• ТЕКСТ ДОКУМЕНТА
  • АННОТАЦИЯ
  • ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 6/2006

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 6/2006


Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания


Россия попала в черный список "тринадцати", и к нам приехал "ревизор" из Страсбурга


К главным событиям нашего бытия в Совете Европы в прошедшем мае можно, на наш взгляд, отнести два. Первое - это передача министру иностранных дел Российской Федерации Сергею Лаврову ключей от кабинета председателя Комитета Министров Совета Европы, который он будет занимать ближайшие полгода. И второе - официальный визит в Москву докладчика Комиссии Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) по юридическим вопросам Эрика Юргенса (Нидерланды, от Группы социалистов в ПАСЕ), готовящего доклад об исполнении постановлений Европейского Суда по правам человека. Теперь наши пояснения по порядку.

19 мая на 116 сессии Комитета Министров в соответствии с принципом ротации (об этой процедуре мы сообщали подробно в редакционной статье прошлого, пятого номера) председательские полномочия перешли к нашей стране. На церемонии принятия председательских полномочий С. Лавров сделал следующее заявление (приводим по официальному сайту МИД России с сокращениями):

"Россия исходит из долгосрочного стратегического видения европейской перспективы в современном многополюсном мире, в котором одновременно развиваются процессы глобализации и многоуровневой региональной интеграции. Девиз нашего председательства - "К единой Европе без разделительных линий". Развивая деятельность Совета Европы в различных областях компетенции этой организации, Россия сосредоточит особое внимание на следующих приоритетах.

1. Укрепление национальных механизмов защиты прав человека, развитие образования в правозащитной сфере и защита прав национальных меньшинств.

2. Формирование общего европейского правового пространства в интересах защиты личности от современных вызовов.

3. Улучшение доступа к социальным правам, защита уязвимых групп населения. Исходя из международно признанного принципа неделимости прав человека, Россия считает тематику социальной сплоченности столь же важной, как и другие области деятельности Совета Европы.

4. Демократия, гражданское участие, эффективное управление. Современная демократия немыслима без активной роли неправительственных организаций и гражданского общества.

5. Тематика межкультурного диалога выходит на первый план деятельности Совета Европы. Россия, обладающая многовековым опытом сосуществования различных этнических групп, культур, религий, считает, что это понятие должно включать диалог внутри европейских обществ."

Теперь о событии N 2. Прибывший в Москву страсбургский "ревизор" Эрик Юргенс уделяет внимание 13 государствам - членам Совета Европы, в которых возникли серьезные задержки или сложности в связи с исполнением постановлений Европейского Суда. В частности, инспектор Парламентский Ассамблеи уже побывал с проверкой в Соединенном Королевстве и Турции, на очереди - Италия. В черный список "тринадцати" также попали Испания, Украина, Польша, Молдавия, Болгария. И Россия тоже.

В Москве Эрик Юргенс встретился с Председателем Конституционного Суда России Валерием Зорькиным, Председателем Верховного Суда России Вячеславом Лебедевым, помощником Президента России - начальником Государственно-правового управления Ларисой Брычевой, Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Павлом Лаптевым, а также с представителями Генеральной прокуратуры, Министерства иностранных дел и Федеральной службы исполнения наказаний России.

По сообщению "Газеты", основные упреки Э. Юргенса, сводились к четырем тезисам.

1. Совет Европы возмущен вовсе не количеством жалоб со стороны россиян, а их характером. "Мы сталкиваемся с тем, что в страсбургский Суд постоянно, годами приходят иски с одними и теми же жалобами. Это наводит на мысль, что, несмотря на наши многочисленные рекомендации, ни в системе российской прокуратуры, ни в судах ничего не меняется. Многие чиновники просто не знают о нормах европейского права", - заявил Э. Юргенс.

2. Россия не торопится выполнять три типа решений страсбургского Суда. Первая категория, по словам Э. Юргенса, это так называемые гражданские дела. "Российские власти систематически не выполняют решения судов в пользу граждан против администрации. Главы городов или райнов годами не несут никакого наказания, несмотря на вынесенные приговоры", - отметил он.

3. Вторая категория дел касается ситуации в следственных изоляторах. По словам Юргенса, места содержания подозреваемых в России переполнены. "В результате люди, еще не признанные виновными, вынуждены выносить плохое обращение, неудовлетворительные условия содержания и никудышное питание", - возмущается европеец.

4. Третья категория обращений связана с тем, что стороны судебных процессов в России не всегда уверены в том, что какое-либо решение суда принято окончательно и не подлежит обжалованию.

По словам страсбургского "ревизора", результаты встреч с высшими судебными и юридическими чиновниками России лягут в основу доклада, который будет обнародован на осенней сессии ПАСЕ.


По жалобе о нарушении статьи 3 Конвенции


Вопрос о соблюдении запрета на бесчеловечное обращение


По делу обжалуется факт жестокого обращения с заявителями сотрудников полиции и ставится вопрос об эффективности расследования, проведенного властями по этому факту. По делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции.


Бекос и Кутропулос против Греции
[Bekos and Koutropoulos - Greece] (N 15250/02)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


(Cм. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте статьи 14 Конвенции.)


По жалобе о нарушении статьи 5 Конвенции


Вопрос о правомерности лишения свободы


По делу обжалуются отказ властей допустить в Австрию лиц, желающих получить в стране убежище, и обращение с ними в ходе их последующего пребывания в зоне аэропорта Вены для транзитных пассажиров. Жалоба признана неприемлемой.


Махдид и Хаддар против Австрии
[Mahdid and Haddar - Austria] (N 74762/01)


Решение от 8 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявители, которые являются гражданами Алжира, прибыли в международный аэропорт Вены рейсом из Туниса и явились в полицию аэропорта и пограничную полицию 4 ноября 1996 г. Они попросили предоставить им убежище в Австрии, утверждая, что они бежали из Алжира в страхе перед преследованием по политическим мотивам и что, если они вернутся в Тунис, им грозит выдача властям Алжира. С учетом того обстоятельства, что заявители не представили никаких паспортов и прибыли не из той страны, в которой им угрожает преследование по политическим мотивам, полицейские власти отказали им во въезде в Австрию. Заявителям было предложено разместиться в специальной зоне аэропорта Вены для транзитных пассажиров, оборудованной спальными местами, и где находящимся там лицам предоставлялось питание. Заявители отказались разместиться в этой специальной зоне и остались в обычной зоне для транзитных пассажиров. 7 ноября 1996 г. власти Австрии отклонили прошение заявителей о предоставлении им убежища в стране, указав при этом, что заявители прибыли из Туниса, где им не грозило преследование по политическим мотивам. В ожидании своей депортации в Тунис заявители пребывали в зоне для транзитных пассажиров аэропорта до 13 декабря 1996 г., когда власти Австрии по гуманитарным основаниям выдали им разрешение на въезд в страну.

Заявители впоследствии подали жалобу властям на то, что их пребывание в зоне для транзитных пассажиров аэропорта и попытки властей депортировать их из страны были незаконными, так как властям надлежало выдать им разрешение на въезд в Австрию в качестве лиц, ходатайствующих о предоставлении убежища, которые прибыли из страны, в которой им угрожало преследование по политическим мотивам. Они также жаловались на то, что их пребывание в зоне для транзитных пассажиров нарушало требования пунктов 1 и 4 статьи 5 Конвенции. При этом они утверждали, что после того, как в пункте пограничного контроля им отказали в разрешении на въезд в страну, их положение в аэропорту приравнивается к противоправному лишению свободы, эффективно обжаловать которое они не имели возможности, поскольку власти Австрии отказались признать пребывание в зоне для транзитных пассажиров в качестве лишения свободы. Заявители также жаловались на то, что они были лишены возможности получить компенсацию за причиненный им вред.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 статьи 5 Конвенции. Настоящее дело следует отличать от дела "Амуур против Франции" [Amuur v. France]* (* Постановление Европейского Суда по данному делу было вынесено 25 июня 1996 г. (прим. перев.).), в связи с которым заявителей задерживали в течение 20 дней в зоне для транзитных пассажиров парижского аэропорта Орли; по делу "Амуур против Франции" Европейский Суд по ряду причин счел такое лишение свободы противоречащим требованиям статьи 5 Конвенции. Во-первых, в настоящем деле власти рассмотрели прошение заявителей о предоставлении им убежища в стране в течение три дней. Заявители тем не менее решили остаться. Кроме того, после того, как им отказали во въезде в Австрию, и после того, как они отклонили предложение властей о размещении в специальной зоне аэропорта, заявители были предоставлены самим себе. Они имели возможность организовать свой быт, обмениваться корреспонденцией с третьими лицами и входить с ними в контакт без какого-либо вмешательства со стороны властей. Пока заявители находились в зоне для транзитных пассажиров, они вошли в контакт с одной гуманитарной организацией, которая обеспечила их социальной и юридической помощью. Следовательно, Европейский Суд не может согласиться с аргументацией по поводу того, что их положение было практически сравнимо с положением задержанных лиц или равнозначно ему. Соответственно, нельзя утверждать, что во время своего пребывания в зоне для транзитных пассажиров аэропорта заявители были "лишены свободы" в значении пункта 1 статьи 5 Конвенции. Наконец, Европейский Суд напоминает о существовании права государств-участников, предусмотренного международным правом, контролировать въезд иностранцев в страну и их проживание в стране, при условии, что это право реализуется в соответствии с положениями Конвенции. Жалоба признана явно необоснованной.


По жалобам о нарушениях статьи 6 Конвенции


По жалобам о нарушениях пункта 1 статьи 6 [гражданско-процессуальный аспект] Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на справедливое судебное разбирательство


По делу ставится вопрос, существует ли опасность отказа в правосудии в стране, куда ребенок должен вернуться после того, как в соответствии с Гаагской конвенцией вывоз этого ребенка был признан неправомерным. Жалоба признана неприемлемой.


Эскинази и Челюш против Турции
[Eskinazi and Chelouche - Turkey] (N 14600/05)


Решение от 16 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте статьи 8 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении принципа равенства процессуальных возможностей сторон по делу


По делу обжалуется лишение заявителей возможности сделать ксерокопии медицинских документов с целью их использования в качестве доказательств на предстоящем рассмотрении дела по иску о взыскании компенсации за ущерб, предъявленному государственным медицинским учреждениям. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


K.H. и другие против Словакии
[K.H. and оthers - Slovakia] (N 32881/04)


[Решение о коммуницировании жалобы вынесено IV Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте статьи 8 Конвенции.)


По жалобе о нарушении пункта 1 статьи 6 [уголовно-процессуальный аспект] Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на справедливое судебное разбирательство


По делу заявитель, который подал свою жалобу по вопросам права с нарушением установленного законом срока, жалуется на то, что процедура рассмотрения жалобы в Кассационном суде Франции не была справедливой. По делу требования пункта 1 статьи 6 Конвенции нарушены не были.


P.D. против Франции
[P.D. - France] (N 54730/00)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявитель подал жалобу по вопросам права в Кассационный суд Франции на решение суда апелляционной инстанции, которым был оставлен в силе обвинительный приговор по делу в отношении заявителя. При этом заявитель запросил копию приговора с тем, чтобы, изучив приговор, он мог бы подать свою жалобу в установленный срок. Тем временем он представил в канцелярию Апелляционного суда свои промежуточные состязательные бумаги, пояснив при этом, что он не может представить состязательные бумаги по существу вопроса в течение установленного Уголовно-процессуальным кодексом десятидневного срока, так как он еще не получил копию приговора. Он впоследствии получил копию приговора и несколько дней спустя представил в суд свои состязательные бумаги по существу вопроса. Кассационный суд определил, что состязательные бумаги заявителя поступили в суд с нарушением установленных законом сроков, и что председатель палаты по уголовным делам Кассационного суда не сделал для заявителя никакого исключения из правил о сроках подачи жалоб в виде восстановления пропущенного срока. После того, как Кассационный суд указал, что обжалуемый приговор не содержит никаких нарушений процессуального законодательства, жалоба заявителя была им отклонена.

Заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что ему не были предоставлены копии текста доводов по делу, представленных генеральным адвокатом* (* Так во Франции именуются главные помощники генеральных прокуроров, состоящих при вышестоящих судах; при нижестоящих судах действуют республиканские прокуроры (прим. перев.).), и что он не имел возможности дать на них ответ, потому что он не был извещен о дате слушания по жалобе в Кассационном суде.


Вопросы права


По поводу соблюдения требований пункта 1 статьи 6 Конвенции. В соответствии со статьей 585-1 Уголовно-процессуального кодекса палата по уголовным делам Кассационного суда ограничилась объявлением жалобы заявителя неприемлемой для рассмотрения по существу на том основании, что он не подал ходатайство в суд о восстановлении пропущенного срока для подачи жалобы в суд. Поэтому Кассационный суд не рассматривал дело по существу, а перед тем, как отклонить жалобу, просто удостоверился, что обжалуемый приговор не был вынесен с нарушением процессуальных норм. В данных обстоятельствах представление процессуальной записки для ее рассмотрения в ответ на доводы генеральным адвокатом, изложенные в устной форме, не имело бы значения для результатов рассмотрения дела в Кассационном суде. Соответственно, Европейский Суд считает, что - как он установил в своем Постановлении по делу "Степинска против Франции" [Stepinska v. France] (жалоба N 1814/02, от 15 июня 2004), - юридический подход, использованный, которому следовал суд в настоящем деле, не может быть поставлен под сомнение. Коротко говоря, учитывая специфические особенности данного дела, Европейский Суд считает: заявитель не может утверждать, что отсутствие у него возможности присутствовать на слушании по жалобе в Кассационном суде ввиду того, что он не был извещен о дате слушания, и "защищать свои интересы" посредством представления процессуальной записки для ее рассмотрения судом, привело к нарушению требований пункта 1 статьи 6 Конвенции. Такое право, будь оно признано, не имело бы значимых или существенных последствий для правосудия.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу требования пункта 1 статьи 6 Конвенции нарушены не были (вынесено единогласно).


По жалобам о нарушениях статьи 8 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на уважение частной жизни


По делу обжалуются конфискация паспорта для выездов за границу и отказ вернуть его заявителю, который вместе со своей семьей проживал и работал в другой стране, на протяжении длительного процесса по его делу. По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции.


Илетмиш против Турции
[Iletmis - Turkey] (N 29871/96)


Постановление от 16 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителем по делу выступает гражданин Турции, который в 1975 году поступил на учебу в один университет в Германии. Там в 1979 году он вступил в брак с гражданкой Турции и стал работником социальной службы. У них в 1981 и 1986 годах родились двое детей, которые учились в школе в Германии, где они и проживали.

В 1984 году в Турции в отношении заявителя, которого обвинили в совершении деяний в ущерб национальным интересам во время нахождения за границей, было начато судебное расследование. В феврале 1992 года во время поездки в Турции с целью навестить своих родственников заявитель был арестован и содержался под стражей в полиции в течение семи дней. Его паспорт для выездов за границу был конфискован, и даже после того, как он был освобожден из-под стражи, его загранпаспорт не был ему возвращен. После ареста заявителя в Турции его супруга и дети выехали из Германии, чтобы быть с ним рядом.

В апреле 1992 года заявителю было предъявлено обвинение в ведении сепаратистской деятельности против государства, и дело было передано в Суд ассизов* (* Assize Court - так по-английски в тексте изложения Постановления обозначен один из входящих в систему судов общей юрисдикции Турции Основных судов (аслие), действующих в центрах провинций и крупных городах. К этим судам относятся Основной суд по делам об особо тяжких преступлениях, Основной суд по уголовным делам и Основной суд по гражданским и коммерческим делам (прим. перев.).) для рассмотрения по существу. В ходе производства по делу в суде он несколько раз обращался к властям с просьбой о возврате своего паспорта для выездов за границу, но его обращения отклонялись. Заявителю не было представлено никаких объяснений по поводу отказа притом, что решением Суда ассизов выезд за границу ему не был запрещен.

Заявитель жаловался на чрезмерную продолжительность производства по уголовному делу в его отношении и на то, что он был лишен возможности возвратиться в Германию. Производство по делу постоянно откладывалось в ожидании получения властями информации от властей Германии относительно причастности заявителя к деяниям, в совершении которых он обвинялся. В отсутствие доказательств его вины Суд ассизов в конце концов в июле 1999 года вынес в его отношении оправдательный приговор. Ему был выдан паспорт для выездов за границу, и он получил возможность выехать в Германию вместе с супругой и детьми.


Вопросы права


По поводу соблюдения требований пункта 1 статьи 6 Конвенции. Европейский Суд считает, что производство по уголовному делу в отношении заявителя, тянувшееся около 15 лет, не отвечает требованию о "разбирательстве дела в разумный срок", содержащемуся в пункте 1 статьи 6 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции (вынесено единогласно).

По поводу соблюдения требований статьи 8 Конвенции. Конфискация загранпаспорта заявителя и отказ административных органов вернуть его в течение длительного времени являются актом вмешательства государства в осуществление заявителем своего права на уважение его частной жизни, поскольку этими мерами, возможно, серьезно затрагивались прочные личные связи заявителя. Заявитель проживал в Германии на протяжении 17 лет. Он переехал в Германию для учебы в университете в возрасте 22 лет. В Германии он вступил в брак, и там родились двое его детей. Его семья проживала в той стране, и заявитель, и его супруга нашли там работу в качестве сотрудников социальных служб. Конфискация загранпаспорта заявителя в 1992 году, в момент его ареста, была произведена в соответствии с законом и преследовала по крайней мере одну из "законных целей", указанных в статье 8 Конвенции, а именно: "охрану национальной безопасности" и (или) "предотвращение беспорядков или преступлений".

Что касается вопроса, был ли этот акт вмешательства государства в реализацию прав заявителя необходимым в демократическом обществе, то следует заметить: чем дольше тянулось производство по делу без какого-либо видимого прогресса и без получения судом каких-либо доказательств вины заявитель, тем слабее становился интерес государства в преследовании данной законной цели. Кроме того, чем больше проходило времени, тем больше право заявителя на свободу передвижения - являющееся в настоящем деле одним из аспектов его права на уважение его частной жизни - должно было бы возобладать над требованиями охраны национальной безопасности или предотвращения преступлений. На протяжении 15 лет производства по делу, когда заявитель был лишен возможности выехать из страны, в материалах дела не фигурировало никаких доказательств, свидетельствующих о том, что существовала угроза национальной безопасности или опасность совершения заявителем уголовного правонарушения. Более того, отсутствие таких опасностей подтверждалось тем обстоятельством, что Суд ассизов никогда не издавал распоряжения, запрещавшего заявителю выезжать из страны. Кроме того, административные органы со своей стороны никогда не указывали основания для запрета выезда заявителя за границу.

В век, когда свобода передвижения, в особенности через государственные границы, считается чрезвычайно важной для полноценного хода частной жизни, особенно для таких людей, как заявитель - имеющих родственников, профессиональные и экономические связи более чем в одной стране, отказ лицу в такой свободе со стороны государства без каких-либо убедительных причин составляет серьезное нарушение государством своих обязательств по отношению к лицам, находящимся под его юрисдикцией. То обстоятельство, что как таковая "свобода передвижения" гарантирована статьей 2 Протокола N 4, который был подписан, но не ратифицирован Турцией, не имеет значения для данного вывода, поскольку один факт нарушения Конвенции может привести к нарушению более чем одного положения Конвенции и протоколов к ней. Соответственно, сохранение запрета на выезд с территории Турции по настоящему делу более не отвечало "насущной общественной потребности".


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (вынесено единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю некую сумму в качестве компенсации в возмещение причиненного ему морального вреда и материального ущерба. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение частной жизни


По делу обжалуется тот факт, что перед началом свидания заявителей с родственником в тюрьме их подвергли обыску с раздеванием донага. Жалоба признана приемлемой.


Уэйнрайт против Соединенного Королевства
[Wainwright - United Kingdom] (N 12350/04)


Решение от 13 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителями по делу выступают мать и сын. Мать - первая заявительница, сын - второй заявитель; он страдает слабоумием. Когда они прибыли в тюрьму для свидания со своим родственником, отбывающим наказание, их предупредили, что до начала свидания их подвергнут личному обыску с раздеванием донага и что если они откажутся от обыска, их лишат права на свидание с родственником. До их прибытия в тюрьму начальник тюрьмы распорядился, чтобы все лица, которые приходили на свидания с родственником заявителей, подвергались обыску с раздеванием донага, поскольку у администрации тюрьмы имелись подозрения, что он был замешан в торговле наркотиками внутри тюрьмы и их употреблении.

Обыск первой заявительницы производился, когда снаружи стемнело; это дало ей ощущение, что через незанавешенное окно ее могли наблюдать люди, находящиеся снаружи. К концу обыска она была полностью раздетой, и ее половые органы и анальное отверстие были обследованы сотрудниками тюрьмы визуально; от такого обращения ее лихорадило от негодования, и она была явно потрясена. Второй заявитель также был полностью раздет к концу обыска, и один из сотрудников тюрьмы осмотрел все его обнаженное тело, приподнял его пенис и оттянул назад крайнюю плоть. Второго заявителя также трясло от негодования, и он был крайне расстроен. После проведения обысков заявителей попросили подписать формуляр документа о согласии на обыск.

Профессор психиатрии, который впоследствии провел обследование заявителей, считает, что данные обыски негативно отразились на психике заявителей. Депрессивное состояние первой заявительницы обострилось ввиду события, и ее психика явно станет более уязвимой для травмирующих событий в будущем. У второго заявителя наблюдаются посттравматический стресс и депрессивное состояние; он воспринял инцидент с личным обыском с раздеванием донага как угрозу своей телесной неприкосновенности.

Заявители обратились в суд с гражданским иском против министерства внутренних дел, утверждая, что произведенные в тюрьме обыски были посягательством на неприкосновенность личности. Судья суда первой инстанции постановил, что произведенные в отношении заявителей личные обыски с раздеванием донага были вторжением в их личную жизнь, и присудил им компенсацию за причиненный вред. Данное решение было тем не менее отменено по результатам апелляционного рассмотрения дела. Палата лордов Парламента Соединенного Королевства* (* В дополнение к своим законодательным функциям Палата лордов выступает в качестве высшей судебной инстанции страны. Она имеет юрисдикцию высшего апелляционного суда, а по некоторым делам - суда первой инстанции. Палата лордов рассматривает апелляции на решения судов по гражданским делам на территории всей страны, а на решения судов Англии, Уэльса и Северной Ирландии - по уголовным делам (прим. перев.).) установила, что сотрудники тюрьмы действовали добросовестно и что они проявили не более чем "неряшливость" при несоблюдении правил проведения личных обысков посетителей.


Решение


Жалоба признана приемлемой, что касается статей 3, 8 и 13 Конвенции.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение частной жизни


По делу обжалуется отказ в выдаче восьмерым женщинам цыганского происхождения, - которые подозревали, что их подвергли стерилизации против их воли, - разрешения на ознакомление с медицинскими документами, включая отказ в праве сделать ксерокопии этих документов. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


K.H. и другие против Словакии
[K.H. and оthers - Slovakia] (N 32881/04)


[Решение о коммуницировании жалобы вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительницами по делу выступают восемь женщин цыганского происхождения, которые во время своих беременностей и в период родов проходили медицинское обследование в отделениях акушерства и гинекологии двух больниц. В дальнейшем, несмотря на непрекращающиеся попытки зачать ребенка, ни одна из заявительниц не могла забеременеть с момента их последнего пребывания в больнице, когда они рожали при помощи кесарева сечения. Заявительницы подозревают, что они могли стать бесплодными из-за стерилизации, которой их подвергли без их ведома в ходе родов с помощью кесарева сечения в соответствующих больницах.

С тем, чтобы выяснить причины своего бесплодия и возможного характера примененного к ним метода лечения, они попытались получить доступ к своим медицинским картам в соответствующих больницах. Однако уполномоченному представителю заявительниц не разрешили ознакомиться с медицинскими картами или снять с них фотокопии. Заявительницы безуспешно жаловались на отказ в доступе к своим медицинским картам в органы здравоохранения и впоследствии предъявили гражданские иски к администрациям больниц с требованием предъявить им для ознакомления медицинские карта и разрешить снять с них ксерокопии. Суды своими постановлениями разрешили заявительницам ознакомиться со своими медицинскими картами и сделать из них выписки, но указали, что заявительницы не имели права делать с них ксерокопии. Заявительницы обжаловали эти постановления в Конституционный суд Словакии, утверждая, что запрет на ксерокопирование медицинских карт ставит их в неравное с государством положение при подготовке их гражданского иска с требованием о выплате компенсации соответствующими медицинскими учреждениями или государственными органами, несущими ответственность за действия этих учреждений. Они указали, что такой запрет представляет собой нарушение принципа равенства процессуальных возможностей сторон, вытекающего из положений пункта 1 статьи 6 Конвенции. Они также жаловались на то, что отказ предоставить им медицинские карты для ознакомления в полном объеме является нарушением их права на частную и семейную жизнь, равно как и то, что этот отказ был актом дискриминации. Конституционный суд отклонил жалобу заявительниц. После вступления в силу нового законодательства одной из заявительниц был предоставлен полный доступ к ее медицинской карте, и она обнаружила, что подверглась стерилизации, когда ей делали кесарево сечение. Другим заявительницам впоследствии также предоставили их медицинские карты для ознакомления в полном объеме. Однако даже на основании нового законодательства четыре заявительницы все еще не сумели получить доступ к своим медицинским картам.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована государству-ответчику в отношении статей 6, 8, 13 и 14 Конвенции и с вопросом относительно статуса заявительниц как жертв нарушения Конвенции.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение семейной жизни


По делу обжалуются недостаточные усилия властей воссоединить ребенка со своей матерью, имеющей в соответствии с иностранным законодательством исключительные права опеки над ребенком. По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции.


Караджич против Хорватии
[Karadсiс - Croatia] (N 35030/04)


Постановление от 15 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница, гражданка Боснии и Герцеговины, проживает в Германии, где ей предоставлены исключительные права опеки над своим сыном, родившимся вне законного брака в 1995 году. Отец ребенка, р.P., переехал на жительство в Хорватию в 1999 году, тогда как заявительница осталась жить со своим сыном в Германии.

Во время поездки заявительницы с сыном в Хорватию в 2000 году р.P. воспрепятствовал тому, чтобы заявительница увезла бы их сына назад в Германию. Она сумела забрать сына на следующий год, но вскоре после этого р.P. увез ребенка назад в Хорватию. Тем временем немецкий участковый суд вынес решение, которым подтверждалось, что решение р.P. оставить ребенка в Хорватии было "противозаконным" в значении норм Гаагской конвенции 1980 года о гражданских аспектах похищения детей в другие страны. По ходатайству заявительницы генеральный федеральный прокурор Германии вступил в контакт с министерством здравоохранения и социального обеспечения Хорватии. Пятью месяцами позже, в октябре 2001 года, местный центр социального обеспечения в Хорватии возбудил гражданский иск в суде с требованием о возвращении ребенка в Германию. В мае 2003 года муниципальный суд в Хорватии вынес решение о том, чтобы ребенок был возвращен его матери, однако попытки исполнить данное решение суда потерпели неудачу, так как не удалось установить местонахождение ребенка. Суд три раза предписывал полицейским органам установить информацию о местонахождении ребенка и его отца и наложил на р.P. санкции за неподчинение постановлению суда.

В сентябре 2004 года, когда трое сотрудников полиции, судебный пристав и адвокат заявительницы прибыли в дом р.P., он отказался передать ребенка и прибег к силе, чтобы скрыться из своего жилища, забрав с собой сына. Впоследствии р.P. был заключен под стражу, но сумел скрыться после того, как был переведен из места заключения под стражу в больницу. На слушании дела в феврале 2005 года муниципальный суд вынес постановлении о прекращении исполнительного производства, будучи информированным адвокатом заявительницы о том, что ребенок был возвращен его матери. Заявительница, однако, указала в своих доводах Европейскому Суду, что она не знала ничего об этом слушании, и что ее сын не был ей возвращен.


Вопросы права


По поводу соблюдения требований статьи 8 Конвенции. Европейский Суд установил, что власти Хорватии предприняли недостаточно мер для содействия исполнению постановления суда страны в мае 2003 года и что в исполнительном производстве имелись существенные проволочки, в отношении которых государство-ответчик не представило никаких убедительных объяснений. В частности, Европейский Суд отмечает, что полиция не проявила должного тщания в своих действиях по установлению местонахождения р.P. и позволила ему скрыться из-под стражи. К тому же, единственной санкцией, использованной против р.P., было наложение штрафа и постановление о заключении его под стражу притом, что ни одна из этих мер не была исполнена. Прохождение времени и изменение обстоятельств породили необратимые последствия для отношений между ребенком и родителем, проживающим порознь, и налагало на власти обязательство действовать без промедления. Власти, однако, не предприняли адекватных и эффективных усилий для того, чтобы воссоединить заявительницу со своим сыном.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (вынесено единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 10 тысяч евро в возмещение причиненного ему морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение семейной жизни


По делу обжалуется возложение на заявительницу обязанности вернуть ее ребенка в Израиль в соответствии с положениями Гаагской конвенции. Жалоба признана неприемлемой.


Эскинази и Челюш против Турции
[Eskinazi and Chelouche - Turkey] (N 14600/05)


Решение от 16 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Первая заявительница, состоящая в браке, посетила Турцию со своей дочерью, которой тогда было четыре года, и планировала первоначально пробыть в стране короткое время, но позже решила остаться в стране с дочерью, хотя отец дочери это решение не одобрил. Заявительница затем подала в суд заявление о расторжении брака. Судом ей было предоставлено временное право опеки над ребенком, которую до того они осуществляли с супругом совместно. Супруг, проживавший в Израиле, в свою очередь подал заявление о расторжении брака в раввинатский суд* (* В Израиле действует система религиозных судов по религиозным конфессиям, к компетенции которых отнесены дела, связанные с рассмотрением вопросов личного статуса граждан (браки, разводы, алименты, опекунство, усыновление и т.п.); раввинатские суды отправляют правосудие на основе законов Талмуда (прим. перев.).) (Тель-Авива. Заметив, что ребенок постоянно проживал в Израиле со своей матерью, которая, хотя и была гражданкой Турции, имела постоянное место жительства в Израиле, раввинатский суд вынес постановление о том, чтобы мать вернула ребенка в Израиль; если же она не выполнит данное постановление суда, то ее действия надлежит квалифицировать как акт "противозаконного перемещения ребенка" в значении норм Гаагской конвенции 1980 года о гражданских аспектах похищения детей в другие страны. С целью добиться возвращения ребенка в Израиль на основании норм упомянутой Конвенции в судах Турции был возбужден иск. Результатом рассмотрения дела по иску стало постановление судов Турции, предписывавшее, чтобы на основании Гаагской конвенции 1980 года ребенок был бы возвращен отцу в Израиль. Отец обратился в суд с заявлением об исполнении постановления о возврате дочери.

По обращению заявительниц и в соответствии с Правилом 39 своего Регламента Суда Европейский Суд предписал временную обеспечительную судебную меру, в результате чего исполнительное производство было приостановлено. Супруг первой заявительницы, приходящийся отцом второй заявительницы, получил разрешение вступить в производство по делу в Европейском Суде в качестве третьей стороны.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается статьи 8 Конвенции. На отказ заявительницы, которая со своим супругом имела совместные родительские права в отношении ребенка, вернуть этого ребенка в Израиль в нарушение прав ее супруга, распространяется действие положений Гаагской конвенции 1980 года о гражданских аспектах похищения детей в другие страны, даже хотя отец первоначально дал свое согласие на десятидневное пребывание заявительницы с дочерью в Турции. Более того, Европейский Суд не видит оснований ставить под сомнение выводы национальных судов относительно фактических обстоятельств дела и подтверждает, что в момент вынесения судебного постановления о возврате ребенка имела место ситуация "противозаконного перемещения" этого ребенка в значении норм Гаагской конвенции 1980 года. Решения турецких судов, которые сочли, что возврат ребенка в Израиль не повлечет за собой причинение девочке физического или психологического вреда или не поставит ее в невыносимое положение или в положение, противоречащее ее основным правам и свободам, не были произвольными. Нет никаких признаков того, что порядок вынесения этих решений, которому следовали суды, не был справедливым или не предоставил матери возможности играть достаточную роль в защите своих интересов.

Все же следует учесть положения статьи 20 Гаагской конвенции 1980 года, которая предусматривает, что в возвращении ребенка может быть отказано, "если это не разрешается основными принципами запрашиваемого государства, касающимися защиты прав человека и основных свобод". Первая заявительница, мать ребенка, жаловалась на то, что ей будут причинены страдания дискриминационными процедурами и религиозными соображениями, если - в случае реализации оспариваемой меры - она и ее дочь затем будут отданы в руки раввинатского правосудия в Израиле в связи с бракоразводным процессом и другими связанными с ним вопросами.

Европейский Суд исследовал эти доводы в контексте положений пункта 1 статьи 6 Конвенции, которая в настоящем деле требует гарантий того, чтобы заявительницы не подвергались бы опасности "грубого отказа в правосудии" в Израиле, государстве, не являющемся участником Конвенции.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается пункта 1 статьи 6 Конвенции.

В то время, когда от турецких властей требовалось обеспечить возврат ребенка, они не усматривали никаких "существенных оснований полагать", что в Израиле существует риск "грубого" отказа в правосудии, как того опасалась мать, не вдаваясь в подробности широкой дискуссии по поводу специфических особенностей судебной системы Израиля. Власти не были связаны никаким договорным обязательством Турции рассмотреть данный широкий вопрос перед тем, как санкционировать возврат ребенка.

Во-вторых, Европейский Суд не видит никаких причин, чтобы ставить под сомнение искренность заявления отца ребенка, сделанного им на слушании, относительно того, что он наделся на то, что рассмотрение дела будет объективным и что у него не было никаких намерений чинить ему препятствия.

Наконец, нет никаких признаков того, что рассмотрение в Израиле любого дела, касающегося супругов, приведет к поспешно вынесенному решению без надлежащего исследования всех требований матери. Кроме того, у нее будет право обратиться в суд последней инстанции, Верховный суд Израиля, который вправе проверять законность и обоснованность решений раввинатских судов с тем, чтобы предотвратить любое грубое нарушение закона.

Соответственно, Европейский Суд не считает, что турецкие власти имели достаточно оснований предполагать, что любой недостаток в производстве по делу, с которым заявительницы могли бы столкнуться в Израиле, будет непременно актом "грубого отказа в правосудии". Кроме того, хотя верно и то, что результаты любого такого производства не подлежат последующей проверке на европейском уровне, Европейский Суд тем не менее уверен в приверженности Израиля предмету и масштабам своих обязательств в отношении стран, гражданками которых являются заявительницы* (* У заявительниц двойное гражданство Франции и Турции (прим. перев.).), в соответствии с международными актами о защите прав человека, действующими в этом государстве. Жалоба признана явно необоснованной, что касается пункта 1 статьи 6 Конвенции.


Вопрос о соблюдении права человека на уважение жилища


В Постановлении по делу Европейский Суд поставил вопрос о том, чтобы властями Турции в течение трех месяцев было бы предусмотрено средство правовой защиты для заявителей, которым препятствуют вернуться в их жилища и владения на территории Северного Кипра.


Ксенидес-Арестис против Турции
[Xenides-Arestis - Turkey] (N 46347/99)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте статьи 46 Конвенции.)


По жалобе о нарушении статьи 9 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека исповедовать свою религию или убеждения


По делу обжалуется обязанность указывать в декларации о доходах, что часть суммы подлежащего выплате подоходного налога предназначена для финансирования религиозных учреждений. Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика.


Спампинато против Италии
[Spampinato - Italy] (N 23123/04)


[Решение о коммуницировании жалобы вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


В своей декларации о доходах, заполненной в 2004 году, заявитель решил выделить восемь тысячных от суммы его подоходного налога в бюджет государства. Соответствующее законодательство Италии предусматривает, что восемь тысячных от суммы подоходного налога гражданина должны выделяться в бюджет государства, Римской Католической церкви или одного из институтов, представляющих в стране пять других религиозных конфессий, которым по закону разрешено получать такого рода налоговые отчисления. От налогоплательщиков требуется указать свой выбор адресата этой категории отчисления от суммы подоходного налога при заполнении декларации о доходах. Если налогоплательщик не указывает свой выбор, то соответствующая сумма перечисляется в бюджет государства, Римской Католической церкви или одного из институтов, представляющих в стране пять других религиозных конфессий, пропорционально выбору, сделанному с этой целью всеми налогоплательщиками страны. Заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что фактически тем самым его обязывают указывать в своей декларации о доходах свои религиозные убеждения.


Процессуальное действие


Жалоба коммуницирована государству-ответчику в отношении статей 9 и 14 Конвенции.


По жалобам о нарушениях статьи 10 Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на свободу выражения мнений


По делу обжалуется отказ властей возобновить действие регистрационного свидетельства, дававшего компании, которая издавала журнал, право на налоговые льготы и льготные почтовые тарифы. Жалоба признана неприемлемой.


Общество с ограниченной ответственностью "Верите Санте Пратик" против Франции
[Verites Sante Pratique Sarl - France] (N 74766/01)


Решение от 1 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Компания-заявитель издает журнал здоровья "Истины о практическом здоровье" [Verites Sante Pratique], который впервые вышел в свет в 1997 году и распространяется по подписке. В журнале придерживаются критических подходов к традиционным методам лечения людей и публикуются материалы об альтернативных методах лечения. Компания-заявитель была надлежащим образом зарегистрирована в объединенной комиссии по вопросам прессы и издательств до 1999 года, и тем самым на нее распространялся особый для печатных средств массовой информации финансовый режим, предполагающий налоговые льготы и льготные почтовые тарифы.

Заявление компании-заявителя о перерегистрации было отклонено объединенной комиссией по вопросам прессы и издательств, которая сочла, что данный журнал не отвечает всеобщему интересу, как требуется от средства массовой информации правилами о предоставлении особого финансового режима. Компания-заявитель обратилась в объединенную комиссию с ходатайством о пересмотре своего решения об отказе в перерегистрации, но комиссия подтвердила свой отказ, добавив при этом, что считает определенную информацию, публикуемую на страницах журнала, потенциально опасной для здоровья граждан, и что она не отвечает требованиям соответствующего законодательства.

Компания-заявитель обратилась с жалобой на отказ комиссии в Государственный совет Франции [Conseil d'Etat]* (* Во Франции систему органов административной юстиции возглавляет орган, именуемый "Государственный совет", который в судебном порядке рассматривает жалобы на действия и акты органов государственного управления и одновременно выступает консультативным учреждением при правительстве страны (прим. перев.).), который отменил первое решение комиссии из-за отсутствия достаточной мотивированности, но оставил в силе второе решение, установив, что журнал распространяет непроверенную медицинскую информацию, дискредитирующую обычные методы медицинского лечения, предоставляемого пациентам с тяжелыми заболеваниями, такими как рак или гипертония. Согласно информации государства-ответчика компания-заявитель с того времени продолжала свои публикации под другим названием и в сети Интернет.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается статьи 10 Конвенции. Выдача регистрационного свидетельства, дающего право зарегистрированному средству массовой информации на налоговые скидки и льготные почтовые тарифы, не является таким правом, которое само по себе гарантируется Cтатьей 10 Конвенции; однако в настоящем деле обжалуемые компанией-заявителем решения можно считать направленными против высказывания заявителем мнений по медицинским вопросам. Кроме того, отозвание финансовых льгот, о которых идет речь по делу, повлияло на выбор заявителем организационного средства опубликования своих материалов (по крайней мере, до появления нового журнала) и потому ограничило свободу заявителя в выборе своих организационных средств выражения мнения. Данная жалоба тем самым попадает под действие положений статьи 10 Конвенции, а невозобновление регистрационного свидетельства приравнивается к акту вмешательства публичной власти в осуществление заявителем своего права на свободное выражение мнений. Это вмешательство было предусмотрено законом и преследовало законную цель "охраны здоровья населения" и на самом деле - охрану прав других лиц.

Что же касается необходимости такого вмешательства, то Европейскому Суду необходимо сопоставить интересы охраны здоровья населения и интересы охраны права заявителя на свободное выражение мнения. Компании-заявителю нельзя отказывать в охране ее прав, гарантируемой средствам массовой информации в соответствии с положениями статьи 10 Конвенции, поскольку предоставление малым группам, не входящим в основное направление политического процесса в обществе, вносить свой вклад в общественные дебаты по вопросам здравоохранения, отвечает всеобщим интересам. Кроме того, воздействие оспариваемой публикации было ограниченным ввиду ее малого тиража.

Однако тот факт, что компания-заявитель смогла продолжить издание журнала под другим названием и с помощью другого средства доведения информации до граждан, снизил эффект вмешательства в реализацию ее прав. Прежде всего, Cтатья 10 Конвенции отнюдь не гарантирует неограниченную свободу выражения мнений и соображения охраны здоровья граждан, изложенные публичными властями в обоснование своего вмешательства, являются уместными и достаточными. Поэтому по делу имеется разумное соотношение пропорциональности между правом компании-заявителя на свободное выражение мнений преследуемой государством законной целью. Жалоба признана явно необоснованной, что касается статьи 10 Конвенции.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается статьи 14 Конвенции ввиду неисчерпания компанией-заявителем внутригосударственных средств правовой защиты, поскольку при рассмотрении жалобы в Государственном совете компания не подняла вопрос о дискриминации.


Вопрос о соблюдении права человека на свободу выражения мнений


По делу обжалуется распоряжение властей о представлении в полицию телевизионной компанией несмонтированного отснятого материала телевизионной передачи, в которой фигурировало лицо, подозревавшееся в педофилии. Жалоба признана неприемлемой.


Компания "Нордиск Филм энд ТВ" против Дании
[Nordisk Film & TV A/S - Denmark] (N 40485/02)


Решение от 8 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


В ходе подготовки телевизионной передачи, освещающей проблему педофилии, журналист J.B., работающий на компанию-заявителя, решил собрать материал с использованием методов маскировки под другое лицо, прибегнув к легенде члена Ассоциации педофилов. В ходе его одногодичного "членства" в данной ассоциации J.B. свел дружбу с двумя другими членами ассоциации, "Могенсом" и "Пером", которые в беседах с ним сделали инкриминирующие высказывания относительно распространения педофилии в Дании и Индии. "Могенс" порекомендовал журналисту особую гостиницу в Индии, которой заведует Олин, датский педофил, где "Могенс" в прошлом имел секс с индийскими мальчиками. J.B. съездил в эту гостиницу в Индии и опросил одного индийского мальчика о его знакомстве с "Могенсом". Кроме того, он видел, как напротив гостиницы маленький индийский мальчик предлагал сексуальные услуги. Во время поездки J.B. сделал многочисленные заметки и произвел съемку на пленку, в большинстве случаев - скрытой камерой. Перед тем, как транслировать передачу в эфир, компания-заявитель вступила в контакт с Ассоциацией педофилов и теми ее членами, которые были засняты на пленку скрытой камерой, и заверила их в том, что компания сохранит им анонимность при трансляции заснятого материала. Ассоциация безрезультатно обращалась в суд с ходатайством об издании судебного запретительного приказа в отношении показа в эфире данной телевизионной передачи.

На следующий день после выхода в эфир этой телевизионной передачи "Могенс" был арестован, и ему было предъявлено обвинение в совершении преступлений сексуального характера. Поскольку полиция проявила к нему интерес еще до выхода передачи в эфир, то сумела его идентифицировать самостоятельно. Заявление полиции в городской суд с просьбой об избрании "Могенсу" меры пресечения в виде содержания под стражей, было судом отклонено. Суд не счел, что имелись конкретные основания полагать, что "Могенс" воспрепятствует расследованию по делу, в частности потому, что информация, положенная в основу предъявленных ему обвинений, в целом была освещена в передаче. Таким образом, "Могенс" был в тот же день освобожден из-под стражи.

В ходе дальнейшего расследования, которое проводилось также и в отношении "Пера", полиция запросила у компании не показанные в эфире части материала, заснятого J.B. Редактор J.B. и глава отдела компании-заявителя по выпуску документальной телевизионной продукции отказали полиции, после чего прокурор обратился в суд с заявлением об издании судебного приказа о принудительной выдаче в полицию компанией-заявителем отснятого, но не демонстрировавшегося в эфире материала. Городской суд отказался удовлетворить данное заявление, указав на необходимость сохранения за средствами массовой информации возможности ограждать свои источники информации. Суд указал также, что несмонтированный отснятый материал имел мало доказательственного значения или вообще не имел такового, поскольку им освещались по сути те же вопросы, что были освещены материалом, вышедшим в эфир. При обжаловании данное решение суда было оставлено в силе вышестоящей судебной инстанцией.

Получив разрешение на дальнейшее обжалование по делу, прокуратура обратилась в Верховный суд Дании, который вынес решение против компании-заявителя, поэтому последняя в принудительном порядке должна была передать в полицию некоторую ограниченную часть конкретно поименованного не-

смонтированного отснятого материала и заметки журналиста, имевшие отношение исключительно к "Могенсу" и его деятельности в Дании и Индии; сюда же относились и материалы съемок на пленку, производившихся снаружи индийской гостиницы, и съемок индийского мальчика, предлагавшего у гостиницы сексуальные услуги. Однако материалы съемок и заметки могли и не выдаваться полиции, если выдача могла бы привести к раскрытию личностей любого из трех указанных в судебном постановлении лиц: потерпевшего, сотрудника полиции и матери управляющего гостиницей. Остальная часть несмонтированного отснятого материала, включая не вышедший в эфир материал, относящийся к "Перу" и собраниям Ассоциации педофилов, выдаче в полицию не подлежала. Полиция в конечном счете приняла решение прекратить свое расследование в отношении "Могенса".


Вопросы права


Ограждение источников информации журналистов является одним из краеугольных камней свободы печати. Всякое ограничение конфиденциальности источников информации журналистов требует наиболее тщательной проверки Судом, и такое ограничение не может быть совместимо с положениями статьи 10 Конвенции, если только оно не оправдано первостепенным требованием о необходимости учета общественного интереса. В настоящем деле, однако, когда J.B. работал с использованием методов маскировки под другое лицо, лица, беседовавшие с ним, не осознавали, что имеют дело с журналистом. Также, благодаря использованию скрытой камеры, объекты съемок не осознавали, что их фиксируют на пленку. И устный опрос, и скрытая съемка использовались в отношении "Могенса" и индийского мальчика. Большинство из тех лиц, которые фигурировали в передаче, не стали бы по доброй воле в данном случае содействовать прессе в информировании населения по вопросам общественного интереса или вопросам, касающимся других лиц, напротив - они отказались бы делать это. Не давали они и согласия на то, чтобы их снимали на пленку. Следовательно, этих фигурантов нельзя считать источниками журналистской информации в традиционном смысле.

На таком фоне следует отметить: компании-заявителю не предписывалось раскрыть свои источники журналистской информации, но выдать в полицию часть собственных рабочих материалов. Хотя положения статьи 10 Конвенции могли бы быть применимы в такой ситуации и хотя принудительная выдача в полицию рабочего материала съемок могли бы иметь замораживающий эффект по отношению к реализации журналистской свободы выражения мнений, такой вопрос может быть надлежаще исследован только в обстоятельствах конкретного дела. Европейский Суд отнюдь не убежден в том, что объем защиты журналистской свободы выражения мнений в соответствии со статьей 10 Конвенции, который применим в ситуации, подобной той, что рассматривается по данному делу, может быть таким же, что предоставляется журналистам, когда речь заходит об их праве на сохранение конфиденциальности их источников информации. Такого рода защита двояка: она относится не только к журналисту, но также, в частности, и к источнику, который добровольно вызывается оказать содействие прессе в информировании населения по вопросам, имеющим общественное значение.

Решение Верховного суда о принудительной выдаче в полицию компанией-заявителем несмонтированного отснятого материала, в котором фигурировали "Могенс" или индийский мальчик, и заметки J.B., имевшие к ним отношение, образовало акт вмешательства государства в осуществление прав заявителя в значении статьи 10 Конвенции. Это вмешательство было "предусмотрено законом" и преследовало "законные цели" предотвращения беспорядков или преступлений и для охраны прав других лиц.

Что же касается вопроса о том, было ли такое вмешательство "необходимым в демократическом обществе", то Европейский Суд среди прочего отмечает постановление Верховного суда о том, что личности журналистских источников информации в традиционном смысле, а именно: потерпевшего, сотрудника полиции и матери управляющего гостиницей, - не подлежали раскрытию. Кроме того, Верховный суд признал, что содержание телевизионной передачи включало темы, к которым приковано пристальное общественное внимание. Несмонтированный отснятый материал и заметки, сделанные журналистом J.B., могли оказать помощь следствию и установлению доказательств по делу в отношении "Могенса", личность которого уже была известна полиции. Сопоставив различные конкурирующие интересы, Верховный суд распорядился, чтобы компания-заявитель передала в полицию только ограниченную часть несмонтированного отснятого материала, а именно те кадры, в которых фигурируют "Могенс" или индийский мальчик, а также имеющие к ним отношение заметки J.B. Что касается оставшейся части несмонтированного отснятого материала и заметок, включая невышедший в эфир материал, который имел отношение к "Перу" и собраниям членов Ассоциации педофилов, то Верховный суд принял решение в пользу компании-заявителя. В таких обстоятельствах судебное постановление, обязывающее компанию-заявителя передать в полицию ограниченную часть несмонтированного отснятого материала, а именно те кадры, в которых фигурируют "Могенс" или индийский мальчик, а также имеющие к ним отношение заметки J.B., не было мерой, непропорциональной законной цели, преследуемой государством, и основания, которыми мотивировалась эта мера, были значительными и достаточными. Жалоба признана явно необоснованной.


По жалобам о нарушениях статьи 14 Конвенции


Вопрос о соблюдении запрета на дискриминацию


По делу обжалуется акт расовой дискриминации в отношении заявителя, вытекающий из отказа властей разрешить ему возвращение на территорию Кабардино-Балкарской Республики, основанного на инструкции не допускать на территорию этой республики каких-либо лиц чеченской национальности. По делу допущено нарушение требований статьи 14 Конвенции.


Тимишев против России
[Timishev - Russia] (N 55762/00, 55974/00)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.)


Вопрос о соблюдении запрета на дискриминацию (в контексте статьи 3 Конвенции)


По делу обжалуются предположительно расистски мотивированные акты физического насилия в отношении цыган и их словесного оскорбления в период их содержания под стражей в полиции и ставится вопрос о неэффективности расследования, проведенного по этому факту властями. По делу по разным пунктам жалобы одновременно допущены и не допущены нарушения требований статьи 14 Конвенции.


Бекос и Кутропулос против Греции
[Bekos and Koutropoulos - Greece] (N 15250/02)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителями по делу выступают лица цыганского происхождения, которые были арестованы полицией, когда они пытались взломать уличный киоск. Первый заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что полицейские как при задержании, так и во время допроса в полицейском участке его неоднократно били дубинкой по спине, давали ему пощечины и наносили удары кулаком. Второй заявитель также утверждает, что на всем протяжении допроса полицейские также избивали его и подвергали словесным оскорблениям. Государство-ответчик оспаривает достоверность изложения этих фактов. На следующий день после освобождения заявителей из-под стражи судебный медик выдал им справку, в которой констатировалось, что у заявителей имелись "телесные повреждения средней тяжести, нанесенные в последние двадцать четыре часа тяжелым тупым инструментом". Заявители представили в Европейский Суд фотографии, сделанные в день их освобождения из-под стражи, на которых видны нанесенные им телесные повреждения. В результате огласки, которую получил инцидент в средствах массовой информации, министерство общественного здравоохранения провело административную проверку фактов. По результатам проверки было установлено, что сотрудники полиции, которые производили арест заявителей, действовали "надлежащим образом и законно", тогда как двое других сотрудников обращались с заявителями с "особой жестокостью во время их задержания" в полиции. В отчете о проверке рекомендовалось временное отстранение от исполнения служебных обязанностей этих двух сотрудников полиции, но их так и не отстранили. По заявлениям потерпевших впоследствии было возбуждено уголовное дело в отношении сотрудников полиции, и было вынесено постановление о проведении официальной проверки; один из сотрудников полиции был отдан под суд по обвинению в применении физической силы во время производства допроса. Апелляционный суд пришел к выводу, что по делу не было никаких доказательств, свидетельствующих о причастности обвиняемого сотрудника полиции к каким-либо злоупотреблениям, и признал его невиновным. Заявителям, которые вступили в дело в качестве гражданских истцов, не было разрешено - согласно законодательству страны - обжаловать данное решение суда.


Вопросы права


По поводу соблюдения требований статьи 3 Конвенции (что касается вопроса о жестоком обращении с заявителями). По тем делам, в которых то или иное лицо задерживается и заключается под стражу в полиции в добром здравии, но сразу после освобождения из-под стражи у него устанавливают наличие телесных повреждений, на государстве, выступающем ответчиком по делу, лежит обязанность представить Европейскому Суду убедительное объяснение происхождению этих телесных повреждений. В настоящем деле власти страны не представили такого объяснения. Европейский Суд пришел к выводу, что тяжкий вред здоровью заявителей, причиненный им, пока они находились в руках полиции, равно как и чувство страха, душевной боли и униженности, которое породило в них обжалуемое обращение с ними, должно было причинить им страдания достаточной степени тяжести, чтобы действия полицейских могли быть квалифицированы как бесчеловечное и унижающее достоинство человека обращение в значении статьи 3 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (вынесено единогласно).

По поводу соблюдения требований статьи 3 Конвенции (что касается вопроса об эффективности проведенного властями расследования инцидента). В нескольких случаях - в ходе административной проверки и последовавшего затем судебного разбирательства - признавалось, что во время содержания под стражей в полиции с заявителями обращались жестоко. Однако за жестокое обращение с людьми ни один сотрудник полиции не понес ответственности ни в уголовном порядке, ни по результатам внутреннего дисциплинарного производства в полиции. Штраф на сумму меньше чем 59 евро, наложенный на одного из сотрудников полиции, был назначен ему не на основании его собственного жестокого обращения с заявителями, а за то, что он не сумел предотвратить акты жестокое обращения с заявителями со стороны его подчиненных. Никто из сотрудников полиции, причастных к инциденту, ни в какой момент времени не отстранялся от исполнения своих служебных обязанностей, несмотря на рекомендации отчета по результатам административной проверки. Расследование по фактам жестокого обращения с заявителями не дало никаких ощутимых результатов, и поэтому заявители не получили никакого возмещения вреда в связи с их жалобами. Учитывая непроведение властями эффективного расследования в связи с заслуживающими доверия обвинениями, сделанными заявителями по поводу того, что с ними жестоко обращались во время содержания под стражей в полиции, Европейский Суд постановил, что по делу имел место факт нарушения требований статьи 3 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований статьи 3 Конвенции (вынесено единогласно).

По поводу соблюдения требований статьи 14, взятой в увязке со статьей 3 Конвенции (что касается вопроса об ответственности государства за жестокое обращение с заявителями, основанное на дискриминации). Европейский Суд считает, что хотя действия сотрудников полиции в период содержания заявителей под стражей заслуживают серьезного осуждения, таковые их действия сами по себе не являются достаточным основанием для вывода, что обращение, которому в полиции подвергли заявителей, было расистски мотивированным. Европейский Суд поэтому установил, что по делу не имел места факт нарушения требований статьи 14 Конвенции, взятой в увязке со статьей 3 Конвенции, в связи с обвинением в расистском отношении, которое предположительно играло свою роль при обращении полиции с заявителями.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу требования статьи 14, взятой в увязке со статьей 3 Конвенции нарушены не были (вынесено единогласно).

По поводу соблюдения требований статьи 14, взятой в увязке со статьей 3 Конвенции (что касается вопроса о расследовании расистских мотивов действий полиции). При расследовании инцидентов, связанных с применением насилия, на властях лежит дополнительная обязанность принять все меры к тому, чтобы вскрыть любой расистский мотив применения насилия, и установить, играли ли какую-либо роль в событии ненависть или предрассудок на этнической почве. Следует признать, что на практике доказывание расистских мотивов зачастую бывает чрезвычайно трудным делом. Властям надлежит предпринять все, что является разумным в наличных обстоятельствах, для сбора, фиксации и хранения доказательств, опробования всех практически доступных средств установления истины и принятия полностью мотивированного, беспристрастного и объективного решения, не упуская из виду подозрительные факты, которые могли бы свидетельствовать о наличии расистских мотивов случившегося.

В настоящем деле у властей, производивших расследование по фактам предположительно жестокого обращения с заявителями, имелись скрепленные присягой показания первого заявителя; он заявил, что в дополнение к тому, что он и другой заявитель стали жертвами тяжких побоев, они к тому же подверглись еще и расистским оскорблениям полицейскими, ответственными за жестокое обращение. Кроме того, у властей имелось совместное открытое письмо Греческой хельсинкской группы и Греческой группы в защиту прав национальных меньшинств, в котором содержались ссылки примерно на 30 устных показаний лиц, свидетельствовавших об аналогичных случаях жестокого обращения с представителями цыганской общины. Европейский Суд считает, что эти показания, взятые вкупе с докладами международных организаций по поводу предположительной дискриминации со стороны полиции в Греции в отношении цыган и сходных групп, которая в числе прочего выливалась в физическое насилие и чрезмерное использование силы, требовали проведения соответствующей проверки.

В настоящем деле, несмотря на вполне убедительную информацию в распоряжении властей о том, что предположительные акты насилия были расистски мотивированы, нет доказательств тому, что власти провели какое-либо исследование данного вопроса. В частности, ничего не было сделано для того, чтобы проверить показания первого заявителя о том, что его и второго заявителя оскорбляли, или другие показания, на которые имеются ссылки в открытом письме, содержащем обвинения в сходных актах жестокого обращения с цыганами. Не было, похоже, проведено никаких проверок относительно того, был ли один из сотрудников полиции, фигурирующих по делу, ранее замешан в подобного рода инцидентах, или обвинялся ли он когда-либо в прошлом в демонстрации своих антицыганских настроений. Равным образом, похоже, не проводилось никакого расследования по поводу того, как другие сотрудники полицейского управления г. Мессолонги [Mesolonghi] исполняют свои служебные обязанности, когда имеют дело с представителями групп национальных меньшинств. Кроме того, даже хотя представители Греческой хельсинкской группы давали показания в суде первой инстанции по делу заявителей, дело и возможные расистские мотивы инцидента не могли поэтому оказаться вне поля зрения суда, этому вопросу, тем не менее, не было уделено никакого особого внимания. Европейский Суд поэтому установил факт нарушения требований статьи 14 Конвенции, взятой в увязке со статьей 3 Конвенции, в том, что власти не выполнили свою обязанность принять все возможные меры для выяснения вопроса, могла ли или нет играть свою роль дискриминация в исследуемых по делу событиях.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований статьи 14, взятой в увязке со статьей 3 Конвенции (вынесено единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить каждому заявителю компенсацию в размере 10 тысяч евро в возмещение причиненного им морального вреда.


По вопросу о применении статьи 46 Конвенции


Вопрос об исполнении Постановления Европейского Суда


В Постановлении по делу Европейский Суд поставил вопрос о том, чтобы властями Турции в течение трех месяцев было предусмотрено средство правовой защиты для заявителей, которым препятствуют вернуться в их жилища и владения на территории Северного Кипра.


Ксенидес-Арестис против Турции
[Xenides-Arestis - Turkey] (N 46347/99)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Заявительница, гражданка Кипра, по национальности - греко-киприотка, является собственницей половины земельного участка на территории г. Фамагуста [Famagusta] (северный Кипр). Один из домов на этом земельном участке является ее жилым домом, в котором она проживала с ее супругом и детьми, а остальная часть земельной собственности либо использовалась ее родственниками или сдавалась в аренду. Она также владеет участком земли, занятым под фруктовый сад. Начиная с 1974 года, заявительница была лишена возможности проживать в своем доме или использовать свою земельную собственность по причине продолжающегося разделения территории острова Кипр с момента проведения в том году военных операций Турцией на территории Северного Кипра.

В 2003 году "Парламент Турецкой Республики Северный Кипр"* (* В мае 1983 г. турецкая община Кипра образовала так называемую Турецкую Республику Северного Кипра и провозгласила ее государственную независимость. Совет Безопасности ООН осудил этот шаг, повторив свое требование вывода турецких вооруженных формирований с территории острова Кипр. Псевдогосударство "Турецкая Республика Северного Кипра" остается de jure непризнанным мировым сообществом (прим. перев.).) принял Закон "О выплате компенсации за объекты недвижимой собственности, расположенные в пределах границ Турецкой Республики Северный Кипр". Была создана комиссия с полномочиями по рассмотрению требований о выплате компенсации. План по воссоединению Кипра, разработанный ООН ("план Аннана"), в 2004 году был представлен на голосование на Кипре, но этот план не вступил в силу, поскольку был отвергнут по результатам референдума, проводившегося среди греко-киприотов.

По поводу соблюдения требований статьи 8 Конвенции. Ситуация этой заявительницы отличается от ситуации заявительницы в деле "Лоизиду против Турции" [Loizidou v. Turkey]* (* Постановление по данному делу было вынесено Европейским Судом 23 марта 1995 г. (прим. перев.).) (Сборник решений и постановлений Европейского Суда по правам человека 1996-VI) поскольку, в отличие от г-жи Лоизиду, эта заявительница в реальности проживала в г. Фамагуста. Начиная с 1974 года, заявительница была лишена возможности получить доступ к своему дому и пользоваться и владеть им. Европейский Суд пришел к выводу, что - как Суд устанавливал также и в своем постановлении по делу "Кипр против Турции" [Cyprus v. Turkey]* (* Постановление по данному делу было вынесено Европейским Судом 10 мая 2001 г. (прим. перев.).) (Сборник решений и постановлений Европейского Суда по правам человека ECHR 2001-IV), - полный отказ заявительнице, перемещенному лицу греко-киприотского происхождения, в праве на уважение к ее жилищу на территории северного Кипра образует длящееся нарушение требований статьи 8 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (вынесено шестью голосами "за" и одним голосом "против").

По поводу соблюдения требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Правительство Турции продолжает осуществлять полный военный контроль над территорией Северного Кипра, и то обстоятельство, что греко-киприоты отвергли "план Аннана", не имело никакого юридического значения для обязанности положить конец длящемуся нарушению прав перемещенных лиц. Заявительницу надлежало по-прежнему считать юридическим собственником принадлежащей ей земли. Европейский Суд поэтому не видит оснований для отхода от своих выводов, которые он сделал по ранее рассматривавшимся делам, в частности, в постановлении по делу "Лоизиду против Турции" [Loizidou v. Turkey].

Как следствие того обстоятельства, что заявительнице отказано в доступе к ее земле, начиная с 1974 года, она утратила реальный контроль над своей собственностью, равно как и все возможности пользоваться и владеть ею. Длящийся отказ в таком доступе поэтому надлежит оценивать как акт вмешательства государства в осуществление ею своих прав, предусмотренных положениями статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Европейский Суд не получил объяснений тому, каким образом необходимость переселения перемещенных беженцев из числа турко-киприотов в период после интервенции Турции в 1974 году могла оправдать полное отрицание прав собственности заявительницы в форме общего и длящегося отказа в доступе к ее собственности и намеренного отчуждения ее собственности без выплаты компенсации. Не оправдывает сложившуюся ситуацию с точки зрения Конвенции и то обстоятельство, что права собственности являются предметом межобщинных переговоров на Кипре. Соответственно, имел место и продолжает иметь место факт нарушения требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в силу того обстоятельства, что заявительнице отказывали и продолжают отказывать в доступе в ее собственности, контролю над ней, пользовании и владении ею и в выплате какой-либо компенсации за вмешательство в осуществление ею прав собственности.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (вынесено шестью голосами "за" и одним голосом "против").

По поводу соблюдения требований статьи 14 Конвенции. В согласии с постановлением Европейского Суда по делу "Кипр против Турции", учитывая обстоятельства настоящего дела, суть пунктов жалобы заявительницы, касающихся нарушений требований статьи 14 Конвенции, фактически аналогична - хотя и выражена под иным углом зрения - сути пунктов ее жалобы, касающихся нарушений требований статьи 8 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Поскольку Суд уже установил факты нарушений этих статей, то он не считает необходимым исследовать, имел ли место факт какого-либо нарушения требований статьи 14 Конвенции, взятой в увязке со статьей 8 Конвенции и статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, в связи с предполагаемым дискриминационным обращением с греко-киприотам, не проживающими на территории Северного Кипра, что касается их права на беспрепятственное пользование своим имуществом.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что нет необходимости рассматривать жалобу в контексте положений статьи 14 Конвенции (вынесено единогласно).

По поводу применения статьи 46 Конвенции. В выводах Европейского Суда неотъемлемо присутствует мысль, что нарушения прав заявителей, предусмотренных статьей 8 Конвенции и статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, вытекают из широко распространенной проблемы, затрагивающей интересы большого числа людей, - неоправданного воспрепятствования осуществлению заявительницей права на "уважение к ее жилищу" и на "беспрепятственное пользование своим имуществом". Такого рода подход применяется на территории "Турецкой Республики Северный Кипр" в качестве курса деятельности или практики властей. Кроме того, Европейский Суд не может игнорировать тот факт, что в производстве Суда имеется приблизительно 1400 дел по имущественным спорам, инициированных против Турции преимущественно греко-киприотами.


Постановление


(Вынесено единогласно.) В течение трех месяцев Турция должна представить некую меру, которая гарантировала бы подлинно эффективное заглаживание вреда, причиненного заявительнице нарушением Конвенции, установленным в настоящем постановлении, равно как и заглаживание вреда, причиненного нарушениями, в связи с которыми поданы все аналогичные жалобы, находящиеся в производстве Европейского Суда, в соответствии с принципами защиты прав человека, предусмотренными в статье 8 Конвенции и статье 1 Протокола N 1 к Конвенции. Таковая мера должна быть подготовлена в течение трех месяцев, а заглаживание вреда должно быть произведено в течение трех месяцев после того. До имплементации этих мер общего характера Европейский Суд откладывает свое рассмотрение всех аналогичных жалоб.


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Что касается назначения компенсации за причиненный заявительнице материальный ущерб или моральный вред, то вопрос о назначении справедливой компенсации не готов для принятия по нему решения. Европейский Суд вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По жалобам о нарушениях статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о наличии имущества, право на беспрепятственное пользование которым не может быть нарушено


По делу обжалуются выдворение судетских немцев с их родины по окончании Второй мировой войны и конфискация их собственности без выплаты компенсации. Жалоба признана неприемлемой.


Бергауер и 89 других против Чешской Республики
[Bergauer and 89 оthers - Czech Republic] (N 17120/04)


Решение от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителями по делу выступают 90 лиц немецкого происхождения. Они или их родственники по восходящей линии проживали на территории бывшей Чехословакии в регионе, который заявители обозначают как "немецкие Судеты" ["Sudetenland"]. Перед началом Второй мировой войны данный регион был аннексирован Германией, и заявителям было приказано оставить свою собственность и переселиться в другие районы Чехословакии. Заявителей коллективно сделали гражданами Германии без их на то согласия* (* Это было сделано в одностороннем порядке декретом министра внутренних дел нацистской Германии от 20 апреля 1939 г. о приобретении германского гражданства всеми бывшими гражданами Чехословакии немецкого происхождения (прим. перев.).).

В своем обращении в Европейский Суд заявители указывают, что по окончании войны они или их родственники по восходящей линии в Чехословакии стали жертвами сурового и неоправданно жестокого обращения. Кроме того, на основании ряда президентских указов, принятых в 1945 году, их собственность была конфискована без выплаты компенсации властями тогдашней Чехословакии. Поскольку они утратили гражданство Чехословакии, они утверждают, что не имели возможности требовать через национальные суды реституции прав на свою собственность или денежной компенсации за ее конфискацию.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Конфискация собственности заявителей или их родственников по восходящей линии имела место задолго до того, как Конвенция вступила в силу в отношении Чешской Республики. Кроме того, лишение права собственности или других вещных прав является в принципе моментальным разовым актом и не создает длящуюся ситуацию "лишения права". По этой причине у заявителей не было "существующего имущества" в значении положений статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, когда Конвенция вступила в силу в отношении Чешской Республики. Не может также эта статья толковаться как создающая какое-либо обязательство общего характера для государства - участника Конвенции восстанавливать какое-то лицо в правах собственности по отношению к имуществу, которое было конфисковано до того, как данное государство ратифицировало Конвенцию. Следовательно, на Чешской Республике не лежит никакого обязательства общего характера восстанавливать в правах собственности владельцев имущества, которое было конфисковано на основании упомянутых президентских указов. Кроме того, в соответствии с действующим законодательством у заявителей нет ни права на реституцию, ни правопритязания, приравненного к законному ожиданию реституции, а потому они не располагают "имуществом" в значении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Жалоба несовместима с правилом ratione materiae* (* Ratione materiae (лат.) - по причинам существа; ввиду обстоятельств, связанных с предметом рассмотрения.

По общему правилу Европейский Суд принимает к рассмотрению жалобы относительно предполагаемых нарушений лишь тех прав человека, которые закреплены в Конвенции (прим. перев.). ) Европейского Суда.


Вопрос о соблюдении права человека на беспрепятственное пользование своим имуществом


В Постановлении по делу Европейский Суд поставил вопрос о том, чтобы властями Турции в течение трех месяцев было предусмотрено средство правовой защиты для заявителей, которым препятствуют вернуться в их жилища и владения на территории Северного Кипра.


Ксенидес-Арестис против Турции
[Xenides-Arestis - Turkey] (N 46347/99)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


(См. выше изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте статьи 46 Конвенции.)


Вопрос о соблюдении государством своих позитивных обязательств по охране права человека на собственность


По делу обжалуется правовая неопределенность в вопросе об имуществе заявителя, возврат которого он потребовал после того, как оно было национализировано и продано государством третьему лицу. По делу допущено нарушение требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Педурару против Румынии
[Paduraru - Romania] (N 63252/00)


Постановление от 1 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Обстоятельства дела


Отец заявителя владел в Бухаресте жилой собственностью, разделенной на два жилых здания, блоки "А" и "В", с тремя и двумя квартирами, соответственно. Здания были национализированы государством в 1950 году. В феврале 1996 года заявитель обратился к властям с ходатайством о возврате ему этой недвижимости на основании Закона N 112/1995, содержавшего правила относительно национализированной жилой собственности. В октябре 1996 года комиссия, ответственная за исполнение этого закона, приняла решение о том, что объекты жилой собственности, национализированные до 1989 года, бывшие владельцы которых обратились с заявлениями о возврате собственности на основании указанного закона или обратились в суды с исками о восстановлении в правах собственности, могут быть проданы жильцам, занимающим квартиры, только после того, как статус жилой собственности будет урегулирован.

В начале 1997 года городской совет продал две квартиры в блоке "В" и прилегающий участок земли жильцам. В марте 1997 года заявитель обратился в суд с иском о восстановлении в правах собственности на дома. В своем вступившем в законную силу решении, вынесенном в апреле 1997 года, суд установил, что вся собственность, на которую претендует заявитель, была национализирована в нарушение действовавшего в то время законодательства, указал, что заявитель оставался законным владельцем собственности и постановил вернуть здания заявителю, включая квартиры, ранее проданные государством.

Несколькими днями позже городской совет продал одну из трех квартир в блоке "А" и прилегающий участок земли бывшим жильцам. Во исполнение судебного решения, вынесенного в апреле 1997 года, городской совет распорядился о возврате всей жилой собственности. Однако передача прав собственности на те части жилья, которые были проданы бывшим жильцам, требовала предварительного аннулирования актов о передаче правового титула на собственность. В марте 1999 года суд постановил, что квартиры были проданы жильцам на законных основаниях, поскольку не имелось данных о недобросовестности приобретателей собственности, а любая недобросовестность со стороны городского совета не имела значения для дела. Жалобы на это решение суда, поданные заявителем, были отклонены. Заявитель после этого уже не мог юридически требовать возврата зданий, но мог только требовать выплаты компенсации за них.

Заявитель жалуется в Европейский Суд на то, что ему не было выплачено никакой компенсации за продажу принадлежащих ему квартир третьим лицам, правомерность которой была подтверждена судебным решением.


Вопросы права


По поводу соблюдения требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Что касается квартиры, которая была продана после того, как было вынесено судебное решение о возврате здания, то следует заметить: хотя решением суда от 10 апреля 1997 г. задним числом было признано - с приданием решению обратной силы - право собственности заявителя и государству было предписано вернуть ему здание, государство, тем не менее, квартиру продало. Поэтому это была не просто продажа чьей-то чужой собственности, но продажа, которая состоялась с вопиющим нарушением судебного решения, вынесенного в пользу заявителя. По делу со всей достоверностью не установлено, вступило ли судебное решение от 10 апреля 1997 г. в законную силу ко дню продажи квартиры, но на государстве в его качестве гаранта публичной политики лежало моральное обязательство являть собой пример, и оно должно было гарантировать, чтобы органы власти, ответственные за обеспечение публичной политики, выполняли бы это обязательство. Продав указанную квартиру, которую государству было предписано возвратить заявителю, не высказав при этом ни малейшего несогласия с судебным решением, например посредством его обжалования в вышестоящий суд, государство продемонстрировало пренебрежение судебными решениями.

Кроме того, в соответствии с законом, действовавшим в соответствующее время, у заявителя больше не оказалось никаких средств правовой защиты, прибегнув к которым он мог бы вернуть себе право собственности на квартиру. Коротко говоря, налицо факт вмешательства государства в осуществление заявителем своего права на беспрепятственное пользование его имуществом. После того, как его собственность была продана, заявитель больше не мог вступить во владение ею или продать ее, завещать, дарить или иным образом отчуждать ее. Ситуация в результате вылилась в лишение заявителя его собственности. Более того, вмешательство государства в осуществление им права собственности не основывалось на законе, поскольку в момент, когда была совершена продажа квартиры, у государства не было правового титула на владение квартирой, тогда как собственность может быть юридически продана только на основании правоустанавливающего документа.

Что касается квартир, которые были проданы до того, как заявитель обратился в суд с иском о восстановлении его в правах собственности на квартиры, то следует заметить: у заявителя имелся материальный интерес, достаточно прочно закрепленный в законодательстве страны, чтобы настаивать на возвращении ему квартир, которые являются "имуществом" в значении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Государство не выполнило свои позитивные обязательства по принятию своевременных и последовательных мер по разрешению вопроса, вызывающего всеобщий интерес, который поднимается в связи с реституцией или продажей собственности, некогда перешедшей во владение государством на основании декретов о национализации.

Отсутствие последовательности в положениях законодательства и противоречия в практике Верховного суда, в особенности, что касается национализированной недвижимой собственности, привели к общему отсутствию правовой определенности и стабильности. Общая правовая неопределенность тем самым негативно сказалась на конкретном деле заявителя, который оказался не в состоянии восстановиться в правах собственности на все его недвижимое имущество, несмотря на то, что вступившим в законную силу судебным решением государству было предписано вернуть ему это имущество. Следовательно, государство не выполнило свое обязательство защищать право заявителя на эффективное пользование его имуществом, и тем самым не соблюло "справедливый баланс" между требованиями блюсти общественный интерес и необходимостью защищать право заявителя на беспрепятственное пользование своим имуществом.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что по делу допущено нарушение требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (вынесено единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд счел, что вопрос о применении статьи 41 не готов для принятия по нему решения и соответственно отложил принятие такого решения полностью.


Вопрос о правомерности лишения человека собственности


По делу ставится вопрос о статусе национализированной собственности, проданной государством третьему лицу, правовой титул заявителя на которую был восстановлен судом с приданием его решению обратной силы. По делу допущено нарушение требований статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Педурару против Румынии
[Paduraru - Romania] (N 63252/00)


Постановление от 1 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


(Изложение обстоятельств данного дела см. выше.)


Вопрос о правомерности контроля государства за использованием собственности


По делу обжалуются ограничения, возникшие в отношении земель вокруг строений, которые были отнесены к категории исторических памятников. Жалоба признана неприемлемой.


Сельскохозяйственное предприятие "Ферма Френуа" против Франции
[Scea Ferme de Fresnoy - France] (N 61093/00)


Решение от 1 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Обстоятельства дела


Компания-заявитель управляет фермой, на территории которой располагаются различные постройки сельскохозяйственного назначения, включая два старинных строения, включенных властями в список памятников старины ввиду их общественной ценности как образцов историко-культурного наследия страны.

Компания-заявитель запланировала возведение других сельскохозяйственных построек вблизи от тех строений, которые внесены властями в список памятников старины и обратилась к властям с просьбой о выдаче разрешений на строительство и снос зданий. Отказы в выдаче таких разрешений были аннулированы судом за исключением двух решений об отказе, которые не были обжалованы компанией-заявителем. Некоторые из выданных разрешений содержали условия, относящиеся к сохранению эстетики ландшафта вокруг строений, которые внесены властями в список памятников старины. Освоение для нужд сельскохозяйственного предприятия той местности, которая прилегала к двум внесенным в список строениям, было властями ограничено. Утверждая, что внесение этих строений в список памятников старины препятствует ей развивать свою сельскохозяйственную инфраструктуру, компания-заявитель потребовала через суд выплаты компенсации, но безрезультатно. Суд указал, что на территории фермы только два объекта были внесены в список памятников старины, что составляет четыре процента от общей площади всех построек на территории фермы, и что компания-заявитель жаловалась не на убытки, причиненные просто наличием двух внесенных в список строений, а на убытки, причиненные ограничениями на освоение прилегающей к этим строениям местности, то есть на убытки, компенсация за которые законом не предусматривалась. Хотя Кодекс землеустройства действительно предусматривал создание охранной зоны вокруг того или иного строения, внесенного в список памятников старины (на снос или строительство любого здания на территории вокруг внесенного в список строения необходимо было получить предварительное утверждение главного архитектора Франции по вопросам охраны памятников старины), из "права ограниченного пользования земельным участком вокруг внесенного в список строения, реализуемого в связи с освоением этого участка", не вытекала возможность получения какой-либо компенсации. Суд также отметил, что разрешение было выдано на строительство здания хранилища при условии одобрения плана строительства главным архитектором по вопросам охраны памятников старины.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. По делу имело место вмешательство государства в осуществление заявителем своего право на беспрепятственное пользование своим имуществом вблизи внесенных в список охраняемых государством строений. Право ограниченного пользования земельным участком вокруг внесенного в список строения не лишило заявителя его собственности, но обусловило использование этой земли определенными ограничениями, такими как необходимость получения предварительного разрешения властей на новое строительство или снос здания. Такое вмешательство поэтому образует государственную меру по контролю за использованием собственности. Цель занесения определенных зданий в список памятников старины, предусматривающегося законом, состоит в обеспечении охраны исторических зданий, которые имеют "общественно значимую ценность с точки зрения истории искусства, редкости и подлинности [их] архитектуры". Обжалуемое вмешательство, таким образом, имело целью сохранить качество среды, окружающей охраняемые здания, составляющие историческое наследие страны, посредством регламентации строительных и других работ, выполняемых вблизи таковых зданий. Это была законная цель вмешательства государства в осуществление прав заявителя в плане охраны культурного наследия страны.

Правомерность ограничения права заявителя на беспрепятственное пользование свои имуществом не может быть как таковое подвергнуто сомнению, учитывая, в частности, законную цель государства и допустимые пределы его свободы усмотрения, поскольку от заявителя просто требовалось заручиться одобрением плана строительства главным архитектором по вопросам охраны памятников старины, когда заявителю хотелось бы произвести строительные работы, снос строений или изменения ландшафта вблизи внесенных в список охраняемых государством строений.

Кроме того, из шести заявлений на выдачу разрешений на строительные работы или снос зданий, расположенных в районе внесенных в список строений, только по двум заявлениям было отказано, и даже эти отказы прошли проверку судов на предмет законности и обоснованности. В случаях, когда разрешение на производство работ остается условным, возлагаемые условия не являются особо обременительными. Кроме того, с компанией-заявителем соответствующие компетентные власти вошли в контакт для обсуждения возникшей проблемы, были организованы встречи представителей властей и представителей компании на спорном участке местности с целью выработать взаимоприемлемое решение, учитывающее производственные интересы и интересы охраны строений, являющихся памятниками старины, но компания-заявитель не приняла ни одно предложенное ей решение проблемы. Коротко говоря, рассматриваемое вмешательство государства не привело к возложению на заявителя непомерного бремени, такого, чтобы обжалуемая мера государства оказалась бы непропорциональной преследуемой при этом законной цели. Жалоба признана явно необоснованной, что касается статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


Решение


Жалоба признана неприемлемой, что касается статьи 14 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Заявитель утверждает, что Закон от 31 декабря 1913 г. ввел неоправданное дискриминационное различение между владельцами внесенных в список строений, которым полагалась компенсация, и владельцами соседствующих имений, которым компенсация не полагалась. Однако здесь имеют место две различные ситуации. Владельцы внесенных в список строений не в таком же положении, как и владельцы соседствующих имений. На первых возложены обременения или обязательства, вытекающие из факта внесения объектов их собственности в список памятников старины, тогда как последние, объекты собственности которых не внесены в списки памятников старины, располагали лишь правом ограниченного пользования земельным участком с возложением определенных условий. В соответствии с действующим законодательством, в котором проведено данное оправданное различие, из двух статусов не вытекали одинаковые права или одинаковые обязанности. То простое обстоятельство, что компания-заявитель одновременно имеет оба статуса, не может само по себе оправдать применения к ней какого-то особого режима или обращения. Жалоба признана явно необоснованной, что касается статьи 14 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


По жалобе о нарушении статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции


Вопрос о соблюдении права человека на образование


По делу обжалуется то обстоятельство, что ввиду отказа властей считать лицо и далее жителем Кабардино-Балкарской Республики прервалась учеба детей этого лица в начальной школе. По делу допущено нарушение требований статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции.


Тимишев против России
[Timishev - Russia] (N 55762/00, 55974/00)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


(Cм. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.)


По жалобе о нарушении статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


По жалобе о нарушении пункта 1 статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


Вопрос о праве человека на передвижение


По делу обжалуется отказ властей разрешить заявителю возвращение на территорию Кабардино-Балкарской Республики, основанный на инструкции не допускать на территорию этой республики каких-либо лиц чеченской национальности. По делу допущено нарушение требований статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.


Тимишев против России
[Timishev - Russia] (N 55762/00, 55974/00)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


Заявителем по делу выступает российский гражданин чеченской национальности, уроженец Чеченской Республики. Начиная с 1996 года, он как вынужденный переселенец проживает в г. Нальчике Кабардино-Балкарской Республики в составе России. В 1999 году он и его водитель направлялись в автомобиле из г. Назрани Республики Ингушетия в г. Нальчик. Согласно информации, представленной Европейскому Суду заявителем, их автомобиль был остановлен на блокпосту на административной границе между Ингушетией и Кабардино-Балкарией. Сотрудники Государственной инспекции по безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Кабардино-Балкарской Республики отказали ему во въезде на территорию республики, ссылаясь на устные инструкции Министерства внутренних дел республики не впускать на территорию республики никого из числа лиц чеченской национальности. Согласно информации, представленной Европейскому Суду государством-ответчиком, заявитель пытался объехать очередь автомобилей, ожидавших пропуска через контрольно-пропускной пункт, и затем уехал после того, как ему отказали в досмотре без очереди.

Заявитель обжаловал действия сотрудников ГИБДД в суд и потребовал выплаты компенсации за причиненный ему моральный вред. Суд отказал в удовлетворении требований заявителя, а вышестоящий суд оставил в силе решение суда первой инстанции. После того, как заявитель направил жалобу Генеральному прокурору Российской Федерации, его информировали о том, что по результатам проведенной проверки прокуратура направила в Министерство внутренних дел Кабардино-Балкарской Республики представление об устранении нарушений требований статьи 27 Конституции Российской Федерации, допущенных в результате действий сотрудников ГИБДД, и о принятии мер для предотвращения подобных нарушений в будущем. Министерство внутренних дел Кабардино-Балкарской Республики, тем не менее, информировало Генеральную прокуратуру Российской Федерации о том, что представление об устранении нарушения в отношении заявителя не может быть исполнено, так как суды установили, что факт нарушения не имел места. Министр внутренних дел республики также представил суммарное изложение результатов проведенной внутренней проверки, в котором подтверждалось, что сотрудником ГИБДД, который остановил автомобиль с заявителем, были получены устные распоряжения о том, чтобы не пропускать на территорию Кабардино-Балкарии граждан чеченской национальности, следующих в частных автомобилях из Чеченской Республики; в этом же документе указывалось, что эти устные распоряжения были получены от старшего по наряду офицера, в свою очередь получившего аналогичные распоряжения от заместителя начальника милиции общественной безопасности Министерства внутренних дел Кабардино-Балкарии.

В сентябре 2000 года девятилетний сын и семилетняя дочь заявителя не были допущены к занятиям в своей школе в г. Нальчике, которую они посещали с сентября 1998 года по май 2000 года, по той причине, что заявитель не мог предъявить удостоверение переселенца - местный документ, который подтверждал его место жительства в г. Нальчике и его статус вынужденного переселенца из Чечни. Дело в том, что заявитель должен был сдать свое удостоверение вынужденного переселенца в обмен на полученную в декабре 1999 года компенсацию за собственность, которая была утрачена им в Чеченской Республике. Директор школы согласилась пустить детей на занятия неофициально, но при этом предупредила заявителя, что детей немедленно отстранят от занятий, если департамент образования и науки администрации г. Нальчика узнает, что его дети были допущены на занятия неофициально. Заявитель обжаловал в суд отказ допустить его детей на занятия в школе, но его жалоба была отклонена.

По поводу соблюдения требований статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции. При том, что версия событий в изложении заявителя была подтверждена результатами самостоятельных проверок, проводившихся прокуратурой и органами внутренних дел, Европейский Суд установил, что сотрудники ГИБДД на блокпосту Урух не дала заявителю, следовавшему в автомобиле, пересечь административную границу между двумя российскими регионами - Ингушетией и Кабардино-Балкарией. Поэтому имел место факт ограничения права заявителя на свободу передвижения в пределах территории России в значении статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции. По результатам проверок, проведенных прокуратурой и Министерства внутренних дел Кабардино-Балкарии, было установлено, что данное ограничение было установлено устным распоряжением, исходившим от заместителя начальника милиции общественной безопасности Министерства внутренних дел Кабардино-Балкарии. Похоже, что это распоряжение не было надлежащим образом оформлено или задокументировано в какой-либо иной доступной для ознакомления форме, которая позволила бы Европейскому Суду дать оценку его содержанию, сферы применения и правовой основы. В любом случае по мнению Генеральной прокуратуры распоряжение являлось нарушением конституционного права граждан на свободу передвижения, провозглашенную в статье 27 Конституции России. Европейский Суд также установил, что ограничение свободы передвижения заявителя не было предусмотрено законом.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции (вынесено единогласно).

По поводу соблюдения требований статьи 14 Конвенции. Старший офицер Министерства внутренних дел Кабардино-Балкарии отдал распоряжение сотрудникам ГИБДД не пропускать "чеченцев". Поскольку национальность того или иного лица нигде не указывается в российских документах, удостоверяющих личность, распоряжением запрещалось пропускать через административную границу не только любых лиц чеченской национальности, но также и тех лиц, кого просто принимали за лиц этой национальности. По делу не утверждалось, что на представителей других национальностей распространялись аналогичные ограничения. По мнению Европейского Суда, это представляет собой явное неравенство при обращении с людьми по признаку национального происхождения, что касается права на свободу передвижения. Дифференцированное обращение с людьми в соответствующих ситуациях - без какого-либо объективного и обоснованного оправдания такому обращению - является дискриминацией. Дискриминация по признаку принадлежности какого-либо лица к той или иной этнической группе либо воспринимаемой принадлежности к такой группе является формой расовой дискриминации. Расовая дискриминация является особо возмутительной разновидностью дискриминации, и ввиду ее тяжелых последствий она требует энергичной реакции со стороны властей, которые должны использовать все доступные им средства для борьбы с расизмом, укрепляя тем самым демократическое вdдение общества, в котором многообразие воспринимается не как угроза, но как источник духовного обогащения.

Как только заявитель продемонстрировал, что имел факт различения в обращении с ним, на государство-ответчик легла обязанность доказать, что различение в обращении могло быть оправдано. Государство-ответчик не представило никаких убедительных объяснений относительно различения в обращении с лицами чеченской и не-чеченской национальности при осуществлении ими своего права на свободу передвижения. В любом случае Европейский Суд считает, что никакое различение в обращении с людьми, которое основывается исключительно или в решающей мере на национальном происхождении того или иного лица, может быть объективно оправдано в современном демократическом обществе, построенном на принципах плюрализма и уважения к различным национальным культурам. В завершение следует отметить: поскольку право заявителя на свободу передвижения было ограничено сугубо по признаку его национального происхождения, такое различение в обращении является расовой дискриминацией в значении статьи 14 Конвенции.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе допущены нарушения требований статьи 14, взятой в увязке со статьей 2 Протокола N 4 к Конвенции (вынесено единогласно).

По поводу соблюдения требований статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции. Детям заявителя было отказано в допуске к занятиям в своей школе, которую они посещали в течение двух предшествующих лет. Государство-ответчик не оспаривало утверждение по делу, что истинной причиной этого отказа было то обстоятельство, что заявитель сдал свое удостоверение вынужденного переселенца и тем самым утратил право на регистрацию в качестве лица, проживающего в г. Нальчике. Государство-ответчик подтвердило, однако, что российское законодательство не разрешает ставить осуществление права детей на получение образования в зависимость от наличия регистрации места жительства их родителей. Детям заявителя поэтому было отказано в праве на образование, предусмотренное законодательством страны.


Постановление


Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований статьи 2 Протокола N 1 к Конвенции (вынесено единогласно).


Компенсация


В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 5 тысяч евро в возмещение причиненного ему морального вреда. Суд также вынес решение в пользу заявителя о возмещении судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.


По жалобе о нарушении статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции


Ne Bis in Idem* (* Ne bis in idem (лат.) - (здесь) принцип недопустимости повторного уголовного преследования за одно и то же преступление (прим. перев.).)


По делу обжалуется достаточно тесная увязка властями осуждения заявителя в судебном порядке за нарушения правил дорожного движения и лишения его водительских прав сроком на 18 месяцев. Жалоба признана неприемлемой.


Нильссон против Швеции
[Nilsson - Sweden] (N 73661/01)


Решение от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Обстоятельства дела


В ноябре 1998 года заявитель был задержан полицией по обвинению среди прочего в управлении автомобилем в нетрезвом состоянии при отягчающих обстоятельствах и управлении автомобилем без водительских прав. В декабре 1998 года он получил водительские права. В мае 1999 года административный совет лена* (* Лен - административно-территориальная единица Швеции (прим. перев.).) уведомил заявителя о том, что рассматривает вопрос о лишении его водительских прав на основании Закона "О водительских правах" [the Driving Licence Act] ввиду инкриминировавшихся ему в ноябре 1998 года деяний. В июне 1999 года суд лена признал заявителя виновным в совершении указанных правонарушений и назначил ему отсроченное исполнением наказание наряду с 50 часами общественных работ.

В июле 1999 года административный совет лена уведомил заявителя о том, что ввиду приговора суда, вступившего в законную силу, совет намеревался вынести определенное решение о лишении его водительских прав и предложил заявителю представить свои замечания. В августе 1999 года совет лишил его водительских прав сроком на 18 месяцев, сославшись на обвинительный приговор суда.

Заявитель обжаловал решение совета, утверждая среди прочего, что лишение его водительских прав представляет собой повторное наказание за одно и то же деяние. Административный суд лена изучил ряд актов из прецедентной практики учреждений, созданных на основе Конвенции, и пришел к выводу, что не существует четкого прецедента в применении положений Конвенции, на основании которого можно было бы признать неправомерным принятый в Швеции порядок лишения водительских прав. Учитывая, что постановление о несоответствии Конвенции установленного порядка лишения водительских прав могло бы иметь пагубные последствия для безопасности дорожного движения, суд не усмотрел оснований для отмены решения о лишении заявителя водительских прав. Последующие жалобы заявителя в вышестоящие судебные инстанции были отклонены апелляционным административным судом и Верховным административным судом Швеции.


Вопросы права


Цель положений статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции состоит в тот, чтобы запретить повторное уголовное преследование, завершившееся окончательным приговором. Первый вопрос, который надлежит решить Европейскому Суду, можно было ли производство о лишении заявителя водительских прав считать "уголовным" для целей применения статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции. Такое понятие должно толковаться в свете общих принципов, касающихся связанных с ним слов "уголовное обвинение" и "наказание", которые содержатся в Cтатьях 6 и 7 Конвенции, соответственно.

Хотя вменявшиеся заявителю правонарушения были совершены им в ноябре 1998 года, административный совет лена принял решение о лишении заявителя водительских прав только в августе 1999 года. По этой причине цели предупреждения и предотвращения совершения преступлений во имя обеспечения безопасности дорожного движения не могли быть единственными целями предпринятой советом меры; цель воздаяния за содеянное также была важным соображением, которым руководствовался совет.

Лишение водительских права было непосредственным и предсказуемым последствием осуждения заявителя судом. Европейский Суд поэтому согласен с выводом, к которому пришел Верховный административный суд, что хотя по шведским законам лишение водительских прав по традиции считается административной мерой наказания, имеющей целью обеспечение безопасности дорожного движения, лишение прав ввиду обвинительного приговора суда по уголовному делу, как это случилось в настоящем деле, является "уголовно-правовой" мерой для целей применения статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции. Кроме того, по мнению Европейского Суда, сама строгость меры - лишение водительских прав сроком на 18 месяцев, вне зависимости от результатов рассмотрения уголовного дела в отношении заявителя, является настолько значительным фактором, что эту меру можно вполне считать уголовной санкцией.

Однако Европейский Суд не может согласиться с доводами заявителя о том, что процедура принятия решения лишить его водительских прав приравнивается к повторному уголовному преследованию, возбужденному против него. Хотя различные наказания были назначены двумя различными властями в различных производствах, тем не менее, между ними существовала достаточно тесная связь по существу и по времени, чтобы считать акт лишения водительских прав частью санкций по шведским законам за совершение преступлений в виде управления автомобилем в нетрезвом состоянии при отягчающих обстоятельствах и незаконного управления автомобилем. Лишение водительских прав поэтому не подразумевало, что заявителя судили или наказали дважды за правонарушение, за которое он уже был осужден в уголовном порядке. Жалоба признана явно необоснованной.


Другие Постановления, вынесенные в декабре 2005 года


Попов против Болгарии
[Popov - Bulgaria] (N 48137/99)


Постановление от 1 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Вроблевский против Польши
[Wroblewski - Poland] (N 52077/99)


Постановление от 1 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Скачедубова против России
[Skachedubova - Russia] (N 55885/00)


Постановление от 1 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Туквабо-Текле и другие против Нидерландов
[Tuquabo-Tekle and others - Netherlands] (N 60665/00)


Постановление от 1 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Смарыгин против России
[Smarygin - Russia] (N 73203/01)


Постановление от 1 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Илишеску и Шиффек против Румынии
[Ilisescu and Chiforec - Romania] (N 77364/01)


Постановление от 1 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Топп против Дании
[Topp - Denmark] (N 25907/02)


Постановление от 1 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Скоробогатова против России
[Skorobogatova - Russia] (N 33914/02)


Постановление от 1 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Цантирис против Греции
[Tsantiris - Greece] (N 42320/02)


Постановление от 1 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Субашич против Хорватии
[Subasic - Croatia] (N 18322/03)


Постановление от 1 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Акционерное общество "Машиноэкспортимпорт Индастриал Груп" против Румынии
[SC Masinexportimport Industrial Group SA - Romania] (N 22687/03)


Постановление от 1 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Ааоллу против Турции
[Agaoglu - Turkey] (N 27310/95)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Деленекен против Турции
[Doleneken - Turkey] (N 31132/96)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Сальваторе против Италии
[Salvatore - Italy] (N 42285/98)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Фикрет Сахин против Турции
[Fikret Фahin - Turkey] (N 42605/98)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Василевский против Польши
[Wasilewski - Poland] (N 63905/00)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Микулова против Словакии
[Mikulova - Slovakia] (N 64001/00)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Горначек против Словакии
[Horacek - Slovakia] (N 65575/01)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Серрилли против Италии
[Serrilli - Italy] (N 77822/01)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Корга против Венгрии
[Korga - Hungary] (N 4825/02)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Карпати против Венгрии
[Karpati - Hungary] (N 13318/02)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Капоне против Италии
[Capone - Italy] (N 20236/02)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Дроздовский против Польши
[Drozdowski - Poland] (N 20841/02)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Иело против Италии
[Ielo - Italy] (N 23053/02)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Мэйар против Франции
[Maillard - France] (N 35009/02)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Мехмет Кайа против Турции
[Mehmet Kaya - Turkey] (N 36150/02)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Косаревская против Украины
[Kosarevskaya - Ukraine] (N 29459/03, 4935/04, 26996/04)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Попов против Молдовы
[Popov - Moldova] (N 2) (N 19960/04)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Тот, Мадьяр и Тотне против Венгрии
[Toth, Magyar and Tothne - Hungary] (N 35701/04)


Постановление от 6 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Канлибаш против Турции
[Kanlibas - Turkey] (N 32444/96)


Постановление от 8 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Джиусо-Галлисай против Италии
[Giuso-Gallisay - Italy] (N 58858/00)


Постановление от 8 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Федеричи против Италии (N 2)
[Federici - Italy] (N 2) (N 66327/01, 66556/01)


Постановление от 8 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Фратеши против Италии
[Frateschi - Italy] (N 68008/01)


Постановление от 8 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Кваттрини против Италии
[Quattrini - Italy] (N 68189/01)


Постановление от 8 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Думановски против бывшей Югославской Республики Македония*
[Dumanovski - former Yugoslav Republic of Macedonia] (N 13898/02)


(* После выхода из состава Социалистической Федеративной Республики Югославия в 1991 году Македония ведет спор с Грецией относительно названия страны. В апреле 1993 года ООН приняла страну в свой состав под временным названием "бывшая Югославская Республика Македония" до разрешения спора с Грецией, которая отказывается признать славянскую республику со столицей в Скопье под именем Македония, поскольку настаивает на том, что это название принадлежит исторической области на севере Греции со столицей в Салониках.)


Постановление от 8 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Реньери и другие против Греции
[Renieri and others - Greece] (N 14165/03)


Постановление от 8 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Гили и другие против Греции
[Gili and others - Greece] (N 14173/03)


Постановление от 8 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Джиакумели и другие против Греции
[Giakoumeli and others - Greece] (N 15689/03)


Постановление от 8 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Илиопулу против Греции
[Iliopoulou - Greece] (N 19010/03)


Постановление от 8 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Куккаро Гранателли против Италии
[Cuccaro Granatelli - Italy] (N 19830/03)


Постановление от 8 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Димитракопулу против Греции
[Dimitrakopoulou - Greece] (N 23025/03)


Постановление от 8 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Георгопулос против Греции
[Georgopoulos - Greece] (N 25324/03)


Постановление от 8 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Микрюков против России
[Mikryukov - Russia] (N 7363/04)


Постановление от 8 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Т. и другие против Финляндии
[T. and others - Finland] (N 27744/95)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Общество с ограниченной ответственностью "Виртшафтс-тренд Цайтсшрифтен-ферлагсгесельшафт" (N 3) против Австрии
[Wirtschafts-Trend Zeitschriften-verlagsgeselschaft m.b.H. (N 3) - Austria] (N 66298/01, 15653/02)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Руохо против Финляндии
[Ruoho - Finland] (N 66899/01)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Млынарж против Чешской Республики
[Mlynar - Czech Republic] (N 70861/01)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Гартукаев против России
[Gartukayev - Russia] (N 71933/01)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Пискунов против Украины
[Piskunov - Ukraine] (N 5497/02)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Круз да Сильва Коэлго против Португалии
[Cruz da Silva Coelho - Portugal] (N 9388/02)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Рыженков и Зайцев против Украины
[Ryzhenkov and Zaytsev- Ukraine] (N 1805/03, 6717/03)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Гаркуша против Украины
[Garkusha - Ukraine] (N 4629/03)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Земанова против Чешской Республики
[Zemanov< - Czech Republic] (N 6019/03)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Ханенко против Украины
[Khanenko - Ukraine] (N 10174/02)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Анацкий против Украины
[Anatskiy - Ukraine] (N 10558/03)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Антоновский против Украины
[Antonovskiy - Ukraine] (N 22597/02)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Веркеенко против Украины
[Verkeyenko - Ukraine] (N 22766/02)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Золотухин против Украины
[Zolotukhin - Ukraine] (N 11421/03)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Косарева против Украины
[Kosareva - Ukraine] (N 17304/03)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Семенов против Украины
[Semenov - Ukraine] (N 25463/03)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Мирошниченко и Грабовская против Украины
[Miroshnichenko and Grabovskaya - Ukraine] (N 32551/03, 33687/03)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Соловьева против Украины
[Solovyeva - Ukraine] (N 32547/03)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Котляров против Украины
[Kotlyarov - Ukraine] (N 43593/02)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Тон против Чешской Республики
[Thon - Czech Republic] (N 14044/04)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Ушачов против Украины
[Ushachov - Ukraine] (N 44221/04)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Вуйчик против Словакии
[Vujcik - Slovakia] (N 67036/01)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Козловский против Польши
[Kozlowski - Poland] (N 31575/03)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Габришка против Словакии
[Gabriska - Slovakia] (N 3661/04)


Постановление от 13 декабря 2005 г. [вынесено IV Секцией]


Ди Кола против Италии
[Di Cola - Italy] (N 44897/98)


Постановление от 15 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Георгиев против Болгарии
[Georgiev - Bulgaria] (N 47823/99)


Постановление от 15 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Хуртер против Швейцарии
[Hurter - Switzerland] (N 53146/99)


Постановление от 15 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Ваньян против России
[Vanyan - Russia] (N 53203/99)


Постановление от 15 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Скоццари и другие против Италии
[Scozzari and others - Italy] (N 67790/01)


Постановление от 15 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Эппл против Германии
[Epple - Germany] (N 77909/01)


Постановление от 15 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Трийонис против Литвы
[Trijonis - Lithuania] (N 2333/02)


Постановление от 15 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Джиакоббе и другие против Италии
[Giacobbe and others - Italy] (N 16041/02)


Постановление от 15 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Кучеренко против Украины
[Kucherenko - Ukraine] (N 27347/02)


Постановление от 15 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Заугольнова против России
[Zaugolnova - Russia] (N 1144/03)


Постановление от 15 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Бэрри против Ирландии
[Barry - Ireland] (N 18273/04)


Постановление от 15 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Тусашвили против России
[Tusashvili - Russia] (N 20496/04)


Постановление от 15 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Диндар против Турции
[Dindar - Turkey] (N 32456/96)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Коркмаз против Турции (N 1)
[Korkmaz - Turkey] (N 1) (N 40987/98)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Коркмаз против Турции (N 2)
[Korkmaz - Turkey] (N 2) (N 42589/98)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Коркмаз против Турции
[Korkmaz - Turkey] (N 3) (N 42590/98)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Eзер и другие против Турции
[Ozer and others - Turkey] (N 42708/98)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Четин против Турции
[Getin - Turkey] (N 42779/98)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Махсун Тэкин против Турции
[Mahsun Tekin - Turkey] (N 52899/99)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Виссе против Франции
[Wisse - France] (N 71611/01)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Общество с ограниченной ответственностью "Реле дю Мин" против Франции
[Relais du Min sarl - France] (N 77655/01)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Надь против Венгрии
[Nagy - Hungary] (N 6437/02)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Майерчик против Венгрии
[Majercsik - Hungary] (N 13323/02)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Магалхаеш Перейра против Португалии
[Magalhnes Pereira - Portugal] (N 2) (N 15996/02)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Марьон против Франции
[Marion - France] (N 30408/02)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Виговский против Украины
[Vigovskiy - Ukraine] (N 42318/02)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Олейник и Байбарза против Украины
[Oleynik and Baybarza - Ukraine] (N 5384/03)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Безуглый против Украины
[Bezugly - Ukraine] (N 19603/03)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


Гийемо против Франции
[Guillemot - France] (N 21922/03)


Постановление от 20 декабря 2005 г. [вынесено II Секцией]


A.D. против Турции
[A.D. - Turkey] (N 29986/96)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


I.B. против Турции
[I.B. - Turkey] (N 30497/96)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


H.E. против Турции
[H.E. - Turkey] (N 30498/96)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Пютюн против Турции
[Phthn - Turkey] (N 31734/96)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Ишик против Турции
[Isik - Turkey] (N 35064/97)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Айдоан против Турции
[Aydogan- Turkey] (N 40530/98)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Али Риза Доан против Турции
[Ali Riza Dogan - Turkey] (N 50165/99)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Патюрель против Франции
[Paturel - France] (N 54968/00)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Йылмаз и Дурч против Турции
[Yilmaz and Durc - Turkey] (N 57172/00)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Велчеа против Румынии
[Velcea - Romania] (N 60957/00)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Аслан против Турции
[Aslan - Turkey] (N 63183/00)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Чамлибел против Турции
[Gamlibel - Turkey] (N 64609/01)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Булдуш против Турции
[Buldus - Turkey] (N 64741/01)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Ахмет Туран Демир против Турции
[Ahmet Turan Demir - Turkey] (N 72071/01)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Шимшек против Турции
[Simsek - Turkey] (N 72520/01)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Атаносовиц и другие против бывшей Югославской Республики Македония
[Atanasovic and others - former Yugoslav Republic of Macedonia] (N 13886/02)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Тендик и другие против Турции
[Tendik and others v. Turkey] (N 23188/02)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Монастырь Пророка Илии на острове Тира против Греции
[Iera Moni Profit ou Iliou Thiras - Greece] (N 32259/02)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Айчобан и другие против Турции
[Aycoban and others - Turkey] (N 42208/02, 43491/02 and 43495/02)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией]


Чичеклер против Турции
[Cicekler - Turkey] (N 14899/03)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией (в прежнем составе)]


Балиемез против Турции
[Balyemez - Turkey] (N 32495/03)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено III Секцией (в прежнем составе)]


Рыбаков против России
[Rybakov - Russia] (N 14983/04)


Постановление от 22 декабря 2005 г. [вынесено I Секцией]


Постановления, вступившие в силу в порядке применения подпункта "b" пункта 2 статьи 44 Конвенции


Следующие Постановления Европейского Суда вступили в силу в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 статьи 44 Конвенции в связи с истечением трехмесячного срока для подачи прошения о рассмотрении дела Большой Палатой (см. "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of Европейский Суд of Human Rights] N 77* (* "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 77 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 1 за 2006 год.) и 78* (* "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" [Information Note on the Case-law of the European Court of Human Rights] N 78 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 2 за 2006 год. )):


Объединение "Мезетур-Тисазуги Визгаздалкодаши Таршулат" против Венгрии
[Mezotur-Tiszazugi Vizgazdalkodasi Tarsulat - Hungary] (N 5503/02)


Постановление от 26 июля 2005 г. [вынесены II Секцией]


Дост и другие против Турции
[Dost and others - Turkey] (N 45712/99)


Постановление от 26 июля 2005 г. [вынесены IV Секцией]


Гурепка против Украины
[Gurepka - Ukraine] (N 61406/00)


Павлюлинец против Украины
[Pavlyulynets - Ukraine] (N 70767/01)


Вольф против Чешской Республики
[Volf - Czech Republic] (N 70847/01)


Сакалеану против Румынии
[Sacaleanu - Romania] (N 73970/01)


Кепенеклиолу и Джанполат против Турции
[Kepeneklioglu and Canpolat - Turkey] (N 35363/02)


Гузовский против Украины
[Gouzovskiy - Ukraine] (N 41125/02)


Салов против Украины
[Salov - Ukraine] (N 65518/01)


Постановления от 6 сентября 2005 г. [вынесены II Секцией]


Хамийет Каплан и другие против Турции
[Hamiyet Kaplan and others - Turkey] (N 36749/97)


Хан против Турции
[Han - Turkey] (N 50997/99)


Аджар против Турции
[Acar - Turkey] (N 52133/99)


Эрнекал против Турции
[Ernekal - Turkey] (N 52159/99)


Врабель и Дурица против Чешской Республики
[Vrabel and Durica - Czech Republic] (N 65291/01)


M.B. против Франции
[M.B. - France] (N 65935/01)


Госселен против Франции
[Gosselin - France] (N 66224/01)


Хасан Ташкин против Турции
[Hasan Taskin - Turkey] (N 71913/01)


Иванова против Украины
[Ivanova - Ukraine] (N 74104/01)


Лютых против Украины
[Lyutykh - Ukraine] (N 22972/02)


I.A. против Турции
[I.A. - Turkey] (N 42571/98)


Постановления от 13 сентября 2005 г. [вынесены II Секцией]


Лехтинен против Финляндии
[Lehtinen - Finland] (N 34147/96)


Скробол против Польши
[Skrobol - Poland] (N 44165/98)


H.N. против Польши
[H.N. - Poland] (N 77710/01)


B. и L. против Соединенного Королевства
[B. and L. - United Kingdom] (N 36536/02)


Постановления от 13 сентября 2005 г. [вынесены IV Секцией]


Дюндар против Турции
[Dundar - Turkey] (N 26972/95)


Дизман против Турции
[Dizman - Turkey] (N 27309/95)


Eзген и другие против Турции
[Ozgen and others - Turkey] (N 38607/97)


Темиркан против Турции
[Temirkan - Turkey] (N 41990/98)


Эрташ Айдин и другие против Турции
[Ertas Aydin and others v. Turkey] (N 43672/98)


Була и другие против Турции
[Bulga and others v. Turkey] (N 43974/98)


Дерилген и другие против Турции
[Derilgen and others - Turkey] (N 44713/98)


Акат против Турции
[Akat - Turkey] (N 45050/98)


Фрик против Турции
[Frik - Turkey] (N 45443/99)


Йешилгез против Турции
[Yesilgez - Turkey] (N 45454/99)


Севгин и Индже против Турции
[Sevgin and Ince - Turkey] (N 46262/99)


Джорух против Турции
[Goruh - Turkey] (N 47574/99)


Балташ против Турции
[Baltas v. Turkey] (N 50988/99)


Али Аббас Eзтюрк против Турции
[Ali Abbas Ozthrk - Turkey] (N 52695/99)


Вейсел Турхан против Турции
[Veysel Turhan - Turkey] (N 53648/00)


Айтан против Турции
[Aytan - Turkey] (N 54275/00)


Акар и Бечет против Турции
[Akar and Becet - Turkey] (N 55954/00)


Сахмо против Турции
[Sahmo - Turkey] (N 57919/00)


Трихлиб против Украины
[Trykhlib - Ukraine] (N 58312/00)


Карайит против Турции
[Karayigit - Turkey] (N 63181/00)


Джевдет и Хатидж Йылмаз против Турции
[Cevdet and Hatice Yilmaz - Turkey] (N 88/02)


Дроботюк против Украины
[Drobotyuk - Ukraine] (N 22219/02)


Гавриленко против Украины
[Gavrilenko - Ukraine] (N 24596/02)


Немет против Чешской Республики
[Nemeth - Czech Republic] (N 35888/02)


Полонец против Украины
[Polonets - Ukraine] (N 39496/02)


Постановления от 20 сентября 2005 г. [вынесены II Секцией]


Маврудис против Греции
[Mavroudis - Greece] (N 72081/01)


Васягин против России
[Vasyagin - Russia] (N 75475/01)


Соколов против России
[Sokolov - Russia] (N 3734/02)


Сигалас против Греции
[Sigalas - Greece] (N 19754/02)


Маринович против Хорватии
[Marinovic v. Croatia] (N 24951/02)


Постановления от 22 сентября 2005 г. [вынесены I Секцией]


Хюсейин Эртюрк против Турции
[Huseyin Erthrk v. Turkey] (N 54672/00)


Калай против Турции
[Kalay - Turkey] (N 16779/02)


Уйсал и другие против Турции
[Uysal and others - Turkey] (N 13101/03)


Постановления от 22 сентября 2005 г. [вынесены III Секцией]


Аслы Гюнеш против Турции
[Asli Gunes v. Turkey] (N 53916/00)


Пиллманн против Чешской Республики
[Pillmann - Czech Republic] (N 15333/02)


Компания "Иза Лтд." и Макрахидзе против Грузии
["Iza" Ltd and Makrakhidze - Georgia] (N 28537/02)


Тетурова против Чешской Республики
[Tetourova - Czech Republic] (N 29054/03)


Постановления от 27 сентября 2005 г. [вынесены II Секцией]


Петри Саллинен и другие против Финляндии
[Petri Sallinen and others - Finland] (N 50882/99)


Соня Шимкова против Словакии
[Sona Simkova v. Slovakia] (N 77706/01)


Адриана Шимкова против Словакии
[Adriana Simkova - Slovakia] (N 77708/01)


Постановления от 27 сентября 2005 г. [вынесены IV Секцией]


Иоанниду-Музака против Греции
[Ioannidou-Mouzaka - Greece] (N 75898/01)


Афанасиу против Греции
[Athanasiou - Greece] (N 77198/01)


Курти против Греции
[Kurti - Greece] (N 2507/02)


Рейнбах против России
[Reynbakh - Russia] (N 23405/03)


Никопулу против Греции
[Nikopoulou - Greece] (N 32168/03)


Постановления от 29 сентября 2005 г. [вынесены I Секцией]


Лео Заппиа против Италии
[Leo Zappia - Italy] (N 77744/01)


Тудораче против Румынии
[Tudorache - Romania] (N 78048/01)


Тачеа против Румынии
[Tacea - Romania] (N 746/02)


Михай-Юлиан Попеску против Румынии
[Mihai-Iulian Popescu - Romania] (N 2911/02)


Струнгариу против Румынии
[Strungariu - Romania] (N 23878/02)


Ван Хутен против Нидерландов
[Van Houten - Netherlands] (N 25149/03)


Постановления от 29 сентября 2005 г. [вынесены III Секцией]


Статистические сведения*


Вынесенные Постановления


  За декабрь 2005 года С начала 2005 года
Большая Палата 1 12 (16)
I Секция 22 294 (304)
II Cекция 47 (50) 377 (392)
III Секция 37 (40) 194 (205)
IV Секция 18 (19) 196 (247)
Секции в предыдущих составах 3 32 (34)
Всего 128 (135) 1105 (1198)

Постановления, вынесенные в декабре 2005 года


Каким органом Суда вынесено По
существу
дела
Заключено
мировое
соглашение
Исключено
из списка
подлежа-
щих
рассмот-
рению дел
Прочие Всего
Большая Палата 1 0 0 0 1
I Секция 21 1 0 0 22
II Секция 46 (49) 1 0 0 47 (50)
III Секция 33 (36) 3 1 0 37 (40)
IV Секция 18 (19) 0 0 0 18 (19)
I Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
II Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
III Секция в прежнем составе 3 0 0 0 3
IV Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
Всего 122 (129) 5 1 0 128 (135)

Постановления, вынесенные в октябре 2005 года


Каким органом Суда вынесено По
существу
дела
Заключено
мировое
соглашение
Исключено
из списка
подлежа-
щих
рассмот-
рению дел
Прочие Всего
Большая Палата 11 (15) 0 0 1 12 (16)
I Секция в прежнем составе 5 0 0 1 6
II Секция в прежнем составе 7 (8) 1 (2) 0 0 8 (10)
III Секция в прежнем составе 14 0 3 1 18
IV Секция в прежнем составе 0 0 0 0 0
I Секция 284 (294) 7 2 1 294 (304)
II Секция 358 (372) 13 (14) 5 1 377 (392)
III Секция 173 (184) 12 5 4 194 (205)
IV Секция 188 (239) 4 3 1 196 (247)
Всего 1040
(1131)
37 (39) 18 10 1105
(1198)

Вынесенные решения


  За декабрь 2005 года С начала 2005 года
I. Жалобы, признанные приемлемыми
Большая Палата 0 1 (2)
I Секция 18 (20) 300 (207)
II Секция 24 (25) 335 (350)
III Секция 23 (25) 205 (214)
IV Секция** 10 159 (163)
Всего 75 (80) 1000 (1036)
II. Жалобы, признанные неприемлемыми
Большая Палата 0 1 (3)
I Секция Палата 6 72 (73)
Комитет 705 6811
II Секция Палата 8 105 (106)
Комитет 333 5968
III Секция** Палата 7 151
Комитет 303 5284
IV Секция Палата 18 164 (167)
Комитет 697 8297
Всего 2077 26 853 (26 860)
III. Жалобы, исключенные из списка подлежащих рассмотрению дел
I Секция Палата 5 64
Комитет 11 67
II Секция Палата 7 128
Комитет 5 110
III Секция** Палата 24 68 (91)
Комитет 8 121
IV Секция Палата 1 52 (53)
Комитет 10 118
Всего 71 728 (752)
Всего Решений об исключении жалобы из списка подлежащих
рассмотрению дел (не включая частичных Решений)
2223 (2228) 28 581 (28 648)

Количество жалоб, коммуницированных властям государства, на действия которого подана жалоба


Каким органом принято решение За декабрь 2005 года С начала 2005 года
I Секция 38 614
II Секция 130 1039
III Cекция 60 575
IV Cекция 107 614
Общее количество коммуницированных жалоб 335 2842

______________________________

* Статистические сведения предварительны. То или иное Постановление или Решение Европейского Суда может быть вынесено в отношении нескольких жалоб (в скобках приводится количество жалоб, в отношении которых вынесено Постановление или Решение). Употребляемый в Бюллетене значок * означает, что Постановление не является окончательным.

** Включая решения, вынесенные Секцией в прежнем составе.


Постановления и Решения по жалобам против Российской Федерации


Рохлина против Российской Федерации
[Rokhlina v. Russia]


По делу обжалуется необоснованное продление срока содержания под стражей и длительные сроки судебного разбирательства.


Буцев против Российской Федерации
[Butsev v. Russia]


По делу обжалуется длительное неисполнение судебных решений, вынесенных в пользу заявителя, об увеличении размера его выплат в связи с его статусом ликвидатора аварии на Чернобыльской АЭС и об индексации своевременно непроизведенных выплат.


Шведов против Российской Федерации
[Shvedov v. Russia]


По делу обжалуется неисполнение Министерством финансов Российской Федерации судебного решения о компенсации ущерба за незаконное содержание под стражей.


Константин Антонов против Российской Федерации
[Konstantin Antonov v. Russia]


По делу обжалуется чрезмерная, по мнению заявителя, длительность судебного разбирательства по иску к муниципальному предприятию о восстановлении на работе.


Смарыгин против Российской Федерации
[Smarygin v. Russia]


По делу обжалуется отмена в порядке надзора вынесенного по иску заявителя вступившего в законную силу судебного решения о компенсации вреда, наступившего вследствие травмы на производстве.


Михеев против Российской Федерации
[Mikheyev v. Russia]


По делу обжалуется применение к заявителю пыток для получения признательных показаний в ходе предварительного следствия в органах внутренних дел.




Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 6/2006


Проект Московского клуба юристов и редакционно-издательского объединения "Новая юстиция"


Перевод: Власихин В.А.


Данный выпуск "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" основан на английской версии бюллетеня "Information Note N 81 on the case-law of the December 2005"


Текст издания представлен в СПС Гарант на основании договора с РИО "Новая юстиция"


Текст документа на сайте мог устареть

Заинтересовавший Вас документ доступен только в коммерческой версии системы ГАРАНТ.

Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(Документ будет доступен в личном кабинете в течение 3 дней)

(Бесплатное обучение работе с системой от наших партнеров)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение