Постановление Европейского Суда по правам человека от 30 ноября 2004 г. Дело "Кляхин (Klyakhin) против Российской Федерации" (жалоба N 46082/99) (Вторая секция)

Документ отсутствует в свободном доступе.
Вы можете заказать текст документа и получить его прямо сейчас.

Заказать

Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.

Заявитель, ссылаясь на п.3 ст.5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, жаловался на то, что его право на рассмотрение дела судом в течение разумного времени или право быть освобожденным из-под стражи до суда было нарушено. Органы власти РФ обосновывали содержание заявителя под стражей, во-первых, тяжестью предъявленного обвинения, а во-вторых, опасением, что заявитель сможет воспрепятствовать проведению судебных заседаний. Европейский Суд напомнил, что тяжесть предъявленного обвинения не может сама по себе служить оправданием длительного предварительного содержания под стражей. Кроме того, национальными судами не были указаны фактические обстоятельства, которые бы подтверждали вывод относительно возможного воспрепятствования отправлению правосудия со стороны заявителя. Европейский Суд пришел к выводу, что власти продлили срок содержания заявителя под стражей на основаниях, которые не могут рассматриваться как достаточные. В таких обстоятельствах нет необходимости рассматривать вопрос о том, было ли проведено судебное разбирательство по делу с достаточным усердием. Нарушение п.3 ст.5 Конвенции имело место.

Ссылаясь на п.4 ст.5 Конвенции, заявитель жаловался на то, что он не мог добиться рассмотрения вопроса о его содержании под стражей в судебном порядке. Европейский Суд напомнил, что соответствующий суд должен рассмотреть не только соблюдение процессуальных требований, установленных в национальном законодательстве, но и разумность подозрения в совершении преступления, лежащего в основе ареста, и законности преследуемой арестом и последующим содержанием под стражей цели. Судья, рассматривающий ходатайства об освобождении из-под стражи, должен принимать во внимание конкретные факты, указанные лицом и могущие поставить под сомнение наличие условий, необходимых для обоснования "законности" лишения свободы. Доводы заявителя содержали подобные факты и не казались нереальными или явно необоснованными. Не приняв их во внимание, национальные суды не провели судебное разбирательство в объеме и по содержанию в соответствии с требованиями п.4 ст.5 Конвенции. К тому же остальные жалобы заявителя, особенно касающиеся вопроса продления срока содержания под стражей, остались не рассмотренными. Таким образом, имело место нарушение п.4 ст.5 Конвенции.

Заявитель жаловался, ссылаясь на п.1 ст.6 Конвенции, на то, что уголовное обвинение по его делу не было разрешено в разумный срок. Европейский Суд напомнил, что разумность срока судебного разбирательства должна быть оценена в свете конкретных обстоятельств дела с учетом критериев, установленных прецедентной практикой, в частности, сложности дела и действий заявителя и властей. Европейский Суд отметил, что уголовное дело в отношении заявителя не являлось особенно сложным. Нет никаких указаний на то, что заявитель в какой-либо существенной мере сам виновен в увеличении длительности судебного разбирательства. Что касается действия властей, то представляется, что имели место некоторые периоды бездействия, произошедшие по их вине. Следовательно, имело место нарушение вышеназванного положения Конвенции.

Заявитель жаловался, ссылаясь на ст.13 Конвенции, на то, что у него не было эффективных средств правовой защиты относительно чрезмерной длительности судебного разбирательства по уголовному делу в отношении него. Европейский Суд отметил, что власти РФ не указали средства правовой защиты, которые могли бы ускорить разрешение дела заявителя или предоставить ему адекватную компенсацию за уже произошедшие задержки. Соответственно, имело место нарушение ст.13 Конвенции, поскольку заявитель не располагал национальными средствами правовой защиты, которыми он мог бы реализовать свое право на судебное разбирательство в разумный срок.

Заявитель жаловался на то, что администрация учреждения системы исполнения наказаний вмешивалась в его переписку с Европейским Судом. Российское законодательство на момент событий допускало цензуру корреспонденции заключенных, в т.ч. и переписки с Европейским Судом. Однако относительно необходимости такого вмешательства власти РФ не привели причин, которые бы обосновали такой контроль за перепиской с Европейским Судом, конфиденциальность которой должна соблюдаться. Соответственно, обжалуемое вмешательство не было необходимо в демократическом обществе по смыслу п.2 ст.8 Конвенции. Кроме того, властями РФ не представлены обоснованные объяснения в ответ на неизменные и заслуживающие доверия утверждения о воспрепятствовании в осуществлении права на обращение с индивидуальной жалобой в Европейский Суд. В свете изложенного Европейский Суд пришел к выводу, что имело место нарушение ст.8 и 34 Конвенции.

Рассмотрены вопросы компенсации морального вреда и судебных расходов и издержек заявителя.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 30 ноября 2004 г. Дело "Кляхин (Klyakhin) против Российской Федерации" (жалоба N 46082/99) (Вторая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 7/2005.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым