• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 8/2005

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 8/2005


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


Права СМИ в понимании Совета Европы и российского Министерства обороны: за что лишили аккредитации американский телеканал "Эй-би-си"?

Терроризм не только наводит ужас на беззащитные курортные городки, но уже прорвал оборону и особо охраняемых столиц мира. О терроризме говорят не только на секретных совещаниях спецслужб, но и на публичных дискуссиях ведущих политиков и общественных деятелей мира. В борьбу с терроризмом включают все новые и новые приемы.

По сообщению РИА "Новости", Минобороны России лишает аккредитации американский телеканал "Эй-би-си", показавший в своем эфире интервью Шамиля Басаева. "Сегодня я дал поручение начальнику пресс-службы Минобороны, - заявил министр обороны Сергей Иванов журналистам во Владивостоке, чтобы ни один военнослужащий Минобороны больше контактов с американской телекомпанией "Эй-би-си" не поддерживал".

Более сдержанным, но тоже резким был комментарий Департамента информации и печати МИД России: "Да, действительно, телекомпания "Эй-би-си" является нежелательной для контактов со всеми российскими государственными организациями и ведомствами. Более того, российской стороной, с учетом всех обстоятельств выхода в эфир упомянутого интервью с международным террористом Ш.Басаевым, очевидного факта содействия пропаганде терроризма, прозвучавших прямых призывов к насильственным действиям в отношении граждан России, принято решение, что по мере истечения срока действия аккредитации сотрудников этой телекомпании она возобновляться не будет" (www.mid.ru).

Еще одну точку зрения высказал Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Южном федеральной округе Дмитрий Козак, который, как передает ИТАР-ТАСС, считает, что террористам "ни под каким предлогом нельзя давать трибуну для выступлений и пропаганды", и "поддерживает идею о том, что Россия имеет право допросить журналистов, взявших интервью у Басаева".

Так думают в России. А что по этому поводу думают в Европе?

За несколько месяцев до показа интервью с Басаевым американской телекомпанией "Эй-би-си" Комитет Министров Совета Европы принял декларацию "О свободе выражения мнений и информации в СМИ в контексте борьбы с терроризмом". В декларации подчеркнуто, что потребности борьбы с терроризмом не оправдывают никакие ограничения на свободу выражения мнений или свободу информации, помимо таких ограничений, которые уже изложены в европейской Конвенции по правам человека.

Комитет Министров подчеркнул, что свобода выражения мнений является одной из главных опор демократических обществ, которые террористы намереваются уничтожить, и также может быть одним из наиболее эффективных способов содействовать укреплению терпимости и понимания, тем самым устраняя важные причины терроризма.

Напоминая работникам средств массовой информации об их профессиональных обязанностях, что касается освещения вопросов борьбы с терроризмом, Комитет Министров призывает власти 46 государств - членов Совета Европы гарантировать журналистам доступ к информации, соблюдать их право на сохранение в тайне своих источников информации и оказать твердую поддержку независимости редакционной политики средств массовой информации.

Комитет Министров будет осуществлять мониторинг тех антитеррористических мер, предпринимаемых государствами - членами Совета Европы, которые могли бы негативно отразиться на свободе печати. (Полный текст Декларации размещен на веб-сайте Совета Европы (в разделе документации Комитета Министров) www.coe.int - ред.)

Кстати, Министерство иностранных дел Российской Федерации в то время подчеркнуло, что Декларация "О свободе выражения мнений и информации в СМИ в контексте борьбы с терроризмом" принята по инициативе России. В ней содержится набор рекомендаций, применимых к порядку освещения в средствах массовой информации террористических актов и связанных с ними событий, в том числе проведением контртеррористических операций.

"Именно свобода слова и право открыто выражать свое мнение являются основами демократии, разрушить которые пытаются террористы", - говорится в распространенном в Страсбурге заявлении Комитета Министров Совета Европы. В то же время в документе содержится призыв к журналистам проявлять особую ответственность перед лицом угрозы терроризма. Совет Европы также обращает внимание на то, что все государства должны гарантировать журналистам свободный допуск к информации и в то же время уважать их право не раскрывать свои источники.

Как сообщил тогда Департамент печати и информации МИД России, одобрение Декларации консенсусом 46 государств - членов Совета Европы свидетельствует о широком признании важности данной проблемы и заинтересованности европейского сообщества в создании адекватной новым вызовам и угрозам нормативной базы противодействия терроризму и экстремизму средствами информации и регулирования взаимодействия власти и СМИ в период кризисных ситуаций.

В результате длительных дискуссий с участием представителей региональных ассоциаций журналистов Комитету Министров удалось обеспечить баланс между принципами свободы слова и ответственности СМИ при освещении кризисных ситуаций, считает МИД России, позиция которого цитируется по порталу http://www.regions.ru.


По жалобе о нарушении Статьи 1 Конвенции


Вопрос об ответственности государств в сфере соблюдения прав человека


По делу ставится вопрос о выполнении государством своих позитивных обязательств по соблюдению прав человека, гарантированных Конвенцией, вне пределов своей территории, а также вопрос о пределах действия принципа дипломатического иммунитета государства. Жалоба признана неприемлемой.


Маноилеску и Добреску против Румынии и России
[Manoilescu and Dobrescu - Romania and Russia] (N 60861/00)


Решение от 3 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В 1997 году административный совет удовлетворил жалобу первого заявителя вернуть здание, принадлежавшее ему как наследнику. Это решение было поддержано в 1998 году судебным решением, которое - ввиду отсутствия жалобы на него - вступило в законную силу. Данное здание использовалось посольством Российской Федерации в Румынии. В силу дипломатического иммунитета, которым обладают посольства согласно Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года, представилось невозможным получить здание по реституции обычным путем, через судебных приставов. Поэтому заявители впоследствии обратились в суды с исками против органов власти разного уровня, в том числе и против городского совета. Мэр города сделал заявление, что, согласно дипломатической ноте, здание теперь было собственностью России. Суд указал, что принудительное исполнение судебного решения по сути своей будет означать нарушение дипломатического иммунитета, которым обладает посольство. Заявители потерпели неудачу по обоим возбужденным им делам. Они напрямую обращались к властям России и к властям Румынии с целью обеспечить возврат здания, но их обращения были отклонены.


По жалобам против Румынии:


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Собственность, иск о реституции которой был удовлетворен, была передана в пользование должностным лицам посольства России в Румынии и образует "помещение представительства" в соответствии с Венской конвенцией о дипломатических сношениях. На основании принципа дипломатического иммунитета иностранного государства на румынской территории власти Румынии не имели возможности исполнить вступившее в законную силу судебное решение, вынесенное в пользу заявителей. Как устанавливает в настоящее время международное публичное право (неотъемлемой частью которого является Конвенция), тот факт, что судебное решение, согласно которому реституция здания была разрешена, не было исполнено, потому что входило в противоречие с правилом, по которому иностранные государства обладали иммунитетом от исполнения подобных решений в отношении помещений их дипломатических или консульских представительств, не может считаться приравненным к акту несоразмерного ограничения государством права человека на "доступ в суд". Жалоба признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Окончательное административное решение, которым признавалось право заявителей на здание, приравнивается к правопритязанию против румынского государства; таковое правопритязание может считаться установленным в достаточной мере, чтобы образовать "имущество". Отказ властей Румынии принять меры по принудительному исполнению решения для осуществления возврата здания заявителям служит "общественным интересам", напрямую связанным с соблюдением принципа дипломатического иммунитета государства, а именно с необходимостью избегать действий, подрывающих отношения между Румынией и Российской Федерацией и препятствующих функционированию дипломатического представительства данного иностранного государства на территории Румынии.

Поэтому суды Румынии отклонили обращение заявителей с просьбой принять меры по принудительному исполнению решения, ссылаясь на то, что здание принадлежит Российской Федерации и что это право собственности не было признано недействительным в силу принятия какого-либо вступившего в силу судебного решения. Ни один из судов страны не признал недействительным правовой титул заявителей, действие которого не могло истечь по прошествии времени, и можно себе представить, что исполнение решения, которым признавалось право заявителей на здание, могло бы иметь место в будущем в случае, если данное иностранное государство, располагающее иммунитетом в отношении исполнительного производства, дало бы свое согласие на принятие по данному вопросу принудительных мер румынскими властями, давать свое согласие на осуществление мер властями Румынии, тем самым добровольно отказавшись от своего права воспользоваться международно-правовыми гарантиями в свою пользу, - а такая возможность прямо предусмотрена в международном праве. Наконец, законодательство Румынии наделяет заявителей правом на финансовую или иную форму компенсации. Поэтому обжалуемая в Европейском Суде ситуация не нарушила необходимого баланса между защитой личного права на беспрепятственное пользование своим имуществом и требованиями охраны всеобщих интересов. Жалоба признана явно необоснованной.


По жалобам против России:


По поводу Статьи 1 Конвенции. По смыслу данной Статьи Конвенции на заявителей не распространяется "юрисдикция" Российской Федерации. Российская Федерация не осуществляла юрисдикцию в отношении заявителей: она не была ответчиком по гражданскому иску, поданному заявителями в суды Румынии с целью добиться исполнения административного решения, вынесенного в их пользу, и не вступала в производство по делу в качестве третьей стороны с тем, чтобы сослаться на принцип иммунитета государства. При этом производство по делам, возбужденным заявителями, проводилось исключительно на территории Румынии. Только суды Румынии исполняли свои суверенные полномочия в отношении заявителей, в то время как российские власти не имели никакого права пересмотра, прямого или косвенного, решений и постановлений, выносимых в Румынии. Тот факт, что заявители сообщили российскому послу, что их заявление о возврате здания, занятого посольством Российской Федерации, было удовлетворено, и что посольство четко дало им знать, что считает себя владельцем нескольких зданий, включая здание, которое подлежало возврату заявителям, был недостаточен, чтобы на них распространялась юрисдикция Российской Федерации по смыслу Статьи 1 Конвенции.

Нельзя было в данном случае ставить и вопрос об ответственности Российской Федерации в контексте Статьи 1 Конвенции ввиду возможных нарушений ею своего позитивного обязательства обеспечивать соблюдение прав, гарантированных Конвенцией, на что ссылались заявители. Нельзя было обвинять Российскую Федерацию в том, что она не предприняла позитивных шагов, таких как вступление в качестве третьей стороны в производство по делам, возбужденным заявителями ввиду неисполнения административными органами Румынии решения, вынесенного в их пользу, или за то, что она не дала своего предварительного согласия на применение против нее любых принудительных мер. И хотя принятие подобных мер было во власти Российской Федерации (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Илашку и другие против Молдавии и России" [IlaХcu and others v. Moldova and Russia]* (* Постановление Европейского Суда по данному делу было вынесено 8 июля 2004 г. (прим. перев.), Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека ECHR 2004-VII), требовать их осуществления Российской Федерацией противоречило бы международной публичной политике, поскольку это означало бы отказ от права этого государства на дипломатический иммунитет, - принципа, который общепризнан в международном праве и который преследует законную цель обеспечения международной вежливости и добрых отношений между государствами. Жалоба признана неприемлемой как несовместимая с правилом ratione personae* (* Ratione personae (лат.) - ввиду обстоятельств, относящихся к лицу, о котором идет речь. Здесь имеются в виду круг и признаки субъектов обращения в Европейский Суд с жалобой на предположительное нарушение прав и свобод, гарантируемых Конвенцией (прим. перев.).) Европейского Суда.


По жалобам о нарушении Статьи 2 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на жизнь


По делу обжалуется убийство мирных жителей в ходе военной операции. По делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции.


Аккум и другие против Турции
[Akkum and others - Turkey] (N 21894/93)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


В качестве заявителей по делу выступают отец, брат и мать трех лиц, найденных убитыми после проведенной в 1992 году близ г. Дийарбакыр военной операции. Заявители в своей жалобе в Европейский Суд утверждают, что их родственники были незаконно убиты сотрудниками сил безопасности, и что власти не провели адекватное расследование по фактам убийств. Г-н Аккум также указал, что у его сына после смерти были отрезаны уши, и что он был вынужден хоронить изуродованное, без отдельных частей, тело. Далее заявители жалуются на то, что солдаты убили их лошадь, собаку и домашний скот. Они утверждают, что в юго-восточной Турции в случаях убийств граждан, в которых, предположительно, могут быть замешаны представители государства, расследования, проводимые по фактам таких убийств, обычно неадекватны, и виновных к ответственности не привлекают. Заявители жалуются также на то, что они и их покойные родственники подвергались дискриминации по национальному признаку (в силу их курдского происхождения).

Государство-ответчик отрицает, что за убийство г-на Каракоча ответственны солдаты, и утверждает, что г-н Аккум и г-н Акан были убиты в результате перестрелки между солдатами и членами Курдской рабочей партии (КРП)* (* Курдская рабочая партия Турции в 2002 году была внесена Евросоюзом в "черный" список частных лиц и организаций, которых Евросоюз считает террористическими (прим. перев.).), и не представлялось возможным установить, кто именно их застрелил.


Вопросы права


По поводу предварительных возражений государства-ответчика. Европейский Суд не счел необходимым пересматривать довод государства-ответчика (уже представленный на рассмотрение Комиссии по правам человека) о том, что заявители не исчерпали все внутригосударственные средства правовой защиты.


Постановление


Европейский Суд принял решение отклонить предварительные возражения государства-ответчика (принято единогласно).

По поводу подпункта "а" пункта 1 Статьи 38 Конвенции. В ходе исследования обстоятельств дела государство-ответчик скрыло от Европейского Суда ключевые документальные доказательства, являвшиеся необходимыми для правильного и полного установления фактов по делу, при этом оно не дало никакого объяснения причин, воспрепятствовавших предоставлению Суду таких материалов.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу государство-ответчик не выполнило свое обязательство по Статье 38 Конвенции* (* Согласно подпункту "а" пункта 1 Статьи 38 Конвенции для эффективного проведения исследования обстоятельств дела государство - участник Конвенции обязано создавать для Европейского Суда "все необходимые условия" (прим. перев.).) (принято единогласно).

По вопросу об установлении обстоятельств дела. Некоторые из отчетов, предоставленных в ходе производства по делу о соблюдении положений Конвенции, содержали большое количество пробелов и противоречий. Более того, данная представителями государства-ответчика информация относительно обстоятельств дела была также противоречивой и, основываясь, по меньшей мере, на заявлениях, сделанных некоторыми из этих представителей, не может быть принята как достоверная. Обстоятельства дела в целом позволили сделать вывод о том, что заявители не были голословными в своих утверждениях, а исходили из фактов. Европейский Суд пришел к выводу, что г-н Каракоч, его лошадь и собака были убиты солдатами при обстоятельствах, указанных заявительницей Каракоч.

Что же касается убийства г-на Аккума и г-на Акана, вполне допустимо проведение параллели между положением заключенных, за здоровье которых несет ответственность государство, и положением людей, обнаруженных ранеными или убитыми в зоне исключительного контроля государственной власти. В обеих ситуациях информация о данных событиях находится целиком и полностью под исключительным контролем властей. Государство-ответчик не смогло предоставить Европейскому Суду ни одного довода, основываясь на котором можно было бы сделать заключение, что скрытые им документы не содержали информации, относящейся к претензиям заявителя. Властями Турции не было проведено целенаправленного квалифицированного расследования ни по выявлению истинных фактов убийства г-на Аккума и г-на Акана и нанесению увечий телу г-на Аккума, ни по выявлению и наказанию виновных. Государство-ответчик поэтому не смогло привести объяснений обстоятельств убийства г-на Аккума и г-на Акана или нанесения увечий г-ну Аккуму.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что государство-ответчик несет ответственность за смерть трех родственников заявителей (принято единогласно).

По поводу Статьи 2 Конвенции, что касается обязательства государства защищать право человека на жизнь. Европейский Суд установил, что убийство г-на Каракоча солдатами 10 ноября 1992 г. и неспособность властей Турции отчитаться по факту убийства г-на Аккума и г-на Акана нарушают положения Статьи 2 Конвенции в части, касающейся лишения человека жизни. Отдельного решения относительно тщательного планирования и контроля в ходе операции принято не было в силу отсутствия необходимости в том.


Постановления


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции (принято единогласно), и что нет необходимости выявлять нарушения положений Конвенции, касающиеся предположительного отсутствия тщательности при планировании проведения операции и контроле над ней (принято единогласно).

По поводу Статьи 2 Конвенции, что касается обязательства государства проводить эффективное расследование. Власти Турции не провели адекватного и эффективного расследования по фактам убийств трех родственников заявителей.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 3 Конвенции. Душевные страдания г-на Аккума, причиненные видом изуродованного тела его сына, приравниваются к унижающему достоинство человека обращению, противоречащему Статье 3 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 13 Конвенции. Ни одно из проведенных расследований по данном делу не может рассматриваться как соответствующее положениям Статьи 13 Конвенции. Заявителям поэтому было отказано в эффективных средствах правовой защиты в отношении смерти их родственников и уродования тела г-на Аккума, а значит, отказано в каких-либо иных доступных средствах, включая право требовать компенсацию за причиненный ущерб. Основываясь на уже установленных нарушениях положений Статей 2 и 13 Конвенции, Европейский Суд не видит необходимости выявлять, являются ли недостатки, указанные в деле, регулярной практикой властей Турции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции (принято единогласно); нет необходимости выявлять наличие практики нарушений властями Турции требований Статей 2 и 13 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статей 14 и 18 Конвенции. Указывая на свои выводы относительно фактов нарушений требований Статей 2 и 13 Конвенции, Европейский Суд не считает необходимым рассматривать жалобы, поданные в контексте тех Статей, в увязке со Статьей 14 Конвенции. В свете сделанных по делу выводов Европейский Суд также не видит необходимости рассматривать жалобу в контексте Статьи 18 Конвенции отдельно.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу нет необходимости выявлять наличие факта нарушений требований Статьи 14 Конвенции в увязке со Статьями 2 и 13 Конвенции (принято единогласно), а также наличие фактов нарушений Статьи 18 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Убийство лошади и собаки составляет незаконное вмешательство в осуществление г-ном Каракочем его права на беспрепятственное пользование своим имуществом. Что же касается убийства домашнего скота, то заявители не привели никаких данных относительно числа принадлежащих им убитых животных. Европейский Суд не смог выяснить обстоятельства, при которых домашний скот был уничтожен. При таком состоянии дел Европейский Суд не находит доказательств тому, что по данному пункту жалобы имел место факт нарушения требования Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено частичное нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 Конвенции и одновременно частично нарушения допущено не было (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд назначил заявительнице Каракоч 57 300 евро за причиненный материальный ущерб для жены и детей ее сына, г-на Каракоча. Европейский Суд присудил выплатить компенсацию в размере 81 100 евро в возмещение причиненного морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о выполнении государством своих позитивных обязательств в отношении проведения эффективного расследования по факту смерти человека


В деле рассматриваются обстоятельства, связанные со случайной смертью пассажира, выходившего из поезда, и ставится вопрос о неэффективности проведенного властями расследования по данному факту. Жалоба признана неприемлемой


Бон против Франции
[Bone - France] (N 69869/01)


Решение от 1 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Четырнадцатилетний сын заявителей ехал на поезде. Когда поезд остановился на станции, он попытался сойти с него со стороны путей, а не на платформу. Шедший по путям рядом поезд сбил и задавил мальчика. В ходе предварительного расследования на основании медицинского осмотра тела потерпевшего, показаний очевидцев, зарисовок и фотографий места происшествия, а также данных самопишущего прибора поезда были установлены обстоятельства несчастного случая. Заявители обратились к властям с заявлением о преступлении против неизвестного лица или неизвестных лиц, утверждая, что было совершено непредумышленное убийство, и ходатайствуя о вступлении в производство по делу в качестве гражданских истцов. Судебное расследование, проведенное главным образом в отношении государственной железнодорожной компании, пришло к выводу, что не было события преступления. В заключении экспертизы указывалось, что компанией были соблюдены все обязательные меры безопасности, и что несчастный случай произошел по причине неосторожных действий самого потерпевшего. Последующие жалобы заявителей по делу были отклонены.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 2 Конвенции.

Статья 2 Конвенции не может гарантировать наивысший уровень безопасности для каждого человека в повседневной деятельности, которая несет в себе опасности получения телесных повреждений. В частности, нельзя ожидать от государства, что оно возьмет на себя позитивное обязательство защищать жизнь и здоровье беспечных путешественников.

Потерпевший самовольно открыл дверь со стороны путей, осознавая, что он сходит с поезда со стороны, противоположной железнодорожной платформе. И, несмотря на предупреждение его друга о том, что он сходит с поезда не с той стороны, он подумал, что сможет пересечь пути до следующей платформы, и при этом он игнорировал предупреждение на двери вагона о возможной серьезной опасности, которую влекут за собой подобные действия. Крайне беспечное поведение потерпевшего стало решающей причиной его случайной смерти. Поэтому властям Франции нельзя поставить в вину то, что они не приняли меры, которые могли бы спасти его жизнь.

