• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 10/2005

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 10/2005


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


Инета Зимеле - новый судья Европейского Суда по правам человека


Говоря постоянно о решениях и постановлениях Европейского Суда по правам человека, давайте не забывать о его главных действующих лицах - судьях.

Парламентская Ассамблея Совета Европы недавно избрала г-жу Инету Зимеле (Mrs. Ineta Ziemele) в качестве нового судьи Европейского Суда по правам человека от Латвии.

Г-жа Зимеле родилась в 1970 году и изучала право - среди прочих учебных заведений - в Латвийском государственном университете и Кембриджском Университете (Соединенное Королевство). Г-жа Зимеле - профессор международного права и прав человека в Рижской высшей юридической школе (г. Рига). В период с 1999 по 2001 год она работала советником отдела по вопросам сотрудничества и образования в сфере охраны прав человека Директората по правам человека Совета Европы. Начиная с 2002 года она занималась адвокатской практикой. В 2004 году г-жа Зимеле была назначена судьей ad hoc (специально привлеченным) Европейского Суда при рассмотрении двух дел по жалобам против действий властей Латвии.

Напомним, что судьи Европейского Суда избираются на свои должности Парламентской Ассамблеей Совета Европы из списка трех кандидатов, представленного соответствующим государством.

В принципе судьи Европейского Суда избираются сроком на шесть лет. Однако в соответствии с пунктом 5 Статьи 23 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод судья, избранный для замещения судьи, срок полномочий которого еще не истек, занимает свой пост до конца срока полномочий своего предшественника. Г-жа Зимеле будет занимать пост бывшего судьи от Латвии, г-на Эгилса Левитса, который подал в отставку, до истечения срока его полномочий 31 октября 2007 года.

Теперь самое время огласить весь состав Европейского Суда по состоянию на сегодняшний день:

г-н Люциус Вильдхабер, председатель Суда (Швейцария);

г-н Христос Розакис, заместитель председателя Суда (Греция);

г-н Жан-Поль Коста, заместитель председателя Суда (Франция);

Сэр Николас Братца, председатель секции (Великобритания);

г-н Боштян Зупанчич, председатель секции (Словения);

г-н Джованни Бонелло (Мальта);

г-н Люциус Кафлиш (Швейцария)

(избран судьей от Лихтенштейна);

г-н Лукис Лукаидес (Кипр);

г-н Иренеу Кабрал Баррето (Португалия);

г-н Риза Тюрмен (Турция);

г-н Анатолий Ковлер (Российская Федерация);

г-н Владимиро Загребельский (Италия);

г-жа Антонелла Муларони (Сан-Марино);

г-жа Элизабет Штейнер (Австрия);

г-н Станислав Павловский (Молдавия);

г-н Лех Гарлицкий (Польша);

г-н Хавьер Боррего Боррего (Испания);

г-жа Элизабет Фура-Сандстрем (Швеция);

г-жа Альвина Гюлумян (Армения);

г-жа Франсуаза Тюлькенс (Бельгия);

г-н Корнелиу Бырсан (Румыния);

г-н Пер Лоренсен (Дания);

г-н Карел Юнгвирт (Чехия);

г-н Владимир Буткевич (Украина);

г-н Еозеп Касадеваль (Андорра);

г-жа Нина Ваич (Хорватия);

г-н Джон Хедиган (Ирландия);

г-н Матти Пеллонпяя (Финляндия);

г-жа Маргарита Цаца-Николовска (Македония);

г-н Андраш Бака (Венгрия);

г-н Райт Марусте (Эстония);

г-н Криштак Трайя (Албания);

г-жа Снежана Ботучарова (Болгария);

г-н Миндия Угрехелидзе (Грузия);

г-н Ханлар Гаджиев (Азербайджан);

г-жа Лилиана Мийович (Босния и Герцеговина);

г-н Дин Шпильманн (Люксембург);

г-жа Ренате Йегер (Германия);

г-н Эгберт Миейер (Нидерланды);

г-н Сверре Эрик Йебенс (Норвегия);

г-н Дэвид Тор Бьоргвинссон (Исландия);

г-жа Дануте Йочиене (Литва);

г-н Ян Шикута (Словакия);

г-н Драголюб Попович (Сербия и Черногория);

г-жа Инета Зимеле (Латвия).

Здесь следует заметить, что остается вакантной место судьи от государства - члена Совета Европы - Княжества Монако, ставшее членом Совета Европы лишь недавно - 5 октября 2004 года.

И другое пояснение. В составе Суда обычно приводятся имена высших должностных лиц аппарата Суда. На сегодняшний день это г-н Пол Махони, Секретарь- Канцлер Суда (Великобритания), и г-н Эрик Фриберг, заместитель Секретаря-Канцлера Суда (Швеция).

И еще весьма любопытная информация в вашу записную книжку.

Страны - кандидаты на вступление в Совет Европы: Беларусь (12.03.1993).

Государства, имеющие статус наблюдателя при Комитете Министров Совета Европы: Ватикан (7.03.1970), Канада (29.05.1996), Мексика (1.12.1999), Соединенные Штаты Америки (10.01.1996) и Япония (20.11.1996).

Государства, имеющие статус наблюдателя при Парламентской Ассамблее Совета Европы: Израиль (2.12.1957), Канада (28.05.1997), Мексика (4.11.1999).

Приведенная здесь информация размещена на официальных сайтах Совета Европы (www.coe.int) и Европейского Суда по правам человека (www.echr.coe.int) по состоянию на август 2005 года.


По жалобам о нарушениях Статьи 2 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на жизнь


По делу обжалуется факт применения огнестрельного оружия сотрудниками полиции в ходе преследования автомобиля, что привело к гибели сыновей заявителей; обжалуется также предположительное отсутствие средств правовой защиты для получения компенсации причиненного вреда. Жалоба признана приемлемой.


Юозайтиене и Бикульчюс против Литвы
[Juozaitiene and Bikulсius - Lithuania] (N 70659/01, 74371/01)


Решение от 19 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Сыновья заявителей были пассажирами в автомобиле, который преследовала полиция. Трое сотрудников полиции получили приказ остановить автомобиль за нарушение различных правил дорожного движения. В начальной стадии преследования автомобиля полицейские сделали несколько предупредительных выстрелов в воздух. Однако когда автомобиль неожиданно изменил направление движения, полицейские произвели выстрелы в направлении автомобиля. В преследовании объекта-нарушителя принял участие также второй полицейский автомобиль, и один из сидящих в нем сотрудников полиции произвел выстрел по колесам автомобиля нарушителя. Вскоре после этого автомобиль принудили остановиться, и его водитель был арестован при попытке к бегству. В автомобиле полицейские обнаружили трупы сыновей заявителей, смерть которых была тут же констатирована бригадой скорой помощи, прибывшей на место происшествия.

В связи с фактом смерти сыновей заявителей против водителя автомобиля было возбуждено уголовное дело по обвинению в совершении непредумышленного убийства. Заявители вступили в дело в качестве гражданских истцов. Суды трех уровней подсудности оправдали водителя, что касается обвинения в совершении непредумышленного убийства, указав при этом, что смерть потерпевших наступила в результате "законных действий третьего лица, применившего табельное оружие". Гражданский иск заявителей против водителя автомобиля рассмотрен не был. Уголовное дело, которое было возбуждено против одного из сотрудников полиции, считавшегося ответственным за смерть потерпевших, было прекращено прокурором, указавшим, что причиной их смерти были виляющие движения автомобиля. Окружной суд отклонил жалобы заявителей на постановление о прекращении дела, придя к заключению, что сотрудник полиции не нарушил требования соответствующих правовых норм, применяя свое оружие.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 2 Конвенции.


Вопрос о применении смертной казни


По делу рассматривается вопрос о вынесенном, но не исполненном приговоре к смертной казни и о последующем устранении угрозы исполнения этого приговора. По делу требования Статьи 2 Конвенции нарушены не были.


Оджалан против Турции
[Ocalan - Turkey] (N 46221/99)


Постановление от 12 мая 2005 г. [вынесено Большой Палатой]


(Cм. ниже изложения обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 3 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 3 Конвенции


Вопрос о соблюдении запрета на бесчеловечное обращение


По делу обжалуется назначение наказание в виде смертной казни в результате судопроизводства, которое было признано несправедливым. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции.


Оджалан против Турции
[Ocalan - Turkey] (N 46221/99)


Постановление от 12 мая 2005 г. [вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


В октябре 1998 года заявитель, гражданин Турции и бывший лидер Курдской рабочей партии (КРП)* (* Курдская рабочая партия Турции в 2002 году была внесена Евросоюзом в "черный" список частных лиц и организаций, которых Евросоюз считает террористическими (прим. перев.).), был выслан из Сирии. После пребывания в различных странах он был поселен в резиденции посла Греции в г. Найроби, Кения.

15 февраля 1999 г. заявителя отделили от посла, и представитель кенийских властей отвез заявителя на автомобиле в аэропорт на самолет, зарегистрированный за Турцией и находившийся в международной транзитной зоне аэропорта г. Найроби, где Оджалана ждали представители властей Турции, чтобы арестовать его.

Суды Турции семь раз выдавали ордера на арест Оджалана, и он был объявлен в розыск по линии Интерпола. 16 февраля 1999 г. заявителя доставили самолетом в Турцию и взяли под стражу в тюрьме на острове Имрали* (* Остров Имрали расположен в Мраморном море у северо-западного побережья Турции. Место заключения на острове было приспособлено специально для содержания одного только Оджалана. Пространство вокруг острова объявлено запретной зоной (прим. перев.).). С того дня сотрудники сил безопасности стали подвергать его допросам. 22 февраля 1999 г. его допрашивал прокурор Суда государственной безопасности г. Анкары. 23 февраля 1999 г. заявитель предстал перед судьей Суда государственной безопасности, который издал постановление о заключении Оджалана под стражу до суда.

В обвинительном заключении, представленном 24 апреля 1999 г., прокурор Суда государственной безопасности г. Анкары выдвинул против заявителя обвинение в деятельности, направленной на сецессию части национальной территории Турции, а также в том, что с этой целью он создал и возглавил вооруженное формирование. На основании статьи 125 Уголовного кодекса Турции прокурор просил суд назначить заявителю наказание в виде смертной казни.

Пока шло судебное разбирательство по делу заявителя, в Конституцию Турции были внесены поправки, предусматривавшие исключение военных судей из состава судов государственной безопасности. Во исполнение этих поправок в Суде государственной безопасности, рассматривавшем дело заявителя, на место военного судьи был назначен судья из числа гражданских лиц. 29 июня 1999 г. Суд государственной безопасности г. Анкары признал заявителя виновным во вменяемых ему преступлениях и на основании статьи 125 Уголовного кодекса Турции приговорил его к смертной казни. Своим решением, вынесенным 25 ноября 1999 г., Высший Кассационный суд оставил этот приговор в силе.

Тем временем, 13 ноября 1999 г. Европейский Суд по правам человека решил применить Правило 39 своего Регламента и потребовал от властей Турции принять все необходимые меры для того, чтобы приговор к смертной казни, вынесенный заявителю, не был бы приведен в исполнение; приостановление исполнения назначенного наказания было необходимо для того, чтобы Европейский Суд мог эффективно рассмотреть вопрос о приемлемости жалобы заявителя. В сентябре 2001 года тюрьму, в которой содержался заявитель, посетила делегация Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного либо унижающего человеческое достоинство обращения или наказания, которая дала определенные рекомендации (в отношении содержания Оджалана. - Прим. перев.).

В августе 2002 года в Турции законодательно была отменена смертная казнь в мирное время. Соответствующие поправки были внесены в Уголовный кодекс страны. В сентябре 2002 г. власти Турции известили Европейский Суд, что наказание в виде смертной казни, назначенное заявителю, не может быть более приведено в исполнение. Своим решением, вынесенным в октябре 2002 г., Суд государственной безопасности г. Анкары смягчил наказание, заменив заявителю смертную казнь лишением свободы пожизненно. 12 марта 2003 г. Палата Европейского Суда (I Секция) вынесла Постановление по жалобе заявителя (см. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights]* (* С оригиналами "Информационных бюллетеней по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" на английском языке можно ознакомиться на веб-сайте http://www.echr.coe.int (прим. перев.).) N 51* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 51 соответствует Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 8 за март 2003 года.)). В ноябре 2003 года Турция ратифицировала Протокол N 6 к Конвенции, касающийся отмены смертной казни.


Вопросы права


По поводу пункта 4 Статьи 5 Конвенции. Что касается особых условий, в которых оказался заявитель во время заключения под стражу в полиции, Большая Палата Европейского Суда не видит причин не соглашаться с выводом Палаты Европейского Суда* (* Согласно Статье 27 Конвенции для рассмотрения переданных ему дел Европейский Суд образует комитеты в составе трех судей, Палаты в составе семи судей и Большую Палату в составе 17 судей (прим. перев.).) о том, что обстоятельства дела сделали для него невозможным обратиться к помощи средства правовой защиты, о котором упоминало государство-ответчик, а именно: к подаче жалобы, согласно нормам Уголовно-процессуального кодекса, в суд по вопросу о законности его заключения под стражу или жалобы на решение прокуратуры о заключении его под стражу. Большая Палата далее согласилась с выводом Палаты о том, что предъявление требования выплаты компенсации в соответствии с Законом N 466 не является процедурой такого типа, как требуется пунктом 4 Статьи 5 Конвенции* (* Пункт 4 Статьи 5 Конвенции гласит: "каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным" (прим. перев.).).


Постановление


Предварительные возражения государства-ответчика в отношении жалоб заявителя на нарушения его прав, предусмотренных пунктами 1, 3 и 4 Статьи 5 Конвенции, отклонены; установлен факт нарушения пункта 4 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 1 Статьи 5 Конвенции. Заявитель был арестован сотрудниками сил безопасности Турции на борту самолета в международной зоне аэропорта г. Найроби. Непосредственно после того, как представители властей Кении передали заявителя представителям властей Турции, он оказался под реальной властью Турции и, следовательно, попал под "юрисдикцию" этого государства для целей применения Статьи 1 Конвенции, даже, несмотря на то, что в данном случае власти Турции действовали за пределами своей территории.

Арест и последующее взятие под стражу заявителя были проведены в соответствии с ордерами, выданными уголовными судами Турции, и были направлены на то, чтобы он "предстал перед компетентным органом по обоснованному подозрению" в совершении правонарушения. Таким образом, арест и взятие под стражу были проведены в соответствии с законодательством Турции. Что касается вопроса о перехвате заявителя в Кении сразу перед тем, как он был передан представителям властей Турции, то различные аспекты дела позволили Большой Палате принять доводы государства-ответчика, что в соответствующее время власти Кении приняли решение передать заявителя представителям властей Турции или способствовать такой передаче. Заявитель не представил в Европейский Суд доказательства, которые позволили бы придти к единодушному выводу, что в настоящем деле Турция нарушила суверенитет Кении или нормы международного права.

Следует признать, что арест заявителя в феврале 1999 года и его взятие под стражу были проведены - для целей применения пункта 1 Статьи 5 Конвенции - в "порядке, установленном законом".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу требования пункта 1 Статьи 5 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

По поводу пункта 3 Статьи 5 Конвенции. Как и Палата Европейского Суда, Большая Палата Европейского Суда не приемлет доводы государства-ответчика, что неблагоприятные погодные условия были в основном причиной того, что доставление заявителя к судье заняло семь дней.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции, что касается состава Суда государственной безопасности. Вопрос, представляется ли суд независимым, зависит не только от его состава на момент вынесения им своего приговора. Для того чтобы отвечать требованиям Статьи 6 Конвенции, касающимся независимости суда, Суд государственной безопасности должен выглядеть независимым от исполнительной и законодательной власти на всех трех стадиях производства по делу, а именно: на стадии расследования, на стадии рассмотрения дела по существу и на стадии вынесения приговора (это три основные стадии производства по уголовному делу в Турции согласно информации государства-ответчика). Кроме того, когда военный судья принимал участие в вынесении одного или более промежуточных процессуальных решений, которые остаются в силе на всем протяжении производства по рассматриваемому Европейским Судом уголовному делу, у обвиняемого имеются обоснованные опасения по поводу правомерности всего производства по делу, если только не будет установлено, что порядок производства по делу, которому впоследствии следовали в Суде государственной безопасности, в достаточной мере развеял эти опасения. Говоря более конкретно, в тех случаях, когда военный судья принимал участие в вынесении промежуточного решения, которое образует неотъемлемую часть производства по делу в отношении гражданского лица, все производство по делу лишается представления о нем как о производстве, проводившимся судом независимым и беспристрастным.

При рассмотрении дела заявителя военный судья принимал участие в двух предварительных слушаниях и шести слушаниях по существу, когда выносились промежуточные процессуальные решения. Ни одно из этих решений не было пересмотрено после замены военного судьи, и все они были подтверждены заменившим его судьей. При этих обстоятельствах Большая Палата Европейского Суда не приемлет того довода, что замена военного судьи перед концом процесса развеяла разумные сомнения заявителя относительно независимости и беспристрастности суда первой инстанции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято одиннадцатью голосами "за" и шестью голосами "против").

По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции в увязке с подпунктом "b" пункта 3 и подпунктом "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции. Большая Палата Европейского Суда согласилась с Палатой Европейского Суда в том, что по делу имело место нарушение властями Турции пункта 1 Статьи 6 Конвенции в увязке с подпунктами "b" и "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции, выразившееся в том, что заявителю было отказано в справедливом судебном разбирательстве: ему было отказано в доступе к адвокату в период содержания под стражей в полиции; он не имел возможности общаться со своими адвокатами вне пределов слышимости третьих лиц; он был лишен возможности знакомиться с материалами дела до самой поздней стадии досудебного производства по делу; были установлены ограничения на количество и продолжительность его свиданий со своими адвокатами; его адвокатов допускали к материалам дела для ознакомления лишь в самом конце дня. В результате всех этих трудностей были ограничены права защиты в такой степени, что принцип справедливого судебного разбирательства, как он предусмотрен Статьей 6 Конвенции, был нарушен.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции в увязке с подпунктом "b" пункта 3 и подпунктом "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 2, Статьи 14 в увязке со Статьей 2 и Статьи 3 Конвенции, что касается вопроса об исполнении приговора к смертной казни. Смертная казнь была отменена в Турции, и наказание, назначенное заявителю, было смягчено и заменено наказанием в виде лишения свободы пожизненно. Кроме того, 12 ноября 2003 г. Турция ратифицировала Протокол N 6 к Конвенции, касающийся вопроса об отмене смертной казни.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу требования Статьи 2, Статьи 14 в увязке со Статьей 2 и Статьи 3 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

По поводу Статьи 3, истолкованной в контексте Статьи 2 Конвенции, что касается вопроса о назначении наказания в виде смертной казни по результатам несправедливого судебного разбирательства дела. Большая Палата Европейского Суда поддержала мнение Палаты Европейского Суда о том, что назначение лицу наказания в виде смертной казни по результатам несправедливого судебного разбирательства означало неправомерно вселить в такое лицо чувство страха перед тем, что смертный приговор будет приведен в исполнение. Чувство страха и неопределенности перед будущим, вселенное смертным приговором, в обстоятельствах, когда существовала реальная возможность приведения наказания в исполнение, должно было породить большое человеческое страдание. Такое страдание не может быть отделено от несправедливости судебного процесса, ставшего основой приговора, который - с учетом того, что в нем речь шла о жизни человека, - в соответствии с нормами Конвенции является незаконным. Опасность того, что наказание в виде смертной казни, назначенное заявителю, будет исполнено, была реальной и продолжала оставаться таковой в течение более трех лет. Хотя в Турции с 1984 года был введен мораторий на применение смертной казни, и турецкое правительство выполнило предписание Европейского Суда о принятии временной судебной меры согласно Правилу 39 Регламента Суда, оно приостановило приведение в исполнение приговора к смертной казни, и дело заявителя не было направлено в парламент для утверждения наказания в виде смертной казни, как тогда требовалось Конституцией Турции.

Как и Палата Европейского Суда, Большая Палата сочла, что дело по обвинению заявителя не рассматривалось независимым и беспристрастным судом, и что имело место нарушение прав защиты, как они предусмотрены пунктом 1 Статьи 6 Конвенции в увязке с подпунктами "b" и "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции. Смертная казнь, таким образом, была назначена заявителю по результатам несправедливого процесса, который не может считаться совместимым со строгими стандартами справедливости, следовать которым надлежит по всем делам, включающим возможность назначения смертной казни. Кроме того, он должен был страдать от последствий назначения смертной казни в течение более чем трех лет. Назначение наказания в виде смертной казни по результатам несправедливого судебного разбирательства приравнивается к бесчеловечному обращению.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 3, истолкованной в контексте Статьи 2 Конвенции (принято тринадцатью голосами "за" и четырьмя голосами "против").

По поводу Статьи 3 Конвенции, что касается условий транспортировки заявителя и содержания его под стражей. Что касается вопроса о транспортировке заявителя из Кении в Турцию, то Большая Палата согласна с выводом Палаты Европейского Суда, что хотя заявитель был закован в наручники, на его глаза была надета повязка, он был снят на видеокамеру, и кадры, показывающие его с надетой на глаза повязкой, были продемонстрированы средствам массовой информации, не было установлено "вне всякого разумного сомнения", что его арест и условия транспортировки в Турцию превысили обычную степень унижения, которая неизбежна при любом аресте и взятии под стражу или что во время ареста и транспортировки была проявлена жестокость в той минимальной степени, которая требуется для того, чтобы был поднят вопрос о применении положений Статьи 3 Конвенции.

Что касается условий продолжавшегося содержания заявителя под стражей на острове Имрали, то Большая Палата, хотя и согласилась с рекомендациями Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного либо унижающего человеческое достоинство обращения или наказания относительно того, что долгосрочный эффект относительной социальной изоляции заявителя должен быть смягчен предоставлением ему доступа к тем же возможностям, которыми располагают в Турции заключенные мест лишения свободы особо строго режима (таким, как возможность смотреть телевизор или вести телефонные разговоры с семьей), согласилась также с выводом Палаты Европейского Суда о том, что общие условия содержания заявителя под стражей не достигли пока той минимальной степени жестокости, которая требуется для того, чтобы считаться бесчеловечным или унижающим достоинство человека обращением в значении Статьи 3 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу требования Статьи 3 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).

По поводу Статьи 34 (последняя часть) Конвенции. Что касается лишения заявителя возможности после его ареста поддерживать связь с его адвокатами в г. Амстердаме, Большая Палата отмечает, что группа представителей заявителя, образованная приглашенными им адвокатами, впоследствии обратилась в Европейский Суд и изложила все его обвинения в адрес властей касательно периода времени, в течение которого у него не было контакта со своими адвокатами. Следовательно, нет ничего, что указывало бы на то, что заявителю препятствовали хоть в какой-то значительной степени в осуществлении его права на подачу индивидуальной жалобы в Европейский Суд. Огорчительная задержка государства-ответчика с ответом на запрос Палаты Европейского Суда о предоставлении информации, учитывая особые обстоятельства дела, не помешала заявителю изложить свои жалобы Европейскому Суду относительно производства по его делу. Соответственно, ему не препятствовали в осуществлении его права на подачу индивидуальной жалобы в Европейский Суд.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу требования Статьи 34 Конвенции нарушены не были (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Большая Палата единогласно согласилась с выводом Палаты Суда о том, что установление факта нарушения требований Статей 3, 5 и 6 Конвенции само по себе является достаточной справедливой компенсацией любого причиненного заявителю морального вреда. Большая Палата вынесла решение в пользу заявителя о возмещении ему части судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с производством по его жалобе в Европейском Суде, в размере 120 тысяч евро.


Вопрос о соблюдении запрета на бесчеловечное обращение


По делу обжалуются условия транспортировки заявителя после его ареста вне территории государства-ответчика и последующее заключение под стражу. По делу требования Статьи 3 Конвенции нарушены не были.


Оджалан против Турции
[Ocalan - Turkey] (N 46221/99)


Постановление от 12 мая 2005 г. [вынесено Большой Палатой]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 3 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении запрета на бесчеловечное или унижающее достоинство человека обращение


По делу обжалуется факт причинения тяжких телесных повреждений в результате срабатывания взрывного устройства с дымовой шашкой, брошенного в людей с близкого расстояния сотрудниками полицейского подразделения по борьбе с беспорядками. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Ирибаррен Пинильос против Испании
[Iribarren Pinillos - Spain] (N 36777/03)


Решение от 31 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель получил тяжелые ранения от взрыва дымовой шашки, брошенной сотрудником полиции сил по борьбе с беспорядками в толпу демонстрантов во время столкновений с ними. В связи с тяжестью полученных заявителем ранений было начато уголовное расследование. Хотя отмечалось, что процесс выздоровления заявителя занял 459 дней, расследование инцидента завершилось вынесением постановления, что частично не было оснований для привлечения кого-либо к уголовной ответственности, потому что хотя и имелись доказательства совершения преступления (нападение на человека), не было возможности установить личность бросавшего в толпу конкретную разрывную дымовую шашку или его соучастника; сотрудники полиции, которые дали показания в качестве подозреваемых по делу, на месте происшествия в соответствующее время не присутствовали.

Заявитель получил постоянную инвалидность со степенью нетрудоспособности в 37 процентов. Он обратился в суд с иском к государству о возмещении причиненного ему вреда. Вышестоящие суды сочли, что государство не может нести ответственность за произошедшее, потому что заявитель по собственной воле участвовал в незаконных насильственных столкновениях с полицией, в ходе которых была брошена разрывная дымовая шашка. Верховный суд Испании постановил, что полиция бросала разрывные дымовые шашки в течение нескольких часов в демонстрантов, которые перекрыли дорогу огнем, а потому заявитель сам создавал условия той опасной ситуации, жертвой которой он стал. Верховный суд пришел к выводу, что ответные действия полиции не были непропорциональными и что ранения, полученные заявителем, являются результатом случайности. Ранее Национальное судебное присутствие Испании* (* Один из высших судебных органов Испании, состоящий из трех палат - по рассмотрению уголовных дел, по рассмотрению жалоб на действия и решения административных органов и по рассмотрению споров в социальных сферах. Этот орган более всего известен как орган уголовного правосудия, занимающийся наиболее важными уголовными делами и потому считающийся высшей судебной инстанцией страны по уголовным делам. Обжалование решений Национального судебного присутствия допускается в Верховный суд Испании (прим. перев.).) [Audiencia Nacional] постановило, что власти несли ответственность за непропорциональные действия полиция, выразившиеся в том, что разрывная дымовая шашка была брошена в голову заявителя с очень близкого расстояния.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статей 3 и 8 Конвенции.


Вопрос о соблюдении запрета на унижающее достоинство человека обращение


По делу обжалуется проведение гинекологических обследований заявительницы в период ее содержания под стражей в полиции после ареста по подозрению в принадлежности к незаконной организации. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Сиз против Турции
[Siz - Turkey] (N 895/02)


Решение от 26 мая 2005 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


24 мая 1999 г. заявительница была взята под стражу в полиции по подозрению в том, что она состоит членом подпольной организации (Революционной народно-освободительной партии-фронта). В тот же день ее доставляли в три разные больницы для проведения гинекологического обследования на предмет наличия девственности. Четыре дня спустя ее вновь доставили в больницу для повторного обследования. Она не давала своего согласия на проведение этих обследований, поэтому врачи их не проводили. Заявительницу содержали под стражей до суда в период с 30 мая 1999 г. по 11 июля 2000 г., когда она была осуждена в уголовном порядке Судом государственной безопасности за ее длящееся участие в деятельности указанной подпольной организации. Ей было назначено наказание в виде лишения свободы сроком 12 лет и шесть месяцев. Заявительница в своей жалобе в Высший Кассационный суд указывала также на жестокое обращение с ней властями в период содержания под стражей. Эта жалоба была отклонена.

