Постановление Европейского Суда по правам человека от 13 апреля 2006 г. Дело "Сухобоков (Sukhobokov) против Российской Федерации" (жалоба N 75470/01) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Сухобоков (Sukhobokov) против Российской Федерации"
(Жалоба N 75470/01)


Постановление Суда


Страсбург, 13 апреля 2006 г.


По делу "Сухобоков против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукайдес,

Ф. Тюлькенс,

П. Лоренсена,

Н. Ваич,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 23 марта 2006 г.,

принял в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 75470/01), поданной в Европейский Суд по правам человека против Российской Федерации, 27 июля 2001 года гражданином Российской Федерации Сухобоковым Аликом Керсановичем (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Кии о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).

2. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены П.А. Лаптевым, Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3. 16 февраля 2004 г. Европейский Суд решил коммуницировать указанную жалобу властям Российской Федерации. На основании положений пункта 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассматривать жалобу по существу одновременно с рассмотрением вопроса о ее приемлемости.


Факты


I. Обстоятельства дела


4. Заявитель, 1937 года рождения, проживающий в г. Волгодонске Ростовской области.

5. Заявитель получает пенсию по старости. Федеральный закон "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий" от 21 июля 1997 г. (далее - пенсионное законодательство) ввел с 1 февраля 1998 г. новый метод исчисления пенсий. Указанный метод "индивидуального коэффициента пенсионера" (далее - ИКП) был предназначен для установления связи между размером пенсии лица и его предшествовавшим заработком.

6. 22 апреля 1999 г. заявитель подал иск в Волгодонский городской суд Ростовской области к Департаменту труда и социального развития г. Волгодонска. Он утверждал, что его ИКП должен составлять 0.7, что повлечет увеличение размера его пенсии.

7. Волгодонский городской суд Ростовской области вынес решение в пользу истца и обязал орган государственной власти произвести пересчет размера пенсии заявителя, начиная с 1 февраля 1998 г., основываясь на ИКП, равном 0.7, и выплатить проценты в размере 3186 рублей 36 копеек. По информации и документам, представленным заявителем, судебное решение было вынесено 25 октября 1999 г. и вступило в силу 8 декабря 1999 г. Согласно информации, представленной властями Российской Федерации, судебное решение было вынесено 25 ноября 1999 г. и вступило в силу 5 декабря 1999 г.

8. 14 января 2000 г. Волгодонский городской суд Ростовской области выдал исполнительный лист. 26 января 2000 г. службой судебных приставов г. Волгодонска было возбуждено исполнительное производство. Ввиду того, что выплаты по исполнению судебного решения не производились, заявитель подавал жалобы в различные органы государственной власти. В письмах от 10 июня и 3 октября 2000 г. управление по надзору за исполнительным производством Ростовского областного подразделения службы судебных приставов Министерства юстиции Российской Федерации проинформировало его, что установленная судебным решением выплата будет произведена по мере получения денежных средств из федерального бюджета.

9. По информации, представленной властями Российской Федерации, департамент труда и социального развития г. Волгодонска подал исковое заявление в Волгодонский городской суд Ростовской области о пересмотре судебного решения, вынесенного по делу заявителя, в связи со вновь открывшимися обстоятельствами. Орган государственной власти утверждал, что подобным обстоятельством явилась инструкция Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 29 декабря 1999 г., которая трактовала положения пенсионного законодательства иначе, чем они были истолкованы в судебном решении. 29 сентября 2000 г. Волгодонский городской суд Ростовской области удовлетворил заявление государственного органа и отменил судебное решение для исследования новых обстоятельств, в частности инструкции Министерства труда и социального развития Российской Федерации.

10. По информации, представленной заявителем, он не был проинформирован об определении Волгодонского городского суда Ростовской области от 29 сентября 2000 г. 

11. 5 января 2001 г. службой судебных приставов г. Волгодонска было принято постановление об окончании исполнительного производства. В постановлении было установлено следующее:


"Данное производство считать оконченным в связи с возвратом исполнительного листа без исполнения по требованию суда.


На основании изложенного, руководствуясь пунктом 2 статьи 27 Федерального закона "Об исполнительном производстве"


Постановил:

1. Считать данное исполнительное производство N... оконченным

2. Данное постановление может быть обжаловано в соответствующий суд в десятидневный срок.

3. Исполнительное производство передать в архив.

4. Исполнительный лист N... Волгодонского горсуда вернуть в Волгодонский горсуд..."


12. По информации, предоставленной заявителем, он получил копию указанного определения 24 марта 2001 г.

13. По информации, предоставленной заявителем, по состоянию на 1 мая 2001 г. размер его ежемесячной пенсии составлял 1523 рубля.


Применимое национальное законодательство


14. Статья 9 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ предусматривала, что в постановлении о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель устанавливает срок для добровольного исполнения содержащихся в исполнительном документе требований, который не может превышать пяти дней со дня возбуждения исполнительного производства, и уведомляет должника о принудительном исполнении указанных требований по истечении установленного срока.

15. В соответствии со статьей 13 названного Федерального закона исполнительные действия должны быть совершены и требования, содержащиеся в исполнительном документе, исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня поступления к нему исполнительного документа.

16. Статья 27 Федерального закона предусматривает:


"Исполнительное производство оканчивается:

...

2) возвращением исполнительного документа без исполнения по требованию суда или другого органа, выдавшего документ, либо взыскателя;

...

2. Постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства может быть обжаловано в соответствующий суд в 10-дневный срок."


Право


I. Предполагаемое нарушение Статьи 6 Конвенции в связи с неисполнением вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного в пользу заявителя


17. Заявитель жаловался на неисполнение судебного решения? вынесенного в его пользу. Он ссылался на статью 6 Конвенции, которая в соответствующей части предусматривает следующее:


Параграф 1 статьи 6 Конвенции


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях...имеет право на справедливое... разбирательство дела...судом..."


18. Власти Российской Федерации утверждали, что исполнительное производство велось в полном соответствии с национальным законодательством. Оно было своевременно возбуждено. Тем не менее, в связи с отсутствием у должника по судебному решению, вынесенному в пользу заявителя, денежных средств исполнение судебного решения путем выплаты заявителю суммы причитающейся ему пенсии было временно невозможно. Более того, судебное решение не было исполнено потому, что оно было отменено определением Волгодонского городского суда Ростовской области от 29 сентября 2000 г. Власти Российской Федерации пришли к выводу, что жалоба должна быть признана неприемлемой как явно необоснованная.

19. Заявитель поддержал свою жалобу. Он утверждал, что не был проинформирован об отмене вынесенного в его пользу судебного решения.


А. По приемлемости


20. Европейский Суд отмечает, что указанная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее он отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой.


В. По существу


21. Аргументы сторон изложены выше в параграфах 18 и 19 настоящего постановления.

22. Европейский Суд напоминает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует каждому право обращаться в суд в случае любого спора о его гражданских правах и обязанностях; таким образом реализуется "право на суд", одним из аспектов которого является право на доступ к суду, представляющее собой право на подачу иска в суд по вопросам гражданско-правового характера. Однако такое право было бы иллюзорным, если бы правовая система Договаривающейся Стороны допускала, чтобы окончательное судебное решение оставалось без исполнения в ущерб одной из сторон. Было бы необъяснимо, если бы пункт 1 статьи 6 Конвенции детально разъяснял процессуальные гарантии сторон в судебном процессе - справедливое, публичное рассмотрение дела в разумный статьи 6 Конвенции только в свете обеспечения права на обращение в суд и на судебное разбирательство, вероятней всего, привело бы к ситуациям, несовместимым с принципом верховенства права, который Договаривающиеся Стороны обязались соблюдать, ратифицировав Конвенцию. Исполнение судебного решения должно, таким образом, рассматриваться как составляющая часть "судебного разбирательства" по смыслу статьи 6 Конвенции (см. постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III, и постановление Европейского Суда по делу "Хорнсби против Греции" (Hornsby v. Greece) от 19 марта 1997 г., Reports of Judgments and Decisions 1997-II, p. 510 §40). Государство должно исполнять судебные решения, вынесенные по искам к нему, в разумный срок (см. указанное выше постановление по делу "Бурдов против России" §§35-37; постановление Европейского Суда по делу "Горохов и Русяев против Российской Федерации" (Gorokhov and Rusyayev v. Russia) от 17 марта 2005 г., жалоба N 38305/02, §35).

23. Возвращаясь к настоящему делу, Европейский Суд установил, что соответствующим решением Волгодонского городского суда Ростовской области требования заявителя о пересчете размера его пенсии по старости были удовлетворены, и заявителю была присуждена сумма в размере 3189 рублей 36 копеек в возмещение задолженности, а также увеличен размер выплачиваемой ему пенсии. Судебное решение не было исполнено. Власти Российской Федерации назвали две причины, по которым судебное решение не было исполнено: отсутствие денежных средств и отмена указанного судебного решения определением Волгодонского городского суда Ростовской области от 29 сентября 2000 г. Европейскому Суду необходимо рассмотреть вопрос о том, насколько названные причины оправдывают неисполнение государством судебного решения, которым заявителю были присуждены денежные средства за счет казны Российской Федерации.

24. Европейский Суд повторяет, что орган государственной власти не в праве ссылаться на отсутствие денежных средств как на обстоятельство, оправдывающее невыплату сумм по судебным решениям. Задержка исполнения судебного решения может быть оправдана при определенных обстоятельствах, однако подобная задержка не должна нарушать саму суть права, гарантируемого пунктом 1 статьи 6 Конвенции (см. указанное выше постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против Российской Федерации", §35).

25. Далее Европейский Суд отмечает, что им были установлены нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции в деле "Праведная против Российской Федерации", где вступившее в законную силу судебное решение, которым были удовлетворены требования заявительницы о пересчете размера пенсии по старости было отменено в результате пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам. В частности, таким обстоятельством послужила инструкция Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 29 декабря 1999 г., которая разъясняла применение пенсионного законодательства в судебных решениях (см. постановление Европейского Суда по делу "Праведная против Российской Федерации" (Pravednaya v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 69529/01). Европейский Суд пришел к выводу, что отмена решения, скорее стала результатом замаскированного обжалования, а не попытки исправить ошибку правосудия, и, таким образом, нарушает принцип правовой определенности и права заявителя на "доступ к правосудию" (см. там же, §33).

26. В данном деле было отменено судебное решение, которым были удовлетворены сходные требования, по прошествии более девяти месяцев после его вступления в законную силу, в течение которого оно не исполнялось в связи с отсутствием денежных средств. Отмена произошла тем же образом, как и в деле "Праведная против Российской Федерации": при исследовании вновь открывшихся обстоятельств. Та же инструкция Министерства труда и социального развития Российской Федерации, в которой пенсионное законодательство толкуется иначе, чем в судебном решении, вынесенном по делу заявителя, которая была издана после вступления судебного решения в законную силу, послужила новым обстоятельством. Допустимо, что законодательству, регулирующему пенсии, свойственна изменчивость, и что судебные решения нельзя рассматривать в качестве гарантии от подобных изменений в будущем. Тем не менее, исполнение вступившего в законную силу судебного решения, по которому полагается выплата пенсии за период предшествующий судебному решению, должно быть гарантировано. Задачей Европейского Суда в настоящем деле является не определение правомерности отмены судебного решения в аспекте Конвенции, а в большей степени определение того, может ли отмена решения служить оправданием его неисполнения. В отношении последнего вопроса Европейский Суд не находит причин, которые позволили бы сделать иные выводы, чем в деле "Праведная против Российской Федерации". Поэтому отмена судебного решения, которая не соответствует принципу правовой определенности и праву заявителя на "доступ к правосудию", не может рассматриваться как обстоятельство, оправдывающее неисполнение судебного решения.

27. Таким образом, ни одно из обстоятельств, на которые сослались власти Российской Федерации, не может служить оправданием неисполнения государством судебного решения по делу заявителя. Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение Статьи 6 Конвенции в связи с длительностью судбного разбирательства по делу заявителя


28. Заявитель также жалуется на длительность судебного разбирательства по его делу в Волгодонском городском суде Ростовской области, которое закончилось вынесением судебного решения от 25 октября 1999 г. Он ссылается на статью 6 Конвенции, которая в соответствующей части гласит следующее:


Статья 6 Конвенции


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на ... разбирательство дела в разумный срок ...судом..."


Приемлемость


29. Европейский Суд отмечает, что, по мнению заявителя, рассматриваемый период начался 22 апреля 1999 г., когда заявитель направил свое исковое заявление в суд, и закончился 25 октября 1999 г., когда суд первой инстанции вынес решение. Заявитель подал настоящую жалобу в Европейский Суд 27 июня 2001 г., более чем через шесть месяцев после 25 октября 1999 г. 

30. Следовательно, данная жалоба была подана с опозданием и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции.


III. Применение Статьи 41 Конвенции


31. Статья 41 Конвенции гласит:


Статья 41


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


32. В формуляре своей жалобы от 5 сентября 2001 г. заявитель просил присудить ему 20 000 долларов США в возмещение материального ущерба и морального вреда.

33. В своем письме от 24 мая 2004 г. власти Российской Федерации указали, что никакая справедливая компенсация не должна быть присуждена заявителю, так как они не усматривают нарушений Конвенции. Далее они указывают, что если Европейский Суд установит нарушения по данному делу, то признание факта нарушения будет являться достаточной справедливой компенсацией. Власти Российской Федерации указали, что в любом случае присуждение компенсации должно происходить в свете постановления Европейского Суда по делу "Бурдов против России", жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III.

34. Европейский Суд отмечает, что основанием присуждения справедливой компенсации в настоящем деле является нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции вследствие неисполнения вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного в пользу заявителя. В отношении материального ущерба Европейский Суд установил, что вступившим в декабре 1999 г. в законную силу решением Волгодонского городского суда Ростовской области заявителю была присуждена задолженность по пенсии в размере 3186 рублей 36 копеек, которые он не получил. Принимая во внимание принцип справедливости, Европейский Суд присуждает заявителю 150 евро в возмещение материального ущерба, а также любой налог, подлежащий начислению на указанную сумму.

35. Что касается морального вреда, Европейский Суд находит, что заявителю был причинен моральный вред, который не может быть полностью компенсирован признанием нарушения Конвенции. Принимая во внимание принцип справедливости, как того требует статья 41 Конвенции, Европейский Суд присуждает заявителю сумму в размере 1000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любой налог, подлежащий начислению на указанную сумму.


В. Процентная ставка при просрочке платежей


36. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей приравнивается к предельной годовой ставке кредитования Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих основаниях Суд единогласно:


1. Объявил жалобу в части, касающейся неисполнения судебного решения, приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;

2. Постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3. Постановил:

(a) что государство-ответчик обязано выплатить заявителю в течение трех месяцев со дня вступления постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции 150 евро в возмещение материального ущерба и 1000 евро в качестве компенсации морального вреда в пересчете на российские рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, плюс любые возможные налоги;

(b) что простые проценты в размере предельной годовой ставки кредитования Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении названных трех месяцев и до момента выплаты;

4. Отклонил остальные требования заявителя по справедливой компенсации.


Совершено на английском языке и уведомление о постановлении направлено в письменном виде 13 апреля 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис


Постановление Европейского Суда по правам человека от 13 апреля 2006 г. Дело "Сухобоков (Sukhobokov) против Российской Федерации" (жалоба N 75470/01) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 3/2007.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.