Постановление Европейского Суда по правам человека от 1 июня 2006 г. Дело "Беднов (Bednov) против Российской Федерации" (жалоба N 21153/02) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Беднов (Bednov)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 21153/02)


Постановление Суда


Страсбург, 1 июня 2006 г.


По делу "Беднов против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Ф. Тюлькенс,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 11 мая 2006 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 21153/02), поданной в Европейский Суд против Российской Федерации гражданином этой страны Владимиром Владимировичем Бедновым (далее - заявитель) 14 апреля 2002 г. в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявитель жаловался, в частности, что его ходатайства об освобождении до суда не были рассмотрены российскими судами.

4. Жалоба была передана на рассмотрение Первой Секции Европейского Суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В соответствии с пунктом 1 правила 26 в рамках Первой секции была создана Палата для рассмотрения данного дела (пункт 1 статьи 27 Конвенции).

5. 24 марта 2005 г. Европейский Суд признал жалобу частично приемлемой.

6. Заявитель и власти Российской Федерации представили письменные замечания по существу дела (пункт 1 правила 59 Регламента Суда). Выяснив мнения сторон, Палата решила, что не было необходимости проводить слушание по существу дела (пункт 3 правила 59 Регламента Суда). Стороны ответили на меморандумы друг друга.


Факты


I. Обстоятельства дела


7. Заявитель, 1964 года рождения, проживает в пос. Кривоборье Воронежской области.

8. 25 июля 2001 г. заявитель был задержан по подозрению в совершении разбойного нападения.

9. 27 июля 2001 г. прокурор вынес постановление об избрании меры пресечения в отношении заявителя в виде заключения под стражу.

10. 6 августа 2001 г. заявитель направил жалобу в Лискинский районный суд Воронежской области, а 7 августа 2001 г. - в Воронежский областной суд, утверждая, что его содержание под стражей было незаконным.

11. 9 августа 2001 г. заявитель ходатайствовал перед Воронежским областным судом об освобождении до суда. Ходатайство в тот же день было отправлено администрацией следственного изолятора в суд, который получил его 14 августа 2001 г.

12. 16 августа 2001 г. заявитель подал в Воронежский областной суд еще одно ходатайство об освобождении до суда. В тот же день Воронежский областной суд направил ходатайство заявителя об освобождении в Железнодорожный районный суд г. Воронежа. Непонятно, было ли это ходатайство одним из ходатайств, датированных 9 и 16 августа 2001 г.

13. 23 и 27 августа 2001 г. заявитель снова обращался с ходатайствами об освобождении в Воронежский областной суд. Ходатайство, написанное 23 августа 2001 г., было направлено администрацией следственного изолятора в суд в тот же день и получено судом 27 августа 2001 г. 

14. Власти Российской Федерации утверждали, что 23 августа 2001 г. Воронежский областной суд направил заявителю некоторые разъяснения относительно применения статьи 220.1 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР.

15. Заявитель утверждал, что 27 августа 2001 г. он получил ответ из Воронежского областного суда, которым он был проинформирован о том, что все его жалобы и обращения направлены в Лискинский районный суд Воронежской области.

16. 31 августа 2001 г. Воронежский областной суд направил ходатайство заявителя в Лискинский районный суд Воронежской области. Неясно, какое именно ходатайство было направлено.

17. 7 сентября 2001 г. заявитель был переведен в другой следственный изолятор.

18. 11 сентября 2001 г. следственные органы передали некоторые документы из уголовного дела заявителя в Железнодорожный районный суд г. Воронежа для рассмотрения их в соответствии со статьей 220-2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР.

19. 20 сентября 2001 г. Лискинский районный суд Воронежской области передал ходатайство заявителя об освобождении до суда в Железнодорожный суд г. Воронежа, сославшись на то, что заявителя содержали под стражей в следственном изоляторе, находящемся в границах его территориальной подсудности. Ходатайство было получено Железнодорожным районным судом г. Воронежа 24 сентября 2001 г.

20. 26 сентября 2001 г. администрация следственного изолятора, в котором изначально содержался заявитель, сообщила Железнодорожному районному суду г. Воронежа, что заявитель не мог быть доставлен на слушание в тот день, так как 7 сентября 2001 г. он был переведен в Лискинский район. Судя по всему, слушание должно было касаться ходатайства об освобождении до суда.

21. 2 октября 2001 г. Железнодорожный районный суд г. Воронежа передал ходатайства заявителя об освобождении до суда в Лискинский районный суд Воронежской области. Непонятно, каких именно ходатайств это коснулось.

22. 3 октября 2001 г. администрация следственного изолятора, в котором изначально содержался заявитель, сообщила Железнодорожному районному суду г. Воронежа, что заявитель не мог быть доставлен на слушание в тот день, так как 7 сентября 2001 г. он был переведен в Лискинский район.

23. Приговором Лискинского районного суда Воронежской области от 30 октября 2001 г. заявитель был признан виновным в совершении кражи, и ему назначено наказание в виде четырех лет и шести месяцев лишения свободы. Срок содержания под стражей был засчитан в срок лишения свободы.

24. 19 марта 2002 г. приговор от 30 октября 2001 г. был оставлен без изменения судебной коллегией по уголовным делам Воронежского областного суда.


II. Применимое национальное законодательство


25. Согласно статье 220.1 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960 г., действовавшей в рассматриваемое время, жалобы на применение органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно на продление срока содержания под стражей приносятся в суд лицом, содержащимся под стражей, его защитником или законным представителем. В соответствии со статьей 220.2 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР судебная проверка законности и обоснованности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно законности и обоснованности продления срока содержания под стражей производится судьей по месту содержания лица под стражей в закрытом заседании.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции


26. Ссылаясь на пункт 4 статьи 5 Конвенции, заявитель жаловался, что его жалобы на незаконность применения к нему заключения под стражу в качестве меры пресечения и ходатайства об освобождении до суда не были рассмотрены национальными судами. Пункт 4 статьи 5 Конвенции гласит:

"Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным".


А. Доводы сторон


1. Власти Российской Федерации


27. В своем меморандуме, представленном в Европейский Суд до вынесения им решения о приемлемости жалобы 24 марта 2005 г., власти Российской Федерации сообщили, что в ответ на жалобы заявителя на незаконность заключения его под стражу и его ходатайства об освобождении до суда Воронежский областной суд 23 августа 2001 г. направил ему некоторые разъяснения относительно применения статьи 220.1 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР. Что касается жалоб и ходатайств, полученных судами после этого, власти Российской Федерации отметили, что заявитель направлял их в Железнодорожный районный суд г. Воронежа и в Лискинский районный суд Воронежской области, которым эти жалобы были неподсудны. Кроме того, власти Российской Федерации утверждали, что Лискинский районный суд Воронежской области не рассматривал соответствующие жалобы и ходатайства потому, что 30 октября 2001 г. заявитель был осужден. Власти Российской Федерации утверждали, что по этим причинам данная жалоба была явно необоснованной. В своем меморандуме, поданном после вынесения Европейским Судом решения о приемлемости настоящей жалобы 24 марта 2005 г., власти Российской Федерации отметили по поводу ходатайств заявителя, поданных в Европейский Суд, что все документы, относящиеся к 2001 г., были уничтожены в связи с истечением срока их хранения.


2. Заявитель


28. Заявитель оспорил доводы властей Российской Федерации, утверждая, что он не посылал никаких жалоб в Железнодорожный районный суд г. Воронежа. Он утверждал, что все жалобы были посланы в Лискинский районный суд Воронежской области в соответствии с инструкциями, полученными от Воронежского областного суда, но ни одна из них не была рассмотрена.


В. Мнение Европейского Суда


29. Европейский Суд напомнил, что пункт 4 статьи 5 Конвенции позволяет задержанным лицам либо лицам, заключенным под стражу, добиваться пересмотра процессуальных и материальных условий лишения их свободы, относящихся к его "правомерности" в соответствии с Конвенцией (см. Постановление Европейского Суда по делу "Броган и другие против Соединенного Королевства" (Brogan and Others v. United Kingdom) от 29 ноября 1988 г. Series A, N 154-B, p. 34, §65). Гарантируя задержанным лицам и лицам, заключенным под стражу, право на обжалование правомерности лишения их свободы, пункт 4 статьи 5 Конвенции закрепляет также их право на безотлагательное рассмотрение судом вопроса о правомерности задержания или заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным (см. Постановление Европейского Суда по делу "Рохлина против Российской Федерации" (Rokhlina v. Russia) от 7 апреля 2005 г., N 54071/00, §74).

30. Возвращаясь к настоящему делу, Европейский Суд отметил, что во время содержания под стражей, с 25 июля по 30 октября 2001 г., заявитель подал шесть жалоб на незаконность содержания его под стражей и ходатайств об освобождении до суда. Ни одно из них не было рассмотрено национальными судами.

31. Что касается первого довода властей Российской Федерации, Европейский Суд заметил, что они не представили копию письма Воронежского областного суда от 23 августа 2001 г. и не объяснили точно, какие именно разъяснения были даны заявителю и каким образом этот факт должен был освободить национальные суды от обязанности рассмотрения его жалоб.

32. Далее Европейский Суд изучил довод властей Российской Федерации о том, что заявитель направил свои жалобы в Железнодорожный районный суд г. Воронежа и Лискинский районный суд Воронежской области, которым эти жалобы были неподсудны. Однако Европейский Суд заметил, что заявитель направил свою первую жалобу в Лискинский районный суд Воронежской области, а остальные жалобы и ходатайства - в Воронежский областной суд. Его жалобы и ходатайства затем перенаправлялись из одного суда в другой несколько раз. Соответственно, национальные суды сами не могли установить, какому суду было подсудно рассмотрение жалоб на незаконность содержания заявителя под стражей.

33. Наконец, власти Российской Федерации утверждали, что Лискинский районный суд Воронежской области не рассматривал соответствующие жалобы и ходатайства потому, что 30 октября 2001 г. заявитель был осужден. Прежде всего, Европейский Суд заметил, что этот довод противоречил первому, так как объяснение, предоставленное властями Российской Федерации относительно нерассмотрения жалоб заявителя, предполагает, что они были подсудны Лискинскому районному суду Воронежской области. Кроме того, Европейский Суд счел, что тот факт, что заявитель в конце концов был признан виновным в совершении преступления и что срок содержания его под стражей был засчитан в срок наказания, в принципе, не оправдывает нерассмотрения его ходатайств об освобождении до суда. Следовательно, заявитель был лишен права на безотлагательное рассмотрение судом вопроса о правомерности содержания его под стражей.

34. Соответственно, имело место нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции.


II. Применение статьи 41 Конвенции


35. Статья 41 Конвенции гласит:

"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


36. Заявитель требовал 72 тысячи евро в качестве компенсации морального вреда, причиненного действиями судебных и исполнительных органов. Он сослался, в частности, на сам факт заключения его под стражу, якобы плохие условия отбывания лишения свободы, плохое обращение с ним в исправительном учреждении, отразившееся на его здоровье, трудности с оплатой некоторых коммунальных услуг и отсутствие средств на нормальное жилье.

37. Власти Российской Федерации утверждали, что заявленный ущерб не был связан с жалобой, находящейся на рассмотрении Европейского Суда.

38. В той части, в которой требование заявителя касается условий отбывания наказания и сложной материальной ситуации заявителя, Европейский Суд не установил причинно-следственной связи между найденным нарушением и предполагаемым моральным вредом. Вместе с тем Европейский Суд признал, что заявитель испытал определенные страдания в связи с лишением его права на рассмотрение вопроса о правомерности содержания под стражей. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил заявителю 2 тысячи евро в качестве компенсации морального вреда плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы.


В. Судебные расходы и издержки


39. Заявитель не требовал возмещения судебных расходов и издержек, понесенных в национальных судах и Европейском Суде.

40. Соответственно, у Европейского Суда не было оснований присуждать компенсацию судебных расходов и издержек.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


41. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих остованиях суд единогласно:


1) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции;

2) постановил:

(а) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю в возмещение морального вреда 2000 (две тысячи) евро, переведенных в российские рубли по курсу, установленному на день выплаты, плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы;

(b) что с даты истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты простые проценты должны начисляться на эти суммы в размере предельной годовой ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента;

3) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 1 июня 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис


Постановление Европейского Суда по правам человека от 1 июня 2006 г. Дело "Беднов (Bednov) против Российской Федерации" (жалоба N 21153/02) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 5/2007


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.