Заявительница жалуется в Европейский Суд на нарушения ее прав, предусмотренных Статьями 3, 5, 6, 7, 9, 10 и 14 Конвенции.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 3 Конвенции.


По жалобам о нарушениях Статьи 5 Конвенции


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 5 Конвенции


Вопрос о законности задержания или заключения под стражу (ареста) лица


По делу рассматривается вопрос о правомерности ареста заявителя сотрудниками турецких спецслужб на турецком самолете в международной зоне кенийского аэропорта после того, как заявитель был перехвачен должностными лицами Кении. По делу требования пункта 1 Статьи 5 Конвенции нарушены не были.


Оджалан против Турции
[Ocalan - Turkey] (N 46221/99)


[вынесено Большой Палатой]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 3 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 6 Конвенции


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 [гражданско-процессуальный аспект] Конвенции


Вопрос о применимости по делу положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции


По делу ставится вопрос о порядке принятия пастырским советом прихода решения о переводе священнослужителя из одного прихода государственной церкви в другой. Жалоба признана приемлемой.


Ахтинен против Финляндии
[Ahtinen - Finland] (N 48907/99)


Решение от 31 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Заявитель служил в Евангелическо-лютеранской церкви (в Финляндии это государственная церковь) настоятелем приходской церкви в г. Рованиеме в течение десяти лет, когда пастырский совет прихода сделал ему предупреждение о переводе в другой приход и в конечном счете принял решение перевести его в другой приход, расположенный за 100 километров от его дома. Заявитель справлялся в письменной форме по поводу планируемого перевода и высказал свои возражения. Поскольку для такого рода ситуаций подача обычной жалобы не предусмотрена, он обратился с жалобой на решение пастырского совета прихода в Верховный административный суд Финляндии в экстраординарном порядке. При этом он утверждал, что пастырский совет прихода не был беспристрастным при вынесении своего решения о его переводе в другой приход, так как на заседании совета присутствовал викарий прихода г. Рованиеме, который также является председателем местного церковного совета. Заявитель также утверждает, что перед вынесением решения он не был заслушан должным образом.

Верховный административный суд предложил пастырскому совету прихода изложить свои замечания в ответ на доводы заявителя и довел эти замечания до его сведения; заявитель в свою очередь представил вторичное возражение. Что же касается обвинения в пристрастности пастырского совета прихода, то заявитель указал, что собранию пастырского совета по вопросу о его переводе в другой приход не предшествовало принятие какого-либо письменного документа. Это означает, что его перевод обосновывался исключительно результатами совещания, в котором принял участие викарий прихода г. Рованиеме. Верховный административный суд оставил в силе решение пастырского совета без рассмотрения дела по существу.

По поводу пункта 1 Статьи 35 Конвенции. Государство-ответчик утверждает, что заявитель подал свою жалобу в Европейский Суд спустя более шести месяцев после принятия решения пастырским советом прихода, тогда как заявитель утверждает, что шестимесячный срок, установленный для подачи жалобы в Европейский Суд, надлежит исчислять с даты принятия Верховным административным судом своего решения в ответ на его жалобу, поданную в экстраординарном порядке. Европейский Суд замечает, что обычное обжалование не применяется в конкретных обстоятельствах данного дела, и потому шестимесячный срок, установленный для подачи жалобы в Европейский Суд, надлежит исчислять с даты принятия решения по делу Верховным административным судом.

Жалоба признана приемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 Конвенции (вопрос о предположительной пристрастности пастырского совета прихода и предположительной несправедливости производства по вопросу о переводе заявителя в другой приход; рассмотрение вопроса о применимости к делу положений Статьи 6 Конвенции объединено с рассмотрением жалобы по существу).

Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции (жалоба явно необоснована - предположительное нарушение права заявителя на уважение его семейной жизни) и Статьи 13 Конвенции, а также Статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.


Вопрос о соблюдении права обвиняемого на справедливое судебное разбирательство


По делу обжалуются проволочки суда в рассмотрении дела об установлении опеки над ребенком и неисполнение распоряжения суда о праве заявителя на свидания с дочерью. Жалоба признана неприемлемой.


М.А. против Соединенного Королевства
[M.A. - United Kingdom] (N 35242/04)


Решение от 26 апреля 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 8 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права обвиняемого на справедливое судебное разбирательство


По делу рассматривается вопрос о недостатках административного процесса и судебного производства, которые касались вопроса об отмене повторного допуска адвоката к адвокатской практике. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Бузеску против Румынии
[Buzescu - Romania] (N 61302/00)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права обвиняемого на разбирательство дела независимым и беспристрастным судом


По делу ставится вопрос о неблагоприятных последствиях присутствия викария на совещании пастырского совета прихода, на котором было принято решение о переводе священнослужителя из одного прихода государственной церкви в другой. Жалоба признана приемлемой.


Ахтинен против Финляндии
[Ahtinen - Finland] (N 48907/99)


Решение от 31 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(См. изложение обстоятельств данного дела выше, в рубрике "Вопрос о применимости по делу положений пункта 1 Статьи 6 Конвенции".)


По жалобам о нарушениях пункта 1 Статьи 6 [уголовно-процессуальный аспект] Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на доступ к правосудию


По делу ставится вопрос о правомерности объявления неприемлемой жалобы заявителя, поданной в рамках внутригосударственных процедур, ввиду несоблюдения им сроков подачи жалобы, хотя в задержке с подачей жалобы виноваты государственные органы. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Кауфманн против Италии
[Kaufmann - Italy] (N 14021/02)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В ходе производства по гражданскому делу от заявителя потребовалось уведомить участников судопроизводства в течение 90 дней о том, что он подал жалобу на решение суда в Высший Кассационный суд. Некоторые из участников данного судопроизводства проживали за границей и были уведомлены о поданной заявителем жалобе по истечении 90-дневного срока. Заявитель обратился в суд с ходатайством о продлении срока уведомления или получении гарантии, что его жалоба не будет отклонена ввиду несоблюдения установленного срока. Все процессуальные действия, которые он должен был выполнить сам, были выполнены им до истечения указанного срока, и только те действия по уведомлению участников судопроизводства, проживавших за границей, ответственность за выполнение которых лежала на государственных органах, были выполнены с нарушением установленного срока. Высший Кассационный суд признал жалобу заявителя неприемлемой на том основании, что он не выполнил требуемые процессуальные действия в течение установленного для него срока.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Заявитель выполнил возложенные на него задачи вовремя, за 17 дней до истечения соответствующего срока. Однако уведомление о поданной заявителем жалобе было произведено после того, как установленный срок истек. Задержка была вызвана процедурой уведомления участников судопроизводства, проживавших за границей. В ходе процедуры судебный пристав-исполнитель направил соответствующие документы в министерство юстиции страны проживания уведомляемого участника судопроизводства, которое и должно было вручить документы этому участнику. Эта стадия уведомления участников судопроизводства была вне контроля частного лица. Тем не менее Высший Кассационный суд отказался продлить установленный срок уведомления. Такое особо строгое применение процессуальной нормы обернулось против интересов заявителя в неразумной мере, поскольку фактически на него тем самым была частично возложена ответственность за задержки в процедуре, вызванные медлительностью как судебных приставов-исполнителей Италии, так и властей иностранного государства. В этих обстоятельствах решение отклонить жалобу заявителя как поданную с нарушением установленных сроков приравнивается к необоснованному ограничению его права на доступ к правосудию.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю некую сумму компенсации в возмещение причиненного ему морального вреда.


Вопрос о соблюдении права обвиняемого на справедливое судебное разбирательство


По делу обжалуется, как утверждают заявители, непроведение властями адекватного расследования по уголовному делу, что лишило заявителей их права возбудить гражданское дело с целью установления ответственности виновных и взыскания причиненного им ущерба. Жалоба признана приемлемой.


Каланиос и другие против Румынии
[Kalanyos and оthers - Romania] (N 57884/00)


Решение от 19 мая 2005 г. [вынесено III Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 8 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении права обвиняемого на справедливое судебное разбирательство


По делу ставится вопрос об использовании в суде самообвиняющих показаний заявителя, данных им следствию, находясь, предположительно, в таких условиях содержания под стражей, которые были специально созданы, чтобы принудить его к даче показаний и оказать на него психологическое давление. Жалоба признана неприемлемой.


Латимер против Соединенного Королевства
[Latimer - United Kingdom] (N 12141/04)


Решение от 31 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, бывший военнослужащий Полка обороны Ольстера [the Ulster Defence Regiment]* (* Один из крупнейших полков британской армии, который был образован в 1970 году для борьбы с терроризмом и обеспечения безопасности в Северной Ирландии (прим. перев.).), в 1986 году был осужден в уголовном порядке вместе с тремя другими лицами по обвинению в умышленном убийстве. Он утверждает в своей жалобе в Европейский Суд, что был осужден на основании признательных показаний, которые он дал, когда был арестован 29 ноября 1983 г., но от которых он на следующий день отказался. Также он жалуется на то, что получил доступ к своему адвокату только после семи дней содержания под стражей в следственном изоляторе "Каслриа". Судья суда первой инстанции счел, что признательные показания были даны заявителем добровольно. Апелляционный суд отклонял жалобы заявителя и его сообвиняемых в трех случаях. Последний раз это было в 2004 году, после того, как комиссия по вопросам пересмотра уголовных дел направила дело на повторное рассмотрение Апелляционного суда. Основанием направления дела на повторное рассмотрение послужила обеспокоенность комиссии по поводу сообщения о психологической уязвимости в период содержания под стражей и проведения допросов, а также по поводу новых доказательств того, что свидетель A., которая дала показания о том, что видела заявителя в качестве вооруженного преступника, состоит на психиатрическом учете. Апелляционный суд счел, что, хотя необходимо воспринимать показания А. с большей осторожностью, суд все-таки не нашел, что она выдумала весь инцидент. Что же касается вопроса о психологической уязвимости заявителя, то поведение заявителя на допросах и при рассмотрении дела в судах не свидетельствует о том, что он действительно был уязвим. Наконец, что касается вопроса об отказе в доступе заявителя к своему адвокату во время допроса, то Апелляционный суд заметил: закон "О правах человека" [the Human Rights Act] не имеет обратной силы в отношении обвинительных приговоров, постановленных до вступления этого закона в силу. Кроме того, в документации, относящейся к содержанию заявителя под стражей, нет упоминания о том, что заявитель обращался с просьбой о свидании с адвокатом.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 Статьи 6 и подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции.

Заявитель не представил в Европейский Суд никаких доказательств того, что в период его содержания под стражей ему не давали встречаться со своим адвокатом. Что же касается основной темы его жалобы - что он дал самообвиняющие показания в результате условий содержания в следственном изоляторе "Каслриа", которые были специально созданы, чтобы принудить его к даче показаний, - то Европейский Суд не нашел оснований не согласиться с оценкой Апелляционного суда, который после трех случаев изучения признательных показаний заявителя в условиях полного соблюдения принципа состязательности судопроизводства пришел к выводу, что заявитель не был настолько психологически уязвим или подвергался давлению в период содержания под стражей, что нельзя было бы полагаться на его признания. Следовательно, несмотря на критику следственного изолятора "Каслриа", высказанную в последующем Европейским комитетом по предупреждению пыток и бесчеловечного либо унижающего человеческое достоинство обращения или наказания, нет никаких признаков того, что в отношении заявителя не было проведено справедливое судебное разбирательство.

Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о соблюдении права обвиняемого на разбирательство дела независимым и беспристрастным судом


По делу обжалуется факт нахождения военного судьи в составе Суда государственной безопасности в течение части судебного разбирательства. По делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Оджалан против Турции
[Ocalan - Turkey] (N 46221/99)


[вынесено Большой Палатой]


Обстоятельства дела


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 3 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях пункта 2 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о применимости по делу положений пункта 2 Статьи 6 Конвенции


По делу обжалуются заявления относительно виновности заявителя, сделанные в ходе рассмотрения дела, по которому он не привлекался к ответственности, но которое проводилось параллельно рассмотрению дела, где он фигурировал в качестве обвиняемого. Положения Статьи 6 Конвенции по делу применимы.


Диамантидес против Греции (N 2)
[Diamantides - Greece (N 2)] (N 71563/01)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Пока шло производство по уголовному делу в отношении заявителя, предъявленные ему обвинения и деяния, которые он, предположительно, совершил, были упомянуты в телевизионной передаче. Считая, что преданием гласности этой информации был нанесен ущерб его чести и достоинству, заявитель обратился в суд с иском о диффамации. Большинство деяний, упоминавшихся в оспариваемых им заявлениях в телевизионной передаче, являются уголовными правонарушениями, за совершение которых он был привлечен к уголовной ответственности. Суды Греции, рассматривавшие дело по иску заявителя о диффамации, сочли, что заявления в телевизионной передаче были правдивыми и что честь и достоинство заявителя опорочены не были. Суды пришли к выводам, направленным против заявителя, и в своих решениях по делу подразумевали, что он совершил вменявшиеся ему преступления. Однако либо заявитель был оправдан, и соответствующий приговор вступил в законную силу, либо по другим обвинениям производство по уголовному делу в его отношении все еще продолжалось.


Вопросы права


По поводу пункта 2 Статьи 6 Конвенции, что касается его применимости по делу.

Государство-ответчик утверждало Европейскому Суду, что в деле по жалобе заявителя положения пункта 2 Статьи 6 Конвенции не применимы, поскольку в обжалуемом деле по иску заявителя о диффамации его не обвиняли в совершении уголовного правонарушения. Однако, хотя заявления относительно его виновности были сделаны в ходе производства по делу, в котором он не был ответчиком, рассмотрение этого дела состоялось в то же время, когда шло производство по уголовному делу, в котором он был обвиняемым. Положения пункта 2 Статьи 6 Конвенции в деле по данной жалобе применимы.

По вопросу о соблюдении принципа презумпции невиновности. В ходе рассмотрения дела по иску заявителя о диффамации он был фактически объявлен виновным в совершении конкретных преступлений либо до того, как его виновность была установлена судом по уголовным делам, ответственным за изучение всех соответствующих доказательств, либо вопреки тому факту, что заявитель был оправдан компетентным судом по уголовным делам, и соответствующий приговор вступил в законную силу. Суды, рассматривавшие дело по иску заявителя о диффамации, в своих решениях прибегли к чрезвычайно неопределенным и категорическим формулировкам, которые не оставляли сомнения в том, что заявитель действительно совершил уголовные правонарушения, хотя он либо был оправдан, либо производство по уголовному делу в его отношении все еще продолжалось.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 2 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю определенную сумму компенсации в возмещение причиненного ему морального вреда.


Вопрос о соблюдении принципа презумпции невиновности


По делу обжалуются судебные решения, порицающие заявителя за совершение правонарушений, в связи с которыми он еще не был признан виновным или оправдан. По делу допущено нарушение требований пункта 2 Статьи 6 Конвенции.


Диамантидес против Греции (N 2)
[Diamantides - Greece (N 2)] (N 71563/01)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


(См. выше.)


Вопрос о соблюдении принципа презумпции невиновности


По делу ставится вопрос о правомерности действий премьер-министра, сделавшего заявления для средств массовой информации о расследовании преступлений, в совершении которых подозревались старшие судьи. Жалоба признана неприемлемой.


Арриго и Вельа против Мальты
[Arrigo and Vella - Malta] (N 6569/04)


Решение от 10 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителей, двух судей Уголовного апелляционного суда, привлекли к уголовной ответственности, в числе прочего, по подозрению в получении суммы денег в обмен на снижение срока наказания для обвиняемого по уголовному делу в их производстве. Во время полицейского расследования преступления премьер-министр страны созвал пресс-конференцию и распространил пресс-релиз, в котором указывалось, в числе прочего, что "стало известно": за несколько дней до вынесения решения Апелляционным судом имели место контакты от имени обвиняемого по делу и заявителями (названными по именам) с целью достижения договоренности о том, что в обмен на деньги срок наказания, назначенного обвиняемому, будет снижен на четыре года. Решение Апелляционного суда было составлено в соответствии с этой договоренностью; после того, как решение было вынесено, "результатом этого" стала выплата денег заявителям.

Заявителям было предъявлено обвинение в магистратском суде, заседающем как суд уголовного расследования* (* На Мальте магистратский суд рассматривает по первой инстанции дела о малозначительных преступлениях, однако он управомочен также проводить предварительное расследование по уголовным делам о более тяжких преступлениях, отнесенным к подсудности вышестоящего, Уголовного суда. Материалы по результатам такого судебного расследования направляются Генеральному прокурору страны, который вправе затем - с согласия обвиняемого - передать дело по обвинению в преступлении, наказываемом лишением свободы на срок от шести месяцев до десяти лет в тот же, магистратский суд для рассмотрения по существу. Если же согласия обвиняемого на передачу дела в магистратский суд не получено, то дело передается на рассмотрение Уголовного суда (прим. перев.).), но они обратились к суду с ходатайством об отложении уголовного дела слушанием, пока Гражданский суд (Первая палата), осуществляя свою конституционную юрисдикцию, не рассмотрит их жалобу на то, что пресс-конференция премьер-министра и сопутствующая ей шумиха нарушают их права на справедливое судебное разбирательство и принцип презумпции невиновности. Суд уголовного расследования передал дело в Гражданский суд в части, касающейся вопроса о пресс-конференции, но отклонил утверждения заявителей относительно предположительной предубежденности по их делу ввиду шумихи вокруг заявления премьер-министра.

Гражданский суд постановил, что заявления, сделанные на пресс-конференции, не могли рассматриваться как заявления о виновности фигурантов по делу; суд объявил также, что основные права заявителей не были нарушены, и указал суду уголовного расследования продолжать производство по уголовному делу. По жалобе заявителей Конституционный суд Мальты отменил это постановление Гражданского суда и установил в числе прочего, что имело место нарушение права заявителей на справедливое судебное разбирательство и на то, чтобы считаться невиновными, пока их виновность не будет установлена судом в установленном законом порядке. Конституционный суд далее распорядился о том, чтобы копия его постановления была бы приобщена к материалам уголовного дела, возбужденного против заявителей. В своем пресс-релизе премьер-министр, указал Конституционный суд, использовал такие выражения, как "стало известно" и "результатом этого", что было в нарушение канонов требуемой осмотрительности и явной констатацией того, что факты, вменявшиеся в вину заявителям, на самом деле имели место, тем самым указывая на то, что премьер-министр считал заявителей виновными. Такой же вывод напрашивался из некоторых выдержек из статей в печати, которые показали, что все те оговорки, сделанные премьер-министром в конце пресс-конференции не возымели сильного действия на отношение общества к делу, которое фактически заставляло верить, что обвиняемые действительно совершили уголовно наказуемое деяние. Впоследствии суд уголовного расследования отклонил ходатайство заявителей о приостановлении производства по делу до принятия Европейским Судом решения по их жалобе.

Со ссылками на пункт 1 Статьи 6 Конвенции заявители жалуются в Европейский Суд на нарушение их права на рассмотрение возбужденного против них дела беспристрастным и независимым судом. Они также жалуются на то, что в их случае не был соблюден принцип презумпции невиновности, гарантируемый пунктом 2 Статьи 6 Конвенции, и что вред от нарушений Статьи 6 Конвенции по их делу не был заглажен эффективным образом.

По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Согласно имеющейся информации производство по делу в суде первой инстанции все еще продолжается. Хотя и бывает так, что какой-либо отдельный процессуальный элемент имеет настолько решающее значение, что справедливость производства по делу может быть установлена до его окончания, в документах, представленных заявителями Европейскому Суду, никаких такого рода обстоятельств не усматривается.


Решение


Жалоба признана явно необоснованной.

По поводу пункта 2 Статьи 6 Конвенции. Конституционный суд установил, что ввиду выражений, к которым прибегнул премьер-министр, требуемая осмотрительность не была соблюдена, и обществу подсказали мысль о том, что заявителей надлежит считать виновными. Это привело к тому, что высший суд на Мальте установил факт нарушения принципа презумпции невиновности и распорядился, чтобы его постановление было бы доведено до сведения суда, призванного рассмотреть дело по существу обвинения. Эта мера была направлена на заглаживание вреда, причиненного установленными нарушениями, и на то, чтобы все гарантии, содержащиеся в Уголовном кодексе, скрупулезно соблюдались бы. Высший суд на Мальте тем самым дал ясно понять, что виновность или невиновность заявителей должна быть установлена только на основе доказательств, представленных при разбирательстве дела по существу, стремясь таким образом поставить - насколько возможно - заявителей в то положение, в котором они находились бы, не будь нарушены требования Статьи 6 Конвенции. Поскольку национальные власти признали в достаточно ясной форме нарушение положений пункта 2 Статьи 6 Конвенции и также в достаточном объеме загладили причиненный вред, заявители более не могут претендовать на статус жертв нарушения Конвенции по смыслу Статьи 34 Конвенции.


Решение


Жалоба признана неприемлемой как несовместимая с правилом ratione personae* (* Ratione personae (лат.) - ввиду обстоятельств, относящихся к лицу, о котором идет речь. Здесь имеются в виду круг и признаки субъектов обращения в Европейский Суд с жалобой на предположительное нарушение прав и свобод, гарантируемых Конвенцией (прим. перев.).) Европейского Суда.

По поводу Статьи 13 Конвенции. Заявители имели возможность подать жалобу по конституционным основаниям на предположительное нарушение их права на справедливое судебное разбирательство и на то, чтобы считаться невиновными, пока их виновность не будет установлена судом в установленном законом порядке. Конституционный суд не только установил факт нарушения Статьи 6 Конвенции по их делу, но и распорядился принять меры, направленные на то, чтобы загладить вред, причиненный нарушениями принципа презумпции невиновности и права заявителей на справедливое судебное разбирательство. Конституционный суд также стремился поставить - насколько возможно - заявителей в то положение, в котором они находились бы, не будь нарушены требования Статьи 6 Конвенции.


Решение


Жалоба признана явно необоснованной.


По жалобе о нарушении подпункта "b" пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о соблюдении права обвиняемого иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты


По делу обжалуются ограничения на доступ лица, содержащегося под стражей, к материалам уголовного дела и тот факт, что материалы дела были представлены адвокатам на поздней стадии подготовки к судебному разбирательству, что вынудило их реагировать на весьма обширные материалы обвинения в спешке. По делу допущено нарушение требований подпункта "b" пункта 3 Статьи 6 Конвенции.


Оджалан против Турции
[Ocalan - Turkey] (N 46221/99)


[вынесено Большой Палатой]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 3 Конвенции.)


По жалобе о нарушении подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции


Вопрос о соблюдении права обвиняемого на защиту через посредство выбранного им защитника


По делу обжалуются отказ властей в доступе к адвокату в течение почти семи дней содержания заявителя под стражей и последующие ограничения на число и продолжительность встреч с адвокатом; обжалуется также отсутствие возможности лица, содержащегося под стражей, беседовать со своими адвокатами вне пределов слышимости охранников. По делу допущено нарушение требований подпункта "с" пункта 3 Статьи 6 Конвенции.


Оджалан против Турции
[Ocalan - Turkey] (N 46221/99)


[вынесено Большой Палатой]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 3 Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 8 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его личной жизни


По делу обжалуется тот факт, что в ходе судебного расследования по делу полиция установила микрофоны для прослушивания разговоров в частном помещении. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции.


Веттер против Франции
[Vetter - France] (N 59842/00)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Анонимные свидетели обвинили заявителя в совершении убийства. Поскольку заявитель регулярно навещал своего друга у него дома, полиция с разрешения следственного судьи установила в этом доме устройства для просушивания разговоров. На основании материалов о записанных на пленку разговорах заявитель был арестован и привлечен к уголовной ответственности по обвинению в совершении убийства. Он обратился в суд с ходатайством о признании записей разговоров недопустимыми в качестве доказательств к рассмотрению в суде, утверждая при этом, в частности, что такое прослушивание законом предусмотрено не было. Суды страны сочли, что статьи 81 и 100 (и непосредственно следующие за ней статьи) Уголовно-процессуального кодекса Франции составляют юридическую базу для проведения прослушивания. Статья 100 (и непосредственно следующие за ней статьи) содержит конкретные процессуальные нормы относительно порядка проведения прослушивания телефонных разговоров. Эти нормы были приняты после того, как Европейский Суд вынес свои Постановления по делам "Крюслен против Франции" [Kruslin v. France] и "Ювиг против Франции" [Huvig v. France] (вынесены 24 апреля 1990 г.), в которых Суд постановил, что статья 81 УПК Франции, уполномочивающая следственного судью принимать любые меры для установления истины по делу, не составляла достаточно четко сформулированную юридическую базу для прослушивания телефонных разговоров. В законодательстве Франции нет конкретных процессуальных норм, регулирующих возможность и порядок установки устройств на территории частных владений для прослушивания разговоров.


Вопросы права


По поводу Статьи 8 Конвенции. Главным вопросом по данному делу является вопрос о том, было ли использование устройств для прослушивания разговоров "предусмотрено законом". Подслушивание на территории частных владений явно не предусмотрено статьей 100 (и непосредственно следующими за ней статьи) УПК Франции, поскольку эти нормы имеют отношение к прослушиванию и перехвату разговоров, ведущихся по линиям телефонной связи. Статья 81 УПК не содержит никаких норм, которые с разумной четкостью регламентировали бы объем и способ реализации дискреционных полномочий властей по выдаче санкции на прослушивание разговоров в пределах частных владений (см. Постановления Европейского Суда по делам "Крюслен против Франции" и "Ювиг против Франции"), а государство-ответчик не заявляло в Европейском Суде, что данный недостаток законодательства восполнен во Франции соответствующей прецедентной практикой судов. Соответственно, заявитель не был обеспечен минимальной охраной своих прав, на которую граждане вправе рассчитывать в демократическом обществе, руководствующемся принципом верховенства права.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю определенную сумму компенсации в возмещение причиненного ему морального вреда.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его личной жизни


По делу обжалуется ситуация, при которой студент университета вынужден был оканчивать учебный год, сбрив свою бороду. Жалоба признана неприемлемой.


Тий против Турции
[Tig - Turkey] (N 8165/03)


Решение от 24 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Во время третьего года обучения в университете заявитель не был допущен на территорию университета, потому что он носил тогда бороду. Отказ в допуске на территорию университета был основан на приказе по университету, изданным за год то того. Заявитель утверждал, что имел право носить бороду, и что приказ по университету не был основан на законе. Он обратился в суды с требованием отмены приказа, но безуспешно. Впоследствии он имел возможность продолжить учебу и окончить свой курс, сбрив бороду.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 8 Конвенции.

В судах страны заявитель обжаловал - в общих выражениях - правила, на основании которых ему запретили допуск на территорию университета. Соответственно, даже если допустить, что борода была принадлежностью его внешнего вида, составляющего часть личной жизни человека, мера университетских властей, о которой идет речь по делу, по своим масштабам была относительно ограниченной: заявителю не отказывали в допуске на территорию университета целый год после издания упомянутого приказа. Кроме того, он имел возможность продолжить учебу и завершить свои занятия в учебном году.

Жалоба в данном пункте признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 9 Конвенции.

Заявитель утверждал в своей жалобе в Европейский Суд, что борода была частью его внешнего вида; он не претендует на то, что ношение бороды было вызвано какими-либо его конкретными взглядами или убеждениями, в особенности, необходимостью соблюдать какой-либо религиозный обычай. Соответственно, мера университетских властей, о которой идет речь по делу, не может считаться вмешательством властей в осуществление заявителем права на свободу религии и совести.

Жалоба в данном пункте признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 10 Конвенции.

Даже если предположить, что право на свободу выражения мнения может включать право лица на выражение своих взглядов посредством какого-то способа отращивания бороды, по делу не было установлено, что заявителю не дали возможности выразить какое-то конкретное мнение в значении положений Статьи 10 Конвенции введением запрета на ношение бород студентами.

Жалоба в данном пункте признана явно необоснованной.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции.

Даже если допустить, что положения Статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции применяются к вопросам высшего образования, то следует заметить: заявитель был допущен к занятиям в университете и смог завершить свое обучение вопреки тому, что были применены обжалуемые им правила. Соответственно, мера университетских властей, о которой идет речь по делу, не может быть приравнена к вмешательству властей в осуществление заявителем права на образование.

Жалоба в данном пункте признана явно необоснованной.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его личной жизни


По делам обжалуется использование хирургических методов извлечения пакетиков с наркотиками из внутренностей лица, подозреваемого в транспортировке наркотиков, после того, как было установлено, что это лицо заглотало пакетики с наркотиками. Жалобы коммуницированы властям государства-ответчика.


Комба против Португалии
[Komba - Portugal] (N 18553/03)


Богумил против Португалии
[Bogumil - Portugal] (N 35228/03)


[решение о коммуницировании жалоб вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


После таможенного досмотра в аэропорту по настоянию таможенных властей заявители согласились на рентгеновское обследование, в результате которого в их желудках было выявлено наличие мешочков с наркотиками. Власти затем распорядились, чтобы заявителям была сделана хирургическая операция, во время которой мешочки с наркотиками были извлечены из их желудков.

Заявителям было предъявлено обвинение в торговле наркотиками, им обоим было назначено наказание в виде лишения свободы, и их выслали с территории Португалии. Поскольку г-н Комба утверждал в суде, что он не давал своего разрешения на хирургическую операцию, суд постановил не считать доказательством мешочки с кокаином, извлеченные из желудка.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика. Рассмотрение этих двух дел отложено до принятия Большой Палатой Постановления по делу "Йаллох против Германии" [Jalloh - Germany] (см. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 68* (8 Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 68 соответствует Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 2 за 2005 год.)).


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его личной жизни


По делу обжалуется использование в судебном разбирательстве по делу медицинских заключений, касающихся заявителя, без его на то согласия и без привлечения медицинского эксперта. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Ле Лан против Франции
[Le Lann - France] (N 7508/02)


Решение от 19 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


В ходе рассмотрения бракоразводного дела суды среди прочего исследовали медицинские документы, касающиеся заявителя, которые были представлены в суды его женой. Документы содержали медицинские данные заявителя и персональные сведения о нем. Апелляционный суд положил в основу своего решения, в частности, письмо от доктора заявителя, направленное в адрес другого доктора. Заявитель настаивал, чтобы это письмо было бы признано недопустимым в качестве доказательства.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статьи 8 Конвенции.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его личной жизни


По делу обжалуется факт причинения тяжких телесных повреждений в результате срабатывания взрывного устройства с дымовой шашкой, брошенного в людей с короткого расстояния сотрудниками полицейского подразделения по борьбе с беспорядками. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Ирибаррен Пинильос против Испании
[Iribarren Pinillos - Spain] (N 36777/03)


Решение от 31 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 3 Конвенции).


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его личной жизни


По делу обжалуется хранение властями дактилоскопических карт и образцов ДНК подозреваемых, хотя их виновность в совершении преступления установлена не была, а расследование по уголовному делу было прекращено. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


S. и Марпер против Соединенного Королевства
[S. and Marper - United Kingdom] (N 30562/04, 30566/04)


[решение о коммуницировании жалобы вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители были арестованы по подозрению в совершении преступлений. Полицией у них были взяты отпечатки пальцев и образцы тканей для исследования ДНК. Один из заявителей был в итоге оправдан, а против другого не были выдвинуты обвинения. Они оба обратились в полицию с просьбой об уничтожении взятых у них отпечатков пальцев и образцов тканей для исследования ДНК, но полиция отказалась это сделать. Их прошение о судебной проверке законности и обоснованности отказа полиции было отклонено административным судом, а Апелляционный суд оставил решение этого суда в силе. В постановлении Палаты лордов, принятом большинством голосов, отмечалась значительная ценность хранимых властями дактилоскопических карт и образцов биологического происхождения. Даже если предположить, указала Палата лордов, что хранение таких объектов образует акт вмешательства государства в реализацию права человека на уважение его частной жизни, такое вмешательство оправдано в соответствии с пунктом 2 Статьи 8 Конвенции. Палата лордов далее отклонила жалобу заявителей на то, что хранение их дактилоскопических карт и образцов ДНК является дискриминационным обращением с ними в нарушение требований Статьи 14 Конвенции, если сравнивать их положение с положением в этом смысле общей массы лиц, у которых не отбирались отпечатки пальцев и образцы биологического происхождения в ходе расследования по уголовным делам.

Заявители утверждают, что хранение их дактилоскопических карт и образцов ДНК нарушает право на уважение их частной жизни. Кроме того, как лица, которых ранее подозревали в совершении преступлений, но эти подозрения с них сняли, они находятся в том же положении, что и остальная часть населения Соединенного Королевства, не состоявшего под следствием и судом. Однако при этом отношение к ним иное по основаниям, которые несовместимы с требованиями Статьи 14 Конвенции.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика в отношении Статей 8 и 14 Конвенции.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его семейной жизни


По делу обжалуются недостатки судебного процесса, негативно отразившегося на контактах отца со своей дочерью и приведшего к тому, что контакты отца со своей дочерью были сведены к минимуму. Жалоба признана неприемлемой.


М.А. против Соединенного Королевства
[M.A. - United Kingdom] (N 35242/04)


Решение от 26 апреля 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, не являющийся постоянным жителем Соединенного Королевства, разошелся со своей женой, подданной Соединенного Королевства. От данного брака у них была дочь. Вскоре после этого власти запретили заявителю общение и встречи с дочерью в течение пятилетнего периода времени, несмотря на то, что соответствующие эксперты пришли к выводу, что он дееспособный и заботливый отец. В его пользу было вынесено несколько судебных постановлений, касавшихся контактов с дочерью, но ввиду упорного и умышленного отказа матери подчиниться этим постановлениям и порожденного этим отчуждения дочери производство по делу завершилось отзывом заявителем своих прошений о предоставлении права на проживание в стране и дачей им своего согласия на установление порядка непрямых контактов с дочерью.

Судья Высокого суда признал, что заявитель вправе был чувствовать, что существующая в стране система правовой регламентации семейных отношений ущемляет его отцовские интересы, и что из данного дела следует извлечь уроки. В своем полном решении по делу судья осветил - в интересах общества - более широкие аспекты дела. Он в числе прочего подчеркнул, как система правовой регламентации семейных отношений в вопросах установления опеки над ребенком чаще используется не в интересах отцов, не являющихся постоянными жителями Соединенного Королевства. Он также подверг критике поразительные проволочки в судах по делам об установлении опеки и отсутствие последовательности в решении судами вопросов опеки, при том, что в принятии этих решений принимает участие огромное число судей, и неисполнение судами решений, касающихся контактов отцов с детьми, или неэффективное рассмотрение судами беспочвенных утверждений матерей относительно нежелательности таких контактов.

Со ссылками на нормы прецедентного права, созданные Европейским Судом, судья счел, что внутригосударственные подходы к решению вопросов, касающихся контактов отцов с детьми, не отвечают стандартам, установленным Статьями 6 и 8 Конвенции. В частности, он отметил, что пятилетний запрет на контакт с ребенком, какой был установлен по данному делу, не может быть совместим с положениями Конвенции. Наконец, судья обнародовал публичное, хотя и анонимное, извинение за то, что система правовой регламентации семейных отношений не может защитить права заявителя.

В Европейский Суд заявитель жалуется на отсутствие справедливости в судебном процессе, нарушение права на уважение его семейной жизни и на то, что в его отношении была проявлена дискриминация как против отца, не являющегося постоянным жителем Соединенного Королевства.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статей 6, 8 и 14 Конвенции.

Судья Высокого суда по существу признал, что права заявителя, гарантируемые ему Конвенцией, были нарушены; при этом судья изложил анализ недостатков системы правовой регламентации семейных отношений и список рекомендаций по ее исправлению в будущем. Что же касается заглаживания вреда, причиненного заявителю, то Европейский Суд замечает: заявитель не предъявил в судах страны никаких требований о выплате компенсации за причиненный вред и не ходатайствовал перед Европейским Судом о выплате ему какой-либо денежной компенсации. В любом случае заявитель был волен требовать возмещения вреда в соответствии с положениями Закона 1998 года "О правах человека" [the Human Rights Act 1998]. Даже если Европейскому Суду и надлежало бы продолжать рассмотрение данного дела, то он не сумел бы дать более детальный и профессиональный анализ внутригосударственных процедур, касающихся вопроса, фигурирующего по данному делу, чем это сделал судья Высокого суда. Соответственно, несмотря на прискорбный поворот событий в этом деле и огромное сочувствие Европейского Суда к заявителю, последний не может более претендовать на статус жертвы нарушения Конвенции в значении Статьи 34 Конвенции.

Жалоба признана явно необоснованной.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение его жилища


По делу обжалуются поджоги домов, принадлежащих цыганам-жителям деревни, и предположительное бездействие властей, не предотвративших поджоги. Жалоба признана приемлемой.


Каланиос и другие против Румынии
[Kalanyos and оthers - Romania] (N 57884/00)


Решение от 19 мая 2005 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители, цыгане по происхождению, проживают в деревне, населенной также и нецыганами. 6 июня 1991 г. между четырьмя цыганами и ночным сторожем разразилась драка. За участие в драке первый заявитель был приговорен к трем годам лишения свободы. После этих событий толпа деревенских жителей-нецыган напала и избила двух человек, причинив им ранения со смертельным исходом. Спустя два дня было вывешено объявление, предупреждавшее цыган - жителей деревни о том, что их дома будут сожжены на следующий день. Местные власти, поставленные цыганами в известность о таком предупреждении, не стали вмешиваться в конфликт, "посоветовав" цыганам бросить свои дома для их же безопасности. 9 июня 1991 г., все 27 цыганских домов со всем их содержимым были подожжены и полностью разрушены. В течение следующего года цыгане - жители деревни были вынуждены обитать в близлежащих конюшнях в отвратительных условиях (без системы отопления и водопровода).

Было начато полицейское расследование, и в отчете о расследовании было зафиксировано разрушение путем поджога 27 домов и указано, что причиной этих событий была драка, состоявшаяся 6 июня 1991 г. Адвокатам заявителей было отказано в доступе к материалам дела для ознакомления с ними. В 1996 году прокуратура завершила расследование ввиду истечения сроков давности привлечения виновных к уголовной ответственности. Заявители обжаловали постановление о прекращении расследования в прокуратуру при Апелляционном суде, а впоследствии в прокуратуру при Верховном суде Румынии, потребовав, чтобы следственные органы установили бы виновных в поджоге, добились бы их осуждения в уголовном порядке и правильно бы квалифицировали содеянное как более тяжкие преступления с тем, чтобы установить реальную стоимость нанесенного преступлением ущерба. Прокуратура отклонила жалобу, установив, что преступления были совершены "в результате серьезных актов провокации со стороны потерпевших" и указав, что с учетом большого числа лиц, замешанных в инциденте, невозможно установить личности виновных. В период между 1991 и 1993 годами заявители отстроили свои дома заново. Глава администрации деревни обеспечил их некоторыми материалами для восстановления домов и включил место цыганского расселения в деревне в программу расширения электросети. Заявители утверждают, что они восстановили свои дома на собственные средства и собственными усилиями, прибегая к помощи друзей и родственников. Представляется, что им до сих пор не выплачена компенсация за вещи и мебель, утраченную во время пожаров.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статей 3, 6, 8, 13 и 14 Конвенции.

Государство-ответчик выдвинуло по делу предварительные возражения относительно того, что:

(i) заявители не исчерпали внутригосударственные средства правовой защиты.

Средство правовой защиты, которое, как утверждает государство-ответчик, могло бы быть использовано заявителями, то есть возможность обратиться в суд с просьбой о возбуждении уголовного дела после того, как прокуратура вынесла постановление о прекращении расследования, не было прямо предусмотрено законодательством, действовавшим в период фигурирующих по делу событий (данное предварительное возражение отклонено).

(ii) У заявителей нет статуса жертв нарушений Конвенции.

Власти не признали факт нарушения прав заявителей, а самим заявителям не было выплачено никакой компенсации за причиненный им ущерб. Тот лишь факт, что их дома были заново отстроены при некоторой помощи со стороны властей, не лишает заявителей их статуса жертв нарушения Конвенции (данное предварительное возражение отклонено).

[Два сходных дела, касающихся разрушения домов, принадлежащих цыганам, и фактов изгнания цыган из деревень, находятся в настоящее время в производстве Европейского Суда: "Гергей против Румынии" [Gergely v. Romania] (жалоба N 57885/00) и "Тынасе и другие против Румынии" [T|nase and оthers v. Romania] (жалоба N 62954/00)].


По жалобам о нарушениях Статьи 14 Конвенции


Вопрос о соблюдении запрета на дискриминацию


По делу обжалуется уничтожение домов, принадлежащих цыганам - жителям деревни, что вынудило их жить в плохих условиях; причиной уничтожения домов, предположительно, было цыганское происхождение потерпевших. Жалоба признана приемлемой.


Каланиос и другие против Румынии
[Kalanyos and оthers - Romania] (N 57884/00)


Решение от 19 мая 2005 г. [вынесено III Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте Статьи 8 Конвенции.)


По вопросу о применении Статьи 35 Конвенции


По вопросу о применении пункта 1 Статьи 35 Конвенции


Вопрос об эффективном внутригосударственном средстве правовой защиты
(государство-ответчик Италия)


По делу заявитель не обжаловал решение нижестоящего суда в Высшем Кассационном суде. Предварительное возражение государства-ответчика (по поводу неисчерпания заявителем внутригосударственных средств правовой защиты) принято.


Пеллегрити против Италии
[Pellegriti - Italy] (N 77363/01)


Решение от 26 мая 2005 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


На заявителя, частнопрактикующего врача, советом Медицинской ассоциации было наложено дисциплинарное взыскание за то, что заявитель в нарушение закона рекламировал свои услуги в газетах и на страницах телефонных справочников. Он обжаловал в суд решение совета, утверждая, что соответствующий закон не применим в его случае, не является разумным и противоречит праву Европейского Экономического Сообщества. Одновременно он обратился к президенту Медицинской ассоциации с ходатайством об отмене дисциплинарного взыскания, утверждая, что в отсутствие механизма исполнения взыскания закон, фигурирующий по делу, не может быть применен, и что подобного рода рекламирование разрешено ранее принятыми нормативными актами, которые по-прежнему подлежат применению. В основу своего обращения он положил соответствующее решение Конституционного суда и соответствующее решение Высшего Кассационного суда.

Апелляционный суд подтвердил, что реклама, опубликованная заявителем, является нарушением закона, караемым дисциплинарным взысканием. Размер дисциплинарного взыскания был снижен на основании нового закона в данной сфере. Заявитель не обжаловал решение Апелляционного суда в Высший Кассационный суд.

В своей жалобе в Европейский Суд он утверждает, что в отношении его допущено нарушение требований Статьи 10 Конвенции, и указывает, что причиненный ему ущерб тем, что он не может теперь информировать публику о своей деятельности, прямо вытекает из содержания закона, фигурирующего по делу, и что в этой ситуации решение Высшего Кассационного суда не было бы способом исправления положения.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 10 Конвенции (ввиду неисчерпания заявителем внутригосударственных средств правовой защиты).

Жалоба в Высший Кассационный суд является одним из средств правовой защиты, которые в принципе требуется исчерпать, прежде чем обращаться в Европейский Суд, с тем, чтобы было бы выполнено требование пункта 1 Статьи 35 Конвенции. В настоящем деле это средство было вполне доступно заявителю. Более того, Высший Кассационный суд мог бы отменить обжалованное решение и дисциплинарное взыскание; он мог бы также объявить о том, что соответствующий закон не подлежит применению в деле заявителя, что могло бы сделать недействительными нормы, обжаловавшиеся заявителем. Подача такой жалобы могла бы поэтому пресечь вмешательство властей в осуществление прав заявителя, на которое он жалуется в своем обращении в Европейский Суд. Что же касается шансов на успех использования этого средства правовой защиты, то заявитель мог бы изложить Высшему Кассационному суду свои юридические доводы, которые он изложил в жалобе в Европейский Суд. Европейский Суд не вправе прогнозировать, как Высший Кассационный суд рассмотрел бы эти доводы, но необходимо отметить, что заявитель обосновывал свои обращения решениями Конституционного суда и самого Высшего Кассационного суда, которые явно подкрепляли его позицию. Исходя из этого, нельзя делать вывода, что обращение с жалобой в Высший Кассационный суд Италии не имело шансов на успех. Предварительное возражение государства-ответчика (по поводу неисчерпания заявителем внутригосударственных средств правовой защиты) принято.


Вопрос об эффективном внутригосударственном средстве правовой защиты
(государство-ответчик Польша)


По делу ставится вопрос об эффективности нового средства правовой защиты в отношении чрезмерной продолжительности производства по делу. Жалоба признана приемлемой.


Ратайчик против Польши
[Ratajczyk - Poland] (N 11215/02)


Решение от 31 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель подписал с кооперативом договор аренды жилого помещения. В апреле 1993 года он обратился в суд с гражданским иском о досрочном расторжении договора арендодателем. Решение по первой инстанции по иску было вынесено Окружным судом в апреле 1997 года. Это решение отменялось в двух последовательных случаях Апелляционным судом, и дело направлялось на повторное рассмотрение в суд первой инстанции. В 2000 году Окружным судом было вынесено решение о прекращении дела ввиду того, что ответчик-кооператив был объявлен банкротом. Жалоба заявителя на это решение была отклонена Апелляционным судом в апреле 2001 года.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 6 Конвенции.

Государство-ответчик выдвинуло по делу предварительные возражения относительно того, что заявитель не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты.

Ни одно из различных средств правовой защиты, разработанных для того, чтобы противодействовать затягиванию производства по делу в суде и (или) загладить причиненный судебной волокитой вред, которые были предусмотрены Законом от 17 июня 2004 г. (так называемый "Закон Кудлы" ["Kudla law"]) не мог быть применен к ситуации заявителя. Что же касается возможности заявителя обратиться в суд с гражданским иском о взыскании ущерба на основании статьи 417 Гражданского кодекса в увязке с разделом 16 Закона от 17 июня 2004 г., то Европейский Суд отмечает: такое обращение было невозможно в силу истечения сроков давности подачи иска по прошествии трех лет со дня, когда лицо, претерпевшее ущерб, узнало о нем. В случае заявителя отсчет этого срока начался в апреле 2001 года, когда судебное решение по его делу вступило в законную силу. Следовательно, между этой датой и датой вступления в силу Закона от 17 июня 2004 г. прошло более трех лет. Ввиду изложенного выше такое обращение в суд с гражданским иском о взыскании ущерба не может считаться с достаточной степенью определенности эффективным внутригосударственным средством правовой защиты.

Жалоба заявителя на необоснованно длительный срок производства по делу (семь лет и восемь месяцев) поэтому требует рассмотрения по существу.


Вопрос о шестимесячном сроке, установленном для подачи жалобы в Европейский Суд


По делу ставится вопрос о порядке подсчета шестимесячного срока, установленного для подачи жалобы в Европейский Суд, в условиях, когда единственным судебным средством защиты прав являлась подача жалобы в экстраординарном порядке. Предварительные возражения государства-ответчика отклонены.


Ахтинен против Финляндии
[Ahtinen - Finland] (N 48907/99)


Решение от 31 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 1 Статьи 6 [гражданско-процессуальный аспект] Конвенции.)


По жалобам о нарушениях Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о наличии имущества, право на беспрепятственное пользование которым не может быть нарушено


По делу ставится вопрос о предположительной потере заявительницей денежных средств ввиду того, что властями была допущена проволочка в возмещении ей как жертве катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции расходов на приобретение новой квартиры. Жалоба признана неприемлемой.


Данилюк против Украины
[Danilyuk - Ukraine] (N 5326/02)


Решение от 19 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


После катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции заявительница и ее семья уехали из родного города, расположенного в 100 км от Чернобыля и обосновались в другом городе в Крыму. В 1996 году заявительница оплатила часть стоимости жилого помещения, предоставленного ей властями. Она также потратила средства на ремонт этого жилого помещения. В 1999 году она обратилась к властям с ходатайством о возмещении расходов, связанных с приобретением квартиры, на получение которой она имела право как жертва катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции. К сентябрю 2000 года заявительница получила - тремя частями - некую сумму денег в возмещение расходов на приобретение квартиры. Утверждая, что полученная ею сумма денег не покрывает всех расходов на ремонт квартиры и не принимает в расчет инфляцию, заявительница обратилась в суд с иском к министерству по вопросам чрезвычайных ситуаций и по делам защиты населения от последствий Чернобыльской катастрофы. Суды отклонили исковые требования заявительницы. Верховный суд Украины постановил, что дело имеет характер не гражданско-правового спора, но публично-правового спора, и что сумма, подлежащая возмещению, не может быть основана на реальных затратах и убытках заявительницы, а должна быть установлена на основе соответствующих норм законодательства страны. Квартиру заявительницы в ее родном городе (которая арендовалась у государства) в настоящее время занимает ее сын.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Государство-ответчик выдвинуло по делу предварительные возражения относительно того, что у заявительницы отсутствует статус жертвы нарушения Конвенции.

Европейский Суд считает: утверждения заявительницы о том, что она потратила деньги из-за проволочек властей с возмещением ее расходов на приобретение квартиры, достаточны для демонстрации наличия персонального интереса, поставленного во главу угла дела, и поэтому она может претендовать на статус жертвы нарушения Конвенции.

Настоящее дело надлежит отличать от дела "Аккус против Турции" [Akkus v. Turkey]* (* Постановление по данному делу было вынесено Европейским Судом 9 июля 1997 г. (прим. перев.).), в Постановлении Европейского Суда по которому невыплата государством компенсации за убытки, причиненные инфляцией и волокитой с возмещением за отчужденное имение заявителя, была признана нарушением требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. В настоящем же деле заявительница никогда не была владелицей ее квартиры в ее родном городе; более того, после того, как она переехала жить в Крым, ее право аренды жилплощади перешло к ее сыну, который в настоящее время занимает эту жилплощадь. Кроме того, украинские суды двух инстанций пришли к выводу, что сумма компенсации, выплаченной заявительнице, была рассчитана властями правильно и что она получила полную сумму компенсации, на которую она имела право в соответствии с действующим законодательством. Эти суды указали, что полная компенсация убытков, причиненных инфляцией и волокитой с возмещением расходов, не предусмотрена законодательством Украины. Европейский Суд не нашел оснований ставить под вопрос таковую оценку судов страны. Исковое производство, возбужденное заявительницей поэтому не относилось к "существующему имуществу" в значении Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции или какому-либо "законному ожиданию" получения выгоды.

Жалоба несовместима с правилом ratione materiae* (* Ratione materiae (лат.) - по причинам существа; ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения. По общему правилу Европейский Суд принимает к рассмотрению жалобы относительно предполагаемых нарушений лишь тех прав человека, которые закреплены в Конвенции (прим. перев.). ) Европейского Суда.


Вопрос о соблюдении права человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


По делу обжалуется отмена повторного допуска адвоката к адвокатской практике, что привело к потере части его клиентуры. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Бузеску против Румынии
[Buzescu - Romania] (N 61302/00)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель, который в конце 1970-х годов практиковал как адвокат, будучи членом ассоциации адвокатов г. Констанца. Когда он выехал в Соединенные Штаты, его членство в этой ассоциации было аннулировано. По возвращении в Румынию заявитель обратился в ассоциацию адвокатов г. Констанца с ходатайством о восстановлении своего статуса в качестве адвоката. В 1991 году ассоциация адвокатов г. Констанца внесла его имя в список адвокатов, не имеющих права на адвокатскую практику в регионе, так как он был все еще членом другой ассоциации адвокатов. В 1996 году ассоциация адвокатов г. Констанца приняла решение полностью восстановить статус заявителя в качестве адвоката и зарегистрировать его в списке адвокатов, допущенных к практике. Однако 27 июня 1996 г. Союз адвокатов Румынии (САР) счел, что вопрос о восстановлении статуса заявителя в качестве адвоката находится в компетенции самого Союза и что ассоциация адвокатов г. Констанца превысила свои полномочия, принимая свое решение в 1991 году. Судя по всему, данное решение САР не было доведено до сведения заявителя или ассоциации адвокатов г. Констанца. Тем временем заявитель обратился с заявлением о переходе в ассоциацию адвокатов г. Бухареста, но не получил на это заявление никакого ответа. Заявитель обратился в САР с просьбой разъяснить его положение в адвокатуре и разрешить возникшие вопросы. Впоследствии он также обратился в Апелляционный суд с требованием отмены решения САР, принятого в июне 1996 года. Поскольку заявитель имел подозрения, что это решение было подделано - составлено задним числом, а именно, когда в Апелляционном суде уже рассматривался его иск, заявитель также внес ходатайство об истребовании оригинала Реестра решений САР и ознакомлении с его содержанием. Апелляционный суд отклонил иск заявителя, постановив, что ассоциация адвокатов г. Констанца действовала с превышением своих полномочий, принимая свое решение в 1991 году. Это решение Апелляционного суда было оставлено в силе Верховным судом Румынии, постановившим, что САР располагает исключительной властью в принятии решений по вопросам, относящимся к допуску лиц к адвокатской практике или повторному вступлению адвокатов в ассоциации адвокатов. Кроме того, Верховный суд счел, что аннулирование регистрации заявителя в ассоциации адвокатов г. Констанца не лишало его права обратиться в компетентные инстанции с ходатайством о принятии решения по его заявлению о повторной регистрации в качестве члена ассоциации адвокатов.


Вопросы права


По поводу пункта 1 Статьи 6 Конвенции, что касается вопроса о соблюдении права на справедливое судебное разбирательство.

Стороны по делу согласились в том, что процедура, в результате которой было принято решение САР от 27 июня 1996 г., не отвечает требованиям пункта 1 Статьи 6 Конвенции. Хотя это спорное решение впоследствии было вынесено на рассмотрение судов страны для всесторонней судебной проверки его законности и обоснованности, Европейский Суд считает, что суды не приняли решение относительно части предмета спора. В частности, суды не дали ответа на главные доводы заявителя, а именно: что он действовал добросовестно, когда подавал заявление о повторном принятии в ассоциацию адвокатов г. Констанца в 1991 году, и что в любом случае его нельзя винить за то, что эта ассоциация не направила его заявление в САР или за то, что САР должным образом не проверила законность и обоснованность решения ассоциации адвокатов г. Констанца.

Что же касается подозрений заявителя относительно подлога документа и его последующее ходатайство об истребовании оригинала Реестра решений САР и ознакомлении с его содержанием, Европейский Суд установил: довольно сомнительной представляется ситуация, в которой Апелляционный суд сначала согласился с ходатайством заявителя, а впоследствии пересмотрел свое решение. Требовать от заявителя подать властям официальное заявление о преступлении в связи с подлогом документа означало бы возложить на него непомерное бремя. Таким образом, оценивая все производство по делу в целом, Европейский Суд пришел к выводу, что требования справедливости в нем соблюдены не были.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 6 Конвенции (принято единогласно).

По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, что касается вопроса об ответственности государства-ответчика. Хотя государство-ответчик утверждает, что государство не может нести ответственность за отрицательные последствия решения, принятого органом адвокатского сообщества, Европейский Суд пришел к противоположному выводу. Союз адвокатов Румынии является законодательно учрежденным органом, наделенным административными, равно как и нормотворческими прерогативами, который преследует интересы общества, что касается сословия адвокатов. Следовательно, ответственность государства возникает в результате принятия этим Союзом административного решения, которое было обжаловано заявителем.

По вопросу о применимости по делу положений Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Действие положений Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции может распространяться на адвокатскую практику и нематериальные активы деятельности адвокатов (включая клиентуру, деловые связи и репутацию и т.д.), поскольку адвокатская деятельность имеет характер частноправовой деятельности и тем самым образует имущественные активы. С учетом того обстоятельства, что для того, чтобы заявитель имел бы возможность "использовать" имеющуюся у него клиентуру, он должен предоставлять клиентам полный набор услуг, предоставляемый любым румынским адвокатом, включая юридическое представительство в судах, Европейский Суд пришел к выводу, что заявитель мог претендовать на наличие у него "имущества" в том значении, которое придается этому понятию Статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, на момент принятия Союзом адвокатов Румынии своего решения в июне 1996 года. А именно, что касается нематериальных активов его деятельности, накопленных им в Румынии в период между 1991 и 1996 годами.

По вопросу о соблюдении требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. С учетом того факта, что аннулирование регистрации заявителя в ассоциации адвокатов г. Констанца привело к потере той части его клиентуры, которая была заинтересована в использовании его способности предоставлять полный набор услуг, предоставляемый любым румынским адвокатом, и тем самым к потере доходов, можно утверждать, что имел место акт вмешательства в осуществление его права на беспрепятственное пользование своим имуществом. Даже предполагая, что решение, принятое Союзом адвокатов Румынии, не было несовместимым с принципом законности, Европейский Суд усмотрел элементы неопределенности и неточности в законодательстве страны и подзаконных нормативных актах, которые наделяли САР правомочием отменять решения местной ассоциации адвокатов. Вмешательство властей в осуществление заявителем своих прав преследовало всеобщие интересы, а именно: проверку Союзом адвокатов Румынии законности и обоснованности приема или повторного приема в адвокатуру. Однако что касается пропорциональности этого вмешательства, - с учетом того, что на Союзе лежит законодательно установленная обязанность проверять решения о приеме в адвокатуру, а такую проверку в случае заявителя САР не проводил до 1996 года, - обжалуемое вмешательство властей в осуществление заявителем своих прав было серьезным. Из-за этого вмешательства заявитель пять лет спустя после восстановления его членства в адвокатуре г. Констанца был лишен своего права практиковать в качестве адвоката. После этого власти не разъяснили заявителю его положение и не сообщили ему, какого рода решение может быть принято по его ходатайству. Таким образом, аннулирование регистрации заявителя в списках допущенных к практике адвокатов ассоциации адвокатов г. Констанца не является пропорциональной мерой.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).


Вопрос о соблюдении права человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


По делу обжалуется отмена прав собственности на имущество лица, которое приобрело это национализированное имущество во времена коммунистического режима в стране. Жалоба признана приемлемой.


Великов и другие против Болгарии
[Velikov and оthers - Bulgaria] (N 43278/98)


Решение от 12 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


В 1968 году заявители совместно приобрели квартиру, которая была национализирована в конце 1940-х годов при коммунистическом режиме (эта квартира впоследствии была разделена на две квартиры). Наследники лица, который был собственником квартиры до ее национализации, обратились в суд с иском к заявителям о возврате им квартиры. Свои исковые требования они обосновывали положениями статьи 7 Закона "О реституции" [the Restitution Law]). Этот закон предусматривает, что определенные объекты собственности, приобретенные третьими лицами после национализации, могут быть возвращены бывшим владельцам или их наследникам в случаях, когда соответствующее третье лицо стало владельцем объекта собственности в нарушение закона, в силу своего положения в Коммунистической партии или посредством злоупотребления властью.

В 1995 году районный суд аннулировал договор купли-продажи квартиры, заключенный заявителями в 1968 году, и восстановил истцов в правах собственности на квартиру. Суд установил, что договор не был подписан правомочным мэром. Решение районного суда было оставлено в силе городским судом и Верховным Кассационным судом, который в своем решении добавил, что имеются косвенные доказательства того, что первый заявитель, возможно, использовал свое служебное положение при подаче заявления на приобретение квартиры. В 2000 году заявители и их сыновья освободили две квартиры, и прежние владельцы квартиры вступили в права собственности на нее. Некоторые из заявителей в настоящее время снимают квартиры, выплачивая ежемесячно за аренду 100 евро; несколько заявителей безуспешно пытались получить муниципальные квартиры с фиксированной арендной платой. В неустановленный день заявители получили компенсацию в виде облигаций, реальная стоимость которых, как утверждают эти заявители, намного ниже их номинальной стоимости. Кроме того, из-за халатности региональной администрации эти облигации не были должным образом зарегистрированы, и заявители не смогли их продать.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Вопрос о правомерности лишения человека его имущества


По делу обжалуется акт лишения собственности посредством применения принципа непрямого отчуждения собственности. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Паскулли против Италии
[Pasculli - Italy]) (N 36818/97)


Постановление от 17 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель владел участком земли, в отношении которого административные власти издали приказ о срочном вступлении во владение с целью строительства публичного здания. Власти должны были издать приказ об отчуждении собственности в течение установленного законом срока, а именно - в течение пяти лет. По истечении этого срока власти, однако, не оформили отчуждение собственности и не выплатили ее бывшему владельцу никакой компенсации.

Заявитель обжаловал эту ситуацию в суды. Проведенная экспертиза показала, что на момент истечения разрешенного законом срока владения собственностью произведенные на участке земли работы необратимо трансформировали этот участок. Трибунал* (* Так в Италии называются коллегиальные суды общей юрисдикции, рассматривающие по первой инстанции уголовные и гражданские дела (прим. перев.).) установил, что тем самым право собственности заявителя прекратило свое действие в соответствии с принципом презюмируемого отчуждения собственности и присудил ему полную компенсацию за весь причиненный ущерб. Апелляционный суд снизил сумму присужденной компенсации, применив закон, который был принят за то время, пока дело рассматривалось в судах. Заявитель обратился в Высший Кассационный суд Италии с жалобой на то, что придание закону обратной силы лишило его значительной части компенсации, но его жалоба была отклонена. Заявителю пришлось возбудить исполнительное производство для того, чтобы добиться выплаты присужденной компенсации.

Что касается системы презюмируемого отчуждения собственности, то в этом вопросе Европейский Суд усмотрел нарушение Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции по делам "Компания "Бельведере Альбергиера" против Италии" [Belvedere Alberghiera v. Italy] и "Карбонара и Вентура против Италии" [Carbonara and Ventura v. Italy], Постановления по которым были вынесены 30 мая 2000 года. Высший Кассационный суд Италии, однако утверждал в 2003 году, что принцип презюмируемого отчуждения собственности вполне соответствует Конвенции.


Вопросы права


По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Система презюмируемого отчуждения собственности не в состоянии обеспечить достаточную степень правовой определенности, требуемую Конвенцией. В результате ее применения в деле заявителя утрата им собственности не отвечает требованию законности, предусмотренному Конвенцией. Хотя суды Италии и сочли, что заявитель был лишен своего имущества, начиная с января 1986 года, не было никакой правовой определенности в вопросе об утрате им своего участка земли до того, как в феврале 2000 года Высший Кассационный суд вынес свое решение. Более того, власти сумели присвоить себе землю заявителя в нарушение норм, регулирующих формальные условия отчуждения собственности, не выплатив при этом ему никакой компенсации. Наконец, компенсация, которой заявитель вынужден был добиваться через суды, не покрывала весь причиненный ему ущерб.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (принято единогласно).


Компенсация


В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд принял решение отложить вопрос о применении Статьи 41 Конвенции по данному делу.


Другие Постановления, вынесенные в мае 2005 года


Странников против Украины
[Strannikov - Ukraine] (N 49430/99)


Постановление от 3 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Василенко против Украины
[Vasilenko - Ukraine] (N 19872/02)


Постановление от 3 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Гришечкин и другие против Украины
[Grischechkin and others - Ukraine] (N 26131/02)


Постановление от 3 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Демченко против Украины
[Demchenko - Ukraine] (N 35282/02)


Постановление от 3 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Скордино против Италии (N 3)
[Scordino - Italy (N 3)] (N 43662/98)


Постановление от 17 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Масон и другие против Италии
[Mason and оthers - Italy] (N 43663/98)


Постановление от 17 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Z.M. и K.P. против Словакии
[Z.M. and K.P. - Slovakia] (N 50232/99)


Постановление от 17 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Удовик против Чешской Республики
[Udovik - Czech Republic] (N 59219/00)


Постановление от 17 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Хегер против Словакии
[Heger - Slovakia] (N 62194/00)


Постановление от 17 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Компания "Эко-Энерджи спол. с.р.о." против Чешской Республики
[Eko-Energie, spol. s.r.o. - Czech Republic] (N 65191/01)


Постановление от 17 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Мазгутова против Словакии
[Mazgutova - Slovakia] (N 65998/01)


Постановление от 17 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Гез против Франции
[Guez - France] (N 70034/01)


Постановление от 17 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Хорватова против Словакии
[Horvathova - Slovakia] (N 74456/01)


Постановление от 17 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Чижов против Украины
[Chizhov - Ukraine] (N 6962/02)


Постановление от 17 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Парханский против Чешской Республики
[Parchanski - Czech Republic] (N 7356/02)


Постановление от 17 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Палгутова против Словакии
[Palgutova - Slovakia] (N 9818/02)


Постановление от 17 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Фабер против Чешской Республики
[Faber - Czech Republic] (N 35883/02)


Постановление от 17 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


M.O. против Турции
[M.O. - Turkey] (N 26136/95)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено III Секцией]


Аччиарди и Кампанья против Италии
[Acciardi and Campagna - Italy] (N 41040/98)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


Турхан против Турции
[Turhan - Turkey] (N 48176/99)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено III Секцией]


Тере против Турции
[Tore - Turkey] (N 50744/99)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено III Секцией]


Кали и другие против Италии
[Cali and оthers - Italy] (N 52332/99)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


Ле Дюигу против Франции
[Le Duigou - France] (N 61139/00)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


Вигру против Франции
[Vigroux - France] (N 62034/00)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


Стек-Риш и другие против Лихтенштейна
[Steck-Risch and оthers - Liechtenstein] (N 63151/00)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено III Секцией]


Рапаччоло против Италии
[Rapacciuolo - Italy] (N 76024/01)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено III Секцией]


Стамос против Греции
[Stamos - Greece] (N 14127/03)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


Македонопулос против Греции
[Makedonopoulos - Greece] (N 16106/03)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


Моисидис против Греции
[Moisidis - Greece] (N 16109/03)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


Манолис против Греции
[Manolis - Greece] (N 2216/03)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


Каггали против Греции
[Kaggali - Greece] (N 9733/03)


Постановление от 19 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


Сухейла Айдын против Турции
[Suheyla Aydin - Turkey] (N 25660/94)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Акар и другие против Турции
[Acar and оthers - Turkey] (N 36088/97, 38417/97)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


J.S. и A.S. против Польши
[J.S. and A.S. - Poland] (N 40732/98)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Озден против Турции
[Ozden - Turkey] (N 42141/98)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Интиба против Турции
[Intiba - Turkey] (N 42585/98)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Эксинозлугил против Турции
[Eksinozlugil - Turkey] (N 42667/98)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Силдедзис против Польши
[Sildedzis - Poland] (N 45214/99)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Тириакьоглу против Турции
[Tiryakioglu - Turkey] (N 45436/99)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Тундж против Турции
[Tunc - Turkey] (N 54040/00)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Церковная организация "Римскокатолицка фарност обржистви" против Чешской Республики
[Rimskokatolicka Farnost Obristvi - Czech Republic] (N 65196/01)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Беркуш против Франции
[Berkouche - France] (N 71047/01)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Алтун против Турции
[Altun - Turkey] (N 73038/01)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Дереджи против Турции
[Dereci - Turkey] (N 77845/01)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Думбравяну против Молдавии
[Dumbraveanu - Moldova] (N 20940/03)


Постановление от 24 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Костин против Румынии
[Costin - Romania] (N 57810/00)


Постановление от 26 мая 2005 г. [вынесено III Секцией]


Задро против Хорватии
[Zadro - Croatia] (N 5410/02)


Постановление от 26 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


Пейц против Хорватии
[Peic - Croatia] (N 16787/02)


Постановление от 26 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


Дебелиц против Хорватии
[Debelic - Croatia] (N 2448/03)


Постановление от 26 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


Вольфмейер против Австрии
[Wolfmeyer - Austria] (N 5263/03)


Постановление от 26 мая 2005 г. [вынесено I Секцией]


Мевлюдэ Акдениз против Турции
[Mevlude Akdeniz - Turkey] (N 25165/94)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


I.R.S. и другие против Турции
[I.R.S. and оthers - Turkey] (N 26338/95)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Коку против Турции
[Koku - Turkey] (N 27305/95)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Кисмир против Турции
[Kismir - Turkey] (N 27306/95)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Тогджу против Турции
[Togcu - Turkey] (N 27601/95)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Джеликбилек против Турции
[Celikbilek - Turkey] (N 27693/95)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Атес против Турции
[Ates - Turkey] (N 30949/96)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


T.K. и S.E. против Финляндии
[T.K. and S.E. - Finland] (N 38581/97)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Партия "Эмек партиси" и Сенол против Турции
[Emek Partisi and Senol - Turkey] (N 39434/98)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Аслангирай против Турции
[Aslangiray - Turkey] (N 48262/99)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Гультекин против Турции
[Gultekin - Turkey] (N 52941/99)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Хефкова против Словакии
[Hefkova - Slovakia] (N 57237/00)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Кайатепе против Турции
[Kayatepe - Turkey] (N 57375/00)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Дюмон-Маливерг против Франции
[Dumont-Maliverg - France] (N 57547/00, 68591/01)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Аджунбай против Турции
[Acunbay - Turkey] (N 61442/00, 61445/00)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Динлер против Турции
[Dinler - Turkey] (N 61443/00)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Антунес Роха против Португалии
[Antunes Rocha - Portugal] (N 64330/01)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено II Секцией]


Копецкая против Словакии
[Kopecka - Slovakia] (N 69012/01)


Постановление от 31 мая 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Уступка юрисдикции в пользу Большой Палаты


В порядке применения Статьи 30 Конвенции


Мартини против Франции
[Martinie - France] (N 58675/00)


[Решение об уступке юрисдикции в пользу Большой Палаты вынесено II Секцией]


Жалоба в основном касается вопроса о справедливости рассмотрения в министерстве финансов жалобы на решение региональной палаты по финансам и валюте, которым бухгалтер был признан должником. 13 января 2001 г. жалоба была объявлена частично приемлемой в контексте пункта 1 Статьи 6 Конвенции.


Постановления, вступившие в силу


В порядке применения подпункта "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции


Следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 Статьи 44 Конвенции в связи с истечением трехмесячного срока для подачи прошения о рассмотрении дела Большой Палатой (см. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 71* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 71 соответствует Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 6 за 2005 год.) и 72* (* Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 72 соответствует Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 7 за 2005 год.)):


Фаттелль против Франции
[Fattell - France] (N 60504/00)


Постановление от 27 января 2005 г. [вынесено I Секцией]


Франжи против Франции
[Frangy - France] (N 42270/98)


Кемар против Франции
[Quemar - France] (N 69258/01)


Адвокатская фирма "Югло, Лепаж и компаньоны" против Франции
[SCP Huglo, Lepage & AssociJs, Conseil - France] (N 59477/00)


Постановления от 1 февраля 2005 г. [вынесены II Секцией]


Коласиньский против Польши
[Kolasinski - Poland] (N 46243/99)


Индра против Словакии
[Indra - Slovakia] (N 46845/99)


Зилибергер против Молдавии
[Ziliberberg - Moldova] (N 61821/00)


Постановления от 1 февраля 2005 г. [вынесены IV Секцией]


Зюльджихан Шахин и другие против Турции
[Zhlcihan Фahin and оthers - Turkey] (N 53147/99)


Талер против Австрии
[Thaler - Austria] (N 58141/00)


Сильвестер (N 2) против Австрии
[Sylvester (N 2) - Austria] (N 54640/00)


Рипль против Австрии
[Riepl - Austria] (N 37040/02)


Ладнер против Австрии
[Ladner - Austria] (N 18297/03)


Фер против Австрии
[Fehr - Austria] (N 19247/02)


Блюм против Австрии
[Blum - Austria] (N 31655/02)


Садик Амет и другие против Греции
[Sadik Amet and оthers - Greece] (N 64756/01)


Постановления от 3 февраля 2005 г. [вынесены I Секцией]


Биян против Турции
[Biyan - Turkey] (N 56363/00)


Фочияк против Румынии
[Fociac - Romania] (N 2577/02)


Якоб против Румынии
[Iacob - Romania] (N 39410/98)


Постановления от 3 февраля 2005 г. [вынесены III Секцией]


Бифулько против Италии
[Bifulco - Italy] (N 60915/00)


Шваркманн против Франции
[Schwarkmann - France] (N 52621/99)


Миллер против Швеции
[Miller - Sweden] (N 55853/00)


Эрдост против Турции
[Erdost - Turkey] (N 50747/99)


Натун, Нураль, Нихаль, Эмрах и Ахмет Гювен против Турции
[Hatun, Nural, Nihal, Emrah and Ahmet Ghven - Turkey] (N 42778/98)


Бордовский против России
[Bordovskiy - Russia] (N 49491/99)


Постановления от 8 февраля 2005 г. [вынесены II Секцией]


Панченко против России
[Panchenko - Russia] (N 45100/98)


L.M. против Италии
[L.M. - Italy] (N 60033/00)


Постановления от 8 февраля 2005 г. [вынесены IV Секцией]


Сухорубченко против России
[Sukhorubchenko - Russia] (N 69315/01)


Андреадаки и другие против Греции
[Andreadaki and оthers - Greece] (N 33523/02)


Каллири-Гианникопулу и другие против Греции
[Kalliri-Giannikopoulou and оthers - Greece] (N 33173/02)


Котсанас против Греции
[Kotsanas - Greece] (N 33191/02)


Папамихаил и другие против Греции
[Papamichaiil and оthers - Greece] (N 33808/02)


Кости-Спанопуло и другие против Греции
[Kosti-Spanopoulou and оthers - Greece] (N 33819/02)


Микрос против Греции
[Mikros - Greece] (N 34358/02)


Кутрубас и другие против Греции
[Koutroubas and оthers - Greece] (N 34362/02)


Статудаки и другие против Греции
[Stathoudaki and оthers - Greece] (N 34366/02)


Стаматиос Карагианнис против Греции
[Stamatios Karagiannis - Greece] (N 27806/02)


Каробейс против Греции
[Karobeis - Greece] (N 37420/02)


Селианитис против Греции
[Selianitis - Greece] (N 37428/02)


Теодорос Анагностопулос против Греции
[Theodoros Anagnostopoulos - Greece] (N 37429/02)


Хараламбос Катсарос против Греции
[Charalambos Katsaros - Greece] (N 32279/02)


Лагуварду-Папаетеодору и другие против Греции
[Lagouvardou-Papatheodorou and оthers - Greece] (N 72211/01)


Вели-Макри и другие против Греции
[Veli-Makri and оthers - Greece] (N 72267/01)


Василаки и другие против Греции
[Vasilaki and оthers - Greece] (N 72270/01)


Гиамас и другие против Греции
[Giamas and оthers - Greece] (N 72285/01)


Куременос и другие против Греции
[Kouremenos and оthers - Greece] (N 72289/01)


Гутсия и другие против Греции
[Goutsia and оthers - Greece] (N 72983/01)


Козирис и другие против Греции
[Kozyris and оthers - Greece] (N 73669/01)


Харамантас и другие против Греции
[Charmantas and оthers - Greece] (N 38302/02)


Власопулос и другие против Греции
[Vlasopoulos and оthers - Greece] (N 27802/02)


Постановления от 10 февраля 2005 г. [вынесены I Секцией]


Уль против Германии
[Uhl - Germany] (N 64387/01)


Гравиано (N 2) против Италии
[Graviano (N 2) - Italy] (N 10075/02)


Постановления от 10 февраля 2005 г. [вынесены III Секцией]


Филипп Поз против Франции
[Philippe Pause - France] (N 58742/00)


Манджар против Турции
[Mancar - Turkey] (N 57372/00)


Постановления от 15 февраля 2005 г. [вынесены II Секцией]


Сардинас Альбо против Италии
[Sardinas Albo - Italy] (N 56271/00)


Постановление от 17 февраля 2005 г. [вынесено I Секцией (в прежнем составе)]


Стил и Моррис против Соединенного Королевства
[Steel and Morris - United Kingdom] (N 68416/01)


Зелинский против Польши
[Zielinski - Poland] (N 38497/02)


Сулаойа против Эстонии
[Sulaoja - Estonia] (N 55939/00)


Варгова против Словакии
[Vargova - Slovakia] (N 52555/99)


Шволик против Словакии
[Тvolik - Slovakia] (N 51545/99)


Постановления от 15 февраля 2005 г. [вынесены IV Секцией]


Коккини против Греции
[Kokkini - Greece] (N 33194/02)


Ойкономидис против Греции
[Oikonomidis - Greece] (N 42589/02)


Постановления от 17 февраля 2005 г. [вынесены I Секцией]


Люба против Румынии
[Liuba - Romania] (N 31166/96)


Постановление (об исключении жалобы из списка подлежащих рассмотрению дел) от 17 февраля 2005 г. [вынесено III Секцией]


Поповац против Румынии
[Popovat - Romania] (N 32265/96)


Постановление от 17 февраля 2005 г. (о выплате справедливой компенсации и исключении жалобы из списка подлежащих рассмотрению дел) [вынесено III Секцией]


Новоселецкий против Украины
[Novoseletskiy - Ukraine] (N 47148/99)


Гюнтер против Турции
[Ghnter - Turkey] (N 52517/99)


Мерием Гювен и другие против Турции
[Meryem Ghven and оthers - Turkey] (N 50906/99)


Пакдемирли против Турции
[Pakdemirli - Turkey] (N 35839/97)


Постановления от 22 февраля 2005 г. [вынесены II Секцией]


Новицкий против Австрии
[Nowicky - Austria] (N 34983/02/02)


Стифт против Бельгии
[Stift - Belgium] (N 46848/99)


Бирнлайтнер против Австрии
[Birnleitner - Austria] (N 45203/99)


Керн против Австрии
[Kern - Austria] (N 14206/02)


Петрушко против России
[Petrushko - Russia] (N 36494/02)


Кольцов против России
[Koltsov - Russia] (N 41304/02)


Гасан против России
[Gasan - Russia] (N 43402/02)


Плотниковы против России
[Plotnikovy - Russia] (N 43883/02)


Макарова и другие против России
[Makarova and оthers - Russia] (N 7023/03)


Постановления от 24 февраля 2005 г. [вынесены I Секцией]


Олен против Дании
[Ohlen - Denmark] (N 63214/00)


Постановление (об исключении жалобы из списка подлежащих рассмотрению дел) от 24 февраля 2005 г. [вынесено I Секцией]


Веселинский против бывшей Югославской Республики Македония
[Veselinski - Former Yugoslav Republic of Macedonia] (N 45658/99)


Джидроский против бывшей Югославской Республики Македония
[Djidroski - Former Yugoslav Republic of Macedonia] (N 46447/99)


Виммер против Германии
[Wimmer - Germany] (N 60534/00)


Постановления от 24 февраля 2005 г. [вынесены III Секцией]


Статистические сведения*


Вынесенные постановления**


  За май 2005 года С начала 2005 года
Большая Палата 1 2
I Секция 14 126
II Cекция 33 105 (106)
III Секция 7 45 (46)
IV Секция 19 (21) 62 (110)
Секции в предыдущих составах 0 11
Всего 74 (76) 351 (401)

Постановления, вынесенные в мае 2005 года


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая Палата 1 0 0 0 1
I Секция 13 0 1 0 14
II Секция 30 2 0 1 33
III Секция 7 0 0 0 7
IV Секция 19 (21) 0 0 0 19 (21)
Всего 70 (72) 2 1 1 74 (76)

Постановления, вынесенные в 2005 году


Каким органом Суда вынесено По существу
дела
Заключено
мировое
соглаше-
ние
Исключено
из списка
подлежащих
рассмотре-
нию дел
Прочие Всего
Большая Палата 2 0 0 0 2
I Секция в прежнем составе 3 0 0 0 3
II Секция в прежнем составе 3 0 0 0 3
III Секция в прежнем составе 5 0 0 0 5
IV Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
I Секция 120 4 2 0 126
II Секция 101 (102) 12 (13) 5 1 119 (121)
III Секция 28 (32) 4 1 2 35 (39)
IV Секция 54 (98) 2 1 1 58 (102)
Всего 316 (365) 22 (23) 9 4 351 (401)

Вынесенные решения


  За май 2005 года С начала 2005 года
I. Жалобы, признанные приемлемыми
Большая Палата 0 0
I Секция 46 (47) 124 (126)
II Секция 26 (28) 102 (104)
III Секция 23 61 (65)
IV Секция 18 45 (49)
Всего 113 (114) 332 (334)
II. Жалобы, признанные неприемлемыми
Большая Палата 0 1 (3)
I Секция Палата 8 34
Комитет 200 2792
II Секция Палата 10 41
Комитет 506 1975
III Секция Палата 7 43
Комитет 879 2003
IV Секция Палата 33 (35) 67 (69)
Комитет 433 2225
Всего 2076 (2078) 9181 (9185)
III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел
I Секция Палата 4 18
Комитет 4 26
II Секция Палата 5 26
Комитет 11 31
III Секция Палата 2 16
Комитет 7 35
IV Секция Палата 3 23
Комитет 31 58
Всего 67 233
Всего Решений об исключении жалобы из списка подлежащих
рассмотрению дел (не включая частичных Решений)
2256 (2259) 7746 (9762)

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба


Каким органом принято решение За май 2005 года С начала 2005 года
I Секция 48 242
II Секция 41 336
III Cекция 43 194
IV Cекция 33 (34) 125 (126)
Общее количество коммуницированных жалоб 165 (166) 897 (898)

______________________________

* Статистические сведения предварительны. То или иное Постановление или Решение Европейского Суда может быть вынесено в отношении нескольких жалоб (в скобках приводится количество жалоб, в отношении которых вынесено постановление или решение). Употребляемый в Бюллетене значок "*" означает, что Постановление не является окончательным.

** Статистические сведения, касающиеся Постановлений, вынесенных Секциями Европейского Суда, приводятся без учета реорганизации Секций, которая была проведена 1 ноября 2004 г. Обозначение "Секции в прежнем составе" в данных таблицах относится к Секциям в их составе до 1 ноября 2004 г.


Постановления и решения по жалобам против Российской Федерации


Майзит против Российской Федерации
[Mayzit v. Russia]


По делу обжалуются условия содержания заявителя под стражей в следственном изоляторе.


Лабзов против Российской Федерации
[Labzov v. Russia]


По делу обжалуются условия содержания заявителя под стражей в следственном изоляторе, а также предположительное нарушение права заявителя на обращение в Европейский Суд.


Новоселов против Российской Федерации
[Novoselov v. Russia]


По делу обжалуются условия содержания заявителя под стражей в следственном изоляторе.


Яковлев против Российской Федерации
[Yakovlev v. Russia]


По делу обжалуется неуведомление заявителя о рассмотрении его дела в суде кассационной инстанции.



Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 10/2005


Проект Московского клуба юристов и редакционно-издательского объединения "Новая юстиция"


Перевод: Власихин В.А.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information Note N 75 on the case-law of the May 2005"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с РИО "Новая юстиция"


Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.