Постановление Европейского Суда по правам человека от 2 ноября 2006 г. Дело "Комарова (Komarova) против Российской Федерации" (жалоба N 19126/02) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Комарова (Komarova) против Российской Федерации"
(Жалоба N 19126/02)


Постановление Суда


Страсбург, 2 ноября 2006 г.


По делу "Комарова против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукайдеса,

Ф. Тюлькенс,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева, судей,

а также при участии C. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 12 октября 2006 г. за закрытыми дверями,

вынес в указанный день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 19126/02, поданной в Европейский Суд по правам человека против Российской Федерации гражданкой Российской Федерации Комаровой Надеждой Николаевной (далее - заявительница) 10 апреля 2002 г. в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. В Европейском Суде интересы заявительницы представляла Беляева-Бурмистрова Е.О., адвокат, практикующая в г. Ярославле. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 1 марта 2005 г. Европейский Суд официально коммуницировал властям Российской Федерации часть жалобы, касающуюся длительности судебного разбирательства. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил одновременно рассмотреть жалобу по существу и по вопросу приемлемости.


Факты


I. Обстоятельства дела


4. Заявительница, 1974 года рождения, проживает в г. Ярославле.

5. С 1991 по 1998 год заявительница работала главным бухгалтером совместного предприятия "Гатчина".


1. Предварительное следствие


(а) Возбуждение уголовного дела


6. 2 июля 1998 г. следователь Заволжского районного отдела внутренних дел г. Ярославля возбудил уголовное дело по подозрению* (* Так в тексте (прим. переводчика).) в хищении активов предприятия некоторыми его работниками.

7. 22 июля 1998 г. был проведен первый допрос заявительницы в присутствии ее адвоката.

8. Обвинение было предъявлено заявительнице 24 июля 1998 г.


(b) Содержание заявительницы под стражей и предварительное следствие


9. 22 июля 1998 г. в отношении заявительницы была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

10. 24 и 31 июля 1998 г. следователь допрашивал заявительницу.


i. Жалобы заявительницы относительно содержания ее под стражей


11. Неоднократные жалобы заявительницы относительно содержания ее под стражей были отклонены постановлениями Фрунзенского районного суда г. Ярославля от 10 ноября 1998 г. и 13 января 1999 г. Постановление от 10 ноября 1998 г. было оставлено без изменения определением судебной коллегии по уголовным делам Ярославского областного суда от 8 декабря 1998 г.

12. 22 июня 1999 г. заявительницы была освобождена из-под стражи на том основании, что следственные действия были завершены, а также в связи с состоянием ее здоровья. Следователь применил к заявительнице меру пресечения в виде подписки о невыезде.


ii. Медицинское обследование заявительницы


13. По-видимому, во время пребывания под стражей заявительница также часто подавала жалобы о том, что она не может содержаться под стражей по медицинским показаниям. Постановлениями от 14 октября 1998 г. и 1 июня 1999 г. следователь дважды назначал медицинские экспертизы состояния здоровья заявительницы.

14. Экспертизы были проведены с 23 октября по 11 ноября 1998 г. и с 7 июня по 1 июля 1999 г. соответственно, и по их результатам состояние здоровья заявительницы было признано удовлетворительным.


iii. Второе уголовное дело в отношении заявительницы


15. 13 января 1999 г. следователь возбудил новое уголовное дело в отношении заявительницы, на этот раз по подозрению в мошенничестве. Два уголовных дела были соединены в одно производство.


iv. Доступ заявительницы к материалам уголовного дела


16. Власти Российской Федерации утверждают, что с 1 июля 1999 г. по 29 марта 2000 г. заявительница имела доступ к материалам дела и восемь раз воспользовалась такой возможностью.

17. Постановлением от 29 марта 2000 г. производство по уголовному делу заявительницы было приостановлено в связи с состоянием здоровья Комаровой Н.Н. Заявительница находилась на стационарном лечении в больнице.

18. 17 июля 2000 г. производство по делу было возобновлено. На протяжении следующего месяца следователь предъявил аналогичное обвинение еще двум лицам и вынес постановление о медицинской экспертизе состояния здоровья заявительницы.

19. С 15 августа 2000 г. заявительница и другие обвиняемые повторно получили доступ к материалам дела. По-видимому, другие обвиняемые и адвокат заявительницы завершили ознакомление с материалами дела к 20 и 27 ноября 2000 г. соответственно.

20. Заявительница находилась на стационарном лечении с 16 августа по 1 сентября 2000 г. и начала знакомиться с материалами дела только 9 октября 2000 г. 

21. 27 ноября 2000 г. следователь, опасаясь, что заявительница может затянуть производство по делу, установил срок для ознакомления с материалами дела - до 27 декабря 2000 г. 

22. В январе 2001 г. срок был продлен до 24 февраля 2001 г.


(с) Завершение предварительного следствия


23. 28 февраля 2001 г. было завершено предварительное расследование по уголовному делу в отношении заявительницы, составлено обвинительное заключение, которые подписано прокурором. Заявительнице и еще двоим обвиняемым было предъявлено обвинение в совершении мошенничества.

24. 1 марта 2001 г. материалы уголовного дела в отношении заявительницы и других обвиняемых были переданы в Заволжский районный суд г. Ярославля для рассмотрения по существу.


2. Рассмотрение дела судом первой инстанции


25. 26 апреля 2001 г. заявительница представила в Заволжский районный суд г. Ярославля ряд документов, которые, предположительно, подтверждали ее невиновность. В ответ и по ходатайству прокурора Заволжский районный суд г. Ярославля назначил в Российском федеральном центре судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации экспертизу подлинности представленных документов. Заволжский районный суд г. Ярославля также приостановил производство по делу до получения результатов экспертизы.

26. 27 июня 2001 г. указанный центр сообщил о невозможности проведения экспертизы, запрошенной судом.

27. 23 августа 2001 г. Заволжский районный суд г. Ярославля определил провести экспертизу в Северо-Западном региональном центре судебных экспертиз в г. Санкт-Петербурге. Однако 21 декабря 2001 г. указанный центр вернул определение Заволжского районного суда г. Ярославля без исполнения, поскольку в связи с неисправностью оборудования экспертиза не могла быть проведена.

28. После согласования с адвокатами подсудимых судебное заседание было назначено на 20 мая 2002 г. По-видимому, 20 мая 2002 г. судебное заседание не состоялось и было отложено на 14 августа 2002 г., а затем на 27 ноября 2002 г.

29. 27 ноября 2002 г. судебное разбирательство было продолжено.

30. Определением Заволжского районного суда г. Ярославля от 6 декабря 2002 г., вынесенным по ходатайству прокурора, суд повторно назначил экспертизу. Однако 6 мая 2003 г. центр известил Заволжский районный суд г. Ярославля о невозможности проведения экспертизы. Заявительница утверждает, что центр не смог провести экспертизу, поскольку суд не представил в центр вовремя соответствующие документы.

31. 31 июля 2003 г. Заволжский районный суд г. Ярославля в третий раз назначил проведение экспертизы центром. 27 ноября 2003 г. центр сообщил о принятии запроса к исполнению, однако запросил дополнительные данные. По-видимому* (* Так в тексте (прим. переводчика).), эта информация была представлена центру.

32. 30 июля 2004 г. суд получил экспертное заключение и назначил судебное заседание на 30 ноября 2004 г. В этот день судебное заседание не состоялось из-за занятости судьи в другом процессе. Судебное заседание было отложено на 6 декабря 2004 г. 6, 7 и 9 декабря 2004 г. судебное заседание откладывалось в связи с неявкой адвоката одного из подсудимых.

33. Судебное заседание продолжалось с 9 по 15 декабря 2004 г., а затем было приостановлено в связи с болезнью одного из народных заседателей. Судебное заседание было возобновлено 12 января 2005 г. и продолжалось с перерывами до 25 февраля 2005 г., когда вновь было отложено на 14 марта 2005 г. в связи с болезнью адвоката одного из подсудимых, а потом - на 14 апреля 2005 г. в связи с занятостью адвокатов подсудимых в других процессах.

ГАРАНТ:

Нумерация параграфов приводится в соответствии с источником


35. 19 апреля 2005 г. судебное заседание отложено в связи с необходимостью обеспечения принудительной явки свидетелей.

36. 22 апреля 2005 г. судебное заседание отложено по ходатайству заявительницы о вызове дополнительного свидетеля. 25, 27 и 28 апреля 2005 г. судебное заседание не состоялось в связи с неявкой адвоката заявительницы и еще одного подсудимого.

37. 3 и 11 мая 2005 г. прокурор ходатайствовал об отложении судебного заседания в связи с подготовкой к судебным прениям. Ходатайства были удовлетворены.

38. 20 мая 2005 г. судебное заседание отложено по ходатайству заявительницы до выздоровления ее адвоката.

39. По-видимому, приговором от 28 июля 2005 г. Заволжский районный суд г. Ярославля признал заявительницу виновной в предъявленном ей обвинении.


3. Кассационное судебное разбирательство


40. Приговор был отменен судебной коллегией по уголовным делам Ярославского областного суда 28 октября 2005 г. Дело было передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

41. По-видимому, до настоящего времени дело рассматривается по существу.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции


42. Заявительница утверждала, что длительность производства по ее уголовному делу не соответствовала требованию "разумного срока", установленному пунктом 1 статьи 6 Конвенции, в котором закреплено следующее:


"Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на... разбирательство дела в разумный срок... судом...".


43. Власти Российской Федерации не согласились с этим утверждением и полагали, что производство по делу не противоречило требованию "разумного срока", установленному статьей 6 Конвенции.

44. Заявительница настаивала на своей жалобе.

45. Подлежащий рассмотрению период начался 24 июля 1998 г., когда следователь возбудил уголовное дело в отношении заявительницы (см. среди других примеров Постановление Европейского Суда по делу "Калашников против Российской Федерации", жалоба N 47095/99, ECHR 2002-VI, §124), и в настоящее время еще не завершился, поскольку дело рассматривается судами Российской Федерации.

46. Следовательно, рассматриваемый период длится по состоянию на настоящий момент более восьми лет и двух месяцев.


А. Приемлемость


47. Европейский Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Не является она неприемлемой и по другим основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой для рассмотрения по существу.


В. Суть жалобы


48. Европейский Суд повторяет, что разумность срока производства по делу должна оцениваться в свете обстоятельств дела и со ссылкой на следующие критерии: сложность дела, поведение заявителя и поведение соответствующих властей (см. среди других примеров Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Пелисье и Сасси против Франции" (PJlissier and Sassi v. France), жалоба N 25444/94, ECHR 1999-II, §67, и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, ECHR 2002-VII, §43).

49. Европейский Суд отмечает, что дело имело некоторую степень сложности, поскольку касалось обвинения в растрате и мошенничестве, предположительно совершенных группой лиц, включая заявительницу и еще двух человек. Однако, по мнению Европейского Суда, сложность дела сама по себе не являлась достаточной, чтобы оправдать длительность производства по нему.

50. Также [из обстоятельств дела] не следует, что поведением заявительницы срок производства по делу был бы существенно затянут или что на протяжении производства по делу заявительница вышла бы за пределы предусмотренной законом защиты или подавала бы следователю или судье произвольные жалобы или необоснованные ходатайства. В любом случае Европейский Суд повторяет, что статья 6 Конвенции не требует от лица, обвиняемого в совершении уголовного преступления, активно сотрудничать с судебными властями. В частности, заявителей нельзя винить за то, что они в полном объеме пользуются представляемыми средствами правовой защиты, предлагаемыми национальным законодательством (см. Постановление Европейского Суда по делу "Ягчи и Саргын против Турции" (Yagci and Sargin v. Turkey) от 8 июня 1995 г., Series A, N 319-А, §66).

51. С другой стороны, Европейский Суд полагает, что многие задержки в производстве по делу были вызваны действиями властей или, скорее, их бездействием. В связи с этим Европейский Суд напоминает, что на протяжении 11 месяцев заявительница содержалась под стражей - обстоятельство, которое требовало особого усердия от рассматривавших дело судов, чтобы произвести отправление правосудия в сжатые сроки (см. упомянутое выше Постановление Европейского Суда по делу "Калашников против Российской Федерации", §132). Кроме того, власти Российской Федерации не представили информацию в движении по делу с 31 июля по 14 октября 1998 г. и с 13 января по 7 июня 1999 г., то есть о периоде длительностью семь месяцев и семь дней.

52. Дальнейшие задержки в производстве по делу были обусловлены неоднократными определениями суда о проведении судебной экспертизы в Северо-Западном региональном центре судебных экспертиз. Европейский Суд полагает, и власти Российской Федерации это не оспаривают, что причиной отказа центра выполнить запрос суда от 6 декабря 2002 г. был тот факт, что суд сам не представил центру необходимых материалов. Таким образом, получившаяся задержка продолжительностью почти два года и 11 месяцев - с 23 августа 2001 г., когда центру было впервые поручено проведение экспертизы, по 30 июля 2004 г., когда суд первой инстанции получил экспертное заключение, - обусловлена действиями национальных властей. Кроме того, Европейский Суд не усматривает убедительных объяснений в доводах властей Российской Федерации о задержке в производстве по делу на четыре месяца и семь дней - с 30 июля по 6 декабря 2004 г. В заключение Европейский Суд отмечает, что после почти восьми лет разбирательства по делу с участием органов следствия и судов Российской Федерации двух инстанций в настоящий момент данное дело все еще рассматривается судами Российской Федерации по существу.

53. Учитывая изложенное, Европейский Суд полагает, что длительность производства по настоящему делу не отвечает требованию "разумного срока". Следовательно, она противоречит пункту 1 статьи 6 Конвенции.


II. Предполагаемые нарушения иных положений Конвенции


54. Заявительница также утверждала, что производство по ее уголовному делу было несправедливым. Кроме того, по ее мнению, условия содержания ее под стражей в рамках избранной меры пресечения противоречили статье 3 Конвенции, что содержание ее под стражей само по себе не соответствовало требованиям статьи 5 Конвенции и что мера пресечения в виде подписки о невыезде была применена к ней в произвольном порядке и неоправдана.

55. В части, касающейся недовольства заявительницы уголовным делом в ее отношении, жалоба является преждевременной, поскольку уголовное дело все еще рассматривается национальными судами. Относительно условий содержания под стражей и жалобы на незаконность содержания под стражей Европейский Суд напоминает, что заявительница была освобождена из-под стражи 22 июня 1999 г., в то время как настоящая жалобы была подана 10 апреля 2002 г., то есть более чем шесть месяцев спустя. Следовательно, эти жалобы были поданы с нарушением срока.

В заключение относительно примененной к заявительнице меры пресечения в виде подписки о невыезде Европейский Суд напоминает, что само по себе не оспаривается, что государство может применять различные меры пресечения, ограничивающие свободу обвиняемого, включая лишение свободы, в целях обеспечения эффективного производства по уголовному делу. По мнению Европейского Суда, подписка о невыезде является минимальным ограничением свободы (см., mutatis mutandis, решение Европейского Суда о приемлемости по делу "Надь против Венгрии" (Nagy v. Hungary) от 6 июля 2004 г., жалоба N 6437/02). Поскольку [из материалов дела] не следует, что заявительница пыталась покинуть место жительства, но ей в этом было бы отказано (см. Постановление Европейского Суда по делу "Федоров и Федорова против Российской Федерации" от 13 октября 2005 г., жалоба N 31008/02, §44-46), или что общий срок применения этой меры пресечения - по состоянию на настоящий момент - семь лет и два месяца - был неоправданно длительным (см., для сравнения, Постановление Европейского Суда по делу "Луордо против Италии" (Luordo v. Italy), жалоба N 32190/96; ECHR 2003-IX, §96, Постановление Европейского Суда по делу "Гоффи против Италии" (Goffi v. Italy) от 24 марта 2005 г., жалоба N 55984/00, §20, и Постановление Европейского Суда по делу "Бассани против Италии" (Bassani v. Italy) от 11 декабря 2003 г., жалоба N 47778/99, §24), Европейский Суд не может прийти к выводу, что рассматриваемая мера пресечения применена произвольно или иным образом непропорционально.

56. Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Соответственно, она должна быть отклонена на основании пункта 4 статьи 35 Конвенции.


III. Применение статьи 41 Конвенции


57. В статье 41 Конвенции закреплено:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Материальный ущерб и моральный вред


58. Заявительница требовала 5 000 000 евро в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда.

59. Власти Российской Федерации посчитали эти требования чрезмерными.

60. Европейский Суд не усматривает причинно-следственной связи между установленным нарушением и требуемой суммой компенсации материального ущерба. Поэтому он отклоняет данное требование. Однако, исходя из принципа справедливости, Европейский Суд присуждает заявительнице 4 200 евро в качестве компенсации морального вреда плюс налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы.


В. Судебные расходы и издержки


61. Заявительница не требовала компенсации судебных расходов и издержек, понесенных в национальных судах или в Европейском Суде. Следовательно, Европейский Суд не присуждает компенсацию по данному пункту.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


62. Европейский Суд счел, что процентная ставка за просрочку платежа должна быть установлена в размере предельной годовой ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих основаниях суд единогласно:


1) объявил жалобу на чрезмерную длительность производства по уголовному делу приемлемой, а остальную часть жалобы - неприемлемой для рассмотрения по существу;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил:

а) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявительнице 4 200 (четыре тысячи двести) евро в качестве компенсации морального вреда, переведенных в российские рубли по курсу, установленному на день выплаты, плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы;

b) что с даты истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты проценты подлежат начислению на эти суммы в размере, равном предельной годовой ставке Европейского центрального банка плюс три процента;

4) отклонил остальные требования заявительницы о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 2 ноября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис


Постановление Европейского Суда по правам человека от 2 ноября 2006 г. Дело "Комарова (Komarova) против Российской Федерации" (жалоба N 19126/02) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 7/2007


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение