Меморандум Комитета министров Совета Европы от 29 июня 2006 г. CM/Inf/DH(2006)32 "Нарушения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в Чеченской Республике: исполнение Российской Федерацией постановлений Европейского Суда по правам человека"

Меморандум
Комитета министров Совета Европы от 29 июня 2006 г. CM/Inf/DH(2006)32
"Нарушения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в Чеченской Республике: исполнение Российской Федерацией постановлений Европейского Суда по правам человека"*


Аналитическое резюме


Настоящий меморандум был подготовлен по запросу представителей министров об оказании содействия при изучении ими плана действий (action plan), представленного властями Российской Федерации на 960-м заседании (март 2006 г.).

Прежде всего, отмечается, что всеми признано, что по указанным делам, по всей видимости, потребуется принятие ряда важных мер индивидуального и общего характера.

Меморандум расценивает меры индивидуального характера, принятые к настоящему времени, как положительные в свете процессуальных действий, предпринятых в рамках возобновленного уголовного расследования злоупотреблений, рассмотренных Европейским Судом по правам человека (далее - Европейский Суд), и предложил властям Российской Федерации информировать Комитет министров Совета Европы (далее - Комитет министров) о дальнейших результатах производства по делам.

Что касается принятых или предусмотренных мер общего характера, их рассмотрение основывается на общей для такой категории дел системе. Таким образом, вопрос о мерах общего характера рассматривается, исходя из трех основных перспектив, и в меморандуме по каждому направлению особо отмечаются нерешенные вопросы и намечаются определенные направления для дальнейших действий с целью обеспечения исполнения постановлений Европейского Суда в полном объеме. На настоящий момент предварительные оценки сводятся к следующему.

1. Совершенствование законодательной и нормативной базы, регламентирующей деятельность сил безопасности: поскольку информация была получена недавно и был запрошен ряд уточнений, пока не представляется возможным провести детальную оценку в этой части.

2. Повышение уровня информированности сотрудников сил безопасности: принятые на сегодняшний день меры приветствуются, и вносится несколько предложений о развитии деятельности в этом направлении.

3. Совершенствование внутригосударственных средств правовой защиты в отношении нарушений: соответствующие системы и структуры, отсутствовавшие на момент рассматриваемых в данных делах событий, в настоящее время функционируют; имеющаяся информация об эффективности уголовных расследований не позволяет на настоящий момент сделать какие-либо конкретные выводы; с интересом отмечается появление проекта закона о компенсации вреда, причиненного неэффективностью расследования, вместе с тем ожидается принятие дополнительных мер по обеспечению возмещения, требуемого в соответствии с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).

Изучаются предложения о публикации настоящего меморандума.


Введение


С октября 2005 г. Комитет министров осуществляет контроль за исполнением трех постановлений* (* Постановления, вынесенные 24 февраля 2005 г., вступили в силу 6 июля 2005 г. и впервые были рассмотрены на 940-м заседании представителей.) Европейского Суда, которыми были установлены нарушения Конвенции при проведении военных операций в Чеченской Республике в 1999 и 2000 годах. Установленные нарушения сводятся к следующему:

- необоснованное лишение жизни родственников заявителей при проведении военной операции в г. Грозном (нарушение статьи 2 Конвенции);

- подготовка и проведение военных операций без обеспечения необходимой безопасности для жизни родственников заявителей, которые были убиты во время нанесения военно-воздушными силами Российской Федерации ударов по сельской местности недалеко от чечено-ингушской административной границы (нарушения статьи 2 Конвенции в двух других делах);

- непроведение эффективного уголовного расследования обстоятельств смерти родственников заявителей, равно как и обстоятельств проведения указанных военных операций (процессуальные нарушения статей 2 и 13 Конвенции во всех делах);

- непроведение тщательного и эффективного расследования в отношении утверждений о применении пыток (нарушения статьи 3 Конвенции);

- отсутствие каких-либо эффективных средств правовой защиты в связи с упомянутым отсутствием эффективного уголовного расследования (нарушения статьи 13 Конвенции);

- необоснованное уничтожение имущества одного из заявителей в результате нанесения военными силами упомянутого воздушного удара (нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции).

В связи с решением представителей министров от 28-29 марта 2006 г. (см. Приложение II)* (* Приложение носит конфиденциальный характер и не приводится в данной публикации.) настоящий меморандум содержит информацию о мерах, о которых власти Российской Федерации сообщили в своем плане действий, представленном во исполнение постановлений Европейского Суда, комментарии адвокатов заявителей и предварительную оценку Секретариата Совета Европы, в том числе информацию о предлагаемых дальнейших мерах, необходимых для исполнения постановлений Европейского Суда в полном объеме.


I. Меры индивидуального характера*


Вопросы, поставленные Комитетом министров


1. В соответствии с прочно установившейся практикой Комитета министров государство-ответчик имеет длящееся обязательство по проведению эффективных расследований ввиду установления процессуальных нарушений статей 2 и 3 Конвенции (см., в частности, промежуточную резолюцию ResDH(2005)20 по делу "МакКерр и другие против Соединенного Королевства" (McKerr and Others v. United Kingdom)). Во время первого рассмотрения упомянутых постановлений на 940-м заседании представителей министров (11-12 октября 2005 г.) властям Российской Федерации было соответственно предложено представить информацию о рассматриваемых или принимаемых мерах для устранения недостатков расследования, установленных в постановлениях Европейского Суда.

2. Замечания заявителей. В соответствии с ранее действовавшим правилом 6 Регламента Комитета министров о применении пункта 2 статьи 46 Конвенции* (* Заменено пунктом 1 правила 9 нового Регламента Комитета министров о применении пункта 2 статьи 46 Конвенции, принятым

Комитетом министров 10 мая 2006 г.) заявители представили Секретариату Совета Европы через своих представителей детальные замечания относительно индивидуальных мер, которые надлежит принять властям, в частности, эффективные расследования событий, лежащих в основе нарушений, и возобновление внутригосударственного производства по уголовным делам для обеспечения уголовного преследования правонарушителей. Замечания заявителей были направлены властям Российской Федерации 7 октября 2005 г.


А. Информация, представленная властями Российской Федерации


(i) Постановления Европейского Суда по делам "Исаева, Юсупова и Базаева против России" [Isayeva, Yusupova and Bazayeva v. Russia] (N 57947/00, 57948/00, 57949/00)* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 7/2005.) и "Исаева против России" [Isayeva v. Russia] (N 57950/00)* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 12/2005.)

3. 14 ноября 2005 г. в соответствии со статьями 214 и 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и с учетом требований статьи 46 Конвенции, а также принимая во внимание рекомендацию Комитета министров R (2000)2 от 19 января 2000 г. о пересмотре дел и возобновлении производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского Суда по правам человека Главная военная прокуратура Российской Федерации поручила военному прокурору Объединенной группы войск (сил) в Северо-Кавказском округе провести новые расследования под ее тесным контролем.

4. 12 января 2006 г. срок предварительного расследования по делу Исаевой, Юсуповой и Базаевой* (* Имеется в виду уголовное дело, возбужденное по факту бомбардировки колонны беженцев около села Шаами-Юрт (Чеченская Республика), в результате которой пострадали Исаева, Юсупова и Базаева. См. также §9.) был продлен до 29 месяцев и до 18 месяцев по делу Исаевой З.А.* (* Имеется в виду уголовное дело, возбужденное по факту смерти родственников Исаевой во время войсковой операции в селе Катыр-Юрт (Чеченская Республика). См. также §9.), то есть до 14 марта 2006 г. 

