Постановление Европейского Суда по правам человека от 7 июля 2005 г. Дело "Шпаковский (Shpakovskiy) против Российской Федерации" (жалоба N 41307/02) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Шпаковский (Shpakovskiy)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 41307/02)


Постановление Суда


Страсбург, 7 июля 2005 г.


По делу "Шпаковский против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

X.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Кесады, заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая 16 июня 2005 г. за закрытыми дверями,

принял следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 41307/02), поданной 9 ноября 2002 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданином России Юрием Иосифовичем Шпаковским (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым.

3. 13 мая 2003 г. Европейский Суд решил коммуницировать властям Российской Федерации жалобу заявителя. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.


Факты


I. Обстоятельства дела


4. Заявитель - 1956 года рождения, проживает в г. Костроме.

5. В 1998 году после 23 лет военной службы заявитель был уволен с нее в связи со структурной реорганизацией. Он получил право на предоставление ему жилья на условиях социального найма и был поставлен в очередь на получение жилья.

6. В 2001 году заявитель обратился в Свердловский районный суд г. Костромы с иском к администрации г. Костромы о предоставлении ему жилой площади на условиях социального найма. Он ссылался на положения Федерального закона "О статусе военнослужащих", дающие ему право на получение жилья в течение трех месяцев со дня постановки в очередь.

7. 29 августа 2001 г. Свердловский районный суд г. Костромы своим решением удовлетворил иск заявителя и обязал администрацию г. Костромы предоставить заявителю жилое помещение, отвечающее жилым нормам. В решении прямо был указан трехмесячный срок, установленный в законе, на выделение жилья.

8. Администрация г. Костромы обратилась в Свердловский районный суд г. Костромы с заявлением о предоставлении отсрочки в исполнении упомянутого судебного решения на шесть месяцев. 10 января 2002 г. Свердловский районный суд г. Костромы отказал в предоставлении администрации г. Костромы отсрочки в исполнении решения от 29 августа 2001 г. и указал, что соблюдение срока, установленного для исполнения судебного решения, обязательно.

9. 10 июня 2003 г. администрация г. Костромы выдала заявителю ордер на квартиру в г. Костроме площадью 70,77 кв. м.


II. Применимое национальное законодательство


А. Право на получение жилья


10. Положения Федерального закона "О статусе военнослужащих" предусматривают, что военнослужащие, уволенные с военной службы в связи со структурной реорганизацией после прохождения службы сроком не менее десяти лет, имеют право на получение жилья на условиях социального найма в течение трех месяцев со дня увольнения.


В. Осуществление права на "социальный наем"


11. Жилищный кодекс РСФСР (от 24 июня 1983 г., действовавший до 1 марта 2005 г.) предусматривал, что граждане России имели право владеть квартирами, находящимися в государственной или муниципальной собственности или собственности иных публичных властей на условиях договора найма (статья 10). Определенные "защищенные" категории граждан (инвалиды, ветераны войны, лица, пострадавшие в результате аварии на Чернобыльской АЭС, сотрудники милиции, судьи и т.д.) имели право на приоритетный порядок получения квартир.

12. Решение о предоставлении квартиры оформляется в виде выдачи гражданам ордера на жилое помещение органами местного самоуправления (статья 47). Ордер служил правовым основанием для занятия квартиры, указанной в нем, и для подписания договора найма между собственником квартиры, квартиросъемщиком и органами жилищно-эксплуатационного хозяйства (статья 51 Жилищного кодекса РСФСР, а также статьи 672 и 674 Гражданского кодекса Российской Федерации).

13. Члены семьи квартиросъемщика (в том числе супруг/супруга, дети, родители, инвалиды, находящиеся на иждивении, и иные лица) обладают тем же объемом прав и обязанностей по договору найма, что и квартиросъемщик (статья 53). Квартиросъемщик имеет право поселить в квартире других лиц (статья 54). В случае смерти квартиросъемщика совершеннолетний член семьи квартиросъемщика является его правопреемником в качестве стороны договора найма (статья 88).

14. Квартиры предоставляются для постоянного пользования (статья 10). Квартиросъемщик может расторгнуть договор найма с согласия членов его семьи (статья 89). Владелец квартиры может расторгнуть договор найма на условиях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и на основании решения суда (статьи 89 - 90). Если договор прекращается по той причине, что дом более не может быть использован в качестве жилого помещения, квартиросъемщик и его семья должны получить взамен другую квартиру со всеми удобствами (статья 91). Квартиросъемщики или члены их семей могут быть выселены без предоставления другого жилого помещения только в случае, если они "систематически разрушают или портят жилое помещение", "используют его не по назначению" или "систематическим нарушением [общепринятых] правил ... делают невозможным для других проживание с ними в одной квартире или одном доме" (статья 98).

15. Квартиросъемщик имеет право поменять свою квартиру на другую квартиру на территории государства или муниципального образования, в том числе в другом регионе (статья 67). Обмен влечет за собой обоюдный обмен правами и обязанностями согласно соответствующим договорам найма и становится окончательным с момента выдачи новых ордеров на жилое помещение (статья 71). "Спекулятивные" или фиктивные обмены запрещены (часть вторая статьи 73).


С. Плата за наем государственного жилья


16. Закон Российской Федерации "Об основах федеральной жилищной политики" (N 4218-I от 24 декабря 1992 г.) устанавливает, что платежи за квартиру состоят из (i) платы за содержание жилья, (ii) платы за ремонт жилья, а для нанимателя жилого помещения также (iii) внесение платы за наем жилого помещения (статья 15). Плата за содержание и ремонт жилья не зависит от того, кто является собственником жилого помещения, является ли оно частным или государственным. Плата за наем жилого помещения устанавливается властями субъекта с учетом площади помещения и состояния дома. Она обычно существенно ниже рыночной стоимости найма жилого помещения. Например, максимальный размер платы за наем жилого помещения в муниципальных домах в г. Москве составляет 80 копеек (2 евроцента) за квадратный метр (Постановление Правительства Москвы от 7 декабря 2004 г. N 863-ПП "Об изменении цен на жилищнокоммунальные услуги для населения").


D. Приватизация государственного жилья


17. В 1991 году был принят Закон Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда Российской Федерации" (N 1541-I от 4 июля 1991 г.), который будет действовать до 31 декабря 2006 г. Согласно этому Закону гражданам России предоставляется право получить в собственность государственное и муниципальное жилье, которым они владеют на основании договора социального найма (статья 2). Приобретение права собственности не требует произведения выплат или сборов (статья 7). Право на приватизацию может быть осуществлено один раз в жизни (статья 11), и осуществление этого права требует согласия всех совершеннолетних членов семьи квартиросъемщика.


Право


I. Предполагаемое нарушение Пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


18. Заявитель жаловался на то, что длительное неисполнение судебного решения от 29 августа 2001 г. нарушило его право на обращение в суд, гарантируемое пунктом 1 статьи 6 Конвенции, и право на беспрепятственное пользование своим имуществом, гарантируемое статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Данные статьи в части, применимой в настоящем деле, гласят:


Параграф 1 статьи 6 Конвенции


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на справедливое... разбирательство дела ... судом ...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов иди других сборов или штрафов".


А. Приемлемость жалобы


19. Власти Российской Федерации утверждали, что жалоба является неприемлемой, поскольку заявитель более не является жертвой по смыслу Конвенции. Они заявили, что судебное решение, вынесенное в пользу заявителя, исполнено и что, как представляется, заявитель вполне удовлетворен предоставленным ему жильем. Они утверждали, что, таким образом, права заявителя были восстановлены на национальном уровне и что в связи с этим жалоба должна быть объявлена неприемлемой или исключена из списка рассматриваемых дел.

20. Заявитель не согласился с тем, что он более не является жертвой нарушения его прав ввиду того факта, что судебное решение по его делу было в конечном итоге исполнено. Он утверждал, что властям потребовалось примерно два года для исполнения судебного решения, и в этот период его жилищные условия были чрезвычайно неадекватными.

21. Европейский Суд напомнил, что "решение или меры в пользу заявителя не являются в принципе достаточными для того, чтобы он перестал быть "жертвой", за исключением случаев, в которых национальные власти в прямой форме или фактически признали нарушение положений Конвенции и устранили его последствия" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Амюур против Франции" (Amuur v. France) от 25 июня 1996 г., Reports 1996-III, p. 846, §36; Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Далбан против Румынии" (Dalban v. Romania), жалоба N 28114/95, ECHR 1999-VI, §44; и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Ротару против Румынии" (Rotaru v. Romania), жалоба N 28341/95, ECHR 2000-V, §35). Субсидиарная природа контрольного механизма Конвенции препятствует рассмотрению жалобы только тогда, когда эти условия соблюдены (см., например, Решение Европейского Суда по делу "Йенсен и Расмуссен против Дании" (Jensen and Rasmussen v. Denmark) от 20 марта 2003 г., жалоба N 52620/99).

22. В настоящем деле судебное решение оставалось неисполненным в течение двух лет - значительного периода времени, превысившего срок, установленный в самом судебном решении. Однако ни власти Российской Федерации, ни органы власти не признали, что права заявителя, гарантируемые Конвенцией, были существенно ограничены ввиду неисполнения судебного решения в его пользу. Более того, за задержку исполнения судебного решения заявителю не была предоставлена компенсация.

23. Таким образом, Европейский Суд пришел к выводу, что сам факт того, что власти выполнили судебное решение после значительной задержки, не может автоматически рассматриваться в настоящем деле как лишающий заявителя статуса жертвы по смыслу Конвенции. Соответственно, Европейский Суд отклонил возражения властей Российской Федерации по вопросу приемлемости жалобы.

24. Европейский Суд отметил, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее Европейский Суд отметил, что не является она неприемлемой и по иным основаниям. Таким образом, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.


В. Существо жалобы


25. Власти Российской Федерации не оспаривали действительность судебного решения от 29 августа 2001 г. В качестве оправдания двухлетней задержки в его исполнении они утверждали, что на момент событий в данном регионе отсутствовало свободное жилье.

26. Заявитель не согласился с доводами властей Российской Федерации. Он утверждал, что подходящее жилье имелось в наличии в период неисполнения судебного решения от 29 августа 2001 г.


1. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции


27. Европейский Суд напомнил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует право на подачу иска по вопросу определения гражданских прав и обязанностей на рассмотрение в суд; таким образом, он гарантирует право на обращение в суд, в рамках которого одним из аспектов является право на доступ к правосудию, то есть право инициировать судебное разбирательство в суде по гражданским вопросам. Однако это право было бы иллюзорным, если бы национальные правовые системы Высоких Договаривающихся Сторон допускали, чтобы окончательное подлежащее исполнению судебное решение оставалось неисполненным в ущерб одной из сторон. Было бы невообразимо, чтобы пункт 1 статьи 6 Конвенции подробно описывал процессуальные гарантии, предоставляемые сторонам судопроизводства, - которое должно быть справедливым, публичным и не должно затягиваться, - не предоставляя гарантии исполнения судебных решений; толкование статьи 6 Конвенции как предоставление исключительно права на обращение в суд и проведение судебного разбирательства, по всей видимости, приведет к ситуации, несовместимой с принципом верховенства права, который Высокие Договаривающиеся Стороны обязались соблюдать при ратификации Конвенции. Таким образом, исполнение судебного решения должно рассматриваться как составляющая часть "судебного разбирательства" по смыслу статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III, §34, и Постановление Европейского Суда по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece) от 19 марта 1997 г., Reports 1997-II, р. 510, §40).

28. Далее Европейский Суд напомнил, что отсутствие финансовых средств или иных ресурсов не может служить основанием для непогашения долга по судебному решению. Та или иная задержка исполнения судебного решения при определенных обстоятельствах может быть оправданна, но задержка не может быть такой, чтобы нарушала саму суть права, гарантируемого пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Финансовые трудности, испытываемые государством, не должны были препятствовать заявителю получить причитающееся ему денежные суммы, присужденные в результате судебного разбирательства (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России", §35).

29. Возвращаясь к настоящему делу, Европейский Суд отметил, что положения судебного решения от 29 августа 2001 г., в том числе срок его исполнения, были достаточно четкими и требовали безотлагательных действий со стороны органов власти. Тем не менее, оно оставалось неисполненным в течение двух лет, предположительно по причине отсутствия подходящего жилья. Европейский Суд счел, что причины, выдвинутые властями Российской Федерации в качестве обоснования задержки исполнения судебного решения, не подтверждаются представленными доказательствами. В частности, властями Российской Федерации не были указаны меры, которые они предпринимали в 2001 - 2002 годах в целях предоставления заявителю жилья, соответствующего условиям судебного решения, или, если предоставление жилья было невозможным, альтернативного предложения предоставления заявителю жилья или компенсации за него.

30. Не приняв в течение такого значительного периода времени необходимых мер для исполнения вступившего в законную силу судебного решения по настоящему делу, власти Российской Федерации лишили положения пункта 1 статьи 6 Конвенции их полезной сущности в настоящем деле.

31. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


2. Предполагаемое нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


32. Европейский Суд напомнил, что право на социальные выгоды как таковое не содержится среди прав и свобод, гарантируемых Конвенцией (см., например, Решение Европейского Суда по делу "Аунола против Финляндии" (Aunola v. Finland) от 15 марта 2001 г., жалоба N 30517/96). Далее Европейский Суд напомнил, что право проживать в конкретной собственности, которой заявитель не владеет, как таковое не является "имуществом" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Решение Европейского Суда по делу "H.F. против Словакии" (H.F. v. Slovakia) от 9 декабря 2003 г., жалоба N 54797/00; Решение Европейского Суда по делу "Коваленок против Латвии" (Kovalenok v. Latvia) от 15 февраля 2001 г., жалоба N 54264/00; и Решение Европейского Суда по делу "J.L.S. против Испании" (J.L.S. v. Spain) от 27 апреля 1999 г., жалоба N 41917/98).

33. Однако материальные активы, такие, как долги, в отношении которых заявитель может утверждать, что обладает "законным ожиданием" получения эффективного пользования конкретным материальным активом, могут также подпадать под понятие "имущества", содержащееся в статье 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу ""Пайн Велли Девелопментс Лимитед" и другие против Ирландии" (Pine Valley Developments Ltd. And Others v. Ireland) от 29 ноября 1991 г., Series А, N 222, р. 23, §51; Постановление Европейского Суда по делу ""Прессос Компаниа Навьера С.А." и другие против Бельгии" (Pressos Compania Naviera S.A. and Others v. Belgium) от 20 ноября 1995 г., Series А, N 332, р. 21, §31; и, mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу ""С.А. Данжвилль" против Франции" (S.A. Dangeville v. France), жалоба N 36677/97, ECHR 2002-III, §§44 - 48). В частности, Европейский Суд неоднократно устанавливал, что "требование" - даже о конкретном социальном преимуществе - может пониматься как "собственность" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в случае, если в достаточной мере установлено, что оно может быть юридически реализовано (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России", §40, и Постановление Европейского Суда по делу "Греческие нефтеперегонные заводы "Стран" и Стратис Андриатис против Греции" (Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece) от 9 декабря 1994 г., Series А, N 301-В, р. 84, §59).

34. Обращаясь к фактам настоящего дела, Европейский Суд отметил, что в силу судебного решения от 29 августа 2001 г. администрация г. Костромы должна была предоставить заявителю квартиру с определенными характеристиками. Судебным решением не требовалось от властей предоставление права собственности на конкретную квартиру, но лишь налагалось обязанность выдать заявителю ордер на любую квартиру, удовлетворяющую критериям, установленным судом. На основании ордера между компетентными органами власти и заявителем, действующим как ответственный квартиросъемщик от своего имени и от имени членов своей семьи (см. выше §12), должен был быть заключен "договор социального найма". В соответствии с условиями "договора социального найма", установленными в Жилищном кодексе РСФСР и применимых в данном случае иных положениях законодательства Российской Федерации, заявитель имел бы право владеть и пользоваться квартирой, а при определенных условиях - приватизировать ее в соответствии с Законом Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда Российской Федерации".

35. Соответственно, с момента вынесения судебного решения от 29 августа 2001 г. заявитель имел определенное "законное ожидание" получить материальный актив. Судебное решение являлось окончательным, поскольку оно не было обжаловано в кассационном порядке, и на его основании было возбуждено исполнительное производство.

36. Таким образом, Европейский Суд счел установленным, что требование заявителя о заключении "договора социального найма" является достаточно определенным, чтобы составлять "имущество", подпадающее в сферу применения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

37. Европейский Суд установил, что тот факт, что заявитель не имел возможности добиться исполнения судебного решения от 29 августа 2001 г. в течение значительного периода времени, представляет собой вмешательство в его право на беспрепятственное пользование своим имуществом, которому власти Российской Федерации не привели каких-либо убедительных оправданий (см. выше §29).

38. Соответственно, имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


II. Применение Статьи 41 Конвенции


39. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


40. Заявитель потребовал сумму в размере 30 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

41. Власти Российской Федерации не прокомментировали эти требования.

42. Европейский Суд признал, что заявитель испытывал душевные страдания и чувство разочарования в связи с неисполнением властями судебного решения, вынесенного в его пользу. Однако сумма, требуемая заявителем в порядке компенсации морального вреда, представляется чрезмерной с учетом того факта, что судебное решение, вынесенное в его пользу, уже было исполнено способом, приемлемым для заявителя. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил заявителю 1500 евро в качестве компенсации морального вреда плюс сумму налогов, которые могут быть начислены на эту сумму.


В. Судебные расходы и издержки


43. Заявитель не требовал компенсации судебных расходов и издержек.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


44. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих основаниях Суд единогласно:


1) объявил жалобу приемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

4) постановил:

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 1500 (одну тысячу пятьсот) евро в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в национальную валюту Российской Федерации по курсу на день произведения выплаты, плюс сумму налогов, которые могут быть начислены на указанную выше сумму;

(b) что простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

5) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 7 июля 2005 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Заместитель Секретаря Секции Суда

Сантьяго Кесада


Председатель Палаты

Христос Розакис


Постановление Европейского Суда по правам человека от 7 июля 2005 г. Дело "Шпаковский (Shpakovskiy) против Российской Федерации" (жалоба N 41307/02) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 11/2005.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение