Решение Европейского Суда по правам человека от 19 января 2006 г. "Сайпуди Салманов (Saipudi Salmanov) против Российской Федерации" (жалоба N 3522/04) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


"Сайпуди Салманов (Saipudi Salmanov) против Российской Федерации"
(Жалоба N 3522/04)


Решение Суда


Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) (Первая секция), заседая 19 января 2006 г. Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

П. Лоренсена,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Е. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание жалобу, поданную 2 декабря 2003 г.,

проведя заседание,

вынес следующее решение:


Факты


Заявителем является Салманов Сайпуди Зейндинович, гражданин Российской Федерации 1955 года рождения, содержащийся под стражей в следственном изоляторе ИЗ-77/1 УФСИН России по г. Москве. В Европейском Суде интересы заявителя представляет С. Ибрагимов, адвокат, практикующий в г. Москве.


А. Обстоятельства дела


Обстоятельства дела, как они представлены заявителем, могут быть изложены следующим образом.


1. Арест заявителя и содержание его под стражей в порядке избранной меры пресечения


20 января 1998 г. заявитель был заключен под стражу. У него на квартире и в офисе был проведен обыск. 23 января 1998 г. прокурор Ярославской области санкционировал применение к заявителю меры пресечения в виде заключения под стражу. 16 апреля 1998 г. Фрунзенский районный суд Ярославской области оставил указанное постановление без изменения.

30 января 1998 г. заявителю было предъявлено обвинение в совершении ряда преступлений, включая соучастие в совершении убийства.

11 мая 1998 г. заявитель был переведен из г. Ярославля в г. Москву, где он был помещен в следственный изолятор ИЗ-77/1, также называемый "Матросская тишина". Два раза в одной камере с заявителем содержался ВИЧ-инфицированный заключенный. Заявитель не получил ответа на свои жалобы по поводу содержания его в камере с указанным заключенным.

В июле 1998 г. Генеральный прокурор Российской Федерации продлил срок содержания заявителя под стражей до 18 января 1999 г. 2 октября 1998 г. Преображенский районный суд г. Москвы оставил указанное постановление без изменения.

29 сентября 2000 г. Московский городской суд продлил срок содержания заявителя под стражей.

По-видимому* (* Так в тексте.), впоследствии Московский городской суд вынес постановления о продлении срока содержания заявителя под стражей, копии которых не были представлены в Европейский Суд.

3 июля 2002 г. Московский городской суд вынес определение о продлении срока содержания заявителя под стражей с 1 июля по 1 октября 2002 г. В обоснование своего решения Московский городской суд сослался на то, что заявитель и другие подсудимые обвинялись в совершении особо тяжких преступлений. Заявитель и его адвокат подали кассационную жалобу на данное постановление, которая была рассмотрена 2 апреля 2003 г. (см. ниже).

30 сентября 2002 г. прокурор ходатайствовал перед Московским городским судом о дальнейшем продлении срока содержания заявителя под стражей до 1 января 2003 г. Адвокат стороны защиты возражал против данного ходатайства. Заявитель и еще один обвиняемый ходатайствовали об их освобождении под подписку о невыезде или назначении любой другой меры пресечения. Московский городской суд указал, что все подсудимые обвинялись в совершении особо тяжких преступлений и без указания других причин удовлетворили ходатайство стороны обвинения. 7 октября 2002 г. адвокат заявителя подал кассационную жалобу на указанное определение, которая была рассмотрена 12 февраля 2003 г. (см. ниже).

18 декабря 2002 г. прокурор ходатайствовал перед Московским городским судом о продлении срока содержания под стражей обвиняемого до 1 апреля 2003 г. Заявитель и его адвокат, а также другие обвиняемые возражали против этого ходатайства. Московский городской суд удовлетворил ходатайство, отмечая, что подсудимые обвинялись в совершении особо тяжких преступлений. Иных оснований Московский городской суд не привел. 24 декабря 2002 г. адвокат заявителя подал кассационную жалобу на определение от 18 декабря 2002 г., которая была рассмотрена 16 октября 2003 г. (см. ниже).

12 февраля 2003 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела кассационную жалобу на определение от 30 сентября 2002 г. в отсутствие заявителя и отклонила ее по следующим основаниям:

"Из материалов уголовного дела следует, что подсудимые обвиняются в совершении особо тяжких преступлений. Суд, по ходатайству стороны обвинения... продлил срок содержания их под стражей. Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, которые могли бы повлечь отмену или изменение указанного определения, установлено не было. Приведенные в кассационной жалобе доводы об изменении меры пресечения удовлетворению не подлежат, поскольку подсудимые обвиняются в совершении особо тяжких преступлений".

24 марта 2003 г. прокурор ходатайствовал о новом продлении срока содержания заявителя под стражей на три месяца, то есть до 1 июля 2003 г. Московский городской суд удовлетворил ходатайство, указав, как и ранее, что подсудимые обвинялись в совершении особо тяжких преступлений. Адвокат заявителя подал кассационную жалобу на указанное определение, которая была рассмотрена 16 октября 2003 г. (см. ниже).

2 апреля 2003 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отклонила кассационную жалобу заявителя на решение от 3 июля 2002 г., отметив, что суд первой инстанции санкционировал срок содержания под стражей в соответствии с установленными нормами уголовно-процессуального законодательства и что подсудимые не могут быть освобождены из-под стражи, так как они обвинялись в совершении особо тяжких преступлений.

30 июня 2003 г. прокурор представил в Московский городской суд новое ходатайство о продлении срока содержания заявителя под стражей на три месяца, то есть до 1 октября 2003 г. Московский городской суд удовлетворил данное ходатайство по единственной причине, что подсудимые обвинялись в совершении особо тяжких преступлений. Адвокат заявителя подал кассационную жалобу на указанное определение, которая была рассмотрена 16 октября 2003 г.

16 октября 2003 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела кассационные жалобы на продление срока содержания под стражей и оставила без изменения определения Московского городского суда от 18 декабря 2002 г., 24 марта и 30 июня 2003 г. Как и ранее, было указано, что отсутствовали нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, которые служили бы основанием изменения или отмены рассматриваемых определений, и что подсудимые не могли быть освобождены из-под стражи, так как они обвинялись в совершении особо тяжких преступлений.

30 сентября 2003 г. Московский городской суд по ходатайству прокурора продлил срок содержания подсудимых под стражей до 1 января 2004 г., ссылаясь на тяжесть предъявленных им обвинений. Адвокат заявителя подал кассационную жалобу на данное определение, которая была рассмотрена 22 апреля 2004 г. (см. ниже).

30 декабря 2003 г. Московский городской суд по ходатайству прокурора продлил срок содержания подсудимых под стражей до 1 апреля 2004 г., указав, что "подсудимые обвинялись в совершении особо тяжких преступлений, могли скрыться или помешать правосудию". Адвокат заявителя подал кассационную жалобу на указанное определение, которая была рассмотрена 22 апреля 2004 г. (см. ниже).

30 марта 2004 г. Московский городской суд по ходатайству прокурора продлил срок содержания подсудимых под стражей до 1 июля 2004 г., указав следующее:

"Подсудимые обвиняются в совершении ряда тяжких и особо тяжких преступлений, в составе организованной группы с неустановленными лицами, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, и с лицом, дело в отношении которого выделено в отдельное производство ввиду того, что не установлено его местонахождение, находясь под стражей, могут скрыться от суда и воспрепятствовать судебному разбирательству".

Адвокат заявителя подал кассационную жалобу на определение от 30 марта 2004 г., которая была рассмотрена 22 июля 2004 г. (см. ниже).

22 апреля 2004 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела жалобы по поводу продления срока содержания под стражей и оставила определения Московского городского суда от 30 сентября и 30 декабря 2003 г. без изменения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации повторила, что отсутствовали нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, которые послужили бы причиной изменения или отмены рассматриваемых определений, и что подсудимые не могли быть освобождены из-под стражи, поскольку обвинялись в совершении особо тяжких преступлений.

1 июля 2004 г. Московский городской суд по ходатайству прокурора продлил срок содержания заявителя под стражей до 1 октября 2004 г., дословно воспроизведя в тексте основания, изложенные в определении от 30 марта 2004 г. Адвокат заявителя подал кассационную жалобу на указанное определение.

22 июля 2004 г. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отклонила кассационную жалобу на определение о продлении срока содержания под стражей от 30 марта 2004 г., поддержав доводы Московского городского суда.

12 октября 2005 г. заявитель подал в Европейский Суд жалобу в связи с тем, что с 1 октября по 10 ноября 2004 г. он содержался под стражей без надлежащего судебного решения.


2. Судебное разбирательство по уголовному делу в отношении заявителя


В июле 1999 г. дело было передано на рассмотрение в Московский городской суд. 5 августа 1999 г. Московский городской суд, указав, что большинство подсудимых выразили желание осуществить свое конституционное право на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей, притом что в распоряжении Московского городского суда не было присяжных заседателей, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с просьбой определить, где должно было быть рассмотрено дело.

20 января 2000 г. Верховный Суд Российской Федерации направил дело в Московский областной суд, в котором был сформирован состав суда с участием присяжных заседателей. Затем рассмотрение дела было приостановлено, поскольку вопрос о подсудности дела был передан на рассмотрение Конституционного Суда Российской Федерации.

13 апреля 2000 г. Конституционный Суд Российской Федерации определил, что решение об изменении территориальной подсудности дела не соответствует Конституции Российской Федерации.

Дело было возвращено в Московский городской суд.

29 сентября 2000 г. Московский городской суд решил, что дело готово для судебного рассмотрения, и назначил первое судебное заседание на 13 октября 2000 г.

13 октября 2000 г. судебное заседание было отложено по неустановленным причинам.

28 февраля 2001 г. было начато судебное разбирательство. Московский городской суд назначил 13 судебных заседаний в 2001 году и 25 заседаний - в 2002 году. Все они были отложены по различным основаниям, в основном по причине участия председательствующего судьи в других судебных разбирательствах. Несколько раз дело передавалось другим судьям; это произошло 25 ноября и 24 декабря 2001 г., 16 января, 4 февраля, 8 апреля и 5 мая 2002 г. Каждая передача дела другому судье имела результатом дальнейшее откладывание его рассмотрения.

По-видимому* (* Так в тексте.), рассмотрение дела по существу началось в марте 2003 г.

27 октября 2004 г. Московский городской суд признал заявителя виновным по многочисленным эпизодам предъявленного обвинения, включая сговор в совершении убийства, и приговорил его к 10 годам лишения свободы. 10 ноября 2004 г. приговор суда был публично оглашен.

Заявитель вместе с другими подсудимыми подал кассационную жалобу на указанный приговор. В настоящее время жалобы находятся на рассмотрении суда кассационной инстанции.


3. Условия перевозки заявителя в здание Московского городского суда и обратно и условия содержания его под стражей в конвойных помещениях указанного суда


С 28 февраля 2001 г. по 30 декабря 2003 г. судебное разбирательство проводилось в здании Московского городского суда. Заявитель доставлялся в здание суда и обратно 102 раза. В эти дни заявителя не кормили перед отправлением из следственного изолятора ИЗ-77/1. Также его не кормили в здании суда или в следственном изоляторе после его возвращения.

Заявителя забирали из камеры следственного изолятора ИЗ-77/1 в шесть часов утра и помещали в "индивидуальную" камеру размерами 70 на 70 сантиметров до отправки в девять или десять часов утра. Однажды в здании суда он был помещен в "конвойное" помещение размерами 1,2 на 2 метра вместе с несколькими другими задержанными. После судебного заседания заявителя возвращали в эту камеру, где он содержался с шести до восьми часов вечера без еды и питья и без предоставления ему возможности посетить туалет.

По пути обратно автомобиль для перевозки спецконтингента никогда не возвращался напрямую в следственный изолятор ИЗ-77/1: он совершал поездку, чтобы доставить задержанных в другие следственные изоляторы, в которых автомобиль мог оставаться четыре или пять часов. После прибытия в учреждение ИЗ-77/1 заявителю нужно было ждать еще один час, чтобы его поместили в камеру где-то около полуночи.

Как утверждает заявитель, 13 мая и 2 октября 2003 г. он подал жалобы в МВД России и Минюст России на бесчеловечные условия его перевозки в судебные заседания. Ни одна из его жалоб не была рассмотрена.

В неустановленный* (* Так в тексте.) день администрация следственного изолятора ИЗ-77/1 сделала запись в личном деле заявителя о том, что он имел склонность к совершению побега. Заявитель попытался оспорить эту запись, но его попытки оказались безрезультатными* (* Так в тексте.). 26 июля 2005 г. администрация следственного изолятора ИЗ-77/1 сообщила заявителю, что оспариваемая запись была удалена.


Суть жалобы


B. Применимое национальное законодательство


Положения национального законодательства, касающиеся вопроса содержания под стражей, изложены в деле "Худоеров против Российской Федерации" (постановление от 8 ноября 2005 г., жалоба N 6847/02, §76-96).


C. Применимые международные документы


Соответствующие извлечения из 11 основного доклада (CPT/Inf (2001) 16), подготовленного Европейским Комитетом по предотвращению пыток и бесчеловечного или унижающего человеческое достоинство обращения и наказания (ЕКПП), касающиеся распространения заболеваний, звучат следующим образом:

"31. Распространение инфекционных заболеваний и, в частности, туберкулеза, гепатита и ВИЧ/СПИДа становится главной проблемой здравоохранения в ряде европейских стран...

... Указанные заключенные не должны быть изолированы от остальных заключенных, за исключением случаев, когда это необходимо по медицинским или другим основаниям. В связи с этим ЕКПП подчеркивает, что, в частности, не существует медицинских оснований для изолирования заключенных только потому, что они инфицированы ВИЧ.

Для того чтобы рассеять неправильные представления об этой проблеме, на национальные власти возложена обязанность гарантировать существование полной образовательной программы, посвященной распространению инфекционных заболеваний, которая проводится как для заключенных, так и для тюремного персонала. В этой программе должна освещаться способы распространения заболеваний и защиты от заражения, а также возможности применения соответствующих превентивных мер. В частности, риск заражения ВИЧ или гепатитом В/С через половой контакт и внутривенное применение наркотика должен быть выдвинут на первое место, и должна быть разъяснена роль жидкости в организме человека в качестве переносчика ВИЧ и гепатита..."


Право


1. В соответствии со статьей 3 Конвенции заявитель жалуется на бесчеловечные и унижающие человеческое достоинство условия его содержания под стражей в следственном изоляторе ИЗ-77/1, включая помещение в его камеру ВИЧ-инфицированного заключенного, на условия перевозки в здание Московского городского суда и обратно и содержания под стражей в здании указанного суда.

2. В соответствии с подпунктом "с" пункта 1 статьи 5 и статьи 4 Конвенции, заявитель жалуется на то, что его задержание было незаконным; что он не мог добиться пересмотра законности содержания его под стражей в 1998-1999 годах; что не было судебного решения, санкционирующего содержание его под стражей с 1 по 3 июля 2002 г. и что его содержание под стражей было необоснованно долгим. В жалобе от 12 октября 2005 г. заявитель указал, что его содержали под стражей с 30 сентября по 10 ноября 2004 г. в отсутствие судебного решения.

3. Ссылаясь на статью 6 Конвенции, заявитель жалуется на то, что он был лишен права на справедливое судебное разбирательство.

4. Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 и статью 13 Конвенции, заявитель обжалует чрезмерную длительность рассмотрения его уголовного дела.

5. В соответствии со статьей 8 Конвенции заявитель жалуется на предположительно незаконный обыск его квартиры и офиса.

6. В соответствии со статьей 14 Конвенции заявитель жалуется на то, что администрация следственного изолятора ИЗ-77/1 сделала в его деле запись о том, что он имел склонность к совершению побега.

ГАРАНТ:

Нумерация приводится в соответствии с источником


1. Заявитель утверждает, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в связи с условиями его содержания под стражей в следственном изоляторе ИЗ-77/1, условиями перевозки в здание Московского городского суда и обратно и условиями содержания под стражей в здании указанного суда. Статья 3 Конвенции гласит:

"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".

(а) Европейский Суд указывает, что заявитель никогда не жаловался на условия содержания под стражей властям Российской Федерации и, тем самым, не предоставил им возможность рассмотреть условия его содержания под стражей и предложить ему соответствующую компенсацию в случае необходимости (см. решение Европейского Суда по делу "Метелица против России" (Metelitsa v. Russia) от 28 апреля 2005 г., жалоба N 33132/02).

Таким образом, данная часть жалобы подлежит отклонению в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции вследствие неисчерпания заявителем всех внутригосударственных средств правовой защиты.

(b) В связи с жалобой заявителя на содержание его в одной камере с ВИЧ-инфицированным заключенным Европейский Суд считает, что на основании представленных ему материалов он не может принять окончательное решение о приемлемости данной части жалобы и что, следовательно, в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 правила 54 Регламента Суда необходимо уведомить власти Российской Федерации о данной части жалобы заявителя.

(c) В связи с жалобой заявителя на условия его транспортировки в здание Московского городского суда и обратно, а также условия содержания заявителя под стражей в здании указанного суда Европейский Суд считает, что на основании представленных ему материалов он не может принять окончательное решение о приемлемости данной части жалобы и что, следовательно, в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 правила 54 Регламента Суда необходимо уведомить власти Российской Федерации о данной части жалобы заявителя.

2. Ссылаясь на подпункт "с" пункта 1 и пункт 4 статьи 5 Конвенции, заявитель жалуется на незаконное заключение и содержание его под стражей с 1 по 3 июля 2002 г. и с 30 сентября по 10 ноября 2004 г., на нерассмотрение его жалоб, поданных в 1998-1999 годах и на чрезмерно долгий срок содержания его под стражей. Соответствующие положения статьи 5 Конвенции звучат следующим образом:

"1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

...

c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения...

3. Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом "c" пункта 1 настоящей статьи незамедлительно доставляется к судье или к иному должностному лицу, наделенному, согласно закону, судебной властью, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд.

4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным".

(а) В части жалоб заявителя на события и процессуальные действия, которые имели место или завершились до июня 2003 г., включая его арест, содержание под стражей с 1 по 3 июля 2002 г. и пересмотр [законности содержания под стражей], который имел место 2 апреля 2003 г. в суде второй инстанции, а также на нерассмотрение властями Российской Федерации жалоб заявителя, поданных в 1998-1999 годах, Европейский Суд напоминает, что он может рассматривать только вопросы, которые обжалованы в течение шести месяцев с даты принятия окончательного решения национальными властями или даты, когда имело место оспариваемое событие. Заявитель подал жалобу 2 декабря 2003 г.

Следовательно, указанные части жалобы были поданы по истечении установленного срока и должны быть отклонены в соответствии с подпунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции.

(b) В части жалобы заявителя на незаконность его содержания под стражей с 1 октября по 10 ноября 2004 г. Европейский Суд указывает, что окончательное национальное решение, касающееся этого периода, было вынесено 20 декабря 2004 г., в то время как заявитель впервые подал соответствующую жалобу 12 октября 2005 г.

Следовательно, указанная жалоба была подана по истечении установленного срока и должна быть отклонена в соответствии с подпунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции.

(с) В связи с жалобой заявителя на чрезмерно длительный срок содержания его под стражей Европейский Суд считает, что на основании представленных ему материалов он не может принять окончательное решение о приемлемости данной части жалобы и что, следовательно, в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 правила 54 Регламента Суда необходимо уведомить власти Российской Федерации о данной части жалобы заявителя.

3. Заявитель утверждает, что имело место нарушение его права на справедливое судебное разбирательство, закрепленное в статье 6 Конвенции.

Европейский Суд отмечает, что рассмотрение кассационной жалобы на приговор по делу заявителя не завершено. Следовательно, заявитель может обжаловать указанные вопросы [нарушение его права на справедливое судебное разбирательство] в ходе кассационного судопроизводства.

Таким образом, данная часть жалобы подлежит отклонению в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции вследствие неисчерпания заявителем всех внутригосударственных средств правовой защиты.

4. В соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции заявитель обжалует необоснованную длительность судебного разбирательства по его уголовному делу. Соответствующие положения статьи 6 Конвенции звучат следующим образом:

"Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на... разбирательство дела в разумный срок... судом..."

Европейский Суд полагает, что на основании представленных ему материалов он не может принять окончательное решение о приемлемости данной части жалобы и что, следовательно, в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 правила 54 Регламента Суда необходимо уведомить власти Российской Федерации о данной части жалобы заявителя.

5. Ссылаясь на статью 8 Конвенции, заявитель жалуется на то, что 20 января 1998 г. в его квартире и офисе незаконно был проведен обыск.

Европейский Суд напоминает, что в отношении Российской Федерации Конвенция вступила в силу 5 мая 1998 г., а жалоба заявителя относится к периоду, предшествовавшему этой дате.

Следовательно, данная часть жалобы не соответствует ratione temporis* (* Ratione temporis (лат.) - по причинам сроков; ввиду обстоятельств времени события. По общему правилу Европейский Суд принимает к рассмотрению жалобы относительно лишь тех фактов, которые имели место после момента вступления в силу Конвенции для государства, действия которого являются предметом жалобы (прим. переводчика).) положениям Конвенции по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

6. В заключение, в соответствии со статьей 14 Конвенции заявитель обжалует то обстоятельство, что администрацией следственного изолятора ИЗ-77/1 он был отнесен к числу лиц, которые могут совершить побег.

Европейский Суд повторяет, что статья 14 Конвенции не применяется сама по себе и что она неразрывно связана с другими независимыми правами, изложенными в Конвенции (см., среди других источников, постановление Европейского Суда по делу "Петрович против Австрии" (Petrovic v. Austria) от 27 марта 1998 г., Reports of Judgments and Decisions 1998-II, §22). Тем не менее заявитель не продемонстрировал, что запись о его склонности к побегу указывает на особое отношение к нему при осуществлении им любого из иных прав, гарантированных Конвенцией, что является непременным условием для рассмотрения возможности нарушения статьи 14 Конвенции.

Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с подпунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


На основании изложенного Европейский Суд единогласно:


решил отложить рассмотрение жалобы заявителя относительно помещения его в одну камеру с ВИЧ-инфицированным заключенным, на условия его перевозки из следственного изолятора ИЗ-77/1 в здание Московского городского суда и обратно и условия содержания его под стражей в здании указанного суда (статья 3 Конвенции), на чрезмерно длительный срок содержания его под стражей (пункт 3 статьи 5 Конвенции) и на чрезмерную длительность рассмотрения его уголовного дела (пункт 1 статьи 6 Конвенции);

объявил неприемлемой остальную часть жалобы заявителя.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис


Решение Европейского Суда по правам человека от 19 января 2006 г. "Сайпуди Салманов (Saipudi Salmanov) против Российской Федерации" (жалоба N 3522/04) (Первая секция)


Текст решения опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 5/2007


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.