Постановление Европейского Суда по правам человека от 6 октября 2005 г. Дело "Андросов (Androsov) против Российской Федерации" (жалоба N 63973/00) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Андросов (Androsov) против Российской Федерации"
(Жалоба N 63973/00)


Постановление Суда


Страсбург, 6 октября 2005 г.


По делу "Андросов против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

П. Лоренсена,

Н. Ваич,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева, судей,

а также при участии С. Кесады, заместителя Секретаря Секции Суда,

заседая 15 сентября 2005 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 63973/00), поданной в Европейский Суд по правам человека 1 августа 2000 г. против Российской Федерации гражданином России Николаем Федоровичем Андросовым (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым.

3. Заявитель утверждал, что неисполнение решения суда, вынесенного в его пользу по делу против органов власти Российской Федерации, и отмена его в порядке надзорного производства несовместимы со статьей 6 Конвенции и статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Заявитель также жаловался на то, что процедура рассмотрения его дела длилась слишком долго.

4. Жалоба была передана на рассмотрение в Первую секцию Европейского Суда (пункт 1 правила 52 Регламента Европейского Суда). В рамках данной секции для рассмотрения дела (пункт 1 статьи 27 Конвенции) была сформирована Палата в соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента.

5. Решением от 16 декабря 2003 г. Европейский Суд признал жалобу приемлемой для рассмотрения по существу.

6. Проведя консультации со сторонами, Палата решила, что проведения слушание по существу дела не требуется (пункт 3 правила 59 Регламента Европейского Суда), при этом стороны ответили письменно на замечания друг друга.


Факты


I. Обстоятельства дела


7. Заявитель - 1948 года рождения, проживает в селе Зензели Лиманского района Астраханской области.

8. В 1986 году заявитель принимал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В результате заявитель пострадал от интенсивного воздействия радиоактивных излучений. В 1996 и 1997 годах заявитель подвергался медицинским обследованиям, которые установили связь между плохим состоянием здоровья заявителя и его участием в чернобыльских событиях. Заявителю была назначена ежемесячная компенсация.


1. Первоначальные процедуры


9. В 1999 года заявитель обратился в суд с иском к отделу социальной защиты населения администрации Лиманского района Астраханской области (далее - ответчик) об увеличении размера компенсации задним числом и выплате причитающейся суммы. Заявитель полагал, что размер компенсации был установлен неверно.

10. 3 ноября 1999 г. Лиманский районный суд Астраханской области установил, удовлетворив заявление заявителя, что заявитель имел право на ежемесячную компенсацию в размере 5045 рублей 73 копеек. Суд установил, что в результате предшествовавшей недоплаты долг перед заявителем составил 108 892 рублей 7 копеек. Он также присудил заявителю 60 000 рублей в качестве неустойки.

11. Определением от 14 декабря 1999 г. по кассационной жалобе судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда оставила решение Лиманского районного суда Астраханской области в силе в части размера ежемесячной выплаты и размера долга, но отменила в части присуждения заявителю неустойки. Решение вступило в силу, и было возбуждено исполнительное производство. Обе стороны подали жалобы в порядке надзора на определение суда.


2. Процедура исполнения решения суда и попытки сторон инициировать пересмотр дела в порядке надзора


12. 17 марта 2000 г. Астраханский областной суд приостановил исполнительное производство в связи с рассмотрением жалобы ответчика, поданной в порядке надзора.

13. Жалоба ответчика, поданная в порядке надзора, была отклонена Верховным Судом Российской Федерации 13 апреля 2000 г.

14. 22 мая 2000 г. Лиманский районный суд Астраханской области возобновил исполнительное производство.

15. Определением от 15 августа 2000 г. председатель Астраханского областного суда отклонил жалобу заявителя, поданную в порядке надзора.

16. 15 сентября 2000 г. Лиманский районный суд Астраханской области удовлетворил заявление Астраханского областного центра по начислению и выплате пенсий и пособий о приостановке исполнительного производства. Исполнение решения суда было приостановлено до 1 декабря 2000 г., чтобы позволить властям "решить, как профинансировать выплату присужденных судом средств, включая пересчет размера компенсации жертве Чернобыльской аварии".

17. 17 октября 2000 г. Верховный Суд Российской Федерации отклонил жалобу заявителя о пересмотре дела в порядке надзора.


3. Надзорное производство по делу


18. В неустановленный день председатель Астраханского областного суда по жалобе Астраханского областного центра по начислению и выплате пенсий и пособий принес протест в порядке надзора на решение от 3 ноября 1999 г. и определение от 14 декабря 1999 г.

19. 27 декабря 2000 г. президиум Астраханского областного суда рассмотрел жалобу и отменил решение Лиманского районного суда Астраханской области от 3 ноября 1999 г. и определение Астраханского областного суда от 14 декабря 1999 г. Президиум установил, что нижестоящие судебные инстанции неверно определили размер ежемесячной компенсации. В частности, они основывали все расчеты на размере заработной платы заявителя на октябрь 1986 года. Президиум определил, что расчет должен был основываться на средней величине выплат, произведенных заявителю за 12 месяцев, предшествовавших установлению медицинским обследованием факта его нетрудоспособности. Дело было направлено в тот же районный суд на новое рассмотрение.

20. 27 февраля 2001 г. Верховный Суд Российской Федерации в ответ на жалобу заявителя отказал в возбуждении надзорного производства в отношении определения от 27 декабря 2000 г.


4. Процедуры, последовавшие после вынесения определения в порядке надзора и новое рассмотрение дела заявителя


21. Решением от 23 апреля 2001 г. Лиманский районный суд Астраханской области, действуя в качестве суда первой инстанции, присудил заявителю ежемесячную компенсацию в размере 3336 рублей 99 копеек и установил, что размер задолженности по выплатам ему составляет 114 466 рублей 1 копейку. Неустойка не была присуждена.

22. 24 июля 2001 г. судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда, действуя в качестве кассационной инстанции, отменила решение Лиманского районного суда Астраханской области от 23 апреля 2001 г. Суд кассационной инстанции определил, что районный суд некорректно применил способ расчета, и размер причитающихся выплат подлежит перерасчету. Дело было возвращено в тот же районный суд на новое рассмотрение.

23. 23 сентября 2002 г. заявитель подал жалобу в Астраханский областной суд относительно длительности судебного разбирательства. В частности, он жаловался на то, что решение по его делу не вынесено, начиная с 24 июля 2001 г.

24. В ответе, датированном 27 сентября 2002 г., заявитель был проинформирован, что 22 ноября 2001 г. по его заявлению производство по его делу было приостановлено до вынесения решения Конституционным Судом Российской Федерации. Ему было сообщено, что производство было возобновлено после вынесения Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июня 2002 г., и что слушание назначено на 7 октября 2002 г. Он также был проинформирован, что слушание по делу не назначалось до 2 сентября 2002 г. по просьбе заявителя в связи с отсутствием его адвоката.

25. 4 ноября 2002 г. Лиманский районный суд Астраханской области вынес решение, согласно которому размер компенсации, которую органы социального обеспечения обязаны были выплатить заявителю, составляет 45 640 рублей 94 копеек. Заявителю также были присуждены оплата судебных издержек в размере 1300 рублей и компенсация морального вреда в размере 5000 рублей.

26. Заявитель обжаловал это решение. Он оспаривал размер основной выплаты, размер нематериального ущерба и отказ в выплате неустойки.

27. Определением судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 14 января 2003 г. решение суда первой инстанции было отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

28. 3 марта 2003 г. Лиманский районный суд Астраханской области присудил заявителю 235 210 рублей 32 копеек в качестве суммы основного долга, установил размер последующих ежемесячных выплат равным 4727 рублей 96 копеек и присудил ему оплату судебных издержек в размере 500 рублей.

29. Обе стороны обжаловали это решение.

30. 29 апреля 2003 г. судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда оставила в силе решение суда первой инстанции.

31. 5 августа 2003 г. присужденные суммы были переведены на банковский счет заявителя.


II. Применимое национальное законодательство и правоприменительная практика


1. Исполнение решения суда


32. Статья 9 Федерального закона от 21 июля 1997 г. "Об исполнительном производстве" определяет, что в постановлении о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель устанавливает срок для добровольного исполнения содержащихся в исполнительном документе требований. Этот срок не может превышать пять дней. Судебный пристав-исполнитель также обязан уведомить должника о принудительном исполнении указанных требований, если должник не уложится в установленный срок.

33. В соответствии со статьей 13 этого закона исполнительные действия должны быть совершены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня поступления к нему исполнительного документа.


2. Пересмотр в порядке судебного надзора.


34. В соответствии с Гражданским процессуальным кодексом РСФСР 1964 г., который действовал на тот момент, следующее решение становится окончательным:


Статья 208. Вступление решения суда в законную силу


"Решение суда вступает в законную силу по истечении срока на кассационное обжалование и опротестование, если оно не было обжаловано или опротестовано. В случае принесения кассационной жалобы или кассационного протеста решение, если оно не отменено, вступает в законную силу по рассмотрении дела вышестоящим судом..."


35. Единственной мерой пересмотра такого решения была специальная процедура пересмотра его в порядке надзора, которая уполномочивала суды пересматривать решение, вступившее в законную силу.


Статья 319. Решения, определения и постановления, которые могут быть пересмотрены в порядке надзора


"Вступившие в законную силу решения, определения и постановления всех судов РСФСР могут быть пересмотрены в порядке судебного надзора по протестам должностных лиц, перечисленных в статье 320 настоящего Кодекса".


36. Полномочие должностных лиц приносить протест зависело от их должности и территориальной подсудности:


Статья 320. Лица, имеющие право принесения протеста


"Протесты вправе приносить:

1) Генеральный прокурор - на решения, определения и постановления любого суда;

2) Председатель Верховного Суда - на постановления Президиума Верховного Суда, а также на решения и определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда, действующей в качестве суда первой инстанции;

3) заместители Генерального прокурора - на решения, определения и постановления любого суда, за исключением постановлений Президиума Верховного Суда;

4) заместители Председателя Верховного Суда - на решения и определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда, действующей в качестве суда первой инстанции;

5) Генеральный прокурор, Председатель Верховного Суда и их заместители - на решения, определения и постановления любого суда, за исключением постановлений Президиума Верховного Суда;

6) Председатель Верховного суда автономной республики, областного, городского суда, суда автономной области и суда автономного округа, прокурор автономной республики, области, города, автономной области и автономного округа - на решения и определения районных (городских) народных судов и определения судебных коллегий по гражданским делам соответственно Верховного суда автономной республики, областного, городского суда, суда автономной области и суда автономного округа, рассматривавших дело в кассационном порядке".


37. Полномочие по принесению таких протестов носило дискреционный характер, то есть, иными словами, исключительно должностное лицо решало, требует ли конкретное дело пересмотра в порядке надзора.

38. В соответствии со статьей 322 должностные лица, перечисленные в статье 320, которые полагают, что дело заслуживает более внимательного рассмотрения, могут в таком случае истребовать материалы дела для разрешения вопроса о наличии оснований для принесения протеста в порядке надзора.

39. Статья 323 Гражданского процессуального кодекса РСФСР уполномочивала соответствующих должностных лиц приостановить исполнение соответствующего решения, определения или постановления до окончания производства в порядке надзора.

40. Суды, рассматривающие протесты в порядке надзора, имели широкие полномочия в отношении вступивших в законную силу решений:


Статья 329. Полномочия суда, рассматривающего дело в порядке надзора


"Суд, рассмотрев дело в порядке надзора, вправе:

1) оставить решение, определение или постановление без изменения, а протест - без удовлетворения;

2) отменить решение, определение или постановление полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в суд первой или кассационной инстанции;

3) отменить решение, определение или постановление полностью или в части и прекратить производство по делу либо оставить заявление без рассмотрения;

4) оставить в силе одно из ранее вынесенных по делу решений, определений или постановлений;

5) отменить либо изменить решение суда первой, кассационной или надзорной инстанций и вынести новое решение, не передавая дела на новое рассмотрение, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права".


41. Основания к отмене решений в порядке надзора были следующие:


Статья 330. Основания к отмене судебных постановлений в надзорном порядке


"1) неправильное применение или толкование норм материального права;

2) существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда...".


41. Временные ограничения для принесения протеста не были предусмотрены, и, в принципе, такой протест мог быть принесен в любое время после того, как решение вступит в законную силу.


Право


I. Возражение властей Российской Федерации об исключении жалобы из списка рассматриваемых Европейским Судом дел в соответствии со Статьей 37 Конвенции


42. Власти Российской Федерации в своих дополнительных доводах от 17 февраля 2004 г., представленных после принятия Европейским Судом 16 декабря 2003 г. решения о приемлемости жалобы, проинформировали Европейский Суд об отказе заявителя урегулировать спор на условиях, предложенных властями Российской Федерации. В ответ на этот отказ власти Российской Федерации предложили Европейскому Суду исключить жалобу из списка дел, подлежащих рассмотрению, в соответствии со статьей 37 Конвенции.

43. Заявитель в своем письме от 24 марта 2004 г. просил Европейский Суд отказать в удовлетворении возражений властей Российской Федерации. В частности, он не согласился с представленными расчетами, используемыми властями Российской Федерации, а также отметил, что в любом случае соответствующее предложение не удовлетворяет его жалобу в полном объеме.

44. Европейский Суд, прежде всего, отметил, что стороны были не в состоянии договориться об условиях мирового соглашения дела. Европейский Суд напомнил, что при таких обстоятельствах рассмотрение жалобы, действительно, может быть прекращено в соответствии с подпунктом "с" пункта 1 статьи 37 Конвенции на основании одностороннего заявления государства-ответчика, даже если заявитель желает, чтобы рассмотрение дела было продолжено (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Тахсин Аджар против Турции" (Tahsin Acar v. Turkey), жалоба N 26307/95, ECHR 2003-VI, §76). Европейский Суд отметил, однако, что эта процедура является исключительной и, как таковая, не имеет отношения к обстоятельствам, когда заявитель относится отрицательно к дружественному урегулированию.

45. Более того, Европейский Суд отметил, что должно быть проведено различие между заявлениями, сделанными в контексте строго конфиденциальных процедур мирового соглашения, с одной стороны (пункт 2 статьи 38 Конвенции и пункт 2 правила 62 Регламента Европейского Суда), и односторонними заявлениями, сделанными властями Российской Федерации публично, и состязательными процедурами в Европейском Суде, с другой стороны.

46. Фактически, Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации не предоставили Европейскому Суду какой-либо формальной декларации, подпадающей под последнюю категорию и предлагающего серьезное основание для установления, что соблюдение прав человека, установленное Конвенцией, не требует того, чтобы Европейский Суд продолжил рассмотрение дела (см., напротив, Постановление Европейского Суда по делу "Акман против Турции" (Akman v. Turkey), жалоба N 37453/97, ECHR 2001-IV, §§23-24).

47. Поскольку это так, Европейский Суд отказал в удовлетворении ходатайства властей Российской Федерации об исключении жалобы из списка дел, подлежащих рассмотрению, в соответствии со статьей 37 Конвенции и, соответственно, продолжил рассмотрение дела по существу.


II. Предполагаемое нарушение Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвении в отношении неисполнения вступившего в силу судебного решения, вынесенного в пользу заявителя


48. Заявитель жаловался на то, что неисполнение национальными властями вступившего в законную силу решения суда, оставленного без изменения Астраханским областным судом 14 декабря 1999 г., нарушило его право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, и его право на уважение своей собственности в соответствии со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Эти статьи в части, применимой к настоящему делу, гласят:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство судом".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".


А. Доводы сторон


49. Власти Российской Федерации утверждали, что исполнительное производство не может осуществляться в отсутствие вступившего в законную силу решения по делу. Они не комментировали неисполнение решения, которое вступило в силу 14 декабря 1999 г.

50. Заявитель утверждал, что по данному делу имелось вступившее в законную силу решение, подлежащее исполнению, в период с 14 декабря 1999 г. и по 27 декабря 2000 г., когда оно было отменено.


В. Мнение Европейского Суда


1. Пункт 1 статьи 6 Конвенции


51. Европейский Суд напомнил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции закрепляет за каждым право обращаться в суд в случае любого спора о его гражданских правах и обязанностях; таким образом, она заключает в себе "право на суд", одним из аспектов которого является право на доступ к правосудию, представляющее собой право возбуждать исковое производство в судах по вопросам гражданско-правового характера. Однако такое право было бы иллюзорным, если бы правовая система государства-участника Европейской Конвенции допускала, чтобы судебное решение, вступившее в законную силу и обязательное к исполнению, оставалось бы недействующим в отношении одной стороны в ущерб ее интересам. Немыслимо, что пункт 1 Статьи 6 Конвенции, детально описывая процессуальные гарантии сторон - справедливое, публичное и проводимое в разумный срок разбирательство - не предусматривал бы защиты процесса исполнения судебных решений; толкование Статьи 6 Конвенции исключительно в рамках обеспечения лишь права на обращение в суд и порядка судебного разбирательства, вероятней всего, привело бы к ситуациям, несовместимым с принципом верховенства права, который государства-участники Европейской Конвенции обязались соблюдать, подписав Конвенцию. Исполнение судебного решения, принятого любым судом, должно, таким образом, рассматриваться как составляющая "судебного разбирательства" по смыслу Статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III, §34 и Постановление Европейского Суда по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece) от 19 марта 1997 г., Reports of Judgments and Decisions 1997-II, р. 510, §40).

52. Европейский Суд далее отметил, что задержка исполнения судебного решения при определенных обстоятельствах может быть оправдана, однако задержка не может быть такой, что нарушала бы саму суть права, гарантируемого пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Финансовые трудности, испытываемые властями государства-ответчика, не должны были препятствовать заявителю получить причитающееся ему в результате выигрыша судебного дела (см. указанное выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России", §35).

53. Возвращаясь к настоящему делу, Европейский Суд отметил, что судебное решение от 3 ноября 1999 г. осталось неисполненным, что период между датой вступления его в силу 14 декабря 1999 г. и определения, вынесенного в порядке надзора 27 декабря 2000 г., составляет, в целом, один год и 12 дней. Никаких оправданий этой задержке властями Российской Федерации не было представлено. Принимая во внимание, что было на кону для заявителя, Европейский Суд счел, что, не приняв в течение такого значительного промежутка времени необходимых мер в соответствии с решением суда по данному делу, власти Российской Федерации лишили положения пункта 1 статьи 6 Конвенции их действенности.

54. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


2. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


55. Европейский Суд напомнил, что "требование" может пониматься как "собственность" по смыслу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в случае, если в достаточной мере установлено, что оно может быть реализовано (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России", §40, и Постановление Европейского Суда по делу "Греческие нефтеперегонные заводы "Стран" и Стратис Андреадис против Греции" (Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece) от 9 декабря 1994 г., Series A, N 301-B, р.84, §59). Решение от 3 ноября 1999 г., вступившее в силу 14 декабря 1999 г., обеспечило заявителя требованиями, которые могли быть реализованы, а не просто общим правом на получение помощи со стороны государства. Решение вступило в законную силу, не будучи обжалованным в обычном порядке, и на его основании было возбуждено исполнительное производство. Следовательно, невозможность для заявителя добиться исполнения указанных судебных решений в течение значительного промежутка времени является нарушением его права на уважение своей собственности, как оно изложено в первом предложении первого абзаца статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

56. Не находя никаких оправданий такому нарушению (см. выше §53), Европейский Суд пришел к выводу, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


ГАРАНТ:

Нумерация разделов приводится в соответствии с источником


II. Предполагаемое нарушение Статьи 6 Конвенции и Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в отношении пересмотра дела заявителя в порядке надзора


57. Заявитель также жаловался на то, что отмена вступившего в законную силу решения суда, вынесенного в его пользу, президиумом Астраханского областного суда 27 декабря 2000 г. нарушило его право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, и его право на уважение своей собственности, гарантированное статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции.


А. Доводы сторон


58. Власти Российской Федерации утверждали, что решение было отменено президиумом Астраханского областного суда в пользу заявителя. Они доказывали, что решение, вступившее в силу 14 декабря 1999 г., было отменено с целью исправления юридической ошибки, которая "влияла на размер присужденной (заявителю) компенсации и, следовательно, нарушала его право на справедливое судебное разбирательство". Власти Российской Федерации, кроме того, доказывали, что право заявителя на компенсацию никогда не оспаривалось. Отправление дела на новое рассмотрение имело своей целью обеспечение права заявителя на справедливое разбирательство дела и его права на уважение своей собственности.

59. Власти Российской Федерации также ссылались на тот факт, что спор заявителя относительно увеличения размера его содержания является составной частью общей проблемы, обусловленной неопределенностью Федерального закона "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". Неопределенность была устранена ссылкой на Конституционный Суд Российской Федерации, который в своем постановлении от 19 июня 2002 г. прояснил этот вопрос. Все схожие споры, соответственно, были разрешены с учетом этого постановления.

60. Заявитель не согласился с утверждениями властей Российской Федерации относительно того, что отмена решения была осуществлена в его пользу. Он утверждал, что основная сумма долга и ежемесячные выплаты, подлежащие выплате с момента вступления в силу 14 декабря 1999 г. решения суда, его устраивали, и он добивался пересмотра дела в порядке надзора, только требуя выплаты неустойки. Он повторил, что его жалоба была отклонена, в то время как жалоба другой стороны, поданная органами власти, была удовлетворена. Он также настаивал на том, что методика расчета, использованная при повторном рассмотрении дела, была некорректна и менее выгодна для него, в то время как методика, использованная до отмены решения, давала правильный результат.


В. Мнение Европейского Суда


1. Статья 6 Конвенции


61. Прежде всего, Европейский Суд отметил, что спор об увеличении размера социальных выплат заявителю в связи с его нетрудоспособностью и участием в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС имеет финансовый характер и, несомненно, затрагивает гражданские права в значении пункта 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Шулер-Цграгген против Швейцарии" (Schuler-Zgraggen v. Switzerland) от 24 июня 1993 г., Series А, N 263, р. 17, §46; Постановление Европейского Суда по делу "Масса против Италии" (Massa v. Italy) от 24 августа 1993 г., Series А, N 265-В, р. 20, §26; Постановление Европейского Суда по делу "Зюссманн против Германии" (SьЯmann v. Germany) от 16 сентября 1996 г., Reports 1996-IV, р. 1170, §42 и, среди недавних прецедентов, Постановление Европейского Суда по делу "Тричкович против Словении" (Trickovic v. Slovenia) от 12 июня 2001 г., жалоба N 39914/98, §40).

62. Европейский Суд отметил, что вопрос по настоящему делу состоит в том, соответствует ли статье 6 Конвенции отмена вступившего в законную силу решения суда в порядке надзорного производства и, более точно, был ли фактически соблюден в настоящем деле принцип правовой определенности

63. Европейский Суд счел, что данное дело сходно с делом "Рябых против Российской Федерации" (жалоба N 52854/99, ECHR 2003-IX), где было указано в части, имеющей отношение к настоящему делу:


"51....Европейский Суд напомнил, что право на судебное разбирательство, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, должно толковаться в свете Преамбулы к Конвенции, в которой, в соответствующей ее части, верховенство права признается частью общего наследия Договаривающихся Государств. Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который, среди прочего, требует, чтобы принятое судами окончательное решения не могло бы быть оспорено...

/.../

54. Европейский Суд отметил, что пересмотр судебного постановления ... в порядке надзора был инициирован председателем Белгородского областного суда, который не являлся стороной в судебном разбирательстве... Как в ситуации, связанной с правом Румынии в деле "Брумареску против Румынии", осуществление председателем областного суда этого полномочия не было ограничено во времени, так что судебные постановления могли быть оспорены на протяжении неопределенного срока.

55. Европейский Суд напомнил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции закрепляет за каждым в случае спора о его гражданских правах и обязанностях право на разбирательство дела судом. Таким образом, это положение закрепляет право на "разбирательство дела судом", в котором право на доступ к правосудию, то есть право на подачу в суд иска по гражданским делам, составляет лишь один из аспектов. Однако это право было бы иллюзорным, если бы в правовой системе Договаривающейся Стороны было бы закреплено, что окончательное, имеющее обязательное юридическую силу судебное постановление являлось бы недействующим в ущерб одной из сторон. Немыслимо, чтобы в пункте 1 статьи 6 Конвенции были бы детально описаны процессуальные гарантии, предоставляемые сторонам в справедливом, публичном и безотлагательном судебном процессе, и не защищался бы процесс приведения судебных постановлений в исполнение; составление статьи 6 Конвенции таким образом, чтобы она регулировала бы только доступ к правосудию и процесс судопроизводства, вероятно, привело бы к ситуации, несовместимой с принципом верховенства права, который Договаривающиеся Государства обязались соблюдать, когда ратифицировали Конвенцию (см. Постановление Европейского Суда по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece) от 19 марта 1997 г., Reports 1997-II, р. 510, §40).

56. Европейский Суд посчитал, что право стороны в процессе на судебное разбирательство также было бы иллюзорным, если бы в правовой системе Договаривающейся Стороны было бы закреплено, что окончательное, имеющее обязательное юридическую силу судебное постановление могло бы быть отменено вышестоящим судом по заявлению государственного должностного лица".


64. Более того, Европейский Суд установил в этом отношении в упоминавшемся выше Постановлении Европейского Суда по делу ""Совтрансавто Холдинг" против Украины" (Sovtransavto Holding v. Ukraine), §77:


"...судебная система, устанавливающая процедуру принесения протеста и, стало быть, возможность отмены в любое время любого окончательного решения, как установлено в настоящем деле, как таковая несовместима с принципом обеспечения судебной деятельности, который является одним из основополагающих элементов верховенства права по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции, принимая во внимание Постановление по делу "Брумареску против Румынии"...".


65. Возвращаясь к фактам настоящего дела, Европейский Суд отметил, что в неустановленный день в 2000 году председатель Астраханского областного суда принес протест на решение от 3 ноября 1999 г. и определение от 14 декабря 1999 г., вынесенные в пользу заявителя и вступившие в законную силу, и в отношении которых было возбуждено исполнительное производство. 27 декабря 2000 г. президиум Астраханского областного суда отменил решение от 3 ноября 1999 г. и определение от 14 декабря 1999 г., как вынесенные ошибочно, и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

66. Европейский Суд не усмотрел каких-либо оснований для отклонении от своих выводов, сделанных в своих указанных Постановлениях, и счел, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении отмены вынесенного по делу заявителя решения, вступившего в законную силу и подлежащего исполнению.


2. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


67. Прежде всего, Европейский Суд напомнил, что Конвенция не гарантирует право на пенсию по возрасту или какое-либо социальное пособие в конкретном размере, как таковые (см., например, Решение Европейского Суда по делу "Аунола против Финляндии" (Aunola v. Finland) от 15 марта 2001 г., жалоба N 30517/96). Однако "требование", даже касающееся пенсии или социального пособия, может составлять "собственность" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в случае, если в достаточной мере установлено, что оно может быть реализовано (см. Постановление Европейского Суда по делу "Греческие нефтеперегонные заводы "Стран" и Стратис Андреадис против Греции" (Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece) от 9 декабря 1994 г., Series A, N 301-B, §59).

68. Решение Лиманского районного суда Астраханской области от 3 ноября 1999 г., подтвержденное определением Астраханского областного суда от 14 декабря 1999 г., предоставило заявителю требование, которое могло быть реализовано, на повышенную ежемесячную компенсацию в размере 5045 рублей 73 копеек и задолженность в размере 108 892 рублей 7 копеек. Это решение стало окончательным после того, как оно было подтверждено при рассмотрении дела в кассационном порядке.

69. Европейский Суд счел, что результатом определения Астраханского областного суда от 27 декабря 2000 г. и последующих рассмотрений дела стало уменьшение размера первоначально присужденной заявителю суммы, что составляет нарушение права заявителя на уважение свой собственности, гарантированное статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии" (Brumarescu v. Romania), жалоба N 28342/95, §77, ECHR 1999-VII, и Постановление Европейского Суда по делу "Праведная против Российской Федерации" (Pravednaya v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 69529/01, §§38-39).

70. Хотя Европейский Суд признал, что эта мера была законной и преследовала общественный интерес (например, такой, как гармонизация чернобыльских социальных выплат), ее соответствие требованию соразмерности является спорным.

71. В частности, хотя это правда, что пересчет социальных выплат конкретному лицу и их уменьшение, как таковое, не нарушает статью 1 Протокола N 1 к Конвенции (см. Решение Европейского Суда по делу "Скоркевич против Польши" (Skorkiewicz v. Poland) от 1 июня 1998 г., жалоба N 39860/98), пересчет задним числом, в результате чего присужденные суммы, которые уже перечислены (или задержаны), уменьшаются, влечет индивидуальное и непомерное бремя для заявителя и поэтому несовместимо со статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. В этом отношении Европейский Суд напомнил упоминавшееся выше Постановление по делу "Праведная против Российской Федерации", в котором в отношении аналогичных фактов указано:


"40. ... Интересы общества, по общему признанию, могут включать в себя эффективную и скоординированную схему государственных пенсий, ради которой государство может корректировать свое законодательство.

41. Однако возможный публичный интерес государства в обеспечении единообразного применения Закона о пенсиях не должен приводить к ретроспективному перерасчету ранее присужденной денежной суммы. Европейский Суд счел, что, лишив заявителя права на получение пенсии в размере, установленном в окончательном судебном решении, государство нарушило справедливый баланс между рассматриваемыми интересами (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу ""Прессос Компаниа Навьера С.А." против Бельгии" (Pressos Compania Naviera S.A. v. Belgium) от 20 ноября 1995 г., Series А, N 332, §43)".


72. Европейский Суд не усмотрел каких-либо оснований для отклонения от своих выводов, сделанных в указанном Постановлении, и находит, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции также и в настоящем деле.


IV. Предполагаемое нарушение Статьи 6 Конвенции в отношении общей продолжительности судебного разбирательства


73. Далее заявитель жаловался на то, что общая продолжительность судебного разбирательства по его делу превысила разумный срок в нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... разбирательство дела в разумный срок... судом..."


А. Доводы сторон


74. Власти Российской Федерации утверждали, что общая продолжительность судебного разбирательства по настоящему делу не была чрезмерно длительной, учитывая сложность дела. В подтверждение своего утверждения они ссылались на рассмотрение дела в Конституционном Суде Российской Федерации, мнение которого необходимо было выяснить для разрешения неопределенности толкования законодательства, подлежащего применению в настоящем деле. Они не признали периодов бездействия, которые могут быть приписаны властям при разбирательстве дела заявителя. Они утверждали, что 22 ноября 2002 г. в соответствии с ходатайством заявителя производство по делу было приостановлено до вынесения Конституционным Судом Российской Федерации решения, существенного для его спора. После того, как оно было оглашено 19 июня 2002 г., производство по делу было возобновлено. Судебные заседания не назначались до 2 сентября 2002 г., поскольку заявитель уведомил суд об отсутствии его адвоката. После этого слушания по делу проводились без чрезмерных интервалов, и дело было окончательно разрешено 29 апреля 2003 г. Власти Российской Федерации также утверждали, что заявитель способствовал длительности процесса, неоднократно меняя свои требования и выдвигая требования, "которые противоречат законодательству".

75. Заявитель утверждал, что судебное разбирательство не было достаточно быстрым. Он опроверг утверждение, что он неоднократно менял свои требования, и пояснил, что он только корректировал расчеты с тем, чтобы дополнить задолженности, которые накапливались в процессе судебного разбирательства. Он также утверждал, что ссылка властей Российской Федерации на сложность дела не обоснована.


В. Мнение Европейского Суда


76. Учитывая выводы, указанные выше в §§54 и 56, Европейский Суд не счел необходимым отдельно рассматривать часть жалобы относительно общей продолжительности судебного разбирательства.


ГАРАНТ:

Нумерация разделов приводится в соответствии с источником


III. Применение Статьи 41 Конвенции


77. Статья 41 Конвенции устанавливает:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


78. Заявитель потребовал 732 697 рублей 3 копейки в качестве основной суммы долга (суммы недоплаты за период с 1 августа 1996 г. по 1 февраля 2004 г.), 25 605 рублей 37 копеек - сумму недоплаты ежемесячных выплат, начиная с 1 февраля 2004 г., 3 736 931 рублей 57 копеек в качестве неустойки и 2 000 000 рублей в качестве возмещения морального вреда.

79. Власти Российской Федерации сочли эти требования чрезмерными, неразумными и необоснованными.

ГАРАНТ:

Нумерация параграфов приводится в соответствии с источником


78. Европейский Суд не усмотрел причинно-следственной связи между установленными нарушениями и требуемым чрезмерным материальным ущербом. Однако в отношении нарушения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции вследствие производства по делу заявителя в порядке надзора, Европейский Суд счел надлежащим присудить в пользу заявителя 853 евро, что составляет сумму, которую заявитель должен был получить, если бы уменьшение размера выплат, присужденных заявителю решением суда от 3 марта 2003 г., подтвержденного определением от 29 апреля 2003 г., не было бы осуществлено ретроспективно, плюс любые возможные налоги к этой сумме.

81. В отношении нематериального ущерба Европейский Суд счел, что заявителю нанесен некоторый моральный вред в результате нарушений, который не может быть установлен путем простого установления Европейским Судом факта нарушения. Тем не менее, запрашиваемая сумма является чрезмерной.

82. Исходя из принципа справедливости, как того требует статья 41 Конвенции, Европейский Суд присудил заявителю 1500 евро в качестве компенсации морального вреда плюс любые возможные налоги к этой сумме.


В. Судебные расходы и издержки


83. Заявитель потребовал 1339 рублей 50 копеек в качестве компенсации почтовых расходов, 541 рублей 18 копеек в качестве компенсации расходов на факсимильную связь, 500 рублей в качестве компенсации судебных издержек и 2000 рублей в качестве компенсации расходов на оплату перевода.

84. Власти Российской Федерации воздержались от комментариев в этой части требований.

85. Согласно прецедентной практике Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек только в той мере, в какой будет доказано, что они действительно понесены, были необходимыми и разумными в объеме. В настоящем деле, принимая во внимание предоставленную ему информацию и указанные выше критерии, Европейский Суд счел разумным присудить заявителю сумму в размере 50 евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек в ходе рассмотрения дела в Европейском Суде плюс любые возможные налоги к этой сумме.


С. Процентная ставка при просрочке платежей

ГАРАНТ:

Нумерация параграфов приводится в соответствии с источником


84. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих основаниях Суд единогласно:


1) отклонил предварительные возражения властей Российской Федерации об исключении жалобы из списка дел, подлежащих рассмотрению, в соответствии со статьей 37 Конвенции;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в отношении задержки исполнения вступившего в законную силу решения суда, вынесенного в пользу заявителя;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в отношении пересмотра в порядке надзора вступившего в законную силу решения суда, вынесенного в пользу заявителя;

4) постановил, что нет необходимости рассматривать жалобу относительно общей продолжительности судебного разбирательства в соответствии со статьей 6 Конвенции;

5) постановил:

(а) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы в пересчете на российские рубли по курсу, действующему на день выплаты:

(i) 853 (восемьсот пятьдесят три) евро в возмещение материального ущерба;

(ii) 1500 (полторы тысячи) евро в возмещение морального вреда;

(iii) 50 (пятьдесят) евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек;

(iv) любую сумму налога, который может быть начислен на вышеуказанные суммы, подлежащие переводу в национальную валюту государства-ответчика по курсу на день выплаты;

(b) что простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

5) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 6 октября 2005 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.


Заместитель Секретаря Секции Суда

Сантьяго Кесада


Председатель Палаты

Христос Розакис



Постановление Европейского Суда по правам человека от 6 октября 2005 г. Дело "Андросов (Androsov) против Российской Федерации" (жалоба N 63973/00) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 12/2006.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение