Постановление Европейского Суда по правам человека от 22 июня 2006 г. Дело "Метелица (Metelitsa) против Российской Федерации" (жалоба N 33132/02) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Метелица (Metelitsa) против Российской Федерации"
(Жалоба N 33132/02)


Постановление Суда


Страсбург, 22 июня 2006 г.


По делу "Метелица против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Ф. Тюлькенс,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Д. Шпильмана,

С.Е. Йебенса, судей,

а также при участии C. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 1 июня 2006 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 33132/02), поданной в Европейскую Комиссию по правам человека против Российской Федерации гражданином этой страны Евгением Анатольевичем Метелицей (далее - заявитель) 17 августа 2002 г. в соответствии со Статьей 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. В Европейском Суде интересы заявителя представляла К. Москаленко, юрист Международного правозащитного центра в г. Москве. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявитель жаловался, в частности, что ни он, ни его адвокат не были извещены о заседании суда кассационной инстанции, из-за чего они были лишены возможности поддержать свою жалобу.

4. Жалоба была передана на рассмотрение Первой Секции Европейского Суда (пункт 1 Правила 52 Регламента Суда). В соответствии с пунктом 1 Правила 26 в рамках Первой Секции была создана Палата для рассмотрения данного дела (пункт 1 Статьи 27 Конвенции).

5. 28 апреля 2005 г. Европейский Суд признал жалобу частично приемлемой.

6. Власти Российской Федерации представили замечания по существу дела (пункт 1 Правила 59 Регламента Суда).


Факты


I. Обстоятельства дела


7. Заявитель, 1968 года рождения, в настоящее время отбывает наказание в г. Иркутске.

8. 17 сентября 2001 г. заявитель был арестован по подозрению в жестоком избиении некоего г-на Д.

9. 19 декабря 2001 г. Назаровский городской суд Красноярского края признал заявителя и его соучастников виновными в причинении тяжкого вреда здоровью, преступлении, предусмотренном пунктом "а" части 3 статьи 111 Уголовного кодекса Российской Федерации. Заявитель был приговорен к шести годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии.

10. 23 декабря 2001 г. и 24 января 2002 г. заявитель подал кассационные жалобы. Он утверждал, что его соучастник оклеветал его, что заключение судебной экспертизы не отражало фактов, которые были установлены в суде, и что следствие по делу не было достаточно тщательным. Он ходатайствовал об отмене приговора и о вызове его и его адвоката, г-жи Струченко, на рассмотрение дела в суде кассационной инстанции.

11. 25 декабря 2001 г. адвокат заявителя подала кассационную жалобу. Она указывала на расхождения между фактами, установленными судом, и их изложением в приговоре, и просила переквалифицировать преступление и/или смягчить приговор.

12. 27 декабря 2001 г. заявитель попросил суд кассационной инстанции рассмотреть дело в его отсутствие.

13. По утверждению заявителя, ни он, ни его адвокат не были извещены о кассационном слушании по делу. По утверждению властей Российской Федерации, 20 февраля 2002 г. судебная повестка о дате рассмотрения кассационных жалоб была выслана в организацию, где работала Струченко, и в следственный изолятор, в котором содержался заявитель.

14. 5 марта 2002 г. Красноярский краевой суд оставил приговор в отношении заявителя в силе, смягчил приговор в отношении обоих соучастников и дал иную юридическую квалификацию преступлению, совершенному одним из них. Ни заявитель, ни его адвокат не присутствовали на кассационном рассмотрении дела, в то время как оба других обвиняемых присутствовали лично, а также присутствовали их представители. По утверждению властей Российской Федерации, в заседании суда кассационной инстанции участвовал прокурор, который представил свои замечания.

15. 30 октября 2003 г. заявитель получил повестку с вызовом в Красноярский краевой суд на заседание, проведенное 5 марта 2002 г. Повестка была датирована 27 февраля 2002 г.


II. Применимое национальное законодательство и практика


16. Статья 336 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР от 27 октября 1960 г. (действовавшего в рассматриваемое время) определяла, что лица, подавшие кассационные жалобы, должны быть извещены о дне и времени кассационного рассмотрения дела. Если лицо было извещено, но не явилось, суд может рассмотреть дело в отсутствие этого лица. Статья 338 требовала, чтобы в начале слушания по делу председательствующий судья проверял явку сторон, после чего суд решал, продолжать ли рассмотрение дела.

17. 16 июня 1978 г. Пленум Верховного Суда СССР объявил, что, если требования статьи 336 УПК РСФСР не были соблюдены, то заседание суда кассационной инстанции откладывалось. Рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого и его адвоката в случае, когда оба не были извещены о дате и времени судебного заседания, было признано существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства. 1 декабря 1983 г. Пленум установил, что суд кассационной инстанции в каждом случае должен проверять, были ли стороны процесса извещены о дате и времени судебного заседания, были ли их замечания переданы другой стороне, а также была ли другой стороне предоставлена возможность прокомментировать их.

18. 10 декабря 1998 г. Конституционный Суд Российской Федерации признал часть вторую статьи 335 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР не соответствующей Конституции Российской Федерации в той мере, в какой оно позволяет суду кассационной инстанции принимать окончательное решение по делу, не предоставив осужденному возможности ознакомиться с материалами судебного заседания и изложить свою позицию по рассмотренным судом вопросам.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 и подпункта (с) пункта 3 Статьи 6 Конвенции


19. Ссылаясь на пункт 1 и подпункт (с) пункта 3 Статьи 6 Конвенции, заявитель жаловался, что ни он, ни его адвокат не были извещены о заседании суда кассационной инстанции. Статья 6 в части, относящейся к настоящему делу, гласит:


"1. Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...

...

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

...

c. защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия...".


1. Доводы сторон


20. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель отказался от участия в заседании суда кассационной инстанции и просил о рассмотрении дела в его отсутствие. В отличие от него, подсудимый З. подал ходатайство об участии в заседании суда кассационной инстанции, и суд удовлетворил его. Повестки с вызовом на заседание суда кассационной инстанции были высланы заявителю и его адвокату 20 февраля 2002 г. В соответствии с действовавшим тогда Уголовно-процессуальным кодексом (часть третья статьи 336 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР) в случае, если обвиняемый был надлежащим образом извещен о дате слушания дела и не явился, суд мог продолжить рассмотрение дела по существу в его отсутствие.

21. В подтверждение своих утверждений власти Российской Федерации предоставили копии повесток от 20 февраля 2002 г., адресованных, в частности, в "(учреждение) N ИЗ-24/3 (для Е. Метелицы, С. З., Ю. С.)" и в "адвокатуру г. Ачинска, для Струченко Н.", а также копию постановления заместителя председателя Красноярского краевого суда от 21 февраля 2002 г. руководителю следственного изолятора N 1 г. Красноярска о конвоировании соучастника заявителя З. на кассационное слушание 5 марта 2002 г.

22. Власти Российской Федерации признали, что на кассационном слушании присутствовал прокурор. Однако, по их мнению, его присутствие не отразилось отрицательным образом на праве заявителя на защиту, поскольку заявитель мог изложить свои аргументы в кассационной жалобе и поскольку нет информации о том, что прокурор требовал изменения приговора в отношении заявителя.

23. Заявитель утверждал, что национальные власти нарушили его право быть своевременно уведомленным о кассационном слушании. Поскольку он и его адвокат Струченко подавали самостоятельные кассационные жалобы, в силу части первой статьи 336 УПК РСФСР повестки должны были быть направлены им обоим. Часть четвертая этой статьи дополнительно требует направления повесток в надлежащее время. Однако этого не было сделано. Заявители оспорил доказательства, представленные властями Российской Федерации, утверждая, что копии извещений, якобы направленных ему и его представителям, не могли считаться доказательством их вызова в суд. По мнению заявителя, это могло быть доказано только их подписями, подтверждающими получение повесток, а власти Российской Федерации их не предоставили. Адвокат заявителя, г-жа Струченко, подчеркнула, что она никогда не получала повестки, о которой говорят власти Российской Федерации, и не могла присутствовать на заседании суда кассационной инстанции. Более того, в "расписке", написанной от руки заявителем начальнику колонии УК-272/3, сказано, что 30 октября 2003 г. он получил копию кассационного определения от 5 марта 2003 г., копию соответствующего письма от 23 апреля 2002 г. и копию повестки с вызовом на заседание суда кассационной инстанции от 27 февраля 2002 г. Он также указал, что ранее он уже получил копию кассационного определения от своей матери, в октябре или ноябре 2002 г.

24. Заявитель утверждал, что действовавшие в рассматриваемое время уголовно-процессуальные нормы не возлагают на обвиняемого или его адвоката обязанности ходатайствовать перед судом о разрешении присутствовать на судебном заседании, так как этим правом они наделены автоматически.

25. Заявитель далее отметил, что он не знал о том, выступал ли прокурор на кассационном слушании по делу или нет и, в любом случае он не имел возможности прокомментировать его выступление. Утверждение властей Российской Федерации о том, что прокурор не комментировал наказание, назначенное заявителю, не имеет доказательственной основы, поскольку в соответствии с национальной практикой протокол судебного заседания в суде кассационной инстанции не ведется. Более того, их утверждения противоречили сами себе, поскольку ранее они ссылались на мнение прокурора "о необходимости изменения приговора". Заявитель сделал вывод, что имело место нарушение пункта 1 и подпункта (с) пункта 3 статьи 6 Конвенции, поскольку ему не была предоставлена возможность узнать и прокомментировать замечания, высказанные другой стороной на кассационном рассмотрении дела.


2. Оценка Европейского Суда


(а) Общие принципы


26. Европейский Суд напомнил, что из понятия справедливого судебного разбирательства вытекает, что лицо, обвиняемое в совершении преступления, по общему правилу должен иметь право на присутствие и эффективное участие в заседании суда первой инстанции (см. Постановление Европейского Суда от 12 февраля 1985 г. по делу "Колоцца против Италии" (Colozza v. Italy), Series A N 89, pp. 14-15, §§27 и 29).

27. Личное присутствие подсудимого не обязательно имеет такое же значение при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции, даже если суд второй инстанции имеет право пересмотреть дело как по вопросам факта, так и по вопросам права. При оценке этого вопроса необходимо учитывать, inter alia, характерные черты конкретного судебного разбирательства и способ представления и защиты интересов стороны защиты в суде кассационной инстанции, особенно в свете вопросов, стоящих перед судом, и их значением для лица, подающего кассационную жалобу (см. Постановление Европейского Суда от 25 марта 1998 г. по делу "Бельзюк против Польши" (Belziuk v. Poland), Reports of Judgments and Decisions 1998-II, §37).

28. Также для справедливости системы уголовной юстиции решающее значение имеет адекватная защита подсудимого, как в суде первой инстанции, так и в суде кассационной инстанции (см. Постановление Европейского Суда от 22 сентября 1994 г. по делу "Лала против Нидерландов" (Lala v. the Netherlands), Series A N 297-A, p. 13, §33).

29. Принцип равенства сторон является лишь одним из аспектов более широкого понятия справедливого судебного разбирательства, включающего также фундаментальное право на состязательность уголовного процесса. Это право означает, что и сторона обвинения, и сторона защиты должны иметь возможность изучить замечания и доказательства, представленные другой стороной, и сделать свои комментарии по ним (см. Постановление Европейского Суда от 28 августа 1991 г. по делу "Брандштеттер против Австрии" (Brandstetter v. Austria), Series A N 211, p. 27, §§66-67).


(b) Применение вышеуказанных принципов к настоящему делу


30. Прежде всего, Европейский Суд отметил, что он не считал необходимым выяснять, превратило ли отсутствие заявителя и его защитника по отдельности производство в суде кассационной инстанции в несправедливое. Оба не присутствовали на заседании Красноярского краевого суда, и Европейский Суд при рассмотрении данной жалобы будет исходить из этого (ср. дело "Ваньян против Российской Федерации" (Vanyan v. Russia), N 53203/99, §63, 15 декабря 2005 г.).

31. Европейский Суд заметил, что в российской правовой системе кассационные жалобы по уголовным делам могут касаться как вопросов факта, так и вопросов права; что замечания заявителя и его адвоката затрагивали как вопросы факта, так и вопросы права; и что их версия происшедшего существенно отличалась от версии соучастников заявителя. Заявитель оспорил приговор, требуя переквалифицировать вменяемое ему деяние и смягчить наказание. Но в конечном счете суд кассационной инстанции смягчил наказание обоим соучастникам заявителя, которые присутствовали и были представлены защитниками на судебном заседании, но не самому заявителю. Учитывая важность дела для заявителя, приговоренного к шести годам лишения свободы, Европейский Суд не считал, что Красноярский краевой суд мог правильно разрешить дело без прямой оценки доказательств, представленных заявителем лично или через защитника (см., mutadis mutandis, вышеупомянутое дело "Бельзюк против Польши", §38).

32. Кроме того, Европейский Суд отметил, что прокурор участвовал в кассационном слушании по делу и делал устные замечания. При данных обстоятельствах, учитывая отказ заявителя от участия в заседании суда кассационной инстанции и его ходатайство об участии в нем его адвоката, содержащееся в его кассационной жалобе от 24 января 2002 г., национальные органы должны были обеспечить присутствие на судебном заседании хотя бы адвоката заявителя.

33. Власти Российской Федерации утверждали, что заявителю и его адвокату за две недели до судебного заседания были посланы повестки, и представили копии этих повесток из материалов уголовного дела. Европейский Суд отметил, что ни на одной из повесток, представленных властями Российской Федерации, не было поставлено почтового штемпеля, и власти Российской Федерации не представили иных доказательств того, что эти повестки действительно были посланы. Не было указаний и на то, что суд кассационной инстанции проверил, были ли повестки вручены заявителю или его адвокату, и, если бы они не были вручены, отложил судебное заседание, как того требовало национальное законодательство (см. выше пункт 17).

34. Заявитель утверждал, что ни он, ни его адвокат не получали повесток. Его показания были подтверждены письменными показаниями под присягой, которые заявитель дал, в частности, по просьбе государственного служащего, начальника пенитенциарного учреждения, в котором содержался заявитель. Из этих письменных показаний следовало, что заявитель получил повестку лишь через полтора года после судебного заседания, а его адвокат вообще не получила повестку. При данных обстоятельствах Европейский Суд не убедили доказательства, представленные властями Российской Федерации в поддержку их позиции, в соответствии с которой заявитель был должным образом извещен о заседании суда кассационной инстанции.

35. Следовательно, производство в Красноярском краевом суде не отвечали требованию справедливости. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 Статьи 6 в совокупности с пунктом 3(с) Статьи 6 Конвенции.


II. Применение Статьи 41 Конвенции


36. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Вред


37. Заявитель требовал 5000 евро в возмещение морального вреда.

38. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не имел права на компенсацию, так как Статья 6 Конвенции не была нарушена.

39. Европейский Суд счел, что заявитель должен был испытать чувство разочарования и несправедливости вследствие того, что национальные органы своевременно не известили ни его, ни его адвоката о судебном заседании суда кассационной инстанции. Европейский Суд постановил, что заявителю был причинен моральный вред, который не мог быть адекватно компенсирован простым признанием факта нарушения. Соответственно, исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил заявителю 1000 евро плюс налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы.


В. Судебные расходы и издержки


40. Заявитель требовал 3000 евро в возмещение судебных расходов на оплату труда К. Москаленко по представлению его интересов в Европейском Суде.

41. Власти Российской Федерации оспорили размер требования, отметив, что заявитель не представил в подтверждение своих расходов никаких доказательств.

42. В соответствии с прецедентным правом Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек в той мере, в которой было доказано, что они были действительно и вынуждено понесены в разумном размере. Заявитель не представил никаких документов, на основании которых можно было бы установить размер компенсации. Соответственно, Европейский Суд ничего не присудил ему в возмещение судебных расходов и издержек.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


43. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих основаниях Суд единогласно


1. постановил, что имело место нарушение пункта 1 и подпункта (с) пункта 3 Статьи 6 Конвенции;

2. постановил:

(а) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 Статьи 44 Конвенции выплатить заявителю в возмещение морального вреда 1000 (одну тысячу) евро, переведенных в российские рубли по курсу, установленному на день оплаты, плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы;

(b) что с даты истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты простые проценты должны начисляться на эти суммы в размере, равном минимальному ссудному проценту Европейского Центрального Банка плюс три процента;

3. отклонил единогласно остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 22 июня 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 Правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис



Постановление Европейского Суда по правам человека от 22 июня 2006 г. Дело "Метелица (Metelitsa) против Российской Федерации" (жалоба N 33132/02) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 12/2006.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.