Решение Европейского Суда по правам человека от 18 октября 2005 г. по заявлению N 70297/01. Дело ООО "Терем", Чечеткин и Олиус против Украины

Европейский Суд по правам человека


Решение по заявлению N 70297/01
Дело ООО "Терем", Чечеткин и Олиус против Украины


В деле ООО "Терем", Чечеткин и Олиус против Украины (Terem Ltd, Chechetkin and Olius v. Ukraine),

Европейский Суд по правам человека (Второй состав), заседающий в составе:

Г-на J.-P. Costa, Председатель,

Г-на I. Cabral Barreto,

Г-на V. Butkevych,

Г-жи A. Mularoni,

Г-жи E. Fura-Sandstrom,

Г-жи D. Jociene,

Г-на D. Popovic, судьи,

и Г-жа S. Dolle, Секретарь состава,

Рассмотрев дело в закрытом судебном заседании 27 сентября 2005 года,

Вынесли следующее решение, которое было принято на указанную дату:


Процедура


1.  Дело возбуждено на основании заявления (N 70297/01) против Украины, представленного в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция), украинской компанией ООО "Терем" и гражданами Украины г-ном И. Чечеткиным и г-ном Е. Олиусом (далее - Заявители) 30 мая 2001 года.

2.  Правительство Украины (далее - Правительство) было представлено его уполномоченными представителями: г-жой В. Лутковской и г-жой З. Бортновской.

3.  19 ноября 2004 года Суд решил направить заявление Правительству. В соответствии с положениями §3 статьи 29 Конвенции он решил рассматривать по существу основания заявления одновременно с рассмотрением вопроса о его приемлемости.


Факты


I.  Обстоятельства дела


4.  Первым заявителем является ООО "Терем", украинская компания зарегистрированная в 1998 году. Вторым заявителем является г-н Игорь Владимирович Чечеткин, гражданин Украины, который родился в 1967 году и проживает в Киеве. Третьим заявителем является г-н Евгений Витальевич Олиус, также гражданин Украины, который родился в 1957 году и проживает в Киеве. Второй и третий заявители являются совладельцами первого заявителя.

5.  В ноябре 1999 года имущество и финансовые документы, принадлежащие первому заявителю, были арестованы налоговой полицией во время проведения мероприятий налогового контроля по проверке соответствия деятельности компании требованиям налогового законодательства.

6.  10 февраля 2000 года большая часть имущества первого заявителя была объявлена Управлением налоговой полиции Киева (далее - УНП Киева) "бесхозным" ("without an owner"). 3 марта 2000 года Жовтневая районная государственная администрация приняла решение о реализации имущества, что она затем и произвела.

7.  В мае 2000 года второй и третий заявители обратились с жалобой в Радянский районный суд Киева на незаконные действия УНП Киева в отношении первого заявителя.

8.  10 октября 2000 года суд вынес решение в пользу заявителей.

9.  7 февраля 2001 года Городской суд Киева признал недействительным решение суда первой инстанции и прекратил судопроизводство в отношении подсудности (предметной юрисдикции), установив, что надлежащим заявителем по делу являлся первый заявитель, что означало, что жалоба подлежала рассмотрению коммерческими (торговыми / хозяйственными / арбитражными) судами.

10.  В марте 2002 года первый заявитель в лице двух других обратился с исковым заявлением в Коммерческий суд Киева против УНП Киева и Государственного казначейства о компенсации материального и морального ущерба, причиненного действиями налоговой полиции.

11.  6 июня 2003 года суд признал требования в части в отношении первого заявителя и установил компенсацию материального и морального ущерба в размере 5,655,475.40 украинских гривен, а также 4,002.60 украинских гривен в качестве судебных расходов*. В своем решении суд установил незаконность действий УНП Киева, выразившихся в причинении ущерба первому заявителю.

12.  6 октября 2003 года Апелляционный коммерческий суд Киева поддержал решение суда первой инстанции.

13.  22 октября 2003 года Коммерческий суд Киева выписал два исполнительных листа на суммы, установленные решением от 6 июня 2003 года.

14.  10 декабря 2003 года Отделом службы судебных приставов района Шевченко начато исполнительное производство по делу.

15.  17 января 2004 года Государственное казначейство проинформировало Службу судебных приставов, что в соответствии с национальным законодательством исполнение этого решения находится в компетенции Государственного казначейства, а не Службы судебных приставов.

16.  23 февраля 2004 года Служба судебных приставов вернула исполнительные листы первому заявителю, и предложила их направить для исполнения в Государственное казначейство.

17.  25 февраля 2004 года первый заявитель направил исполнительные листы в Государственное казначейство.

18.  5 апреля 2004 года Высший коммерческий суд Украины поддержал решения нижестоящих судов от 6 июня и 6 октября 2003 года.

19.  1 июля 2004 года Верховный суд Украины в составе трех судей отклонил заявление УНП Киева о пересмотре в кассации решения от 5 апреля 2004 года.

20.  Письмом 22 июля 2004 года Управление Государственного казначейства по Киеву проинформировало заявителей о том, что решение от 6 июня 2003 года не может быть исполнено в связи с отсутствием законных оснований. В частности, в нем указывалось, что возмещение стоимости имущества, конфискованного Государством ограничено суммой, полученной от продажи такого имущества, размер которой также подлежит подтверждению со стороны налоговых органов.

21.  5 августа 2004 года Коммерческий суд Киева отклонил заявление УНП Киева о приостановлении исполнения судебного решения от 6 июня 2003 года.

22.  9 сентября 2004 года судья Верховного суда Украины отклонил повторное заявление УНП Киева о пересмотре решения от 5 апреля 2004 года на основании того, что Верховный суд отклонил уже до этого это заявление своим окончательным решением от 1 июля 2004 года.

23.  20 декабря 2004 года Государственное казначейство перевело 356,973.55** украинских гривен на банковский счет первого заявителя.

24.  Письмом от 16 февраля 2005 года Управление Государственного казначейства по Киеву проинформировало первого заявителя о переводе ему средств, полученных от реализации конфискованного имущества. Однако, дальнейшее исполнение не могло быть осуществлено по причине отсутствия необходимым средств, предусмотренных для этих целей, в государственном бюджете Украины на 2004 и 2005 года.

25.  Судебное решение в пользу первого заявителя в большей степени осталось не исполненным.


II.   Национальное законодательство


26.  Имеющее отношение к делу национальное законодательство освещено в решении Войтенко против Украины (N 18966/02, §§ 20-25, от 29 июня 2004 года).


Право


27.  Заявители первоначально обращались с жалобой в соответствии со статьей 1 Протокола N 1 о незаконной конфискации их имущества. Заявители ссылались также в основании своей жалобы на факт отказа национальными судами в предоставлении им доступа к правосудию в контексте оспаривания незаконных действий налоговой полиции. Они ссылались на статьи 6 и 13 Конвенции. Впоследствии заявители в основании жалобы приводили неисполнение судебного решения, принятого в пользу первого заявителя, и вновь ссылаются на статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1. Упомянутыми положениями, насколько они относятся к предмету настоящего дела, предусмотрено следующее:


Статья 6 §1


"При установлении [его] гражданских прав и обязанностей _ каждый имеет право на справедливое и открытое судебное разбирательство в пределах разумного срока независимым и беспристрастным судом, созданным на законных основаниях. ...".


Статья 13


"Каждый, чьи права и свободы, признанные настоящей Конвенцией, были нарушены, имеет право на эффективную судебную защиту в государственных органах, несмотря на то, что такое нарушение было осуществлено лицом, действующим при исполнении своих должностных обязанностей".


Статья 1 Протокола N 1


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на беспрепятственное осуществление им своих прав на свою собственность. Никто не может быть лишен своей собственности, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Вышеизложенные положения, однако, в любом случае не умоляют право Государства вводить такие законы, которые оно сочтет необходимыми для осуществления контроля за использованием имущества в соответствии с общими интересами, или для обеспечения уплаты налогов или иных сборов или штрафов".


I.  Приемлемость


A.  Соответствие критерию ratione personae


28.  Суд напоминает, что в соответствии со статьей 34 Конвенции он может принимать заявления от физических и иных лиц "заявляющих о себе как о пострадавших от нарушений Высокими договаривающимися сторонами прав, предусмотренных настоящей Конвенцией и протоколами к ней". Для того, чтобы считаться пострадавшим, на лицо должно быть оказано непосредственное воздействие оспариваемым нарушением (см., например, Buckley v. the United Kingdom, решение от 25 сентября 1996 года, Reports of Judgments and Decisions 1996-IV, стр. 128, §§56-59). Понятие "пострадавший" должно толковаться автономно и независимо от понятий, предусмотренных национальным законодательством, также как и способность быть стороной судебного процесса (Greek Federation of Customs Officers, Gialouris and others v. Greece, N 24581/94, Решение Комиссии от 6 апреля 1995 года, DR 81-B, стр. 127). Суд также напоминает, что акционеры компании, включая их большинство, не могут быть признаны пострадавшими от заявляемого ими нарушения прав компании в соответствии с положениями Конвенции (см. Agrotexim and Others v. Greece, judgment of 24 October 1995, Series A no. 330-A, pp. 22-26, §§ 59-72).

29.  Возвращаясь к фактической стороне настоящего дела Суд отмечает, что второй и третий заявитель являются двумя из трех совладельцев первого заявителя, и они заявляют о нарушении их корпоративных прав в последнем. Суд ссылается на судебную практику по вышеупомянутому делу и не находит оснований отойти от нее по первоначальным основаниям заявления.

30.  Он [Суд] продолжает, что заявления второго и третьего заявителей не соответствуют критерию ratione personae, предусмотренного положениями Конвенции в значении, устанавливаемом §3 статьи 35, и подлежат отклонению в соответствии с §4 статьи 35.


B.  Первоначальные доводы первого заявителя


1.  Статья 1 Протокола N 1


31.  Первый заявитель (далее - Заявитель) первоначально жалуется в соответствии со статьей 1 Протокола N 1 на незаконную конфискацию его имущества налоговой полицией.

32.  Суд отмечает, что данная жалоба заявителя была обеспечена эффективным средством правовой защиты на национальном уровне, и в пользу заявителя было вынесено судебное решение о компенсации ему материального и морального ущерба в размере около 926,113 Евро, плюс судебные расходы. Данное решение не кажется не обоснованным. То есть заявитель не может более считаться "пострадавшим" в значении, предусмотренном статьей 34 Конвенции. Факт того, что установленная судебным решением для компенсации сумма остается не выплаченной в течении значительного периода времени поднимает отдельный вопрос неисполнения [судебного акта], который будет рассмотрен ниже.

33.  Он [Суд] продолжает, что основание жалобы о конфискации является само по себе явно необоснованным и подлежит отклонению в соответствии с §§ 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


2.  Статьи 6 § 1 и 13 Конвенции


34.  Заявитель также жаловался на факт отказа национальными судами в предоставлении ему доступа к правосудию для оспаривания незаконных действий налоговой полиции, тем самым отрицая ее предоставление. Однако, как только заявитель обратился с жалобой в соответствующие компетентные суды, а именно в коммерческие суды, его дело было полностью рассмотрено. Суд считает, таким образом, что заявителю был предоставлен надлежащий доступ к правосудию.

35.  Он [Суд] продолжает, что основание жалобы о конфискации является само по себе явно необоснованным и подлежит отклонению в соответствии с §§ 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


C.  Доводы первого заявителя о неисполнении судебного акта, принятого в его пользу


1.  Предварительные возражения Правительства


36.  Правительство утверждало, что заявитель не оспаривал в национальных судах бездействие Государственного казначейства по исполнению судебного решения, принятого в его пользу.

37.  Заявитель утверждал, что, учитывая обстоятельства по делу, явным является, что исполнение судебного решения могло бы быть осуществлено в случае внесения изменений в законодательство, и он не имел даже теоретической возможности оспорить положения законодательства в национальных органах. Кроме того, он особенно отмечал, что в большинстве судебных решений [Европейского суда по правам человека] против Украины, Суд устанавливал, что если бы исполнению судебного решения препятствовало бы отсутствие установленных в законном порядке мер, а не нарушения со стороны государственных органов, ответственных за исполнение, заявителя не могли бы упрекнуть за невозбуждение судопроизводства против таких государственных органов.

38.  Суд соглашается с доводами заявителя и напоминает, что он уже отклонял аналогичные возражения Правительства по ранее рассмотренным заявлениям (см., например, Voytenko решение, цитируемое выше, §30). При рассмотрении таких дел Суд установил, что заявители были освобождены от предъявления таких видов исков, на которые ссылается Правительство. Он [Суд] не находит причин принимать иное решение по настоящему делу, и, таким образом отклоняет возражения Правительства.


2.  Выводы


39.  Учитывая доводы сторон, Суд заключает, что доводы первого заявителя о неисполнении судебного решения, принятого в его пользу, в соответствии с §1 статьи 6 Конвенции и статьей 1 Протокола N 1 поднимают серьезные вопросы фактов и права в соответствии с Конвенцией, для установления которых требуется рассмотрение дела по существу. Он [Суд] не находит никаких оснований для признания данной части заявления неприемлемой. В частности, Суд считает, что настоящее судопроизводство имеет целью именно "определение гражданских прав и обязанностей" (см, a contrario, Ferrazzini v. Italy [GC], N 44759/98, §29, ECHR 2001-VII).


II.  Выводы по существу


A.  Доводы первого заявителя в соответствии с §1 статьи 6 Конвенции


40.  Правительство настаивало, что в законодательстве Украины существовали законные ограничения, которые препятствовали исполнению Государственным казначейством судебного решения, принятого в пользу заявителя. Они [представители Правительства] повторно отметили, что заявитель вообще не оспаривал какое-либо бездействие Государственного казначейства.

41. Заявитель возражал.

42.  Суд допускает, что выделение бюджетных средств для выплаты долгов Государства может повлечь некоторую задержку исполнения судебных решений за счет государственного бюджета (см. вышеупомянутое решение по делу Voytenko, § 42). Тем не менее, Суд считает, что невозможностью выделения таких бюджетных средств в течении двух последовательных лет, Государство-ответчик нарушает свои обязательства в соответствии с §1 статьи 6 Конвенции. Кроме того, из материалов дела следует, что государственными органами не были предприняты никакие шаги для исправления ситуации по настоящему делу.

43.  Таким образом, Суд заключает, что продолжающееся неисполнение судебного акта, принятого в пользу первого заявителя, в форме невыплаты существенной части долга является нарушением §1 статьи 6 Конвенции.


B.  Доводы первого заявителя в соответствии со статьей 1 Протокола N 1


44.  Правительство признало, что суммы, присужденные заявителю национальным судом, являются собственностью в значении, предусмотренном статьей 1 Протокола N 1. Несмотря на это Правительство утверждало, что названное положение не было нарушено, поскольку право заявителя на присужденные суммы не оспаривалось, и он не был лишен своего имущества. Правительство далее отметило, что задержка в выплате явилась следствием тяжелого экономического положения в стране, а также значительного объема долга.

45.  Заявитель возражал.

46.  Суд напомнил свою судебную практику, согласно которой невозможность для заявителя получить исполнение судебного решения, принятого в его или ее пользу, является вмешательством в право на беспрепятственное осуществление им или ей своих прав на свою собственность, как это предусмотрено в первом предложении первого параграфа статьи 1 Протокола N 1 (см., среди иных решений в отношении государственных органов, Burdov v. Russia, N 59498/00, §40, ECHR 2002-III; Jasiuniene v. Lithuania, N 41510/98, §45, 6 марта 2003 года).

47.  В настоящем деле Суд, таким образом, имеет мнение, согласно которому невозможность для заявителя получить исполнение своего решения в течение почти двух лет является вмешательством в его право на беспрепятственное осуществление им своих прав на свою собственность, в значении предусмотренном первым параграфом статьи 1 Протокола N 1.

48.  Посредством неисполнения решения Коммерческого суда Киева национальные государственные органы препятствовали и до сих пор препятствуют заявителю в течение значительного срока в получении в полном объеме средств, на которые он имеет право. Суд считает, что отсутствие бюджетных средств не может оправдывать такое бездействие.

Соответственно также имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1.


III.  Применение статьи 41 Конвенции


49.  Статья 41 Конвенции предусматривает:

"В случае если Суд установит, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, и внутреннее законодательство соответствующей Высокой договаривающейся стороны будет предусматривать произведение только частичной репарации [компенсации], Суд в случае необходимости присудит только возмещение пострадавшей стороне".


A.  Ущерб


50.  Заявитель требовал 804,022 Евро в качестве компенсации за прямой материальный ущерб, 177,011 Евро в качестве компенсации за упущенную выгоду, а также 35,402 Евро за каждые последующие три месяца задержки исполнения судебного решения, и 65,554 Евро в качестве компенсации за ущерб, причиненный его деловой репутации.

51.  Правительство просило Суд отклонить требования заявителя в отношении имущественного ущерба. Они [представители Правительства] утверждали, что заявитель имел право на невыплаченную часть долга по судебному решению в соответствии с национальным законодательством, и, таким образом, посредством присуждения суммы эквивалентной этому долгу, заявитель сможет получить вдвое превышающий долг платеж. Для этих целей Правительство просило Суд отказать в удовлетворении требований заявителя в отношении компенсации прямого материального ущерба. Далее они [представители Правительства] утверждали, что отсутствует причинно-следственная связь между вменяемым нарушением и заявленной суммой упущенной выгоды.

52.  Суд напомнил, что неоспоримым является тот факт, что Государство до настоящего времени имеет неисполненные обязательства по исполнению судебного решения по существу. Соответственно, заявитель все также вправе на получение оставшейся суммы, причитающейся ему по судебному решению, и если Правительство должно было выплатить этот долг, то такая выплата должна и являться полным и окончательным выполнением требований в отношении компенсации имущественного ущерба***.

53.  Что касается неимущественного ущерба Правительство предложило Суду следовать его судебной практике относительно неисполнения судебных решений. Однако заявитель не заявлял подобных требований, и поэтому Суд не будет выносить по данному основанию решений.


B.  Расходы и издержки


54.  Заявитель не заявлял каких-либо требований по данному основанию. поэтому Суд не будет выносить по данному основанию решений.


C.  Проценты за неисполнение обязательств


55.  Суд находит возможным, чтобы размер процентов за неисполнение обязательств был основан на предельной процентной ставке Европейского центрального банка плюс три процента.


Руководствуясь изложенным, Суд единогласно


1.  Заявляет о том, что жалоба первого заявителя относительно неисполнения судебного решения от 6 июня 2003 года приемлема, в остальной части заявление не приемлемо;

2.  Постановляет, что имело место нарушение §1 статьи 6 Конвенции;

3.  Постановляет, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1;

4.  Постановляет,

(a)  что Государство-ответчик обязано выплатить заявителю в течение трех месяцев с даты, с которой решение станет окончательным в соответствии с §2 статьи 44 Конвенции оставшуюся часть долга по судебному решению от 6 июня 2003 году, которую оно до настоящего времени должно заявителю;

(b)  что с даты истечения вышеупомянутых трех месяцев до фактической выплаты на эту сумму начисляются проценты по предельной процентной ставке Европейского центрального банка во время всего периода неисполнения обязательства по уплате плюс три процента;

5.  Отказывает в удовлетворении в оставшейся части жалобы заявителя.


Совершено на английском языке, и опубликовано в письменном виде 18 октября 2005 года в соответствии с §§2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.


Секретарь

S. Dolle J.


Председатель

P. Costa 


_____________________________

* В настоящее время размер общей присужденной суммы составляет приблизительно 926,113 Евро.

** В настоящее время около 58,415 Евро

*** Последняя известная сумма составляет 5,302504,50 украинских гривен (в настоящее время 867,698 Евро)


Решение Европейского Суда по правам человека от 18 октября 2005 г. по заявлению N 70297/01. Дело ООО "Терем", Чечеткин и Олиус против Украины


Перевод с английского языка: Захаров А.С.


Текст решения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.