Постановление Европейского Суда по правам человека от 22 декабря 2005 г. Дело "Рыбаков (Rybakov) против Российской Федерации" (жалоба N 14983/04) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Рыбаков (Rybakov) против Российской Федерации"
(Жалоба N 14983/04)


Постановление Суда


Страсбург, 22 декабря 2005 г.


По делу "Рыбаков против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Л. Лукайдеса, Председателя Палаты,

Ф. Тюлькенс,

П. Лоренсена,

Н. Ваич,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера,

Д. Шпильманна, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 1 декабря 2005 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 14983/04), поданной в Европейский Суд 27 марта 2004 г. против Российской Федерации гражданином России Геннадием Николаевичем Рыбаковым (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым.

3. 13 декабря 2004 г. Европейский Суд решил коммуницировать жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.


Факты


Обстоятельства дела


4. Заявитель родилась в 1936 году и проживает в г. Санкт-Петербурге.


1. Судебное разбирательство по жилищному спору


5. 12 августа 1998 г. заявитель подал исковое заявление к губернатору г. Санкт-Петербурга и комитету по жилищной политике г. Санкт-Петербурга, требуя предоставить ему право на получение квартиры по программе инвестирования из средств городского бюджета строительства жилья.

6. Из трех судебных заседаний, назначенных в период с 24 февраля по 21 октября 1999 г., два судебных заседания были перенесены по причине неявки ответчиков, в одно - в связи с заявлением ответчиком ходатайства о привлечении дополнительных лиц для участия в судебном разбирательстве.

7. Следующее судебное заседание, назначенное на 16 марта 2000 г., было перенесено, поскольку заявитель изменил свои исковые требования.

8. Из четырех судебных заседаний, назначенных в период с 5 апреля 2000 г. по 28 февраля 2001 г., три были перенесены по причине неявки ответчиков, а одно ввиду участия судьи в другом судебном заседании.

9. 15 марта 2001 г. Октябрьский районный суд г. Санкт-Петербурга провел заседание по делу заявителя. Представитель губернатора г. Санкт-Петербурга заявил ходатайство об отложении рассмотрения дела, чтобы предоставить время изменить существующие положения, непосредственно влияющие на жилищные права заявителя. Данное ходатайство было удовлетворено.

10. В период с 22 мая 2001 г. по 28 марта 2002 г. Октябрьский районный суд г. Санкт-Петербурга назначил четыре судебных заседания. Три судебных заседания были перенесены по причине неявки ответчиков, а одно - по причине намерения заявителя изменить свои исковые требования.

11. 8 апреля 2002 г. заявителем были представлены измененные исковые требования.

12. 19 декабря 2002 г. судебное заседание было перенесено на 1 апреля 2003 г. по причине неявки ответчиков. Октябрьский районный суд г. Санкт-Петербурга направил письменное предупреждение ответчикам с уведомлением о наложении на них штрафа в случае повторной неявки.

13. Три судебных заседания, назначенных в период с 1 апреля по 17 июня 2003 г. были перенесены по причине неявки ответчиков.

14. Судебное заседание, назначенное на 14 октября 2003 г., было перенесено по причине отставки председательствующего судьи.

15. Судебное заседание, назначенное на 5 мая 2004 г., было перенесено по причине неявки ответчиков.

16. Судебное заседание, назначенное на 5 июля 2004 г., было перенесено по причине болезни заявителя.

17. 29 сентября 2004 г. Октябрьский районный суд г. Санкт-Петербурга вынес решение по существу дела.

18. 8 декабря 2004 г. судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда оставила без изменения судебное решение от 29 сентября 2004 г.


2. Жалобы заявителя на чрезмерную продолжительность судебного разбирательства


19. 21 декабря 2002 г., 5 января и 9 ноября 2003 г. заявитель подавал жалобы на имя председателя Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга, заместителя председателя Санкт-Петербургского городского суда и Председателя Верховного Суда Российской Федерации на промедления в рассмотрении делом судом первой инстанции.

20. 30 декабря 2002 г. и 10 февраля 2003 г. заместитель председателя Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга, а 25 марта 2004 г. заместитель председателя Санкт-Петербургского городского суда проинформировали заявителя о том, что чрезмерная продолжительность судебного разбирательства по его делу была вызвана большим количеством гражданских дел, находившихся на рассмотрении в Октябрьском районном суде г. Санкт-Петербурга.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции


21. Заявитель жаловался на то, что длительность судебного разбирательства по его делу была несовместимой с требованием о "разумном сроке", установленном в пункте 1 статьи 6 Конвенции, который гласит:


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на ... разбирательство дела в разумный срок ... судом ...".


А. Приемлемость


22. Власти Российской Федерации утверждали, что жалоба заявителя на чрезмерную длительность судебного разбирательства является неприемлемой в соответствии с пунктом 3 статьи 35 Конвенции. Относительно принимаемого во внимание периода власти отмечали, что судебное разбирательство началось 12 августа 1998 г., когда заявитель подал исковое заявление, и окончилось 8 декабря 2004 г. вынесением последнего судебного решения по делу Санкт-Петербургским городским судом.

23. Заявитель не согласился с доводами властей Российской Федерации. Он настаивал на том, что инициировал судебное разбирательство 10 августа 1998 г.

24. Европейский Суд согласился с властями Российской Федерации в том, что принимаемый во внимание период начался 12 августа 1998 г., когда исковое заявление было подано в Октябрьский районный суд г. Санкт-Петербурга, и закончилось 8 декабря 2004 г. Таким образом, судебное разбирательство продолжалось шесть лет, три месяца и двадцать восемь дней и проходило в судах двух инстанций.

25. Европейский Суд отметил, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее он отметил, что она не является неприемлемой по иным основаниям. Таким образом, данная часть жалобы объявляется приемлемой.


В. По существу


26. Власти Российской Федерации утверждали, что длительность судебного разбирательства, тем не менее, может считаться "разумной" и может быть объяснена обстоятельствами дела. Наличие нескольких ответчиков и необходимость тщательного изучения обстоятельств дела сделали судебное разбирательство чрезвычайно сложным. Задержки при рассмотрении иска имели место по причине систематических неявок ответчиков на судебные заседания, а также неявкой заявителя 5 июля 2004 г. Тем не менее, власти Российской Федерации указывали, что национальное законодательство предоставляет суду право вынести заочное решение. Более того, заявитель неоднократно изменял свои исковые требования и направлял жалобы в различным должностным лицам на чрезмерную длительность судебного разбирательства. Относительно действий национальных органов власти Российской Федерации утверждали, что по их вине не было допущено каких-либо периодов бездействия.

27. Заявитель не согласился с доводами властей Российской Федерации. Он утверждал, что дело не было сложным. Он являлся на все судебные заседания, за исключением одного. Ему нельзя ставит в вину изменение исковых требований, поскольку ему приходилось это делать по предложению судьи, рассматривавшего дело. Его жалобы различным должностным лицам не могли служить причиной задержки в судебном разбирательстве, поскольку судебное разбирательство никогда не приостанавливалось по его ходатайствам. Заявитель утверждал, что чрезмерная длительность судебного разбирательства была вызвана передачей дела от одного судьи другому, неявкой ответчиков и тем фактом, что суды были перегружены работой.

28. Европейский Суд напомнил, что обоснованность длительности судебного разбирательства должна оцениваться в свете всех обстоятельств дела и со ссылкой на следующие критерии: сложность дела, действия заявителя и соответствующих органов власти и важность рассматриваемого в рамках дела вопроса для заявителя (см., среди прочих прецедентов, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, ECHR 2000-VII, §43).

29. Европейский Суд согласился с властями Российской Федерации в том, что дело было достаточно сложным, поскольку требовало изучения обширного и объемного жилищного законодательства, действовавшего в г. Санкт-Петербурге, и касалось сложной фактической составляющей. Заявитель неоднократно изменял и дополнял свои исковые требования. Хотя Европейский Суд счел, что задача судов была осложнена этими факторами, он не может прийти к выводу, что сложность дела, взятая в отдельности, была таковой, чтобы длительность судебного разбирательства была обоснованной.

30. Относительно действий заявителя обе стороны согласились с тем, что заявитель не явился на судебное заседание только 5 июля 2004 г. Независимо от причин отсутствия заявителя задержка от такой неявки была незначительной. Относительно довода властей Российской Федерации о том, что заявитель несет ответственность за задержки в судебном заседании, изменяя свои исковые требования и направляя жалобы различным должностным лицам, Европейский Суд напомнил, что заявителю нельзя ставить в вину использование всех выгод средств, предоставляемых ему национальным законодательством при защите своих интересов (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Ягчи и Саргин против Турции" (Yagci and Sargin v. Turkey) от 8 июня 1995 г., Series А, N 319-А, §66). Европейский Суд не может прийти к выводу, что заявитель несет ответственность за затягивание судебного разбирательства.

31. Однако Европейский Суд счел, что по вине национальных властей имели место значительные периоды бездействия, в отношении которых власти Российской Федерации не привели убедительных объяснений. Октябрьскому районному суду г. Санкт-Петербурга понадобилось несколько месяцев для того, чтобы назначать судебные заседания по делу. Например, между регистрацией иска 12 августа 1998 г. и первым судебным заседанием 24 февраля 1999 г. прошло шесть месяцев. Как представляется, в период с 28 марта по 19 декабря 2002 г. судебных заседаний не назначалось и не проводилось. Еще одна задержка примерно в семь месяцев, с 14 октября 2003 г. по 5 мая 2004 г., имело места по причине передачи дела на рассмотрение другому судье. В связи с этим Европейский Суд отметил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции налагает на Договаривающиеся Государства обязательство организовать свою правовую систему таким образом, чтобы суды могли выполнять свою обязанность по рассмотрению дел в разумный срок (см., среди многих других прецедентов, Постановление Европейского Суда по делу "Леффлер против Австрии" (Lцffler v. Austria) от 3 октября 2000 г., жалоба N 30546/96, §57). К тому же, имеется нескольких более коротких промежутков времени, в течение которых видимых изменений по делу не происходило.

32. Более того, Европейский Суд отметил, что действия ответчиков являлись одной из причин затягивания судебного разбирательства. По мнению Европейского Суда, национальные власти не предприняли адекватных мер для обеспечения явки ответчиков в суд. Ответчики не явились, как минимум, тринадцать раз, что привело к задержке примерно в два года и три месяца. Ничто не свидетельствует о том, что суд каким-либо образом отреагировал на такие действия ответчиков, за исключением направления им предупреждений. В любом случае, Европейский Суд полагает странным, что после получения предупреждений из суда ответчики не явились на последовавшие три судебных заседания, а суд не принял никаких мер в связи с этим. Соответственно, Европейский Суд счел, что национальные суды не предприняли мер, предусмотренных национальным законодательством, для применения санкций к участникам судебного разбирательства и для обеспечения того, чтобы дело было рассмотрено в разумный срок (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Кушмерек против Польши" (Kusmierek v. Poland) от 21 сентября 2004 г., жалоба N 10675/02, §65).

33. Принимая во внимание общую длительность судебного разбирательства и обстоятельства дела, в частности тот факт, что примерно в течение шести лет и одного месяца дело находилось на рассмотрении в суде первой инстанции, Европейский Суд пришел к выводу о том, что дело заявителя не было рассмотрено в разумный срок. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение Статьи 13 Конвенции


34. Далее заявитель, ссылаясь на статью 1 Конвенции, жаловался на то, что все его жалобы на чрезмерную длительность судебного разбирательства были бесполезными. Европейский Суд счел, что данная часть жалобы подпадает на рассмотрение в свете статьи 13 Конвенции, которая гласит:


"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".


ГАРАНТ:

Нумерация параграфов приводится в соответствии с источником


А. Приемлемость жалобы


36. Европейский Суд отметил, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее Европейский Суд отметил, что не является она неприемлемой и по иным основаниям. Таким образом, она должна быть объявлена приемлемой.


В. По существу


37. Европейский Суд напомнил, что статья 13 Конвенции гарантирует наличие эффективных средств правовой защиты ввиду предполагаемого нарушения требования пункта 1 статьи 6 Конвенции о рассмотрении дела в разумный срок (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Кудла против Польши" (Kudla v. Poland), жалоба N 30210/96, ECHR 2000-XI, §156). Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации не указали средство правовой защиты, которое могло бы ускорить рассмотрение дела заявителя или предоставить ему адекватную компенсацию за задержку при рассмотрении, уже имеющую место (см. Постановление Европейского Суда по делу "Кормачева против Российской Федерации" (Kormacheva v. Russia) от 29 января 2004 г., жалоба N 53084/99, §64).

38. Соответственно, Европейский Суд счел, что в настоящем деле имеет место нарушение статьи 13 Конвенции по причине отсутствия в национальном законодательстве средств правовой защиты, с помощью которых заявитель мог бы добиться вынесения судебного решения, подтверждающего его право на рассмотрение его дела в разумный срок, как это установлено в пункте 1 статьи 6 Конвенции.


III. Применение Статьи 41 Конвенции


39. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


40. Заявитель потребовал присудить ему сумму в размере 29 912 долларов США в качестве компенсации материального ущерба, в частности ввиду утраты возможности приобрести квартиру по ценам 1998 года, и 7000 евро в качестве компенсации морального вреда.

41. Власти Российской Федерации утверждали, что заявителем не указана причинно-следственная связь между фактами по делу и ущербом, предположительно ему причиненным.

42. Европейский Суд отметил, что заявитель не доказал, что указываемый им материальный ущерб был действительно ему причинен в результате нарушения Конвенции по настоящему делу. Соответственно, нет причин присуждать компенсации в связи с этим. Между тем, Европейский Суд признал, что заявителю причинены страдания, чувство беспокойства и разочарования ввиду необоснованной длительности судебного разбирательства и отсутствия эффективных средств правовой защиты в отношении нарушения требования о рассмотрении его дела в разумный срок. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил заявителю 3300 евро в качестве компенсации морального вреда плюс сумму любых налогов, которые могут быть установлены к этой сумме.


В. Судебные расходы и издержки


43. Заявитель также потребовал компенсировать ему 129 евро в качестве расходов и издержек, понесенных при рассмотрении его дела в национальных судах и в Европейском Суде.

44. Власти Российской Федерации согласились, что данное требование может быть удовлетворено как обоснованное.

45. Согласно прецедентной практике Европейского Суда заявитель имеет право на компенсацию его судебных расходов и издержек, только если будет показано, что они были действительными и понесены ввиду необходимости, а также были разумными в своем размере. В настоящем деле с учетом представленной ему информации и указанных критериев Европейский Суд счел, что требуемая сумма должна быть присуждена в полном размере, плюс сумма любых налогов, которые могут быть установлены к этой сумме.


С. Процентная ставка при просрочке платежа


46. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих основаниях Суд единогласно:


1) объявил жалобу приемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции;

4) постановил,

(а) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в трехмесячный срок после вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции 3300 (три тысячи триста) евро в качестве компенсации морального вреда и 129 (сто двадцать девять) евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек, подлежащие переводу в российские рубли, плюс сумма любого налога, который может быть начислен на указанную сумму;

(b) что простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

5) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 22 декабря 2005 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Лукис Лукайдес



Постановление Европейского Суда по правам человека от 22 декабря 2005 г. Дело "Рыбаков (Rybakov) против Российской Федерации" (жалоба N 14983/04) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 1/2007.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение