Постановление Европейского Суда по правам человека от 12 октября 2006 г. Дело "Глазков (Glazkov) против Российской Федерации" (жалоба N 10929/03) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Глазков (Glazkov)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 10929/03)


Постановление Суда


Страсбург, 12 октября 2006 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 21 сентября 2006 г.,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 10929/03), поданной 19 февраля 2003 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданином России Глазковым Станиславом Ивановичем (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 13 декабря 2004 г. Европейский Суд решил коммуницировать жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу о приемлемости и по существу.

4. 21 сентября 2006 г. Европейский Суд отклонил возражения властей Российской Федерации в отношении применения пункта 3 статьи 29 Конвенции.


Факты


I. Обстоятельства дела


5. Заявитель, 1958 года рождения, проживает в г. Москве.

6. 11 сентября 1996 г. заявителю был причинен вред здоровью легкой степени тяжести в результате дорожно-транспортного происшествия.

7. 24 февраля 1997 г. заявитель обратился в Тушинский районный суд г. Москвы с иском к причинителю вреда, признанному виновным в совершении дорожно-транспортного происшествия, который был подвергнут наложению административного штрафа решением органа Государственной инспекции по безопасности дорожного движения от 26 сентября 1996 г.

8. В письмах от 9 января и 2 июля 1998 г. заявитель жаловался в Министерство юстиции Российской Федерации на отсутствие какого-либо движения по его делу.

9. 6 июля 1999 г. Тушинский районный суд г. Москвы назначил проведение медицинского обследования заявителя Московским городским учреждением судебно-медицинской экспертизы. Данное определение суда не было выполнено.

10. 11 января 2001 г. Тушинский районный суд г. Москвы вновь назначил проведение медицинской экспертизы Судебно-медицинским учреждением Комитета здравоохранения Правительства Москвы. В соответствии с этим определением суда, медицинская экспертиза была проведена с 24 января по 9 февраля 2001 г. В пункте 8 отчета экспертов от 9 февраля 2001 г. указано, что ответить на поставленные судом вопросы возможно только после стационарного обследования заявителя с целью определения причинно-следственной связи между произошедшим 11 сентября 1996 г. дорожно-транспортным происшествием и состоянием здоровья заявителя в настоящее время.

11. 28 июня 2001 г. Тушинский районный суд г. Москвы назначил в отношении заявителя проведение стационарного медицинского обследования.

12. 20 января 2003 г. Тушинский районный суд г. Москвы назначил проведение судебно-медицинским учреждением Комитета здравоохранения Правительства Москвы медицинской экспертизы состояния здоровья заявителя в связи с произошедшим дорожно-транспортным происшествием.

13. По ходатайству заявителя Тушинский районный суд г. Москвы запросил в различных медицинских учреждениях необходимую для экспертов информацию из истории болезни заявителя.

14. 14 марта 2003 г. заявитель обратился в Московский городской суд с жалобой на длительность судебного разбирательства.

15. Медицинское обследование заявителя, назначенное определением Тушин-ского районного суда г. Москвы от 20 января 2003 г., было проведено судебно-медицинским учреждением Комитета здравоохранения Правительства Москвы с 16 по 18 марта 2005 г. Отчет экспертов от 18 марта 2005 г. N 22 подтвердил, что заявителю в результате дорожно-транспортного происшествия 11 сентября 1996 г. был причинен вред здоровью легкой тяжести. Состояние его здоровья в настоящее время не связано с данным инцидентом.

16. 18 апреля 2005 г. заявитель выдвинул дополнительные требования к ответчику. Суд отложил слушание дела на 4 мая 2005 г., чтобы предоставить ответчику возможность ознакомиться с новыми требованиями заявителя.

17. 4 мая 2005 г. Тушинский районный суд г. Москвы, рассмотрев данное дело, вынес решение, которым частично удовлетворил требования заявителя. Суд обязал ответчика выплатить заявителю компенсацию причиненного вреда здоровью, возмещение морального вреда и судебных расходов.

18. Заявитель и ответчик обжаловали данное судебное решение.

19. 6 июня 2005 г. судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила кассационные жалобы без удовлетворения, а решение суда первой инстанции - без изменения.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 и статьи 13 Конвенции


20. Заявитель жаловался на то, что длительность судебного разбирательства по его делу несовместима с правом на рассмотрение дела в разумные сроки, гарантированные пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Заявитель также жаловался в соответствии со статьей 13 Конвенции на отсутствие эффективных средств защиты его прав в отношении чрезмерной длительности судебного разбирательства по его делу. Указанные положения Конвенции в части, применимой к настоящему делу, гласят:


Пункт 1 статьи 6


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях ... имеет право на... разбирательство дела в разумный срок... судом ...".


Статья 13


"Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".


21. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель несколько раз расширял объем своих требований, ходатайствовал о проведение повторных медицинских экспертиз и изменял показания о характере травм, предположительно полученных им в результате дорожно-транспортного происшествия. Следовательно, суды различных инстанций были вынуждены назначать проведение повторных медицинских обследований, запрашивать историю болезни заявителя из различных медицинских учреждений, в которых он проходил лечение, что неблагоприятным образом отразилось на сроках судопроизводства по данному делу. 4 мая 2005 г. Тушинский районный суд г. Москвы частично удовлетворил требования заявителя. Таким образом, заявитель в полной мере воспользовался эффективными средствами правовой защиты его прав. Заявитель не смог доказать неэффективность судопроизводства по его делу в судах Российской Федерации. Продолжительность рассмотрения данного дела объяснялась его сложностью и необходимостью проведения огромного количества дополнительных экспертиз. Суды Российской Федерации приняли все законные меры для обеспечения заявителю доступа к суду и рассмотрения его дела в максимально возможные кратчайшие сроки. Власти Российской Федерации пришли к выводу, что заявитель не являлся жертвой нарушения пункта 1 статьи 6 и статьи 13 Конвенции. В своих возражениях от 5 мая 2005 г. власти Российской Федерации также утверждали, что жалоба подана преждевременно, поскольку судебное решение к тому времени еще не вступило в законную силу.

22. Заявитель не согласился с возражениями властей Российской Федерации. Он заявил, что на него не может быть возложена вина за то, что он трижды увеличивал объем требований в связи с тем, что его фактические медицинские и судебные расходы увеличивались с течением времени. Ходатайства заявителя о проведении повторных медицинских обследований основывались на рекомендациях экспертов, содержащихся в их отчете за 2001 год. Дело, по его мнению, не являлось сложным. В первом отчете экспертов за февраль 2001 года указывалось на необходимость проведения простого стационарного обследования заявителя для того, чтобы дать возможность экспертам ответить на поставленные судом вопросы. Суд мог назначить проведение стационарного обследования и экспертной оценки без задержки. В этом случае разбирательство дела могло быть окончено в 2001 году.

23. Европейский Суд отметил, что принимаемый к рассмотрению период начался 5 мая 1998 г., когда Конвенция вступила в силу для Российской Федерации. Тем не менее, оценивая обоснованность длительности судебного разбирательства после указанный даты, необходимо принять в расчет ход судебного разбирательства по данному делу на момент вступления Конвенции в силу для Российской Федерации. Судебное разбирательство было окончено 6 июня 2005 г. Таким образом, дело заявителя рассматривалось судами двух инстанций в течение семи лет и одного месяца.


А. Приемлемость жалобы


24. В отношении возражения властей Российской Федерации от 5 мая 2005 г. относительно того, что жалоба подана преждевременно, Европейский Суд отметил, что судебное разбирательство по делу заявителя окончилось вынесением 6 июня 2005 г. решения Московского городского суда. Европейский Суд счел, что жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее Европейский Суд отметил, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Таким образом, жалоба заявителя должна быть объявлена приемлемой.


В. По существу


1. Пункт 1 статьи 6 Конвенции


25. Европейский Суд напомнил, что обоснованность продолжительности судебного разбирательства должна быть оценена с учетом обстоятельств дела и по следующим критериям: сложность дела, поведение заявителя и соответствующих органов власти, а также с учетом требований, заявленных истцом в споре (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, §43, ECHR 2000-VII).

26. Европейский Суд отметил, что при рассмотрении данного дела Тушинским районным судом г. Москвы были допущены значительные перерывы - от одного года (с 5 мая 1998 г. по 6 июля 1999 г. и далее - до 11 января 2001 г., а также с 28 июня 2001 г. по 20 января 2003 г.), до более чем двух лет (с 20 января 2003 г. по март 2005 г.). Европейский Суд счел, что значительная часть этих задержек произошла по вине властей Российской Федерации. Европейский Суд не может согласиться с доводами властей Российской Федерации о том, что дело являлось трудноразрешимым. Необходимо было провести медицинскую экспертизу состояния здоровья заявителя, получившего легкий вред здоровью в результате дорожно-транспортного происшествия. Тем не менее задержка в более чем пять лет и восемь месяцев с того момента, как суд впервые назначил проведение медицинской экспертизы (6 июля 1999 г.) до того, как данная экспертная оценка, проведенная государственным учреждением, в итоге была получена судом, в значительной степени должна быть вменена в вину властям Российской Федерации.

27. Европейский Суд ранее неоднократно признавал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции по многим жалобам, аналогичным данному делу (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции").

28. Изучив предоставленные материалы, Европейский Суд счел, что власти Российской Федерации не предоставили каких-либо фактов или доводов, способных убедить его прийти к иному выводу по данной жалобе. Принимая во внимание свое прецедентное право по данному вопросу, Европейский Суд счел, что длительность судебного разбирательства по данному делу была чрезмерной и превысила требование "разумного срока".

Следовательно, имеет место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


2. Статья 13 Конвенции


29. Европейский Суд напомнил, что статья 13 Конвенции гарантирует право на эффективную правовую защиту органами государства в случае предполагаемого нарушения положений пункта 1 статьи 6 Конвенции, гарантирующего право на разбирательство дела в разумный срок (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Кудла против Польши" (Kud"a v. Poland), жалоба N 30210/96, §156, ECHR 2000-XI). Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации не указали на наличие каких-либо средств правовой защиты, которые могли бы ускорить вынесение окончательного решения по делу заявителя или обеспечить ему адекватное возмещение за длительные перерывы, произошедшие в ходе судебного разбирательства (см. Постановление Европейского Суда по делу "Кормачева против России" (Kormacheva v. Russia) от 29 января 2004 г., жалоба N 53084/99, §64).

30. Таким образом, Европейский Суд счел, что в данном деле имеет место нарушение статьи 13 Конвенции в связи с отсутствием в национальном законодательстве каких-либо средств правовой защиты, в соответствии с которыми заявитель мог бы получить решение об обеспечении его права на рассмотрение дела в разумный срок, как это установлено пунктом 1 статьи 6 Конвенции.


II. Применение статьи 41 Конвенции


31. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Ущерб


32. Заявитель потребовал сумму в размере 138 260 долларов США в качестве компенсации материального ущерба. Данная сумма включает в себя: 1900 долларов США - расходы на медицинское лечение; 2870 долларов США - расходы на почтовые отправления, копирование документов, транспортные расходы, переобучение, страхование ответственности; 133 490 долларов США в возмещение упущенной выгоды в связи с потерей трудоспособности в результате травм, полученных им в дорожно-транспортном происшествии.

33. Заявитель также потребовал сумму в размере 100 тысяч долларов США в качестве компенсации морального вреда, полученного, inter alia, в связи с неоправданно долгим рассмотрением его дела.

34. Власти Российской Федерации оспаривали указанные требования, утверждая, что заявителю не должна быть присуждена никакая компенсация в связи с отсутствием факта нарушения его прав. В случае установления нарушения Конвенции будет достаточно простой констатации данного факта. Власти Российской Федерации отметили, что требования заявителя имеют прямую связь с ущербом, причиненным ответчиком по гражданскому делу, и никак не связаны с длительностью судебного разбирательства. В любом случае, требования являются чрезмерными и необоснованными.

35. Европейский Суд не установил какой-либо причинно-следственной связи между нарушением Конвенции и заявляемым размером материального ущерба и, таким образом, отклонил данные требования. Вместе с тем Европейский Суд счел, что заявителю, очевидно, был нанесен моральный вред. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил заявителю 3 тысячи евро в качестве компенсации морального вреда.


В. Судебные расходы и издержки


36. Заявитель также потребовал 14 250 евро в возмещение расходов и издержек, понесенных в ходе разбирательства в судах Российской Федерации и в связи с подачей жалобы в Европейский Суд. Заявитель пояснил, что указанная сумма представляет собой расходы на оплату работы трех адвокатов, представлявших его интересы в судах Российской Федерации по делу о понесенном ущербе в результате дорожно-транспортного происшествия, а также в связи с судопроизводством в Европейском Суде.

37. Власти Российской Федерации оспаривали данные требования, заявив, что указанные расходы были связаны с разбирательством в российских судах по гражданскому делу, а также в связи с тем, что заявитель не смог предоставить документы, подтверждающие расходы, понесенные им при рассмотрении его жалобы в Европейском Суде.

38. В соответствии с прецедентным правом Европейского Суда заявителю возмещаются расходы и издержки только в том случае, если было наглядно продемонстрировано, что расходы в действительности имели место, были необходимы и носили по своей величине разумный характер. По данному делу, принимая во внимание имевшуюся в распоряжение Европейского Суда информацию и на основании обозначенных выше критериев, Европейский Суд счел обоснованным присудить заявителю, не представленному адвокатом при рассмотрении его жалобы, сумму в размере 200 евро в качестве возмещения расходов, понесенных в связи с подачей жалобы в Европейский Суд.


С. Процентная ставка при просрочке платежей

ГАРАНТ:

Нумерация пунктов приводится в соответствии с источником


32. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих основаниях суд единогласно:


1) объявил жалобу приемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции;

4) постановил:

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы, подлежащие переводу в национальную валюту Российской Федерации по курсу на день произведения выплаты:

i) 3000 (три тысячи) евро в качестве компенсации морального вреда;

ii) 200 (двести) евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек;

iii) сумму налогов, которые могут быть начислены на указанные выше выплаты;

(b) что простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

5) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 12 октября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис



Постановление Европейского Суда по правам человека от 12 октября 2006 г. Дело "Глазков (Glazkov) против Российской Федерации" (жалоба N 10929/03) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 6/2007.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.