Частичное решение Европейского Суда по правам человека от 2 марта 2006 г. по вопросу приемлемости жалобы N 18792/03 "Александр Купряков (Aleksandr Kupryakov) против Российской Федерации" (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Частичное решение по вопросу приемлемости
жалобы N 18792/03
"Александр Купряков (Aleksandr Kupryakov) против Российской Федерации"


Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая 2 марта 2006 г. Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

С. Ботучаровой,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильмана,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Кесады, заместителя Секретаря Секции Суда,

принимая во внимание указанную жалобу, поданную 14 мая 2003 г.,

проведя заседание, принял следующее Решение:


Факты


Заявителем является Купряков Александр Брониславович, гражданин Российской Федерации, 1960 года рождения, проживающий в г. Ангарске. В Европейском Суде интересы заявителя представляет Е. Липцер - адвокат, практикующая в г. Москве.

Обстоятельства дела, представленные заявителем, могут быть изложены следующим образом.


Предварительное содержание заявителя под стражей


22 марта 2001 г. заявитель был задержан по подозрению в вымогательстве и заключен под стражу. С учетом тяжести предъявленных заявителю обвинений в качестве меры пресечения ему было избрано заключение под стражу. Между декабрем 2001 г. и сентябрем 2002 г. заявитель 11 раз в судебном порядке обжаловал законность его содержания под стражей, но его жалобы не имели никаких результатов. Две из его жалоб были рассмотрены Московским городским судом по прошествии шести месяцев после их подачи (они были поданы 26 декабря 2001 г. и 30 января 2002 г., а рассмотрены 6 июня 2002 г.).

Заявителю не были предоставлены копии всех судебных решений, чтобы он мог обжаловать их в кассационном порядке, и только одна из семи кассационных жалоб на продление сроков содержания заявителя под стражей была рассмотрена судом кассационной инстанции, а именно Верховным Судом Российской Федерации 30 октября 2002 г.


Судебное разбирательство по делу заявителя


1 ноября 2002 г. Московский областной суд признал заявителя виновным в вымогательстве, похищении человека и краже в крупном размере и назначил ему наказание в виде 14 лет лишения свободы. В приговоре суд ссылался на доказательства, которые заявитель считал недопустимыми: свидетельские показания, полученные на стадии предварительного расследования (которые были оглашены в ходе судебного разбирательства), результаты очной ставки с сообвиняемым и его последующие свидетельские показания и протокол досмотра заявителя, предположительно проведенного в нарушение законодательства Российской Федерации. Заявитель ходатайствовал перед судом о вызове понятых, которые могли подтвердить, что досмотр был проведен ранее без их участия и что они только подписали протокол, но суд оставил ходатайство заявителя без удовлетворения.

Заявитель подал кассационную жалобу на приговор от 1 ноября 2002 г. В своей кассационной жалобе он жаловался на то, что выводы, которые сделал суд первой инстанции, не соответствовали обстоятельствам дела, что его выводы не были подтверждены доказательствами, что некоторые доказательства не были убедительными и не должны были быть признаны допустимыми. В частности, он жаловался на то, что показания свидетеля были получены на стадии предварительного расследования с нарушением процессуальных норм. Далее он жаловался, что суд первой инстанции оставил его ходатайство о вызове понятых, присутствовавших при его обыске, без удовлетворения, а также не удовлетворил его ходатайство о допросе потерпевшего во время слушания дела, огласив его показания, полученные на стадии предварительного расследования. 1 июля 2003 г. Верховный Суд Российской Федерации оставил соответствующий приговор без изменения.


Гражданское судопроизводство


4 ноября 2002 г., перед тем как приговор суда от 1 ноября 2002 г. стал окончательным, ежедневная газета "Московский комсомолец" опубликовала статью, в которой были раскрыты некоторые факты биографии заявителя и содержалось досье преступника, что, по мнению заявителя, было ложным и оскорбительным, то есть заявителя определили как "главаря преступников" по кличке "Купер", а также "главаря банды", который был "приговорен к смерти" определенной преступной группой.


Заявитель предъявил газете иск по поводу клеветы.


2 марта 2004 г. Пресненский районный суд г. Москвы отклонил иск заявителя в его отсутствие, заслушав представителя ответчика. Суд ошибочно утверждал, что заявитель ходатайствовал о рассмотрении дела в его отсутствие. Суд указал, что информация, содержавшаяся в статье, не может быть опровергнута, потому что в ней содержались, скорее, предположения, нежели утверждения, и что они соответствуют фактическим обстоятельствам.

Заявитель подал кассационную жалобу на решение суда на основании того, что слушание дела было проведено в его отсутствие. В кассационной жалобе заявитель также указал, что, так как газетная статья была опубликована до того, как приговор по его уголовному делу вступил в силу, она повлияла на рассмотрение соответствующего уголовного дела судом кассационной инстанции и предопределила его результаты.

16 августа 2004 г. Московский городской суд оставил кассационную жалобу заявителя без удовлетворения, не придавая значения доводам заявителя о допущенной ошибке судом первой инстанции, указавшим на его нежелание принимать участие в судебном рассмотрении дела.


Суть жалобы


1. Ссылаясь на пункты 1, 3 и 4 статьи 5 Конвенции, заявитель жалуется на предполагаемую незаконность его содержания под стражей и продления сроков содержания его под стражей. Он жалуется, что единственным основанием для этого была тяжесть предъявленных ему обвинений, что судебное разбирательство, в ходе которого должен был быть решен вопрос о законности его содержания под стражей, не было безотлагательным, что ему не были предоставлены решения суда первой инстанции, чтобы он мог обжаловать их в кассационном порядке, что не все его кассационные жалобы были рассмотрены судом второй инстанции, а те, которые были рассмотрены, не были рассмотрены должным образом, и что его ходатайство об участии в судебном заседании по делу не было удовлетворено.

2. Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявитель жалуется на то, что выводы суда первой инстанции не соответствуют обстоятельствам его дела, что доказательства, на основе которых суд постановил приговор, были получены с нарушением законодательства Российской Федерации и не должны были быть признаны допустимыми, что свидетельские показания потерпевшего и свидетеля, полученные на досудебной стадии уголовного судопроизводства, были оглашены в ходе судебного разбирательства, что лишило заявителя возможности допросить их и нарушило принципы открытости и состязательности судебного разбирательства.

3. Далее, ссылаясь на подпункт "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции, заявитель жалуется на то, что суд отказал в его ходатайстве о вызове понятых, присутствовавших при его обыске, которые бы подтвердили, что он был проведен в нарушение законодательства Российской Федерации, что привело бы к признанию результатов обыска недопустимыми доказательствами при решении вопроса о его виновности.

4. Наконец, ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявитель жалуется на необоснованность решения, постановленного судом Российской Федерации в ходе гражданского судопроизводства по иску заявителя, а также на проведение судебных заседаний судами двух инстанций in absentia, что нарушило принцип равенства сторон и общую справедливость рассмотрения дела, в котором заявитель являлся одной из сторон.


Право


1. Ссылаясь на пункты 1, 3 и 4 статьи 5 Конвенции, заявитель жаловался на предполагаемую незаконность его содержания под стражей.

Прежде всего, Европейский Суд считает необходимым рассмотреть вопрос соблюдения заявителем условий приемлемости, закрепленных в пункте 1 статьи 35 Конвенции, который гласит:


"Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права, и в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу".


Жалоба была подана в Европейский Суд 14 мая 2003 г., то есть по истечении более чем шести месяцев с момента последнего процессуального решения по существу законности содержания заявителя под стражей от 30 октября 2002 г. Следовательно, жалоба была представлена по истечении срока подачи и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции.

2. Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявитель жаловался на то, что свидетельские показания потерпевшего и свидетеля, полученные на досудебной стадии, были оглашены в ходе судебного разбирательства, что суд сделал неправильные выводы и принял недопустимые доказательства.

Пункт 1 статьи 6 Конвенции в соответствующей части гласит:


"Каждый при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом...".


Что касается жалобы заявителя на то, что свидетельские показания потерпевшего и свидетеля были зачитаны, следует отметить, что допустимость этих доказательств без возможности перекрестного допроса может привести к несправедливому судебному разбирательству в нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, если обвинение преимущественно основывается на таких доказательствах (см. Постановление Европейского Суда по делу "Унтерпретингер против Австрии" (Unterpertinger v. Austria) от 24 ноября 1986 г., Series A, N 110, §28-33). Однако в настоящем деле, что касается показаний свидетеля, заявитель не исчерпал всех внутригосударственных средств правовой защиты, так как он никогда не поднимал этот вопрос в своей кассационной жалобе на приговор.

Следовательно, в этой части жалоба заявителя является неприемлемой вследствие неисчерпания всех внутригосударственных средств правовой защиты и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 35 Конвенции.

Что касается жалобы заявителя в связи с неявкой потерпевшего, то Европейский Суд напоминает, что хотя статья 6 Конвенции гарантирует право на справедливое судебное разбирательство, она не устанавливает никаких правил по признанию таких доказательств допустимыми, которые главным образом относятся к вопросу, регулируемому внутригосударственным правом (см. Постановление Европейского Суда по делу "Шенк против Швейцарии" (Schenk v. Switzerland) от 12 июля 1988 г., Series A, N 140, §45 и 46). Ничто не указывает на то, что неспособность судов Российской Федерации рассмотреть названные доказательства в целом нарушила справедливость судебного разбирательства. Соответствует действительности тот факт, что в деле заявителя потерпевший, находясь в длительной командировке, не мог посещать судебные заседания. Однако его показания не обвиняют в совершении преступления заявителя, а направлены против его сообвиняемого, и они не являются единственным доказательством, на котором суд Российской Федерации основывал свои решения. Более того, эти показания были получены на стадии предварительного расследования и зачитаны в ходе судебного разбирательства, что соответствует процессуальным нормам.

Следовательно, жалоба в этой части явно необоснована и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

Что касается жалобы заявителя на неправильные выводы, сделанные судом Российской Федерации и его жалобы по вопросу допустимости доказательств, то Европейский Суд напоминает, что в его обязанности не входит рассмотрение предполагаемых ошибок факта и права, допущенных внутригосударственными органами правосудия, и что обычно оценка доказательств и применение внутригосударственного законодательства относятся к компетенции внутригосударственных судов. Задачей Европейского Суда является установление того, было ли судебное разбирательство в целом справедливым (см., inter alia, Постановление Европейского Суда по делу "Бернар против Франции" (Bernard v. France) от 23 апреля 1998 г., Reports of Judgments and Decisions, 1998-II, §37). В деле заявителя нет признаков и каких-либо убедительных доводов в пользу того, что суды Российской Федерации по своему усмотрению принимали или отклоняли доказательства или что они давали неадекватную оценку определенным доказательствам.

Таким образом, эта часть жалобы явно необоснована и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

3. Ссылаясь на подпункт "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции, заявитель жаловался на то, что суд отказался удовлетворить его ходатайство в вызове понятых, присутствовавших при его досмотре.

Подпункт "d" пункта 3 статьи 6 Конвенции гласит:


"...Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

допрашивать показывающих против него свидетелей и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него..."


Европейский Суд напоминает, что оценка доказательств, а также определение относимости тех или иных доказательств, на приобщении которых настаивает подсудимый, относятся к компетенции внутригосударственных судов (см. Постановление Европейского Суда по делу "Видаль против Бельгии" (Vidal v. Belgium) от 22 апреля 1992 г., Series A, N 235-B, pp. 32-33, §33). В настоящем деле суд Российской Федерации тщательно рассмотрел ходатайства заявителя и пришел к выводу, что вызов этих свидетелей был не обязателен. Это было обоснованное решение: суд указал, что заявитель не оспаривал законность досмотра, когда он проводился, что понятым были разъяснены их права и что когда они подписывали протокол досмотра, они не сделали ни одной записи о нарушениях, допущенных в период его проведения. Это решение суда Российской Федерации не выглядит спорным или необоснованным.

Следовательно, жалоба в этой части явно необоснована и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

4. Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявитель жалуется на ошибочные решения суда Российской Федерации в его гражданском судопроизводстве и на проведение судебных заседаний судами двух инстанций in absentia, что нарушило принцип равенства сторон и общую справедливость судебного разбирательства, в котором он являлся стороной.

Пункт 1 статьи 6 Конвенции в соответствующей части гласит:


"Каждый при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом..."


Европейский Суд считает, что на основании материалов дела он не может определить приемлемость этой части жалобы, поэтому необходимо в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 правила 54 Регламента Суда уведомить об этой части жалобы власти Российской Федерации.


На этих основаниях Суд единогласно:


решил отложить рассмотрение жалоб заявителя по поводу гражданского судопроизводства в обеих инстанциях;

объявил неприемлемой остальную часть жалобы заявителя.


Заместитель Секретарь Секции Суда

Сантьяго Кесада


Председатель Палаты

Христос Розакис



Частичное решение Европейского Суда по правам человека от 2 марта 2006 г. по вопросу приемлемости жалобы N 18792/03 "Александр Купряков (Aleksandr Kupryakov) против Российской Федерации" (Первая секция)


Текст частичного решения опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 6/2007.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение