Постановление Европейского Суда по правам человека от 2 ноября 2006 г. Дело "Нелюбин (Nelyubin) против Российской Федерации" (жалоба N 14502/04) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Нелюбин (Nelyubin) против Российской Федерации"
(Жалоба N 14502/04)


Постановление Суда


Страсбург, 2 ноября 2006 г.


По делу "Нелюбин против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

X.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукайдеса,

Ф. Тюлькенс,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева, судей,

а также при участии С. Нильсена,

Секретаря Секции Суда,

заседая 12 октября 2006 г. за закрытыми дверями,

принял следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 14502/04), поданной 14 марта 2004 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданином России Владимиром Константиновичем Нелюбиным (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. В Европейском Суде интересы заявителя представляла Анисимова С., адвокат из г. Липецка. Власти Российской Федерации в Европейском Суде были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявитель жаловался на отмену в порядке надзора судебного решения, вынесенного в его пользу, и на предполагаемое нарушение его прав собственности.

4. 9 сентября 2005 г. Европейский Суд решил коммуницировать жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.

5. Власти Российской Федерации возражали против одновременного рассмотрения жалобы по вопросу приемлемости и по существу. Рассмотрев возражения властей Российской Федерации, Европейский Суд отклонил их.

6. Проведя консультации со сторонами, Палата приняла решение о том, что необходимость в проведении слушаний по данному делу отсутствует (пункт 3 in fine правила 59 Регламента Суда).


Факты


I. Обстоятельства дела


7. Заявитель, 1948 года рождения, проживает в г. Липецке. В 1994 году он уволился из Вооруженных Сил Российской Федерации.

8. В 2002 году заявитель подал исковое заявление в Правобережный районный суд г. Липецка о взыскании с военного комиссариата Липецкой области суммы невыплаченной за период с февраля 1994 года по ноябрь 1998 года пенсии.

9. 15 июля 2002 г. Правобережный районный суд г. Липецка удовлетворил исковые требования в полном объеме и присудил заявителю сумму в размере 32 947 рублей 11 копеек за невыплаченную пенсию. В ноябре 2002 года военный комиссариат Липецкой области произвел выплату присужденной суммы.

10. Заявитель подал новый иск в Правобережный районный суд г. Липецка о взыскании с военного комиссариата Липецкой области ущерба, причиненного в связи с задержкой при выплате пенсии.

11. 27 января 2003 г. Правобережный районный суд г. Липецка присудил заявителю сумму в размере 145 835 рублей 69 копеек в качестве компенсации ущерба.

12. Военный комиссариат Липецкой области не обжаловал данное судебное решение в кассационном порядке, и оно вступило в силу 6 февраля 2003 г. и стало подлежать исполнению.

13. 23 февраля 2003 г. службой судебных приставов по Правобережному району г. Липецка было возбуждено исполнительное производство на основании указанного судебного решения.

14. 20 мая 2003 г. военный комиссариат Липецкой области подал надзорную жалобу о пересмотре судебного решения от 27 января 2003 г., утверждая, что положения гражданского законодательства о компенсации ущерба не применяются к пенсиям.

15. 25 сентября 2003 г. президиум Липецкого областного суда провел надзорное судебное разбирательство по делу. Суд надзорной инстанции отметил, что суд первой инстанции верно установил факты по делу, но неправильно применил положения материального права, поскольку ущерб мог быть взыскан только за последние три года, непосредственно предшествовавшие вынесению судебного решения. На этом основании суд надзорной инстанции отменил судебное решение от 27 января 2003 г. и отказал в удовлетворении исковых требований заявителя в полном объеме.


II. Применимое национальное законодательство


16. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает следующее:


Статья 362. Основания для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке

"1. Основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке являются:


(...)


4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права".


Статья 387. Основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора

"Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права".


Статья 390. Полномочия суда надзорной инстанции

1. Суд, рассмотрев дело в порядке надзора, вправе:


(...)


2) отменить судебное постановление суда первой, второй или надзорной инстанции полностью либо в части и направить дело на новое рассмотрение;


(...)


5) отменить либо изменить судебное постановление суда первой, второй или надзорной инстанции и принять новое судебное постановление, не передавая дело для нового рассмотрения, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права".


III. Применимые документы Совета Европы


17. Промежуточная резолюция ResDH (2006) относительно нарушения принципа правовой определенности в результате пересмотра судебных решений в порядке надзора в ходе судебных разбирательств по гражданским делам в Российской Федерации, принятая Комитетом министров Совета Европы 8 февраля 2006 г., в части, применимой к настоящему делу, гласит:


"Комитет министров,

принимая во внимание статью 46 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод...


(...)


приветствуя реформу процедуры пересмотра судебных решений в порядке надзора, проведенную введением в действие нового Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, вступившего в силу 1 февраля 2003 г.;

с удовлетворением отмечая, в частности, что некоторые проблемы, касающиеся установленных в указанных выше делах нарушений, были, таким образом, устранены...

однако выражая особую озабоченность тем фактом, что на уровне субъекта один и тот же суд обычно последовательно рассматривает одно и то же дело сначала в кассационной инстанции, а потом в надзорной, и отмечая, что суд должен быть наделен правом исправления всех упущений в решениях нижестоящих судов в ходе одного производства, чтобы последующее обращение с надзорной жалобой было действительно исключительным, если вообще необходимым;

отмечая, что вступившее в силу и подлежащее исполнению судебное решение может быть изменено только в исключительных обстоятельствах, в то время как настоящая процедура надзора позволяет отменить судебное решение ввиду любого допущенного в нем нарушения материального и процессуального права;

подчеркивая, что в эффективной судебной системе любые ошибки и упущения должны устраняться посредством обычного обжалования в суды апелляционной и/или кассационной инстанции, прежде чем судебное решение вступит в силу и будет подлежать исполнению, таким образом, избегая последующую опасность обмануть законные ожидания сторон в отношении вступивших в силу судебных решений;

полагая таким образом, что ограничение пересмотра в порядке надзора вступивших в силу и подлежащих исполнению судебных решений исключительными обстоятельствами должно проходить параллельно с изменением структуры судов и качеством правосудия в целях ограничения необходимости исправления судебных ошибок, что в настоящее время происходит посредством пересмотра судебных решений в порядке надзора;


(...)


призывает власти Российской Федерации в приоритетном порядке провести реформу гражданского процесса в целях обеспечения полного соблюдения принципа правовой определенности, закрепленного в Конвенции, в его толковании в постановлениях Европейского Суда;

призывает власти Российской Федерации посредством этой реформы обеспечить установление процедуры, согласно которой судебные ошибки должны исправляться обычным обжалованием в ходе апелляционного и/или кассационного судопроизводства до того, как судебные решения вступят в силу и соответствующим судам будет предоставлено достаточно средств и полномочий для лучшего осуществления их обязанностей;

призывает власти Российской Федерации до проведения всесторонней реформы рассмотреть вопрос о принятии промежуточных мер, которые бы насколько это возможно ограничили опасность новых подобных нарушений Конвенции, а именно:

- еще более ограничить применение процедуры надзора, в частности путем установления меньшего срока подачи надзорных жалоб и сокращения допустимых оснований для инициирования такой процедуры, чтобы она касалась только наиболее серьезных нарушений закона;


(...)


- ограничить насколько это возможно количество удовлетворяемых надзорных жалоб, которые можно подать по одному и тому же делу;

- воспрепятствовать рассмотрению явно необоснованных и представляющих собой злоупотребление надзорных жалоб, которые представляют собой лишь дальнейшее обжалование, представляемое как несогласие с оценкой, данной нижестоящими судами в рамках их компетенции и в соответствии с законом;

- принять меры, которые стимулировали бы насколько это возможно использование сторонами доступного им в настоящее время кассационного обжалования в целях исправления судебных ошибок до вступления судебных решений в силу и их исполнения...".


Право


I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с отменой судебного решения, вынесенного в пользу заявителя


18. Заявитель жаловался на то, что отмена в порядке надзора судебного решения от 27 января 2003 г. нарушила его право на "доступ к правосудию", гарантируемое пунктом 1 статьи 6 Конвенции, и его право на беспрепятственное пользование своим имуществом, гарантируемое статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Данные положения в части, применимой к настоящему делу, гласят:


Статья 6

"1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела в разумный срок... судом...".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права...".


А. Приемлемость жалобы


19. Власти Российской Федерации утверждали, что суд надзорной инстанции вынес правильное и законное решение. Заявитель никогда не обладал ни "существующим имуществом", ни "законным ожиданием" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, поскольку суд надзорной инстанции не усмотрел оснований для присуждения заявителю компенсации ущерба.

20. Европейский Суд отметил, что жалоба заявителя не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее Европейский Суд отметил, что не является она неприемлемой и по иным основаниям. Таким образом, жалоба должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.


В. Существо жалобы


1. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции


21. Власти Российской Федерации отметили, что надзорная жалоба была подана стороной судебного разбирательства лишь спустя три месяца и четырнадцать дней после вступления в силу судебного решения от 27 января 2003 г. Они ссылались на Гражданский процессуальный кодекс Германии, который предусматривает возможность подачи ревизионной жалобы на судебное решение в течение одного месяца после вручения самого решения. Таким образом, нарушение принципа правовой определенности отсутствует.

22. Европейский Суд напомнил, что право на справедливое судебное разбирательство судом, гарантируемое пунктом 1 статьи 6 Конвенции, должно толковаться в свете Преамбулы к Конвенции, которая декларирует в соответствующей части принцип верховенства закона как часть общего наследия Высоких Договаривающихся Сторон. Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который требует, помимо прочего, что если суды окончательно рассмотрели вопрос, то их решение не может более подвергаться сомнению (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии" (Brumarescu v. Romania), жалоба N 28342/95, ECHR 1999-VII, §61).

23. Данный принцип устанавливает, что ни одна сторона судебного разбирательства не вправе требовать возобновления судебного разбирательства лишь в целях повторного рассмотрения и вынесения нового решения по делу. Полномочия вышестоящих судов по отмене или изменению вступивших в силу и подлежащих исполнению судебных решений должны осуществляться для исправления фундаментальных нарушений. Сама лишь возможность наличия двух точек зрения не может служить основанием для пересмотра. Отступления от этого принципа являются обоснованными, если это вызвано необходимостью при обстоятельствах материального и непреодолимого характера (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia), жалоба N 52854/99, §52, ECHR 2003-X, и Постановление Европейского Суда по делу "Праведная против Российской Федерации" (Pravednaya v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 69529/01, §25).

24. Европейский Суд напомнил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует каждому право на рассмотрение любого требования, затрагивающего граждан-ские права и обязанности, судом. Таким образом, он воплощает в себе "право на суд", в рамках которого право на доступ к правосудию, то есть право возбудить судебное разбирательство по гражданскому делу, составляет один из аспектов. Однако это право было бы иллюзорным, если бы национальная правовая система Высокой Договаривающейся Стороны позволяла, чтобы окончательное и вступившее в силу судебное решение было отменено вышестоящим судом по заявлению государственного служащего, полномочия которого по подаче такого заявления не ограничены временными рамками, и что привело бы к такому результату, при котором судебные решения могли бы быть пересмотрены в любое время (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", §§54-56).

25. Европейский Суд устанавливал нарушение "права на суд" заявителя, гарантируемое пунктом 1 статьи 6 Конвенции, по многим делам, по которым судебное решение, вступившее в силу и подлежавшее исполнению, впоследствии было отменено вышестоящим судом по заявлению государственного служащего, полномочия которого по подаче такого заявления не были ограничены временем (см. Постановление Европейского Суда по делу "АО "Росэлтранс" против Российской Федерации" (Roseltrans v. Russia) от 21 июля 2005 г., жалоба N 60974/00, §§27 и 28; Постановление Европейского Суда по делу "Волкова против Российской Федерации" (Volkova v. Russia) от 5 апреля 2005 г., жалоба N 48758/99, §§34-36; и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации", §§51-56).

26. В настоящем деле судебное решение от 27 января 2003 г., вынесенное в пользу заявителя, было отменено в порядке надзора на том основании, что Правобережный районный суд г. Липецка неверно применил положения материального права. Европейский Суд должен рассмотреть, было ли полномочие по проведению надзорного рассмотрения дела использовано властями таким образом, чтобы справедливый баланс между интересами отдельного лица и необходимостью надлежащего отправления правосудия был в максимально возможной степени соблюден (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Никитин против Российской Федерации" (Nikitin v. Russia), жалоба N 50178/99, §§57 и 59, ECHR 2004).

27. Власти Российской Федерации указали на отличие данной жалобы от указанных выше на основании того факта, что надзорное производство в настоящем деле было инициировано военным комиссариатом Липецкой области, то есть стороной судебного разбирательства, в течение четырех месяцев после вынесения судебного решения. Тем не менее Европейский Суд не счел, что такое различие существенно важно для его оценки.

28. Европейский Суд отметил, что вступившее в силу и подлежащее исполнению судебное решение может быть отменено лишь в исключительных обстоятельствах, а не только в целях получения другого решения по делу (см. упомянутую в §23 прецедентную практику). В российской правовой системе основания для отмены или изменения судебных решений судами кассационной инстанции в основном совпадают с основаниями для отмены или изменения судебных решений в порядке надзора (сравните пункт четвертый части первой статьи 362 и статью 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Судебное решение от 27 января 2003 г. было отменено в порядке надзора ввиду неправильного применения норм материального права. Этот недостаток мог быть устранен при кассационном рассмотрении дела. Таким образом, ситуацию, при которой вступившее в силу решение в пользу заявителя поставлено под сомнение, можно было избежать, если бы военный комиссариат Липецкой области подал кассационную жалобу в установленный законом десятидневный срок.

29. Далее Европейский Суд отметил, что Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации позволяет стороне подавать надзорную жалобу, даже если ранее ею не исчерпано средство кассационного обжалования. В настоящем деле военный комиссариат Липецкой области не использовал свое право на подачу кассационной жалобы и допустил истечение установленного законом десятидневного срока для обжалования судебного решения от 27 января 2003 г. Вместо этого он обратился с надзорной жалобой спустя более чем три месяца после того, как судебное решение, вынесенное в пользу заявителя, вступило в силу и стало подлежать исполнению и было возбуждено исполнительное производство (см. выше §13). Власти Российской Федерации не указали каких-либо исключительных обстоятельств, которые воспрепятствовали военному комиссариату Липецкой области своевременно подать кассационную жалобу.

30. Принимая во внимание эти соображения, Европейский Суд пришел к выводу, что, удовлетворив надзорную жалобу военного комиссариата Липецкой области об отмене судебного решения от 27 января 2003 г., президиум Липецкого областного суда нарушил принцип правовой определенности и право заявителя на доступ к правосудию, гарантируемое пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Соответственно, имело место нарушение данной статьи.


2. Предполагаемое нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


31. Власти Российской Федерации утверждали, что нарушение права собственности заявителя места не имело, поскольку заявитель не обладал "имуществом".

32. Европейский Суд напомнил, что наличие задолженности, подтвержденное вступившим в силу и подлежащим исполнению судебным решением, наделяет выгодоприобретателя от такого судебного решения "законным ожиданием", что задолженность будет выплачена, и представляет собой "имущество" выгодоприобретателя по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Отмена такого решения представляет собой вмешательство в право на беспрепятственное пользование своим имуществом (см., среди прочих прецедентов, упоминавшееся выше Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии", §74, и Постановление Европейского Суда по делу "Андросов против Российской Федерации" (Androsov v. Russia) от 6 октября 2005 г., жалоба N 63973/00, §69).

33. Европейский Суд установил, что судебное разбирательство по делу касалось компенсации за несвоевременную выплату пенсии. Существенная денежная сумма была присуждена судом к выплате государственным военным комиссариатом. Отмена подлежащего исполнению судебного решения разрушила надежду заявителя на исполнение вступившего в силу судебного решения и лишила его возможности получить денежные средства, которые он на законных основаниях ожидал получить. При данных обстоятельствах Европейский Суд счел, что отмена судебного решения от 27 января 2003 г. в порядке надзора наложила чрезмерное бремя на заявителя и, таким образом, была несовместима с положениями статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Таким образом, имело место нарушение данной статьи.


II. Применение статьи 41 Конвенции


34. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


35. Заявитель потребовал присудить ему 145 835 рублей 69 копеек в качестве компенсации материального ущерба, представляющие собой сумму, полагавшуюся ему по судебному решению от 27 января 2003 г. Он не требовал компенсации морального вреда.

36. Власти Российской Федерации утверждали, что компенсация заявителю не должна быть присуждена, поскольку требования заявителя были отклонены национальными судами.

37. Европейский Суд напомнил, что в настоящем деле он установил нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, состоящее в том, что судебное решение, вынесенное в пользу заявителя, было отменено через четыре месяца после того, как оно вступило в силу и стало подлежать исполнению. Таким образом, заявителю воспрепятствовали в получении денежных средств, которые он на законных основаниях ожидал получить. Таким образом, имеется причинно-следственная связь между установленным нарушением и требованием заявителя о компенсации материального ущерба. Соответственно, Европейский Суд присудил заявителю затребованную сумму в полном объеме, то есть 145 835 рублей 69 копеек плюс сумму любых налогов, которые могут быть начислены на эту сумму.


В. Судебные расходы и издержки


38. Заявитель не потребовал компенсации судебных расходов и издержек. Соответственно, Европейский Суд не присудил компенсации в связи с этим.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


39. Европейский Суд счел, что годовая процентная ставка при просрочке платежей должна рассчитываться на основе простой кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих основаниях суд единогласно:


1) объявил жалобу приемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

4) постановил:

а) что государство-ответчик должно выплатить заявителю в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции 145 835 (сто сорок пять тысяч восемьсот тридцать пять) рублей 69 (шестьдесят девять) копеек в качестве компенсации материального ущерба, причиненного заявителю, плюс любую сумму налогов, которые могут быть установлены в отношении данной суммы;

b) что простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 2 ноября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты

Христос Розакис



Постановление Европейского Суда по правам человека от 2 ноября 2006 г. Дело "Нелюбин (Nelyubin) против Российской Федерации" (жалоба N 14502/04) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 8/2007.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.