Решение Европейского Суда по правам человека от 9 марта 2006 г. по вопросу приемлемости жалобы N 41146/02 "Михаил Анатольевич Колотков (Mikhail Anatolyevich Kolotkov) против Российской Федерации" (первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Решение по вопросу приемлемости
Жалобы N 41146/02
"Михаил Анатольевич Колотков (Mikhail Anatolyevich Kolotkov) против Российской Федерации"*


Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая 9 марта 2006 г. Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

П. Лоренсена,

Н. Ваич,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева, судей,

а также при участии С. Кесады, заместителя Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание вышеуказанную жалобу, поданную 10 ноября 2002 г.,

принимая во внимание решение о применении положений пункта 3 статьи 29 Конвенции и рассмотрении дела одновременно по вопросу приемлемости и по существу,

принимая во внимание доводы, представленные властями Российской Федерации, и возражения на них, представленные заявителем,

заседая за закрытыми дверями,

вынес следующее Решение:


Факты


Заявитель, Михаил Анатольевич Колотков - гражданин России, 1972 года рождения, проживает в г. Москве. Власти Российской Федерации в Европейском Суде представлял Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптев.

Заявитель являлся государственным служащим Министерства иностранных дел Российской Федерации. С 1998 года по май 2001 г. он был направлен в должности атташе в Посольство Российской Федерации в Республике Уганда. Приказом от 17 июля 2001 г. он был уволен из Министерства иностранных дел Российской Федерации в связи с истечение срока его трудового договора.


1. Судебные разбирательства по вопросу восстановления заявителя на работе


(а) Судебное решение от 19 октября 2001 г., оставленное без изменения 18 декабря 2001 г.


30 июля 2001 г. заявитель подал иск в Пресненский районный суд г. Москвы о его восстановлении на работе. 19 октября 2001 г. Пресненский районный суд г. Москвы установил, что заявитель имел бессрочный трудовой договор с МИДом России, и поэтому его увольнение было незаконным. Суд обязал МИД России восстановить заявителя в должности атташе в Уганде и внести соответствующие изменения в его трудовую книжку. Суд также указал, что судебное решение подлежит незамедлительному исполнению. МИД России обжаловал данное решение в кассационном порядке. 18 декабря 2001 г. судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила без удовлетворения кассационную жалобу МИДа России, а судебное решение - без изменения, и оно вступило в силу в этот же день.

9 ноября 2001 г. МИДом России был издан приказ о восстановлении заявителя в его должности в соответствии с судебным решением от 19 октября 2001 г. Однако поскольку трехлетний срок командирования заявителя в Уганду истек и не было возможности его продлить, в январе 2002 г. заявителю была предложена должность атташе в центральном аппарате МИДа России в г. Москве. Заявитель отказался от этого предложения и потребовал, чтобы ему предоставили возможность продолжить работу в должности атташе в Посольстве Российской Федерации в Уганде.

25 апреля 2002 г. заявитель обратился в службу судебных приставов с заявлением о принудительном исполнении судебного решения от 19 октября 2001 г. 6 мая 2002 г. службой судебных приставов было возбуждено исполнительное производство.

Приказом от 16 мая 2002 г. заявитель был назначен на должность атташе в Историко-документальном департаменте МИДа России (в центральном аппарате в г. Москве) начиная с 15 января 2002 г. Заявитель оказался быть назначенным на эту должность.

Письмами от 16, 22 и 28 мая 2002 г. МИД России информировал службу судебных приставов об усилиях, принимаемых в целях исполнения судебного решения и урегулирования ситуации с трудоустройством заявителя. Министерством отмечалось, inter alia, со ссылками на применимое законодательство Российской Федерации и положение о ротации дипломатических сотрудников, что правовых оснований для продолжения службы заявителя в Посольстве России в Уганде не имеется.

Приказом по МИДу России от 15 августа 2002 г. заявитель был уволен на основании его отказа работать в предложенных должностях.

3 октября 2002 г. службой судебных приставов было вынесено постановление о наложении штрафа на директора Департамента кадров МИДа России в связи с неисполнением указанного решения суда от 19 октября 2001 г. Данное действие судебного пристава-исполнителя было обжаловано МИДом России в Пресненский районный суд г. Москвы, который 28 ноября 2002 г. приостановил исполнительное производство до рассмотрения вопроса о законности наложения штрафа. Ходатайство заявителя о допуске в судебное производство по жалобе МИДа России на постановление о наложении штрафа и его жалоба на определение о приостановлении исполнительного производства были оставлены без удовлетворения. 3 июня 2003 г. Пресненский районный суд г. Москвы признал действия службы судебных приставов о наложении штрафа законными.

15 августа 2003 г. приказом по МИДу России приказ от 15 августа 2002 г. об увольнении заявителя был отменен и заявитель был восстановлен в должности с местом работы в центральном аппарате МИДа России. Заявителю была выплачена заработная плата за предыдущий период пребывания в должности и компенсация за задержку в произведении выплаты указанной заработной платы. 29 августа 2003 г. МИД России назначил заявителю заработную плату, которая включала в себя выплаты за дипломатический ранг атташе и доплату за работу со сведениями, составляющими государственную тайну.

11 сентября 2003 г. своим постановлением служба судебных приставов прекратила исполнительное производство в связи с исполнением судебного решения от 19 октября 2001 г.

15 сентября 2003 г. заявитель обжаловал в Пресненский районный суд г. Москвы постановление службы судебных приставов о прекращении исполнительного производства. 31 октября 2003 г. Пресненский районный суд г. Москвы оставила без удовлетворения жалобу заявителя и признала законным постановление службы судебных приставов. Суд установил, что срок назначения заявителя в должности в Посольстве России в Уганде истек 10 мая 2001 г. и что после этого МИД России предоставил заявителю работу в центральном аппарате в соответствии с требованиями трудового законодательства. Суд установил, что судебное решение от 19 октября 2001 г., оставленное без изменения 18 декабря 2001 г., исполнено в полном объеме. 2 марта 2004 г. судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила без изменения судебное решение от 31 октября 2003 г.


(b) Судебное решение от 22 сентября 2003 г., оставленное без изменения 26 января 2004 г.


2 декабря 2002 г. заявитель подал заявление в Пресненский районный суд г. Москвы об оспаривании приказа по МИДу России от 15 августа 2002 г., которым он был уволен в связи с отказом исполнять свои должностные обязанности.

22 сентября 2003 г. Пресненский районный суд г. Москвы удовлетворил требования заявителя. Исполнительное производство по данному судебному решению было возбуждено 3 октября 2003 г. и прекращено 14 октября 2003 г. в связи с фактическим восстановлением заявителя на работе. Жалоба заявителя на постановление о прекращении исполнительного производства, поданная в Пресненский районный суд г. Москвы, в настоящее время находится на рассмотрении. Судебное решение от 22 сентября 2003 г. было оставлено без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда 26 января 2004 г.


(с) Судебное решение от 15 июня 2004 г.


3 ноября 2003 г. заявитель был уволен из МИДа России ввиду неоднократных прогулов. 20 ноября 2003 г. заявитель подал заявление в Пресненский районный суд г. Москвы, оспаривая это увольнение. 15 июня 2004 г. Пресненский районный суд г. Москвы подтвердил правомерность действий МИДа России. Заявитель обжаловал это решение в кассационном порядке. Судебное разбирательство по этому вопросу продолжается.


2. Судебные разбирательства по вопросу о взыскании ущерба


(а) Судебное разбирательство по вопросу взыскания невыплаченной заработной платы и ущерба за период до 19 октября 2001 г.


(i) Судебное решение от 8 июля 2002 г., измененное определением от 10 июля 2002 г. и оставленное без изменения кассационным определением от 22 августа 2002 г.


29 июля 2001 г. заявитель подал иск в Пресненский районный суд г. Москвы к МИДу России о взыскании материального ущерба и морального вреда, причиненного его увольнением в июле 2001 года. 19 ноября 2001 г. Пресненский районный суд г. Москвы приостановил производство по данному судебному разбирательству до окончания судебного разбирательства по вопросу о восстановлении заявителя в должности.

8 июля 2002 г. Пресненский районный суд г. Москвы частично удовлетворил требования заявителя и обязал МИД России выплатить ему 12 548 рублей в качестве компенсации ущерба, в том числе заработную плату заявителя за период с момента его увольнения в июле 2001 года до 19 октября 2001 г. 10 июля 2002 г. Пресненский районный суд г. Москвы внес изменения в текст решения от 8 июля 2002 г., указав, что размер присужденной заявителю суммы составляет 12 595 рублей 11 копеек. 22 августа 2002 г. судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила без удовлетворения кассационную жалобу заявителя на судебное решение от 8 июля 2002 г., а само решение - без изменения.


(ii) Исполнение судебного решения от 8 июля 2002 г., измененного определением от 10 июля 2002 г. и оставленного без изменения кассационным определением от 22 августа 2002 г.


10 октября 2002 г. заявитель обратился в службу судебных приставов в целях принудительного исполнения судебного решения от 8 июля 2002 г., измененного определением от 10 июля 2002 г. и оставленного без изменения кассационным определением от 22 августа 2002 г. 24 октября 2002 г. службой судебных приставов было возбуждено исполнительное производство. При этом МИД России полагало, что заявитель должен был направить исполнительный лист в Федеральное казначейство в соответствии с процедурой, установленной применимым законодательством.

17 июня 2003 г. службой судебных приставов был наложен арест на банковские счета МИДа России в целях исполнения судебного решения. После обжалования МИДом России постановления службы судебных приставов о наложении ареста 7 июля 2003 г. Пресненский районный суд г. Москвы приостановил исполнительное производство. Решением от 18 марта 2004 г. Пресненский районный суд г. Москвы отменил постановление службы судебных приставов от 17 июня 2003 г. как незаконное.


(iii) Отмена судебного решения от 8 июля 2002 г., измененного определением от 10 июля 2002 г. и оставленного без изменения кассационным определением от 22 августа 2002 г., и отзыв исполнительного листа


3 марта 2003 г. заявитель подал заявление в Пресненский районный суд г. Москвы о пересмотре судебного решения от 8 июля 2002 г. по вновь открывшимся обстоятельствам. 3 сентября 2003 г. Пресненский районный суд г. Москвы удовлетворил заявление заявителя, отменил решение от 8 июля 2002 г., измененное определением от 10 июля 2002 г. и оставленное без изменения кассационным определением от 22 августа 2002 г., и назначил дело на новое рассмотрение. В этот же день Пресненский районный суд г. Москвы удовлетворил ходатайство заявителя об отзыве исполнительного листа, выданного на основании судебного решения от 8 июля 2002 г., измененного определением от 10 июля 2002 г. и оставленного без изменения кассационным определением от 22 августа 2002 г.

Судебные заседания, назначенные на 17 сентября и 12 октября 2004 г. не состоялись по причине неявки заявителя, который был надлежащим образом уведомлен о судебных заседаниях. 12 октября 2004 г. Пресненский районный суд г. Москвы вынес определение, которым он оставил иск заявителя без рассмотрения ввиду неоднократной неявки заявителя в суд. Заявитель не обжаловал это судебное решение, и оно вступило в силу 22 октября 2004 г.


(b) Судебное разбирательство по вопросу взыскания заработной платы и ущерба за период после 19 октября 2001 г.


14 марта 2002 г. заявитель подал иск в Пресненский районный суд г. Москвы о взыскании заработной платы и компенсации причиненного ему ущерба за период после 19 октября 2001 г. 25 июля 2002 г. Пресненский районный суд г. Москвы частично удовлетворил его исковые требования и обязал МИД России выплатить ему сумму в размере 13 478 рублей 56 копеек, включающую в себя задолженность по заработной плате за период с 19 октября 2001 г. по 25 июля 2002 г. По результатам рассмотрения кассационной жалобы заявителя судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда отменила судебное решение от 26 сентября 2002 г. и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В ноябре 2002 года заявитель заявил новые требования о выплате ему заработной платы до данного момента. В январе 2003 года заявитель направил заявление в Пресненский районный суд г. Москвы о наложении ареста на банковские счета МИДа России. Данное заявление было окончательно отклонено 18 февраля 2003 г. кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда. В октябре 2003 года заявитель подал в суд новые требования о взыскании задолженности по заработной плате. Данное судебное разбирательство в настоящее время продолжается.


3. Иные судебные разбирательства


Заявитель инициировал еще целый ряд разбирательств по его спорам с работодателем.

Так, 23 августа 2002 г. заявитель подал жалобу в Конституционный Суд Российской Федерации, в которой он оспаривал конституционность постановления Правительства Российской Федерации от 2 декабря 1994 г. N 1337 "О некоторых вопросах регулирования условий труда работников, направляемых на работу в представительства Российской Федерации за границей". 16 сентября 2002 г. Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации проинформировал заявителя о том, что Конституционный Суд Российской Федерации не обладает юрисдикцией по рассмотрению конституционности подзаконных актов, то есть он рассматривает вопросы конституционности только законов, и поэтому его жалоба не может быть рассмотрена.

19 сентября 2002 г. заявитель подал заявление в Верховный Суд Российской Федерации, оспаривая законность этого же постановления Правительства Российской Федерации от 2 декабря 1994 г. N 1337 "О некоторых вопросах регулирования условий труда работников, направляемых на работу в представительства Российской Федерации за границей". 22 января 2003 г. Верховный Суд Российской Федерации прекратил производство по данному заявлению, поскольку данное постановление было отменено Правительством Российской Федерации. Жалоба заявителя на данное судебное решение была оставлена без удовлетворения 4 апреля 2003 г.


Суть жалобы


1. Заявитель жаловался на длительное неисполнение судебных решений от 19 октября 2001 г., оставленного без изменения 18 декабря 2001 г., и от 8 июля 2002 г., измененного определением от 10 июля 2002 г. и оставленного без изменения кассационным определением от 22 августа 2002 г. Он ссылался при этом на пункт 1 статьи 6, статьи 13, 14 и 17 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции.

2. Заявитель также жаловался, ссылаясь на пункт 1 статьи 11 Конвенции, на отсутствие защиты со стороны профсоюза. Он жаловался, ссылаясь на статью 14 Конвенции, на то, что имела место дискриминация в отношении него при трудоустройстве в МИДе России после его назначения на должность в Посольстве России в Уганде ввиду его увольнения и успешных судебных разбирательств по искам к его работодателю. Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 13 Конвенции, на отказ различных органов власти надлежащим образом рассмотреть его обращения. Ссылаясь на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, он жаловался на то, что длительность судебного разбирательства по его спорам с работодателем была необоснованной. Заявитель жаловался на то, что судебные разбирательства, в которых он участвовал, не были справедливыми. В частности, он утверждал, что национальные суды большее предпочтение отдавали доводам МИДа России, при этом неправильно применяя положения национального законодательства и вынося неправомерные решения в нарушение статей 13, 14 и 17 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, и что ему было отказано в доступе к Конституционному Суду Российской Федерации, поскольку его жалоба была возвращена ему Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации.


Право


1. Заявитель жаловался на то, что задержки при исполнении судебных решений от 19 октября 2001 г., оставленного без изменения 18 декабря 2001 г., и от 8 июля 2002 г., измененного определением от 10 июля 2002 г. и оставленного без изменения кассационным определением от 22 августа 2002 г. нарушили его права, гарантируемые Конвенцией. Европейский Суд рассмотрит данную часть жалобы с точки зрения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, которые в части, применимой к настоящему делу, гласят:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов иди других сборов или штрафов".


А. Доводы сторон


Власти Российской Федерации заявили, что статья 6 Конвенции неприменима к рассматриваемому судебному разбирательству. Они утверждали, что заявитель являлся таким государственным служащим, в отношении которых Европейский Суд в деле "Пеллегрен против Франции" (Pellegrin v. France) (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда, жалоба N 28541/95, ECHR 1999-VIII, §§ 64 - 67) установил, что они исключены из сферы применения статьи 6 Конвенции, поскольку при осуществлении своих должностных обязанностей атташе Посольства Российской Федерации в Уганде заявитель был наделен полномочиями в сфере международных отношений России. Он исполнял обязанности пресс-атташе, занимался протокольными, консульскими, хозяйственными вопросами, готовил пресс-релизы и справочно-информационные материалы, обеспечивал выполнение переводов документов правового и иного характера и деловой переписки Посольства, участвовал в организации Посольством выборов в высшие органы власти Российской Федерации и иных мероприятиях. Власти Российской Федерации представили копию трудового договора, заключенного с заявителем в декабре 1997 года, о его доступе к информации, составляющей государственную тайну, и документы, касающиеся осуществления заявителем его обязанностей в Посольстве России в Уганде.

Власти Российской Федерации также утверждали, что судебное решение от 19 октября 2001 г., оставленное без изменения 18 декабря 2001 г., было исполнено, в то время как судебное решение от 8 июля 2002 г., оставленное без изменения 22 августа 2002 г., было отменено, а исполнительное производство прекращено по заявлению заявителя о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам и об отзыве исполнительного листа. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель сам затягивал исполнение первого судебного решения и что задержек при исполнении второго судебного решения не имелось.

Власти Российской Федерации возражали против рассмотрения дела в соответствии с правилом 54А Регламента Европейского Суда и пришли к выводу, что часть жалобы заявителя по статье 6 Конвенции должна быть объявлена несовместимой ratione materiae с положениями Конвенции, а часть жалобы по статье 1 Протокола N 1 к Конвенции должна быть объявлена неприемлемой в соответствии с пунктом 1 статьи 37 Конвенции, поскольку заявитель более не поддерживал рассмотрение его дела в национальных судах после вынесения Пресненским районным судом г. Москвы решения от 3 сентября 2003 г.

Заявитель не согласился с этим. Он утверждал, что он не обладал суверенными полномочиями по смыслу принципа, закрепленного в деле "Пеллегрен против Франции". Его работа в Посольстве была связана с административным обеспечением его деятельности и осуществлением внутренних переводов, поскольку атташе - это низший дипломатический ранг в дипломатической службе России. Он не имел права подписывать какие-либо документы. Заявитель утверждал, что персонал Посольства включает в себя административных сотрудников и дипломатов, назначаемых Министерством иностранных дел Российской Федерации, и что единственным лицом, которого можно считать наделенным суверенными полномочиями, является посол, назначаемый Президентом Российской Федерации. Заявитель утверждал, что доводы властей Российской Федерации необоснованны. Он ссылался на дело "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France) (см. Постановление Большой Палаты, жалоба N 30979/96, ECHR 2000-VII), утверждая, что статья 6 Конвенции применима к его делу относительно его восстановления на работе, экономического по своей природе. Заявитель утверждал, что принцип дела "Пеллегрен против Франции" неприменим к послесудебному исполнительному производству.

Заявитель утверждал, что исполнение судебного решения от 19 октября 2001 г., оставленного без изменения 18 декабря 2001 г., было формальным, поскольку после этого он был дважды уволен. В любом случае двухлетний период исполнения судебного решения был неразумно и необоснованно длительным. Что касается судебного решения от 8 июля 2002 г., оставленного без изменения 22 августа 2002 г., заявитель утверждал, что статья 6 Конвенции, несомненно, применима к его делу, а задержка при исполнении судебного решения в период с 24 октября 2002 г. по 3 сентября 2003 г. была необоснованной.


В. Анализ Европейского Суда


1. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции


Европейский Суд отметил, что в настоящем деле рассматриваемое судебное разбирательство касалось увольнения государственного служащего, работавшего в органах власти, и компенсации ущерба. Европейский Суд напомнил, что из сферы применения пункта 1 статьи 6 Конвенции исключены такие споры, которые инициированы государственными служащими, обязанности которых олицетворяют конкретную деятельность государственной службы, насколько они действуют как носители государственной власти, ответственные за защиту общих интересов государства и иных органов власти. В каждом конкретном случае необходимо оценивать, влечет ли должность заявителя - в свете сущности обязанностей и ответственности, возложенных на него, - прямое или косвенное участие в осуществлении полномочий, возложенных на него в силу публичного права, и обязанности, предназначенные для защиты общих интересов государства или иных государственных органов. При этом Европейский Суд может принимать во внимание в качестве ориентира, inter alia, категории деятельности и должностей, указанные Европейской Комиссией по правам человека в своем сообщении от 18 марта 1988 г. (см. упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Пеллегрен против Франции", § 66). В нем дипломатический корпус приводится как пример деятельности, влекущей "прямое или косвенное участие в осуществлении полномочий, возложенных в соответствии с публичным правом, и обязанностей, направленных на защиту общих интересов государства" (ibid., § 40).

Европейский Суд установил, что в настоящем деле заявитель являлся государственным служащим в Министерстве иностранных дел Российской Федерации, членом дипломатического корпуса, приписанным к посольству - органу, представляющему государство в зарубежной стране, обеспечивающему соблюдение национальных интересов и проводящему международную политику своего государства. Его должность влекла возможный доступ к информации, составляющей государственную тайну. В отличие от заявителя по делу "Фридлендер против Франции", упоминавшемся выше, заявитель по настоящему делу при осуществлении своих обязанностей непосредственно участвовал в осуществлении посольством его дипломатических и консульских функций. На основании представленных ему материалов дела Европейский Суд счел, что должность заявителя, несомненно, предусматривала наделение частью суверенных полномочий государства, которое, соответственно, имело законный интерес в требовании от заявителя особой степени доверия и лояльности (см., mutatis mutandis, Решение Европейского Суда по делу "G.K. против Австрии" (G.K. v. Austria) от 14 марта 2000 г., жалоба N 39564/98). Таким образом, пункт 1 статьи 6 Конвенции неприменим к настоящему судебному разбирательству.

Следовательно, данная часть жалобы является несовместимой ratione materiae с положениями Конвенции по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.


2. Предполагаемое нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


Относительно жалобы заявителя на длительное неисполнение судебного решения от 19 октября 2001 г., оставленного без изменения 18 декабря 2001 г., Европейский Суд установил, что данным решением увольнение заявителя в 2001 году было признано незаконным, и на МИД России была возложена обязанность восстановить заявителя на работе. Соответственно, данное судебное решение касалось права заявителя на труд, которое как таковое не гарантируется статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая защищает имущественные права. Даже если предположить, что данное судебное решение создает правовую базу для выплаты заявителю компенсации ущерба и заработной платы, все эти требования заявителя о взыскании ущерба и выплате заработной платы являлись предметом рассмотрения в отдельных судебных разбирательствах, как это прямо следует из обстоятельств дела. Таким образом, Европейский Суд счел, что часть жалобы заявителя на основании статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции относительно задержек при исполнении судебного решения от 19 октября 2001 г., оставленного без изменения 18 декабря 2001 г., является явно необоснованной.

Европейский Суд далее установил, что заявитель отдельно жаловался на длительное неисполнение судебного решения от 8 июля 2002 г., измененного определением от 10 июля 2002 г. и оставленного без изменения кассационным определением от 22 августа 2002 г., на основании которого заявителю была присуждена денежная сумма в размере 12 595 рублей 11 копеек в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда, причиненного увольнением в 2001 году. Исполнительное производство было возбуждено службой судебных приставов через 14 дней после обращения заявителя, в ходе которого был наложен арест на банковский счет МИДа России. По заявлению заявителя о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам 3 сентября 2003 г. Пресненский районный суд г. Москвы отменил рассматриваемое судебное решение. Суд также удовлетворил ходатайство заявителя об отзыве исполнительного листа, выданного на основании судебного решения от 8 июля 2002 г. Таким образом, данное судебное решение было отменено по ходатайству заявителя чуть более год спустя после того, как оно вступило в силу. Принимая во внимание свое прецедентное право по данному вопросу (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III, §§ 33 - 42; Решение Европейского Суд по делу "Грищенко против Российской Федерации" (Grishchenko v. Russia) от 8 июля 2004 г., жалоба N 75907/01; Решение Европейского Суда по делу "Денисов против Украины" (Denisov v. Ukraine) от 1 февраля 2005 г., жалоба N 18512/02; Решение Европейского Суда по делу "Пресняков против Российской Федерации" (Presnyakov v. Russia) от 10 ноября 2005 г., жалоба N 41145/02), Европейский Суд счел, что нельзя утверждать, что задержка при исполнении судебного решения при обстоятельствах настоящего дела представляла собой вмешательство в имущественные права заявителя способом, несовместимым с положениями статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

2. Европейский Суд рассмотрел остальную часть жалобы заявителя. Однако в свете всех представленных ему материалов, насколько предметы жалобы входят в его компетенцию, Европейский Суд счел, что она не раскрывает каких-либо признаков нарушения прав и свобод, гарантируемых Конвенцией и Протоколами к ней.

Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


На этих основаниях Суд единогласно:


Решил прекратить применение пункта 3 статьи 29 Конвенции при рассмотрении настоящего дела и объявил жалобу неприемлемой.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис


------------------------------

* Перевод с английского М. Виноградова.



Решение Европейского Суда по правам человека от 9 марта 2006 г. по вопросу приемлемости жалобы N 41146/02 "Михаил Анатольевич Колотков (Mikhail Anatolyevich Kolotkov) против Российской Федерации" (первая секция)


Текст Решения опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 9/2006


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.