Решение Европейского Суда по правам человека от 16 сентября 2004 г. по вопросу приемлемости жалобы N 59502/00 "Михаил Николаевич Маркин (Mikhail Nikolayevich Markin) против Российской Федерации" (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Решение по вопросу приемлемости
жалобы N 59502/00
"Михаил Николаевич Маркин (Mikhail Nikolayevich Markin) против Российской Федерации"

ГАРАНТ:

См. Постановление Европейского Суда по правам человека от 30 марта 2006 г. Дело "Маркин (Markin) против Российской Федерации" (жалоба N 59502/00) (Первая секция)


Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая 16 сентября 2004 г. Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

П. Лоренсена,

Дж. Бонелло,

Ф. Тюлькенс,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

В. Загребельского, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание вышеуказанную жалобу, поданную 1 июля 2000 г.,

принимая во внимание доводы, представленные властями Российской Федерации, и возражения на них, представленные заявителем,

заседая за закрытыми дверями,

вынес следующее Решение:


Факты


Заявитель, Михаил Николаевич Маркин, гражданин Российской Федерации, 1936 года рождения, проживает в с. Кумертау, Республика Башкортостан, республика, расположенная в Восточно-Европейской части Российской Федерации. Заявитель представлен в Суде И. Кареевым, адвокатом, практикующим в г. Уфе. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Павлом Лаптевым.


А. Обстоятельства дела


Обстоятельства дела, представленные сторонами, могут быть изложены следующим образом.

В сентябре 1994 г. заявитель приобрел ввезенную из-за границы подержанную машину у третьего лица. После этого Башкирское таможенное управление ("Управление") установило, что машина прошла таможенное оформление на основании поддельных документов. 13 мая 1997 г. оно оштрафовало заявителя и конфисковало машину в соответствии со статьей 280 Таможенного кодекса Российской Федерации.


1. Первое решение Советского районного суда г. Уфы


15 мая 1997 г. заявитель обжаловал решение управления в Советский районный суд г. Уфы. 24 июня 1997 г. Советский районный суд г. Уфы подтвердил законность решения управления. Решение Советского районного суда г. Уфы от 24 июня 1997 г. не было обжаловано в кассационном порядке и вступило в силу.

Неустановленного числа заявитель обратился в Верховный Суд Республики Башкортостан с жалобой пересмотреть дело в порядке надзора.

23 декабря 1998 г. заместитель Председателя Верховного Суда Республики Башкортостан принес протест о пересмотре решения Советского районного суда г. Уфы от 24 июня 1997 г. в порядке надзора на том основании, что вина заявителя не была установлена.

5 декабря 1999 г. Президиум Верховного Суда Республики Башкортостан под председательством судьи Давыдова удовлетворил протест. Президиум Верховного Суда Республики Башкортостан отменил решение Советского районного суда г. Уфы от 24 июня 1997 г. и направил дело на новое рассмотрение.


2. Второе решение Советского районного суда г. Уфы


19 марта 1999 г. Советский районный суд г. Уфы рассмотрел дело. Он установил, что заявитель не знал о том, что таможенное оформление была ненадлежащим, и удовлетворил его жалобу на действия Управления. Решение Советского районного суда г. Уфы от 19 марта 1999 г. не было обжаловано в кассационном порядке и вступило в силу.

Неустановленного числа управление подало жалобу о пересмотре дела в порядке надзора.

Неустановленного числа исполняющий обязанности председателя Верховного Суда Республики Башкортостан судья Давыдов принес протест о пересмотре в порядке надзора решения Советского районного суда г. Уфы от 19 марта 1999 г. В доводах протеста он по существу указал, что если бы заявитель действовал добросовестно, то он должен был знать, что таможенное оформление могут осуществлять только компетентные органы, а не продавец машины.

23 июля 1999 г. Президиум Верховного Суда Республики Башкортостан удовлетворил протест. Судья Давыдов был членом Президиума Верховного Суда Республики Башкортостан. Президиум Верховного Суда Республики Башкортостан отменил решение Советского районного суда г. Уфы от 19 марта 1999 г. и направил дело на новое рассмотрение.


3. Третье решение Советского районного суда г. Уфы


28 апреля 2000 г. судья Голубева Советского районного суда г. Уфы отказала в удовлетворении жалобы заявителя. Она установила, что заявитель действовал неосторожно, поскольку он мог и должен был знать, что ввозимые в страну машины должны пройти таможенное оформление и что сделать это могут только таможенные органы.

Заявитель обжаловал решение только на том основании, что судья Голубева якобы была ненадлежащим образом назначена на должность.

5 июня 2000 г. судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан отказала заявителю в удовлетворении кассационной жалобы. Она установила, в частности, что судья была назначена на свою должность на десятилетний срок на основании Постановления Верховного Совета (законодательный орган) Башкирской АССР в соответствии с законом республики о судоустройстве.

Согласно утверждению властей государства-ответчика судья была назначена на должность 29 октября 1992 г. на десятилетний срок.


4. Последующие разбирательства


Неустановленного числа заместитель председателя Верховного Суда Республики Башкортостан принес протест в порядке надзора о пересмотре решений от 23 июля 1999 г., 28 апреля и 5 июня 2000 г.

3 июня 2002 г. Президиум Верховного Суда Республики Башкортостан удовлетворил протест. Он установил, что постановление от 23 июля 1999 г., которым Президиум Верховного Суда Республики Башкортостана отменил решение Советского районного суда г. Уфы от 19 марта 1999 г., вынесенное в пользу заявителя, принято судом за рамками его компетенции. Поэтому Президиум Верховного Суда Республики Башкортостан пришел к выводу, что все последующие судебные акты должны быть отменены. Таким образом, Президиум Верховного Суда Республики Башкортостан оставил без изменения решение Советского районного суда г. Уфы от 19 марта 1999 г., которым жалоба заявителя на действия таможенного Управления была удовлетворена.


В. Применимое национальное право


1. Назначение судей


Основа процедуры назначения на судебные должности заложена в Конституции Российской Федерации 1993 года:


Статья 128


"1. Судьи Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации назначаются Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации.

2. Судьи других федеральных судов назначаются Президентом Российской Федерации в порядке, установленном федеральным законом".

Указанные принципы развиты в Законе Российской Федерации от 26 июня 1992 года "О статусе судей в Российской Федерации", в редакции Закона от 21 июня 1995 года, статья 6 которого в соответствующей части устанавливает следующее:

3. Судьи других федеральных судов общей юрисдикции и арбитражных судов назначаются Президентом Российской Федерации по представлению соответственно Председателя Верховного Суда Российской Федерации и Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации с учетом мнения законодательного (представительного) органа соответствующего субъекта Российской Федерации.".


Первоначальная редакция этой статьи, которая была в силе до 21 июня 1995 г., предусматривала:


"5. Судьи судов республик в составе Российской Федерации наделяются полномочиями в порядке, предусмотренном законодательными актами этих республик.".


Хотя основным принципом Конституции Российской Федерации 1993 года является принцип, что Президент назначает судей, Конституция Российской Федерации содержит переходные положения, согласно пункту 5 которых судьи, уже назначенные и работающие на момент принятия Конституции Российской Федерации, сохраняют свои полномочия до истечения срока их полномочий.


2. Нарушение правил импорта товаров


Статья 280 Таможенного кодекса Российской Федерации 1993 года устанавливает ответственность за несоблюдение правил ввоза товаров на территорию Российской Федерации:


"Транспортировка, хранение, приобретение товаров и транспортных средств, ввезенных на таможенную территорию Российской Федерации помимо таможенного контроля, либо с сокрытием от такого контроля, либо с обманным использованием документов или средств идентификации, либо не декларированных или недостоверно декларированных

...

влечет наложение штрафа в размере от пятидесяти до двухсот процентов стоимости товаров и транспортных средств, являющихся непосредственными объектами правонарушения, с их конфискацией или без таковой, либо с взысканием стоимости таких товаров и транспортных средств или без такового, либо с отзывом лицензии или без ее отзыва.".


Суть жалобы


1. Заявитель, ссылаясь на Статью 6 Конвенции жалуется на то, что разбирательство в национальных судах было необоснованно затянуто.

2. Далее он жалуется на то, что дело по его жалобе не было рассмотрено "независимым судом, созданным на основании закона".

Он утверждает в этом отношении, что судья Голубева и судьи Верховного Суда Республики Башкортостан, вынесшие определение 5 июня 2000 г., не были назначены на должности указом Президента Российской Федерации, как того требует Конституция Российской Федерации.

Кроме того, заявитель доказывает, что судья Давыдов действовал как "судья по своему же делу", когда он заседал в качестве члена Президиума Верховного Суда Республики Башкортостан 23 июля 1999 г. при рассмотрении протеста, который сам судья Давыдов и подал в порядке надзора.

3. Наконец со ссылкой на Статью 1 Протокола N 1 к Конвенции заявитель жалуется на нарушение его права беспрепятственного пользования его имуществом, поскольку ему не возвращена его машина или не выплачена причитающаяся компенсация.


Право


1. Заявитель со ссылкой на Статью 6 Конвенции жалуется, что рассмотрение его дела национальными судами было необоснованно затянуто. Статья 6 Конвенции в соответствующей части определяет следующее:


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом в разумный срок.".


Власти государства-ответчика признают, что все рассмотрение дела судами продолжалось почти пять лет (с 24 июня 1996 г. по 3 июня 2002 г.). Они согласны, что этот срок был достаточно долгим, но такая продолжительность была вызвана рассмотрением дела в порядке надзора, в результате чего жалоба заявителя в конечном счете была удовлетворена.

Заявитель не прокомментировал это утверждение.

Европейский Суд напоминает, что обоснованность продолжительности судебного разбирательства, чтобы быть в рамках пункта 1 Статьи 6 Конвенции, должна оцениваться в каждом деле в соответствии с конкретными обстоятельствами. Европейский Суд должен учитывать, inter alia, совокупность вопросов факта и права, возникших в деле, поведение заявителей и компетентных органов и что было на кону для первого (см. Постановление Европейского Суда по делу "Фрайдлендер против Франции" (Frydlender v. France), N 30979/96, §43, ECHR 2000-VII). Кроме того, только отсрочки по вине государства могут служить основанием для признания несоблюдения требования "разумного срока" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Педерсен и Баадсгаард против Дании" (Pedersen and Baadsgaard v. Denmark) от 19 июня 2003 г., N 49017/99, §44).

Прежде всего, Европейскому Суду необходимо определить срок, который следует рассматривать. По утверждению властей государства-ответчика, этот период близок к пяти годам. Для достижения такого срока, кажется, власти государства-ответчика приняли без исключения весь промежуток времени между началом судебного разбирательства и его окончанием. Однако Европейский Суд не согласен, что этот срок отражает действительную продолжительность разбирательства о гражданских правах заявителя судами страны.

Европейский Суд полагает, что более надлежащим будет принять во внимание только периоды, когда дело реально находилось в судах, то есть периоды, когда не было вступившего в силу решения по существу жалобы заявителя, а государственные органы были обязаны вынести такое решение. Периоды, в течение которых внутренние суды решали, возбуждать производство по делу или нет, также должны быть исключены, поскольку Статья 6 Конвенции не применяется к таким процедурам (см., например, решение Европейского Суда по жалобе "Рудан против Хорватии" (Rudan v. Croatia) от 13 сентября 2001 г., N 45943/99; "Петерсен против Дании" (Petersen v. Denmark), N 28288/95, решение комиссии от 16 апреля 1998 г.).

По имеющейся в распоряжении Европейского Суда информации заявитель впервые обратился в суд 15 мая 1997 г., и разбирательство дела завершилось окончательным решением 24 июня 1997 г. Судебное разбирательство возобновилось 5 февраля 1999 г. после вынесения определения суда в порядке надзора о пересмотре дела. Новое окончательное решение было вынесено 19 марта 1999 г. 23 июля 1999 г. это решения также было отменено. После нового рассмотрения дела оно завершилось решением от 5 июля 2000 г.

Следовательно, судебное разбирательство длилось один год, один месяц и шесть дней. Из этого периода только 11 месяцев и 28 дней подпадают под компетенцию Европейского Суда по времени, поскольку Конвенция вступила в силу в отношении Российской Федерации 5 мая 1998 г.

В течение этого срока дело было рассмотрено по существу три раза, и не кажется, что были существенные периоды бездействия внутренних судов. Европейский Суд находит, что требование "разумного срока" было соблюдено.

Следовательно, эта жалоба очевидно необоснованна и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 Статьи 35 Конвенции.

2. Заявитель обжалует далее, что это дело не было рассмотрено "независимым судом, созданным на основании закона". Статья 6 Конвенции в соответствующей части предусматривает:


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.".


В отношении жалобы, что судья, вынесшая решение 28 апреля 2000 г., не обладала соответствующими полномочиями, власти государства-ответчика утверждают, что судья Голубева была назначена на должность Постановлением Верховного Совета Башкортостана от 29 октября 1992 г. на десятилетний срок. И хотя Конституция 1993 года относит назначение судей к полномочиям Президента Российской Федерации, судья Голубева законно сохраняла свои полномочия, поскольку переходные положения позволяют судьям занимать свои должности до истечения срока полномочий. Власти государства-ответчика делают вывод, что в любом случае этот вопрос потерял свою важность, поскольку решение, вынесенное судьей Голубевой, было отменено.

Заявитель не дал дополнительных комментариев относительно полномочий судьи Голубевой.

Европейский Суд напоминает, что фраза "созданный на основании закона" относится не только к законному основанию для существования "суда", но также и к составу суда в конкретном деле (см. решение Европейского Суда по жалобе "Бускарини против Сан Марино" (Buskarini v. San Marino) от 4 мая 2000 г., N 31657/96; или, как более касающееся властей, Постановление Европейского Суда по делу "Посохов против Российской Федерации" (Posokhov v. Russia), N 63486/00, §37, ECHR 2003-IV).

Даже заявитель, чья жалоба против таможенного Управления была, в конечном счете, удовлетворена, а оспариваемое решение суда отменено, может обращаться с жалобой как жертва якобы имеющего место нарушения Конвенцией, Европейский Суд отмечает, что судья Голубева была назначена на должность 29 октября 1992 года на десятилетний срок в соответствии с действовавшим тогда законодательством. Пункт 5 переходных положений Конституции Российской Федерации 1993 г. сохраняет полномочия уже назначенных судей.

Поэтому Европейский Суд не имеет оснований считать, что суд, вынесший решение 28 апреля 2000 г., не был "создан на основании закона" по смыслу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Также Европейский Суд не нашел оснований, подтверждающих тот факт, что Верховный Суд Республики Башкортостан не был "создан на основании закона".

Соответственно, в данном случае отсутствует нарушение Статьи 6 Конвенции и в этой части жалоба явно необоснованна по смыслу пункта 3 Статьи 35 Конвенции.

В отношении жалобы о том, что заявитель был лишен права на справедливое судебное рассмотрение, поскольку судья Давыдов заседал как член суда, который рассматривал протест этим судьей и поданный в порядке надзора, власти государства-ответчика утверждают, что этот вопрос более не имеет значения, поскольку определение от 23 июля 1999 г. - то, которое было вынесено при участии судьи Давыдова - было отменено.

Заявитель утверждает, что пересмотром его дела государство фактически не пыталось восстановить его права. Он жалуется, что судьи национальных судов проявляли непоследовательность; что он до сих пор не получил обратно собственность, конфискованную таможенным управлением; и что у него нет гарантий, что судебная неразбериха, вызванная сиюминутными суждениями, не продолжится.

Европейский Суд отмечает, что определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 3 июня 2002 г. оставило без изменения решение Советского районного суда от 19 марта 1999 г. Европейский Суд далее отмечает, что жалоба заявителя в связи с действиями судьи Давыдова относится к рассмотрению протеста в порядке надзора 23 июля 1999 г., вынесенное тогда определение было отменено. Европейский Суд полагает, что это лишает заявителя его статуса "жертвы" по якобы имевшему место нарушению Конвенции.

Следовательно, эта часть жалобы явно необоснованна по смыслу пункта 3 Статьи 35 Конвенции и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 Статьи 35 Конвенции.

3. Наконец, заявитель обжалует по Статье 1 Протокола N 1 к Конвенции, что он был лишен его машины. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции гласит следующее:


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.".


Власти государства-ответчика подчеркивают, что целью судебного разбирательства в данном вопросе было определение законности наказания, возложенного на заявителя. В соответствии с правилами гражданского процессуального законодательства, действовавшего в то время, результатом такого судебного разбирательство может быть только удовлетворение или отказ в удовлетворении судом жалобы. Если суд удовлетворит жалобу, заинтересованная сторона может инициировать отдельное судебное производство для возвращения незаконно возложенного штрафа или конфискованных предметов. Власти государства-ответчика заключают, что поскольку заявитель не подал соответствующее заявление в суд, он не исчерпал все внутренние средства защиты, как того требует пункт 1 Статьи 35 Конвенции.

Заявитель настаивает, что он исчерпал все доступные внутренние средства защиты.

Европейский Суд придерживается той точки зрения, что аргументы тесно связаны с существом жалобы заявителя. Следовательно, они должны быть присоединены к существу жалобы.

Суд полагает, в свете объяснений сторон, что жалоба поднимает серьезные вопросы факта и права по Конвенции, определение которых требует исследования существа дела. Поэтому Европейский Суд приходит к выводу, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 Статьи 35 Конвенции. Никаких других оснований для признания ее неприемлемой не установлено.


На основании изложенного Суд единогласно


Решает присоединить к существу дела возражения властей государства-ответчика, касающиеся не исчерпанности внутригосударственных средств правовой защиты в связи с конфискацией машины;

Объявляет приемлемой, не предрешая дела по существу, жалобу заявителя в части, касающейся конфискации его машины;

Объявляет неприемлемой остальную часть жалобы.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты


Европейский Суд объявил приемлемой жалобу "Маркин против Российской Федерации" в части, касающейся конфискации транспортного средства, которое было изъято таможенным органом РФ у заявителя в связи с тем, что оно прошло таможенное оформление на основании поддельных документов.

Поясняется, что согласно ст. 1 Протокола N 1 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Эти положения Конвенции не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.

Кроме того, Суд присоединил к существу дела возражения властей РФ, касающиеся неисчерпанности внутригосударственных средств правовой защиты в связи с конфискацией транспортного средства, поскольку, по мнению РФ, заявитель, обладающий правом инициировать отдельное судебное производство для возвращения незаконно возложенного штрафа или конфискованных предметов, не воспользовался им в рамках национального судопроизводства.


Решение Европейского Суда по правам человека от 16 сентября 2004 г. по вопросу приемлемости жалобы N 59502/00 "Михаил Николаевич Маркин (Mikhail Nikolayevich Markin) против Российской Федерации" (Первая секция)


Текст решения опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 6/2005


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение