Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 октября 2006 г. Дело "Шеломков (Shelomkov) против Российской Федерации" (жалоба N 36219/02) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Шеломков (Shelomkov) против Российской Федерации"
(Жалоба N 36219/02)


Постановление Суда


Страсбург, 5 октября 2006 г.


По делу "Шеломков против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

X.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукайдеса,

Ф. Тюлькенс,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 14 сентября 2006 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 36219/02), поданной 31 августа 2002 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданином России Александром Игоревичем Шеломковым (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявитель жаловался, в частности, на то, что длительность судебного разбирательства по спору, по которому он был стороной, была чрезмерной.

4. 13 мая 2005 г. Европейский Суд решил коммуницировать жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

5. Заявитель и власти Российской Федерации представили свои комментарии по вопросу приемлемости и по существу жалобы, а также позиции по вопросу "справедливой компенсации". Проведя консультации со сторонами, Европейский Суд принял решение о том, что необходимость в проведении слушаний по данному делу отсутствует (пункт 3 in fine правила 59 Регламента Суда).


Факты


Обстоятельства дела


6. Заявитель родился в 1961 году и проживает в г. Москве.


А. Судебное разбирательство по вопросу увольнения заявителя в 1995 году


7. В мае 1995 года заявитель был уволен с должности музыкального оформителя из школы, являющейся муниципальным учреждением. 11 августа 1995 г. заявитель обжаловал свое увольнение в Бутырский районный суд г. Москвы. Он также предъявил требование к Управлению культуры Северо-Восточного административного округа г. Москвы о выплате ему невыплаченной заработной платы и о компенсации морального вреда.

8. 4 июня 1996 г. Бутырский районный суд г. Москвы своим решением оставил без удовлетворения иск заявителя относительно его восстановления на работе как необоснованный и постановил, что часть иска заявителя о выплате невыплаченной заработной платы должна рассматриваться в отдельном производстве. Данное судебное решение вступило в силу 14 августа 1996 г., когда судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда оставила его без изменения.

9. 20 марта 1997 г. президиум Московского городского суда отменил в порядке надзора судебные решения от 4 июня и 14 августа 1996 г. и направил дело на новое рассмотрение в Бутырский районный суд г. Москвы.

10. В период с мая по октябрь 1998 года Бутырский районный суд г. Москвы назначил шесть судебных заседаний, из которых два были перенесены по ходатайству заявителя, а три - по причине неявки ответчика.

11. 22 октября 1998 г. Бутырский районный суд г. Москвы оставил без удовлетворения иск заявителя. Данное судебное решение было отменено судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда 16 декабря 1998 г. Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

12. 9 сентября 1999 г. дело было передано на рассмотрение другому судье Бутырского районного суда г. Москвы. Судебное заседание было им назначено на 12 октября 1999 г.

13. Из шести судебных заседаний, назначенных в период с 12 октября 1999 г. по 4 апреля 2000 г., три судебных заседания были перенесены по причине неявки ответчика или заявленного им ходатайства о переносе судебного заседания, а два - в целях предоставления сторонам возможности представить дополнительные доказательства.

14. 4 апреля 2000 г. Бутырский районный суд г. Москвы частично удовлетворил иск заявителя. Суд постановил, что заявитель должен быть восстановлен на работе, и присудил ему сумму в размере 20 201 рубля 98 копеек в качестве возмещения невыплаченной заработной платы и 300 рублей в качестве компенсации морального вреда. В этот же день Бутырский районный суд г. Москвы своим определением решил, что часть иска по вопросу исчисления заработной платы должна быть рассмотрена в отдельном производстве.

15. Судебное решение от 4 апреля 2000 г. было оставлено без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда 20 июня 2000 г.

16. 28 сентября 2000 г. президиум Московского городского суда, рассмотрев дело в порядке надзора, отменил судебные решения от 4 апреля и 20 июня 2000 г. в части, касающейся взыскания невыплаченной заработной платы, и направил дело на новое рассмотрение.

17. Как представляется, Бутырский районный суд г. Москвы получил материалы дела 15 февраля 2001 г. и назначил судебное заседание на 6 марта 2001 г.

18. В период с 6 марта 2001 г. по 11 января 2002 г. Бутырский районный суд г. Москвы назначил семь судебных заседаний, из которых четыре были перенесены по причине неявки ответчика или его ходатайств о переносе судебных заседаний, одно - по причине неявки сторон и два - по причине изменения заявителем его исковых требований.

19. В период с 11 января по 18 марта 2002 г. судебных заседаний не проводилось, поскольку судья принимал участие в другом судебном разбирательстве.

20. Из трех судебных заседаний, назначенных в период с 18 марта по 30 апреля 2002 г., одно было перенесено по ходатайству ответчика и еще одно - по причине неявки сторон.

21. 30 апреля 2002 г. Бутырский районный суд г. Москвы удовлетворил иск заявителя о взыскании невыплаченной заработной платы и компенсации морального вреда. Данное судебное решение было отменено судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда 30 июля 2002 г. Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.


В. Судебное разбирательство по вопросу об увольнении заявителя в 2000 году


22. 4 апреля 2000 г. заявитель был восстановлен на работе. Однако на следующий день работодатель заявителя уведомил его о том, что 6 июня 2000 г. последний будет уволен. Заявитель обжаловал свое увольнение в судебном порядке.

23. 23 октября 2000 г. дело было передано на рассмотрение судье суда, и первое судебное заседание было назначено на 22 ноября 2000 г. Из 15 судебных заседаний, назначенных в период с 22 ноября 2000 г. по 24 мая 2002 г., шесть судебных заседаний были перенесены по причине неявки сторон, три были отложены в целях получения дополнительных доказательств, три - по причине неявки ответчика и одно - по причине пожара в здании суда.

24. 24 мая 2002 г. Бутырский районный суд г. Москвы установил, что увольнение заявителя в 2000 году было незаконным, и присудил ему возмещение невыплаченной заработной платы и компенсацию морального вреда.

25. 14 ноября 2002 г. судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда отменила судебное решение от 24 мая 2002 г. в части, касающейся возмещения невыплаченной заработной платы, и направила дело в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции, в то время как остальную часть решения оставила без изменения.


С. Объединенное судебное разбирательство


26. 26 ноября 2002 г. Бутырский районный суд г. Москвы объединил два дела по вопросу увольнения заявителя в 1995 и 2000 годах в одно производство.

27. 18 декабря 2002 г. Бутырский районный суд г. Москвы частично удовлетворил иск заявителя и присудил ему сумму в размере 45 648 рублей 14 копеек, подлежащую взысканию с Управления культуры Северо-Восточного административного округа г. Москвы. Данное судебное решение было оставлено без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда 24 марта 2003 г.

28. На основании данного судебного решения было возбуждено исполнительное производство, и 21 июля 2003 г. Управление культуры Северо-Восточного административного округа г. Москвы перевело сумму в размере 45 648 рублей 14 копеек на депозитный счет нотариуса. Заявителю было предложено получить денежную сумму.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с чрезмерной длительностью судебного разбирательства


29. Заявитель жаловался на то, что длительность судебного разбирательства по его делу была несовместимой с требованием "разумного срока", установленного в пункте 1 статьи 6 Конвенции, который в части, применимой к настоящему делу, гласит:


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... разбирательство дела в разумный срок... судом...".


А. Приемлемость


30. Власти Российской Федерации полагали, что жалоба заявителя на длительность судебного разбирательства является неприемлемой в соответствии с пунктом 3 статьи 35 Конвенции. Относительно рассматриваемого периода власти Российской Федерации утверждали, что данный период начался 5 мая 1998 г. и закончился в декабре 2002 года в отношении одного искового требования заявителя и в марте 2003 года в отношении остальной части его исковых требований.

31. Заявитель не согласился с мнением властей Российской Федерации. Он на-стаивал на том, что возбудил судебное разбирательство в августе 1995 года. По его мнению, длительность исполнения судебного решения также должна быть включена в общий срок судебного разбирательства. Таким образом, судебное разбирательство все еще продолжалось, поскольку судебное решение от 18 декабря 2002 г., оставленное без изменения судом кассационной инстанции 24 марта 2003 г., оставалось неисполненным.

32. Европейский Суд установил, что период, который необходимо принимать во внимание, начался 5 мая 1998 г., когда Конвенция вступила в силу в отношении России. Тем не менее при оценке разумности срока судебного разбирательства, имевшего место после этой даты, может приниматься во внимание состояние судебного разбирательства к этому моменту.

33. В целях определения того, когда рассматриваемый период времени закончился, Европейский Суд напомнил, что период времени, в который имело место исполнительное производство, должен рассматриваться как неотъемлемая часть "судебного разбирательства" по смыслу статьи 6 Конвенции и должен быть включен в общую длительность судебного разбирательства, поскольку на государстве лежала обязанность по исполнению судебного решения, вынесенного в пользу заявителя (см. Постановление Европейского Суда по делу "Соколов против Российской Федерации" (Sokolov v. Russia) от 22 сентября 2005 г., жалоба N 3734/02, §32). Европейский Суд установил, что 24 марта 2003 г. Московский городской суд вынес окончательное решение по делу, на основании которого государственный орган - Управление культуры Северо-Западного административного округа г. Москвы - должен был выплатить заявителю определенную денежную сумму.

21 июля 2003 г. эта сумма была перечислена на депозитный счет у нотариуса, и заявитель имел возможность ее получить. Европейский Суд придерживается мнения, что период с 5 мая 1998 г. по 21 июля 2003 г. должен рассматриваться целиком. Таким образом, он длился пять лет и три месяца.

34. Европейский Суд отметил, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее он отметил, что не является она неприемлемой и по каким-либо иным основаниям. Таким образом, данная часть жалобы должна быть объявлена приемлемой.


В. По существу


35. Власти Российской Федерации утверждали, что задержки при рассмотрении иска заявителя были вызваны тем фактом, что стороны активно использовали свои процессуальные права, в том числе право на получение и представление доказательств, оспаривание состава суда, изменение исковых требований и т.д. Как минимум 35 судебных заседаний было перенесено по причине неявки сторон, из которых заявитель не явился на шесть.

36. Заявитель не согласился с тем, что задержки при рассмотрении дела были вызваны неявкой ответчика. Бутырский районный суд г. Москвы не предпринимал никаких мер, чтобы дисциплинировать ответчика - государственный орган. Заявитель настаивал на том, что не являлся на судебные заседания по причине болезни и что его неявки не повлекли существенных задержек в разбирательстве по делу. Ему нельзя ставить в вину изменение исковых требований и заявление ходатайств в Бутырский районный суд г. Москвы о совершении некоторых процессуальных действий, поскольку эти ходатайства были отклонены или оставлены без рассмотрения. Заявитель утверждал, что Европейский Суд должен принять во внимание, что его спор касался вопросов трудовых отношений, требовал особого усердия при рассмотрении и что к 5 мая 1998 г. национальные суды уже рассматривали дело на протяжении почти трех лет.

37. Европейский Суд напомнил, что разумность срока судебного разбирательства должна рассматриваться в свете обстоятельств дела и с учетом следующих критериев: сложности дела, поведения заявителя и соответствующих органов власти и важности рассматриваемого в рамках дела вопроса для заявителя (см., среди прочих прецедентов, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, ECHR 2000-VII, §43).

38. Европейский Суд отметил, что стороны не оспаривали, что рассматриваемое дело являлось сложным. Соответственно, Европейский Суд не видит причин считать по-иному.

39. Относительно действий заявителя власти Российской Федерации утверждали, что заявитель сам несет ответственность за задержки в судебном разбирательстве, изменяя свои исковые требования, заявляя дополнительные доказательства и знакомясь с материалами дела. В связи с этим Европейский Суд напомнил, что заявителю нельзя ставить в вину использование всех выгод средств, предоставляемых ему национальным законодательством при защите своих интересов (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Ягчи и Саргин против Турции" (Yagci and Sargin v. Turkey) от 8 июня 1995 г., Series А, N 319-А, §66).

40. Однако Европейский Суд счел, что заявитель повлиял на затягивание судебного разбирательства посредством своих неявок на судебные заседания. Как следует из списка судебных заседаний, приложенных к меморандуму властей Российской Федерации, заявитель не явился на шесть судебных заседаний, хотя ответчик на них являлся. Общая длительность задержки, возникшей в связи с этим, составляет примерно четыре месяца.

41. Относительно действий властей Европейский Суд счел, что общий период, за который власти несут ответственность, за вычетом срока задержки, вызванной действиями заявителя, составляет примерно четыре года и одиннадцать месяцев, подпадающих под компетенцию Европейского Суда ratione temporis.

42. Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации не представили каких-либо убедительных пояснений значительным периодам бездействия, за которые национальные власти несут ответственность. Общая длительность задержки, вызванная участием судьи в других судебных разбирательствах, запоздалой передачей ему дела и пересылкой материалов дела (см. выше §§11-12, 16-17, 19 и 22-23), составляет примерно 17 месяцев. Европейский Суд также отметил, что Бутырскому районному суду г. Москвы обычно требовалось до трех месяцев, чтобы назначить судебное заседание. Европейский Суд счел странным, что по делу, которое не было слишком сложным, такое большое количество судебных заседаний было перенесено в целях получения дополнительных доказательств (см. для сравнения Постановление Европейского Суда по делу "Ди Педе против Италии" (Di Pede v. Italy) от 26 сентября 1996 г., Reports of Judgments and Decisions 1996-IV).

43. Более того, Европейский Суд отметил, что действия ответчика - государственного органа - являлись одной из причин затягивания судебного разбирательства. Европейский Суд напомнил, что задержка произошла по причине неявки ответчика как минимум на 20 судебных заседаний, и вина за непринятие национальными судами адекватных мер для обеспечения явки ответчика лежит на государстве (см. для сравнения упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Соколов против Российской Федерации", §40).

44. Наконец, Европейский Суд напомнил, что трудовые споры обычно требуют особого усердия со стороны национальных судов (см. Постановление Европейского Суда по делу "Руотоло против Италии" (Ruotolo v. Italy) от 27 февраля 1992 г., Series А, N 230-D, р. 39, §17). Принимая во внимание общую длительность судебного разбирательства и важность его исхода для заявителя, Европейский Суд пришел к выводу о том, что в настоящем деле длительность судебного разбирательства была чрезмерной и не соответствовала требованию "разумного срока". Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции относительно несправедливости судебного разбирательства


45. Заявитель жаловался, ссылаясь на статью 6 Конвенции, на то, что судебное разбирательство было несправедливым, поскольку суды совершили серьезные ошибки при установлении фактов и неверно дали оценку доказательствам.

46. В связи с этим Европейский Суд напомнил, что он не является судом для обжалования решений национальных судов и что, как правило, именно национальные суды должны оценивать предоставляемые ему доказательства. Задачей Европейского Суда в соответствии с Конвенцией является оценка того, было ли судебное разбирательство в целом справедливым (см., среди прочих прецедентов, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Гарсиа Руис против Испании" (Garcia Ruiz v. Spain), жалоба N 30544/96, ECHR 1999-I, §§28 и 29). На основании полученных материалов Европейский Суд отметил, что в рамках гражданского судебного разбирательства заявитель имел возможность представить любые необходимые доводы в защиту своих интересов, а судебные власти дали этим доказательствам должную оценку. Требования заявителя были рассмотрены судами трех инстанций и частично были удовлетворены. Решения национальных судов не представляются необоснованными или произвольными.

47. Следовательно, данная часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


III. Иные предполагаемые нарушения Конвенциии


48. Наконец, заявитель жаловался, ссылаясь на статью 11 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, на то, что профессиональные союзы не защищали его права, что судебное решение от 18 декабря 2002 г. остается неисполненным и что заявитель не мог получить задолженность по заработной плате по той причине, что судебное разбирательство по делу было чрезмерно длительным. Однако, принимая во внимание все представленные ему материалы, Европейский Суд счел, что данная часть жалобы не раскрывает каких-либо признаков нарушения прав и свобод, закрепленных в Конвенции и Протоколах к ней. Следовательно, данная часть жалобы должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


IV. Применение статьи 41 Конвенции


49. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


50. Заявитель потребовал присудить ему сумму в размере 3 350 576 рублей в качестве компенсации материального ущерба, представляющую собой задолженность по заработной плате, которую заявитель не получил в связи с чрезмерной длительностью судебного разбирательства по его делу. Он также потребовал сумму в размере 28 650 000 рублей в качестве компенсации морального вреда.

51. Власти Российской Федерации не согласились с этими требованиями. Они утверждали, что отсутствует причинно-следственная связь между предполагаемым нарушением и требуемой заявителем компенсацией материального ущерба. В любом случае суммы, требуемые заявителем в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда, чрезмерны и не обоснованы.

52. Европейский Суд не усмотрел причинно-следственной связи между установленным нарушением и предполагаемым материальным ущербом; таким образом, он отклонил это требование. Вместе с тем Европейский Суд согласился с тем, что заявителю причинен моральный вред. Исходя из принципа справедливости, принимая во внимание сущность спора и важность его для заявителя, Европейский Суд присудил заявителю 4400 евро в качестве компенсации морального вреда плюс сумму любых налогов, которые могут быть установлены к этой сумме.


В. Судебные расходы и издержки


53. Заявитель также потребовал присудить ему 15 611 рублей 79 копеек в качестве компенсации судебных расходов и издержек. Эти расходы включают в себя 1948 рублей 56 копеек на почтовые услуги, 10 993 рубля 91 копейку на покупку и поддержание в рабочем состоянии факса, сканера и копировального аппарата, а также использование Интернета, 1025 рублей 92 копейки на канцелярские товары и 1643 рубля 40 копеек в качестве гонорара, выплаченного адвокату за представление интересов заявителя в не связанном с настоящим делом судебном разбирательстве, и за нотариальные услуги по заверению доверенностей.

54. Власти Российской Федерации отметили, что заявителю может быть присуждена сумма лишь в размере 1948 рублей 56 копеек, поскольку эти расходы были действительно понесены.

55. Согласно прецедентной практике Европейского Суда заявитель имеет право на компенсацию его судебных расходов и издержек, только если будет показано, что они были действительными и понесены ввиду необходимости, а также были разумными в своем размере. Европейский Суд установил, что некоторые расходы, заявленные заявителем, были понесены не в связи с рассматриваемым национальным судебным разбирательством и процедурами в г. Страсбурге. Таким образом, он отклонил требование заявителя о компенсации расходов на услуги адвоката и нотариуса. Относительно остальных требований заявителя Европейский Суд признал, что заявитель понес некоторые расходы. Однако Европейский Суд счел, что требуемые суммы чрезмерны. С учетом представленной ему информации Европейский Суд присудил заявителю 200 евро в качестве компенсации расходов, понесенных в связи с рассмотрением его жалобы, плюс сумму любых налогов, которые могут быть установлены к этой сумме.


С. Процентная ставка при просрочке платежа


56. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих основаниях суд единогласно:


1) объявил часть жалобы, касающуюся чрезмерной длительности судебного разбирательства, приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил,

а) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в трехмесячный срок после вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции следующие суммы, подлежащие переводу в российские рубли по курсу на день выплаты:

(i) 4400 (четыре тысячи четыреста) евро в качестве компенсации морального вреда;

(ii) 200 (двести) евро в качестве компенсации судебных расходов и издержек;

(iii) сумма любого налога, который может быть начислен на указанную сумму;

b) что простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

4) отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 5 октября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис



Постановление Европейского Суда по правам человека от 5 октября 2006 г. Дело "Шеломков (Shelomkov) против Российской Федерации" (жалоба N 36219/02) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 8/2007.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.