Постановление Европейского Суда по правам человека от 1 декабря 2005 г. Дело "Смарыгин (Smarygin) против Российской Федерации" (жалоба N 73203/01) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Смарыгин (Smarygin)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 73203/01)


Постановление Суда


Страсбург, 1 декабря 2005 г.



По делу "Смарыгин против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

X.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Н. Ваич,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 10 ноября 2005 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 73203/01), поданной 26 января 2001 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданином России Олегом Трофимовичем Смарыгиным (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым.

3. Заявитель утверждал, в частности, что решение Чернышевского районного суда Читинской области от 21 сентября 1999 г., вынесенное в его пользу, было впоследствии отменено в порядке надзора.

4. Жалоба была направлена на рассмотрение в Первую секцию Европейского Суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента Суда для рассмотрения этого дела в рамках Первой секции была сформирована Палата (пункт 1 статьи 27 Конвенции).

5. Решением от 2 сентября 2004 г. Европейский Суд объявил жалобу приемлемой для рассмотрения по существу.

6. Заявитель, но не власти Российской Федерации, представил доводы по существу дела (пункт 1 правила 59 Регламента Суда).

7. 1 ноября 2004 г. Европейский Суд изменил состав своих секций (пункт 1 правила 25 Регламента Суда). Настоящее дело было распределено в заново сформированную Первую секцию (пункт 1 правила 52 Регламента Суда).


Факты


I. Обстоятельства дела


8. Заявитель - 1931 года рождения, проживает в Читинской области.

9. В 1973 году заявитель, в то время шахтер, получил травму на производстве. В 1999 году заявитель подал два исковых заявления в Чернышевский районный суд Читинской области против его бывшего работодателя - частной компании. Он потребовал возмещения морального вреда, причиненного ему в результате травмы, и выплаты единовременного пособия. Такое пособие полагалось лицам, пострадавшим на производстве.

10. 21 сентября 1999 г. Чернышевский районный суд Читинской области вынес два решения в пользу заявителя. Суд присудил заявителю 11 582 рубля 80 копеек в качестве компенсации морального вреда и 30 000 рублей в качестве единовременного пособия. Данные судебные решения не были обжалованы и вступили в законную силу. Службой судебных приставов было возбуждено исполнительное производство в связи с этим.

11. В неустановленный день ответчик по делу обратился к председателю Читинского областного суда с ходатайством о пересмотре дела в порядке надзора (см. ниже раздел "Применимое национальное законодательство").

12. 13 июля 2000 г. председатель Читинского областного суда принес протест о пересмотре в порядке надзора судебных решений от 21 сентября 1999 г. Копия протеста была направлена заявителю. Председатель Читинского областного суда указал, что соответствующие положения, касающиеся компенсации морального вреда и выплаты единовременного пособия, вступили в силу в 1992 году, в то время как травмы заявителю были причинены в 1973 году. Председатель Читинского областного суда пришел к выводу, что нижестоящий суд неверно применил положения законодательства.

13. 10 августа 2000 г. президиум Читинского областного суда под председательством председателя Читинского областного суда рассмотрел протест о пересмотре судебных решений в порядке надзора. Заявитель, который отсутствовал в судебном заседании, направил свои возражения в письменном виде.

14. Президиум Читинского областного суда установил, что Чернышевский районный суд Читинской области неверно применил положения законодательства 1992 года. В результате президиум Читинского областного суда отменил два судебных решения от 21 сентября 1999 г. и вынес два других решения, оставив без удовлетворения требования заявителя в полном объеме.


II. Применимое национальное законодательство


15. Статья 11 Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 года, действовавшего на момент событий, устанавливала, что суды субъектов Российской Федерации и вышестоящий суд могут осуществлять пересмотр в порядке надзора судебных решений, вынесенных нижестоящими судами. В соответствии со статьями 319, 320 и 327 это означало, что определенный круг руководящих судей имел право в любое время по ходатайству стороны или по своей воле принести протест в вышестоящий суд на окончательное судебное решение по любым вопросам фактов и права. Когда приносился протест в порядке надзора, судебное разбирательство возобновлялось, и исполнение окончательного судебного решения могло быть приостановлено (статья 323). Надзорное производство отделено от пересмотра судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам (статьи 333-337).

16. Дальнейшую информацию о процедуре пересмотра судебных решений в порядке надзора см. Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia) (жалоба N 52854/99, ECHR 2003-IX, §§ 31 - 42).


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


17. Заявитель жаловался на то, что судебное решение о присуждении ему денежных сумм было впоследствии отменено в порядке надзора по протесту, принесенному председателем Читинского областного суда. Данная жалоба должна быть рассмотрена в контексте статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Статья 6 Конвенции, в части, применимой к настоящему делу, гласит:


"1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на справедливое и публичное разбирательство ... беспристрастным судом...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции гласит:


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".


18. Власти Российской Федерации утверждали, что судебные решения, вынесенные в пользу заявителя, были отменены президиумом Читинского областного суда в целях исправления судебной ошибки. Власти Российской Федерации сослались на тот факт, что заявитель получил травму в 1973 году. Законодательством, действовавшим в то время, не предусматривалась компенсация, требуемая заявителем. Правовые положения, примененные судом первой инстанции, вступили в силу в 1992 году и не могли быть применены ретроспективно. Далее власти Российской Федерации утверждали, что надзорное производство не противоречило Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР, и таким образом нельзя утверждать, что отмена решений нижестоящих судов нарушила право заявителя на справедливое судебное разбирательство. По мнению властей Российской Федерации, участие председателя Читинского областного суда в ходе надзорного производства "не имело влияния", поскольку судьей-докладчиком в ходе надзорного разбирательства был другой судья. Что касается вопроса о том, было ли нарушено право собственности заявителя, власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не получил собственности, поскольку судебные решения, которыми ему было предоставлено право собственности на денежные средства, были незаконными. Власти Российской Федерации пришли к выводу, что ни пункт 1 статьи 6 Конвенции, ни статья 1 Протокола N 1 к Конвенции не были нарушены в результате отмены судебных решений по делу заявителя.

19. Заявитель не согласился с доводами властей Российской Федерации и подтвердил свою жалобу.


А. Пересмотр судебных решений в порядке надзора: материальные вопросы


20. Европейский Суд напомнил, что право на справедливое судебное разбирательство судом, гарантируемое пунктом 1 статьи 6 Конвенции, должно толковаться в свете преамбулы к Конвенции, которая в части, применимой в настоящем деле, гласит, что верховенство права является частью общего наследия Высоких Договаривающихся Сторон. Одним из основополагающих аспектов принципа верховенства права является принцип правовой определенности, который содержит требование, среди прочего, о том, что если суды окончательно рассмотрели дело, их вывод не может подлежать сомнению (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии" (Brumarescu v. Romania), жалоба N 28342/95, ECHR 1999-VII, § 61).

21. Европейский Суд установил нарушение принципа правовой определенности и права на доступ к суду в деле "Рябых против Российской Федерации", в котором вступившее в законную силу и подлежащее исполнению судебное решение, вынесенное в пользу заявителя, было отменено вышестоящим судом в порядке надзора на основании неправильного применения норм права по протесту председателя областного суда, полномочия которого по принесению таких протестов не было ограничено временными рамками, таким образом что судебные решения однозначно подлежали пересмотру (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", §§ 51 - 58). Данный подход был позже подтвержден в нескольких российских и украинских делах, касающихся института пересмотра судебных решений в порядке надзора, в целом, схожего в этих двух странах (см. Постановление Европейского Суда по делу "Волкова против Российской Федерации" (Volkova v. Russia) от 5 апреля 2005 г., жалоба N 48758/99, Постановление Европейского Суда по делу "Трегубенко против Украины" (Tregubenko v. Ukraine) от 2 ноября 2004 г., жалоба N 51333/00).

22. Далее Европейский Суд напомнил, что долг по судебному решению может рассматриваться как "имущество" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции (см., среди прочих прецедентов, Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III, § 40). Отмена такого судебного решения после того, как оно вступило в силу и не подлежало обжалованию, представляет собой вмешательство в право правоприобретателя по судебному решению на беспрепятственное пользование своим имуществом (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии", § 74). В деле "Трегубенко против Украины" (упоминавшемся выше) Европейский Суд установил нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции на том основании, что отмена вступившего в силу судебного решения, установившего имущественное право заявителя, представляет собой несоразмерное вмешательство в его право на беспрепятственное пользование своим имуществом. Европейский Суд отклонил довод властей Украины о том, что отмена судебного решения была обоснована необходимостью исправления судебной ошибки, допущенной нижестоящим судом (§§ 54 - 55).

23. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд установил, что удовлетворив протест, принесенный председателем Читинского областного суда, президиум Читинского областного суда сделал ничтожным весь судебный процесс, завершившийся вынесением вступившего в силу и подлежавшего исполнению решения Чернышевского районного суда Читинской области от 21 октября 1999 г., и, таким образом, res judicata. Европейский Суд не усмотрел оснований отклоняться от своих выводов по делу "Рябых против Российской Федерации" и последующих дел. Европейский Суд пришел к выводу, что отмена судебного решения от 21 октября 1999 г. в порядке надзора в целях исправления судебной ошибки нарушила принцип правовой определенности, закрепленный в пункте 1 статьи 6 Конвенции, и представляет собой необоснованное вмешательство в право собственности заявителя, гарантируемое статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции.

24. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


В. Пересмотр судебных решений в порядке надзора: процессуальные вопросы


25. Европейский Суд пришел к выводу, что установив вмешательство в право на суд заявителя самим фактом применения процедуры пересмотра судебных решений в порядке надзора, нет необходимости рассматривать отдельно, были ли соблюдены процессуальные гарантии статьи 6 Конвенции в ходе этого производства (см. Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia) от 24 июля 2003 г., жалоба N 52854/99).


II. Применение Статьи 41 Конвенции


26. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


27. Заявитель потребовал 40 000 рублей (примерно 1130 евро) в качестве компенсации материального ущерба и 60 000 рублей (примерно 1700 евро) в качестве компенсации морального вреда, причиненного ему в результате отмены вступившего в силу судебного решения, вынесенного в его пользу.

28. Власти Российской Федерации не согласились с суммами, затребованными заявителем, указав, что в настоящем деле сам факт установления нарушения может рассматриваться как достаточная справедливая компенсация.

29. Относительно материального вреда, предположительно причиненного заявителю, Европейский Суд отметил следующее. Заявителю присудили сумму в размере 41 582 рубля, подлежащую взысканию с частной компании. Как Европейский Суд уже установил (см. выше), данный долг по судебному решению представляет собой "имущество" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Власти Российской Федерации не представили информации относительно того, как на практике заявитель мог бы получить денежную сумму по этому судебному решению. Таким образом, Европейский Суд пришел к выводу, что заявителю необходимо компенсировать денежную сумму, которую он бы получил, если бы вступившее в законную силу судебное решение, вынесенное в его пользу, было исполнено в полном объеме (см. Постановление Европейского Суда по делу "Полтораченко против Украины" (Poltorachenko v. Ukraine) от 18 января 2005 г., жалоба N 77317/01, § 50). При этом Европейский Суд отметил, что заявитель потребовал только 40 000 рублей в качестве компенсации материального ущерба. Таким образом, Европейский Суд присудил заявителю сумму в размере 40 000 рублей в качестве компенсации материального ущерба плюс сумму налогов, которая может быть взыскана в связи с этим.

30. Относительно компенсации морального вреда Европейский Суд отметил, что заявитель испытывал душевные страдания и чувствовал себя беспомощным в результате отмены в порядке надзора вступившего в законную силу судебного решения от 21 сентября 1999 г. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил заявителю в связи с этим 1000 евро в качестве компенсации морального вреда плюс сумму налогов, которая может быть взыскана в связи с этим.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


31. Европейский Суд счел, что годовая процентная ставка при просрочке платежей должна рассчитываться на основе простой кредитной ставки Европейского Центрального Банка плюс три процента.


На этих основаниях Суд единогласно:


1) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в отношении заявителя;

3) постановил:

а) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции 40 000 (сорок тысяч) рублей в качестве компенсации материального ущерба, причиненного заявителю, и 1000 (одну тысячу) евро в качестве компенсации морального вреда, причиненного заявителю, подлежащие переводу в национальную валюту государства-ответчика по курсу на день выплаты, плюс любую сумму налогов, которые могут быть установлены в отношении данных сумм;

b) что с момента истечения указанного трехмесячного срока до момента выплаты будут начисляться проценты на основе простой кредитной ставки Европейского Центрального Банка плюс три процента за весь период задержки выплаты;

5) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 1 декабря 2005 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис



Постановление Европейского Суда по правам человека от 1 декабря 2005 г. Дело "Смарыгин (Smarygin) против Российской Федерации" (жалоба N 73203/01) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 6/2006.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.