Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 октября 2006 г. Дело "Болат (Bolat) против Российской Федерации" (жалоба N 14139/03) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Болат (Bolat)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 14139/03)


Постановление Суда


Страсбург, 5 октября 2006 г.


По делу "Болат против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукайдеса,

Ф. Тулькенс,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 14 сентября 2006 г.,

вынес следующее Постановление:

1. Дело было инициировано жалобой (N 14139/03), поданной в Европейский Суд 14 апреля 2003 г. против Российской Федерации гражданином Турции Хаджи Байрамом Болатом (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Интересы заявителя в Европейском Суде представлял И. Кючуков, адвокат из г. Нальчика. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявитель, в частности, жаловался на нарушение его права на свободу передвижения, а также на несоблюдение властями Российской Федерации процессуальных гарантий во время его депортации с территории Российской Федерации.

4. Жалоба была передана на рассмотрение в Первую секцию Европейского Суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В рамках данной Секции на основании пункта 1 правила 26 Регламента Суда были отобраны судьи Палаты для рассмотрения дела (пункт 1 статьи 27 Конвенции).

5. Решением от 8 июля 2004 г. Европейский Суд признал жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу.

6. Письмом от 1 сентября 2004 г. власти Турецкой Республики проинформировали Европейский Суд о том, что они не хотят воспользоваться своим правом в соответствии с пунктом 1 статьи 36 Конвенции вступить в разбирательство по делу.

7. 1 ноября 2004 г. Европейский Суд изменил состав своих секций (пункт 1 правила 25 Регламента Суда). Жалоба была передана на рассмотрение в Первую секцию в новом составе (пункт 1 правила 52 Регламента Суда).

8. Заявитель и власти Российской Федерации далее представили свои письменные доводы по существу жалобы (пункт 1 правила 59 Регламента Суда). Стороны представили письменные возражения в ответ на доводы друг друга.


Факты


I. Обстоятельства дела


9. Заявитель родился в 1974 году и проживает в г. Капакли, Турецкая Республика.

10. В период с 1998 по 2003 год заявитель, по национальности кабардинец, проживал в Кабардино-Балкарской Республике, Российская Федерация, имея вид на жительство.


A. Продление срока действия вида на жительство


11. В начале 2000 года вид на жительство заявителя был утерян или украден.

22 февраля 2000 г. он обратился в паспортно-визовую службу Министерства внутренних дел Кабардино-Балкарской Республики за восстановлением вида на жительство и продлением срока его действия до 5 августа 2003 г.

12. Спустя несколько месяцев заявителю был выдан вид на жительство со сроком действия до 9 июля 2000 г. В объяснение сокращенного срока действия вида на жительство была приведена ссылка к рекомендациям Федеральной службы безопасности Российской Федерации, в соответствии с которыми более длительный срок действия вида на жительство был бы "неуместным", так как обстоятельства утраты первого вида на жительство заявителя не являются достаточно ясными.

13. Заявитель обратился с жалобой в суд. 1 июня 2000 г. Нальчикский городской суд Кабардино-Балкарской Республики удовлетворил жалобу заявителя и обязал паспортно-визовую службу Министерства внутренних дел Кабардино-Балкарской Республики продлить срок вида на жительство до 4 августа 2003 г.


B. Привлечение заявителя к ответственности за нарушение режима пребывания в Российской Федерации


14. 7 июня 2002 г.  заявитель был привлечен к ответственности за нарушение режима пребывания в России. Заявитель не обжаловал в суд постановление о привлечении к административной ответственности.

15. С 5 декабря 2002 г. местом регистрации заявителя являлась квартира, расположенная на проспекте Кулиева в г. Нальчике. Его регистрация по указанному адресу считалась действительной до 4 августа 2003 г. Соответствующий штамп был поставлен на виде на жительство заявителя 1-м отделом внутренних дел г. Нальчика.

16. 11 декабря 2002 г. заявитель находился в квартире своего друга по ул. Фурманова в г. Нальчике, где он оставался на ночь. В 9 : 00 в квартиру вошли мужчина и женщина. Женщина представилась инспектором 2-го отдела внутренних дел г. Нальчика; мужчина никак не представился. Мужчина и женщина сказали, что проводили "проверку документов, удостоверяющих личность". Друг заявителя Х. не позволил им пройти в квартиру, тем не менее они вошли. Они прошли в комнату, в которой находился заявитель, и попросили его предоставить им документ, удостоверяющий личность. Увидев другой адрес, указанный в виде на жительство заявителя, женщина поинтересовалась у заявителя, почему он не живет дома. Затем женщина попросила заявителя пройти с ними в отделение милиции, что он и сделал. Как утверждает заявитель, в отделение милиции он пошел спокойно, по своей воле. Там он находился до окончания составления протокола.

17. В тот же день инспектор А. составил протокол об административном правонарушении и вынес постановление о наложении на заявителя штрафа в размере 500 рублей (приблизительно 20 евро) за "проживание в доме по ул. Фурманова без регистрации по месту пребывания", что представляло собой правонарушение, предусмотренное пунктом 8 статьей 18 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Инспектор А. попросила заявителя заплатить штраф на месте. Заявитель отказался и обратился с жалобой в суд.

18. 24 декабря 2002 г. Нальчикский городской суд Кабардино-Балкарской Республики рассмотрел жалобу заявителя. Суд напомнил, что Конституция Российской Федерации гарантирует каждому, законно находящемуся на территории государства, свободу передвижения и выбора места жительства и пребывания; положения данной статьи распространяются также и на иностранных граждан. Суд заслушал показания заявителя, его знакомого Х., а также другого человека, находящегося 11 декабря 2002 г. в квартире, расположенной в доме на ул. Фурманова; все указанные лица утверждали, что заявитель просто зашел в гости к своему другу и что он не проживал в квартире Х. Ш., собственница квартиры на проспекте Кулиева, подтвердила, что предоставила свою квартиру для проживания заявителю, и тот был соответствующим образом зарегистрирован по данному адресу. Нальчикский городской суд Кабардино-Балкарской Республики пришел к выводу, что административного правонарушения не было, и отменил постановление от 11 декабря 2002 г. Органы внутренних дел обжаловали указанное решение суда.

19. 20 января 2003 г. судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики отменила судебное решение от 24 декабря 2002 г. на основании несоблюдения процессуальных требований и направила дело на новое рассмотрение суда в другом составе.

20. 26 февраля 2003 г. Нальчикский городской суд Кабардино-Балкарской Республики оставил без удовлетворения жалобу заявителя. Суд обосновал свое решение следующим образом:


"Дело об административном правонарушении в отношении [заявителя] было возбуждено, и на него был наложен штраф в размере 500 рублей не только на основании очевидного факта, что [заявитель] находился не по месту своей регистрации, что было установлено следователем А., а также и на основании протокола, составленного О. и Ш. - сотрудниками 3-го районного отдела внутренних дел г. Нальчика относительно проживания [заявителя] в квартире по ул. Фурманова в период с 20 ноября по 11 декабря 2002 г. [Указанные сотрудники органов внутренних дел] дали свидетельские показания и утверждали, что из оперативных источников они узнали, что иностранный гражданин по имени Болат Хаджи Байрам втайне проживает в квартире Х. (...)


В то же время сам заявитель и свидетели Х. и Ш. не смогли доказать суду, что [заявитель] просто остался переночевать в квартире Х. в ночь с 10 на 11 декабря 2002 г. по той причине, что на улице был сильный мороз, а заявителю нужно было далеко возвращаться домой. В частности, Ш. не сообщила суду, когда она приходила к [заявителю] в квартиру на проспекте Кулиева, и на протяжении скольких дней до составления протокола об административном правонарушении он мог оставаться в квартире Х. (...) Кроме того, суд принимает во внимание, что свидетели со стороны заявителя являются его друзьями и родственниками, и они могут быть заинтересованы в исходе дела. С другой стороны, суд рассмотрел протокол, составленный [сотрудником милиции Ха.], в котором было указано, что в ходе проверки он не смог бы подтвердить регистрацию заявителя ни по старому, ни по новому адресу".


21. Заявитель обжаловал указанное решение. Обосновывая кассационную жалобу, адвокат заявителя указал, в частности, что постановление о наложении штрафа было вынесено в отсутствие заявителя сотрудником органов внутренних дел, не обладающим соответствующими полномочиями, протокол об административном правонарушении не был подкреплен никакими доказательствами, и, следовательно, санкция была применена вопреки требованиям закона. Адвокат заявителя также указал, что суд первой инстанции допустил ошибку при оценке показаний сотрудников органов внутренних дел О. и Ш., которые отрицали тот факт, что знали заявителя, а также то, что суд принял в качестве доказательства протокол, составленный сотрудником органов внутренних дел Ха., который не был допрошен ни до судебного разбирательства, ни во время него.

22. 19 марта 2003 г. судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики оставила без изменения судебное решение от 26 февраля 2003 г. Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики отклонил довод заявителя относительно того, что в отношении него было незаконно вынесено постановление о наложении штрафа, на том основании, что он предположительно не затрагивал данный вопрос в суде первой инстанции. Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики оставил без внимания вопрос о том, что у заявителя не было возможности задать вопросы сотруднику милиции Ха. Напротив, Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики установил, что "30 ноября 2002 г. Аф. - следователь 1-го отдела внутренних дел г. Нальчика - в своем рапорте начальнику указал, что в квартире по проспекту Кулиева никого не было". В оставшейся части мотивировка Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики совпадала с мотивировкой суда первой инстанции.

23. 31 марта 2003 г. заявитель и его адвокат обратились в президиум Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики с надзорной жалобой. 6 июня 2003 г. жалоба была оставлена без удовлетворения.


C. Аннулирование вида на жительство заявителя


24. 4 февраля 2003 г. заявитель направил по почте заявление о продлении его вида на жительство до 20 июля 2007 г. 6 марта 2003 г. паспортно-визовая служба сообщила ему, что за продлением срока действия вида на жительство он должен обращаться лично. Заявитель ответил письменно, что данное требования не содержится в законодательстве Российской Федерации.

25. 29 мая 2003 г. прокурор г. Нальчика направил начальнику паспортно-визовой службы представление об устранении нарушений законодательства Российской Федерации. Прокурор потребовал аннулирования вида на жительство заявителя и выдворения заявителя из государства, поскольку в течение предыдущего года он был дважды признан виновным в совершении административных правонарушений.

26. 30 мая 2003 г. инспектор Ш. паспортно-визовой службы аннулировал вид на жительство заявителя ввиду неоднократного нарушения им режима пребывания на территории Российской Федерации. Данное решение было утверждено министром внутренних дел Кабардино-Балкарской Республики. Заявитель должен был покинуть территорию Российской Федерации в течение 15 дней.

27. 9 июня 2003 г. Нальчикский городской суд Кабардино-Балкарской Республики приостановил исполнение постановления от 30 мая 2003 г. в связи с находящейся в производстве Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики надзорной жалобой заявителя.


D. Выдворение заявителя


28. 7 августа 2003 г. около 10 : 00 несколько сотрудников Министерства внутренних дел Кабардино-Балкарской Республики и Федеральной службы безопасности Российской Федерации вошли в квартиру заявителя, расположенную на проспекте Кулиева. На некоторых из них были надеты маски. Они не представились и не предоставили ни постановления о производстве обыска, ни решения о вы-дворении. На заявителя надели наручники, после чего он был доставлен на машине в аэропорт г. Нальчика и помещен на рейс до г. Стамбула (Турция).


E. Отмена некоторых постановлений и решений


29. 8 октября 2003 г. судьей Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики было отменено постановление о привлечении заявителя к административной ответственности от 11 декабря 2002 г., а также решение Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 26 февраля 2003 г. по причине отсутствия законных доказательств того, что заявитель не проживал в квартире по месту своей регистрации. Он отметил, что протоколы, составленные сотрудниками милиции О. и Ш., были основаны на слухах, протокол сотрудника милиции Ха. также не является подтверждением факта проживания заявителя в квартире, расположенной на ул. Фурманова. Более того, он отметил, что требование Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики о доказывании того, что заявитель находился в гостях в квартире, расположенной на ул. Фурманова, противоречит презумпции невиновности, сформулированной в пункте 5 статьи 1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Наконец, он подтвердил, что дело об административном правонарушении находилось в производстве сотрудника органа внутренних дел, не обладающего территориальной юрисдикцией относительно ул. Фурманова, и только одно это обстоятельство свидетельствовало о незаконности принятой санкции. Судья принял решение о прекращении административного производства в отношении заявителя.

30. 28 октября 2003 г. Нальчикский городской суд Кабардино-Балкарской Республики рассмотрел жалобу заявителя на постановление от 30 мая 2003 г., в соответствии с которым был аннулирован его вид на жительство. Суд отметил, что вид на жительство может быть аннулирован в случае неоднократного нарушения правил пребывания на территории Российской Федерации, однако данное положение не является более применимым, поскольку административное производство в отношении заявителя было прекращено постановлением от 8 октября 2003 г., вступившим в законную силу. Суд признал постановление от

30 мая 2003 г. недействительным и обязал паспортно-визовую службу продлить срок действия вида на жительство заявителя на пять лет, начиная исчисление с 4 августа 2003 г. Данное решение обжаловано не было и вступило в законную силу 10 ноября 2003 г.

31. Посредством отдельного производства адвокат заявителя осуществил попытку выдвинуть уголовное обвинение против должностных лиц, насильственно выдворивших заявителя. 25 августа 2003 г. он обратился в прокуратуру г. Нальчика с жалобой на предположительно незаконный обыск в доме заявителя, а также его депортацию в Турцию. 30 августа 2003 г. его жалоба была оставлена без удовлетворения, поскольку признаков преступления установлено не было. 20 ноября 2003 г. начальник следственного управления прокуратуры Кабардино-Балкарской Республики отменил решение от 30 августа 2003 г. и направил жалобу на дополнительное расследование. 3 декабря 2003 г. прокуратура г. Нальчика вновь отказала в возбуждении уголовного дела ввиду отсутствия признаков преступления. Впоследствии данное решение было отменено, но 11 декабря 2003 г. и 1 февраля 2004 г. вновь было вынесено постановление о прекращении уголовного дела.


F. Попытка заявителя вернуться на территорию Российской Федерации


32. 9 апреля 2004 г. сотрудники паспортно-визовой службы проинформировали заявителя о том, что они продлят срок его вида на жительство во исполнение постановления Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 28 октября 2003 г. Сотрудники паспортно-визовой службы указали заявителю лично явиться для получения вида на жительство.

33. 6 июля 2004 г. адвокат заявителя Кючуков получил необходимые документы для продления вида на жительство и направил их заявителю, находившемуся в Турции.

34. 23 августа 2004 г. в 6 : 30 вечера заявитель прилетел в г. Нальчик из г. Стамбула. Прилетев, он был задержан пограничниками и сотрудниками Федеральной службы безопасности Российской Федерации и помещен в отдельную комнату в аэропорту г. Нальчика. Заявителю не разрешили встретиться с адвокатом Кючуковым.

35. 23 и 24 августа 2004 г. Кючуков направил в органы прокуратуры разных уровней жалобы относительно незаконного заключения под стражу заявителя, Федеральную пограничную службу Российской Федерации, Федеральную службу безопасности Российской Федерации и Уполномоченному Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

36. 25 августа 2004 г. в 10 : 00 Кючуков обратился к начальнику отдела Федеральной пограничной службы Российской Федерации майору Д. с просьбой увидеться с заявителем. Его просьба была отклонена согласно положению о Федеральной службе безопасности Российской Федерации. Майор Д. связался с сотрудником Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Кабардино-Балкарской Республике капитаном Г., который подтвердил, что заявителю было в действительности запрещено видеться с адвокатом.

37. 25 августа 2004 г. в 1 : 10 заявителя посадили на регулярный рейс до Турции. Из решения о депортации от того же числа видно, как записано на специальном бланке пограничного контроля аэропорта г. Нальчика Федеральной службы безопасности Российской Федерации, что заявитель был выдворен с территории Российской Федерации за нарушение пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию".

38. По утверждению властей Российской Федерации, запрет на возвращение на территорию Российской Федерации был наложен сотрудниками Федеральной службы безопасности Российской Федерации в декабре 2002 года на основании статьи 25.10 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российской Федерации". Власти Российской Федерации утверждали, что они не могли сделать копию данного решения, так как в нем содержалась информация, представляющая собой "государственную тайну". Они утверждали, что Генеральная прокуратура Российской Федерации не нашла оснований оспорить это решение суда, так как оно было вынесено в соответствии с требованиями вышеуказанного закона.

39. В ответе на жалобы адвоката заявителя 26 августа 2004 г. старший следователь совместно с военной прокуратурой пограничного контроля Федеральной службы безопасности Российской Федерации выразил отказ от возбуждения уголовного дела по факту лишения свободы заявителя в аэропорту г. Нальчика. Он установил, что запрет был наложен 1-м отделом Федеральной службы безопасности Российской Федерации и что заявитель ожидал следующего рейса до Турции в международной зоне аэропорта г. Нальчика под присмотром сотрудников Федеральной пограничной службы Российской Федерации. Комната была оборудована системой вентиляции, светом, телевизором, скамьей, креслом и туалетом. Так как сотрудники Федеральной пограничной службы Российской Федерации действовали в соответствии с применяемыми инструкциями, то нахождение заявителя в транзитной зоне не могло рассматриваться как "лишение свободы".

40. Власти Российской Федерации указали, что сотрудники Федеральной службы безопасности Российской Федерации рассматривали вопросы аннулирования вида на жительства заявителя в соответствии с пунктом 1 статьи 9 Закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации".


II. Применимое национальное законодательство


А. Конституционные гарантии


41. Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства (статья 27 Конституции Российской Федерации). Иностранные граждане в Российской Федерации пользуются правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации (часть 3 статьи 62 Конституции Российской Федерации).


B. Правила пребывания иностранных граждан


42. Иностранные граждане должны регистрироваться в течение трех дней со дня прибытия в Российскую Федерацию (пункт 1 статьи 20 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации"). Иностранные граждане обязаны зарегистрироваться по месту их пребывания в Российской Федерации. В случае перемены места пребывания, иностранный гражданин обязан зарегистрироваться в течение трех дней (пункт 3 статьи 21 Закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации").


С. Санкции за нарушение правил пребывания на территории Российской Федерации и рассмотрение дел об административных правонарушениях


43. Несоблюдение иностранным гражданином режима пребывания на территории Российской Федерации, в том числе и несоблюдение им установленного порядка регистрации либо порядка выбора места жительства влечет наложение административного штрафа в размере от 500 до 1000 рублей с возможным административным выдворением за пределы Российской Федерации (статья 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях). Протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вправе составлять должностные лица органов, уполномоченных в области миграции населения (подпункт 15 пункта 2 статьи 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях). Протокол об указанном правонарушении должен в течение суток направляться судье или должностному лицу, уполномоченному рассматривать дело об административном правонарушении (статья 28.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях). Дела об административных правонарушениях, влекущих административное выдворение за пределы Российской Федерации, рассматриваются судьями районных судов (пункт 3 статьи 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях). Право обжаловать постановления об административном правонарушении можно реализовать в суде или в вышестоящем суде (пункт 1 статьи 30.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

44. Вид на жительство может быть аннулирован в случае, если иностранный гражданин дважды или более раз в течение предшествующего года нарушил режим пребывания в Российской Федерации (пункт 7 статьи 9 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации").


D. Виды на жительство иностранным гражданам


45. Вид на жительство иностранцу предоставляется на срок не более пяти лет. По истечении этого срока он может быть продлен на следующие пять лет по требованию лица. Количество случаев продления не ограничено (пункт 3 статьи 8 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации").

46. Вид на жительство может быть аннулирован в случае, если иностранный гражданин совершил насильственное изменение государственного строя Российской Федерации или создавал угрозу безопасности Российской Федерации или ее гражданам (пункт 1 статьи 9 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации").


E. Выдворение или запрет въезда на территорию Российской Федерации


47. Административное выдворение иностранного гражданина с территории Российской Федерации должно быть санкционировано судьей (пункт 2 статьи 3.10 и пункт 3 статьи 23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

48. Иностранному гражданину может быть отказано во въезде на территорию Российской Федерации в случае, если такой отказ необходим в целях гарантии безопасности государства или поддержания общественного порядка или здоровья (подпункт 1 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию").

49. 10 января 2003 г. в Федеральный закон "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" были внесены изменения. В частности, была добавлена новая статья 25.10. В ней предусматривалось, что уполномоченный орган власти, такой как Министерство иностранных дел Российской Федерации или Федеральная служба безопасности Российской Федерации, имел право выносить решение о том, что пребывание иностранного гражданина на территории Российской Федерации нежелательно, даже если его пребывание было законным, но создавало действительную угрозу безопасности государства, общественному порядку или здоровью, и т.д. Если такое решение было принято, иностранный гражданин был обязан покинуть Российскую Федерацию самостоятельно или же мог быть выдворен. Данное решение также являлось законным основанием для последующего отказа во въезде на территорию Российской Федерации.


III. Применимые документы Совета Европы


А. Порядок получения вида на жительство в Российской Федерации


50. Резолюция 1277 (2002) по соблюдению Российской Федерацией своих обязательств, установленных Парламентской Ассамблеей Совета Европы 23 апреля 2002 г., включает в себя следующее:


"8. При этом Ассамблея озабочена все еще недостаточным прогрессом в выполнении ряда важных обязательств, в отношении которых российским властям необходимо предпринять дальнейшие шаги:


/.../


xii) отмечая, что российские федеральные власти добились заметного прогресса в вопросе отмены старой системы "прописки" (внутренней регистрации), Ассамблея выражает сожаление по поводу того, что в отношении этнических меньшинств продолжают действовать ограничительные регистрационные положения, зачастую носящие дискриминационный характер. Поэтому Ассамблея, напоминая о Резолюции 1544 (2001), повторяет содержавшийся в ней призыв к заинтересованным государствам-членам "подвергнуть тщательному пересмотру национальное законодательство и политику с целью отмены положений, мешающих соблюдению права свободно передвигаться и выбирать место пребывания и жительства на территории своей страны..."".


B. Пояснительный доклад к Протоколу N 7 к Конвенции (СЕД N 117)


51. В пояснительном докладе определена форма применения статьи 1 Протокола N 7 к Конвенции:


"9. Статус "имеющий место жительства" подразумевает неприменение требований статьи 1, касающихся иностранцев, которые прибыли в порт прибытия или другой пункт въезда, но еще не прошедших иммиграционный контроль, или кто имеет право въезда на территорию государства с целью только транзита или ограниченного периода пребывания не для постоянного места жительства...

Этот статус имеет юридическую силу во внутригосударственном законодательстве государств-участников. Таким образом, внутригосударственное законодательство определяет законные условия, которые должны быть выполнены лицом, пребывающим на территории конкретной страны.

Иностранец, имеющий разрешение на въезд и пребывание согласно определенным требованиям, например, определенный период пребывания, и тот, кто больше не соблюдает эти требования, не может считаться законно пребывающим в стране".


52. Далее в пояснительном докладе даются определения понятия "законное пребывание", содержащегося в других международных документах:


Статья 11 Европейской конвенции о социальном и медицинском обслуживании (1953 г.)


"a) Пребывание иностранного гражданина на территории одной из Договаривающихся Сторон считается законным по смыслу настоящей Конвенции, если он имеет действующее разрешение на пребывание или иной предусмотренный законодательством соответствующей страны документ, разрешающие находиться на ее территории...

b) Пребывание считается незаконным с момента принятия любого решения о высылке данного лица, если отсрочка его исполнения не предусматривается".


Раздел II Протокола к Европейской конвенции о месте постоянного проживания (1955 г.)


"a) Правила, регулирующие въезд, проживание и передвижение иностранцев, а также их права заниматься коммерческой деятельностью не должны быть затронуты настоящей Конвенцией, если они ей не противоречат.

b) Считается, что граждане Договаривающейся Стороны проживают на территории другой Стороны на законных основаниях, если они подчиняются упомянутым правилам".


53. В пояснительном докладе дано определение понятия "высылка" следующим образом:


"10. Понятие высылки используется в общем значении как средство, предусматривающее выдворение иностранца с территории государства, но которое не включает в себя понятие экстрадиции. Высылка в этом значении является само-стоятельным понятием, независимым от любого определения, представленного во внутригосударственном законодательстве. Тем не менее в целях, указанных выше в пункте 9, оно не относится к высылке иностранца, который пересек границу незаконно, за исключением случаев, когда их местоположение впоследствии было отрегулировано.

11. Пункт 1 этой статьи предусматривает, во-первых, что лицо может быть выслано только в случае принятия законного решения. К этому положению нет исключений. Хотя "право" отсылает к национальному законодательству конкретного государства. Следовательно, решение должно быть принято компетентным органом государственной власти и согласно соответствующим процессуальным нормам".


Право


I. Предполагаемое нарушение статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


54. Заявитель утверждал о нарушении его права на свободу передвижения в соответствии со статьей 2 Протокола N 4 к Конвенции, которая гласит:


"1. Каждый, кто на законных основаниях находится на территории какого-либо государства, имеет в пределах этой территории право на свободу передвижения и свободу выбора местожительства.


/.../


3. Пользование этими правами не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц.

4. Права, признанные в пункте 1, могут также, в определенных районах, подлежать ограничениям, вводимым в соответствии с законом и обоснованным общественными интересами в демократическом обществе".


А. Возражения властей Российской Федерации в отношении утраты заявителем статуса "жертвы"


55. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не являлся более жертвой по факту предполагаемого нарушения, так как сотрудники паспортно-визовой службы извинились перед ним и выдали ему новый вид на жительство. Власти Российской Федерации утверждали, что 23 августа 2004 г. заявителю было отказано во въезде на территорию России на основании решения Нальчик-ского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 28 октября 2003 г. Ему было отказано во въезде на основании статьи 55 Конституции Российской Федерации в целях защиты конституционных принципов, общественной морали и здоровья, прав и законных интересов других лиц, а также обеспечения безопасности и защиты государства.

56. Заявитель указал, что 23 августа 2004 г. ему было отказано во въезде на территорию Российской Федерации, несмотря на имеющийся вид на жительство, выданный властями Российской Федерации. Когда сотрудники Федеральной службы безопасности Российской Федерации выносили решение в декабре 2002 года о запрете его возвращения в Россию, то основанием такого решения должно быть было предположительное нарушение им правил пребывания

11 декабря 2002 г. Впрочем, после того, как Нальчикский городской суд Кабардино-Балкарской Республики и Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики установили, что нарушения не было, и указали паспортно-визовой службе выдать ему вид на жительство, то не было законных оснований для его содержания под стражей в аэропорту г. Нальчика и выдворения из Российской Федерации в августе 2004 года. Заявитель считал, что события по делу должны рассматриваться в совокупности относительно его депортации в августе 2004 года, что являлось последствием предыдущих нарушений его прав.

57. Европейский Суд напомнил, что в случае если внутригосударственные органы власти признают предполагаемые нарушения либо в прямой форме, либо как реально существовавшие и далее принесут свои извинения, то заявитель уже не будет иметь статус потерпевшего в рамках статьи 34 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Гиссе против Франции" (Guisset v. France), жалоба N 33933/96, §66-67, ECHR 2000-IX). Решение или меры, благоприятные для заявителя, в принципе не являются достаточными для лишения его статуса "потерпевшего" в отсутствие такого решения и принесения извинения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Константинеску против Румынии" ("Constantinescu v. Romania"), жалоба N 28871/95, §40, ECHR 2000-VIII).

58. В своем решении по вопросу приемлемости настоящей жалобы от 8 июля 2004 г. Европейский Суд отметил, что признание Верховным судом Кабардино-Балкарской Республики того факта, что решение от 11 ноября 2002 г. о взыскании штрафа с заявителя за нарушение правил пребывания уменьшило достаточную доказательную базу, а также было процессуально неэффективно (см. выше §29). Европейский Суд не был удовлетворен тем, что заявителю были принесены соответствующие извинения за общепризнанное нарушение его права на свободу передвижения. В частности, не была присуждена компенсация и не был продлен срок вида на жительство. По этим обстоятельствам Европейский Суд отклонил возражения властей Российской Федерации по существу статуса заявителя в качестве "жертвы" предполагаемых нарушений.

59. Как только было принято решение о приемлемости, ситуация была разрешена. Нальчикский городской суд Кабардино-Балкарской Республики признал, что решение об аннулировании вида на жительство заявителя было незаконным и что внутригосударственные органы предоставили заявителю новый вид на жительство на пять лет (см. выше §30, 32, 33). С этим видом на жительство заявитель мог вернуться в Россию и продолжить законно проживать на территории Российской Федерации. Однако этого не случилось, так как в августе 2004 года сотрудники Федеральной пограничной службы Российской Федерации не разрешили заявителю пересечь российскую границу и посадили его на следующий международный рейс.

60. Власти Российской Федерации обратились в Европейский Суд с просьбой рассмотреть вопрос о наличии двух особых оснований для выдворения заявителя с территории Российской Федерации. Первым основанием было его предполагаемое нарушение правил пребывания, которое, в конечном счете, привело к аннулированию его вида на жительство. Что касается этого основания, внутригосударственные органы власти сделали все возможное для устранения последствий незаконного вмешательства: они отменили незаконные решения и выдали заявителю новый вид на жительство. Вторым основанием было решение Федеральной службы безопасности Российской Федерации о запрете воз-вращения заявителя в Россию, так как он представлял угрозу безопасности государства. На основании этого решения заявителю было запрещено пересекать границу Российской Федерации в августе 2004 года.

61. Европейский Суд не уверен в отличительных признаках, представленных властями Российской Федерации. Во-первых, невозможно установить фактические основания, в соответствии с которыми сотрудники Федеральной службы безопасности Российской Федерации приняли решение, так как власти Российской Федерации отказались представить копию такого решения, ссылаясь на соображения безопасности (см. выше §38). Они не представили какой-либо информации относительно фактических оснований такого решения. Во-вторых, что касается законных оснований, Европейский Суд счел неверным, что решение, принятое в декабре 2002 года, было основано на законных основаниях (статья 25.10 Кодекса Российской Федерации об административной ответственности). В-третьих, в замечаниях властей Российской Федерации по существу дела не была установлена точная дата принятия решения и не были представлены соответствующие пояснения относительно того, что первоначально датой такого решения было установлено 25 октября 2004 г., едва ли не два года спустя того времени, когда оно предположительно было принято. Также не было сделано никаких ссылок на это решение во время внутригосударственного судебного разбирательства относительно выдворения заявителя 7 августа 2003 г. или "решения о депортации" от 25 августа 2004 г. Об этом ни разу не сообщалось заявителю или его адвокатам. По этим обстоятельствам Европейский Суд счел, что точность утверждений властей Российской Федерации до настоящего времени, когда они требовали ответа от сотрудников Федеральной службы безопасности Российской Федерации по существу такого решения, подвергается сомнению. Даже если предположить, что решение, принятое в декабре 2002 года, существовало, то отказ властей Российской Федерации представить копию такого решения не дает возможность Европейскому Суду сделать свои собственные выводы в отношении его содержания. Утверждение заявителя о том, что основание такого решения было одинаково с тем, в соответствии с которым был аннулирован его вид на жительство, похоже на правду. Далее Европейский Суд предположит, что отказ заявителю во въезде в августе 2004 года в Россию был связан с происходящими событиями и имел отношение к определению его статуса "потерпевшего" в рамках предполагаемого нарушения.

62. Европейский Суд указал, что вид на жительство заявителя был аннулирован в качестве наказания за повторное нарушение им правил пребывания (см. выше §26). Нет указаний на то, что заявитель когда-либо подозревался или обвинялся в совершении каких-либо других преступлений - ни уголовных, ни административных. Как упоминалось выше, возможно, что решение Федеральной службы безопасности Российской Федерации о запрете въезда заявителя на территорию России было принято в связи с его повторным несоблюдением правил пребывания. Хотя внутригосударственные суды соответственно устанавливали, что заявитель не совершал приписываемых ему административных правонарушений, и вид на жительство был возобновлен, решение Федеральной службы безопасности Российской Федерации никогда не отменялось. Вместе с тем власти Российской Федерации утверждали, что рассматривалась возможность аннулирования вида на жительства на основании такого решения (см. выше §40). Впоследствии правовые препятствия для законного проживания заявителя не были устранены, что теоретически затрудняло осуществление его права на свободу передвижения, нежели практически, как того требуют положения Конвенции (см., Постановление Европейского Суда по делу "Артико против Италии" (Artico v. Italy) от 13 мая 1980 г., Series A, N 37, §33).

63. Соответственно, Европейский Суд пришел к выводу, что негативные последствия простого нарушения права заявителя на свободу передвижения не были компенсированы. По этим обстоятельствам, даже несмотря на то, что власти Российской Федерации признали нарушение, принимая во внимание отсутствие соответствующей компенсации, Европейский Суд не может вынести решение о том, что заявитель утратил свой статус "жертвы" согласно положениям статьи 34 Конвенции. Возражения властей Российской Федерации отклонены.


B. Наличие факта вмешательства


64. Заявитель утверждал, что органы власти, назначив ему штраф за неоднократные ночевки в квартире его друга, вмешались в его право на свободу передвижения и свободу выбора его места проживания.

65. Европейский Суд напомнил, что в последнем деле требование каждый раз сообщать в правоохранительные органы о случаях, когда заявители хотели поменять место своего проживания или навестить друзей, было признано как вмешательство в их право на свободу передвижения (см., Постановление Европейского Суда по делу "Денизчи и другие против Кипра" (Denizci and Others v. Cyprus), жалобы N 25316/94 - 25321/94 и 27207/95, §346-47 и 403-04, ECHR 2001-V).

66. В настоящем деле на основании закона от заявителя требовалось изменить его место проживания, зарегистрировав при этом в правоохранительных органах этот факт в течение трех дней с момента переезда (см. выше §42). Неисполнение этого привело бы к наложению административных санкций, таких как одна, которая была применена к заявителю 11 декабря 2002 г. после того, как инспектор обнаружил, что заявитель находился не по месту регистрации. Соответственно, Европейский Суд счел, что имело место вмешательство в право заявителя на свободу передвижений в соответствии со статьей 2 Протокола N 4 к Конвенции.


C. Обоснованность вмешательства


67. Европейскому Суду необходимо определить, было ли утверждаемое вмешательство законным. В этом отношении Европейский Суд отмечает, что Парламентская Ассамблея Совета Европы прямо установила отношение к существующей ограничительной системе регистрации места пребывания в России (см. выше §50). Европейский Суд напомнил, что в его задачи не входит пересмотр соответствующего законодательства и практики in abstracto, но входит определение, каким способом оно было применено в конкретном деле и составлял ли данный способ применения нарушение (см., Постановление Европейского Суда по делу "Хаушильдт против Дании" (Hauschildt v. Denmark) от 24 мая 1989 г., Series A, N 154, §45). В настоящем деле Европейский Суд должен установить, соответствовало ли вмешательство в право заявителя на свободу передвижения закону, ставящему одну или более законных целей, установленных в пункте 3 статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции, и было ли оно "необходимо в демократическом обществе" или, когда оно применялось только в конкретных областях, было ли оно "оправдано общественными интересами в демократическом обществе", как установлено в пункте 4 настоящей статьи Протокола N 4 к Конвенции (см., Постановление Европейского Суда по делу "Тимишев против Российской Федерации" (Timishev v. Russia), жалобы N 55762/00 и 55974/00, §45, ECHR 2005).

68. В своих доводах по вопросу приемлемости и по существу дела власти Российской Федерации, ссылаясь на результаты расследования, проведенного Генеральной прокуратурой Российской Федерации, признали, что в данном деле имело место нарушение прав заявителя в соответствии с пунктом 1 статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.

69. Европейский Суд отметил, что Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики, используя чрезвычайные средства правовой защиты, отменил оспариваемое административное решение от 11 декабря 2002 г. и соответствующие постановления на основании того, что существо дела рассматривалось сотрудниками милиции, которые превышали свои служебные полномочия, и что суды переложили бремя доказывания на заявителя, что явилось нарушением презумпции невиновности. Таким образом, было признано, что оспариваемые средства "не соответствовали закону". Эти выявления сделали невозможным определить, преследовало ли такое вмешательство легитимные цели и было ли необходимым в демократическом обществе (см., Постановление Европейского Суда по делу "Гартукаев против Российской Федерации" (Gartukayev v. Russia) от 13 декабря 2005 г., жалоба N 71933/01, §21).

70. Таким образом, в данном деле имело место нарушение статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение статьи 1 Протокола N 7 к Конвенции


71. Заявитель утверждал, что он был выдворен из России, и что его депортация не соответствовала процессуальным гарантиям, предусмотренным статьей 1 Протокола N 7 к Конвенции:


"1. Иностранец, на законных основаниях проживающий на территории какого-либо государства, не может быть выслан из него иначе как во исполнение решения, принятого в соответствии с законом, и должен иметь возможность:

а) представить аргументы против его высылки,

b) требовать пересмотра дела, и

с) для этих целей быть представленным перед компетентным органом или перед одним или несколькими лицами, назначенными таким органом.

2. Иностранец может быть выслан до осуществления его прав, перечисленных в подпунктах "а", "b" и "c" пункта 1 настоящей статьи, если такая высылка необходима в интересах общественного порядка или обусловлена соображениями национальной безопасности".


72. В своих доводах по вопросу приемлемости и по существу дела власти Российской Федерации признали, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 7, в том, что выдворение заявителя не подпадало под процессуальные требования и не было необходимым.

73. В своих доводах после решения Европейского Суда о приемлемости от 8 июля 2004 г. власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не исчерпал внутренние средства правовой защиты. Во-первых, он не оспорил в суде постановление следователя от 1 февраля 2004 г. по существу отказа о возбуждении уголовного дела по факту действий сотрудников милиции во время выдворения заявителя. Во-вторых, он не подал гражданского иска о причинении ущерба на основании постановления Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 28 октября 2003 г. о признании действий сотрудников паспортно-визовой службы незаконными.


А. Предварительные возражения властей Российской Федерации относительно исчерпания внутренних средств правовой защиты


74. Европейский Суд напомнил, что согласно правилу 55 Регламента Суда, любое заявление о неприемлемости должно подаваться государством-ответчиком Договаривающегося Государства в письменных или устных замечаниях о приемлемости жалобы (см., Постановление Европейского Суда по делу "Прокопович против Российской Федерации" (Prokopovich v. Russia), жалоба N 58255/00, §29, ECHR 2004, с последующими ссылками). В настоящем деле как постановление от 28 октября 2003 г., так и решение от 1 февраля 2004 г. были охвачены решением Европейского Суда о приемлемости жалобы от 8 июля 2004 г. На стадии приемлемости власти Российской Федерации не выразили никаких возражений относительно исчерпания внутренних средств правовой защиты. Также власти Российской Федерации не указали на какие-либо исключительные обстоятельства, которые могли бы избавить их от обязательства выдвигать возражения или защитить их от возможности появления таких возражений в более удобное время.

75. Соответственно, власти Российской Федерации лишились права выдвижения предварительного возражения о неисчерпании внутренних средств правовой защиты на настоящей стадии судебного разбирательства (см., упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Прокопович против Российской Федерации", §30). Таким образом, возражения властей Российской Федерации должны быть отклонены.


B. Применимость статьи 1 Протокола N 7 к Конвенции


76. Сфера применения статьи 1 Протокола N 7 к Конвенции распространяется на иностранцев, "законно проживающих" на территории конкретного государства. В деле двух лиц, которые находились на территории Швеции по одно-дневной туристической визе и безуспешно пытались получить политическое убежище, Европейская Комиссия выразила точку зрения о том, что "иностранец, чей срок визы или вида на жительство закончился, не может быть признан как "законный житель" в стране" (см. Решение Европейской Комиссии по делу "Вульфович и Ульянова против Швеции" (Voulfovitch and Oulianova v. Sweden) от 13 января 1993 г., жалоба N 19373/92). Далее необходимо установить, был ли заявитель законным жителем в России на время его депортации.

77. Европейский Суд отметил, что определение понятия "законный житель" содержалось в Пояснительном докладе к Протоколу N 7 к Конвенции и других международных документах (см. выше §51, 52). Европейский Суд отметил, что в отличие от указанного выше дела "Вульфович и Ульянова против Швеции", в котором заявители не ожидали, что им будет разрешено остаться на территории государства, где они пребывали, до тех пор, пока не будет отклонено их ходатайство о предоставлении убежища, заявителю в настоящем деле было официально разрешено проживать на территории Российской Федерации. Ему был выдан вид на жительство, срок которого впоследствии был продлен, согласно судебному решению, вынесенному в отношении него (см. выше §10). Он имел право на продление срока вида на жительство на пять лет (см. выше §45). Заявитель обратился за продлением до истечения срока действия вида на жительство, но его ходатайство не было рассмотрено под разными формальными предлогами (см. выше §24).

78. Хотя сотрудники Министерства внутренних дел Российской Федерации аннулировали вид на жительство заявителя 30 мая 2003 г., выполнение решения было приостановлено Нальчикским городским судом Кабардино-Балкарской Республики, поскольку Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики пересматривал законность этой меры. Принимая во внимание тот факт, что 7 августа 2003 г. отлагательный эффект принятых мер до сих пор имел силу, Европейский Суд не может определить, что заявитель не был законным жителем в России в те времена. Также власти Российской Федерации не утверждали, что проживание заявителя было незаконным. Следовательно, заявитель был "законным жителем" в Российской Федерации в то время.

79. Далее Европейский Суд отметил, что понятие "высылка" является автономным, независимым от любого определения, содержащегося в национальном законодательстве. Исключая экстрадицию, любая мера, принуждающая иностранца покинуть территорию, на которой он законно проживал, является "высылкой" по смыслу статьи 1 Протокола N 7 к Конвенции (см. выше §53, пункт 10, Пояснительного доклада к Протоколу N 7 к Конвенции). Нет сомнений в том, что выселив заявителя из квартиры и посадив его на рейс до Турции, органы власти выслали его из России.

80. В свете вышеуказанных соображений Европейский Суд пришел к выводу, что статья 1 Протокола N 7 к Конвенции применима в настоящем деле.


С. Соблюдение положений статьи 1 Протокола N 7 к Конвенции


81. Европейский Суд напомнил, что Договаривающиеся Стороны обладают дискреционным правом выносить решение о высылке иностранца, находящегося на территории их государства, но это полномочие должно осуществляться таким образом, чтобы оно не нарушало права человека, гарантированные Конвенцией (см. Решение Европейской Комиссии по делу "Эджи против Соединенного Королевства" (Agee v. United Kingdom) от 17 декабря 1976 г., жалоба N 7729/76, Decisions and Reports 7, p. 164). В пункте 1 этой статьи Протокола N 7 к Конвенции установлено в качестве основополагающей гарантии то, что лицо может быть выслано только "в случае принятия решения в соответствии с законом". К этому положению не может быть сделано исключений. Согласно Пояснительному докладу к Протоколу N 7 к Конвенции понятие "право" снова отсылает к внутригосударственному законодательству конкретного государства. Следовательно, решение должен принимать компетентный государственный орган власти в соответствии с положениями существующего законодательства и соответствующими процессуальными нормами (пункт 11 Пояснительного доклада Протокола N 7 к Конвенции).

82. Европейский Суд отметил, что российское законодательство требует судебного решения о высылке иностранного гражданина (см. выше §47). Впрочем, в настоящем деле принятого судебного решения о высылке заявителя не было. Власти Российской Федерации не указали ни на какие законные положения, которые бы разрешали высылку без судебного решения. Следовательно, "не было принято решение в соответствии с законом", что является sine qua non условием соблюдения требований статьи 1 Протокола N 7 к Конвенции.

83. Следовательно, в данном деле имело место нарушение статьи 1 Протокола N 7 к Конвенции.


III. Применение статьи 41 Конвенции


84. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


85. Заявитель потребовал компенсацию в размере 50 тысяч евро за причиненный ему моральный вред.

86. Власти Российской Федерации сочли эту сумму явно чрезмерной.

87. Европейский Суд счел, что заявителю был причинен моральный вред в результате действий и решений органов власти, которые были признаны не соответствующими положениям Конвенции и Протоколам к ней и который не был соответствующим образом компенсирован за выявленное нарушение. Впрочем, Европейский Суд счел, что требуемая заявителем сумма является чрезмерной. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил заявителю компенсацию в размере 8 тысяч евро плюс сумму налога, который может быть начислен на указанную сумму.


B. Судебные расходы и издержки


88. Заявитель не потребовал выплаты судебных расходов и издержек и, соответственно, нет необходимости компенсации в этом отношении.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


89. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих основаниях суд единогласно:


1) постановил, что имело место нарушение статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 7 к Конвенции;

3) постановил,

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 8000 (восемь тысяч) евро в качестве компенсации морального вреда плюс сумму налогов, которая может быть начислена на указанную выше сумму;

(b) что простые проценты по предельной годовой ставке по займам Европей-ского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

4) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о постановлении направлено в письменном виде 5 октября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис



Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 октября 2006 г. Дело "Болат (Bolat) против Российской Федерации" (жалоба N 14139/03) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 6/2007.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.