Постановление Европейского Суда по правам человека от 1 июня 2006 г. Дело "Куценко (Kutsenko) против Российской Федерации" (жалоба N 12049/02) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Куценко (Kutsenko)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 12049/02)


Постановление Суда


Страсбург, 1 июня 2006 г.


По делу "Куценко против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Л. Лукайдеса, Председателя Палаты,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 11 мая 2006 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 12049/02), поданной в Европейский Суд 20 февраля 2002 г. против Российской Федерации гражданином России Люсей Ивановной Куценко (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым.

3. 24 мая 2004 г. Европейский Суд решил коммуницировать часть жалобы, касающуюся длительности судебного разбирательства, властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.


Факты


I. Обстоятельства дела


4. Заявитель родилась в 1937 году и проживает в деревне Новоселье Ленинградской области.

5. В 1995 году заявитель заключила договор с открытым акционерным обществом "Энергомашстрой" (далее - ОАО "Энергомашстрой"). Договором предусматривалось, что заявитель брала на себя обязательство перевести определенную сумму денег на счет ОАО "Энергомашстрой", в то время как последнее должно было построить дом и выделить в нем заявителю квартиру. Вселившись в 1998 году в новую квартиру, заявитель обнаружила ряд конструктивных дефектов.

6. 15 сентября 1998 г. заявитель подала исковое заявление к ОАО "Энергомашстрой" в Ломоносовский районный суд Ленинградской области, требуя устранить указанные недостатки. После этого 16 ноября 1998 г., 1 апреля и 17 сентября 1999 г., 26 апреля 2001 г., 21 июля, 14 августа и 15 декабря 2003 г. она изменяла и дополняла свои исковые требования, дополнив их требованием о взыскании денежных средств, выплаченных по заключенному договору, и компенсации причиненного ущерба.

7. 10 декабря и 15 декабря 1998 г. заявитель потребовала от Ломоносовского районного суда Ленинградской области начать рассмотрение ее дела. Ответов на эти требования она не получила.

8. 1 марта 1999 г. заявитель подала жалобу на задержку рассмотрения ее дела в Управление Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации по Ленинградской области. 23 марта 1999 г. Управление проинформировало заявителя о том, что судебное заседание по ее делу будет проведено 26 марта 1999 г.

9. 26 марта 1999 г. Ломоносовский районный суд Ленинградской области отложил рассмотрение дела ввиду неявки сторон на 14 мая 1999 г. При этом заявитель направляла ходатайство о рассмотрении дела в ее отсутствии, в то время как компания-ответчик просила суд перенести судебное заседание, ссылаясь на запоздалое получение судебной повестки.

10. 14 мая 1999 г. судебное заседание было перенесено на 10 сентября 1999 г., поскольку председательствующий судья был занят в этот день в другом судебном заседании.

11. 1 августа 1999 г. заявитель попросила Ломоносовский районный суд Ленинградской области ускорить рассмотрение ее дела.

12. 10 сентября 1999 г. судебное заседание было перенесено на 8 октября 1999 г. по причине невозможности явки на него представителя ответчика, поскольку он участвовал в этот день в судебном заседании по другому делу, а затем - на 19 ноября 1999 г., поскольку суд предложил сторонам представить дополнительные документы. 19 ноября 1999 г. судебное заседание было перенесено на 14 января 2000 г., а затем - на 25 января 2000 г. в связи с участием председательствующего судьи в другом судебном заседании.

13. 23 ноября 1999 г. заявитель подала жалобу на задержку рассмотрения ее дела в Администрацию Президента Российской Федерации. В ответ на эту жалобу письмом от 25 января 2000 г. Ломоносовский районный суд Ленинградской области уведомил заявителя о том, что судебное заседание по ее делу состоится 26 января 2000 г.

14. 26 января 2000 г. по ходатайству ответчика Ломоносовский районный суд Ленинградской области назначил судебную экспертизу квартиры заявителя для оценки ее соответствия строительным нормативам. Этим же определением суд приостановил судебное разбирательство до получения результатов экспертизы. Заявитель возражала против проведения экспертизы на том основании, что такая экспертиза уже проводилась другим экспертным бюро и что ее результаты уже представлены суду. По утверждению заявителя, Ломоносовский районный суд Ленинградской области проигнорировал это возражение заявителя.

15. Заявитель обжаловала определение Ломоносовского районного суда Ленинградской области от 26 января 2000 г., и материалы дела были направлены в Ленинградский областной суд. 27 апреля 2000 г. судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда оставил без удовлетворения частную жалобу, а определение от 26 января 2000 г. - без изменения.

16. 6 июня 2000 г. материалы дела были возвращены в Ломоносовский районный суд Ленинградской области и направлены экспертам для проведения необходимой экспертизы.

17. 8 декабря 2000 г. эксперты, которым было поручено проведение экспертизы, отказались от ее проведения и вернули материалы дела в Ломоносовский районный суд Ленинградской области, указав, что ответчик отказался оплатить расходы по проведению экспертизы.

18. 9 января 2001 г. Ломоносовский районный суд Ленинградской области возобновил рассмотрение дела и назначил судебное заседание на 24 апреля 2001 г.

19. 24 апреля 2001 г. Ломоносовский районный суд Ленинградской области перенес судебное заседание на 4 июля 2001 г. и по ходатайству заявителя обязал ответчика представить дополнительные документы.

20. 4 июля 2001 г. суд перенес судебное заседание на 4 сентября 2001 г., поскольку ответчик не представил затребованные документы, а затем - на 28 сентября 2001 г., обязав стороны представить оригиналы заключенного между ними договора. 28 сентября 2001 г. судебное заседание было перенесено на 19 октября 2001 г., поскольку Ломоносовский районный суд Ленинградской области направил запрос в экспертное учреждение о проведении подсчета стоимости экспертизы и обязал ответчика оплатить эти расходы.

21. 19 октября 2001 г. судебное заседание было перенесено на 19 ноября 2001 г. в связи с участием председательствующего судьи в другом судебном разбирательстве.

22. 19 ноября 2001 г. Ломоносовский районный суд Ленинградской области снова приостановил рассмотрение дела и своим определением подтвердил определение от 26 января 2000 г., поскольку ответчик согласился возместить расходы по проведению экспертизы. 23 января 2002 г. судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда оставила без удовлетворения частную жалобу заявителя на это определение.

23. 27 февраля 2002 г. материалы дела были направлены в Ломоносовский районный суд Ленинградской области, а затем переданы экспертам. Эксперты исследовали квартиру заявителя 25 июля 2002 г. и вернули материалы дела в Ломоносовский районный суд Ленинградской области 3 сентября 2002 г.

24. Письмом от 4 сентября 2002 г. Ломоносовский районный суд Ленинградской области уведомил заявителя о том, что судебное заседание по ее делу состоится 11 октября 2002 г. 11 октября 2002 г. Ломоносовский районный суд Ленинградской области перенес по неустановленной причине судебное заседание на 1 ноября 2002 г., а затем на 6 декабря 2002 г. по причине болезни судьи. Заявитель заявляла возражения против этих переносов, однако суд не принял их во внимание. 6 декабря 2002 г. судебное заседание было перенесено на 10 января 2003 г. по ходатайству заявителя.

25. В течение 2002 года заявитель подала ряд жалоб на чрезмерную длительность судебного разбирательства по ее делу в различные административные органы. В основном она получала формальные ответы о том, что ее жалоба направлена на рассмотрение в Ломоносовский районный суд Ленинградской области.

26. В период с 10 по 15 января 2003 г. судебные заседания не состоялись по различным причинам, в том числе ввиду неявки одного из народных заседателей.

27. 15 января 2003 г. Ломоносовский районный суд Ленинградской области вынес решение, которым оставил исковое заявление заявителя без удовлетворения и установил, что заявитель должна возместить расходы по судебной экспертизе ее квартиры ответчику - ОАО "Энергомашстрой".

28. 14 мая 2003 г. судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда отменила судебное решение от 15 января 2003 г. и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

29. Материалы дела были направлены в Ломоносовский районный суд Ленинградской области 17 июня 2003 г., и суд первой инстанции назначил судебное заседание на 14 августа 2003 г.

30. В период с 14 по 29 августа 2003 г. судебные заседания неоднократно прерывались и возобновлялись, в частности по причине того, что заявитель дополняла свои исковые требования и дважды заявляла ходатайство суду о получении дополнительных документов. 29 августа 2003 г. судебное заседание было перенесено на 2 октября 2003 г. в связи с удовлетворением ходатайства заявителя о затребовании дополнительных документов, а потом - на 20 ноября 2003 г. по причине болезни председательствующего судьи. Судебное разбирательство было возобновлено 20 ноября 2003 г., но судебное заседание было отложено на 5 декабря 2003 г. в связи с неявкой на судебное заседание представителя ответчика по причине болезни. 5 декабря 2003 г. состоялось следующее судебное заседание.

31. Решением от 17 декабря 2003 г. Ломоносовский районный суд Ленинградской области оставил исковые требования заявителя без удовлетворения и обязал ее возместить компании-ответчику расходы по проведению экспертизы.

32. 10 марта 2004 г. судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда отменила судебное решение от 17 декабря 2003 г. и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. 13 апреля 2004 г. материалы дела были переданы в Ломоносовский районный суд Ленинградской области, и 20 апреля 2004 г. суд первой инстанции назначил судебное заседание на 9 июня 2004 г.

33. 9 июня 2004 г. судебное заседание было перенесено на 28 июля 2004 г. до завершения переговоров о заключении мирового соглашения между сторонами. Как представляется, 28 июля 2004 г. судебное заседание было возобновлено.

34. Решением от 9 августа 2004 г. Ломоносовский районный суд Ленинградской области частично удовлетворил исковые требования заявителя и присудил ей компенсацию ущерба, причиненного компанией-ответчиком.

35. 3 ноября 2004 г. судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда отменила судебное решение от 9 августа 2004 г. и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

36. 1 февраля 2005 г. Ломоносовский районный суд Ленинградской области частично удовлетворил исковые требования заявителя и присудил ей 409 724 рубля 20 копеек.

37. 13 апреля 2005 г. судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда оставила судебное решение от 1 февраля 2005 г. без изменения.


II. Применимое национальное законодательство


38. Статья 99 Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 года, действовавшего на момент событий, предусматривала, что дело по гражданскому иску должно быть подготовлено к судебному заседанию в течение семи дней с момента поступления иска в суд. Дела по гражданским искам должны рассматриваться в одномесячный срок со дня завершения подготовки дела к судебному заседанию.

39. Статья 74 Гражданского процессуального кодекса РСФСР предусматривала, что в случае невозможности проведения экспертизы без участия одной из сторон судебного разбирательства и уклонения этой стороны от участия в проведении экспертизы суд вправе установить соответствующий факт, дать ему оценку или опровергнуть его в ущерб уклоняющейся стороны.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции


40. Заявитель жаловалась на то, что длительность первого судебного разбирательства по ее делу была несовместимой с требованием "разумного срока", установленного в пункте 1 статьи 6 Конвенции, который гласит:

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях _ имеет право на ... разбирательство дела в разумный срок ... судом ...".

41. Период времени, который следует учитывать, начался 15 сентября 1998 г., когда заявитель подала исковое заявление, и закончился 13 апреля 2005 г., когда было вынесено последнее судебное решение по исковым требованиям заявителя. Таким образом, он длится шесть лет, шесть месяцев и двадцать девять дней, в течение которых иск заявителя рассматривался четыре раза судом двух инстанций.


А. Приемлемость


42. В своих доводах от 14 сентября 2004 г., представленных в Европейский Суд, власти Российской Федерации утверждали, что жалоба заявителя является преждевременной, поскольку судебное разбирательство по его делу еще продолжалось.

43. Не принимая во внимание тот факт, что судебное разбирательство уже завершилось, Европейский Суд напомнил, что согласно устоявшейся практике Конвенционных органов жалобы на длительность судебного разбирательства могут быть поданы до окончания судебного разбирательства на национальном уровне (см., среди прочих прецедентов, Постановление Европейского Суда по делу "Кузин против Российской Федерации" (Kuzin v. Russia) от 9 июня 2005 г., жалоба N 22118/02).

44. Европейский Суд пришел к выводу, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее он отметил, что иных оснований для объявления ее неприемлемой не установлено. Таким образом, данная часть жалобы объявляется приемлемой.


В. По существу


45. Власти Российской Федерации утверждали, что задержки при рассмотрении дела заявителя имели место по вине заявителя, в частности по причине ее неявки на судебное заседание 26 марта 1999 г. и того факта, что она неоднократно изменяла и дополняла предмет своих исковых требований, а также заявляла ходатайства в суд об истребовании дополнительных доказательств. Более того, дело заявителя являлось достаточно сложным, поскольку требовало проведения строительной экспертизы, а решения суда первой инстанции по данному вопросу были дважды отменены вышестоящим судом. Относительно экспертного заключения, представленного заявителем, власти Российской Федерации утверждали, что оно не соответствует требованиям национального гражданского процессуального законодательства и поэтому не могло быть приобщено к делу в качестве доказательства.

46. Заявитель не согласилась с доводами властей Российской Федерации и подтвердила свою жалобу. Она указывала, что суд первой инстанции нарушил сроки рассмотрения ее дела, установленные законодательством Российской Федерации. В частности, со дня ее обращения в суд по дату назначения первого судебного заседания по делу прошло шесть месяцев и восемь дней, а экспертиза была назначена только через один год после того, как она направила ходатайство о ее назначении. Более того, суд не предпринимал никаких принудительных мер в отношении компании-ответчика в связи с ее уклонением от экспертизы, а вместо этого подтверждал назначение экспертизы и приостановил судебное разбирательство общим сроком более чем на два года. Далее заявитель утверждала, что ее действия никогда не способствовали каким-либо задержкам в судебном разбирательстве и она? всегда соблюдала установленные законом сроки; она изменяла исковые требования по причине задержек в судебном разбирательстве, но в любом случае она лишь, в основном, изменяла размер требований компенсации ущерба, что никак не способствовало затягиванию судебного разбирательства. Заявитель также утверждала, что она заявляла ходатайства в суд первой инстанции об истребовании доказательств, поскольку компания-ответчик в течение первых трех лет судебного разбирательства не представляла суду доказательств, а сам суд не предпринимал попыток получить их. Наконец, она оспорила утверждение властей Российской Федерации о том, что 26 марта 1999 г. не явилась на судебное заседание, поскольку на самом деле она приходила в суд и разговаривала с судьей.

47. Европейский Суд напомнил, что разумность срока судебного разбирательства должна рассматриваться в свете обстоятельств дела и с учетом критериев, установленных прецедентной практикой Европейского Суда, в частности сложности дела, поведения заявителя и соответствующих органов власти и важности рассматриваемого в рамках дела вопроса для заявителя (см., среди прочих прецедентов, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, ECHR 2000-VII, §43).

48. Европейский Суд счел, что судебное разбирательство по настоящему делу было достаточно сложным, поскольку требовало проведения экспертизы, а также поскольку заявитель неоднократно изменяла и дополняла свои исковые требования. Признав, что с учетом данных факторов задача судов по рассмотрению дела была усложнена, Европейский Суд не может согласиться с тем, что сама по себе сложность дела была таковой, чтобы могла обосновать весь срок рассмотрения дела (см. Решение Европейского Суда по делу "Малинин против Российской Федерации" (Malinin v. Russia) от 8 июля 2004 г., жалоба N 58391/00).

49. Далее Европейский Суд счел, что судебное разбирательство в основном было затянуто во время первого круга рассмотрения дела, в частности с 15 сентября 1998 г., когда заявитель подала свой иск, до 15 января 2003 г., когда было вынесено решение по существу дела. После его отмены судом кассационной инстанции 14 мая 2003 г. судебное разбирательство существенно ускорилось, при этом дело было рассмотрено три раза судами двух инстанций в течение двадцати трех месяцев.

50. Относительно периода с 15 сентября 1998 г. по 15 января 2003 г. Европейский Суд отметил, что судебные заседания переносились дважды, поскольку заявитель изменяла свои исковые требования и ходатайствовала перед судом об истребовании дополнительных доказательств. Европейский Суд напомнил в связи с этим, что заявителю нельзя ставить в вину использование всех выгод средств, предоставляемых ему национальным законодательством при защите своих интересов (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Ягчи и Саргин против Турции" (Yagci and Sargin v. Turkey) от 8 июня 1995 г., Series А, N 319-А, §66). В любом случае общая длительность задержки в связи с ходатайствами заявителя не превышала четырех месяцев. При данных обстоятельствах Европейский Суд не может прийти к выводу, что действия заявителя как-либо существенно затягивали судебное разбирательство.

51. Относительно действий властей Европейский Суд, прежде всего, напомнил, что довод властей Российской Федерации о том, что судебное заседание, назначенное на 26 марта 1999 г., было перенесено по причине неявки заявителя, не является убедительным. В связи с этим Европейский Суд отметил, что, как следует из справки о движении по делу по гражданскому иску заявителя, представленной властями Российской Федерации, даже если заявитель не явилась на указанное судебное заседание, она направляла ходатайство в суд о рассмотрении дела в ее отсутствие, в то время как компания-ответчик со своей стороны просила суд перенести судебное заседание со ссылкой на запоздалое получение судебной повестки. При данных обстоятельствах Европейский Суд счел, что рассматриваемая задержка произошла скорее по вине властей, нежели по вине заявителя. Далее он отметил, что хотя иск заявителя был зарегистрирован 15 сентября 1998 г., Ломоносовскому районному суду Ленинградской области потребовалось около шести месяцев, чтобы назначить судебное заседание на 26 марта 1999 г. В указанный день судебное заседание было перенесено еще на один месяц и девятнадцать дней, при этом данная задержка произошла по вине властей. Более того, пять раз судебные заседания переносились, в целом, на восемь месяцев и семнадцать дней в связи с участием председательствующего судьи в другом судебном заседании. В связи с этим Европейский Суд напомнил, что обязанностью государств является организация их судебных систем таким образом, чтобы они могли выполнять свою обязанность по рассмотрению дел в разумный срок (см., среди прочих прецедентов, Постановление Европейского Суда по делу "Леффер против Австрии" (Leffer v. Austria) от 3 октября 2000 г., жалоба N 30546/96, §21).

52. Далее Европейский Суд установил, что с 26 января 2000 г. по 9 января 2001 г. Ломоносовский районный суд Ленинградской области приостановил судебное разбирательство до завершения проведения экспертизы, которая была назначена по ходатайству компании-ответчика. Даже если компания-ответчик отказалась оплатить расходы по проведению экспертизы, в результате чего эксперты отказались ее проводить, ничто не указывает на то, что суд каким-либо образом прореагировал на такие действия ответчика. Вместо этого 19 ноября 2001 г. суд вновь назначил проведение экспертизы, что затянуло судебное разбирательство еще на девять месяцев. При данных обстоятельствах Европейский Суд не убежден, что национальные суды принимали меры, доступные им в соответствии с национальным законодательством, в частности статьей 74 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, действовавшего на момент событий, чтобы дисциплинировать ответчика в целях обеспечения рассмотрения дела в разумный срок (см., в несколько схожем контексте, Постановление Европейского Суда по делу "Соколов против Российской Федерации" (Sokolov v. Russia) от 22 сентября 2005 г., жалоба N 3734/02).

53. В свете критериев, установленных в прецедентной практике, и с учетом обстоятельств настоящего дела, в частности того факта, что во время первого круга рассмотрения дела заявителя судебное разбирательство длилось четыре года и четыре месяца в суде первой инстанции, из которых власти непосредственно ответственны, как минимум, за четыре года, Европейский Суд счел, что длительность судебного разбирательства была чрезмерной и не соответствовала требованию "разумного срока".

54. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции


55. В своем письме от 24 мая 2005 г. заявитель жаловалась, ссылаясь на статью 6 Конвенции, взятой отдельно и в совокупности со статьей 14 Конвенции, на то, что национальные суды были предвзяты в пользу ответчика, неправильно установили факты по делу и обосновали свои решения от 1 февраля и 13 апреля 2005 г. на недопустимых доказательствах. Заявитель утверждала, что указанные нарушения ее права на справедливое судебное разбирательство имело место по причине того, что ответчиком являлась большая строительная компания, в то время как сама заявитель являлась пенсионером, что, по ее мнению, представляло собой дискриминацию в отношении ее по признаку имущественного статуса.

56. Прежде всего, Европейский Суд отметил, что заявитель не представила доказательств объективной или субъективной предвзятости со стороны национальных судов. Далее Европейский Суд напомнил, что он не призван рассматривать ошибки фактов и права, предположительно совершенные национальными судебными органами, если ничто не указывает на несправедливость судебного разбирательства, а сами судебные решения не могут рассматриваться как произвольные. На основании материалов, представленных заявителем, Европейский Суд отметил, что заявитель имела возможность представить суду свои доводы, какие она пожелала, и судебные органы дали им надлежащую оценку. С учетом описанных фактов Европейский Суд не усмотрел оснований полагать, что судебное разбирательство не соответствовало требованию справедливости, установленному статьей 6 Конвенции. Наконец, Европейский Суд счел, что ничто не указывает на то, что заявитель вообще поднимала вопрос о предполагаемом факте дискриминации в национальных органах власти, и что в любом случае она не подтвердила это какими-либо доказательствами, которые бы подтверждали, что к ней имело место иное отношение, нежели к другому лицу, находившемуся в сопоставимом положении.

57. Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

58. Заявитель также жаловалась, ссылаясь на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, на то, что в связи с дефектами, которые не были устранены ответчиком, предоставленная ей квартира была непригодна для проживания и что национальные суды отказались присудить ей компенсацию ущерба в полном объеме, затребованном ею, что нарушило ее право на беспрепятственное пользование своим имуществом.

59. Европейский Суд напомнил, что тот факт, что одна из сторон договора не исполняет договорные обязательства и что национальные судебные органы представляли собой место разрешения частного спора по вопросу исполнения указанных договорных обязательств, в рамках которого заявитель не преуспела, не представляет собой вмешательство со стороны государства в право собственности в соответствии со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, поскольку именно суды призваны разрешать споры между сторонами, при этом неизбежным последствием разрешения споров является то, что одна из сторон, в конечном итоге, может не преуспеть при этом (см. Решение Европейского Суда по делу "Кухарж и Штис против Чехии" (Kucharj and Shtis v. Czech Republic) от 21 октября 1998 г., жалоба N 7527/97). Далее Европейский Суд отметил, что в материалах настоящего дела не имеется ничего, что бы могло привести к другому выводу.

60. Следовательно, данная часть жалобы является несовместимой ratione materiae с положениями Конвенции по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

61. Наконец, заявитель жаловалась, ссылаясь на статью 2 Протокола N 4 к Конвенции, на нарушение ее свободы выбора места жительства, утверждая, что у нее не имеется достаточных средств для покупки жилья в другом регионе России, поскольку компенсация, присужденная национальными судами, была явно недостаточной для этого.

62. Европейский Суд отметил, что статья 2 Протокола N 4 к Конвенции не может толковаться как налагающая на государство обязательство предоставить финансовую помощь лицу для приобретения жилья по его выбору.

63. Следовательно, данная часть жалобы является несовместимой ratione materiae с положениями Конвенции по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.


III. Применение Статьи 41 Конвенции


64. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


65. Заявитель потребовала присудить ей 70 000 евро в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда.

66. Власти Российской Федерации не согласились с этим требованием. Они утверждали, что причинно-следственная связь между предполагаемым нарушением права заявителя на рассмотрение ее дела в разумный срок и предположительно причиненным ей материальным ущербом отсутствует и что символическая сумма будет представлять собой справедливую компенсацию морального вреда, причиненного заявителю.

67. Европейский Суд не усмотрел причинно-следственной связи между установленным нарушением и предположительно причиненным материальным ущербом, поэтому он отклонил требования заявителя в части, касающейся компенсации материального ущерба. При этом Европейский Суд счел, что заявителю был причинен моральный вред. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил заявителю 1500 евро в связи с этим.


В. Судебные расходы и издержки


68. Заявитель не требовала компенсации судебных расходов и издержек, понесенных в национальных судах и в Европейском Суде. Соответственно, Европейский Суд счел, что ему не следует присуждать компенсации в связи с этим.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


69. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих основаниях Суд единогласно:


1) объявил часть жалобы, касающуюся длительности судебного разбирательства, приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил,

(а) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в трехмесячный срок после вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции 1500 (одну тысячу пятьсот) евро в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в национальную валюту государства-ответчика по курсу на день выплаты, плюс любую сумму налогов, которые могут быть начислены на указанные суммы;

(b) что простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

4) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 1 июня 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Лукис Лукайдес



Постановление Европейского Суда по правам человека от 1 июня 2006 г. Дело "Куценко (Kutsenko) против Российской Федерации" (жалоба N 12049/02) (Первая секция)


Текст постановления опубликован в журнале "Российская юстиция", 2006 г., N 10, в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 5/2007


Перевод с английского: М. Виноградов


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.