Органы судебной власти провели полное и беспристрастное рассмотрение обстоятельств смерти и заключили, что железнодорожная компания не подлежала уголовной ответственности. Данное заключение содержится в решениях, вынесенных по результатам состязательного производства по делу, к которому заявители имели полный доступ, в том числе через адвоката. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о выполнении государством своих позитивных обязательств в отношении проведения эффективного расследования по факту смерти человека


По делу обжалуется неспособность властей защитить жизнь политического журналиста, смерть которого наступила предположительно после его похищения, а также неэффективность проведенного властями расследования по данному факту. Жалоба признана неприемлемой.


Гонгадзе против Украины
[Gongadze - Ukraine] (N 34056/02)


Решение от 22 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительницей по делу выступает жена покойного журналиста, хорошо известного независимостью своих политических взглядов и разоблачениями коррупции. Муж заявительницы пропал в сентябре 2000 года при обстоятельствах, которые властям Украины не удалось установить и по сей день. 8 ноября 2000 г. был найден труп неопознанного лица. Первая судебно-медицинская экспертиза показала, что момент смерти этого лица совпадает со временем исчезновения мужа заявительницы. Несколько дней спустя некоторые из родственников опознали труп как труп пропавшего журналиста. Однако все документы первой судебно-медицинской экспертизы были властями конфискованы, и вопреки ее первоначальным выводам власти объявили, что найденное тело было захоронено за два года до его обнаружения.

В течение длительного времени заявительнице отказывали в удовлетворении ходатайства о признании ее гражданским истцом по уголовному делу и об участии в процедуре опознания тела. Была организована повторная судебно-медицинская экспертиза тела. Несмотря на мнение российских и американских специалистов, принявших участие в экспертизе и пришедших к выводу о том, что очень велика вероятность того, что найденное тело и есть тело пропавшего журналиста, генеральный прокурор Украины заявил обратное. Результаты экспертизы не нашли своего подтверждения, заявил он, и в силу того, что имелись свидетели, видевшие журналиста живым после его исчезновения. В феврале 2001 года Генеральная прокуратура сообщила заявительнице, что появились дополнительные улики, подтверждающие, что обнаруженный труп является трупом мужа заявительницы. В мае 2001 года власти заявили, что, предположительно, муж заявительницы был убит двумя наркоманами, а потому преступление не было политически мотивированным.

Заявительница подала жалобу на халатность в расследовании, но жалоба не была зарегистрирована, и впоследствии ее не удалось обнаружить. В ноябре 2002 года государственный обвинитель по делу был арестован и обвинен в халатности при производстве расследования. В октябре 2003 года одно должностное лицо министерства внутренних дел было арестовано по подозрению в причастности к исчезновению журналиста. На момент рассмотрения жалобы в Европейском Суде производство по данному уголовному делу на Украине продолжается.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 2, 3 и 13 Конвенции.

Что касается предварительного возражения государства-ответчика о том, что жалобы в контексте Статей 2 и 3 Конвенции были поданы заявительницей в Европейский Суд несвоевременно, Суд отмечает: несмотря на то, что производство по уголовному делу все еще продолжается, заявительница утверждает, что в производстве допускаются проволочки и имеются недостатки. Европейский Суд принял решение рассмотреть вопрос о предварительном возражении государства-ответчика вместе с рассмотрением жалобы по существу.


Вопрос об абсолютно необходимом применении силы государством


По делу обжалуется факт стрельбы в человека в ходе операции по его захвату; огонь был открыт после того, как он отказался подчиниться приказам полиции. По делу требования Статьи 2 Конвенции нарушены не были.


Баббинс против Соединенного Королевства
[Bubbins - United Kingdom] (N 50196/99)


Постановление от 17 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В ходе почти двухчасовой осады полицейскими в своей квартире Майкл Фицджеральд, брат заявительницы, был убит выстрелом из пистолета, произведенным сотрудником полиции. Выстрел на поражение, сразивший г-на Фицджеральда, был произведен сотрудником полиции после того, как г-н Фицджеральд направил на него пистолет и отказался подчиниться приказу бросить оружие. Только после более тщательного исследования его оружия, оказалось, что пистолет был ненастоящим. Дело было добровольно направлено полицией на рассмотрение комиссии по расследованию жалоб на злоупотребления полиции. На основании направленного ему отчета о проведенном расследовании директор публичных преследований* (* В Соединенном Королевстве так именуется глава службы государственных обвинителей (прим. перев.).) заключил, что нет никаких доказательств для обоснования возбуждения уголовного преследования кого-либо из сотрудников полиции. Комиссия по расследованию жалоб на злоупотребления полиции подтвердила принятое решение. После проведения дознания по факту смерти и после того, как коронер* (* В правовых системах многих стран коронер - это должностное лицо, обладающее познаниями в сфере судебной медицины и наделенное функцией расследования случаев насильственной или внезапной смерти сразу после события; в Соединенном Королевстве в предусмотренных законом случаях коронерское дознание может производиться с участием жюри присяжных, которое созывается по распоряжению коронера (прим. перев.).) заявил, что единственным возможным вердиктом в данном случае с точки зрения закона может быть вердикт о правомерном лишении жизни, жюри присяжных вынесло именно такой вердикт. Прошение заявительницы предоставить ей бесплатную юридическую помощь для подачи заявления о судебной проверке законности и обоснованности вердикта, вынесенного по результатам коронерского дознания, было отклонено правлением местного общества по оказанию юридической помощи неимущим; отклонена была и ее последующая апелляционная жалоба.


Вопросы права


По поводу Статьи 2 Конвенции, что касается обязательства государства охранять право человека на жизнь. Что касается вопроса о действиях сотрудника полиции, произведшего выстрел на поражение, нет причин для сомнения в том, что он искренне полагал: его жизнь подвергается опасности, и необходимо открыть огонь на поражение, чтобы защитить себя и своих коллег. Кроме того, Европейский Суд не может своей собственной оценкой ситуации подменить оценку ситуации, сделанную полицейским на месте происшествия, когда в самый накал чувств от него требовалось как-то отреагировать на ситуацию, чтобы предотвратить искренне воспринимавшуюся им как реальную угрозу своей жизни. Он видел перед собой целящегося в него из пистолета человека. Этот человек проигнорировал адресованные ему предупреждения и предложения сдаться, и вопреки этим предупреждениям он совершил движения, свидетельствовавшие о том, что он намеревается открыть огонь. И даже прежде чем произвести смертельный выстрел, полицейский выкрикнул последнее предупреждение, оставшееся незамеченным. При данных обстоятельствах нельзя сказать, что использование сотрудником полиции смертоносной силы, - хотя об этом факте можно только сожалеть - было несоизмеримо сложившейся ситуации и вышло за рамки абсолютной необходимости. Сотрудник полиции предотвратил то, что он искренне воспринимал как реальную угрозу своей жизни и жизни своих коллег.

Что же касается планирования проведенной операции и контроля над ней, то Европейский Суд замечает: весь ход операции постоянно оставался под контролем старших сотрудников полиции, и расположение вооруженных полицейских в ходе осады было рассмотрено и одобрено советниками по тактическому планированию использования огнестрельного оружия, специально вызванных к месту происшествия. К тому же использование огнестрельного оружия сотрудниками полиции, впрочем, как и проведение операций, аналогичных рассматриваемой по делу, регулируются законодательством Соединенного Королевства и системой адекватных эффективных мер безопасности, существующих специально, чтобы предотвратить произвольное использование смертоносной силы. Сотрудники полиции, непосредственно принимавшие участие в осаде, проходили курс обучения по использованию огнестрельного оружия. Все их передвижения и действия подвергались контролю и наблюдению опытных старших сотрудников полиции. Поэтому Европейскому Суду не было доказано, что операция не была спланирована и организована таким образом, что позволила свести к минимуму возможную угрозу жизни г-на Фицджеральда. Коротко говоря, его убийство является следствием использования силы, являвшейся абсолютно необходимой.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что требования Статьи 2 Конвенции по делу нарушены не были (принято единогласно).

По поводу Статьи 2 Конвенции, что касается обязательства государства проводить эффективное расследование. Европейский Суд, основываясь на предыдущей практике, имеет возможность сделать обоснованное заключение о том, что процедура дознания по делам о насильственной смерти в Англии и Уэльсе отвечает требованиям Статьи 2 Конвенции о необходимости проведения эффективного расследования фактов убийств, предположительно совершенных представителями государства. В настоящем деле дознание проводилось в течение четырех дней. По делу было заслушано много свидетелей. Присяжные побывали также на месте происшествия. Даже притом, что семье было отказано в предоставлении юридической помощи бесплатно, на протяжении всего производства по делу ее интересы представлял опытный адвокат. Если независимое должностное лицо суда, такое как коронер, после проведения обстоятельной открытой процедуры принял решение, что свидетельские показания, заслушанные по каждому вопросу, ясно указывали только на единственный вывод, и он вынес такое решение, осознавая, что оно может стать предметом судебного надзора, то нельзя было бы утверждать, что данное решение снизило эффективность процедуры.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что требования Статьи 2 Конвенции по делу нарушены не были (принято единогласно).

По поводу Статьи 13 Конвенции. Несмотря на то что процедура дознания по факту смерти обеспечила при данных обстоятельствах эффективный механизм предоставления общественности сведений об обстоятельствах убийства г-на Фицджеральда, а также внимательное их изучение, и таким образом удовлетворила требования Статьи 2 Конвенции относительно процессуальных обязательств государства, никаким судебным решением не была установлена юридическая ответственность за вред, причиненный полицией (если таковая и существовала) в связи с тем, как был рассмотрен и разрешен инцидент.

Действительно, коллегией присяжных при коронере по окончании дознания был вынесен вердикт о правомерном лишении жизни. Как бы то ни было, нельзя сказать, что данный вердикт определил, несет ли полиция какую-либо гражданскую ответственность в связи с инцидентом - это вопрос, решить который представляется возможным в ходе иного расследования внутри страны, в соответствии с иными принципами права и на основании иных критериев доказывания.

Европейский Суд в более ранних делах постановил, что в случае нарушения Статей 2 и 3 Конвенции компенсация морального вреда, причиненного нарушением Конвенции, должна быть, в принципе, выплачена как часть необходимого заглаживания вреда. В настоящем деле заявительница, даже в случае удовлетворения ее гражданского иска против полиции, не имела бы такой возможности получить полагающуюся ей компенсацию морального вреда, поскольку таковое не предусмотрено внутригосударственным правом Соединенного Королевства. В этой связи представляется абсолютно невозможным, что заявительнице была бы предоставлена юридическая помощь бесплатно для защиты своих интересов по гражданскому делу.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции (принято шестью голосами "за" и одним "против").


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявительнице компенсацию в размере 10 тысяч евро в возмещение причиненного ей морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявительницы о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о соблюдении запрета на бесчеловечное или унижающее достоинство человека обращение


По делу обжалуется разгон демонстрантов при помощи слезоточивого газа. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Атаман против Турции
[Ataman - Turkey] (N 74552/01)


[вынесено IV Секцией]


(Cм. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 11 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении запрета на бесчеловечное или унижающее достоинство человека обращение


По делу обжалуется продолжающееся лишение свободы заключенного, страдающего хроническим психическим заболеванием. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Ривьер против Франции
[Riviere - France] (N 33834/03)


[Решение о коммуницировании жалобы государству-ответчику вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


В 1982 году заявителю было назначено наказание в виде лишения свободы пожизненно за убийство и грабеж с насилием; он находился в заключении 27 лет. Он страдал от хронического психического заболевания, развившегося сильнее в период отбывания наказания; в частности, он проявлял склонность к самоубийству. Начиная с июля 1991 года, он получил право на отпуск из тюрьмы и возможность условно досрочного освобождения. В 2002 и 2003 годах заявитель обращался к властям с ходатайством об условно-досрочном освобождении. Были назначены судебно-психиатрические экспертизы. Его ходатайства об условно-досрочном освобождении были отклонены в связи с изменением в состоянии его психике.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 3 Конвенции.


Вопрос о соблюдении запрета на бесчеловечное или унижающее достоинство человека обращение


По делу обжалуются условия содержания под стражей человека, страдающего параличом нижних конечностей. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Винсен против Франции
[Vincent - France] (N 6253/03)


[Решение о коммуницировании жалобы государству-ответчику вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель был заключен в тюрьму в 2002 году после осуждения по обвинению в похищении и незаконном лишении свободы несовершеннолетнего лица. После несчастного случая, произошедшего с ним в 1989 году, у него развился паралич нижних конечностей, и он был прикован к инвалидному креслу-коляске. Заявитель жалуется в Европейский Суд на условия тюремного заключения и качество предоставляемого ему там лечения, а также на то, что он лишен прав, которыми пользуются физически здоровые заключенные. В частности, он жалуется на то, что столкнулся с чисто практическими проблемами повседневной жизни в камере в связи с отсутствием подходящих гигиенических удобств для людей с ограниченными физическими возможностями; он также жалуется на то, что его перевозили в тюремном фургоне, не снабженном соответствующим оборудованием для инвалидов. Под нехваткой специальных условий для лиц с ограниченными возможностями передвижения самостоятельно также понималось отсутствие доступа к культурной, спортивной и образовательной деятельности или к специально отведенному в тюрьме месту для богослужений.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статей 3, 9 и 14 Конвенции, взятой вместе со Статьей 3 Конвенции. Рассмотрение данной жалобы будет осуществляться в приоритетном порядке.


Вопрос о соблюдении запрета на бесчеловечное обращение


По делу обжалуется предположительно чрезмерная переполненность следственного изолятора, отсутствие в нем медицинской помощи для задержанных и нездоровые условия их содержания. Жалоба признана приемлемой.


Островар против Молдавии
[Ostrovar - Moldova] (N 35207/03)


Решение от 22 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 8 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 5 Конвенции


По жалобе о нарушении пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о законности лишения человека свободы


По делу обжалуется незаконность заключения под стражу иностранных граждан, подозреваемых в связях с террористами, произведенного на основании законодательных актов Соединенного Королевства, впоследствии объявленных Палатой лордов противоречащими Конвенции.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


А. и другие против Соединенного Королевства
[A. and others - United Kingdom] (N 3455/05)


[Решение о коммуницировании жалобы государству-ответчику вынесено IV Секцией]


Вопрос о законности заключения человека под стражу


По делу обжалуется отказ возобновить производство по делу, в результате которого заявитель был осужден заочно [in absentia]. По делу допущено нарушение требований подпункта "а" пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


Стоичков против Болгарии
[Stoichkov - Bulgaria] (N 9808/02)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


В 1988 году заявитель уехал из Болгарии. В 1989 году после рассмотрения дела в его отсутствие ему был вынесен обвинительный приговор по обвинению в изнасиловании и попытке изнасилования, и ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком десять лет. В 2000 году по возвращении в Болгарию его арестовали и направили в тюрьму для отбывания наказания. Его ходатайство об освобождении - основным аргументом которого был факт истечения десятилетнего срока давности для исполнения приговора - был отклонен поочередно районным прокурором, окружным прокурором и главным прокурором на том основании, что срок течения давности прерывался осуществлением различных мер с целью исполнить приговор суда. В 2001 году Верховный кассационный суд Болгарии постановил, что ходатайство заявителя о возобновлении производства по уголовному делу было неприемлемо, поскольку материалы дела были уничтожены в 1997 году, что делало повторное рассмотрение дела практически невозможным. Ходатайство заявителя о восстановлении материалов дела не возымело результатов.


Вопросы права


По поводу подпункта "а" пункта 1 Статьи 5 Конвенции. Европейский Суд не обнаружил никаких свидетельств отказа заявителя от своего права предстать перед судом и защищать себя в ходе судебного разбирательства в 1989 году. Поэтому у него должна была бы быть возможность настоять на том, чтобы производство по делу было бы возобновлено, и обвинения его в изнасиловании подверглись бы судебному разбирательству в его присутствии. С 1 января 2000 года законодательство Болгарии непосредственно предусматривало такую возможность. Однако, когда заявитель подал ходатайство о повторном рассмотрении его дела, Верховный кассационный суд отказал ему преимущественно на том основании, что материалы дела были уничтожены, а это, по мнению суда, сделало практически невозможным повторное слушание дела. Совершенно очевидно, что на свое ходатайство о восстановлении материалов дела заявитель не получил никакого ответа. Тем самым он был лишен возможности добиться от суда, заслушавшего его, повторного принятия решения по существу обвинений, в связи с которыми он был некогда осужден.

Отсюда следует, что производство по уголовному делу в отношении заявителя, вкупе с невозможностью добиться от суда, заслушавшего его, повторного принятия решения по существу обвинений, в связи с которыми он был некогда осужден, явно противоречат принципам, воплощенным в Статье 6 Конвенции. Посему, в то время как первоначальное лишение заявителя свободы в 2000 году может рассматриваться обоснованным в силу положений подпункта "а" пункта 1 Статьи 5 Конвенции, будучи произведенным в целях исполнения законно вынесенного приговора, оно перестало быть таковым в 2001 году, когда Верховный кассационный суд отказался возобновить производство по делу.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований подпункта "а" пункта 1 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 4 Статьи 5 Конвенции. Тот довод заявителя, что вынесенный приговор не мог быть исполнен по причине истечения срока давности, поднял вопрос о законности лишения его свободы, не связанного с его осуждением и назначением ему наказания в 1989 году. Поскольку вопрос о законности заключения его под стражу не был ясен, ему должна была быть предоставлена возможность решения данного вопроса судом при соблюдении требований пункта 4 Статьи 5 Конвенции. Согласно болгарскому праву, однако, все спорные вопросы, касающиеся законности исполнения наказаний к лишению свободы, находятся в ведении прокуратуры. В законе нет положения, прямо предусматривающего проведения судебной проверки подобных вопросов, и нет положения, предусматривающего процедуру habeas corpus* (* Приказ "Хабеас корпус" - один из важнейших институтов правосудия в англосаксонской системе права - издается судом с целью проверить законность и обоснованность лишения человека свободы (прим. перев.).) в отношении всех форм лишения человека свободы.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 4 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 5 Статьи 5 Конвенции. Правовая система Болгарии не наделяет заявителя обеспеченным правовым принуждением правом на получение компенсации вреда, причиненного выявленными нарушениями.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 5 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд постановил, что наиболее адекватная форма исправления нарушения подпункта "а" пункта 1 Статьи 5 Конвенции - это возобновление производства по делу и обеспечение заявителю соблюдение всех требований справедливого судебного разбирательства. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 8 тысяч евро в возмещение причиненного ему морального вреда, а также принял решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о законности заключения человека под стражу


По делу обжалуется перевод заключенного в тюрьму страны, гражданином которой он является, и по законодательству которой возможность условно-досрочного освобождения предусмотрена позже, чем в государстве-ответчике. Жалоба признана неприемлемой.


Веермяэ против Финляндии
[Veermae - Finland] (N 38704/03)


Решение от 15 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, гражданин Эстонии, начал отбывать девятилетний срок тюремного заключения в Финляндии согласно вынесенному ему в этой стране обвинительному приговору. Некоторое время спустя ему было вручено распоряжение властей Финляндии о его выдворении из страны. Министерство юстиции Финляндии распорядилось о его передаче властям Эстонии для отбытия оставшегося срока наказания в Эстонии, основываясь на законодательстве Финляндии, приведенном в соответствие с Дополнительным протоколом к Конвенции о передаче осужденных лиц (European Treaty Series no. 167; текст "Конвенции о передаче осужденных лиц" см. ETS N 112). Министерство юстиции сочло в числе прочего, что у заявителя отсутствуют особые связи с Финляндией и налицо его более тесные социальные связи со страной происхождения, чем с Финляндией.

Заявитель обратился с жалобой в Административный суд, указывая, что в Финляндии он мог бы условно-досрочно освободиться от отбывания наказания в июле 2005 года по отбытии половины срока наказания, тогда как в Эстонии условно-досрочное освобождение возможно лишь после отбытия двух третей срока наказания. Но даже и в этом случае его условно-досрочное освобождение будет произведено по усмотрению властей, поскольку в эстонских тюрьмах условно-досрочно освобождают только 15 процентов заключенных. Его фактический срок наказания поэтому будет по меньшей мере на полтора года дольше в Эстонии, или даже в два раза дольше, чем реально отбываемый срок наказания в Финляндии, если ему не будет предоставлена возможность условно-досрочного освобождения в Эстонии.

В своем заключении, представленном Административному суду, министерство юстиции Финляндии подтвердило, что заявитель как лицо, впервые совершившее преступление, оставался бы в заключении в течение четырех лет и шести месяцев в случае, если он остался бы отбывать наказание в Финляндии. В Эстонии же он подлежал бы условно-досрочному освобождению по истечении двух третей срока наказания (то есть шести лет). Административный суд отклонил жалобу заявителя, установив в числе прочего, что даже ввиду необходимости отбывать, по-видимому, значительно более длительный срок наказания в тюрьме Эстонии в силу различных сроков, установленных для рассмотрения вопроса о возможности применения условно-досрочного освобождения в двух странах, перевод заявителя в тюрьму Эстонии не нарушит положения Статьи 5 Конвенции, поскольку срок отбывания им наказания в Эстонии не будет превышать срок наказания, назначенный финскими судами.

По поводу Статьи 3 Конвенции. Представленные Европейскому Суду доказательства не подкрепляют жалобу заявителя в контексте Статьи 3 Конвенции так, чтобы указать на наличие опасности, что заявитель после перевода в тюрьму Эстонии подвергнется обращению, запрещенному Статьи 3 Конвенции. Кроме того, за ним сохраняется полное право подать жалобу против Эстонии в случае, если он сочтет, что обращение с ним в тюрьме Эстонии будет нарушать требования Конвенции.

Жалоба признана явно необоснованной.

По поводу подпункта "а" пункта 1 Статьи 5 Конвенции. Заявитель ожидал, что в Финляндии по отбытии половины срока наказания он будет условно-досрочно освобожден. Применение положений Конвенции о передаче осужденных лиц могло, в принципе, увеличить срок пребывания заявителя в тюрьме Эстонии, по сравнению со сроком, предусмотренным законодательством Финляндии, до момента условно-досрочного освобождения. Однако не возникло спора относительно соответствия Статье 5 Конвенции факта лишения заявителя свободы в Финляндии, как и не возникло спора относительно соответствия первоначально вынесенного заявителю приговора требованиям Статьи 6 Конвенции.

Перед Европейским Судом встал вопрос, будет ли перевод заявителя в тюрьму Эстонии с риском увеличения реального срока отбывания наказания нарушением требований и нужно ли будет при организации такого перевода придерживаться порядка, отвечающего гарантиям Статьи 6 Конвенции. Поскольку длительность срока отбывания заявителем наказания после его перевода в тюрьму Эстонии все-таки основана на приговоре, вынесенном судом Финляндии, между обвинительным приговором и лишением свободы в Эстонии будет существовать причинная связь. Даже если предположить, что эта причинная связь нарушится, потому что возможность перевода заявителя в тюрьму Эстонии не могла предвидеться на момент вынесения приговора, Дополнительный протокол вступил в силу в отношении Финляндии 1 августа 2001 г., то есть до вынесения этого приговора.

Положения Конвенции должны по мере возможности трактоваться в соответствии с другими нормами международного права, частью которого она является, включая Конвенцию о передаче осужденных лиц и Дополнительный протокол к ней. Конвенция не требует от государств - участников Конвенции возлагать стандарты Конвенции на третьи государства и территории. Установление жесткого условия о том, что в стране, где исполняется наказание, его срок не должен превышать тот, что осужденный отбывал бы, если он был бы оставлен отбывать наказание в стране, где ему наказание назначили, противоречило бы текущей тенденции к укреплению международного сотрудничества в вопросах отправления правосудия - тенденции, нашедшей свое отражение в Конвенции о передаче осужденных лиц и в принципе отвечающей запросам заинтересованных лиц. Ввиду вышесказанного возможность более длительного отбывания срока наказания в Эстонии само по себе не делает лишение заявителя свободы произвольным, коль скоро срок наказания, подлежащий отбытию, не превышает срока наказания, назначенного по уголовному делу в Финляндии. В качестве дополнительной гарантии против произвола в законодательстве Финляндии содержится положение, закрепляющее возможность подать жалобу в административный суд о пересмотре решения о передаче осужденного в другую страну для отбывания наказания.

Европейский Суд не исключает возможности, что явно завышенный срок отбывания наказания в стране исполнения приговора может поставить вопрос о нарушении Статьи 5 Конвенции и таким образом поставить вопрос об ответственности государства, в котором назначалось наказание, в контексте все той же Статьи Конвенции. Но для того, чтобы это произошло, Европейскому Суду должны быть предоставлены доводы о наличии существенных оснований полагать, что срок наказания, подлежащий отбытию в государстве, на территории которого исполняется приговор, будет явно непропорциональным сроку, который осужденному надлежало бы отбыть в государстве, где ему приговор вынесли. Принимая во внимание информацию, касающуюся эстонской практики пересчета наказаний, и в особенности официальную точку зрения правительства Эстонии по этому вопросу касательно того, что наказание, назначенное в Эстонии, скорее всего, было бы менее суровым, нежели наказание, назначенное в Финляндии, нет существенных оснований полагать, что пересчитанный срок наказания будет явно несоразмерным, если он вообще будет несоразмерным. К тому же прежде чем будет пересчитан срок наказания, дело заявителя будет слушаться в эстонском городском суде.

Данное дело следует отличать от дела "Эзе и Коннорс против Соединенного Королевства" (рассмотрено Большой палатой) [Ezeh and Connors v. United Kingdom (GC)]* (* Постановление по данному делу было вынесено Европейским Судом 9 октября 2003 г. (прим. перев.).) (N 39665/98, N 40086/98, Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека ECHR 2003-X), в Постановлении по которому Европейский Суд установил, что добавление к сроку осужденного дополнительных дней заключения начальником тюрьмы составляет дополнительный акт лишения свободы, производимый в карательных целях.

Жалоба признана явно необоснованной.

По поводу Статьи 6 Конвенции (рассматривается по инициативе самого Европейского Суда). Если заявителя передали бы властям Эстонии, то любой пересчет срока назначенного ему наказания производился бы городским судом. Учитывая вывод Европейского Суда, сделанный в контексте Статьи 5 Конвенции, Суд считает, что по делу отдельного вопроса в контексте Статьи 6 Конвенции не возникло.

По поводу Статьи 14 Конвенции в увязке со Статьей 5 Конвенции. Положение заявителя нельзя сравнивать с положением осужденных финского происхождения, отбывающих наказание в тюрьмах Финляндии. Конвенция о передаче осужденных лиц дала объективное и справедливое обоснование различения в обращении с заявителем и заключенными финского происхождения, с одной стороны, и заключенными эстонского происхождения, с другой стороны. Европейский Суд воспринял тот довод государства-ответчика, что различное обращение с различными заключенными эстонского происхождения объяснялось трудоемкостью организации их передачи в Эстонию, особенно в случаях, когда до условно-досрочного освобождения оставался короткий промежуток времени, и процедура их перевозки становилась абсолютно неоправданной.

Жалоба признана явно необоснованной.

По поводу Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции. Даже принимая во внимание то обстоятельство, что положения Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции вполне применимы к производству по делам в пределах юрисдикции более чем одного государства, власти Эстонии еще не вынесли какого-либо решения относительно срока наказания заявителя в Эстонии. Так или иначе, нет указания на то, что заявитель столкнется с новым производством по уголовному делу по обвинению в том же самом преступлении, что отличается от производства по пересчету сроков наказания.

Жалоба признана явно необоснованной.


По жалобам о нарушениях пункта 5 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о выплате государством компенсации за незаконное лишение человека свободы


По делу обжалуется невозможность возбудить исковое производство с требованием выплаты компенсации за предположительно незаконное лишение свободы. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


А. и другие против Соединенного Королевства
[A. and others - United Kingdom] (N 3455/05)


[Решение о коммуницировании жалобы государству-ответчику вынесено IV Секцией]


(См. выше в рубрике "Вопрос о законности лишения человека свободы".)


Обстоятельства дела


Одиннадцать заявителей, являющиеся иностранными гражданами, прошли процедуру особой регистрации и были заключены под стражу на основании Закона 2001 года "О борьбе с терроризмом, преступностью и обеспечении безопасности" [Anti-Terrorism, Crime and Security Act 2001]. Они обжаловали процедуру особой регистрации в Специальную апелляционную комиссию по иммиграционным делам, требуя установить, действительно ли они обоснованно могли подозреваться в принадлежности к международным террористам. Комиссия установила, что на тот момент в соответствии со Статьей 15 Конвенции в стране существовали чрезвычайные обстоятельства и что при данных обстоятельствах меры, примененные в отношении заявителей, были "строго необходимы". Однако Комиссия также постановила, что отступление властей от обязательств государства по Конвенции* (* Статья 15 Конвенции устанавливает, что в случае войны или при иных чрезвычайных обстоятельствах, угрожающих жизни нации, любое государство - член Совета Европы может принимать меры в отступление от ее обязательств по Конвенции в той степени, в какой это обусловлено чрезвычайностью обстоятельств. Государство обязано "исчерпывающим образом" информировать Генерального секретаря Совета Европы о введенных ею мерах и о причинах их принятия, а также о возобновлении осуществления положений Конвенции в полном объеме (прим. перев.).) было неправомерно, поскольку положения упомянутого Закона 2001 года являются дискриминационными по отношению к иностранным гражданам. Палата лордов, в отличие от Комиссии, установила, что в стране не существовали чрезвычайные обстоятельства в значении Статьи 15 Конвенции, и постановила, что отступление Соединенного Королевства от своих обязательств государства по пункту 1 Статьи 5 Конвенции было неправомерным. Вследствие этого было отменено распоряжение об отступлении властей от обязательств государства по Конвенции и было сделано заявление о том, что Закон 2001 года противоречит как Статье 5, так и Статье 14 Конвенции.

Однако заявители не были немедленно освобождены, потому что в соответствии с Законом 1998 года "О правах человека" [Human Rights Act], который инкорпорировал Конвенцию в право Соединенного Королевства, объявление о том, что тот или иной закон не соответствует Конвенции, не влияет на действительность закона, фигурирующего в споре. Некоторые заявители были освобождены из-под стражи, другие же продолжают содержаться под стражей в условиях особо строгого режима.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьей 3 и 5 (отдельно и в увязке со Статьей 14 Конвенции) и Статьи 13 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6
[гражданско-процессуальный аспект] Конвенции


Вопрос о применимости по делу положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции


По делу обжалуется неудовлетворительное рассмотрение ходатайства о выплате компенсации за принудительный труд в период Второй мировой войны. Положения пункта 1 Статьи 6 Конвенции в данном деле применимы.


Вось против Польши
[Wos - Poland] (N 22860/02)


Решение от 1 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В 1993 году заявитель обратился к Фонду "Польско-немецкого примирения" (далее - Фонд) с ходатайством о выплате компенсации за его принудительный труд на территории Польши в период Второй мировой войны. Фонд был учрежден правительством Польши для распределения через него благотворительных денежных средств правительства Федеративной Республики Германия согласно договору 1991 года между двумя государствами ("первая компенсационная схема"). Средства предназначались для оказания финансовой поддержки тем жертвам нацистских преследований, которым был причинен особо тяжкий ущерб. Фонд должен был определить необходимый критерий, на основании которого осуществлялись бы компенсационные выплаты с учетом причиненного серьезного вреда здоровью потерпевших и их текущего тяжелого материального положения. Министр Польши (глава аппарата Кабинета министров) учредил Фонд, сделав заявление перед государственным нотариусом. Фонд функционировал под надзором министра государственного казначейства.

В 1994 году проверочная комиссия Фонда установила, что заявитель был привлечен к принудительному труду вплоть до января 1945 года, и выплатила ему определенную сумму денег в качестве компенсации. Заявитель подал жалобу против решения Фонда о том, что была назначена неполная компенсация, и его жалоба была отклонена Апелляционной проверочной комиссией. В 1999 году совет директоров Фонда принял резолюцию, согласно которой помимо участия в принудительном труде требовалось наличие факта вывоза из родной страны претендентов на получение компенсации, если только они не достигли шестнадцатилетнего возраста на момент привлечения к принудительным работам. Проверочная комиссия Фонда выплатила заявителю компенсацию на основании его привлечения к принудительному труду в возрасте до того, как он достиг шестнадцатилетнего возраста в феврале 1944 года. Его жалоба в Апелляционную проверочную комиссию с протестом против назначенного размера выплаты была отклонена на том основании, что Резолюция 1999 года давала право получить возмещение только людям, привлеченным к принудительному труду, которых вывозили на территорию третьего рейха или на территорию, оккупированную немецким рейхом (за исключением территории оккупированной Польши). Высший административный суд отклонил рассмотрение последней жалобы заявителя по существу дела, считая, что документ, дающий право на получение возмещения от Фонда, не основывался на акте публичной администрации.

В период с 1998 по 2000 год состоялась еще одна серия международных переговоров по вопросам выплаты компенсации жертвам рабства и принудительного труда в нацистской Германии. Эти переговоры завершились в 2000 году принятием совместного заявления, подписанного всеми сторонами, включая правительство Польши. Правительство Германии и немецкие компании взяли на себя обязательство осуществить взнос в Фонд в размере пяти миллиардов немецких марок. Вслед за этим по инициативе министра государственного казначейства был изменен Устав Фонда для организации выплат этих средств ("вторая компенсационная схема").

Заявителю было отказано Проверочной комиссией Фонда в просьбе выплатить компенсацию по второй схеме на том основании, что заявителя не вывозили из своей страны, а, следовательно, не выполнялось необходимое для осуществления выплаты требование. Заявитель не подал жалобы. В 2001 году совет директоров Фонда принял резолюцию с целью обеспечить выплату компенсации определенным категориям заявителей, не имеющим на общих основаниях право на ее получение. Согласно этой резолюции Фонд предоставил заявителю компенсацию в размере одной тысячи польских злотых за то, что он привлекался к принудительному труду в возрасте моложе шестнадцати лет.

Заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что решениями Фонда ему частично было отказано в выплате компенсации. Далее он утверждает, что был лишен возможности обратиться в суд в отношении решений Фонда по его делу.

Вопрос об ответственности польского государства. Нельзя сказать, что государство оказывало сильное влияние на повседневную работу Фонда. Оно не оказывало непосредственного влияния на принимаемые Фондом решения по вопросам отдельных заявителей; оно, однако, играло решающую роль в определении общей схемы работы Фонда. То, что государство делегировало некоторые из своих полномочий другой организации, не является решающим для вопроса об ответственности государства в контексте правила ratione personae Европейского Суда. Осуществление государственных полномочий, которые отражаются на реализации прав и свобод, гарантированных Конвенцией, поднимает вопрос об ответственности государства независимо от формы реализации этих полномочий, как, например, в случае, когда деятельность организации, которой делегировались полномочия государства, регулировалась частным правом. Решение польского государства делегировать организации, деятельность которой регулируется частным правом, свои обязательства, вытекающие из международных договоров, не могло освободить государство от ответственности по этим обязательствам как в случае, если государство выполняло бы их самостоятельно. В конкретных обстоятельствах действия Фонда по реализации обеих схем компенсации могли поставить вопрос об ответственности государства в данной сфере.

По вопросу о применимости положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Спор о праве заявителя на денежную выплату по первой компенсационной схеме, и в особенности, что касается ее размера, был подлинным и серьезным. Устав Фонда определял условия и порядок выплаты компенсации, которые заявитель должен был соблюдать, прежде чем получить саму компенсацию. Подразумевалось, что устав, независимо от его статуса согласно законодательству страны, давал право жертве нацистских преследований требовать от Фонда выплаты компенсации. Соответственно, если претендент на компенсацию отвечал условиям ее получения, оговоренным в уставе, то у него появлялось право на получение возмещения, которое не зависело от усмотрения Фонда. Отсюда следует, что заявитель мог претендовать, по меньшей мере, на основаниях, могущих стать предметом судебного спора, на право на получение компенсации за весь период своего принудительного труда. Это именно так, особенно с учетом того, что он уже получил одно подобное возмещение в силу решения 1994 года.

Налицо определенные сходства между правом на получение социального пособия (см. Постановление Европейского Суда по делу "Салеси против Италии" [Salesi v. Italy], вынесенное 26 февраля 1993 г., Серия A 257-E, § 19) и правом на получение возмещения от Фонда, основывавшегося по крайней мере на тяжелом материальном положения заявителя и нанесенном тяжелом ущербе его или ее здоровью в результате нацистских преследований. Заявитель утверждал о наличии у него права, исходящего из конкретных правил, изложенных в действующем Уставе Фонда и его уставных нормах. Следовательно, право требовать возмещение у Фонда может считаться "гражданским" для целей применения положений Статьи 6 Конвенции.

Что же касается второй компенсационной схемы, то заявитель не представил Европейскому Суду доказательств того, что он подавал жалобу в Апелляционную проверочную комиссию на решение Проверочной комиссии Фонда, принятое в 2001 году. В данных обстоятельствах нет необходимости рассматривать вопрос о применимости положений Статьи 6 Конвенции к производству по тому делу ввиду неисчерпания внутригосударственных средств правовой защиты.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается соответствия Статье 6 Конвенции производства по делу о применении первой компенсационной схемы.


Вопрос о соблюдении права человека на доступ к правосудию


По делу обжалуется отказ властей принимать участие в исполнении вступившего в законную силу решения суда о возврате собственности. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Мэтьюс против Франции
[Matheus - France] (N 62740/00)


Постановление от 31 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права человека на доступ к правосудию


По делу обжалуется непринятие судом решения по устранению противоречий в области прецедентного права. Жалоба признана приемлемой.


Круз-да-Силва Коэльо против Португалии
[Cruz Da Silva Coelho - Portugal] (N 9388/02)


Решение от 3 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Девятнадцатилетний сын заявительницы утонул в реке недалеко от пляжа, где часто собираются отдыхающие. Согласно установленным судами страны фактам он, не умеющий плавать, прогуливался вдоль берега по колено в воде, когда вдруг провалился в яму, превышавшую по глубине его рост. Яма образовалась на дне реки после того, как из реки был извлечен песок, чтобы изменить ее русло. При этом на месте происшествия не было никакой информации по поводу ямы или предупреждающих знаков. Сына заявительницы попытался спасти молодой человек, но он тоже утонул.

Заявительница подала иск против властей Португалии с требованием выплаты компенсации, но иск был отклонен. Родители молодого человека, погибшего при тех же обстоятельствах, что и сын заявительницы, добились решения Верховного трибунала правосудия, согласно которому государство признавалось ответственным за то, что не установило никакого контроля над происходившим на пляже. Заявительница, ссылаясь на это решение, подала жалобу по вопросам права в Верховный трибунал правосудия, но ее жалоба была отклонена. Позже она прибегла к средству правовой защиты, обеспечивающему согласованность норм прецедентного права. Ее заявление было отклонено, так как оно было подано с нарушением установленных для такого рода заявлений сроков и в нарушение порядка, установленного законодательством страны, то есть до того, как Верховный трибунал правосудия вынес решение по существу дела.

Согласно законодательству страны, в тех случаях, когда вывод суда, который может быть сделан в том или ином решении суда, противоречит существующим нормам прецедентного права, председатель Верховного трибунала правосудия вправе предписать - коль скоро решение суда еще не вынесено - чтобы заявление было рассмотрено коллегиями по гражданским делам, заседающим как суд в полном составе. Таковое рассмотрение заявления расширенным составом суда может проводиться по запросу сторон или прокуратуры до вынесения решения; предложение сделать это выносится судьями Верховного трибунала правосудия (судьей-докладчиком, другими судьями или председателями коллегий).


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 2, пункта 1 Статьи 6 и Статьи 14 Конвенции.

Европейский Суд принял решение рассмотреть вопрос о предварительном возражении государства-ответчика относительно неисчерпания заявительницей внутригосударственных средств правовой защиты вместе с рассмотрением жалобы по существу.


Вопрос о соблюдении права человека на доступ к правосудию


По делу обжалуется невозможность исполнения решения суда в силу иммунитета от исполнения судебных решений, предоставленного иностранным государствам властями страны. Жалоба признана неприемлемой.


Маноилеску и Добреску против Румынии и России
[Manoilescu and Dobrescu - Romania and Russia] (N 60861/00)


Решение от 3 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 1 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права человека на справедливое судебное разбирательство


По делу обжалуется наложение штрафа на зарегистрированную владелицу автомобиля за то, что она не указала властям точный адрес человека, который превысил скорость, когда он вел ее автомобиль. По делу требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции нарушены не были.


Риг против Австрии
[Rieg - Austria] (N 63207/00)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Автомобиль, зарегистрированной владелицей которого являлась заявительница, был засечен радаром для контроля скорости дорожного движения как превысивший установленную скорость. Окружная администрация потребовала от заявительницы указать в течение двух недель полное имя и адрес человека, сидевшего за рулем во время движения автомобиля. Заявительница сообщила полное имя и фамилию водителя и указала, что он проживает в г. Мостаре, Босния и Герцеговина. Вслед за этим окружная администрация издала временный уголовный приказ, где в качестве меры наказания заявительнице предписывалось выплатить штраф. Администрация отклонила в конечном счете возражение заявительницы и издала уголовный приказ, подтверждающий ее предыдущий приказ на том основании, что заявительница так и не представила полную информацию о нарушителе. Г-жа Риг обратилась с жалобой в независимый административный совет, утверждая, что она предоставила согласно приказу окружной администрации всю информацию, за исключением точного адреса водителя, поскольку она не смогла его выяснить. Кроме того, возложенное на нее обязательство указать сведения о водителе ее машины нарушает принцип презумпцию невиновности и ее право не давать самообвиняющих показаний. Ей было отказано в удовлетворении жалобы, и Конституционный суд Австрии, в конечном счете, отказался возбуждать производство по ее жалобе. Заявительница никогда ранее не обвинялась в превышении скорости на автомобиле.


Вопросы права


Европейский Суд отмечает, что поданная жалоба поднимает тот же вопрос, что и вопрос в деле "Вех против Австрии" [Weh v. Austria] (Постановление Европейского Суда от 8 апреля 2004 г. по жалобе N 38544/97). Суть жалобы заявительницы состоит в том, что имело место нарушение ее права сохранять молчание и не давать самообвиняющих показаний: она была подвергнута наказанию за отказ предоставить информацию, которая могла инкриминировать ее в контексте уголовного дела о превышении скорости при вождении автомобиля. Однако дело о превышении скорости при вождении автомобиля не велось в отношении самой заявительницы. Без достаточно конкретной связи с уголовным делом наложение штрафа с целью получения информации о водителе автомобиля заявительницы не поднимает какого-либо вопроса относительно нарушения права заявительницы хранить молчание и ее привилегии против самообвинения. Обстоятельства настоящего дела по существу не отличаются от обстоятельств дела "Вех против Австрии", по которому Европейский Суд не установил каких-либо доказательств того, что интересы заявителя были "существенно затронуты", чтобы можно было рассматривать его как "обвиняемого" в превышении скорости при вождении автомобиля в значении пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Требование заявить о простом факте (личности водителя его автомобиля), который сам по себе не был инкриминирующим, было возложено на него в качестве просто владельца автомобиля.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что требования пункта 1 Статьи 6 Конвенции по делу нарушены не были (принято пятью голосами "за" и двумя "против").


Вопрос о соблюдении права на судебное разбирательство в течение разумного срока


Срок административного разбирательства по обращению к властям включается в расчет общей продолжительности производства по делу во всех тех случаях, когда от того или иного заявителя требуется прибегнуть к такой предварительной процедуре.


Кьюркчян против Болгарии
[Kiurkchian - Bulgaria] (N 44626/98)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


В числе прочего заявители жалуются на то, что длительность производства по их обращению к властям, связанному с применением Закона "О планировании территориального и городского строительства" [Territorial and Urban Planning Act], превысила разумные сроки.

Европейский Суд напоминает, что в тех случаях, когда по законодательству страны от того или иного заявителя требуется прибегнуть к предварительным административным процедурам, прежде чем обращаться в суд, сроки производства по делу в административном органе должны быть включены в расчет сроков производства по делу для целей применения Статьи 6 Конвенции.

Европейский Суд отмечает, что до рассмотрения своего дела в 1992 году в суде заявители подали ряд протестов в компетентные муниципальные учреждения против просьб соседей легализовать некое строительство, что, по утверждениям заявителей, нарушало право заявителей на пользование своим жилищем. Отсюда следует, что отсчет сроков производства по делу, которые для целей применения положений Статьи 6 Конвенции должны приниматься во внимание, начался в 1992 году, и общая продолжительность производства составляет более пяти лет и шести месяцев, что включает время производства по делу в административных органах и в судах двух уровней.


Вопрос о соблюдении права на судебное разбирательство в течение разумного срока


По делу ставится вопрос о том, что решение Конституционного суда, в котором затрагивается вопрос о длительности разбирательства по делу, должно охватывать общую продолжительность производства по делу.


Бако против Словакии
[Bako - Slovakia] (N 60227/00)


Решение от 15 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 34 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права на судебное разбирательство в течение разумного срока


По делу обжалуется чрезмерная длительность конституционного производства по делу об экспроприации собственности при коммунистическом режиме. Жалоба признана неприемлемой.


Фон Мальцан и другие, фон Цитцевитц и другие, акционерное общество "Ман Феррошталь" и фонд "Альфред Тепфер" против Германии
[Von Maltzan and others, Von Zitzewitz and others and Man Ferrostaal and Alfred T`pfer Stiftung - Germany] (N 71916/01, 71917/01, 10260/02)


Решение от 2 марта 2005 г. [вынесено Большой Палатой]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права на разбирательство дела независимым и беспристрастным судом


По делу ставится вопрос о независимости и беспристрастности палат по морским спорам. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Брудницкая и другие против Польши
[Brudnicka and others - Poland] (N 54723/00)


Постановление от 3 марта 2005 г. [вынесено III Секцией (в прежнем составе)]


Обстоятельства дела


По факту затопления парома несколько палат по морским спорам, находящихся в ведении морских властей, вели производство по делам по установлению причин бедствия. Изучив причины аварии парома, повлекшей за собой гибель находившихся на нем людей, палаты по морским спорам установили, что со стороны экипажа парома была допущена халатность. Заявителями жалобы в Европейский Суд выступают родственники погибших во время крушения моряков; заявители выступали сторонами по делам, рассматривавшимся в соответствующих органах Польши.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Государство-ответчик оспорило тот факт, что заявители являются жертвами нарушения Конвенции, потому что их родственники, моряки, не были признаны лично ответственными за кораблекрушение в обжалуемых внутригосударственных решениях.

Европейский Суд считает, что производство по делам внутри страны не касалось исключительно ответственности моряков и вопроса о том, была ли каждым из них лично проявлена халатность при исполнении своих обязанностей. Производство по делам касалось всего экипажа парома. Европейский Суд считает, что признание лица жертвой нарушения Конвенции не зависит исключительно от признания того, что его репутации был нанесен вред. Малейшая попытка поставить доброе имя любого человека под вопрос дает ему право защищать его. Европейский Суд также решил, что применимость Конвенции по данному делу не должна зависеть от факта установления халатности каждого из членов команды в отдельности. Суд отмечает, что в принятом апелляционной палатой по морским спорам суда воеводства решении ответственность за случившееся возлагалась на весь экипаж в совокупности. Заявители, являясь наследниками погибших во время крушения парома моряков, могут утверждать, что являются жертвами нарушения Конвенции в значении Статьи 34 Конвенции. Поскольку производство по делам касалось права жертв кораблекрушения на сохранение доброго имени, положения Статья 6 Конвенции применимы в гражданско-правовом аспекте.

Члены палат по морским спорам (председатель и заместитель председателя) назначаются на должность и снимаются с должности министром юстиции по согласованию с министром судоходства. Следовательно, члены этих палат не могут считаться несменяемыми должностными лицами, и взаимоотношения между ними и указанными министрами имеют характер подчиненности. Заявители могли иметь объективно обоснованные сомнения относительно независимости и беспристрастности членов палат по морским спорам.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд назначил каждому из заявителей определенную сумму за причиненный моральный ущерб.


По жалобам о нарушениях пункта 2 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о соблюдении принципа презумпции невиновности


По делу обжалуется решение суда по делу об обеспечении доступа к ребенку; в решении указывалось, что отец допускал развратные действия в отношении ребенка, однако доступ к ребенку был решением отменен по иным основаниям. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Й.С.С. против Норвегии
[J.S.C. - Norway] (N 12148/03)


[вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель и H.T. имеют двух общих детей. После возникновения спора о праве доступа заявителя к детям мать в 1997 году обратилась в полицию с заявлением о том, что ее муж сексуально надругался над одним из детей, L. В 1998 году прокурор прекратил расследование. В 2000 году заявитель возбудил исковое производство в суде с требованием гарантировать себе право доступа к детям. В 2001 году городской суд удовлетворил его требование и разработал план по расширению доступа, считая, что отец более подходил для повседневной заботы о детях, чем их мать. Суд отклонил обвинения со стороны матери в адрес заявителя в том, что он сексуально надругался над L., и установил, что эти обвинения были махинацией и подтасовкой, составлявшими часть замысла матери воспрепятствовать доступу заявителя к детям.

По жалобе матери Суд провинции в 2002 году отменил решение суда первой инстанции и отказал заявителю в доступе к детям, в числе прочего на основании представленных новых данных экспертизы, согласно которым L. испытывал сильное волнение от одной мысли о встрече с отцом. Назначенный судом эксперт не ставил своей целью установить, имело ли место сексуальное надругательство, но, тем не менее, он осветил некоторые стороны вопроса. Суд провинции принял во внимание как обвинения матери, касающиеся сексуального надругательства над L. со стороны отца, так и возражения L. против свиданий с отцом и испытываемое L. сильное волнение от мысли о встрече с отцом. По первому пункту Суд провинции описал заявление матери о преступлении и прекращенное уголовное дело. Далее суд заявил, что для рассматриваемого им дела не имеет значения тот факт, что для осуждения по уголовному обвинению не хватает доказательств, и напомнил, что в вопросе доступа к малолетним детям нельзя позволить малейшего риска. Суд также добавил: "Принимая во внимание имеющуюся по делу информацию и тот факт, что суду были представлены вполне детальные описания сексуального надругательства, а также решительные возражения L. против встречи с отцом <...> перед нами много фактов, которые указывают на то, что надругательство имело место. Тем не менее Суд провинции не нашел необходимым углубляться в этот вопрос или определять свою позицию по нему". Перейдя непосредственно к возражению L. против встреч с отцом, Суд провинции заключил, что полное прекращение доступа заявителя к детям было бы в целом в наилучших интересах детей. Заявителю было отказано в разрешении подать жалобу в Верховный суд Норвегии.

Заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что решение Суда провинции, а также отказ Специального проверочного апелляционного комитета Верховного суда в разрешении подать жалобу в Верховный суд образуют нарушения пунктов 1 и 2 Статьи 6 Конвенции. Без дачи реальной оценки доказательств и без объяснения мотивов своей оценки обстоятельств дела Суд провинции не мог установить, имел ли место факт сексуального надругательства. Будучи заклейменным как сексуальный насильник, заявитель предположительно испытывает серьезные психологические и социальные проблемы.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика как в отношении пунктов 1 и 2 Статьи 6 Конвенции, так и в отношении Статьи 8 Конвенции.


По жалобам о нарушениях подпункта "b" пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о соблюдении права обвиняемого иметь достаточное время для подготовки своей защиты


По делу ставится вопрос о том, что у защитника заявителя не было достаточно времени для ознакомления с материалами дела и заключениями экспертиз. Жалоба признана неприемлемой.


Маттик против Германии
[Mattick - Germany] (N 62116/00)


Решение от 31 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


По подозрению в попытке совершить убийство заявитель был помещен в полицейский изолятор временного содержания. В обвинительном заключении указывалось, что с учетом прежних судимостей заявителя он отвечает требованиям, предъявляемым тем лицам, в отношении которых лишение свободы как вид наказания должно быть назначено в обязательном порядке. Защитник подал ходатайство об ознакомлении с материалами предыдущих и текущего дел с тем, чтобы подготовиться к защите на суде. Суд земли, в котором началось производство по делу, предоставил доступ к этим материалам 2 июня 1999 г. Копия заключения эксперта о том, что требования об обязательном лишении свободы были выполнены, так же как и дополнительные материалы по предыдущим судимостям заявителя, которые суд только что получил, были переданы защитнику 28 июня 1999 г. В период с 1 по 21 июля 1999 г. было проведено четыре слушания по делу. Ходатайство защитника о временном отложении слушания дела в силу того, что у защитника не хватило времени для подготовки защиты, было судом отклонено. В ходе рассмотрения дела в суде были заслушаны показания двух экспертов и изучены их заключения. Заявителю было назначено наказание в виде лишения свободы сроком пять лет и шесть месяцев с обязательным отбыванием наказания в местах лишения свободы.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается подпункта "b" пункта 3 Статьи 6 Конвенции.

Защитник получил необходимые материалы дела за один месяц до первого слушания, что является достаточным сроком для ознакомления с ними. Что касается заключения эксперта и оставшихся материалов дела, которые были доступны защитнику всего три дня до первого слушания, то защитнику было дано дополнительное время для изучения этих документов между слушаниями в период с 1 по 21 июля. На основании решения, что время между слушаниями считается как подготовительное, Европейский Суд пришел к выводу, что защита располагала достаточным временем для изучения заключения эксперта и дополнительных материалов дел. Жалоба признана явно необоснованной.


По жалобе о нарушении подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о соблюдении права обвиняемого на защиту через посредство выбранного им защитника


По делу обжалуется отказ в разрешении представлять интересы апеллянта в суде в его отсутствие. По делу допущено нарушение требований подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции.


Аризи против Франции
[Harizi - France] (N 59480/00)


Постановление от 29 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель - гражданин Алжира, постоянно проживающий во Франции. После издания приказа о его депортации были предприняты попытки вывезти его с территории Франции. Он отказался зайти на борт самолета, направлявшегося рейсом в Алжир, и это послужило основанием для возбуждения против него уголовного дела. Пока велось производство по жалобе заявителя, его насильно вывезли в Алжир. Хотя заявителю грозил приговор к лишению свободы сроком два года, в соответствии с действовавшим тогда законодательством ввиду его отсутствия он не мог быть представлен в суде адвокатом. Его адвокат просил предоставить заявителю временное разрешение вернуться во Францию на законных основаниях, без риска быть отправленным обратно, с тем, чтобы заявитель мог лично участвовать в заседании Апелляционного суда, рассматривавшего его дело. Заявителю было отказано во временном разрешении. Он не прибыл на процесс, и потому его адвокат не получил права принять участие в судебном разбирательстве. Апелляционный суд рассмотрел дело в отношении заявителя заочно. Он был признан виновным согласно выдвинутому обвинению. Он не обратился в суд с заявлением об отмене приговора, потому что должен был находиться на территории Франции, чтобы такое заявление считалось действительным.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 и подпункта "c" пункта 3 Статьи 6 Конвенции. Заявителю было отказано в возможности быть представленным адвокатом в ходе апелляционного производства по жалобе, что уже было признано Европейским Судом противоречащим Конвенции. Он имел право обратиться в суд с заявлением об отмене обвинительного приговора, вынесенного судом апелляционной инстанции. Однако поскольку он был выдворен с территории Франции и находился на большом расстоянии от нее, подобное средство правовой защиты - даже если предположить, что заявитель смог прибегнуть к нему - не считалось бы действительным и, более того, вряд ли послужило бы основанием для удовлетворения его жалобы, учитывая, что судами Франции последовательно принимались неблагоприятные в этом смысле решения. Впоследствии произошло некоторое изменение в позиции судов Франции, так что теперь отсутствующий обвиняемый имеет право на то, чтобы его интересы в суде представлял адвокат. Но это изменение произошло спустя три года после событий, обжалованных по настоящему делу.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю часть суммы, которую он представил Суду как требуемую для оплаты услуг адвоката.


По жалобе о нарушении Статьи 7 Конвенции


По жалобе о нарушении пункта 1 Статьи 7 Конвенции


Вопрос о соблюдении принципа nullum crimen sine lege*


(* Nullum crimen sine lege (лат.) - нет преступления без предусматривающего его закона (прим. перев.).)


По делу обжалуется обвинительный приговор по уголовному делу, вынесенный в отношении прокурора за злоупотребление им своими полномочиями при подготовке проекта обвинительного заключения и за нанесение оскорблений властям государства. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Кайасу против Турции
[Kayasu - Turkey] (N 76292/01)


[Решение о коммуницировании жалобы государству-ответчику вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Материалы дела относятся к тому периоду времени, когда заявитель работал прокурором. Им было подписано обвинительное заключение, в котором выдвигались обвинения против руководящих участников военного государственного переворота 12 сентября 1980 г. Самому заявителю впоследствии были предъявлены обвинения в злоупотреблении должностью прокурора и публичном поношении вооруженных сил страны. В числе прочего он был обвинен в несоблюдении некоторых условий производства предварительного расследования, таких получение доказательств вины обвиняемых и проведение их допроса; его также обвиняли: в несоблюдении Временной статьи 15 Конституции, гарантирующей иммунитет от судебного преследования участников переворота 1980 года; в использовании в обвинительном заключении выражений, оскорбляющих армию; в том, что он настаивал на том, чтобы составленное им обвинительное заключение было бы включено в список дел, подлежащих рассмотрению судом; и, наконец, разглашении содержания обвинительного заключения прессе и в том, что он делал определенные заявления в прессе по поводу дела в его производстве. Заявитель был признан виновным в злоупотреблении служебными полномочиями и нанесении оскорбления высшим органам власти государства, за что ему было назначено наказание в виде штрафа с отсрочкой исполнения наказания.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статей 7, 10 и 17 Конвенции.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции (положение о праве обвиняемого на справедливое судебное разбирательство).


По жалобе о нарушении Статьи 8 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его частной жизни


По делу обжалуется транскрибирование имени и отчества гражданина русского происхождения в его паспортах, выданных властями Украины. Жалоба признана приемлемой.


Булгаков против Украины
[Bulgakov - Ukraine] (N 59894/00)


Решение от 22 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель является гражданином Украины русского происхождения. Его настоящее имя Дмитрий, фамилия Булгаков, а отчество - Владимирович (отчество это своего рода второе имя, образованное от имени отца путем прибавления соответствующего суффикса). Граждане Украины обычно имеют два паспорта. Внутренний паспорт является основным документом, удостоверяющим личность его владельца во всех административных и социально-экономических отношениях внутри страны. Заграничный паспорт используется для поездок за пределы страны. На второй странице внутреннего паспорта заявителя (заполненной на украинском языке) указаны украинские эквиваленты его имени и отчества, то есть Дмитро Володимирович [Дмiтро Володимирович]. На третьей странице паспорта, заполненной уже на русском языке, фамилия, имя и отчество заявителя указаны в их изначальной русской форме. В заграничном паспорте заявителя на первой странице, заполненной на украинском и английском языках, также указан украинский эквивалент его имени (при этом отчество заявителя не указано вообще).

Заявитель оспаривает в Европейском Суде использование украинских форм его имени и отчества, утверждая, что должны указываться только их оригинальные формы. Его заявления на сей счет были отклонены. Судами Украины было вынесено решение, что в соответствии с законодательством страны данные о личности заявителя должны указываться на украинском языке, что означает, что имя и отчество "должны соответствовать требованиям украинского языка и согласовываться с правилами литературного перевода". Заявитель же утверждал, что требование "записывать его имя на украинском языке", как это установлено внутригосударственными нормативными актами, подразумевает транслитерацию имени украинскими буквами, но не дает право заменять русское имя и отчество их украинскими эквивалентами.

Он также жалуется на дискриминацию в отношении себя в силу его принадлежности к русскому меньшинству на Украине. Он утверждает, что при транскрибировании иностранных имен и фамилий в документах, выдаваемых на Украине, к лицам русского происхождения осуществляется иной подход, нежели к представителям других стран, полные имена которых транслитерируются буквами украинского алфавита, в то время как имена людей русского происхождения заменяются украинскими этимологическими эквивалентами.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 8 и 14 Конвенции.

Государство-ответчик возразило, что заявителем не были исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты. Государство-ответчик заявило среди прочего, что, подписав оба паспорта, заявитель согласился тем самым со всей содержащейся в них информацией.

Европейский Суд указывает, что паспорта являются основными документами, удостоверяющими личность, которые необходимы для осуществления многих основных политических и социально-экономических прав. Принимая во внимание, что заявитель подал свои жалобы в суды Украины, где они были рассмотрены по существу, Европейский Суд соглашается с утверждением заявителя, что подписание паспортов не может считаться актом, эквивалентным его согласию с рассматриваемой по делу практикой властей Украины.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 3 и пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его частной жизни


По делу обжалуется применение дисциплинарных санкций к государственным служащим за совместное проживание без регистрации брака. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Акгюн и Тураби против Турции
[Akghn and Turabi - Turkey] (N 46731/99)


[Решение о коммуницировании жалобы государству-ответчику вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителями по делу выступают государственные служащие, работающие в следственном изоляторе. Они проживают вместе в одной квартире. Их начальство считает, что их совместное проживание без оформления законного брака подрывает достоинство их службы, и объявило заявителям выговор. Закон "О государственных служащих" [the Civil Servants Act] предусматривает, без каких-либо дальнейших разъяснений, что выговор объявляется как дисциплинарная мера наказания в отношении лиц, дискредитирующих своими действиями учреждение, в котором они работают, в нерабочее время, когда они уже не исполняют свои служебные обязанности.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 8 Конвенции.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его частной жизни


По делу обжалуется невозможность аннулировать брак, предположительно, заключенный без согласия жены. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Каракайа (Йалчин) против Турции
[Karakaya (YalHin) - Turkey] (N 29586/03)


[Решение о коммуницировании жалобы государству-ответчику вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница утверждает, что муж заставил ее вступить с ним в брак после того, как похитил ее с помощью двух других лиц. Она подала жалобу, в которой обвинила мужа в совершении преступления. Прокуратура возбудила уголовное дело в отношении трех лиц, подозреваемых в похищении человека. Согласно законодательству Турции, если обвиняемый в похищении женщины женится на ней, производство по его делу приостанавливается и может быть возобновлено только при условии, что супружеская пара разводится по вине мужа. Суд ассизовv на этом основании вынес решение приостановить производство по уголовному делу в отношении мужа заявительницы и постановил, что уголовное преследование других ответчиков по делу также прекращается. Впоследствии заявительница подала заявление о разводе на основании несовместимости с мужем. Суд отложил вынесение решения по делу до окончания рассмотрения заявления о расторжении брака на основании несогласия заявительницы состоять в браке со своим мужем. Оба заявления были, в конечном счете, отклонены. Суды сочли, что может считаться установленным, что заявительница дала свое добровольное согласие на вступление в брак, и что предполагаемая несовместимость супругов не могла быть установлена. Заявительница обжаловала такое решение, но ее жалоба была отклонена.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статей 8 и 13 Конвенции.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его частной жизни


По делу обжалуется требование заручиться согласием отца на длительное хранение и имплантацию оплодотворенной яйцеклетки. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Эванс против Соединенного Королевства
[Evans - United Kingdom] (N 6339/05)


[Решение о коммуницировании жалобы государству-ответчику вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


До того, как у заявительницы удалили яичники в целях предотвращения распространения раковой опухоли, она использовала свои последние яйцеклетки для создания шести эмбрионов, которые до сих пор хранятся в частной клинике в Соединенном Королевстве. Она хочет использовать возможность имплантировать эти эмбрионы, поскольку это представляется единственным шансом выносить ребенка, генетически с ней связанного. Закон 1990 года "Об оплодотворении человека и человеческой эмбриологии" [the Human Fertilisation and Embryology Act] позволяет ее бывшему сожителю отказать в разрешении имплантировать эмбрионы и потребовать у клиники их уничтожить. Во время судебного разбирательства в судах Соединенного Королевства хранение эмбрионов было продлено договором, заключенным между заявительницей и ее бывшим сожителем. В любом случае эмбрионы могут храниться лишь в течение пяти лет, и данный срок истечет в октябре 2006 года.

Заявительница обжалует в Европейский Суд нарушение ее прав, гарантированных Статьями 8 и 14 Конвенции, а также прав эмбрионов в контексте Статьи 2 Конвенции.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 8 Конвенции притом, что на основании Правила 41 Регламента Европейского Суда разбирательство этой жалобы будет осуществляться в приоритетном порядке. Согласно Правилу 39 Регламента Суда указаны предварительные судебные меры: государству-ответчику предписывается "предпринять надлежащие меры, чтобы гарантировать, что эмбрионы не будут уничтожены в клинике, в которой они хранятся, до того момента, когда Европейский Суд будет иметь возможность рассмотреть дело".


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его семейной жизни


По делу обжалуется предположительный запрет на свидания с членами семьи в период содержания заявителя под стражей. Жалоба признана приемлемой.


Островар против Молдавии
[Ostrovar - Moldova] (N 35207/03)


Решение от 22 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель был арестован по обвинению в получении взятки (в дальнейшем вменявшееся деяние было переквалифицировано на коррупцию), осужден, и ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком десять лет. Два периода от общего срока заключения он содержался в следственном изоляторе, который, по его утверждениям, был переполнен и не имел надлежащих санитарно-гигиенических условий. Заявитель утверждал, что в камере не запрещалось курение, и в силу плохой вентиляции значительно усилилась астма, от которой он страдал. В частности, из-за того, что ему было отказано в медикаментах, ему пришлось перенести несколько приступов астмы, во время которых ему не оказывалась медицинская помощь. Он также жаловался на качество еды и отсутствие возможности рекреации в следственном изоляторе. В дополнение к вышесказанному заявитель подает жалобы в Европейский Суд в контексте Статьи 8 Конвенции, утверждая, что служащие места заключения читали его переписку (письма от его адвоката и из прокуратуры, а также переписку с Информационным центром Совета Европы и Европейским Судом и входящую корреспонденцию от матери). Он также утверждает, что ему было отказано в праве на свидания с женой и дочерью. По последнему вопросу он обратился с жалобой в прокуратуру, которая жалобу отклонила. Заявитель обжаловал отказ прокуратуры рассмотреть жалобу в районный суд. Суд своим решением, копия которого, предположительно, не была направлена заявителю, отклонил его жалобу. Суд апелляционной инстанции также отклонил жалобу заявителя.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 3 и 8 Конвенции (по вопросу о нарушении права заявителя на переписку с матерью) и Статьи 13 Конвенции. Что касается возражения государства-ответчика по делу (неисчерпание заявителем внутригосударственных средств правовой защиты), то Европейский Суд не получил достаточно убедительных доказательств тому, что упомянутые государством-ответчиком меры могли бы улучшить условия содержания заявителя под стражей, и что они были эффективны в отношении его жалоб в контексте Статьи 8 Конвенции. Европейский Суд поэтому заключил, что заявление не может быть объявлено неприемлемым на основании подобного возражения.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции (относительно права заявителя вести переписку со своим адвокатом и прокуратурой, с Информационным центром Совета Европы и Европейским Судом): Суду не было представлено доказательств, что такая корреспонденция вскрывалась или читалась администрацией места лишения свободы. Жалоба по данному пункту признана явно необоснованной.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его семейной жизни


По делу обжалуется требование получить согласие отца на длительное хранение и дальнейшую имплантацию оплодотворенных яйцеклеток. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Эванс против Соединенного Королевства
[Evans - United Kingdom] (N 6339/05)


[вынесено IV Секцией]


(См. выше в рубрике "Вопрос о соблюдении права человека на уважение его частной жизни".)


Вопрос о праве человека на уважение его корреспонденции


По делу обжалуется контролирование администрацией места заключения переписки заключенного с его адвокатом и Европейским Судом; после подачи данной жалобы были внесены поправки в соответствующие законодательные акты. Жалоба исключена из списка подлежащих рассмотрению дел.


Мериакри против Молдавии
[Meriakri - Moldova] (N 53487/99)


Постановление от 1 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 Статьи 37 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 10 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на свободное выражение мнений


По делу обжалуется обвинительный приговор, вынесенный владельцу газеты за клевету, которая содержалась в опубликованных им статьях, где излагались оценочные суждения о политических деятелях. По делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции.


Общество с ограниченной ответственностью "Украинская Медиа Группа" против Украины
[Ukrainian Media Group - Ukraine] (N 72713/01)


Постановление от 29 марта 2005 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


Обстоятельства дела


Заявитель является владельцем ежедневной украинской газеты "День". В двух статьях о президентской кампании на Украине в 1999 году автор сделал ряд критических заявлений о двух политических деятелях, Наталии Витренко (лидере Прогрессивной социалистической партии Украины) и Петро Симоненко (лидере Коммунистической партии Украины); оба баллотировались кандидатами в президенты. Компания-заявитель утверждает, что статьи содержали комментарии относительно личных и управленческих способностях обоих кандидатов в президенты, их способности организовывать команду, давать обещания и обеспечить лидерство в стране.

Г-жа Витренко подала жалобу на газету "День" за первую статью, а г-н Симоненко - за вторую. Они нашли информацию, содержащуюся в статьях, ложной и наносящей ущерб их достоинству и репутации. Районный суд признал первую статью ложной, поскольку заявитель не смог доказать истинность содержащихся в ней сведений, и частично удовлетворил жалобу г-на Симоненко. Заявителю было предписано выплатить жалобщикам компенсацию за моральный ущерб и опубликовать исправления вместе с резолютивной частью решения суда.

Заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что суды Украины не смогли отличить оценочные суждения от фактов в своей оценке содержания обеих газетных статей, и что решения судов были своего рода политической цензурой, нарушающей право заявителя свободно распространять информацию.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 37 Конвенции (последняя часть Статьи) и подпункта "b" пункта 1 Статьи 38 Конвенции. Европейский Суд отменил договоренность о мировом соглашении, достигнутую между правительством Украины и компанией-заявителем, с учетом серьезного характера жалоб и особых обстоятельств, касающихся соблюдения прав человека, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, что требует дальнейшего рассмотрения жалобы по существу.

По поводу Статьи 10 Конвенции. Акт вмешательства государства в осуществление компанией-заявителем своего права на свободу выражения мнений было предусмотрено законом и преследовало законную цель защищать репутацию и права г-на Симоненко и г-жи Витренко. В то время, однако, украинское законодательство об ответственности за клевету не проводило различий между оценочными суждениями и изложением сведений в том смысле, что в нем повсеместно упоминалось лишь понятие "сведения" [вiдомостi], и исходило из предположения, что достоверность любых сведений подлежала доказыванию в гражданском процессе.

С точки зрения Европейского Суда, оспоренные с точки зрения достоверности сведения являлись оценочными суждениями, использованными в контексте политической риторики, и не нуждались в доказывании своей истинности. Публикации содержали критику обоих политических деятелей, изложенную в сильных, полемических и саркастических выражениях. Без сомнения, истцы были оскорблены, и, возможно, даже шокированы. Но как бы то ни было, выбрав себе свой род занятий, они неизбежно поставили себя в центр острой критики и пристального внимания со стороны общества.

Учитывая содержание текстов статей в целом и балансируя конфликтующие интересы по данному делу, Европейский Суд полагает, что признание заявителя виновным в распространении клеветы было явно несоразмерно преследуемой государством цели. Вмешательство государства в осуществление заявителем своего права на свободу выражения мнений не отвечает какой-либо насущной потребности общества, перевешивающей общественный интерес к законному политическому обсуждению избирательной кампании и вовлеченных в нее политических фигур. Более того, примененные в данном деле судами Украины стандарты не совместимы с принципами, воплощенными в Статье 10 Конвенции, и обоснования судов, выдвинутые для оправдания акта вмешательства в осуществление права заявителя по Статье 10 Конвенции не могут считаться "достаточными".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции (принято единогласно).

В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 588 евро в возмещение причиненного ему материального ущерба и 33 тысячи евро в возмещение причиненного ему морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителей о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о соблюдении права человека на свободное выражение мнений


По делу обжалуется временный запрет на деятельность политической партии, ставший, предположительно, актом вмешательства государства в осуществление этой партией своего права на свободное выражение мнения. Жалоба признана приемлемой.


Христианско-демократическая народная партия Молдавии против Молдавии
[Christian Democratic People's Party - Moldova] (N 28793/02)


Решение от 22 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 11 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права человека на свободное выражение мнений


По делу обжалуется осуждение в уголовном порядке прокурора за злоупотребление своими полномочиями при подготовке проекта обвинительного заключения и за нанесение оскорблений властям государства. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Кайасу против Турции
[Kayasu - Turkey] (N 76292/01)


[вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 7 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 11 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на свободу мирных собраний


По делу обжалуется запрет проводить демонстрации в парках. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Атаман против Турции
[Ataman - Turkey] (N 74552/01)


[Решение о коммуницировании жалобы государству-ответчику вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В общественном парке Стамбула прошла демонстрация в форме марша. В ней приняли участие от 40 до 50 человек, которые несли плакаты и транспаранты. Закон запрещает демонстрации и марши в парках и уполномочивает силы безопасности предпринять меры по прекращению демонстрации после объявления предупреждения.

Демонстранты не отреагировали на предупреждения вызванных в парк подразделений сил безопасности и продолжили свой марш. Для разгона демонстрантов силы безопасности использовали бомбы со слезоточивым газом и впоследствии произвели ряд арестов.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статей 3 и 11 Конвенции.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пунктов 1 и 2 Статьи 5 Конвенции.


Вопрос о соблюдении права человека на свободу мирных собраний


По делу обжалуется временный запрет на деятельность политической партии, предположительно, в связи с проведением ею несанкционированных демонстраций. Жалоба признана приемлемой.


Христианско-демократическая народная партия Молдавии против Молдавии
[Christian Democratic People's Party - Moldova] (N 28793/02)


Решение от 22 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителем по делу выступает оппозиционная политическая партия. Партия в качестве протеста против предложения правительства сделать обязательным изучение русского языка в школах решила провести митинг поддерживающих ее избирателей перед зданием правительства и сообщила муниципальному совету о своем намерении. Сначала муниципальный совет выдал разрешение на проведение митинга, но впоследствии приостановил действие разрешения, ожидая оглашения официальной позиции парламента относительно того, какая правовая норма может быть применена к такому собранию граждан. Тем временем избиратели, поддерживающие данную партию, провели ряд митингов, не подчиняясь установленным нормам и правилам. Министерство юстиции потребовало прекратить митинги и после того, как сделала партии-заявителю предупреждение, наложила одномесячный запрет на деятельность партии за нарушение нескольких норм закона.

После того, как Генеральный секретарь Совета Европы направил правительству Молдавии запрос по поводу этого запрета, и из-за приближения даты выборов в местные органы власти министерство юстиции сняло с деятельности партии запрет и дало ей разрешение возобновить свою деятельность. Несмотря на снятие запрета, партия-заявитель оспорила принятую по отношению к ней меру в судебном порядке. Суд апелляционной инстанции отклонил иск заявителя, установив, что митинги избирателей, поддерживающих партию, переросли в демонстрации, на проведение которых требовалось разрешение властей. Суд также установил, что демонстранты блокировали общественные дороги, и что участие в демонстрациях несовершеннолетних лиц нарушало ряд законов. Высшая судебная палата Республики Молдова сочла, что возложенная на партию санкция не была несоразмерной допущенным ей нарушениям. В ряде других судебных дел, возбужденных по искам правительства, требовавшего объявления демонстраций незаконными, Высшая судебная палата принимала решения в пользу правительства и объявляла собрания избирателей, поддерживающих партию, незаконными.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 10 и 11 Конвенции.

Государство-ответчик заявило Европейскому Суду возражение по делу, в котором оно протестовало против признания партии-заявителя жертвой нарушения Конвенции. Европейский Суд по этому поводу отмечает: в течение периода приостановления деятельности партии-заявителя существовала угроза замораживания ее счетов и изъятия средств и имущества. Данное приостановление имело "замораживающее действие" на свободу партии в пользовании своим правом на свободу выражения мнений. И хотя запрет на деятельность партии был впоследствии снят, власти не признали предположительного нарушения требований Конвенции в отношении партии и не загладили причиненный ей вред. Заявитель таким образом может утверждать, что является жертвой нарушения Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 13 Конвенции


По делу обжалуется отсутствие соответствующих норм в праве Соединенного Королевства, предусматривающих выплату компенсации морального вреда потерпевшему, даже в тех случаях, когда гражданско-правовая ответственность полиции установлена. По делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции.


Баббинс против Соединенного Королевства
[Bubbins - United Kingdom] (N 50196/99)


Постановление от 17 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 2 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 14 Конвенции


Вопрос о запрещении дискриминации


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 8 Конвенции.)


По делу обжалуется транскрибирование имени и иностранных имен (в частности, российского происхождения) в паспортах, выданных властями Украины. Жалоба признана приемлемой.


Булгаков против Украины
[Bulgakov - Ukraine] (N 59894/00)


Решение от 22 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 8 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 34 Конвенции


Вопрос о сохранении статуса жертвы нарушений Конвенции


По делу ставится вопрос о признании статуса жертвы нарушений Конвенции за дочерью покойного и исполнителями имущественного завещания по прошествии двух лет с момента его смерти, которые жаловались на арест покойного в прошлом и назначение ему наказания в виде штрафа. Жалоба признана неприемлемой.


Фэрфилд и другие против Соединенного Королевства
[Fairfield and others - United Kingdom] (N 24790/04)


Решение от 8 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница, дочь покойного Гарри Хаммонда (по вероисповеданию - евангельского христианина), и исполнители его имущественного завещания, подали жалобу в суд на незаконность его ареста за нарушение общественного порядка и наложения на него штрафа за чтение проповедей в общественном месте с плакатом, содержавшим фразу "Остановить гомосексуализм". Г-н Хаммонд отказался снять плакат и покинуть территорию, после того как собралась рассерженная толпа, и начался беспорядок. После смерти г-на Хаммонда в 2002 году в ходе производства по жалобе, проводимого административным судом, его дочь и исполнители завещания получили разрешение суда продолжить производство. Апелляционное присутствие отделения королевской скамьи Высокого суда не выявило нарушений Статей 9 и 10 Конвенции в связи с арестом и осуждением г-на Хаммонда.

В Европейский Суд заявители жаловались в контексте Статей 9 и 10 Конвенции на то, что арест и осуждение г-на Хаммонда нарушили его право на свободу религии и свободу выражения мнений. Г-на Хаммонда, указывали в своей жалобе заявители, лишили возможности знакомить людей со своей религией посредством проповедей, и он был наказан за содержание написанного на плакате и за высказывание своего мнения, хотя при этом он и не прибегал к оскорбительным или унижающего достоинство человека выражениям и не подстрекал к использованию насилия.

Европейский Суд отмечает, что Гарри Хаммонд скончался в 2002 году, в то время как жалоба в Европейский Суд была подана в 2004 году уже его дочерью и исполнителями имущественного завещания. При подаче жалобы исполнители основывались на том факте, что апелляционное присутствие отделения королевской скамьи Высокого суда наделило их процессуальной правоспособностью продолжать производство по апелляционной жалобе г-на Хаммонда после его смерти, а его дочь исходила из позиции Европейского Суда, изложенной в Постановлении по делу "Далбан против Румынии" [Dalban v. Romania]* (* Постановление Европейского Суда по данному делу было вынесено 28 сентября 1999 г. (прим. перев.).), принятым Большой Палатой (N 28114/95, § 39, Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека ECHR 1999 VI). В данном Постановлении Европейский Суд установил, что вдова заявителя имела законный интерес в вынесении судебного решения о том, что осуждение ее мужа составляло нарушение его права на свободное выражение мнений.

Статья 34 Конвенции требует, чтобы любой заявитель индивидуальной жалобы в Европейский Суд утверждал бы о том, что он в действительности претерпел от нарушения Конвенции, факт которого он утверждает в жалобе. Статья 34 Конвенции не устанавливает для частных лиц возможность возбуждения своего рода actio popularis* (* Actio popularis (лат.) - народный иск (буквально), здесь - требования, предъявляемые в общественных интересах частными лицами или организациями, которые сами не являются жертвами нарушений (прим. перев.).) ради толкования положений Конвенции и не разрешает частным лицам обжаловать тот или иной закон просто потому, что они чувствуют, что этот закон противоречит Конвенции. То же самое относится и к событиям и решениям, которые, предположительно, нарушают Конвенцию. Наличие жертвы, то есть лица, которое персонально претерпело от предположительного нарушения того или иного права, закрепленного Конвенцией, является обязательным условием для того, чтобы заработал правозащитный механизм Конвенции, хотя это условие не применяется в жесткой, механической и негибкой форме в ходе всего производства по делу (см. Постановление Европейского Суда по делу "Карнер против Австрии" (N 40016/98 [Karner v. Austria]* (* Постановление Европейского Суда по данному делу было вынесено 24 июля 2003 г. (прим. перев.).), § 25, Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека ECHR 2003 IX). Настоящее дело поэтому надлежит отличать от дела "Далбан против Румынии", жалоба по которому была подана в Европейский Суд самим заявителем, и производство по ней было продолжено его вдовой лишь после его последующей смерти в ходе производства. Аналогичным образом, хотя по делу "Карнер против Австрии" Европейский Суд постановил, что производство по делу может быть продолжено после смерти заявителя и даже в отсутствие наследников, желающих продолжать его рассмотрение, в тех случаях, когда поднимаемые по делу вопросы превосходят по своему значению интересы заявителя и поднимается важный вопрос, затрагивающий общественные интересы и относящийся к стандартам прав человека в государствах - участниках Конвенции, тот заявитель скончался после подачи жалобы в Европейский Суд. Поскольку также верно, что отдельные лица, являющиеся ближайшими родственниками скончавшихся при обстоятельствах, которые позволяют поднять вопрос о соблюдении требований Статьи 2 Конвенции, могут подать жалобу в Европейский Суд от собственного имени, это особая ситуация, регулируемая характером предполагаемого нарушения и соображениями эффективной реализации одного из наиболее фундаментальных положений Конвенции. В настоящем деле заявители не обладают необходимой процессуальной правоспособностью по Статье 34 Конвенции.


Решение


Жалоба признана неприемлемой как несовместимая с правилом ratione personae Европейского Суда.


Вопрос о сохранении статуса жертвы нарушений Конвенции


По делу заявитель не доказал, что является жертвой дискриминации. Жалоба признана неприемлемой.


Скендер против бывшей Югославской Республики Македония
[Skender - former Yugoslav Republic of Macedonia] (N 62059/00)


Решение от 10 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, турок по национальности, является гражданином бывшей Югославской Республики Македония. У него две дочери. Согласно закону "О начальном образовании" [the Primary Education Act] представителям национальных меньшинств должно предоставляться право обучаться на их родном языке, но они также обязаны изучать македонский язык. В то же время, согласно этому закону, ученики должны посещать государственные начальные школы по месту жительства. Однако начальная школа в районе Центар Жупа [Centar рupa], где проживает заявитель, не имеет в начале курса обучения занятий, во время которых с детьми общались бы на турецком языке. Поэтому в 1996 году старшая дочь заявителя посещала начальную школу в другом районе, где обучение проводилось на турецком языке. В конце 1996 года эти занятия были якобы прерваны по требованию полиции, и директор школы объявил, что ученикам из других сел больше не позволяется ее посещать.

В 1997 году министерство образования и спорта (далее - министерство) отказало заявителю в просьбе обеспечить в его районе преподавание на турецком языке. Вслед за решением Совета министров, принятом в 1999 году, министерство изменило свою позицию по данному вопросу и решило обеспечить преподавание на турецком языке в упомянутой по делу школе для тех детей, родной язык которых был турецкий. В 2000 году Конституционный суд страны объявил оба эти решения ничтожными и не имеющими юридической силы, посчитав их неконституционными. Между тем в 1997 году заявитель обратился в школу в другом районе, где велось преподавание на турецком языке, с заявлением о том, чтобы приняли его старшую дочь. В конечном счете Верховный суд отказался рассматривать его жалобу по существу, так как нельзя было установить, получил ли нижестоящий суд его более раннее заявление. Конституционный суд установил, что дальнейшее рассмотрение жалобы не относится к сфере его компетенции.

В 1998 году заявитель вновь безрезультатно обратился в турецкоязычную начальную школу другого района с просьбой о принятии его младшей дочери. Далее он обратился в Верховный суд с тем, чтобы расширить предмет жалобы, поданной в отношении его старшей дочери, и включить в нее вопрос, касающийся его младшей дочери. Верховный суд уведомил его о том, что это невозможно, и потребовал, чтобы заявитель установил и представил бы в течение 15 дней копию административного акта, против которого была направлена его новая жалоба. Заявителю было отказано в дальнейшем рассмотрении жалобы на основании того, что он не уложился в отведенный ему для этих действий срок.

Заявитель также подал протест в министерство по поводу отказа начальной школы другого района принять его младшую дочь. В конце концов Верховный суд отклонил его повторную жалобу, обосновав свое решение тем, что согласно положениям закона "О начальном образовании" ученики приписывались к школам по месту жительства, а значит, его младшая дочь должна была ходить в школу своего района. В дальнейшем Верховный суд основывался на решении Конституционного суда, принятом в 2000 году, аннулировавшем решения правительства об обеспечении обучения на турецком языке в районе, где проживает заявитель.

Тем временем, начиная с сентября 1999 года, следуя вышеупомянутому решению министерства от того же года, детям в начальной школе в районе заявителя, включая и его младшую дочь, были обеспечены занятия на турецком языке.

Заявитель подал жалобу в Европейский Суд в контексте Статьи 14 Конвенции и в увязке со Статьей 2 Протокола N 1 к Конвенции, указывая на то, что его младшей дочери было отказано в принятии в турецкоязычную школу по причине его места жительства.

Европейский Суд напоминает, что Статья 34 Конвенции не устанавливает для частных лиц возможность возбуждения своего рода actio popularis ради толкования положений Конвенции и не разрешает частным лицам абстрактно обжаловать состояние закона или какое-либо решение властей просто потому, что они считают, что такой закон или решение противоречат Конвенции. В принципе не является достаточным для заявителя утверждать, что само существование того или иного закона нарушает его права, закрепленные в Конвенции; необходимо, чтобы конкретный акт применения закона был бы во вред заявителю. Для того чтобы появилась возможность считать себя жертвой нарушения Конвенции в такой ситуации, тот или иной заявитель должен представить Европейскому Суду обоснованные и убедительные доказательства того, что существует высокая вероятность наступления факта нарушения Конвенции, от которого этот заявитель может персонально претерпеть; простого подозрения или предположения недостаточно.

Младшая дочь заявителя получала образование в начальной школе на турецком языке с 1999 года вопреки заключению Конституционного суда о том, что предоставление таких языковых возможностей детям, родным языком которых является македонский, противоречило Конституции. Поэтому неясно, может ли заявитель утверждать, что его дочь была жертвой какого-либо рода дискриминации в отношении предоставляемого ей с того времени образования. Даже допуская, что потенциальный вопрос мог быть поднят в связи с предположительно неясной ситуацией с проведением в будущем занятий на турецком языке в районе заявителя, заявитель не поднимал в судах страны вопроса о дискриминационном предоставлении образования по месту его жительства.

Более ранняя жалоба заявителя, касавшаяся его старшей дочери, была отклонена по процессуальным основаниям, и Конституционный суд признал неконституционным решение об обучении на турецком языке в школе района, где проживал заявитель. Этот факт не может считаться свидетельством того, что жалоба на дискриминацию в вопросе предоставления образования на турецком языке по признаку места проживания заявителя неизбежно была бы неэффективной или неспособной обеспечить ему заглаживание вреда, тем самым освобождая заявителя от необходимости заявить суть своих жалоб в контексте Конвенции в соответствующих учреждениях страны, прежде чем обращаться в Европейский Суд. В довершение всего заявитель не предоставил доказательств того, что его младшая дочь стала жертвой какого-либо нарушения положений упоминаемых им положений Конвенции или что он исчерпал все внутригосударственные средства правовой защиты.


Решение


Жалоба признана неприемлемой.


Вопрос о сохранении статуса жертвы нарушений Конвенции


По делу ставится вопрос о неправомерности утраты статуса жертвы нарушения Конвенции ввиду того, что национальный суд присудил справедливую компенсацию за ущерб, причиненный чрезмерной продолжительностью производства по делу. Жалоба признана неприемлемой.


Бако против Словакии
[Bako - Slovakia] (N 60227/00)


Решение от 15 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель возбудил два гражданских дела против своего работодателя (одно - в 1993 году и второе - в 1994 году) с требованием выплаты компенсации за задолженности по заработной плате. Дела передавались вверх и вниз по судебным инстанциям - между районным, окружным и Верховным судами Словакии. В 2004 году Конституционный суд Словакии удовлетворил жалобу заявителя, поданную по конституционным основаниям, в которой он в числе прочего утверждал, что производство по делам тянулось слишком долго. Свои выводы относительно обоих дел Конституционный суд ограничил определенными периодами времени: по первому делу Конституционный суд счел, что районный суд неэффективно вел производство по делу в течение примерно восьми лет, во втором же разбил время производства по делу на различные периоды бездеятельности, также приписываемой районному суду. Конституционный суд потребовал, чтобы районный суд продолжил рассмотрение дела безотлагательно и присудил заявителю 120 тысяч словацких крон (около 3 тысяч евро по курсу того времени) в качестве компенсации за моральный вред, причиненный в результате задержек в производстве по делам.

В числе прочего заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что Конституционный суд не принял во внимание тот факт, что окружной суд несет ответственность за проволочки в производстве по первому делу (в общей сложности -

17 месяцев). Он также утверждает, что справедливая компенсация, присужденная ему Конституционным судом, была несоразмерной нанесенному ущербу.

Европейский Суд отмечает, что Конституционный суд рассматривал отдельно продолжительность производства по делу в районном и в окружном судах. Такой подход основывается на необходимости Конституционного суда выявить по отдельности те органы власти, которые могут нести ответственность за нарушение прав человека и основных свобод истца, и которым он может затем, в зависимости от обстоятельств, предписать надлежащее заглаживание вреда соответствующему лицу. Этот подход отличается от подхода Европейского Суда, который исследует суммарную продолжительность производства по делу того или иного заявителя в судах страны.

Европейский Суд поэтому должен убедиться по каждому отдельному делу, насколько защита прав человека, которую гарантировал Конституционный суд Словацкой Республики, может быть сравнима с той защитой, которая предоставляется Европейским Судом в соответствии с положениями Конвенции. В делах, касающихся продолжительности производства по делу, это требование будет соблюдено только в тех случаях, когда решение Конституционного суда, - хотя и структурированное так, чтобы дать отдельную оценку каждой стадии производства по делу, - способно при этом охватить все стадии обжалуемого производства по делу (как это делает Европейский Суд в своих решениях) и тем самым принять в расчет их суммарную продолжительность.

Европейский Суд не нашел оснований для несогласия с выводом Конституционного суда о том, что районный суд несет ответственность за существенные задержки в производстве по делам в нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции, и что любые задержки, приписываемые окружному суду, не имели такого характера, чтобы обосновать этот вывод. В этих обстоятельствах, - и поскольку конституционная проверка охватила производство по делам в судах страны на двух уровнях, - защита, предоставленная Конституционным судом, не могла быть названа ненадлежащей лишь на том основании, что не было установлено наличие существенных задержек на конкретной стадии производства по делам. В целом, решение Конституционного суда представляет собой - в конкретных обстоятельствах настоящего дела - достаточное признание нарушения рассматриваемого права заявителя.

Рассматривая вопрос об адекватности и достаточности назначенного Конституционным судом возмещения вреда заявителю, Европейский Суд отмечает, что в рамках существующих норм прецедентного права Суда не существует такого требования, согласно которому власти страны должны были бы выплачивать компенсацию в том же размере, который мог бы назначить Европейский Суд по Статье 41 Конвенции. Размер справедливой компенсации, назначаемой судами страны, не должен быть, тем не менее, явно несоразмерным в конкретных обстоятельствах дела, в результате чего тот или иной заявитель мог бы по-прежнему претендовать на статус жертвы нарушения его прав, гарантируемых Конвенцией.

Сумма справедливой компенсация, назначенная по данному делу, ниже, чем назначаемые Европейским Судом суммы компенсации при рассмотрении жалоб на схожие проволочки в производстве по делу. Справедливость размера назначенной компенсации должна, однако, оцениваться в свете всех обстоятельств дела. К ним относятся не только продолжительность производства по конкретному делу, но и размер присуждаемой компенсации, оцененный в свете уровня жизни в государстве-ответчике, а также тот факт, что внутри национальной системы компенсация присуждается и выплачивается в целом быстрее, чем если вопрос о компенсации надлежало бы решать в Европейском Суде.

В свете всей имеющейся по делу информации, включая факт быстрого принятия решения Конституционным судом и присуждения им компенсации заявителю, сумма, присужденная к выплате заявителю, не может быть сочтена неразумной. В заключение Европейский Суд отмечает, что заявитель больше не может утверждать, что является "жертвой" - в значении Статьи 34 Конвенции - предположительного нарушения его права на разбирательство дела в разумный срок. Жалоба признана явно необоснованной.


По вопросу о применении Статьи 35 Конвенции


По вопросу о применении пункта 1 Статьи 35 Конвенции


Вопрос об эффективности внутригосударственных средств правовой защиты (государство-ответчик Польша)


Вопрос о неисчерпании внутригосударственного средства правовой защиты, способного ускорить производство по делу в суде страны и привести к выплате компенсации. Жалоба признана неприемлемой.


Харзыньский против Польши
[Charzynski - Poland] (N 15212/03)


Решение от 1 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Закон, принятый в сентябре 2004 года, дает право участникам производства по делу подавать жалобу на его чрезмерную длительность еще в ходе производства. Суд апелляционной инстанции может установить нарушение Статьи 6 Конвенции и дать указание нижестоящему суду предпринять меры по ускорению производства по делу. Суд апелляционной инстанции может также назначить заявителю компенсацию в размере, не превышающем 10 тысяч польских злотых (приблизительно 2 500 евро). Закон 2004 года был принят в качестве ответной реакции государства на Постановление Европейского Суда по делу "Кудла против Польши" [Kud"a v. Poland]* (* Постановление по данному делу было вынесено Европейским Судом 26 октября 2000 г. (прим. перев.).), вынесенное Большой Палатой (N 30210/96, Сборник постановлений и решений Европейского Суда по правам человека ECHR 2000-XI). Европейский Суд постановил по тому делу, что отсутствие эффективных средств правовой защиты в отношении нарушения права на судебное разбирательство в разумный срок нарушает требования Статьи 13 Конвенции. Постановление Верховного суда Польши, принятое в январе 2005 года, подкрепило применение Закона 2004 года, установив, что действию его положений придается обратная сила в отношении судебных проволочек, имевших место до даты вступления этого закона в силу и в связи с которыми еще не было принято надлежащих мер по заглаживанию вреда. Согласно временному положению Закона 2004 года средство правовой защиты в отношении судебных проволочек доступно также лицу, подавшему жалобу в Европейский Суд в то время как его дело было еще в производстве в суде страны, даже если впоследствии производство было прекращено. Однако это правило применяется при условии, что Европейский Суд еще не объявил жалобу по такого рода делу приемлемой.

Заявитель указывает в своей жалобе в Европейский Суд, что в нарушение Статьи 6 Конвенции ему было отказано в судебном разбирательстве в разумный срок, и что у него не было эффективного средства правовой защиты в значении Статьи 13 Конвенции. Он утверждает, что средство правовой защиты, предусмотренное Законом 2004 года, не может считаться эффективным, поскольку максимальный размер выплачиваемой судами страны справедливой компенсации не может превышать 10 тысяч польских злотых, что намного ниже суммы компенсации, обычно присуждаемой Европейским Судом. Более того, новое средство правовой защиты имеет весьма ограниченное применение в том смысле, что вне зависимости от обстоятельств дела в течение одного года можно заявить только одну жалобу на судебные проволочки. Наконец, от заявителей такого рода жалоб требуется заплатить государственную пошлину в размере 100 польских злотых (около 25 евро), взимаемой при подаче жалобы.

Европейский Суд отмечает, что производство по уголовному делу в отношении заявителя все еще продолжается, и Суд пока еще не принял решения о приемлемости жалобы заявителя. Таким образом, заявитель наделен правом подать жалобу на основании положений Закона 2004 года. Что же касается вопроса эффективности нового средства правовой защиты, то государственная пошлина, взимаемая при подаче жалобы в суде страны, не представляется чрезмерной и не образует необоснованное ограничение права заявителя подавать жалобы в соответствии с новым законодательством. В любом случае, государственная пошлина будет возмещена судом, если жалоба будет признана обоснованной. Ограничение, согласно которому в год может быть подана только одна жалоба, не представляется необоснованным. В дополнение к максимальному размеру справедливой компенсации, которая может быть присуждена в соответствии с положениями Закона 2004 года, заявитель вправе заявить гражданский иск с требованием выплаты дополнительной компенсации.

Подводя итог, следует отметить, что жалоба, заявленная на основании Закона 2004 года, могла предупредить предполагаемое нарушение права на справедливое разбирательство в разумный срок и обеспечить адекватное заглаживание вреда, причиненного заявителю любым нарушением, уже имевшим место, и тем самым удовлетворить требование "эффективности", установленное в Постановлении по делу "Кудла против Польши". Следовательно, от заявителя требуется - в соответствии с пунктом 1 Статьи 35 Конвенции - подать такую жалобу и ходатайствовать об ускорении производства по делу и выплате ему справедливой компенсации.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, поскольку заявитель не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты.


По жалобам о нарушениях пункта 3 Статьи 35 Конвенции


Вопрос о применимости правила ratione personae


По делу обжалуются действия частного фонда, взявшего на себя ответственность государства-ответчика после делегирования им фонду своих обязательств, вытекающих из международного договора между государствами.


Вось против Польши
[Wos - Poland] (N 22860/02)


Решение от 1 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 Статьи 6 Конвенции [гражданско-процессуальный аспект].)


По вопросу о применении Статьи 37 Конвенции


По вопросу о применении пункта 1 Статьи 37 Конвенции


Вопрос об особых обстоятельствах дела, требующих дальнейшего рассмотрения жалобы


На основании последней части пункта 1 Статьи 37 Конвенции Европейский Суд не утвердил договоренность сторон об урегулировании спора.


Общество с ограниченной ответственностью "Украинская Медиа Группа" против Украины
[Ukrainian Media Group - Ukraine] (N 72713/01)


Постановление от 29 марта 2005 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 10 Конвенции.)


По вопросу о применении подпункта "с" пункта 1 Статьи 37 Конвенции


Вопрос о неоправданности дальнейшего рассмотрения жалобы


Меры и обязательства правительства по успешному урегулированию дела представляются удовлетворительными вопреки возражениям со стороны заявителя. Жалоба исключена из списка подлежащих рассмотрению дел.


Мериакри против Молдавии
[Meriakri - Moldova] (N 53487/99)


Постановление от 1 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель подал жалобу в Европейский Суд на то, что во время отбывания им наказания, администрация тюрьмы вскрывала его корреспонденцию, в том числе и переписку с Европейским Судом и адвокатом. В целях урегулирования спора власти Республики Молдова предложили выплатить заявителю сумму, эквивалентную 890 евро (в соответствии с обменным курсом в то время) в качестве компенсации за моральный вред, причиненный вмешательством в переписку заявителя с Европейским Судом и своим адвокатом. Власти Республики Молдова также официально извинились перед заявителем и сообщили Европейскому Суду, что были внесены соответствующие поправки в законодательство, укрепляющие защиту прав заключенного. Заявитель просил Европейский Суд отклонить поступившее предложение властей Республики Молдова.


Вопросы права


По поводу подпункта "с" пункта 1 Статьи 37 Конвенции. С учетом пределов и объема обязательств, содержащихся в заявлении государства-ответчика, а также размера предложенной компенсации продолжение производства по жалобе заявителя более не является оправданным. Более того, соблюдение прав человека, как это определяется в Конвенции и Протоколам к ней, не требует иного. Европейский Суд вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством в размере двух тысяч евро.


По вопросу о применении Статьи 38 Конвенции


Вопрос о создании заинтересованными государствами всех необходимых условий для исследования обстоятельств дела Европейским Судом


По делу обжалуется неисполнение государством-ответчиком обязательств, предусмотренных подпунктом "а" пункта 1 Статьи 38 Конвенции.


Аккум и другие против Турции
[Akkum and others - Turkey] (N 21894/93)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 2 Конвенции.)


По вопросу о применении Статьи 46 Конвенции


Вопрос об исполнении Постановления Европейского Суда


По делу у Европейского Суда нет полномочий для проверки выполнения обязательств государством - участником Конвенции по вынесенному ранее Постановлению Европейского Суда или для возложения на него обязательства возобновить производство по схожим делам в судах страны. Жалоба признана неприемлемой.


Команицкий против Словакии
[Komanicky - Slovakia] (N 13677/03)


Решение от 1 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


В 2002 году Европейский Суд вынес Постановление по жалобе N 32106/96, в котором в числе прочего указал, что при рассмотрении гражданского иска заявителя о его увольнении суды страны следовали такому процессуальному порядку, который нарушал требования Статьи 6 Конвенции. В 2002 году заявитель подал в Конституционный суд Словакии жалобу с просьбой признать недействительными решения судов общей юрисдикции по делу о его увольнении. Конституционный суд отклонил жалобу за отсутствием юрисдикции, отметив при этом, что закон "О Конституционном суде" [Constitutional Court Act] не содержит норм, позволяющих ему проверить правовые последствия принятия Постановления, которым Европейский Суд установил нарушение Конвенции властями Словакии, или повторно открыть судебное дело в Словакии на основании такого заключения.

В своем повторно возбужденном деле в Европейском Суде заявитель главным образом жаловался на то, что власти Словакии не устранили эффективно последствия нарушения его прав, предусмотренных Статьей 6 Конвенции. Европейский Суд отмечает, что процедура, относящаяся к контролю над исполнением его Постановления от 2002 года, все еще продолжает осуществляться в Комитете Министров Совета Европы. Европейский Суд не обладает полномочиями для изучения вопроса о том, выполнило ли государство - участник Конвенции свои обязательства по одному из Постановлений Европейского Суда, и в какой мере оно его выполнило. Не вправе Суд возлагать на него обязательство возобновлять производство по схожим делам в судах страны. Конвенция не предусматривает право возобновлять производство по делу, решение по которому уже вступило в силу, и гарантии пункта 1 Статьи 6 Конвенции не могут применяться в отношении возобновленного производства по гражданскому делу.

Что же касается дополнительных жалоб заявителя о недостатках в производстве по его жалобе в Конституционном суде, то Европейский Суд отмечает: Конституционный суд отказал в удовлетворении жалобы заявителя, потому что она не была ему подведомственна. Пункт 1 Статьи 6 Конвенции не содержит гарантий какого-либо точного содержания гражданских прав и обязательств и не нацелен на создание новых материальных прав, не основывающихся на законодательстве страны. Жалоба в целом несовместима с правилом ratione materiae* (* Ratione materiae (лат.) - по причинам существа; ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения. По общему правилу Европейский Суд принимает к рассмотрению жалобы относительно предполагаемых нарушений лишь тех прав человека, которые закреплены в Конвенции (прим. перев.).) Европейского Суда.


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о наличии имущества, право на беспрепятственное пользование которым не может быть нарушено


По делу ставится вопрос об условиях предоставления компенсации наследникам жертв проведенных в ГДР и в советской оккупационной зоне в Германии экспроприаций имущества. Жалоба признана неприемлемой.


Фон Мальцан и другие, фон Цитцевитц и другие, акционерное общество "Ман Феррошталь" и фонд "Альфред Тепфер" против Германии
[Von Maltzan and others, Von Zitzewitz and others and Man Ferrostaal and Alfred T`pfer Stiftung - Germany] (N 71916/01, 71917/01, 10260/02)


Решение от 2 марта 2005 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


Шестьдесят пять заявителей являются физическими лицами, наследниками собственников земли или строений, экспроприированных в ходе земельной реформы, проведенной в советской оккупационной зоне в Германии в период с 1945 по 1949 год. Среди заявителей два юридических лица, также владевших землей, которую экспроприировали в указанный период. После воссоединения Германии заявители безуспешно обращались с ходатайствами к соответствующим властям о восстановлении их прав собственности на их земли и (или) строения. Трое из заявителей также обращались в административные органы, чтобы реабилитировать умерших родственников согласно положениям закона "Об административной реабилитации" [the Administrative Rehabilitation Act], но безуспешно. Пятеро заявителей являются физическими лицами, наследниками владельцев земли или строений, экспроприированных после решения властей ГДР, принятого в 1949 году. После воссоединения Германии они обращались с ходатайствами к соответствующим властям о восстановлении их прав собственности на их земли и (или) строения, но власти отказали заявителям на основаниях, изложенных в законе "О собственности" [the Property Act], а именно: третьи лица, приобретшие собственность после ее конфискации и до воссоединения Германии, являются добросовестными приобретателями, и отчуждение у них собственности потому невозможно или же восстановление в правах собственности невозможно практически. Двадцать один заявитель подал жалобу в Федеральный конституционный суд, утверждая, что закон "О возмещении вреда и компенсации" 1994 года [the Indemnification and Compensation Act] противоречил Основному Закону Германии [Grundgesetz]* (* Так в Германии именуется конституция страны, принятая в 1949 году (прим. перев.)). В руководящем постановлении от 22 ноября 2000 г. Федеральный конституционный суд отклонил жалобу заявителей. Федеральный конституционный суд вынес четыре руководящих постановления по земельной реформе. В частности, они касаются конституционности различных законодательных актов, регулирующих вопросы собственности и реабилитации, которые были приняты законодательным органом воссоединенной Германии.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Дело не касается "существующего имущества" заявителей. Большинство из них являются наследниками людей, собственность которых была давно экспроприирована, поэтому не имели возможности пользоваться правом собственности на имущество, о котором идет речь в деле, в течение более полувека в большинстве случаев. Отчуждение собственности проводилось либо в период с 1945 по 1949 год по наущению советских оккупационных войск в Германии, либо после 1949 года в ГДР, являвшейся отдельным государством, отличным от ФРГ. ФРГ не несло никакой ответственности за действия, совершенные по наущению советских оккупационных войск, или за действия, совершенные другим государством против собственных граждан, несмотря на то, что в дальнейшем ФРГ стала правопреемницей ГДР, поскольку по настоящему делу фигурируют "политические" обязательства. Соответственно, Европейский Суд не обладает компетенцией ratione temporis* (* Ratione temporis (лат.) - по причинам сроков; ввиду обстоятельств времени события. По общему правилу Европейский Суд принимает к рассмотрению жалобы относительно лишь тех фактов, которые имели место после момента вступления в силу Конвенции для государства, действия которого являются предметом жалобы (прим. перев.).) и ratione personae, чтобы изучать обстоятельства, при которых производились акты экспроприации собственности, или их последствия.

Заявители утверждают, что они могут законно ожидать восстановления в правах собственности или выплаты компенсации (за акты экспроприации, имевшие место в период с 1945 по 1949 год) либо возмещения вреда (за акты экспроприации, имевшие место после 1949 года) в конкретных размерах, соизмеримых с реальной ценой их собственности. В отношении обоих случаев экспроприации (в период между 1945 и 1949 годами в советской оккупационной зоне в Германии и после 1949 года в ГДР) Европейский Суд не нашел каких-либо правовых оснований для возможности обеспечить восстановление в правах собственности или выплатить возмещение и компенсацию, соизмеримых с реальной ценой собственности заявителей.

После воссоединения страны законодательный орган Германии обладал широкой свободой усмотрения в определении условий компенсации за несправедливость или ущерб, которые были причинены актами, совершенными по наущению оккупационных сил иностранного государства или другим суверенным государством. Законодательный орган Германии должен был сделать определенный выбор, исходя из соображений общественного интереса. Соответственно, законодательство, принятое после воссоединения Германии, регулирующее вопросы собственности и реабилитации после воссоединения, не отвечало ожиданиям заявителей ни в том, что касается восстановления в правах собственности, ни в том, что касается компенсации или возмещения ущерба, соразмерным реальной цене их собственности. И никакое из положений закона или принятое решение не обеспечивало иных прав, нежели упомянутых в законодательных актах, фигурирующих по делу. Правопритязания заявителей поэтому не основываются на положениях закона или нормах прецедентного права Германии. Поэтому нельзя считать, что у заявителей имеется "законное ожидание" реализации настоящего потенциально осуществимого правопритязания посредством восстановления в правах собственности или возмещения ущерба (за акты экспроприации в период с 1945 по 1949 год) или выплаты возмещения (за акты экспроприации, осуществленные после 1949 года) в конкретных размерах, соизмеримых с реальной ценой их собственности. Таким образом, они не могут претендовать на то, что у них имеется "имущество" в значении Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Жалоба несовместима с правилом ratione materiae Европейского Суда.

Жалобы по Статье 1 Протокола N 1 Конвенции и Статье 8 Конвенции, взятой в увязке со Статьей 14 Конвенции, несовместимы с правилом ratione materiae Европейского Суда.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции.

Производство по делу в Федеральном конституционном суде длилось почти пять лет и пять месяцев. При уникальных обстоятельствах, сложившихся в результате воссоединения Германии, дело объединило в себе 42 жалобы в Федеральный конституционный суд касательно Закона о возмещении вреда и компенсации, и подняло ряд принципиальных вопросов о критериях, отобранных законодательной властью после воссоединения страны для выплаты компенсаций наследникам лиц, собственность которых была экспроприирована в период советской оккупации или в ГДР. Очевидно, что дело было очень сложным. Федеральный конституционный суд вполне правомерно сгруппировал все дела по схожим предметам, чтобы иметь всестороннее представление о вопросе, тем более что Федеральный конституционный суд был единственным судебным органом Германии, рассматривавшим эти дела. Действительно, многие из заявителей - пожилые люди. Однако, поскольку выплата возмещений и компенсаций намечалась в любом случае не ранее 2004 года (производство по делу закончилось в 2000 году), то фигурирующие в деле персональные интересы не были столь важными, чтобы обязывать Федеральный конституционный суд рассматривать дело как чрезвычайно срочное, как это бывает с делами определенной категории. Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о соблюдении права человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


По делу обжалуется конфискация автомобиля заявительницы после признания ее мужа виновным в мошенничестве и вынесения соответствующего распоряжения о конфискации. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Фризен против России
[Frizen - Russia] (N 58254/00)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


В 1996 году компания, основанная мужем заявительницы, выдала ей беспроцентную ссуду на приобретение автомобиля. Сумма была целиком перечислена напрямую на банковский счет агента по продаже автомобилей. В 1998 году муж заявительницы был признан виновным в мошенничестве в особо крупных размерах. Суд приговорил его к четырем годам лишения свободы и издал распоряжения о конфискации его имущества. Автомобиль заявительницы и некоторые предметы домашнего обихода в ее квартире были конфискованы. Заявительница подала жалобу в Европейский Суд на то, что ее автомобиль был конфискован в связи с преступлениями, за совершение которых ее не осуждали в уголовном порядке, и без какого-либо на то правового основания.


Вопросы права


Наличие соображений, диктуемых интересами общества, при проведении конфискации транспортного средства заявительницы, какими бы релевантными и надлежащими эти соображения не оказались бы, не освобождает власти страны от обязательства приводить правовое обоснование подобному своему решению. Европейский Суд отмечает, что суды страны не сослались на какую-либо правовую норму, санкционирующую конфискацию, ни в ходе производства по уголовному делу в отношении мужа заявительницы, ни в производстве по гражданскому делу, возбужденному заявительницей. Далее, государство-ответчик не ссылается, прямо или косвенно, на какой-либо внутригосударственный нормативный акт, легший в основу решения о конфискации автомобиля заявительницы.

Полномочие Европейского Суда проверять соответствие действий властей нормам национального законодательства является ограниченным, поскольку право толковать и применять это законодательство в первую очередь принадлежит властям России. Принимая во внимание то обстоятельство, что власти России последовательно не указывали нормативный акт, который мог бы быть истолкован как правовое основание конфискации собственности заявительницы, вмешательство в осуществление заявительницей своего права собственности не может считаться "предусмотренным законом".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).


Вопрос о соблюдении права человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


По делу обжалуется настойчивый отказ властей применять силовые методы для выселения из принадлежащего заявителю владения жильцов, не имеющих правовой титул аренды, притом, что владельцу помещения была выплачена компенсация. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Мэтьюс против Франции
[Matheus - France] (N 62740/00)


Постановление от 31 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


На острове Гваделупа заявитель владеет участком земли, который он сдавал внаем. Арендаторы незаконно построили на снимаемой территории жилой дом. В июне 1988 года заявитель получил окончательное распоряжение суда о прекращении договора аренды и выселении арендаторов (при необходимости - при содействии полиции). Распоряжением также предписывалось снести дом. Производство о выселении арендаторов было необходимо ввиду их отказа покинуть территорию. Судебные приставы неоднократно обращались за содействием в полицию, чтобы исполнить решение суда, вынесенное в пользу владельца участка, но содействие так и не было оказано.

Власти отдали предпочтение арендаторам участка - большой семье с очень скромным доходом, у которой не было возможности найти альтернативное место для проживания. Власти опасались, что вмешательство полиции может привести к нарушению общественного порядка. Эти соображения были позже отвергнуты соответствующими службами, направленными на территорию земельного участка для изучения ситуации на месте. Заявитель обратился в суд с требованием выплаты компенсации за ущерб, причиненный нежеланием властей оказывать содействие при исполнении решения суда. Заявителю были присуждены суммы компенсации за утрату возможности пользоваться своей собственностью и за проблемы, с которыми ему в этой связи пришлось сталкиваться в повседневной жизни в период с июня 1989 года по сентябрь 2002 года. В итоге в июле 2004 года заявитель продал свою собственность арендатору.


Вопросы права


По утверждению государства-ответчика, заявитель больше не обладает статусом жертвы нарушения Конвенции в значении Статьи 34 Конвенции, поскольку он получил материальную выгоду от продажы своей земли. Так как продажа земли не может рассматриваться как форма признания факта нарушения Конвенции или заглаживания вреда властями страны, заявитель по-прежнему может считаться "жертвой" нарушения Конвенции в отношении тех нарушений, о наличии которых заявляется в жалобе.

По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Хотя заявитель получил компенсацию за проявление халатности со стороны государства, заключавшейся в отказе властей оказывать содействие при исполнении решения суда, компенсация не загладила тот факт, что власти Франции не исполнили решение суда. Со всей очевидностью решение суда не было исполнено: заявитель так и сумел восстановить свое право пользования своей собственностью. Причины, выдвинутые властями страны в отношении отложения исполнения вступившего в силу судебного решения, никак не оправдывали столь длительный период бездействия (16 лет). В результате отказа оказать содействие исполнительному производству решение суда было лишено - за длительностью прошедшего времени - всякого полезного эффекта, и такая ситуация не может быть оправдана никакими исключительными обстоятельствами. Чрезмерно долгий период времени, в течение которого решение суда не исполнялось, и вытекающая из этого неопределенность, в которой пребывал заявитель относительно будущего его собственности, препятствовали реализации его права на эффективную судебную защиту, как гарантировано пунктом 1 Статьи 6 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 1 Протокола N 1 Конвенции. В течение 16 лет власти страны и должностные лица отказывались сотрудничать в деле исполнения решения суда, хотя не было никаких соображений, вытекающих из интересов сохранения общественного порядка или причин социального характера, которые оправдывали такую необоснованную волокиту. Соответственно, власти страны и должностные лица не сделали всего, что было в их власти, чтобы защитить материальные интересы заявителя. Конечно, они были признаны ответственными за допущенную халатность, а заявителю была присуждена компенсация, которая была ему реально выплачена. Однако Европейский Суд считает, что присуждение такой компенсации не могло загладить вред, нанесенный бездействием властей. Принимая во внимание конкретные интересы, стоявшие в центре дела, власти страны должны были бы в разумные сроки предпринять необходимые меры для исполнения решения суда. Европейский Суд пришел к неизбежному выводу, что отсутствие общественно значимых оправдывающих обстоятельств и отказ обеспечить содействие полиции в исполнении решения суда вылились в своего рода частную экспроприацию собственности, от которой получил выгоду незаконный арендатор. В отсутствие эффективной системы исполнения судебных решений такая ситуация создавала опасность возникновения некоей формы "частного правосудия", как об этом говорится в Рекомендации Комитета Министров Совета Европы по вопросам исполнения судебных решений.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю определенную сумму в возмещение причиненного ему морального вреда.


Вопрос о соблюдении права человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


По делу обжалуется невозможность исполнения судебного решения о реституции здания, занятого посольством, с учетом того, что иностранные государства наделены иммунитетом от исполнения подобных решений. Жалоба признана неприемлемой.


Маноилеску и Добреску против Румынии и России
[Manoilescu and Dobrescu - Romania and Russia] (N 60861/00)


Решение от 3 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 1 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции


Вопрос о соблюдении принципа ne bis in idem


По делу обжалуется ситуация, в которой было принято решение о временном принудительном направлении лица на лечение в психиатрическую клинику в режиме содержания под стражей, а также издано не вступившее в силу предписание, гласившее, что не имелось оснований для уголовного преследования данного лица; однако впоследствии это лицо было осуждено на основании одних и тех же фактов. Положения Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции в данном деле неприменимы.


Хорчяг против Румынии
[Horciag - Romania] (N 70982/01)


Решение от 15 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель сознался в совершении убийства при помощи холодного оружия. Прокуратура постановила прекратить дело за отсутствием состава преступления, так как согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы заявитель, страдающий от психологических расстройств, совершил убийство в состоянии, когда он не мог отдавать отчета о своих действиях, поэтому он не мог быть привлечен к уголовной ответственности, и за свои действия он не мог быть наказан в уголовном порядке.

В качестве меры безопасности прокуратура распорядилась временно ограничить свободу заявителя до его полного излечения. Данная мера была утверждена судом. Врачи выразили свои сомнения относительно того, что заявитель не подлежал уголовной ответственности. Тогда прокуратура постановила возобновить производство по делу с целью производства дополнительных следственных действий. Согласно заключениям двух коллективно проведенных экспертиз убийство было совершено заявителем в состоянии, когда его способность отдавать отчет о своих действиях была лишь слегка снижена, и заявитель по своему состоянию мог содержаться под стражей. В отношении заявителя были применены нормы уголовного законодательства, он был признан виновным, и ему было назначено наказание в виду лишения свободы на определенный срок. Заявитель считает, что он был привлечен к уголовной ответственности и судим дважды за одно и то же преступление.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции.

Принцип non bis in idem вступает в действие только после того, как по делу лица выносится окончательный оправдательный приговор или окончательный обвинительный приговор в соответствии с законодательством и в результате уголовного судопроизводства соответствующего государства.

Прокуратура постановила прекратить дело за отсутствием состава преступления, но данное постановление все еще могло быть отменено вышестоящими инстанциями, и потому оно не было окончательным. Суд одобрил временное ограничение свободы заявителя в психиатрической клинике, но не выносил какого-либо решения по вопросу о его уголовной ответственности. Пребывание в психиатрической клинике не означало, что дело не могло быть возбуждено вновь. Нельзя сказать, что имело место "оправдание" заявителя в значении Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции, скорее, была предпринята превентивная мера, не повлекшая за собой какого-либо изучения вопроса о виновности заявителя или вынесения решения по этому вопросу. Коротко говоря, в отсутствие окончательного решения, безусловно прекращающего производство по уголовному делу, его возобновление просто означало бы продолжение первоначального производства. Положения Статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции поэтому в данном деле неприменимы. Жалоба несовместима с правилом ratione materiae Европейского Суда.


Процедурные вопросы


В порядке применения Правила 39 Регламента Европейского Суда


Вопрос о временных судебных мерах


Европейский Суд предписывает властям государства-ответчика принять соответствующие меры для того, чтобы гарантировать, что эмбрионы не были бы уничтожены в клинике, в которой они хранятся, пока у Суда не появится возможность рассмотреть дело.


Эванс против Соединенного Королевства
[Evans - United Kingdom] (N 6339/05)


[вынесено IV Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 8 Конвенции.)


Другие Постановления, вынесенные в марте 2005 года


По жалобам о нарушениях Статьи 2 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на жизнь


Теркооглу против Турции
[Turkoglu - Turkey] (N 34506/97)


Постановление от 17 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


По разным пунктам жалобы по делу одновременно допущены и не допущены нарушения требований Статьи 2 Конвенции.


Гэзиджи против Турции
[Gezici - Turkey] (N 34594/97)


Постановление от 17 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции.


Гюнгер против Турции
[Ghnger - Turkey] (N 28290/95)


Постановление от 22 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


По разным пунктам жалобы по делу одновременно допущены и не допущены нарушения требований Статьи 2 Конвенции.


Адали против Турции
[Adali - Turkey] (N 38187/97)


Постановление от 31 марта 2005 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


По разным пунктам жалобы по делу одновременно допущены и не допущены нарушения требований Статьи 2 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о соблюдении запрета на бесчеловечное и унижающее достоинство человека обращение


Гэзиджи против Турции
[Gezici - Turkey] (N 34594/97)


Постановление от 17 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу требования Статьи 2 Конвенции нарушены не были.


Гюнгер против Турции
[Gunger - Turkey] (N 28290/95)


Постановление от 22 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу требования Статьи 2 Конвенции нарушены не были.


Ай против Турции
[Ay - Turkey] (N 30951/96)


Постановление от 22 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу требования Статьи 3 Конвенции нарушены не были.


По жалобам о нарушениях Статей 3, 8 и 14 Конвенции


Адали против Турции
[Adali - Turkey] (N 38187/97)


Постановление от 31 марта 2005 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]

По делу требования Статей 3, 8 и 14 Конвенции нарушены не были.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о заключении под стражу за неуплату местных налогов и штрафов


Сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Бенхам против Соединенного Королевства" [Benham - United Kingdom], вынесенным 10 июня 1996 г., и Постановлением по делу "Перкс и другие против Соединенного Королевства" [Perks and others - United Kingdom], вынесенным 12 октября 1999 г.


Ллойд и другие против Соединенного Королевства
[Lloyd and others - United Kingdom] (N 29798/96 и 37 других)


Постановление от 1 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 5 Конвенции.

По делу по жалобе N 42040/98 требования пункта 1 Статьи 5 Конвенции нарушены не были.


Бит и другие против Соединенного Королевства
[Beet and others - United Kingdom] (N 47676/99 и 4 других)


Постановление от 1 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


В отношении Бита допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


По жалобам о нарушениях подпункта "b" пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Эппл против Германии
[Epple - Germany] (N 77909/01)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


По делу допущено нарушение требований подпункта "b" пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 5 Статьи 5 Конвенции


Сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Бенхам против Соединенного Королевства" [Benham v. United Kingdom], вынесенным 10 июня 1996 г., и Постановлением по делу "Перкс и другие против Соединенного Королевства" [Perks and others v. United Kingdom], вынесенным 12 октября 1999 г.


Ллойд и другие против Соединенного Королевства
[Lloyd and others - United Kingdom] (N 29798/96 и 37 других)


Постановление от 1 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 5 Конвенции.

По делу по жалобе N 42040/98 требования пункта 1 Статьи 5 Конвенции нарушены не были.


Бит и другие против Соединенного Королевства
[Beet and others - United Kingdom] (N 47676/99 и 4 других)


Постановление от 1 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


В отношении Бита допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 5 Конвенции.


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о независимости и беспристрастности Суда государственной безопасности


По перечисленным ниже делам в данном вопросе было допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Езел против Турции" [Ozel v. Turkey], вынесенным 7 ноября 2002 г., и Постановлением по делу "Ездемир против Турции" [Ozdemir v. Turkey], вынесенным 6 февраля 2003 г.).


Гюмюш и другие против Турции
[Gumhs and others - Turkey] (N 40303/98)


Постановление от 15 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


Ширин против Турции
[Sirin - Turkey] (N 47328/99)


Постановление от 15 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


Килинч против Турции
[Kilinc - Turkey] (N 48083/99)


Постановление от 15 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


Езюпек и другие против Турции
[Ozupek and others - Turkey] (N 60177/00)


Постановление от 15 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


Аин против Турции
[Agin - Turkey] (N 46069/99)


Постановление от 29 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


Вопрос о правомерности законодательства, приостанавливающего гражданское производство по всем исковым требованиям о возмещении ущерба, причиненного в ходе террористических актов


По перечисленным ниже делам в данном вопросе было допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Кутич против Хорватии" [Kutic v. Croatia], вынесенным 1 марта 2002 г.).


Кляич против Хорватии
[Kljajic - Croatia] (N 22681/02)


Постановление от 17 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


Лулич и Бекер против Хорватии
[Lulic and Becker - Croatia] (N 22857/02)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


Вопрос о правомерности неознакомления стороны по делу в производстве Кассационного суда с докладом, судьи-докладчика, притом, что с этим докладом был ознакомлен помощник генерального прокурора, а также о присутствии помощника генерального прокурора на совещании суда


F.W. против Франции
[F.W. - France] (N 61517/00)


Постановление от 31 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу в данном вопросе допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Рейнхардт и Слиман-Каид против Франции" [Reinhardt et Slimane-KaVd - France], вынесенным 31 марта 1998 г., и Постановлением по делу "Фонтэн и Бертен" [Fontaine et Bertin - France], вынесенным 8 июля 2003 г.).


Вопрос о затянувшемся исполнении судебных решений


Горохов и Русяев против России
[Gorokhov and Rusyayev - Russia] (N 38305/02)


Постановление от 17 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Бурдов против России" [Burdov v. Russia], вынесенным 7 мая 2002 г.).


Сандор против Румынии
[Sandor - Romania] (N 67289/01)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Вопрос об отмене вступившего в законную силу и обязательного к исполнению судебного решения


Роска против Молдавии
[Rosca - Moldova] (N 6267/02)


Постановление от 22 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Вопрос о доступе к правосудию


Линнекогель против Швейцарии
[Linnekogel - Switzerland] (N 43874/98)


Постановление от 1 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Судек против Чешской Республики
[Soudek - Czech Republic] (N 56526/00)


Постановление от 15 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]

По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Звольский и Звольска против Чешской Республики" [Zvolsky and Zvolskay. Czech Republic], вынесенным 12 ноября 2002 г.).


Вопрос о праве на справедливое разбирательство дела


M.S. против Финляндии
[M.S. - Finland] (N 46601/99)


Постановление от 22 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Вопрос о праве на публичное разбирательство дела


Озингер против Австрии
[Osinger - Austria] (N 54645/00)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Вопрос о праве на устное разбирательство дела


Яковлев против России
[Yakovlev - Russia] (N 72701/01)


Постановление от 15 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Вопрос о продолжительности производства по делу


По разным пунктам в данном вопросе были одновременно допущены и не допущены нарушения пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Фабишик против Словакии
[Fabisik - Slovakia] (N 51204/99)


Постановление от 22 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По перечисленным ниже делам в данном вопросе было допущено нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Гика и другие против Греции
[Gika and others - Greece] (N 33339/02)


Постановление от 17 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


Рефене Михалопулу и другие против Греции
[Refene-Michalopoulou and others - Greece] (N 33518/02)


Постановление от 17 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


Апостолаки против Греции
[Apostolaki - Greece] (N 34206/02)


Постановление от 17 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


Змалиньский против Польши
[Zmalinski - Poland] (N 52039/99)


Постановление от 22 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Шенк против Польши
[Szenk - Poland] (N 67979/01)


Постановление от 22 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Бабурин против России
[Baburin - Russia] (N 55520/00)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


Эль Массри против Австрии
[El Massry - Austria] (N 61930/00)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


Жиро против Франции
[Guiraud - France] (N 64174/00)


Постановление от 29 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


Эгэ против Турции
[Ege - Turkey] (N 47117/99)


Постановление от 29 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Мацкова против Словакии
[Mackova - Slovakia] (N 51543/99)


Постановление от 29 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Гудельевич против Хорватии
[Gudeljevic - Croatia] (N 18431/02)


Постановление от 31 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


По жалобам о нарушениях подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Бенхам против Соединенного Королевства" [Benham v. United Kingdom], вынесенным 10 июня 1996 г., и Постановлением по делу "Перкс и другие против Соединенного Королевства" [Perks and others v. United Kingdom], вынесенным 12 октября 1999 г.


Ллойд и другие против Соединенного Королевства
[Lloyd and others - United Kingdom] (N 29798/96 и 37 других)


Постановление от 1 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции.


Бит и другие против Соединенного Королевства
[Beet and others - United Kingdom] (N 47676/99 и 4 других)


Постановление от 1 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции, кроме как в отношении Бита.


По жалобам о нарушениях подпунктов "c", "d" и "e" пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Мариани против Франции
[Mariani - France] (N 43640/98)


Постановление от 31 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований подпунктов "c", "d" и "e" пункта 3 Статьи 6 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Кромбах против Франции" [Krombach v. France], вынесенным 13 февраля 2001 г.).


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Вопрос о последствиях для банкрота чрезмерно длительного рассмотрения судом дела по банкротству


Гоффи против Италии
[Goffi - Italy] (N 55984/00)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Луордо против Италии" [Luordo v. Italy], вынесенным 17 октября 2003 г.).


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его корреспонденции


Матэрон против Франции
[Matheron - France] (N 57752/00)


Постановление от 29 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Ламбер против Франции" [Lambert v. France], вынесенным 24 августа 1998 г.).


По жалобам о нарушениях Статьи 10 Конвенции


Вопрос об осуждении лица за ведение пропаганды сепаратизма


Аин против Турции
[Agin - Turkey] (N 46069/99)


Постановление от 29 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Ибрагим Аксой против Турции" [Ibrahim Aksoy v. Turkey], вынесенным 10 октября 2000 г.).


Вопрос об осуждении лица за подстрекательство к ненависти и вражде


Гюмюш и другие против Турции
[Gumus and others - Turkey] (N 40303/98)


Постановление от 15 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Джэйлан против Турции" [Ceylan v. Turkey], вынесенным 8 июля 1999 г.).


Вопрос об осуждении лица за оскорбление или диффамацию


Бирол против Турции
[Birol - Turkey] (N 44104/98)


Постановление от 1 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции.


Соколовский против Польши
[Sokolowski - Poland] (N 75955/01)


Постановление от 29 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции.


Вопрос о временном изъятии книги


Алинак против Греции
[Alinak - Turkey] (N 40287/98)


Постановление от 29 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции.


По жалобе о нарушениях Статьи 11 Конвенции


Адали против Турции
[Adali - Turkey] (N 38187/97)


Постановление от 31 марта 2005 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


По делу допущено нарушение требований Статьи 11 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 13 Конвенции


Вопрос о доступности эффективного средства правовой защиты


Вопрос о смерти родственников


Гэзиджи против Турции
[Gezici - Turkey] (N 34594/97)


Постановление от 17 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции.


Гюнгер против Турции
[Ghnger - Turkey] (N 28290/95)


Постановление от 22 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции.


Адали против Турции
[Adali - Turkey] (N 38187/97)


Постановление от 31 марта 2005 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


По делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции.


Вопрос о чрезмерной продолжительности производства по делу


Мацкова против Словакии
[Mackova - Slovakia] (N 51543/99)


Постановление от 29 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Джэйлан против Турции" [Ciz V. Slovakia], вынесенным 29 марта 2005 г.).


По жалобам о нарушениях Статей 13 и 3, 8, 14 Конвенции


Адали против Турции
[Adali - Turkey] (N 38187/97)


Постановление от 31 марта 2005 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


По делу допущено нарушение требований Статьи 13 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 34 Конвенции


Адали против Турции
[Adali - Turkey] (N 38187/97)


Постановление от 31 марта 2005 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


По делу требования Статьи 34 Конвенции нарушены не были.


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос об отсрочке выплаты компенсации за отчуждение собственности


Кокол и другие против Турции
[Kokol and others - Turkey] (N 68136/01)


Постановление от 29 марта 2005 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Аккуш против Турции" [AkkuХ v. Turkey], вынесенным 9 июля 1997 г.).


Вопрос о последствиях для банкрота чрезмерно длительного рассмотрения судом дела по банкротству


Гоффи против Италии
[Goffi - Italy] (N 55984/00)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Луордо против Италии" [Luordo v. Italy], вынесенным 17 октября 2003 г.).


Вопрос о затянувшемся исполнении судебных решений


Горохов и Русяев против России
[Gorokhov and Rusyayev - Russia] (N 38305/02)


Постановление от 17 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Бурдов против России" [Burdov v. Russia], вынесенным 7 мая 2002 г.).


Сандор против Румынии
[Sandor - Romania] (N 67289/01)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Вопрос об отмене вступившего в законную силу и обязательного к исполнению судебного решения


Роска против Молдавии
[Rosca - Moldova] (N 6267/02)


Постановление от 22 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


По жалобе о нарушениях Статьи 2 Протокола N 4 Конвенции


Вопрос об отмене вступившего в законную силу и обязательного к исполнению судебного решения


Гоффи против Италии
[Goffi - Italy] (N 55984/00)


Постановление от 24 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Луордо против Италии" [Luordo v. Italy], вынесенным 17 октября 2003 г.).


По жалобам о нарушениях Статьи 2 Протокола N 7 к Конвенции


Мариани против Франции
[Mariani - France] (N 43640/98)


Постановление от 31 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


По делу допущено нарушение требований Статьи 2 Протокола N 7 к Конвенции (сравните с Постановлением Европейского Суда по делу "Кромбах против Франции" [Krombach v. France], вынесенным 13 февраля 2001 г.).


Исключение жалобы из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом


Шишковский против Сан-Марино
[Szyszkowski - San Marino] (N 76966/01)


Постановление от 29 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


Заключение мирового соглашения


Вуд против Соединенного Королевства
[Wood - United Kingdom] (N 47441/99)


Постановление от 15 марта 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Танийан против Турции
[Taniyan - Turkey] (N 29910/96)


Постановление от 17 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


Аккардо против Италии
[Accardo - Turkey] (N 62913/00)


Постановление от 17 марта 2005 г. [вынесено III Секцией]


Тойми против Швеции
[Toimi - Sweden] (N 55164/00)


Постановление от 22 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


Махмут Кэскин против Турции
[Mahmut Keskin - Turkey] (N 40156/98)


Постановление от 29 марта 2005 г. [вынесено II Секцией]


Бозкурт против Турции
[Bozkurt - Turkey] (N 35851/97)


Постановление от 31 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


Виаропулос и другие против Греции
[Viaropoulos and others - Greece] (N 19437/02)


Постановление от 31 марта 2005 г. [вынесено I Секцией]


Жалобы, переданные на рассмотрение в Большую палату


По жалобам о нарушениях пункта 2 Статьи 43 Конвенции


Следующие Постановления Европейского Суда были переданы на рассмотрение в Большую палату в соответствии с пунктом 2 Статьи 43 Конвенции:


Сейдович против Италии
[Sejdovic - Italy] (N 56581/00)


Постановление от 10 ноября 2005 г. [вынесено I Секцией]


Дело касается вопроса о вынесении обвинительного приговора заочно, без предварительного предупреждения обвиняемого о рассмотрении его дела в суде и без предоставления ему возможности добиваться повторного разбирательства по делу, не доказав предварительно, что он не скрывался от правосудия.


Ашур против Франции
[Achour - France] (N 67335/01)


Постановление от 10 ноября 2005 г. [вынесено I Секцией]


Дело касается вопроса о применении закона, предусматривающего более строгое наказание, с приданием ему обратной силы.


Эрнестина Зулло против Италии
[Ernestina Zullo - Italy] (N 64897/01)


Риккарди Пиццати против Италии
[Riccardi Pizzati - Italy] (N 62361/00)


Коккиарелла против Италии
[Cocchiarella - Italy] (N 64886/01)


Мусчи против Италии
[Musci - Italy] (N 64699/01)


Джузеппе Мостаччиоло против Италии
[Giuseppe Mostacciuolo - Italy] (N 64705/01)


Джузеппе Мостаччиоло против Италии (N 2)
[Giuseppe Mostacciuolo - Italy(N 2)] (N 65102/01)


Джузеппина и Орестина Прокаччини против Италии
[Giuseppina and Orestina Procaccini - Italy] (N 65075/01)


Апичелла против Италии
[Apicella - Italy] (N 64890/01)


Постановления от 10 ноября 2004 года [вынесены I Секцией (в прежнем составе)]


Данные дела касаются критерия оценки морального ущерба, причиненного заявителями в результате длительного производства по делу.


Постановления, вступившие в силу


В порядке применения подпункта "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


Следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции в связи с истечением трехмесячного срока для подачи прошения о рассмотрении дела Большой Палатой (см. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights]* (* С оригиналами "Информационных бюллетеней по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" на английском языке можно ознакомиться на веб-сайте http://www.echr.coe.int (прим. перев.).) N 70):


Кареллис против Греции
[Karellis - Greece] (N 6706/02)


Постановление от 2 декабря 2004 г. [вынесено I Секцией]


Женито против Франции
[Geniteau - France] (N 49572/99)


Постановление от 7 декабря 2004 г. [вынесено II Секцией]


Ван Россем против Бельгии
[Van Rossem - Belgium] (N 41872/98)


Постановление от 9 декабря 2004 г. [вынесено I Секцией]


Драгичевич против Хорватии
[Dragicevic - Croatia] (N 11814/02)


Зованович против Хорватии
[Zovanovic - Croatia] (N 12877/02)


Постановления от 9 декабря 2004 г. [вынесены I Секцией]


Эльден против Турции
[Elden - Turkey] (N 40985/98)


Гекдере и Гюль против Турции
[Gekdere and Gul - Turkey] (N 49655/99)


Рега против Франции
[Rega - France] (N 55704/00)


Постановления от 9 декабря 2004 г. [вынесены III Секцией]


Поз против Франции
[Pause - France] (N 61092/00)


Несмэ против Франции
[Nesme - France] (N 72783/01)


Бечварж и Бечваржова против Чешской Республики
[Becvaz and Becvazova - Czech Republic] (N 58358/00)


Жельфман против Франции
[Gelfmann - France] (N 25875/03)


Постановления от 14 декабря 2004 г. [вынесены II Секцией]


Высшее духовное управление мусульман Болгарии против Болгарии
[Supreme Holy Council of the Muslim Community - Bulgaria] (N 39023/97)


Постановление от 16 декабря 2004 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


Машоло против Италии
[Mascolo - Italy] (N 68792/01)


Постановление от 16 декабря 2004 г. [вынесено III Секцией]


Талат Тепе против Турции
[Talat Tepe - Turkey] (N 31247/96)


Орманчи и другие против Турции
[Ormanci and others - Turkey] (N 43647/98)


Шкодакова против Чешской Республики
[Тkodakova - Czech Republic] (N 71551/01)


Организация "Центрум ставебнихо инженирстви" против Чешской Республики
[Centrum StavebnRho InсenvrstvR - Czech Republic] (N 65189/01)


Постановления от 21 декабря 2004 г. [вынесены II Секцией]


Бусуйок против Молдавии
[Busuioc - Moldova] (N 61513/00)


Постановление от 21 декабря 2004 г. [вынесено IV Секцией (в прежнем составе)]


Митев против Болгарии
[Mitev - Bulgaria] (N 40063/98)


Божилов против Болгарии
[Bojilov - Bulgaria] (N 45114/98)


Илиев против Болгарии
[Iliev - Bulgaria] (N 48870/99)


Бломмен против Бельгии
[Blommen - Belgium] (N 47265/99)


Стоэтерий Зангершейде против Бельгии
[Stoeterij Zangersheide - Belgium] (N 47295/99)


Мерже и Крос против Франции
[Merger and Cros v. France] (N 68864/01)


Постановления от 22 декабря 2004 г. [вынесены I Секцией]


Ханнак против Австрии
[Hannak - Austria] (N 70883/01)


Постановление от 22 декабря 2004 г. [вынесено III Секцией]


В порядке применения подпункта "с" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


30 марта 2005 года коллегия в составе пяти судей Большой Палаты отклонила обращения о передаче дела на рассмотрение Большой Палаты, и в результате следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "с" пункта 2 Статьи 44 Конвенции:


Новак против Польши
[Nowak - Poland] (N 27833/02)


Постановление от 9 октября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Кьяртан Асмундсон против Исландии
[Kjartan Asmundsson - Iceland] (N 60669/00)


Постановление от 12 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 68.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 68 соответствует Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 2 за 2005 год.)


Казалта против Франции
[Casalta - France] (N 58906/00)


Постановление от 12 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Цронойевич против Хорватии
[Crnojevic - Croatia] (N 71614/01)


Постановление от 21 октября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Конечни против Чешской Республики
[Konecny - Czech Republic] (N 47269/99, 64656/01, 65002/01)


Постановление от 26 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Трегубенко против Украины
[Tregubenko - Ukraine] (N 61333/00)


Постановление от 2 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией (в прежнем составе)]


(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 69.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 69 соответствует Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 4 за 2005 год.)


Сейхан против Турции
[Seyhan - Turkey] (N 33384/96)


Фабр против Франции
[Fabre- France] (N 69225/01)


Витасек против Чешской Республики
[Vitasek - Czech Republic] (N 77762/01)


Белой против Франции
[Beloeil - France] (N 4094/02)


Постановления от 2 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Компания "Куфай ко. ш.п.к." против Албании
[Qufaj Co. Sh.P.K. - Albania] (N 54268/00)


Постановление от 18 ноября 2003 г. [вынесены III Секцией]


(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 69.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 69 соответствует Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 4 за 2005 год.)


Светлана Науменко против Украины
[Svetlana Naumenko - Ukraine] (N 41984/98)


Постановление от 9 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 69.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 69 соответствует Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 4 за 2005 год.)


Нури Езкан против Турции
[Nuri Ozkan - Turkey] (N 50733/99)


Кройтору против Румынии
[Croitoru - Romania] (N 54400/00)


Левшины против России
[Levshiny - Russia] (N 63527/00)


Постановления от 9 ноября 2004 г. [вынесены II Секцией]


Финацци против Италии
[Finazzi - Italy] (N 62152/00)


Карлетти и Бонетти против Италии
[Carletti and Bonetti - Italy] (N 62457/00)


Постановления от 10 ноября 2004 г. [вынесены I Секцией]


Ташкин и другие против Турции
[Taыkin and others - Turkey] (N 46117/99)


Постановление от 10 ноября 2004 г. [вынесено III Секцией (в прежнем составе)]


(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 69.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 69 соответствует Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 4 за 2005 год.)


Исса и другие против Турции
[Issa and others - Turkey] (N 31821/96)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 69.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 69 соответствует Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 4 за 2005 год.)


Чанади против Словакии
[Сanady - Slovakia] (N 53371/99)


Постановление от 16 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Зазанис против Греции
[Zazanis - Greece] (N 68138/01)


Постановление от 18 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией (в бывшем составе)]

(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 69.)* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 69 соответствует Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 4 за 2005 год.)


Праведная против России
[Pravednaya - Russia] (N 69529/01)


Постановление от 18 ноября 2004 г. [вынесено I Секцией]


Мельниченко против Украины
[Melnychenko - Ukraine] (N 17707/02)


Постановление от 19 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


(См. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 68.).* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 68 соответствует Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 2 за 2005 год.)


Йоргиядис против Турции
[Yorgiyadis - Turkey] (N 48057/99)


Постановление от 19 октября 2004 г. [вынесено II Секцией]


Заскевич против Польши
[Zaсkiewicz - Poland] (N 46072/99 и 46076/99)


Постановление от 30 ноября 2004 г. [вынесено IV Секцией]


Статистические сведения*


Вынесенные постановления**


  За март 2005 года С начала 2005 года
Большая Палата 0 1
I Секция 19 85
II Cекция 14 47 (48)
III Секция 9 24
IV Секция 17 (58) 39 (81)
Секции в предыдущих составах 3 9
Всего 62 (103) 205 (248)

Постановления, вынесенные в феврале 2005 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая Палата 0 0 0 0 0
I Секция 17 2 0 0 19
II Секция 11 2 1 0 14
III Секция 7 2 0 0 9
IV Секция 15 (56) 1 1 0 17 (58)
I Секция в прежнем составе 1 0 0 0 1
II Секция в прежнем составе 1 0 0 0 1
III Секция в прежнем составе 1 0 0 0 1
Всего 53 (94) 7 2 0 62 (103)

Постановления, вынесенные в феврале 2005 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая Палата 1 0 0 0 1
I Секция в прежнем составе 2 0 0 0 2
II Секция в прежнем составе 2 0 0 0 2
III Секция в прежнем составе 5 0 0 0 5
IV Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
I Секция 81 3 1 0 85
II Секция 38 7 (8) 2 0 47 (48)
III Секция 17 4 1 2 24
IV Секция 35 (77) 2 1 1 39 (81)
Всего 181 (223) 16 (17) 5 3 205 (248)

Вынесенные решения


  За март 2005 года С начала 2005 года
I. Жалобы, признанные приемлемыми
Большая Палата 0 0
I Секция 25 63 (64)
II Секция 37 59
III Секция 15 32 (34)
IV Секция 14 (16) 19 (23)
Всего 89 (93) 173 (180)
II. Жалобы, признанные неприемлемыми
Большая Палата 1 (3) 1 (3)
I Секция Палата 8 23
Комитет 414 1966
II Секция Палата 11 26
Комитет 522 1150
III Секция Палата 13 32
Комитет 447 937
IV Секция Палата 17 31
Комитет 482 1434
Всего 1915 (1917) 5600 (5602)
III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел
I Секция Палата 10 13
Комитет 5 18
II Секция Палата 6 16
Комитет 7 15
III Секция Палата 9 12
Комитет 14 22
IV Секция Палата 9 19
Комитет 3 14
Всего 63 129
Всего Решений об исключении жалобы из списка подлежащих
рассмотрению дел (не включая частичных Решений)
1616 (1619) 5902 (5911)

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба


Каким органом принято решение За март 2005 года С начала 2005 года
I Секция 55 138
II Секция 155 238
III Cекция 55 122
IV Cекция 46 74
Общее количество коммуницированных жалоб 311 572

______________________________

* Статистические сведения предварительны. То или иное Постановление или Решение Европейского Суда может быть вынесено в отношении нескольких жалоб (в скобках приводится количество жалоб, в отношении которых вынесено постановление или решение). Употребляемый в Бюллетене значок "*" означает, что Постановление не является окончательным.

** Статистические сведения, касающиеся Постановлений, вынесенных Секциями Европейского Суда, приводятся без учета реорганизации Секций, которая была проведена 1 ноября 2004 г. Обозначение "Секции в прежнем составе" в данных таблицах относится к Секциям в их составе до 1 ноября 2004 г.


Постановления и решения по жалобам против Российской Федерации


Раш против Российской Федерации
[Rash v. Russia]


По делу обжалуется чрезмерная длительность судебного разбирательства по иску заявителя о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда.


Павел Александрович Ксензов против Российской Федерации
[Pavel Aleksandrovich Ksenzov v. Russia]


По делу обжалуются условия содержания заявителя под стражей в следственном изоляторе, которые расценены заявителем как бесчеловечное и унижающее достоинство обращение.



Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 8/2005


Проект Московского клуба юристов и редакционно-издательского объединения "Новая юстиция"


Перевод: Власихин В.А.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information note N 73 on the case-law of the March, 2005"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с РИО "Новая юстиция"


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.