловать в суды решение об отказе внести его в списки избирателей.


Вопросы права


По поводу Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. Согласно доводам государства-ответчика, хотя полномочия, возложенные на Конгресс Новой Каледонии Ордонансом от 19 марта 1999 г., достаточно широки, тем не менее с учетом важности тех сфер, в которых французское государство продолжало сохранять свою юрисдикцию, Конгресс не обладал полномочиями в достаточном объеме, чтобы считаться органом "законодательной власти" в значении положений Статьи 3 Протокола N 1 эквивалентно тому, как таковыми органами считаются Национальное Собрание и Сенат Франции.

По мнению Европейского Суда, с учетом полномочий, приданных Конгрессу Новой Каледонии Ордонансом 1999 года, Конгресс не может более считаться просто консультативным органом, но он превратился в орган, призванный играть решающую роль - в зависимости от характера поставленных перед ним вопросов - в законодательном процессе в Новой Каледонии. Конгресс Новой Каледонии в достаточной мере ассоциируется с этим законодательным процессом и потому вполне может считаться частью "законодательной власти" Новой Каледонии в значении положений Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции.

Необходимость отвечать требованию о постоянном проживании или определенной длительности проживания на территории страны с тем, чтобы иметь возможность осуществлять право голоса на выборах, в принципе не составляет произвольного ограничения права голоса и потому сама по себе не является несовместимой с положениями Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. В данном конкретном случае Ордонанс 1999 года ограничил возможность голосования на выборах в Конгресс корпусом тех избирателей, которые отвечают определенным требованиям, в частности, требованию о десятилетнем сроке проживания на территории Новой Каледонии; этому требованию заявитель не отвечал.

Минимальные пределы сроков проживания на территории Новой Каледонии были установлены для избирателей в ответ на озабоченность, высказанную представителями местного населения в ходе переговоров о заключении "Соглашения Нумеа", и имели своей целью гарантировать, что консультации по поводу этого соглашения отражали бы волеизъявление лиц, "заинтересованных" в будущем Новой Каледонии и в том, чтобы результаты выборов не могли бы быть искажены массовым голосованием тех лиц, которые недавно поселились в Новой Каледонии и не имеют с ней прочных связей. Кроме того, установленное ограничение на право голоса является прямым и необходимым следствием наличия гражданства Новой Каледонии.

Со времени спора заявитель вернулся в метрополию, и его положение отличается от положения гражданина - постоянного жителя территории, что оправдывает применение требования десятилетнего срока проживания на территории. Это требование преследует законную цель. Хотя оно может показаться непропорциональным преследуемой цели, необходимо установить, предусматривались ли местные требования к избирателям - в значении положений Статьи 56 Конвенции - такого рода, что они означали: ограничение права голоса могло считаться не нарушающим положения Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции. При сдаче ратификационных грамот Конвенции и Протокола N 1 к Конвенции Франция заявила, что Конвенция и Протокол N 1 к Конвенции будут применяться на "всей территории Республики, а в случаях заморских территорий - с надлежащим учетом местных условий, как установлено Статьей 63 Конвенции (в настоящее время - Статьей 56 Конвенции)". На сегодняшний день статус Новой Каледонии определяется тем, что государственность страны находится в переходной стадии, предшествующей обретению полного суверенитета, и идет процесс самоопределения населения Новой Каледонии. Государственная система является "неполной и временной". После острых политических и институциональных схваток это условие о десятилетнем сроке проживания избирателя на территории Новой Каледонии, предписанное Ордонансом от 19 марта 1999 года, было главным фактором улаживания непримиримого конфликта. Местная ситуация развилась на основе проблем, которые были более глубокими и влекущими за собой более серьезные последствия, чем языковые различия, ставшие основой дел, ранее рассмотренных Европейским Судом (см. Решение Европейского Суда по делу "Полаччо и Гарофало против Италии" [Polacco and Garofalo v. Italy]* (* Решение по данному делу было принято Европейским Судом 15 сентября 1997 г. (прим. перев.).) и Постановление Европейского Суда по делу "Матье-Моэн и Клерфейт против Бельгии" [Mathieu-Mohin and Clerfayt v. Beligium]* (*Постановление по данному делу было принято Европейским Судом 2 марта 1987 г. (прим. перев.).). В настоящее время политическая ситуация в Новой Каледонии спокойная, и данная территория продолжает свое политическое, экономическое и социальное развитие. В результате история и статус Новой Каледонии таковы, что они могут считаться приравненными к такого рода "местным условиям", которые оправдывают ограничения права голоса заявителя.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе требования пункта 3 Статьи 56 Конвенции по делу нарушены не были (принято единогласно).


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


По делу обжалуется предположительный акт вмешательства государства в осуществление прав собственности, выразившийся в выселении заявителя из дома без предварительного установления права собственности на дом. Жалоба коммуницирована государству-ответчику.


Янкович против Боснии-Герцеговины
[Jankovic - Bosnia-Herzegovina] (N 5172/03)


Решение от 25 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В 1993 году заявитель и его жена заключили договор, в силу которого они стали зарегистрированными владельцами собственности в виде дома в Республике Србска. Лица, с которыми они заключили договор, предъявили в суд первой инстанции иск с требованием признать договор, заключенный в 1993 году, недействительным. Они также обратились с заявлением в Комиссию по имущественным претензиям перемещенных лиц и беженцев, которая подтвердила, что эти лица имеют право на восстановление в правах собственности на дом. В октябре 2002 года власти издали распоряжение о том, чтобы заявитель и его жена освободили бы занимаемый ими дом в течение 15 дней. Им не было предложено альтернативное жилье, и их выселили из дома в декабре 2002 года. Заявитель обжаловал акт выселения в Палату по правам человека, которая вскоре после этого прекратила свое существование. Судя по всему, жалоба на этот счет находится в производстве Комиссии по правам человека при недавно созданном Конституционном суде страны. В 2003 году суд первой инстанции объявил договор, заключенный в 1993 году, изначально недействительным как заключенный под давлением. По жалобе заявителя в суде кантона до сих пор ведется производство.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована государству-ответчику в отношении Статьи 8 и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Вопрос о соблюдении права человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


По делу ставится вопрос о правомерности предоставления властями традиционных прав на рыбный промысел, принадлежащих саами* (* Саами - народ, населяющий северные области Норвегии, Швеции и Финляндии, а также Кольский полуостров России; насчитывает около 51 тыс. человек (прим. перев.).), другим местным жителям. Жалоба признана неприемлемой.


Йохтти Сапмелаккат Ри и другие против Финляндии
[Johtti Sapmelaccat Ry and others - Finland] (N 42969/98)


Решение от 18 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Первым заявителем выступает объединение граждан, содействующее развитию культуры народа саами. Другие заявители - граждане Финляндии, саами по происхождению. Заявители, которые сами землевладельцами не являются, наделены правами на лов рыбы, - основанными на обычае, существующем с незапамятных времен, - в нескольких муниципальных образованиях Финляндии. Их права являются конституционно охраняемыми правами и предусматривают ведение рыболовецкого промысла в водных бассейнах этих муниципальных образований, являющихся государственной собственностью. В 1997 году в Закон о рыбном промысле были внесены поправки, и публичные права на рыбный промысел были переданы другим людям, постоянно проживающим на территории этих муниципальных образований. Заявители жалуются в Европейский Суд на то, что поправка, внесенная в законодательство, ослабила правовое положение народа саами, не имеющего собственной земли, и в результате права этого народа на рыбный промысел больше не имеют статус конституционно охраняемых прав собственности.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Государство-ответчик выдвинуло по делу возражения.

(i) Первое возражение касалось вопроса о наличии у первого заявителя статуса жертвы нарушения Конвенции. Первый заявитель - объединение граждан, которое никак не связано с ведением рыбного промысла в соответствующих водных бассейнах. Более того, права на рыбный промысел могут использоваться представителями народа саами в индивидуальном качестве.

(ii) Второе возражение касалось вопроса о неисчерпании заявителями внутригосударственных средств правовой защиты. Хотя заявители не обжаловали оспариваемую поправку к законодательству в национальный суд, содержание их прав на рыбный промысел, как признано Конституцией страны, имеет самый общий характер, и государство-ответчик не продемонстрировало наличие в правовой системе Финляндии эффективного средства правовой защиты в отношении предмета жалобы заявителей.

Общая цель поправки к закону, принятой в 1997 году, состояла в том, чтобы защитить права саами и одновременно гарантировать права и других местных жителей. Заявители ощутимо не продемонстрировали негативное воздействие поправки 1997 года к Закону о рыбном промысле на их конкретные возможности осуществлять свои традиционные права на рыбный промысел. Европейский Суд не счел, что имело место вмешательство государства в осуществление заявителями их прав собственности.

Жалоба признана явно необоснованной.


По жалобе о нарушении Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о содержании понятия "законодательная власть"


Конгресс Новой Каледонии


Пи против Франции
[Py - France] (N 66289/01)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 3 Статьи 56 Конвенции.)


Вопрос о праве человека на участие в голосовании на выборах


По делу ставится вопрос о правомерности требования о необходимости проживания лица в течение не менее десяти лет в Новой Каледонии для того, чтобы зарегистрироваться в списках избирателей по выборам конгресса Новой Каледонии. По делу требования Статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были.


Пи против Франции
[Py - France] (N 66289/01)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 3 Статьи 56 Конвенции.)


По жалобе о нарушении Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


По жалобе о нарушении пункта 1 Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на свободу выбора местожительства


По делу обжалуется отказ властей в регистрации по месту жительства, несмотря на представление заявителем документов, требуемых в соответствии с законодательством страны. Жалоба признана приемлемой.


Татишвили против России
[Tatishvili - Russia] (N 1509/02)


Решение от 20 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница, рожденная в Грузии, проживает в Москве и сохраняет гражданство бывшего Советского Союза. В 2000 году она обратилась в один из отделов внутренних дел г. Москвы с заявлением о регистрации по месту проживания, представив свой паспорт гражданина СССР и письменное согласие владельца квартиры, где она проживала, заверенное местным жилищным органом. Заявление было отклонено. Ее устно уведомили о том, что отказ в регистрации был мотивирован тем, что она не являлась родственником владельца квартиры. В письменном же отказе указывалось, что Татишвили "не представила весь комплект требуемых документов". В 2001 году заявительница обжаловала это решение в районном суде, обосновывая свои правопритязания тем обстоятельством, что в соответствии с действующим законодательством власти не располагали усмотрением в вопросе, выдавать или не выдавать разрешение на регистрацию по месту проживания, коль скоро были представлены надлежащие документы. Районный суд отказал в удовлетворении заявленных Татишвили требований, так как она не доказала наличие у нее российского гражданства или свое право на проживание в указанной квартире. Ее заявление о разъяснении решения суда было отклонено, равно как и ее жалоба в городской суд.

Заявительница жалуется в Европейский Суд на то, что отказ властей в ее регистрации по месту проживания создал сложности в ее повседневной жизни и сделал неопределенными ее возможности доступа к медицинскому обслуживанию.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции, Статей 6 и 13 Конвенции.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 14 Конвенции.


Другие Постановления, вынесенные в январе 2005 года


По жалобам о нарушениях Статьи 2 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на жизнь


Джейхан Демир и другие против Турции
[Ceyhan Demir and others - Turkey] (N 34491/97)


Постановление от 13 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции.


Ментеше и другие против Турции
[Mentese and others - Turkey] (N 36217/97)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По разным пунктам жалобы по делу одновременно допущены и не допущены нарушения требований Статьи 2 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о соблюдении запрета на бесчеловечное и унижающее достоинство человека обращение


Кехайов против Болгарии
[Kehayov - Bulgaria] (N 41035/98)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции.


Ментеше и другие против Турции
[Mentese and others - Turkey] (N 36217/97)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу требования Статьи 3 Конвенции нарушены не были.


Сунал против Турции
[Sunal - Turkey] (N 43918/98)


Постановление от 25 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции.


По жалобе о нарушении пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на личную неприкосновенность


Ментеше и другие против Турции
[Mentese and others - Turkey] (N 36217/97)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу требования пункта 1 Статьи 5 Конвенции нарушены не были.


По жалобе о нарушении подпункта "f" пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о продолжительности заключения под стражу лица, против которого принимаются мерыпо его высылке


Сингх против Чешской Республики
[Singh - Czech Republic] (N 60538/00)


Постановление от 25 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу допущено нарушение требований подпункта "f" пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 3 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о роли следователя и прокурора при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу


По перечисленным ниже делам в данном вопросе было допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 5 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Николова против Болгарии" [Nikolova v. Bulgaria], вынесенным 30 сентября 2004 г.):


E.M.K. против Болгарии
[E.M.K. - Bulgaria] (N 43231/98)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


Кехайов против Болгарии
[Kehayov - Bulgaria] (N 41035/98)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


Вопрос о продолжительности и обоснованности содержания под стражей до суда


E.M.K. против Болгарии
[E.M.K. - Bulgaria] (N 43231/98)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 5 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 4 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о быстроте судебной проверки законности заключения под стражу и процессуальных гарантиях такой проверки


E.M.K. против Болгарии
[E.M.K. - Bulgaria] (N 43231/98)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 4 Статьи 5 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Илийков против Болгарии" [Ilijkov v. Bulgaria], вынесенным 26 июля 2001 г., и Постановлением по делу "Николова против Болгарии" [Nikolova v. Bulgaria], вынесенным 30 сентября 2004 г.).


Вопрос о быстроте судебной проверки законности заключения под стражу лица, против которого принимаются меры по его высылке


Сингх против Чешской Республики
[Singh - Czech Republic] (N 60538/00)


Постановление от 25 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 4 Статьи 5 Конвенции.


Вопрос о процессуальных гарантиях судебной проверки законности заключения под стражу


Кехайов против Болгарии
[Kehayov - Bulgaria] (N 41035/98)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 4 Статьи 5 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Шишков против Болгарии" [Shishkov v. Bulgaria], вынесенным 9 января 2003 г.).


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о правомерности законодательства, приостанавливающего производство по всем исковым требованиям о возмещении ущерба, причиненного террористическими актами или действиями военнослужащих или сотрудников полиции в период военных действий в Хорватии


Пикич против Хорватии
[Pikic - Croatia] (N 16552/02)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Компания "Мультиплекс" против Хорватии" [Multiplex v. Croatia], вынесенным 10 июля 2003 г., и Постановлением по делу "Ачимович против Хорватии" [Acimovic v. Croatia], вынесенным 9 октября 2003 г.).


Вопрос о затянувшемся исполнении судебных решений органами государственной власти


Дубенко против Украины
[Dubenko - Ukraine] (N 74221/01)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Войтенко против Украины" [Voytenko v. Ukraine], вынесенным 29 июня 2004 г.).


Гиззатова против России
[Gizzatova - Russia] (N 5124/03)


Постановление от 13 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Бурдов против России", вынесенным 7 мая 2002 г. [Burdov v. Russia]).


Попов против Молдавии
[Popov - Moldova] (N 74153/01)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Вопрос об отмене вступившего в законную силу и обязательного к исполнению судебного решения


Полтораченко против Украины
[Poltorachenko - Ukraine] (N 77317/01)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Рябых против Украины" [Ryabykh v. Ukraine], вынесенным 24 июля 2003 г., и Постановлением по делу "Светлана Науменко против Украины" [Svetlana Naumenko v. Ukraine], вынесенным 9 ноября 2004 г.).


Вопрос о непринятии к производству кассационной жалобы на том основании, что заявитель жалобы не исполнил судебное решение, по поводу которого он подал жалобу


Карабасс против Франции
[Carabasse - France] (N 59765/00)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Аннони ди Гуссола против Франции" [Annoni di Gussola v. France], вынесенным 14 ноября 2000 г.).

По вопросу о правомерности неознакомления стороны по делу в производстве Кассационного суда с докладом, подготовленным судьей-докладчиком суда [conseiller rapporteur], притом, что с этим докладом был ознакомлен помощник генерального прокурора [avocat general].


Сибо против Франции
[Sibaud - France] (N 51069/99)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Рейнхардт и Слиман-Каид против Франции" [Reinhardt and Slimane-Kaid v. France], вынесенным 31 марта 1998 г.).


По вопросу о правомерности недоведения при производстве по делу в Кассационном суде до сведения апеллянта, не представленного адвокатом, замечаний по делу помощника генерального прокурора


Сибо против Франции
[Sibaud - France] (N 51069/99)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Мефта против Франции" [Meftah v. France], вынесенным 26 июля 2002 г.).


По вопросу о правомерности присутствия помощника генерального прокурора на совещании Кассационного суда


Сибо против Франции
[Sibaud - France] (N 51069/99)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Фонтэн и Бертен против Франции" [Fontaine and Bertin], вынесенным 8 июля 2003 г.).


По вопросу о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности


По перечисленным ниже делам в данном вопросе было допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делам "Езел против Турции" [_zel - Turkey], вынесенным 7 ноября 2002 г., и Постановлением по делу "Ездемир против Турции" [_zdemir - Turkey], вынесенным 6 февраля 2003 г.):


Текин и Таштан против Турции
[Tekin and Tastan - Turkey] (N 69515/01)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


Халис против Турции
[Halis - Turkey] (N 30007/96)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Ездоан против Турции
[Оzdogan - Turkey] (N 49707/99)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


Долашан против Турции
[Dolasan - Turkey] (N 29592/96)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По вопросу о продолжительности производства по делу


По перечисленным ниже делам в данном вопросе было допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции:


Молин Иншаат против Турции
[Molin Insaat - Turkey] (N 38424/97)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


Ялевич-Митрович против Хорватии
[Jalevic-Mitrovic - Croatia] (N 9591/02)


Постановление от 13 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


Камассо против Хорватии
[Camasso - Croatia] (N 15733/02)


Постановление от 13 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


Раш против России
[Rash - Russia] (N 28954/02)


Постановление от 13 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


E.M.K. против Болгарии
[E.M.K. - Bulgaria] (N 43231/98)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


Тодоров против Болгарии
[Todorov - Bulgaria] (N 39832/98)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


Сиджимов против Болгарии
[Sidjimov - Bulgaria] (N 55057/00)


Постановление от 18 января 2005 г. 27 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


Фаттель против Франции
[Fattell - France] (N 60504/00)


Постановление от 18 января 2005 г. 27 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу в данном вопросе требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции допущены не были:


Чакмак против Турции
[Gakmak - Turkey] (N 53672/00)


Постановление от 18 января 2005 г. 25 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По жалобе о нарушении Статьи 8 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его жилища


Ментеше и другие против Турции
[MenteХe and others - Turkey] (N 36217/97)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу требования Статьи 8 Конвенции нарушены не были.


По жалобам о нарушениях Статьи 10 Конвенции


Вопрос об осуждении лица за ведение пропаганды сепаратизма


В перечисленных ниже делах в данном вопросе были нарушены требования Статьи 10 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Ибрагим Аксой против Турции" [Ibrahim Aksoy], вынесенным 10 октября 2000 г.):


Халис против Турции
[Halis - Turkey] (N 30007/96)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Даэктин против Турции
[Dagtekin - Turkey] (N 36215/97)


Постановление от 13 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


По жалобам о нарушениях Статьи 13 Конвенции


Вопрос о доступности эффективного средства правовой защиты.


Вопрос о смерти родственников


Джейхан Демир и другие против Турции
[Ceyhan Demir and others - Turkey] (N 34491/97)


Постановление от 13 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции.


Ментеше и другие против Турции
[Mentese and others - Turkey] (N 36217/97)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции.


Вопрос о жестоком обращении с человеком


Сунал против Турции
[Sunal - Turkey] (N 43918/98)


Постановление от 25 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции.


Вопрос о продолжительности производства по делу


Тодоров против Болгарии
[Todorov - Bulgaria] (N 39832/98)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции.


Сиджимов против Болгарии
[Sidjimov - Bulgaria] (N 55057/00)


Постановление от 27 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Османов и Юсейнов против Болгарии" [Osmanov and Yuseinov], вынесенным 23 сентября 2004 г.).


Вопрос об уничтожении собственности человека


Ментеше и другие против Турции
[Mentese and others - Turkey] (N 36217/97)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу требования Статьи 13 Конвенции нарушены не были.


По жалобе о нарушении Статьи 14 Конвенции


Ментеше и другие против Турции
[Mentese and others - Turkey] (N 36217/97)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу требования Статьи 14 Конвенции нарушены не были.


По жалобе о нарушении Статьи 18 Конвенции


Ментеше и другие против Турции
[Mentese and others - Turkey] (N 36217/97)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу требования Статьи 14 Конвенции нарушены не были.


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о презумпции прироста дохода от отчуждения имущества


Компания "Органохимика липасмата македониас а.е." против Греции
[Organochimika Lipasmata Makedonias A.E. - Greece] (N 73836/01)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу в данном вопросе допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Компания "Эфстатио и Микаилидис" к компания "Мотель Америка" против Греции" [Efstathiou and MichaVlidis & Cie Motel Amerika v. Greece], вынесенным 10 июля 2003 г.).


Вопрос о затянувшемся исполнении судебных решений органами государственной власти


Дубенко против Украины
[Dubenko - Ukraine] (N 74221/01)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу в данном вопросе допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Войтенко против Украины" [Voytenko v. Ukraine], вынесенным 29 июня 2004 г.).


Гиззатова против России
[Gizzatova - Russia] (N 5124/03)


Постановление от 13 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу в данном вопросе допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Бурдов против России" [Burdov v. Russia], вынесенным 7 мая 2002 г.).


Попов против Молдавии
[Popov - Moldova] (N 74153/01)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу в данном вопросе допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Вопрос об отмене вступившего в законную силу и обязательного к исполнению судебного решения


Полтораченко против Украины
[Poltorachenko - Ukraine] (N 77317/01)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу в данном вопросе допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Вопрос о соблюдении права человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


Ментеше и другие против Турции
[Mentese and others - Turkey] (N 36217/97)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу в данном вопросе требования Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции нарушены не были.


Исключение жалобы из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом


Разагхи против Швеции
[Razaghi - Sweden] (N 64599/01)


Постановление от 25 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


Дело о высылке из страны гражданина иностранного государства.


Заключение мирового соглашения


Зана и другие против Турции
[Zana and others - Turkey] (N 51002/99, 51489/99)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


Дело касается положений пункта 1 Статьи 6, Статьи 10, пунктов 1 и 5 Статьи 5 Конвенции.


Нетолицка и Нетолоцка против Чешской Республики
[Netolicka and Netolocka - Czech Republic] (N 55727/00)


Постановление от 11 января 2005 г. [вынесено II Секцией].

Дело касается положений Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Шолер против Чешской Республики
[Тoller - Czech Republic] (N 48577/99)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено II Секцией]


Дело касается положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Таунсенд против Соединенного Королевства
[Townsend - United Kingdom] (N 42039/98)


Постановление от 18 января 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Дело касается положений пунктов 1 и подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 и пунктов 1 и 5 Статьи 5 Конвенции.


Флорика против Румынии
[Florica - Romania] (N 49781/99)


25 января 2005 г. [вынесено II Секцией].


Дело касается положений подпункта "с" пункта 1, пунктов 3 и 5 Статьи 5 и пункта 2 Статьи 6 Конвенции.


Выплата справедливой компенсации


Бузату против Румынии
[Buzatu - Romania] (N 34642/97)


27 января 2005 г. [вынесено III Секцией]


Дело касается положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Постановления, вступившие в силу


В порядке применения подпункта "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


Следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции в связи с истечением трехмесячного срока для подачи прошения о рассмотрении дела Большой Палатой (см. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights]* (* С оригиналами "Информационных бюллетеней по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" на английском языке можно ознакомиться на веб-сайте http://www.echr.coe.int (прим. перев.).) N 67* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 67 соответствует Бюллетеню Европейского Суда по правам человека N 1 за январь 2005 года.) и 68* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека N 68 соответствует Бюллетеню Европейского Суда по правам человека N 2 за февраль 2005 года. )):


Корбель против Польши
[Korbel - Poland] (N 57672/00)


Романов против Польши
[Romanow - Poland] (N 45299/99)


Кушмирек против Польши
[Kusmierek - Poland] (N 10675/02)


Постановления от 21 сентября 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Пенeнжек против Польши
[Pieniazek - Poland] (N 62179/00)


Крол против Польши
[Krol - Poland] (N 65017/01)


Ястжебская против Польши
[Jastrzebska - Poland] (N 72048/01)


Ижиковская против Польши
[Izykowska - Poland] (N 7530/02)


Дурасик против Польши
[Durasik - Poland] (N 6735/03)


[Постановления от 28 сентября 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Барбу Ангелеску против Румынии
[Barbu Anghelescu - Romania] (N 46430/99)


Блондэ против Франции
[Blondet - France] (N 49451/99)


Президентская партия Мордовии против России
[Presidential Party of Mordovia - Russia] (N 65659/01)


Дала против Венгрии
[Dala - Hungary] (N 71096/01)


Модер против Венгрии
[M\der - Hungary] (N 4395/02)


Молнар против Венгрии
[Moln<r - Hungary] (N 22592/02)


Кутфалви против Венгрии
[Kdtfalvi - Hungary] (N 4853/02)


Кэй против Франции
[Caille - France] (N 3455/02)


Онникян против Франции
[Onnikian - France] (N 15816/02)


Митр против Франции
[Mitre - France] (N 44010/02)


Рэс против Франции
[Reisse - France] (N 24051/02)


Постановления от 5 октября 2004 г. [вынесены II Секцией]


Фаленцкая против Польши
[Falecka - Poland] (N 52524/99)


Малиновская-Беджицкая против Польши
[Malinowska-Biedrzycka - Poland] (N 63390/00)


Кущмерковский против Польши
[Kusmierkowski - Poland] (N 63442/00)


Сикора против Польши
[Sikora - Poland] (N 64764/01)


Пшигодский против Польши
[Przygodzki - Poland] (N 65719/01)


Лизут-Скварек против Польши
[Lizut-Skwarek - Poland] (N 71625/01)


Дудек против Польши
[Dudek - Poland] (N 2560/02)


Постановления от 5 октября 2004 г. [вынесены IV Секцией]


Полещук против России
[Poleshchuk - Russia] (N 60776/00)


Постановление от 7 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Мехмет Бюлент Йилмаз и Шахин Йилмаз против Турции
[Mehmet Bhlent Yilmaz and Sahin Yilmaz - Turkey] (N 42552/98)


Народно-демократическая партия "Ватан" против России
[Vatan - Russia] (N 47978/99)


Постановления от 7 октября 2004 г. [вынесены III Секцией]


Бурсук против Румынии
[Bursuc - Romania] (N 42066/98)


Шесней против Франции
[Chesnay - France] (N 56588/00)


Лафейсе против Франции
[Lafaysse - France] (N 63059/00)


Постановления от 12 октября 2004 г. [вынесены II Секцией]


Оспина Варгас против Италии
[Ospina Vargas - Italy] (N 40750/98)


Акционерное общество "Нордика лизинг"
[Nordica Leasing s.p.a. - Italy] (N 51739/99)


Эттотре Караччиоло против Италии
[Ettotre Caracciolo - Italy] (N 52081/99)


Ассимомитис против Греции
[Assymomitis - Greece] (N 67629/01)


Педерсен и Педерсен против Дании
[Pedersen and Pedersen - Denmark] (N 68693/01)


Родопулос против Греции
[Rodopoulos - Greece] (N 11800/02)


Велью против Греции
[Velliou - Greece] (N 20177/02)


Постановления от 14 октября 2004 г. [вынесены I Секцией]


Йаникоилю против Турции
[Yanikoglu - Turkey] (N 46284/99)


Дурмаз и другие против Турции
[Durmaz and others - Turkey] (N 46506/99, 46569/99, 46570/99, 6939/99)


Постановления от 14 октября 2004 г. [вынесены III Секцией]


Макфи против Франции
[Makhfi - France] (N 59335/00)


Яахнова против Чешской Республики
[Jahnova - Czech Republic] (N 66448/01)


Постановления от 19 октября 2004 г. [вынесены II Секцией]


Варичак против Хорватии
[Varicak - Croatia] (N 78008/01)


Маринкович против Хорватии
[Marinkovic - Croatia] (N 9138/02)


Водичка и Вилфлинг против Австрии
[Woditschka and Wilfling - Austria] (N 69756/01, 6306/02)


Ульрих против Австрии
[Ullrich - Austria] (N 66956/01)


Беттина Малек против Австрии
[Bettina Malek - Austria] (N 16174/02)


Гиаламас против Греции
[Gialamas - Greece] (N 70314/01)


Постановления от 21 октября 2004 г. [вынесены I Секцией]


Доанер против Турции
[Doganer - Turkey] (N 49283/99)


Постановление от 21 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Общество с ограниченной ответственностью "Факельман ЧР, Спол." против Чешской Республики
[Fackelman CR, Spol. S.R.O. - Czech Republic] (N 65192/01)


Иржу против Чешской Республики
[Jiru - Czech Republic] (N 65195/01)


Пишторова против Чешской Республики
[Pistorova - Czech Republic] (N 73578/01)


Постановления от 26 октября 2004 г. [вынесены II Секцией]


Терацци против Италии
[Terazzi - Italy] (N 27265/95)


Постановление от 26 октября 2004 г. (о назначении справедливой компенсации) [вынесено IV Секцией]


Акционерное общество "Курт Келлерман" против Швеции
[AB Kurt Kellermann - Sweden] (N 41579/98)


Постановление от 26 октября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Божинов против Болгарии
[Bojinov - Bulgaria] (N 47799/99)


Постановление от 28 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Нешев против Болгарии
[Neshev - Bulgaria] (N 40897/98)


Постановление от 28 октября 2004 г. [вынесено III Секцией]


Статистические сведения*


Вынесенные постановления**


  За январь 2005
года
С начала 2005 года
Большая Палата 0 0
I Секция 16 16
II Cекция 14 (15) 14 (15)
III Секция 1 1
IV Секция 8 (9) 8 (9)
Секции в предыдущих составах 4  
Всего 43 (45) 43 (45)

Постановления, вынесенные в январе 2005 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая Палата 0 0 0 0 0
I Секция 16 0 0 0 16
II Секция 9 4 (5) 1 0 14 (15)
III Секция 0 0 0 1 1
IV Секция 7 (8) 1 0 0 8 (9)
II Секция в прежнем составе 4 0 0 0 4
Всего 36 (37) 5 (6) 1 1 43 (45)

Вынесенные решения


  За январь 2005 года С начала 2005 года
Жалобы, признанные приемлемыми
Большая Палата 0 0
I Секция 17 17
II Секция 14 14
III Секция 8 8
IV Секция 3 3
Всего 42 42
II. Жалобы, признанные неприемлемыми
Большая Палата 0 0
I Секция Палата 11 11
Комитет 757 757
II Секция Палата 13 13
Комитет 473 473
III Секция Палата 13 13
Комитет 204 204
IV Секция Палата 7 7
Комитет 664 664
Всего 2142 2142
III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел
I Секция Палата 1 1
Комитет 6 6
II Секция Палата 6 6
Комитет 6 6
III Секция Палата 1 1
Комитет 2 2
IV Секция Палата 6 6
Комитет 7 7
Всего 35 35
Всего Решений об исключении жалобы изсписка подлежащих
рассмотрению дел (не включая частичных Решений)
   
2219 2219

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба


Каким органом принято решение За январь 2005 года С начала 2005 года
I Секция 41 41
II Секция 62 62
III Cекция 39 39
IV Cекция 17 17
Общее количество коммуницированных жалоб 159 159

_____________________________

* Статистические сведения предварительны. То или иное постановление или решение Европейского Суда может быть вынесено в отношении нескольких жалоб (в скобках приводится количество жалоб, в отношении которых вынесено постановление или решение). Употребляемый в Бюллетене значок * означает, что Постановление не является окончательным.

** Статистические сведения, касающиеся Постановлений, вынесенных Секциями Европейского Суда, приводятся без учета реорганизации Секций, которая была проведена 1 ноября 2004 г. Обозначение "Секции в прежнем составе" в данных таблицах относится к Секциям в их составе до 1 ноября 2004 г.


Статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов N 1, 4, 6 и 7 к Конвенции


Статьи Конвенции


Статья 2 Право на жизнь

Статья 3 Запрещение пыток

Статья 4 Запрещение рабства и принудительного труда

Статья 5 Право на свободу и личную неприкосновенность

Статья 6 Право на справедливое судебное разбирательство

Статья 7 Наказание исключительно на основании закона

Статья 8 Право на уважение частной и семейной жизни

Статья 9 Свобода мысли, совести и религии

Статья 10 Свобода выражения мнения

Статья 11 Свобода собраний и объединений

Статья 12 Право на вступление в брак

Статья 13 Право на эффективное средство правовой защиты

Статья 14 Запрещение дискриминации

Статья 34 Жалобы от физических лиц, неправительственных организаций и групп частных лиц


Протокол N 1 к Конвенции


Статья 1 Защита собственности

Статья 2 Право на образование

Статья 3 Право на свободные выборы


Протокол N 4 к Конвенции


Статья 1 Запрещение лишения свободы за долги

Статья 2 Свобода передвижения

Статья 3 Запрещение высылки граждан

Статья 4 Запрещение коллективной высылки иностранцев


Протокол N 6 к Конвенции


Статья 1 Отмена смертной казни


Протокол N 7 к Конвенции


Статья 1 Процедурные гарантии в случае высылки иностранцев

Статья 2 Право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции

Статья 3 Компенсация в случае судебной ошибки

Статья 4 Право не быть судимым или наказанным дважды

Статья 5 Равноправие супругов


Постановления и решения по жалобам против Российской Федерации


Бартик против Российской Федерации


По делу обжалуется отказ российских властей выдать заявителю паспорт для поездки за границу.


Маркин против Российской Федерации


По делу обжалуется конфискация ввезенного из-за границы в Россию подержаного автомобиля, оформленного по поддельным документам.


Левшины против Российской Федерации


По делу обжалуется чрезмерная длительность судебного разбирательства по гражданскому делу заявителей.


Вассерман против Российской Федерации


По делу обжалуется длительное неисполнение судебного решения, вынесенного в пользу заявителя, в рамках которого денежные суммы должны быть переведены на банковский счет заявителя в иностранном государстве (Израиль).


Нурмагомедов против Российской Федерации


По делу обжалуется процедура приведения в соответствие приговора заявителя с Уголовным кодексом Российской Федерации.


Поляков против Российской Федерации


По делу обжалуется длительное неисполнение судебного решения, вынесенного в пользу заявителя.



Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 6/2005


Проект Московского клуба юристов и редакционно-издательского объединения "Новая юстиция"


Перевод: Власихин В.А.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information note N 71 on the case-law of the January, 2005"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с РИО "Новая юстиция"


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение