Постановление Европейского Суда по правам человека от 22 сентября 2005 г. Дело "Денисенков (Denisenkov) против Российской Федерации" (жалоба N 40642/02) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Денисенков (Denisenkov)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 40642/02)


Постановление Суда


Страсбург, 22 сентября 2005 г.


По делу "Денисенков против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Ф. Тюлькенс,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 30 августа 2005 г. за закрытыми дверями,

принял следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 40642/02), поданной 28 октября 2002 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданином России Владимиром Николаевичем Денисенковым (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Интересы заявителя в Европейском Суде представлял К. Краковский, адвокат из г. Ростова-на-Дону. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым.

3. 4 февраля 2002 г. Европейский Суд решил коммуницировать властям Российской Федерации часть жалобы заявителя на длительное неисполнение судебных решений от 18 октября 1999 г. и 22 октября 2001 г. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.


Факты


I. Обстоятельства дела


4. Заявитель - 1953 года рождения, проживает в г. Ростове-на-Дону.

5. В 1987 году заявитель принимал участие в мероприятиях по ликвидации аварии в зоне Чернобыльской АЭС. В результате заявитель после этого страдает от чрезмерного радиоактивного облучения.

6. В неустановленный день заявитель прошел медицинское обследование, в результате которого была установлена связь между плохим состоянием здоровья заявителя и его участием в мероприятиях по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. В 1994 году заявителю установили ежемесячную выплату компенсации.


1. Первое судебное разбирательство по делу заявителя


7. В 1999 году заявитель подал иск в Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону к муниципальному учреждению социальной защиты населения Первомайского района г. Ростова-на-Дону об увеличении размера его ежемесячных компенсаций, об увеличении размера выплат за прошлый период и о выплате разницы сумм за этот период. Заявитель утверждал, что размер полагающейся ему компенсации рассчитывался неправильно.

8. 18 октября 1999 г. Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону удовлетворил исковые требования заявителя и указал, что с 1 января 1999 г. размер ежемесячной компенсации заявителю исчислялся неправильно. Суд присудил заявителю сумму недовыплаченной компенсации в размере 15 829 рублей 25 копеек за период с 1 января по 1 ноября 1999 г. и установил, что с 1 ноября 1999 г. заявитель имеет право на получение ежемесячной компенсации в размере 2440 рублей 70 копеек с последующей индексацией в связи с изменением минимального размера оплаты труда.

9. Судебное решение от 18 октября 1999 г. не было обжаловано сторонами и вступило в силу 29 октября 1999 г.


2. Исполнительное производство по судебному решению от 18 октября 1999 г.


10. 6 декабря 1999 г. службой судебных приставов было возбуждено исполнительное производство на основании судебного решения от 18 октября 1999 г.

11. Некоторое время спустя исполнительное производство было прекращено в связи с отсутствием денежных средств у должника. 22 марта 2001 г. служба судебных приставов вернула заявителю исполнительный лист и иные представленные документы. При этом служба ссылалась на постановление Правительства Российской Федерации от 22 февраля 2001 г. N 143 (см. ниже раздел "Применимое национальное законодательство") и предложила заявителю направить документы в отделение Федерального казначейства по Первомайскому району г. Ростова-на-Дону.

12. Заявитель последовал этому совету и в тот же день направил документы в отделение Федерального казначейства, которое через четыре дня вернуло документы. Как представляется, заявителю предложили получить новый исполнительный лист в Первомайском районном суде г. Ростова-на-Дону.

13. Получив новый исполнительный лист в суде, заявитель заново подал документы в отделение Федерального казначейства, которое 11 апреля 2001 г. вернуло их в связи с отсутствием счетов должника в Федеральном казначействе.

14. 30 мая и 1 июля 2002 г., соответственно, органы власти перечислили заявителю денежные средства в размере 38 661 рубля 22 копеек и проинформировали его, что, таким образом, исполнение судебного решения от 18 октября 1999 г. завершено.

15. Как представляется, заявитель не согласился с этим. Он проинформировал управление социальной защиты населения о том, что оно не произвело индексацию размера его ежемесячной компенсации в соответствии с изменением минимального размера оплаты труда, как того требует судебное решение от 18 октября 1999 г., и что оно использовало менее выгодную для заявителя схему индексации.

16. В неустановленный день управление социальной защиты населения направило заявление в Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону о разъяснении судебного решения от 18 октября 1999 г. и о подтверждении его схемы индексации.

17. 6 марта 2003 г. своим решением Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону удовлетворил заявление управления социальной защиты населения. Данное решение было оставлено без изменения судебной коллегией по гражданским делам Ростовского областного суда 16 апреля 2003 г.

18. 3 июня 2003 г. службой судебных приставов было вынесено постановление о том, что ответчик надлежащим образом исполнил судебное решение от 18 октября 1999 г., и, соответственно, исполнительное производство было прекращено.

19. После этого заявитель оспорил оба судебных решения в порядке надзора.

20. 3 июня 2004 г. президиум Ростовского областного суда, рассмотрев дело в порядке надзора, отменил судебное решение от 6 марта 2003 г. как незаконное и направил дело по заявлению о разъяснении на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Суд отметил, в частности, что согласившись с толкованием управления социальной защиты населения судебного решения от 18 октября 1999 г., Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону, по сути, изменил его содержание и поэтому действовал незаконно.

21. 5 июля 2004 г. Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону отклонил заявление управления социальной защиты населения о разъяснении судебного решения как необоснованное.

22. На основании решения суда первой инстанции от 2 сентября 2004 г., оставленного без изменения судом кассационной инстанции 13 октября 2004 г., заявителю был выдан новый исполнительный лист.

23. 28 ноября 2004 г. служба судебных приставов снова возбудила исполнительное производство по судебному решению от 18 октября 1999 г. и предложило управлению социальной защиты населения исполнить судебное решение в части, касающейся индексации размера ежемесячных выплат заявителю.


3. Второе судебное разбирательство по делу заявителя


24. В неустановленный день заявитель подал иск мировому судье Первомайского района г. Ростова-на-Дону к управлению социальной защиты населения, требуя проведения индексации сумм в связи с несвоевременным исполнением судебного решения от 18 октября 1999 г.

25. 11 мая 1999 г. мировой судья Первомайского района г. Ростова-на-Дону рассмотрел иск и удовлетворил его. Мировой судья обязал управление социальной защиты населения выплатить заявителю сумму в размере 3562 рублей 13 копеек в качестве компенсации ущерба, причиненного несвоевременной выплатой денежных средств в период с 1 ноября 1999 г. по 1 февраля 2001 г., и сумму задолженности в размере 18 556 рублей 24 копеек.

26. Решение от 11 мая 2001 г. было изменено в апелляционной инстанции Первомайским районным судом г. Ростова-на-Дону 22 октября 2001 г. В частности, суд обязал управление социальной защиты населения выплатить заявителю сумму в размере 6341 рубля 73 копеек в качестве компенсации ущерба, причиненного несвоевременной выплатой денежных средств в период с 1 ноября 1999 г. по 1 сентября 2001 г., а также сумму задолженности за период с 1 ноября 1999 г. по 1 сентября 2001 г. в размере 8505 рублей 47 копеек. Судебное решение от 22 октября 2001 г. вступило в силу в этот же день.


4. Исполнительное производство по судебному решению от 22 октября 2001 г.


27. 11 ноября 2001 г. служба судебных приставов возбудила исполнительное производство на основании судебного решения от 22 октября 2001 г. Как представляется, должник отказался исполнить судебное решение, ссылаясь на отсутствие финансовых средств и на несогласие с размером присужденной заявителю денежной суммы.

28. Судебное решение от 22 октября 2001 г. было исполнено должником посредством банковского перевода денежных средств заявителю 1 июля 2002 г.


5. Третье судебное разбирательство по делу заявителя


29. В неустановленный день заявитель подал новый иск в Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону к управлению социальной защиты населения об увеличении размера его ежемесячных выплат.

30. 25 декабря 2002 г. своим решением Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону оставил без удовлетворения исковые требования заявителя как необоснованные. 26 марта 2003 г. это решение было оставлено без изменения судебной коллегией по гражданским делам Ростовского областного суда.


6. Четвертое судебное разбирательство по делу заявителя


31. В неустановленный день заявитель подал новый иск в Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону к управлению социальной защиты населения, в котором он потребовал присудить ему дополнительную компенсацию в связи с неисполнением судебных решений от 18 октября 1999 г. и 22 октября 2001 г. Заявитель также ссылался на непроведение управлением социальной защиты населения индексации денежных сумм, присужденных к выплате судебным решением от 18 октября 1999 г., в соответствии с изменением минимального размера оплаты труда и потребовал компенсации в связи с этим.

32. 25 апреля 2003 г. своим решением Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону частично удовлетворил иск заявителя. Ссылаясь на судебное решение от 6 марта 2003 г. (см. выше §17), суд отклонил требования заявителя об увеличении размера выплат по судебному решению от 18 октября 1999 г. в связи с изменением минимального размера оплаты труда. В связи с длительным неисполнением судебного решения от 18 октября 1999 г. суд обязал управление социальной защиты населения выплатить заявителю сумму в размере 3065 рублей 95 копеек в качестве компенсации за период с сентября 2001 года по 1 июня 2002 г. Относительно судебного решения от 22 октября 2002 г. суд присудил заявителю сумму в размере 2772 рублей 88 копеек в качестве компенсации ущерба за период с ноября 2001 года по июль 2002 года.

33. 23 июля 2003 г. судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда оставила без изменения судебное решение от 25 апреля 2003 г.

34. Как представляется, судебное решение от 25 апреля 2003 г. было исполнено в полном объеме 26 апреля 2004 г.


7. Пятое судебное разбирательство по делу заявителя


35. В неустановленный день заявитель обратился в Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону с иском к управлению социальной защиты населения, указывая на неисполнение судебного решения от 18 октября 1999 г. в части, касающейся его обязания производить индексацию размера компенсации, производимой заявителю, в соответствии с изменением минимального размера оплаты труда.

36. Приняв другую схему индексации, отличающуюся от той, которая была предложена заявителем и была установлена в судебном решении от 18 октября 1999 г., 18 декабря 2003 г. Первомайский районный суд г. Ростова-на-Дону частично удовлетворил иск заявителя и обязал управление социальной защиты населения произвести выплату задолженности в размере 28 947 рублей 24 копеек.

37. Судебное решение от 18 декабря 2003 г. было оставлено без изменения судом кассационной инстанции 10 марта 2004 г. Суммы, присужденные заявителю в связи с этим, были выплачены в полном объеме 13 сентября 2004 г.


II. Применимое национальное законодательство


38. Статья 9 Федерального закона от 21 июля 1997 г. "Об исполнительном производстве" предусматривает, что в постановлении судебного пристава о возбуждении исполнительного производства должен быть установлен срок исполнения должником в добровольном порядке требований исполнительного листа. Такой срок не должен превышать пять дней. Судебный пристав также должен предупредить должника о том, что в случае неисполнения требований в установленный срок к нему будут применены принудительные меры.

39. В соответствии со статьей 13 указанного Федерального закона исполнительное производство должно быть завершено в двухмесячный срок с момента получения исполнительного листа службой судебных приставов.

40. В соответствии со специальными правилами об исполнении исполнительных документов по искам к получателям средств федерального бюджета, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 22 февраля 2001 г. N 143 "Об утверждении Правил взыскания на основании исполнительных листов судебных органов средств по денежным обязательствам получателей средств федерального бюджета" (действовавшим на момент событий), взыскатель должен был обратиться в соответствующее подразделение Федерального казначейства, в котором находились счета должника (пункты 1 - 4).

41. В течение пяти дней подразделение Федерального казначейства должны были рассмотреть заявление и уведомить должника о поступившем исполнительном листе, обязав должника выполнить соответствующее судебное решение (пункты 7 - 12). В случае неисполнения должником судебного решения в течение двух месяцев подразделение Федерального казначейства могло временно заморозить счета должника (пункт 13).


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


42. Заявитель жаловался на то, что длительное неисполнение судебных решений от 18 октября 1999 г. и 22 октября 2001 г. нарушило его "право на суд", гарантируемое пунктом 1 статьи 6 Конвенции, и его право на беспрепятственное пользование своим имуществом, гарантируемое статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Данные статьи в части, применимой в настоящем деле, гласят:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на справедливое... разбирательство дела ... судом ...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов иди других сборов или штрафов".


А. Приемлемость жалобы


43. Власти Российской Федерации заявили, что рассматриваемые судебные решения исполнены. Они утверждали, что заявитель более не является жертвой предполагаемых нарушений, поскольку ему предоставлена компенсация на национальном уровне, и что по этой причине его жалоба должна быть объявлена неприемлемой.

44. Заявитель не согласился с доводами властей Российской Федерации и подтвердил свою жалобу. Относительно утраты статуса жертвы он утверждал, что судебное решение от 18 октября 1999 г. остается неисполненным в части индексации ежемесячных выплат заявителю в соответствии с увеличением минимального размера оплаты труда.

45. Прежде всего, Европейский Суд напомнил, что "решение или меры в пользу заявителя не являются в принципе достаточными для того, чтобы он перестал быть "жертвой", за исключением случаев, в которых национальные власти в прямой форме или фактически признали нарушение положений Конвенции и устранили его последствия" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Амюур против Франции" (Amuur v. France) от 25 июня 1996 г., Reports 1996-III, p. 846, §36; Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Далбан против Румынии" (Dalban v. Romania), жалоба N 28114/95, ECHR 1999-VI, §44; и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Ротару против Румынии" (Rotaru v. Romania), жалоба N 28341/95, ECHR 2000-V, §35). Субсидиарная природа контрольного механизма Конвенции препятствует рассмотрению жалобы только тогда, когда эти условия соблюдены (см., например, Решение Европейского Суда по делу "Йенсен и Расмуссен против Дании" (Jensen and Rasmussen v. Denmark) от 20 марта 2003 г., жалоба N 52620/99).

46. В настоящем деле после нескольких лет бездеятельности властей по произведению регулярных выплат заявитель подал еще два иска, требуя ретроспективное увеличение размера выплаты задолженности, и выиграл их. Если бы судебное решение от 18 октября 1999 г. было исполнено надлежащим образом и в полном объеме, вынесение судебных решений от 22 октября 2001 г. и 25 апреля 2003 г. могло бы лишить заявителя статуса жертвы в отношении предыдущего неисполнения властями указанного судебного решения.

47. Однако как следует из информации, представленной Европейскому Суду о развитии событий по делу заявителя, исполнительное производство в отношении судебного решения от 18 октября 1999 г. в части, касающейся индексации размера ежемесячных выплат заявителю в соответствии с изменением минимального размера оплаты труда продолжалось на 28 ноября 2004 г. и остается неясным, исполнили ли власти к настоящему времени данное судебное решение в полном объеме.

48. Принимая во внимание тот факт, что судебное решение от 18 октября 1999 г. оставалось частично неисполненным в течение, как минимум, еще полутора лет после вынесения последнего судебного решения об индексации в связи с задержкой исполнения, и тот факт, что до настоящего времени остается неясным, было ли оно окончательно исполнено, Европейский Суд не может прийти к выводу о том, что власти Российской Федерации или органы власти признали нарушения, указываемые заявителем, и предоставили компенсацию за них, таким образом лишив заявителя статуса жертвы.

49. Европейский Суд установил, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее он отметил, что не является она неприемлемой и по иным основаниям. Таким образом, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.


В. Существо жалобы


50. Власти Российской Федерации утверждали, что ввиду того факта, что судебные решения, рассматриваемые в рамках настоящего дела, исполнены, нарушение прав заявителя, гарантируемых Конвенцией, отсутствует.

51. Заявитель подтвердил свою жалобу.


1. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции


52. Европейский Суд напомнил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует право на подачу иска по вопросу определения гражданских прав и обязанностей на рассмотрение в суд; таким образом, он гарантирует право на обращение в суд, в рамках которого одним из аспектов является право на доступ к правосудию, то есть право инициировать судебное разбирательство в суде по гражданским вопросам. Однако это право было бы иллюзорным, если бы национальные правовые системы Высоких Договаривающихся Сторон допускали, чтобы окончательное подлежащее исполнению судебное решение оставалось неисполненным в ущерб одной из сторон. Было бы невообразимо, чтобы пункт 1 статьи 6 Конвенции подробно описывал процессуальные гарантии, предоставляемые сторонам судопроизводства, - которое должно быть справедливым, публичным и не должно затягиваться, - не предоставляя гарантии исполнения судебных решений; толкование статьи 6 Конвенции как предоставление исключительно права на обращение в суд и проведение судебного разбирательства, по всей видимости, приведет к ситуации, несовместимой с принципом верховенства права, который Высокие Договаривающиеся Стороны обязались соблюдать при ратификации Конвенции. Таким образом, исполнение судебного решения должно рассматриваться как составляющая часть "судебного разбирательства" по смыслу статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III, §34, и Постановление Европейского Суда по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece) от 19 марта 1997 г., Reports 1997-II, р. 510, §40).

53. Далее Европейский Суд напомнил, что та или иная задержка исполнения судебного решения при определенных обстоятельствах может быть оправданна, но задержка не может быть такой, чтобы нарушала саму суть права, гарантируемого пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Финансовые трудности, испытываемые государством, не должны были препятствовать заявителю получить причитающееся ему денежные суммы, присужденные в результате судебного разбирательства (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России", §35).

54. Возвращаясь к настоящему делу, Европейский Суд отметил, что в своей большей части судебное решение от 18 октября 1999 г. не исполнялось в течение двух лет и семи месяцев, включая период более восьми месяцев после вынесения судебного решения от 22 октября 2001 г., которым заявителю была предоставлена компенсация за неисполнение первого судебного решения. В части требования заявителя об индексации размера его ежемесячных выплат в соответствии с инфляцией судебное решение от 18 октября 1999 г. оставалось неисполненным, как минимум, до 28 ноября 2004 г. Власти Российской Федерации не привели причины таким задержкам. Не приняв в течение такого значительного периода времени необходимых мер для исполнения вступившего в законную силу судебного решения по настоящему делу, власти Российской Федерации лишили положения пункта 1 статьи 6 Конвенции их полезной сущности в настоящем деле.

55. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


2. Предполагаемое нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


56. Европейский Суд напомнил, что "требование" может представлять собой "имущество" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в случае, если в достаточной мере установлено, что оно может быть юридически реализовано (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России", §40, и Постановление Европейского Суда по делу "Греческие нефтеперегонные заводы "Стран" и Стратис Андреатис против Греции" (Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece) от 9 декабря 1994 г., Series А, N 301-В, р. 84, §59). Судебные решения от 18 октября 1999 г. и 22 октября 2001 г. предоставили заявителю юридически реализуемое требование, а не просто общее право на получение материальной помощи от государства. Данные судебные решения вступили в силу, поскольку не были обжалованы в кассационном порядке, и на их основании были возбуждены исполнительные производства. Следовательно, невозможность для заявителя в течение существенного срока добиться исполнения представляет собой вмешательство в его право на беспрепятственное пользование своим имуществом, гарантируемое первым предложением пункта 1 статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

57. При отсутствии какого-либо обоснования такого вмешательства (см. выше §54) Европейский Суд пришел к выводу, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции


58. Относительно того, что заявитель не доволен размером денежных сумм, присужденных в результате треьего судебного разбирательства, Европейский Суд напомнил, что в принципе он не призван пересматривать предполагаемые ошибки при оценке права и фактов, допущенные национальными судебными органами, поскольку никаких указаний на несправедливость данного судебного разбирательства не установлено (см., например, Решение Европейского Суда по делу "Дактарас против Литвы" (Daktaras v. Lithuania) от 11 января 2000 г., жалоба N 42095/98). В данном судебном разбирательстве национальные суды двух уровней внимательно рассмотрели находившиеся в их распоряжении материалы дела и пришли к обоснованным выводам по существу требований заявителя. На протяжении всего судебного разбирательства заявитель имел полную возможность представлять свои доказательства и оспаривать те доказательства, которые он счел бы неверными. Более того, Европейский Суд счел, что в принципе он не может заменить собой национальные власти при оценке или пересмотре размера финансовых выплат, доступных в соответствии со схемами социальной помощи (см. Решение Европейского Суда по делу "Панченко против Латвии" (Pancenko v. Latvia) от 28 октября 1999 г., жалоба N 40772/98, и Решение Европейского Суда по делу "Лариошина против Российской Федерации" (Larioshina v. Russia) от 23 апреля 2002 г., жалоба N 56869/00).

59. Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Соответственно, данная часть жалобы должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.


III. Применение Статьи 41 Конвенции


60. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


61. Заявитель потребовал от Европейского Суда присудить ему единовременную компенсацию в размере 12 770 евро и ежемесячные выплаты в размере 17 538 рублей с последующей индексацией начиная с 1 апреля 2004 г. в качестве компенсации материального ущерба и 13 750 евро в качестве компенсации морального вреда.

62. Власти Российской Федерации сочли требования заявителя абсолютно чрезмерными и необоснованными. Они утверждали, что сам факт установления нарушения будет представлять собой достаточную справедливую компенсацию.

63. Европейский Суд не усмотрел причинно-следственной связи между установленным нарушением и требованиями компенсации материального ущерба, а также отметил, что требования заявителя не подтверждены документарными доказательствами. Соответственно, он отклонил эти требования. Вместе с тем, Европейский Суд признал, что заявитель испытывал душевные страдания в связи с неисполнением государства своевременно и в полном объеме рассматриваемых судебных решений. Однако требуемые суммы в отношении морального вреда представляются чрезмерными. Европейский Суд принял во внимание денежные суммы, присужденные по делу "Бурдов против России" (упоминавшемся выше, §47), такие факторы, как возраст заявителя, его доход, сущность сумм, присужденных по судебным решениям в настоящем деле, которые длительное время не исполнялись, то есть задолженность в связи с увеличением размера ежемесячных выплат в связи с участием в мероприятиях по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, длительность исполнительного производства и иные соответствующие аспекты. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил заявителю 3000 евро в качестве компенсации морального вреда плюс сумму налогов, которые могут быть начислены на указанную сумму.


В. Судебные расходы и издержки


64. Заявитель потребовал компенсации судебных расходов и издержек, понесенных в национальных органах власти и Европейском Суде. Однако он не указал размер требуемой компенсации и не представил чеков или иных платежных документов, на основании которой можно было бы установить ее размер. Соответственно, Европейский Суд не присудил компенсации в связи с этим.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


65. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.



На этих основаниях суд единогласно:


1) объявил часть жалобы на длительное неисполнение судебных решений от 18 октября 1999 г. и 22 октября 2001 г., вынесенных в пользу заявителя, приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

3) постановил:

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 3000 (три тысячи) евро в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в национальную валюту Российской Федерации по курсу на день произведения выплаты, плюс сумму налогов, которые могут быть начислены на указанную выше сумму;

(b) что простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

4) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 22 сентября 2005 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис



Постановление Европейского Суда по правам человека от 22 сентября 2005 г. Дело "Денисенков (Denisenkov) против Российской Федерации" (жалоба N 40642/02) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 8/2006.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.