Решение Европейского Суда по правам человека от 22 ноября 2005 г. по вопросу приемлемости жалобы N 58830/00 "Екатерина Сармина (Yekaterina Sarmina) и Виталий Сармин (Vitaliy Sarmin) против Российской Федерации" (Вторая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Вторая секция)


Решение по вопросу приемлемости
жалобы N 58830/00
"Екатерина Сармина (Yekaterina Sarmina) и Виталий Сармин (Vitaliy Sarmin) против Российской Федерации"


Европейский Суд по правам человека (Вторая секция), заседая 22 ноября 2005 г. Палатой в составе:

А.Б. Бака, Председателя Палаты,

И. Кабрала Баррето,

К. Юнгвирта,

М. Угрехелидзе,

А. Ковлера,

А. Муларони,

Э. Фуры-Сандстрем, судей,

а также при участии С. Долле, Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание вышеуказанную жалобу, поданную 21 марта 2000 г.,

принимая во внимание доводы, представленные властями Российской Федерации, и возражения на них, представленные заявителями,

заседая за закрытыми дверями,

вынес следующее Решение:


Факты


Первый заявитель, Екатерина Сармина - гражданка Украины, 1944 года рождения, в настоящее время проживает в г. Киеве, Украина. Второй заявитель, Виталий Сармин - сын первого заявителя, 1980 года рождения, проживает в г. Москве. В Европейском Суде власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым.


А. Обстоятельства дела


1. Первый заявитель


(а) Решения, вынесенные в порядке обычного производства


По утверждению первого заявителя, в 1989 году она переехала с места своего постоянного проживания в г. Якутске Республики Саха (Якутия), Россия, в г. Киев, Украина. В 1996 году она безуспешно обратилась в Управление пенсионного обеспечения г. Якутска об установлении ей пенсии по старости. Ее заявление было отклонено 16 мая 1996 г., и в январе 1998 года она подала иск в Якутский городской суд Республики Саха (Якутия) к Управлению пенсионного обеспечения г. Якутска об установлении и выплате ей пенсии, начиная с 1 февраля 1994 г. Она также потребовала компенсацию за невыплату ей пенсии с 1 февраля 1994 г.

15 февраля 1999 г. Якутский городской суд Республики Саха (Якутия) оставил без удовлетворения иск заявителя на том основании, что первый заявитель более не проживала в г. Якутске и не получала в нем регистрацию.

21 апреля 1999 г. судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Саха (Якутия) отклонила кассационную жалобу первого заявителя и оставила без изменения судебное решение от 15 февраля 1999 г.


(b) Первое рассмотрение дела в порядке надзора


По жалобе первого заявителя заместитель Генерального прокурора Российской Федерации принес протест о пересмотре судебных решений от 15 февраля и 21 апреля 1999 г. в порядке надзора в Верховный суд Республики Саха (Якутия) на том основании, что при рассмотрении дела имели место неправильное применение норм материального и процессуального права.

1 октября 1999 г. президиум Верховного суда Республики Саха (Якутия) удовлетворил протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, установив, что Конституция Российской Федерации и иные законы предоставляют первому заявителю право на получение пенсии по старости с возраста 50 лет, то есть с 1 февраля 1994 г. независимо от места ее проживания. Суд надзорной инстанции отменил судебные решения от 15февраля и 21 апреля 1999 г. и обязал Управление пенсионного обеспечения г. Якутска назначить и выплачивать первому заявителю пенсию, начиная с этой даты. Суд надзорной инстанции отклонил требования первого заявителя в части ее требований о возмещении ущерба.

По утверждению властей Российской Федерации, исполнительный лист, выданный на основании судебного решения от 1 октября 1999 г., поступил в службу судебных приставов только 24 марта 2000 г.

24 мая 2000 г. пенсионные органы перевели на открытые в службе судебных приставов счета денежные суммы по выплате пенсии первому заявителю в размере 24 767 рублей за период с 1 февраля 1994 г. по 20 апреля 2000 г. Начиная с 1 августа 2000 г. пенсионные органы исчисляли и выплачивали пенсию первому заявителю с учетом индексации посредством перевода денежных средств на ее банковский счет. По утверждению властей Российской Федерации, исполнительное производство по судебному решению от 1 октября 2000 г. было успешно завершено 27 октября 2000 г.


(с) Второе рассмотрение дела в порядке надзора


15 мая 2001 г. Исполнительная дирекция Пенсионного фонда Российской Федерации уведомила первого заявителя о том, что Управление пенсионного обеспечения г. Якутска обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о пересмотре в порядке надзора судебного решения от 1 октября 1999 г.

21 июня 2001 г. заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации принес протест в Верховный Суд Российской Федерации о пересмотре судебных решений от 15 февраля, 21 апреля и 1 октября 1999 г. в порядке надзора на том основании, что при их вынесении были неправильно применены положения материального права.

16 июля 2001 г. Верховный Суд Российской Федерации удовлетворил протест, отменил судебные решения от 15 февраля, 21 апреля и 1 октября 1999 г. и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Помимо прочего, суд установил, что нижестоящие суды не приняли во внимание положения Соглашения Содружества Независимых Государств от 13 марта 1992 г. в части выплаты пенсий и, как результат, неверно установили все факты по делу. По мнению Верховного Суда Российской Федерации, согласно Соглашению первый заявитель должна получать пенсию по месту своего проживания. Направив дело на новое рассмотрение, Верховный Суд Российской Федерации также указал нижестоящим судам на необходимость установления гражданства первого заявителя и места ее постоянного проживания.

28 марта 2002 г. Якутский городской суд Республики Саха (Якутия) обязал Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Якутску установить и выплачивать первому заявителю пенсию, начиная с 1 января 1999 г. Суд счел, что право заявителя на получение пенсии по старости возникло тогда, когда она впервые подала иск к пенсионным органам, то есть в январе 1999 года. Суд также отклонил как необоснованный довод Верховного Суда Российской Федерации относительно применения Соглашения от 13 марта 1992 г. в настоящем деле.

Далее Якутский городской суд Республики Саха (Якутия) отметил, что 17 июля 2000 г. судебное решение от 1 октября 1999 г. было исполнено и что первый заявитель получала пенсию в размере 24 767 рублей 84 копеек за период с 1 февраля 1994 г. по 30 апреля 2000 г. и 1247 рублей 10 копеек за период с 1 мая по 30 октября 2000 г. Пенсия первого заявителя была установлена в размере 623 рублей 55 копеек, начиная с 1 ноября 2000 г.

22 апреля 2002 г. судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Саха (Якутия) оставила без изменения судебное решение от 28 марта 2002 г.


(d) Третье рассмотрение дела в порядке надзора


9 декабря 2002 г. заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации принес протест о пересмотре судебных решений от 28 марта и 22 апреля 2002 г. в порядке надзора.

30 января 2003 г. президиум Верховного суда Республики Саха (Якутия) своим определением удовлетворил протест, отменил судебные решения от 28 марта и 22 апреля 2002 г. и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

По утверждению властей Российской Федерации, дело первого заявителя трижды назначалось к рассмотрению - на 24 марта, 8 апреля и 24 июня 2003 г. Поскольку заявитель не являлась на судебные заседания, 24 июня 2003 г. Якутский городской суд Республики Саха (Якутия) оставил иск заявителя без рассмотрения.

В неустановленный день Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по г. Якутску подало заявление в Якутский городской суд Республики Саха (Якутия) о взыскании денежных сумм, выплаченных первому заявителю в соответствии с судебными решениями от 28 марта и 22 апреля 2002 г. Своим решением от 25 марта 2004 г. Якутский городской суд Республики Саха (Якутия) удовлетворил заявление и обязал первого заявителя вернуть 61 013 рублей 12 копеек. Данное судебное решение могло быть обжаловано в Верховный суд Республики Саха (Якутия) в течение десяти дней. Материалы дела не содержат информации относительно того, обжаловала ли первый заявитель данное судебное решение, вступило ли оно в силу и было ли исполнено.


2. Второй заявитель


В 1998 году второй заявитель переехал в г. Москву из г. Якутска. Вскоре он поступил в высшее учебное заведение и стал проживать в квартире у своих родственников в г. Москве. Второму заявителю было отказано в удовлетворении его заявления о регистрации по месту пребывания по адресу его родственников в г. Москве органами внутренних дел. Второй заявитель подал заявление в Дорогомиловский районный суд г. Москвы, утверждая, что отказ в его регистрации является незаконным.

14 января 1999 г. Дорогомиловский районный суд г. Москвы оставил без удовлетворения требования заявителя. Суд установил, что заявитель проживал в г. Якутске, где он был зарегистрирован. Ссылаясь на специальные положения 1995 года, Дорогомиловский районный суд г. Москвы установил, что второй заявитель не может быть зарегистрирован по адресу его родственников в г. Москве, поскольку, inter alia, он не доказал, что является их близким родственником. 18 марта 1999 г. судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила без удовлетворения кассационную жалобу заявителя на судебное решение от 14 января 1999 г.

На основании жалобы второго заявителя 27 октября 1999 г. заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации принес протест о пересмотре в порядке надзора судебных решения от 14 января и 18 марта 1999 г., утверждая, что при их вынесении имело место незаконное вмешательство в конституционное право заявителя на свободу выбора места жительства.

18 ноября 1999 г. президиум Московского городского суда оставил без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации, оставив без изменения ранее вынесенные по делу судебные решения.

На основании повторного протеста заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации 25 января 2000 г. Верховный Суд Российской Федерации отменил вынесенные ранее по делу судебные решения, установив, что отказ в регистрации второго заявителя в г. Москве являлся незаконным. Ссылаясь на Конституцию Российской Федерации и на Закон Российской Федерации "О свободе передвижения и выбора места жительства", Верховный Суд Российской Федерации указал, что факт наличия или отсутствия регистрации не имеет правовых последствий относительно права лица беспрепятственно выбирать себе место жительства. Верховный Суд Российской Федерации установил, что установленная законом процедура регистрации заключается в учете информации относительно действительного места постоянного жительства лица по его свободному выбору, и эта процедура не может влечь какие-либо ограничения на осуществление этого права. По мнению суда, зарегистрировать второго заявителя по месту его постоянного проживания в г. Москве являлось обязанностью органов внутренних дел, а не их правом, в соответствии с процедурой, установленной Законом Российской Федерации "О свободе передвижения и выбора места жительства". Верховный Суд Российской Федерации обязал органы внутренних дел г. Москвы зарегистрировать второго заявителя по адресу проживания его родственников в г. Москве. Данное судебное решение являлось окончательным.

После еще одного отказа в регистрации на основании отсутствия всех необходимых документов 29 февраля 2000 г. заявитель был зарегистрирован по месту проживания в г. Москве.


В. Применимое национальное законодательство и правоприменительная практика


Пенсии по старости


Конституция Российской Федерации и Закон Российской Федерации "О государственных пенсиях" предоставляет каждому гражданину право на получение пенсии, размер которой зависит от стажа трудовой деятельности лица и рода его деятельности.

Положения Соглашения Содружества Независимых Государств от 13 марта 1992 г., относящиеся к сфере выплаты пенсий (часть 1 статьи 6), предусматривают, что гражданам Содружества Независимых Государств пенсии исчисляются и выплачиваются по месту их постоянного проживания.


"Регистрация"


Часть первая статьи 27 Конституции Российской Федерации и Закон Российской Федерации "О свободе передвижения и выбора места жительства" гарантируют каждому, на законных основаниях находящемуся на территории государства, право на беспрепятственное передвижение и выбор места проживания в России. Регистрация по конкретному адресу посредством постановки специального штампа в паспорт гражданина по смыслу законодательства Российской Федерации рассматривается как подтверждение места его постоянного проживания.

Статья 6 Закона предусматривает, что лицо должно предъявить в органы внутренних дел документы, удостоверяющие его личность и место проживания, в целях установления или изменения регистрации.


Суть жалобы


1. Ссылаясь на статью 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, первый заявитель жаловалась на нарушение ее права собственности и отсутствие эффективных средств правовой защиты в связи с неисполнением судебного решения от 1 октября 1999 г. В дальнейшем она жаловалась на то, что отмена 16 июля 2001 г. указанного судебного решения в результате второго пересмотра дела в порядке надзора несовместима с положениями данных статей.

2. Ссылаясь на статьи 1, 2, 3 и 13 Конвенции и статью 2 Протокола N 4 к Конвенции, второй заявитель жаловался на то, что ему в течение почти двух лет отказывали в регистрации по месту его жительства в г. Москве. Он утверждал, что таким образом он был лишен свободы передвижения и выбора места жительства в своей стране. Ссылаясь на эти же положения, второй заявитель также жаловался на то, что в связи с этим не имел возможности трудоустроиться в г. Москве.


Право


1. Первый заявитель жаловалась на неисполнение судебного решения от 1 октября 1999 г. и на пересмотр этого решения в порядке надзора, в результате которого оно было отменено. Она указывала на нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, которые в части, применимой к настоящему делу, гласят:


Статья 6 Конвенции


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на справедливое ... разбирательство дела ... судом ...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами...".


Власти Российской Федерации утверждали, что первый заявитель злоупотребила своим правом на подачу индивидуальной жалобы в Европейский Суд, представив неточную и неверную информацию национальным органам власти и Европейскому Суду относительно своего гражданства и проживания в Республике Якутия в период с 1982 по 1989 год. В частности, они утверждали, что первый заявитель не является и никогда не являлась гражданкой Российской Федерации, поскольку она постоянно не проживала в России на 6 февраля 1992 г. (в этом случае она получила бы российское гражданство без всяких формальностей), равно как и не обращалась в соответствующие органы в целях приобретения гражданства. Также по информации Министерства внутренних дел Российской Федерации заявитель выехала из Якутии в 1982, а не 1989 году, а согласно информации, представленной Министерством иностранных дел Украины, первому заявителю был выдан украинский паспорт и она, таким образом, является гражданкой Украины, а не России. Относительно жалобы заявителя на длительное неисполнение судебного решения, вынесенного в ее пользу, власти Российской Федерации утверждали, что первый заявитель не обжаловала в судебном порядке предполагаемое бездействие службы судебных приставов и таким образом не исчерпала внутренние средства правовой защиты по своему делу; при этом в любом случае судебное решение от 1 октября 1999 г. было впоследствии исполнено, хотя и с задержкой. Относительно пересмотра судебного решения от 1 октября 1999 г. в порядке надзора власти Российской Федерации утверждали, что данное решение было вынесено с нарушением закона, поскольку суд неправильно применил положения материального законодательства и, соответственно, не принял во внимание такие важные имеющие значение для дела факторы, как гражданство первого заявителя и место ее жительства, в то время как Конвенция в том виде, в каком она толкуется в Постановлении Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia), не препятствует исправлению судебных ошибок (см. Постановление Европейского Суда, жалоба N 52854/99, ECHR 2003-IX).

В ответ первый заявитель ссылалась на свой советский паспорт, выданный в 1972 году, и утверждала, что Российская Федерация является преемницей Советского Союза во всех правовых вопросах, в том числе в отношении гражданства, и что, соответственно, она должна рассматриваться гражданкой России. По существу своей жалобы она полностью подтвердила ее и настаивала на том, что ее права были нарушены как ввиду длительного неисполнения судебного решения от 1 октября 1999 г., так и ввиду его последующей отмены.

Европейский Суд напомнил, что жалоба может быть объявлена неприемлемой в связи со злоупотреблением правом на обращение в Европейский Суд по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции только при особых обстоятельствах, например, если она явно основана на описании фактов, при котором опущены или искажены важнейшие события (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Акдивар и другие против Турции" (Akdivar and Others v. Turkey) от 16 сентября 1996 г., Reports of Judgments and Decisions 1996-IV, р. 1206, §§53 - 54; Постановление Европейского Суда по делу "Варбанов против Болгарии" (Varbanov v. Bulgaria), жалоба N 31365/96, ECHR 2000-X, §36; Решение Европейской Комиссии по делу "Ассенов и другие против Болгарии" (Assenov and Others v. Bulgaria) от 27 июня 1996 г., Decisions and Reports (DR) 86-В, р. 54). Далее Европейский Суд отметил, что 9 декабря 2003 г. он предложил первому заявителю указать, является ли она гражданкой России или Украины и получала или меняла ли она гражданство. В ответ первый заявитель утверждала, что она является гражданкой России и что "она никогда не меняла гражданство".

Однако Европейский Суд установил на основании документов и выдержек из национального законодательства, представленных властями Российской Федерации, что нет сомнений в том, что первый заявитель никогда не являлась гражданкой Российской Федерации. Более того, Европейский Суд принял во внимание письмо Министерства иностранных дел Украины от 31 августа 2005 г., представленное в Европейский Суд властями Российской Федерации, подтверждающее, что первый заявитель является гражданкой Украины и имеет паспорт Украины, выданный 12 апреля 2005 г. С учетом изложенного Европейский Суд не может не прийти к выводу о том, что первый заявитель намеренно обосновала свою жалобу, поданную в Европейский Суд, неверной информацией относительно своего гражданства. Это не является просто упущением или утаением информации, а намеренным введением Европейский Суд в заблуждение (см., для сравнения, Постановление Европейского Суда по делу "Аль-Нашиф против Болгарии" (Al-Nashif v. Bulgaria) от 20 июня 2002 г., жалоба N 50963/99, §89). Принимая во внимание важность данной информации в целях надлежащего разрешения данного дела, Европейский Суд пришел к выводу, что такие действия противоречат целям права на обращение с жалобой в Европейский Суд, предусмотренное статьей 34 Конвенции.

Таким образом, данные действия представляют собой злоупотребление правом на обращение в Европейский Суд по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции, и поэтому жалоба в части, касающейся первого заявителя, должна быть объявлена неприемлемой в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции, при этом какая-либо необходимость рассматривать Европейскому Суду остальные доводы властей Российской Федерации о неприемлемости жалобы отсутствует.

2. Второй заявитель жаловался, ссылаясь на статьи 1, 2, 3 и 13 Конвенции и статью 2 Протокола N 4 к Конвенции, на то, что он почти два года не мог получить регистрацию в г. Москве. Он также жаловался, ссылаясь на эти же положения, на то, что он не мог в связи с этим трудоустроиться в г. Москве. Указанные положения в части, касающейся настоящего дела, гласят:


Статья 1 Конвенции


"Высокие Договаривающиеся Стороны обеспечивают каждому, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в разделе I настоящей Конвенции".


Статья 2 Конвенции


"1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание...".


Статья 3 Конвенции


"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".


Статья 13 Конвенции


"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".


Статья 2 Протокола N 4 к Конвенции


"1. Каждый, кто на законных основаниях находится на территории какого-либо государства, имеет в пределах этой территории право на свободу передвижения и свободу выбора местожительства.

2. Каждый свободен покидать любую страну, включая свою собственную.

3. Пользование этими правами не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц.

4. Права, признанные в пункте 1, могут также, в определенных районах, подлежать ограничениям, вводимым в соответствии с законом и обоснованным общественными интересами в демократическом обществе".


В той мере, к какой второй заявитель жалуется на то, что он не мог получить регистрацию в г. Москве, Европейский Суд отметил, что статус "регистрации" в России представляет собой формальное признание постоянного места жительства лица. Произвольный отказ в регистрации по выбранному лицом месту жительства, таким образом, может представлять собой нарушение свободы передвижения лица и свободы выбора места жительства, закрепленных в статье 2 Протокола N 4 к Конвенции. Однако в настоящем деле в результате судебного разбирательства, инициированного вторым заявителем, он получил регистрацию в г. Москве. При этом не установлено, что невозможность второго заявителя трудоустроиться в г. Москве имела причиной длительную невозможность получить регистрацию или что имело место еще какое-либо вмешательство в его свободу передвижения и свободу выбора места жительства. Таким образом, Европейский Суд пришел к выводу, что предполагаемое нарушение статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции было устранено, и второй заявитель более не может утверждать, что является "жертвой" нарушения данного положения по смыслу статьи 34 Конвенции (см., mutatis mutandis, Решение Европейского Суда по делу "Панченко против Латвии" (Pancenko v. Latvia) от 28 октября 1999 г., жалоба N 40772/98).

Более того, с учетом того что дело второго заявителя было пересмотрено судами нескольких инстанций, таким образом предоставив ему адекватные средства правовой защиты, настоящее дело не раскрывает каких-либо признаков нарушения статьи 13 Конвенции (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Хилал против Соединенного Королевства" (Hilal v. United Kingdom) от 6 марта 2001 г., жалоба N 45276/99, ECHR 2001-II, §§75 - 77). Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции.

В той степени, в какой второй заявитель жалуется на невозможность трудоустроиться в г. Москве, Европейский Суд напомнил, что Конвенция как таковая не гарантирует социально-экономические права, в том числе право на трудоустройство (см., среди прочих прецедентов, упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу "Панченко против Латвии").В любом случае, ничто не свидетельствует о том, что предполагаемая невозможность для второго заявителя найти работу может представлять собой вмешательство в какое-либо из его прав, гарантируемых Конвенцией. Следовательно, данный аспект дела не подпадает ratione materiae под применение положений Конвенции по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции.

Следовательно, жалоба в части, поданной вторым заявителем, должна быть объявлена неприемлемой в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


На этих основаниях Суд единогласно:


Объявил жалобу неприемлемой.


Секретарь Секции Суда

С. Долле


Председатель Палаты

А.Б. Бака



Решение Европейского Суда по правам человека от 22 ноября 2005 г. по вопросу приемлемости жалобы N 58830/00 "Екатерина Сармина (Yekaterina Sarmina) и Виталий Сармин (Vitaliy Sarmin) против Российской Федерации" (Вторая секция)


Текст Решения опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 1/2007.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение