Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 декабря 2006 г. Дело "Бартик (Bartik) против Российской Федерации" (жалоба N 55565/00) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Бартик (Bartik)
против Российской Федерации"
(Жалоба N 55565/00)


Постановление Суда


Страсбург, 21 декабря 2006 г.


По делу "Бартик против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

X.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукайдеса,

Ф. Тюлькенс,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 30 ноября 2006 г. за закрытыми дверями,

принял следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 55565/00), поданной 23 февраля 2000 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданином России Аркадием Михайловичем Бартиком (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Интересы заявителя в Европейском Суде представляла М. Воскобитова, юрист из Центра содействия международной защите, г. Москва. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. Лаптевым.

3. Заявитель жаловался, в частности, на нарушение его права покидать свою страну.

4. Решением от 16 сентября 2004 г. Европейский Суд признал жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу.

5. Заявитель и власти Российской Федерации представили свои доводы по существу дела (пункт 1 правила 59 Регламента). Проведя консультации со сторонами, Палата решила, что необходимость в проведении слушаний по делу отсутствует.


Факты


I. Обстоятельства дела


6. Заявитель, 1954 года рождения, на момент событий проживал в Московской области. В настоящее время он проживает в Соединенных Штатах Америки.

7. В 1977 году заявитель поступил на работу в государственное машиностроительное конструкторское бюро "Радуга" (ГМКБ "Радуга"), которое разрабатывало ракетные и космические изделия. Заявитель подписал обязательство не раскрывать секретные данные.

8. 16 мая 1989 г. заявитель подписал новое соглашение, которое в соответствующей части гласит:


"Я, (имя заявителя), обязуюсь:

а) не раскрывать информацию, содержащую государственные и профессиональные тайны, которые будут мне доверены или которые станут мне известны в связи с моими служебными (должностными) обязанностями.


/.../


в) не посещать посольства, миссии, консульства или другие представительства иностранных государств, равно как и не вступать - непосредственно или через других - в контакт с иностранцами без согласия руководства бюро, в котором я работаю, или компетентных органов советской власти...

Меня уведомили о запрете на выезд за границу, кроме случаев, изложенных в соответствующих законах и инструкциях".


9. 31 января 1994 г. заявитель подписал новое обязательство, которое в соответствующей части гласит:


"Я, (имя заявителя), с учетом моих трудовых обязанностей в государственном машиностроительном конструкторском бюро "Радуга", обязуюсь:

а) не раскрывать информацию, содержащую государственные и профессиональные тайны, которые будут мне доверены или которые станут мне известны в связи с моими служебными (должностными) обязанностями;

б) соблюдать соответствующие требования приказов, указаний и инструкций относительно секретности проводимых исследований, о которых мне стало известно;

в) информировать отдел бюро, ответственный за соблюдение тайны, или компетентные органы о любых попытках третьих лиц получить от меня секретные данные;

г) в полном объеме и своевременно информировать отдел кадров обо всех изменениях в моем положении; информировать отдел, ответственный за соблюдение тайны, или компетентные органы о любых контактах с родственниками, постоянно проживающими за границей или планирующими переехать за границу на постоянное место жительства, и обо всех личных контактах с другими иностранцами.

В случае моего увольнения обязуюсь строго соблюдать требования, установленные выше в пунктах "а" и "в"...".


10. 20 августа 1996 г. заявитель расторг трудовой договор.

11. В начале 1997 года у заявителя заболел отец, который проживал в Германии. Чтобы посетить своего отца, заявитель обратился в отдел паспортно-визовой службы отдела внутренних дел г. Дубны, чтобы получить заграничный паспорт - удостоверяющий личность документ, который дает право российским гражданам выехать из страны и путешествовать за границей* (* Буквально документ называется "заграничный паспорт". Иногда он называется "международный паспорт" в отличие от "внутреннего паспорта" - удостоверения личности гражданина Российской Федерации, используемого в пределах страны.).

12. 17 марта 1997 г. начальник отдела паспортно-визовой службы отдела внутренних дел г. Дубны отказал заявителю в выдаче паспорта. Полный текст решения об отказе гласит:


"Поскольку имеются основания для временного ограничения Вашего права покидать Российскую Федерацию, установленные статьей 15 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", согласно заключению государственного машиностроительного конструкторского бюро "Радуга" от 20 февраля 1997 г. (N 6/209/23324) Ваше заявление о выдаче Вам заграничного паспорта отклоняется до 2001 года".


13. Заявитель оспорил отказ в Межведомственную комиссию по рассмотрению обращений граждан Российской Федерации в связи с ограничениями их права на выезд из Российской Федерации (далее - Комиссия). 24 февраля 1998 г. Комиссия проинформировала заявителя о том, что она единогласно поддержала наложение пятилетнего ограничения на выезд заявителю за границу. В письме Комиссии не указывалось оснований такого решения.

14. Заявитель обжаловал решение Комиссии в Московский городской суд.

15. 24 сентября 1999 г. Московский городской суд вынес свое решение. Суд постановил, что 22 апреля 1977 г., 16 мая 1989 г. и 31 января 1994 г. заявитель подписал обязательство о неразглашении государственной тайны; обязательство 1989 года также содержало пункт об ограничении права заявителя на выезд из страны. Исследовав заключение об осведомленности в государственных секретах от 20 февраля 1997 г., составленное прежним работодателем заявителя и подтвержденное Управлением авиационной и космической промышленности и Управлением защиты государственной тайны Министерства экономического развития Российской Федерации по запросу паспортно-визовой службы отдела внутренних дел г. Дубны, суд вынес следующее решение:


"Согласно заключению... [заявитель] в своей работе использовал учебные пособия под инвентарным номером 5301, 4447, которые содержали извлечения из главных секретных документов (номера). Относительно некоторых инвентарных номеров, запросы посылали предприятиям проекта для того, чтобы установить, была ли информация, содержавшаяся там, все еще засекреченной. Однако никакой ответ не был получен. Кроме того, суд, допросивший в качестве свидетеля [К.], представителя генерального директора по режиму и безопасности бюро "Радуга", который подтвердил, что информация, содержащаяся в документах, которые были разработаны в бюро "Радуга", сохранила сверхсекретную классификацию и все еще была засекречена... Как свидетель К. разъяснил суду, основания для изменения классификации уровня секретности этой информации отсутствуют...".

На этих основаниях суд пришел к выводу о том, что ограничение права заявителя на выезд из Российской Федерации до 14 августа 2001 г. было законным и обоснованным.


16. 9 ноября 1999 г. судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оставила без изменения решение Московского городского суда от 24 сентября 1999 г., установив, что оно является надлежаще мотивированным и обоснованным.

17. Ограничение права заявителя на выезд из страны истекло 14 августа 2001 г.

18. 25 октября 2001 г. заявителю был выдан заграничный паспорт, и он выехал на постоянное место жительства в Соединенные Штаты Америки.


II. Применимое национальное законодательство


А. Закон СССР "О порядке выезда из Союза Советских Социалистических Республик и въезда в Союз Советских Социалистических Республик граждан СССР" N 2177-I от 20 мая 1991 г.


19. Закон СССР предусматривал, что граждане СССР могли выехать из страны только с заграничным паспортом, выданным компетентным органом (статья 1). В выдаче заграничного паспорта могло быть отказано, в частности, если лицо было осведомлено о сведениях, составляющих государственную тайну, или если у него имелись иные договорные обязательства, запрещающие выезд из СССР (пункт 1 статьи 7). Отказ можно было обжаловать в специальную комиссию Кабинета Министров СССР, а затем в суд (статья 8).

20. В соответствии со статьей 12 "ограничения [касающиеся выезда за границу] [должны были быть] доведены до сведения граждан руководством предприятий, учреждений, организаций... в момент их приема на работу или учебу... при установлении доступа к сведениям, составляющим государственную тайну. Прежде, чем такой доступ [мог быть] установлен, необходимо [было] подписать трудовой договор на добровольной основе...".

21. Закон СССР действовал до 19 августа 1996 г., когда он было заменен Федеральным законом, описанным ниже.


В. Федеральный закон "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" N 114-ФЗ от l5 августа 1996 г.


22. Статья 2 данного Федерального закона предусматривает, что право российского гражданина выехать из Российской Федерации может быть ограничено только на основаниях и в соответствии с процедурой, изложенной в Федеральном законе. Пункт 1 статьи 15 указанного Федерального закона предусматривает, что право российского гражданина на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено, если он имел доступ к особо важной или сверхсекретной информации, классифицированной как государственная тайна, и если он подписал трудовой договор, который предусматривал временное ограничение его права на выезд из Российской Федерации. В таких случаях ограничение действительно до даты, изложенной в договоре, но не более пяти лет с даты, когда лицо в последний раз имело доступ к особо важной или сверхсекретной информации. Межведомственная комиссия по защите государственной тайны может увеличить этот период до десяти лет.


С. Федеральный закон "О государственной тайне" N 5485-I от 21 июля 1993 г.


23. Предоставление доступа к государственной тайне предполагает согласие лица на частичные и временные ограничения его прав в соответствии со статьей 24 данного Федерального закона (статья 21).

24. Права лиц, которым предоставлен доступ к государственной тайне, могут быть ограничены. Ограничения могут касаться права на выезд за рубеж в течение периода, указанного в трудовом договоре, права на распространение информации о государственной тайне и права на уважение частной жизни (статья 24).

III. Применимые документы Совета Европы


25. Заключение N 193 (1996) по заявке России на вступление в Совет Европы, принятое Парламентской Ассамблеей Совета Европы 25 января 1996 г. (на 7-ом заседании) гласит:


"10. Парламентская Ассамблея принимает к сведению, что Российская Федерация полностью разделяет ее видение и толкование принимаемых на себя обязательств, ... и что Россия намерена:


/.../


xv. немедленно прекратить практику ограничений на зарубежные поездки людей, владеющих государственными секретами, оставив лишь те ограничения, которые являются общепринятыми в государствах - членах Совета Европы".


26. В Пояснительном докладе к Протоколу N 4 к Конвенции (СЕД N 46) указывается, что Комитет экспертов по правам человека, созданный Комитетом министров Совета Европы, одобрил изменения, внесенные в статью 2 Протокола N 4 к Конвенции, приводящие ее в соответствие со статьей 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, указанного ниже (см., в частности, пункты 7 и 12 Пояснительного доклада).


IV. Положение в странах - членах совета Европы


27. Законодательство государств - основателей Совета Европы с момента создания этой организации не содержало ограничений права их граждан на выезд за границу в частных целях. Шенгенское соглашение, изначально подписанное 14 июня 1985 г. пятью государствами и действующее в настоящее время в 15 государствах, устранило пограничные посты и проверки в большей части Западной Европы и отменило оставшиеся ограничения на поездки за рубеж.

28. Многие другие Высокие Договаривающиеся Государства, в том числе бывшие социалистические страны, отменили ограничения на поездки за рубеж для лиц, осведомленных в "государственной тайне", - общее наследие социалистического режима - в рамках процесса перехода к демократии (например, Эстония, Грузия, Венгрия, Латвия, Литва и Польша). В настоящее время некоторые ограничения в отношении лиц, осведомленных в "государственной тайне", но желающих выехать за границу, остались лишь в нескольких государствах, входивших в Советский Союз. Из них в двух государствах (Армения и Украина) предусмотрено временное ограничение на выезд за границу на постоянное проживание, но не на выезд за границу в частных целях, для лиц, осведомленных в "государственной тайне", а в одном государстве (Азербайджан) существует также ограничение на частные поездки за границу.


V. Применимые документы организации объединенных наций


29. Статья 12 Международного пакта о гражданских и политических правах (далее - Пакт), стороной которого является Российская Федерация, определяет право на свободу передвижения следующим образом:


"1. Каждому, кто законно находится на территории какого-либо государства, принадлежит, в пределах этой территории, право на свободное передвижение и свобода выбора местожительства.

2. Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную.

3. Упомянутые выше права не могут быть объектом никаких ограничений, кроме тех, которые предусмотрены законом, необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других и совместимы с признаваемыми в настоящем Пакте другими правами.


/.../".


30. Общий комментарий N 27: свобода передвижения (статья 12), принятый Комитетом по правам человека в соответствии с пунктом 4 статьи 40 Пакта 2 ноября 1999 г. (CCPR/C/21/Rev.1/Add.9), гласит:


"1. Свобода передвижения является необходимым условием свободного развития личности...

2. Разрешенные ограничения, которые могут быть установлены в отношении прав, защищаемых статьей 12, не должны подрывать принцип свободы передвижения, и они определяются требованием необходимости, установленным в пункте 3 статьи 12, и потребностью соответствия другим правам, признаваемым Пактом.


/.../


8. Свобода покидать территорию государства не может зависеть от какой бы то ни было особой цели или от периода времени, которое лицо избирает для пребывания за пределами страны. Таким образом, выезд за границу защищается в той же мере, что и выезд на постоянное проживание в другую страну...


/.../


9. Поскольку для выезда за границу необходимы соответствующие документы, в частности паспорт, право покидать страну должно включать право на получение необходимых документов для выезда. Выдача паспортов обычно является обязанностью страны, гражданство которой лицо имеет. Отказ государства в выдаче паспорта или продлении срока его действия для лица, проживающего за границей, может лишить это лицо права на выезд из страны проживания и права въезда в другую страну.


/.../


11. Пунктом 3 статьи 12 предусмотрены исключительные обстоятельства, при которых права могут быть ограничены в соответствии с пунктами 1 и 2.


/.../


14. Пунктом 3 статьи 12 прямо предусмотрено, что недостаточно наличия допустимых целей для установления ограничений; ограничения должны также быть необходимыми для защиты этих целей. Ограничительные меры должны соответствовать принципу соразмерности; они должны быть соответствующими для выполнения своих защитных функций; они должны быть крайним способом вмешательства, которым можно достичь желаемого результата; и они должны быть соразмерны защищаемому интересу.


/.../


16. Государства часто не демонстрировали, что применение их законодательства об ограничении прав, закрепленных в пунктах 1 и 2 статьи 12, соответствует всем требованиям, указанным в пункте 3 статьи 12. Применение ограничений в каждом конкретном деле должно основываться на четких правовых основаниях и отвечать условию необходимости и требованиям соразмерности. Эти условия не соблюдаются, например, если лицу препятствуют в выезде из страны лишь на основании того, что оно является носителем "государственной тайны"."


Право


I. Предполагаемое нарушение статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции


31. Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 2 Протокола N 4 к Конвенции, на отказ российских властей выдать ему паспорт для поездки за границу. Данная статья в части, применимой к настоящему делу, гласит:

"2. Каждый свободен покидать любую страну, включая свою собственную.

3. Пользование этими правами не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности, или для защиты прав и свобод других лиц".


А. Наличие у заявителя статуса "жертвы" предполагаемого нарушения


32. Власти Российской Федерации утверждали, что "в настоящее время правовых оснований для применения положений Конвенции не имеется" в отношении заявителя, поскольку он выехал на постоянное место жительства в США.

33. Относительно того, что, как можно понять возражения властей Российской Федерации, они касаются оспаривания наличия у заявителя статуса "жертвы", Европейский Суд напомнил, что заявитель может утратить статус жертвы по смыслу статьи 34 Конвенции, только если национальные власти прямо или косвенно признают предполагаемое нарушение и в связи с этим предоставляют компенсацию (см. Постановление Европейского Суда по делу "Гиссе против Франции" (Guisset v. France), жалоба N 33933/96, §66-67, ECHR 2000-IX). Решение или мера, принятые в пользу заявителя, в принципе не являются достаточными для лишения его статуса жертвы при отсутствии такого признания и предоставления компенсации (см. Постановление Европейского Суда по делу "Константинеску против Румынии" (Constantinescu v. Romania), жалоба N 28871/95, §40, ECHR 2000-VIII).

34. Европейский Суд установил, что заявителю был выдан заграничный паспорт и что он смог выехать за границу только по истечении пятилетнего периода, в течение которого ему было отказано в праве выезда из Российской Федерации на основании его осведомленности в государственной тайне. Никакой орган государственной власти не признал предполагаемое нарушение права заявителя покидать страну в течение этого периода, а заявитель не получил никакой компенсации за это ограничение. Далее Европейский Суд отметил, что насколько предполагаемое нарушение индивидуального права заявителя было вызвано применением общего положения закона об ограничении права выезда за границу лицам, осведомленным в государственной тайне (см. выше §22), эти положения закона до настоящего времени остаются в силе.

В данных обстоятельствах заявитель может утверждать, что все еще является "жертвой" нарушения статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.


В. Наличие вмешательства


35. Заявитель утверждал, что отказ российских властей выдать ему документ для поездок за границу представлял собой вмешательство в его право покидать свою страну.

36. Европейский Суд напомнил, что в соответствии с его устоявшимся прецедентным правом право на свободу передвижения, гарантируемое пунктами 1 и 2 статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции, направлено на обеспечение каждому права на свободу передвижения в пределах своей страны и права направиться в такую страну по выбору лица, в которую его впустят (см. Постановление Европейского Суда по делу "Напияло против Хорватии" (Napijalo v. Croatia) от 13 ноября 2003 г., жалоба N 66485/01, §68 с дальнейшими ссылками). Следовательно, свобода передвижения запрещает любые меры, направленные на вмешательство в это право или ограничение пользования им таким образом, который не соответствует требованию меры, могущей быть рассмотренной как "необходимая в демократическом обществе" для достижения законных целей, указанных в пункте 3 данной статьи (ibid.). В частности, мера, посредством которой лицу отказано в использовании документа, который при его желании позволил бы ему покинуть страну, представляет собой вмешательство по смыслу статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Напияло против Хорватии", §69 и 73; Постановление Европейского Суда по делу "Бауманн против Франции" (Baumann v. France), жалоба N 33592/96, §62, ECHR 2001-V; и Решение Европейского Суда по делу "Тимишев против Российской Федерации" (Timishev v. Rusia) от 30 марта 2004 г., жалобы N 55762/00 и 55974/00). При рассмотрении объема обязанностей Высоких Договаривающихся Сторон в соответствии с идентично сформулированной статьей 12 Международного пакта о гражданских и политических правах Комитет по правам человека ООН также выразил мнение, что "право покидать страну должно включать право на получение необходимых документов" (пункт 9 Общего комментария N 27, см. выше §30).

37. Соответственно, Европейский Суд пришел к выводу, что право заявителя покидать свою страну было ограничено способом, представляющим собой вмешательство по смыслу статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.


С. Обоснованность вмешательства


1. Применимые правила


38. Европейский Суд далее должен определить, было ли обжалуемое вмешательство обоснованным. Он напомнил, что пункт 2 статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции, гарантирующий право покидать любую страну, в том числе свою собственную, должен рассматриваться в свете пункта 3 этой статьи, который предусматривает определенные ограничения, которые могут быть установлены при осуществлении этого права в интересах, inter alia, национальной безопасности или общественного порядка. Конвенционные органы ранее признавали, что ограничения, установленные после неисполнения обязанностей по военной службе (см. Решение Европейской Комиссии по делу "Марангос против Кипра" (Marangos v. Cyprus) от 20 мая 1997 г., жалоба N 31106/96), или ограничения на передвижение психически больных лиц, в отношении которых не имеется соответствующих условий в принимающей стране (см. Решение Европейской Комиссии по делу "Норблад против Швеции" (Norblad v. Sweden) от 13 октября 1993 г., жалоба N 19076/91), допустимы. Европейский Суд рассматривал вопросы изъятия документов на выезд за границу и паспортов в рамках жалоб, касающихся уголовных разбирательств (или по делам о банкротстве) в отношении заявителей или третьих лиц (см., например, Постановление Европейского Суда по делу "Луордо против Италии" (Luordo v. Italy), жалоба N 32190/96, ECHR 2003-IX). Поскольку в Конвенционные органы не подавалось жалоб на то, что лицу было отказано в праве на выезд за границу лишь на основании его осведомленности в государственной тайне. Тем не менее подход к оценке настоящего дела схожий: в целях соблюдения статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции такое ограничение должно быть "в соответствии с законом", пре-следовать одну или несколько законных целей, указанных в пункте 3 этой статьи, и быть "необходимым в демократическом обществе" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Раймондо против Италии" (Raimondo v. Italy) от 22 февраля 1994 г., Series А, N 281-А, р. 19, § 39, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Напияло против Хорватии", §74).


2. Было ли ограничение "в соответствии с законом"


39. Заявитель утверждал, что наложенное ограничение не соответствовало законодательству, поскольку он никогда не подписывал трудовой договор, в котором бы содержалось ограничение его права покидать Российскую Федерацию. Обязательство, подписанное им в 1994 году, не содержало такого ограничения.

40. Власти Российской Федерации указали, что в 1977, 1989 и 1994 годах заявитель подписывал обязательства о неразглашении государственной тайны. Обязательство от 16 мая 1989 г. также содержало пункт об ограничении возможности заявителя выехать за границу. Федеральный закон от 15 августа 1996 г. требовал, чтобы все бюро, имеющие дело с секретными данными, заключили новые трудовые договоры со служащими, имеющими доступ к такой информации. Этого не было сделано в случае с заявителем, поскольку закон вступил в силу 19 августа 1996 г., то есть за день до прекращения трудовых отношений между заявителем и работодателем.

41. Европейский Суд отметил, что и Закон СССР от 20 мая 1991 г., и Федеральный закон от 15 августа 1996 г. предусматривали временное ограничение на выезд за границу для лиц, имевших доступ к сведениям, составляющим государственную тайну (см. выше §19 и 22). Схожие положения были включены в Федеральный закон "О государственной тайне" N 5485-I от 21 июля 1993 г. (см. выше §23). Таким образом, Европейский Суд пришел к выводу, что наложенное ограничение было установлено в соответствии с законом.


3. Преследовало ли такое ограничение законную цель


42. Власти Российской Федерации утверждали, что ограничение права заявителя на выезд за границу было необходимо в интересах национальной безопасности и защиты государственных интересов.

43. Европейский Суд согласился с тем, что интересы национальной безопасности могут представлять собой законную цель при вмешательстве в осуществление права, сформулированного в статье 2 Протокола N 4 к Конвенции.


4. Было ли такое ограничение "необходимо в демократическом обществе"


44. Заявитель утверждал, что подход российских судов к его делу был слишком формальный и что суды чрезмерно полагались на утверждения его прежнего работодателя, не анализируя необходимости в таком ограничении в свете его пояснений, что его доступ к секретным данным был фактически нулевым с 1989 года.

45. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель работал начальником бригады в бюро "Радуга". До прекращения трудовых отношений он имел спецчемодан, печать, спецблокнот и рабочие тетради, в которых содержались совершенно секретные сведения. 14 августа 1996 г. он сдал все эти предметы в бюро. Это была последняя дата, когда он имел доступ к секретным данным. Ограничение носило временный характер и продолжалось в течение пяти лет после этой даты.

46. Европейский Суд напомнил, что проверка того, была ли принятая мера "необходима в демократическом обществе", включает в себя установление того, что принятые действия преследовали законную цель и что вмешательство в защищаемые права не превышало грань необходимого для достижения этой преследуемой цели. Иными словами, это требование, обычно называемое тестом соразмерности, устанавливает, что ограничительные меры должны быть соразмерными при исполнении их защитных функций (сравните с пунктом 14 Общего комментария Комитета по правам человека ООН по статье 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, приводимых выше в §30).

47. Европейский Суд, прежде всего, отметил, что заявитель сдал все секретные материалы своему работодателю по истечении его трудового договора в 1996 году, то есть до того, как он обратился с заявлением о выдаче ему заграничного паспорта. Заявитель утверждал, что цель его запланированной поездки за границу была исключительно частной и не была связана с его предыдущей работой, поскольку он намеревался посетить своего больного отца. Этот факт не оспаривался властями Российской Федерации.

48. Далее Европейский Суд отметил, что российское законодательство, регулирующее поездки за границу лиц, осведомленных о государственной тайне, устанавливает чрезмерное ограничение на их право выезжать из России независимо от цели выезда. Соответственно, объем рассмотрения Межведомственной комиссии по защите государственной тайны и национальных судов сводился к формальному вопросу о том, являлась ли информация, к которой заявитель имел доступ во время его работы в государственном машиностроительном конструкторском бюро "Радуга", все еще секретной. Ими не рассматривался вопрос о том, было ли ограничение права заявителя на выезд за границу в частных целях все еще необходимым для достижения законной цели, которой оно было направлено служить, и могла ли менее строгая мера ограничения быть применена.

49. Власти Российской Федерации не указали, каким образом абсолютное ограничение возможности заявителя выехать за границу служило интересам национальной безопасности. Со своей стороны, Европейский Суд счел, что как раз связь между такой ограничительной мерой и обозначенной защитной функцией отсутствует. Исторически преследуемая "защитная функция" установленной меры была направлена на защиту раскрытия секретной информации, содержащей государственную тайну. На момент установления ограничения государство было в состоянии контролировать распространение информации во вне с помощью сочетания ограничений применительно к исходящей и входящей корреспонденции, запрета на поездки за границу и эмиграцию и запрета на неподконтрольные контакты с иностранцами в пределах своей страны. Однако как только запрет на личные контакты с иностранцами был снят, а корреспонденция более не подлежала цензуре, ограничение поездок за границу в частных целях применительно к лицам, осведомленным о государственной тайне, перестало быть очевидно необходимым. При данных обстоятельствах насколько запрет на поездки за границу в частных целях имел целью воспрепятствование заявителю в передаче информации иностранным гражданам в современном демократическом обществе такое ограничение не может служить достижению защитной цели, которое ранее было ему придано. Такой подход разделяет Комитет по правам человека ООН, который в общих понятиях выразил свое мнение, что "услови[е] необходимости и требовани[е] соразмерности... не соблюдаются, например, если лицу препятствуют в выезде из страны лишь на основании того, что оно является носителем "государственной" тайны (пункт 16 Общего комментария N 27, см. выше §30).

50. В Заключении Парламентской Ассамблеи Совета Европы по запросу России о вступлении в Совет Европы указывается, что отмена ограничений применительно к поездкам за границу в частных целях рассматривается как необходимое условие для членства в Совете Европы как организации, состоящей из государств-приверженцев принципов личной свободы, политической независимости и верховенства права (Преамбула к Уставу Совета Европы) (см. выше §25). Прямое указание в Заключении Парламентской Ассамблеи Совета Европы по запросу России о вступлении в Совет Европы на обязательство России по отмене ограничений на поездки за границу для лиц, осведомленных в государственной тайне, предполагает, что ПАСЕ рассматривает наличие такого ограничения как несовместимое с членством в Совете Европы. Действительно, многие члены Совета Европы никогда не имели в своем законодательстве такие ограничения, в то время как многие остальные отменили эти ограничения в ходе процессов демократических реформ (см. выше §27 и 28). Однако обязательство России по отмене этого ограничения не было исполнено, а соответствующие положения национального законодательства до настоящего времени остаются в силе (см. выше §22 и 34).

51. Наконец, Европейский Суд счел, что ограничение права заявителя покидать страну было установлено на значительный период времени - пять лет после прекращения его трудовых отношений с работодателем, при этом не учитывался тот факт, что такое ограничение не было прямо указано в обязательстве, подписанном заявителем в 1994 году (см. выше §9). Бремя такой меры должно было быть особенно весомым для заявителя, поскольку он не имел возможности выехать за границу с начала его трудовых отношений в 1977 году, то есть в течение 24 лет.

52. С учетом описанных выше обстоятельств Европейский Суд счел, что ограничение права заявителя покидать свою страну не было "необходимым в демократическом обществе".

Соответственно, имело место нарушение статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции.


II. Применение статьи 41 Конвенции


53. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


54. Заявитель потребовал 3 тысячи евро в качестве компенсации морального вреда. Власти Российской Федерации не согласились с таким требованием.

55. Европейский Суд признал, что заявитель испытывал душевные страдания и чувство разочарования в результате необоснованного ограничения его возможности покинуть Россию. Исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присудил заявителю требуемую сумму плюс сумму налогов, которые могут быть начислены на эту сумму.


В. Судебные расходы и издержки


56. Заявитель потребовал 210 долларов США в качестве компенсации расходов, понесенных в национальных разбирательствах, и 2 тысячи евро в отношении расходов, понесенных при рассмотрении дела в Европейском Суде. Власти Российской Федерации не представили своих комментариев по данному вопросу.

57. Согласно прецедентной практике Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек в той части, в какой им было показано, что они были действительными и понесенными по необходимости, а также разумными в размере. Исходя из этих критериев и уменьшив сумму с учетом своего решения о признании части жалобы заявителя неприемлемой, Европейский Суд присудил заявителю 1600 евро в отношении судебных расходов, понесенных в национальных разбирательствах и при рассмотрении дела в Европейском Суде, плюс сумму налогов, которые могут быть начислены на эту сумму.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


58. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих основаниях суд единогласно:


1) постановил, что имело место нарушение статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции;

2) постановил:

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы:

(i) 3000 (три тысячи) евро в качестве компенсации морального вреда;

(ii) 1600 евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек;

(iii) сумму налогов, которые могут быть начислены на указанные выше суммы;

(b) что простые проценты по предельной годовой ставке по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

3) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 21 декабря 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис



Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 декабря 2006 г. Дело "Бартик (Bartik) против Российской Федерации" (жалоба N 55565/00) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 6/2007.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.