5. Власти Российской Федерации также сообщили, что Главной военной прокуратурой Российской Федерации был предпринят ряд следственных действий, в том числе с целью проверки соразмерности применения средств поражения, использованных во время военной операции вблизи сел Шаами-Юрт и Катыр-Юрт, и для определения того, были ли предприняты меры по обеспечению безопасности гражданского населения. Следующие следственные действия были проведены с участием военных должностных лиц, ответственных за планирование и проведение операций в 1999-2000 годах:

- сбор дополнительной информации от территориальных правоохранительных органов в Чеченской Республике и других субъектах Российской Федерации, войсковых подразделений и органов местного самоуправления;

- проведение оперативно-тактических экспертиз на основе полученной информации.

(ii) Постановление Европейского Суда по делу "Хашиев и Акаева против России" [Khashiyev and Akayeva v. Russia] (N 57942/00, 57945/00)* (* Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 12/2005.)

6. 25 января 2006 г. следствие по делу Хашиева и Акаевой также было возобновлено* (* Имеется в виду уголовное дело, возбужденное по факту смерти родственников Хашиева и Акаевой во время войсковой операции в г. Грозный (Чеченская Республика)), поручено прокуратуре Старопромысловского района г. Грозного (Чеченская Республика) и поставлено на контроль Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

7. Согласно последней полученной информации, в ходе данного расследования 84 лица, пострадавших в результате вышеуказанных событий, были дополнительно признаны потерпевшими в рамках возобновленного расследования.


B. Оценка принятых мер и ожидаемая дополнительная информация


8. В феврале 2006 г. Комитет министров положительно оценил постановления о проведении новых расследований под контролем Главной военной прокуратуры Российской Федерации и Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Компетентные органы государственной власти Российской Федерации поощряются к реализации видимых и быстрых результатов в рамках расследований по указанным уголовным делам, которые таким образом обеспечат, насколько это возможно, устранение недостатков ранее проведенных расследований, которые были поставлены под сомнение в постановлениях Европейского Суда (см. решение, принятое 22 февраля 2006 г. в Приложении I)* (* Приложение носит конфиденциальный характер и не приводится в данной публикации.).

9. Впоследствии представители министров с интересом отметили информацию о результатах новых продолжающихся расследований по этим делам, в особенности, о новых следственных действиях, предпринятых по делам Исаевой, Юсуповой и Базаевой, а также Исаевой З.А. Продолжение осуществления властями Российской Федерации уже предпринимаемых ими мер было полностью поддержано (см. решение, принятое 12 апреля 2006 г., Приложение II)* (* Приложение носит конфиденциальный характер и не приводится в данной публикации.).

10. В связи с изложенным ожидается информация о дальнейшем ходе расследования обстоятельств и установлении ответственных лиц по всем трем делам. Полезным было бы представление более подробной информации о процессуальных действиях, о которых говорилось выше в §5 (например, об оперативно-тактических экспертизах). Также необходимо прояснить, были ли заявители признаны потерпевшими в ходе проведения новых расследований или каким-либо иным образом информированы о ходе расследований.

11. На более общем уровне ход и результаты названных расследований могут обеспечить полезную информацию для оценки эффективности внутригосударственных процедур по расследованию преступлений, закрепленных в новом Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, вступившим в силу в июле 2002 г., и других последующих нормах (в противовес нормам, действовавшим в период событий, рассмотренных Европейским Судом), и таким образом, могли бы оказать помощь в оценке эффективности мер общего характера.


II. Меры общего характера


Ключевые вопросы, вызывающие озабоченность


12. С самого начала было подчеркнуто, что исполнение данных постановлений Европейского Суда, по-видимому, потребует осуществления значительных мер общего характера для предотвращения новых, аналогичных нарушений. В связи с этим была сделана ссылка, в частности, на обширный опыт других государств - членов Совета Европы и опыт Комитета министров в отношении дел, касающихся нарушений положений Конвенции силами безопасности (см., в частности, промежуточные резолюции DH(99)434, DH(2002)98 и ResDH(2005)43, касающиеся действий сил безопасности в Турции и промежуточную резолюцию ResDH(2005)20, касающуюся действий сил безопасности в Северной Ирландии).

13. На основе упомянутого опыта были выделены следующие три ключевые направления для принятия мер общего характера:

1) совершенствование законодательной и нормативной базы, регламентирующей деятельность сил безопасности;

2) повышение уровня информированности и подготовки сотрудников сил безопасности;

3) совершенствование внутригосударственных средств правовой защиты против злоупотреблений.

14. Поэтому, властям Российской Федерации было предложено пред-ставить план действий по исполнению названных постановлений Европейского Суда (письмо Секретариата Европейского Суда от 6 октября 2000 г.* (* Так в тексте (прим. переводчика).)). Информация, представленная на настоящий момент властями Российской Федерации, оценка Секретариата Европейского Суда и нерешенные вопросы приводятся ниже.


А. Законодательная и нормативная базы, регламентирующие деятельность сил безопасности


15. Важность обеспечения того, чтобы действия сил безопасности опирались на соответствующие законодательные и нормативные базы, неоднократно подчеркивалась Комитетом министров в аналогичных делах, и меры, принятые государствами-ответчиками в этой области, тщательно рассматривались (см. в дополнение к упомянутым делам Постановление Европейского Суда по делу "Макаратцис против Греции" (Makaratzis v. Greece) от 20 декабря 2004 г., повестка дня с комментариями 966 заседания КМСЕ (6-7 июня 2006 г.), CM/Del/OJ/DH(2006)966 том I).

16. В рассматриваемых постановлениях был отмечен "отказ властей Российской Федерации привести в пример положения какого-либо национального закона, регламентирующего применение силы войсками или силами безопасности в ситуациях, подобных данной" (Постановление Европейского Суда по делу "Исаева против России" (Isayeva v. Russia), §199, Постановление Европейского Суда по делу "Исаева, Юсупова и Базаева против России" (Isayeva, Yusupova and Bazayeva v. Russia), §198). В ходе производства по данным делам в Европейском Суде власти Российской Федерации сослались только на доклад экспертов Общевойсковой военной академии Российской Федерации, в котором были указаны шесть правовых актов, но не были указаны их названия (Постановление Европейского Суда по делу "Исаева против России" (Isayeva v. Russia), §96).


1. Информация, представленная властями Российской Федерации


17. В соответствии с представленной информацией деятельность сил безопасности регламентируется следующими законами:

- новый закон "О противодействии терроризму" от 6 марта 2006 г. (заменил старый закон "О борьбе с терроризмом" от 25 июля 1998 г., действовавший в то время);

- закон "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации" от 6 февраля 1997 г. с недавно внесенными изменениями;

- закон "О Федеральной службе безопасности Российской Федерации" от 3 апреля 1995 г.;

- закон "О статусе военнослужащих" от 27 мая 1998 г.


2. Оценка Секретариата и ожидаемая дополнительная информация


18. Эта информация разъясняет вопросы, которые остались неразрешенными в постановлениях Европейского Суда о законодательной базе деятельности сил безопасности. Однако содержание этих положений, в том числе последних внесенных изменений, и их способность предотвратить новые аналогичные нарушения Конвенции силами безопасности подлежат дальнейшей оценке. Поэтому предлагается вернуться к этим сложным вопросам позднее, после их детального изучения.

19. Также следует отметить, что доклад экспертов, представленный властями Российской Федерации Европейскому Суду, содержал ссылки на шесть федеральных законов (см. выше §16), в то время как только тексты четырех таких законов были получены. Разъяснения в этой части также были бы полезными.

20. Одновременно была бы очень полезна информация о действующей в настоящее время подзаконной нормативной базе, регулирующей деятельность вооруженных сил в рамках аналогичных операций по поддержанию безопасности, в том числе об инструкциях, регламентирующих использование средств поражения в зонах конфликта, а также о дополнительных мерах, которые принимаются или планируются в целях обеспечения полного соблюдения требований Конвенции при проведении операций по поддержанию безопасности.

21. В связи с этим было бы полезным представление более подробной информации о планируемом пересмотре "Наставления по международному гуманитарному праву для Вооруженных Сил Российской Федерации" (см. §28 ниже).


В. Повышение информированности и подготовки специалистов


1. Информация, представленная властями Российской Федерации


а) Публикации и распространение


22. Три постановления (в переводе на русский язык) были направлены в Генеральную прокуратуру Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, Министерство обороны Российской Федерации, Министерство внутренних дел Российской Федерации, Федеральную службу безопасности Российской Федерации, Министерство юстиции Российской Федерации.

23. Министерство обороны Российской Федерации разместило названные постановления на своем официальном интернет-сайте для ознакомления с ними военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации.

24. Постановления были также распространены среди всех органов прокуратуры и военных прокуроров, в том числе они были направлены прокурору Чеченской Республики и военному прокурору Объединенной группы войск в Северо-Кавказском округе вместе с письмом об использовании названных постановлений при осуществлении надзора и правовой подготовке. Названным государственным органам также было рекомендовано оформить подписку на "Бюллетень Европейского Суда по правам человека" и на журнал "Российская юстиция" в целях получения информации о прецедентном праве Европейского Суда.

25. Данные постановления также будут опубликованы в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека", журнале, который регулярно рассылается в суды Российской Федерации.


b) Подготовка в Вооруженных Силах Российской Федерации


26. Вопросы деятельности Европейского Суда по правам человека, законодательства Российской Федерации и международного гуманитарного права были введены в курс правового обучения военнослужащих.

27. Директива N Д-6 1999 года Министерства обороны Российской Федерации уже закрепила обязательные правовые минимумы для всех категорий военнослужащих и гражданского персонала, включая inter alia* (* Inter alia (лат.) - среди других вещей или дел (прим. переводчика).) изучение вопросов соблюдения прав и свобод человека. Систематические брифинги, семинары, лекции или "круглые столы" организуются еженедельно или поквартально как на обязательной, так и на свободной основах посещения в целях обеспечения всех категорий военнослужащих и гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации правовыми знаниями, которые они должны использовать ежедневно при осуществлении своей деятельности.

28. Видеофильмы по вопросам права, включая фильмы о соблюдении норм международного гуманитарного права, учебники, руководства для военнослужащих и другие материалы были выпущены в качестве методической поддержки упомянутых курсов обучения. Разрабатывается новая редакция "Наставления по международному гуманитарному праву для Вооруженных Сил Российской Федерации".

29. Наконец, ежегодно утверждается программа сотрудничества между Министерством обороны Российской Федерации и Международным Комитетом Красного креста по вопросам обеспечения информацией относительно норм международного гуманитарного права.


с) Обучение судей и прокуроров


30. Специальная тема о деятельности Европейского Суда по правам человека была включена в квалификационный курс в рамках программы обучения в Российской академии правосудия и Институте повышения квалификации для руководящих работников Генеральной прокуратуры Российской Федерации.


2. Оценка принятых мер и ожидаемая дополнительная информация


31. Публикация постановлений и их широкое распространение являются желательными. Согласно установившейся практике, властям Российской Федерации рекомендуется снабдить Секретариат копиями названных публикаций и (или) ссылками на источники их опубликования, в особенности новой редакцией "Наставления по международному гуманитарному праву для Вооруженных Сил Российской Федерации", а также копиями циркулярных писем, которыми постановления были направлены в различные органы государственной власти Российской Федерации.

32. Практика циркулярных писем является чрезвычайно важной, и распространение постановлений должно систематически сопровождаться подробными комментариями/инструкциями, издаваемыми вышестоящими органами государственной власти Российской Федерации (например, Главнокомандующим Вооруженных Сил Российской Федерации, Верховным Судом Российской Федерации, Генеральной прокуратурой Российской Федерации и т.д.), разъясняющими нижестоящим органам обязательства, вытекающие из постановлений, и их влияние на повседневную деятельность. Такие меры также внесут большой вклад в улучшение подзаконного нормативного регулирования (см. выше §§15-21).

33. Ожидается подтверждение рассылки упомянутых постановлений в суды Российской Федерации с пояснительной запиской Верховного Суда Российской Федерации.

34. Что касается профессионального обучения, Комитет министров приветствовал меры, принятые властями Российской Федерации, и поддержал их попытки сделать вопросы прав человека и международного гуманитарного права основными в программах первоначальной подготовки и программ повышения квалификации для сотрудников сил безопасности, судей и прокуроров. Полезной была бы информация о структуре и характере разрабатываемых курсов, о времени, отведенном для их изучения, и об оценке их практической эффективности.

35. Информация о конкретных мерах, принятых в Военно-воздушных силах Российской Федерации, представляется особенно важной, принимая во внимание их участие в событиях, рассмотренных в постановлениях Европейского Суда.

36. Внедрение вопросов, регулируемых Конвенцией, в профессиональную подготовку военнослужащих, судей и прокуроров - это продолжающийся процесс, и властям предлагается информировать Комитет министров о дальнейших шагах, предпринятых в связи с этим. В процессе принятия дополнительных мер властям Российской Федерации предлагается следовать Рекомендации комитета министров Rec(2004)4 от 12 мая 2004 г. об изучении Конвенции в университетах и учреждениях профессионального образования.

37. Что касается дополнительных (ad hoc)* (* Ad hoc (лат.) - особенно для этого, только для этого случая (прим. переводчика).) мероприятий по повышению уровня информированности в связи с постановлениями Европейского Суда, то властям Российской Федерации предлагается представить список различных видов мероприятий (семинары, конференции и т.д.), на которых рассматривались или будут рассматриваться вопросы, поднятые в названных постановлениях. Особенно важным было бы получение подтверждения того, что различные заинтересованные органы, такие как Министерство обороны Российской Федерации, Министерство юстиции Российской Федерации, Генеральная прокуратура Российской Федерации, Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации включили соответствующую тему в свои мероприятия по повышению информированности сотрудников. Ценной в связи с этим представляется информация о любых программах общего характера, принятых в этом отношении.


С. Эффективные средства правовой защиты в отношении нарушений


1. Информация, представленная властями Российской Федерации


а) Эффективность уголовного расследования


38. С учетом обстоятельств названных дел был предпринят ряд шагов, направленных на предотвращение новых подобных нарушений:

- 8 февраля 2000 г. Генеральный прокурор Российской Федерации создал прокуратуру Чеченской Республики, а 9 сентября 2002 г. - военную прокуратуру Объединенной группы войск в Северо-Кавказском округе. Территориальное управление Министерства внутренних дел, созданное в декабре 1999 г., в 2002 году было преобразовано в Министерство внутренних дел Чеченской Республики;

- в соответствии с приказом прокурора Чеченской Республики от 30 ноября 2002 г. N 15 были созданы межведомственные следственные группы для расследования тяжких преступлений;

- в июне 2005 г. для координации действий по расследованию тяжких преступлений была создана межведомственная рабочая группа под председательством заместителя прокурора Чеченской Республики, в состав которой вошли руководители правоохранительных органов и органов безопасности;

- также был создан единый список похищенных и пропавших лиц, который регулярно сопоставляется со списками задержанных и осужденных лиц;

- программа, предусматривающая ряд мер, направленных на предотвращение похищений людей и обеспечение эффективного расследования похищений, принятая в 2004 году, была пересмотрена в январе 2005 г. прокуратурой Чечен-ской Республики совместно с Министерством внутренних дел Чеченской Республики, территориальным подразделением Федеральной службы безопасности Российской Федерации и прокуратурой* (* Здесь, по-видимому, имеется в виду Генеральная прокуратура Российской Федерации (прим. переводчика).);

- новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации вступил в силу 1 июля 2002 г., в нем предусмотрены новые нормы, регулирующие проведение расследования.


b) Санкции в отношении должностных лиц, совершивших правонарушение


39. Согласно статистическим данным, представленным Генеральной прокуратурой Российской Федерации, с 1999 года, когда проводились первые контртеррористические операции на Северном Кавказе, органами военной прокуратуры Российской Федерации было возбуждено 245 уголовных дел по фактам преступлений, предположительно совершенных военнослужащими, из которых:

- 98 дел в отношении 127 военнослужащих были направлены в военные суды для рассмотрения по существу;

- 62 дела были прекращены по различным основаниям, в частности, в связи с объявлением амнистии, отсутствием состава преступления или последующей смертью обвиняемого;

- расследование 85 дел не завершено.

До настоящего времени статистических данных о возможном количестве осужденных лиц не предоставлялось.

40. Военными судами были рассмотрены 117 уголовных дел, в том числе в отношении 28 лиц, имеющих офицерские звания.


d) Компенсация вреда потерпевшим


41. Власти Российской Федерации рассматривают возможность создания специальной процедуры, посредством которой потерпевшие могли бы получать компенсацию вреда в связи с неэффективным проведением расследования.

2. Оценка принятых мер и ожидаемая в дальнейшем информация


42. Согласно сложившейся прецедентной практике Европейского Суда по делам подобного рода, понятие эффективного расследования влечет за собой в дополнение к компенсации вреда, когда это уместно, тщательное и эффективное расследование, которое может привести к изобличению и наказанию виновных в причинении смерти, обращении, противоречащем статье 3 Конвенции, включая эффективный доступ жалобщика к процедуре расследования (см. Постановление Европейского Суда по делу "Исаева, Юсупова и Базаева против России" (Isayeva, Yusupova and Bazayeva v. Russia), §237, Постановление Европейского Суда по делу "Хашиев и Акаева против России" (Khashiyev and Akayeva v. Russia), §183, и Постановление Европейского Суда по делу "Исаева против России" (Isayeva v. Russia), §227).

43. Меры, о которых сообщили власти Российской Федерации (см. выше §38), без сомнения, вносят вклад в создание эффективных средств правовой защиты в Чеченской Республике ввиду того, что они обеспечивают необходимую инфраструктуру, которая отсутствовала во время событий, рассмотренных Европейским Судом.

44. Существование процедур, обеспечивающих возможность тщательного и эффективного расследования предполагаемых нарушений, является одним из основных требований, отмеченных в названных постановлениях Европейского Суда. Необходимо дать оценку тому, в какой степени существующие процедуры с изменениями, внесенными новым Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, и практика их применения согласуются с подробными требованиями Конвенции, которые были нарушены в названных делах. В частности, эти требования относятся к:

- характеру и объему требуемого расследования,

- необходимости осуществления следственных действий,

- своевременности и прозрачности расследования,

- доступу потерпевших к процедуре расследования и т.д.

45. При обращении к существующим процедурам с изменениями, внесенными новым Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации и соответствующими подзаконными актами, прежде всего, возникают следующие вопросы.

Какие органы ответственны за проведение расследования в отношении преступлений, совершаемых представителями правоохранительных органов, и каковы гарантии независимости и беспристрастности следственных органов с иерархической, институциональной и практической точек зрения?

Каковы полномочия прокуроров и военных прокуроров в отношении проведения следственных мероприятий и методы их проведения в сравнении с полномочиями и следственными методами сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, Вооруженных Сил Российской Федерации и других правоохранительных органов?

Какие средства правовой защиты/санкции (в сфере гражданского, административного, уголовного права) предусмотрены в настоящее время российским законодательством в отношении государственных служащих, в частности, сотрудников милиции, следственных органов и прокуратуры, пренебрегающих своими обязанностями в отношении быстрого и надлежащего реагирования на сообщения о совершении тяжких преступлений?

Каковы права потерпевших в ходе расследования? В частности, имеют ли они право на частичный или полный доступ к материалам следствия, и на какой стадии расследования они могут осуществлять это право? Какими средствами правовой защиты располагают потерпевшие в соответствии с законодательством Российской Федерации с целью обжалования в суд отказа прокурора в проведении расследования?

Каким образом Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и другие действующие нормативные и нормативные правовые акты Российской Федерации обеспечивают своевременное проведение уголовного расследования?

Какие установленные законом сроки привлечения к уголовной ответственности применяются в различных случаях совершения преступлений (включая убийство, похищение людей, уничтожение имущества и т.д.)?

46. Разъяснение по названным вопросам было бы полезным для первоначальной оценки адекватности существующих процедур. Власти могут изъявить желание продемонстрировать, возможно на недавних конкретных примерах (как это также указано в §10), что расследования, проводимые в отношении сотрудников органов безопасности эффективным образом, в настоящее время отвечают всем названным требованиям Конвенции.

47. Статистические данные по уголовным делам, возбужденным в отношении военнослужащих и рассматриваемым судами, представляют собой важный показатель эффективности уголовных санкций в отношении правонарушений. Обновление информации и подробная информация по данному вопросу были бы ценным, особенно сведения о результатах рассмотрения таких дел судами по существу, о чем говорилось выше, в §§39-40 (например, количество обвинительных приговоров по факту правонарушений за год, факты и правовые основания, которые легли в основу таких приговоров, указание на то, было ли эффективно исполнено или исполняется ли наказание, назначенное судом, и т.д.). Полезными были бы конкретные примеры судебных решений. Информация относительно применения принципа ответственности командования была бы полезной (например, о пределах ответственности тех, кто только подчиняется приказам, и пределы ответственности тех, кто отдает приказы, которые приводят к серьезным нарушениям прав человека).

48. Что касается вопроса компенсации вреда, причиненного неэффективностью расследования, ожидается более подробная информация о проекте закона, упомянутого выше в §41, сфере его действия и времени его принятия. Принятие этого закона может оказаться заслуживающим одобрения первым шагом по созданию эффективного внутригосударственного механизма обеспечения компенсации вреда потерпевшим.

49. В качестве следующего шага властям Российской Федерации предлагается рассмотреть возможность создания специальной процедуры, делающей возможным непосредственную компенсацию государством потерпевшим материального и морального вреда, причиненного в результате осуществления антитеррористической деятельности в Чеченской Республике. В связи с этим власти Российской Федерации могут принять во внимание опыт Турции, которая сталкивалась с аналогичными проблемами в рамках проведения борьбы с террористической угрозой на юго-востоке страны (развитие прецедентного права административных судов по вопросу строгой ответственности государства за вред, причиненный при борьбе с терроризмом, а также закон о компенсации ущерба от терроризма и от действий по борьбе с терроризмом делает возможной внесудебную дополнительную компенсацию, см. подробности в промежуточной резолюции ResDH(2005)43).

50. При поощрении действий властей Российской Федерации в отношении скорейшего реформирования или завершения названных реформ им предлагается рассмотреть возможность промежуточных мер. В частности, могла бы найти поддержку выработка соответствующей практики национальными судами. На самом деле, некоторые решения судов в последние годы в соответствующих субъектах Российской Федерации предполагают, что в рамках действующего нормативного регулирования возможно присуждение потерпевшим компенсации как за неэффективность расследования, так и за вред, причиненный убийствами, совершенными органами безопасности.

В связи с этим особенно показательными являются два следующих примера:

- решение суда первой инстанции от 8 сентября 2004 г., оставленное без изменения Верховным судом Карачаево-Черкесской Республики 19 октября 2004 г.: заявителю была присуждена компенсация морального вреда (10 000 рублей), причиненного незаконным бездействием прокуратуры при проведении расследования обстоятельств похищения несовершеннолетнего сына заявителя.

В решении суда первой инстанции непосредственно указано, что власти Российской Федерации не выполнили своих обязательств согласно Конвенции, как установлено в Постановлении Европейского Суда по делу "Аксой и Айдин против Турции" (Aksoy and Aydin v. Turkey);

- решение Назранского городского суда от 26 февраля 2003 г., оставленное без изменения Верховным судом Республики Ингушетия 4 апреля 2003 г.: заявителю была присуждена компенсация материального и морального вреда (675 000 рублей), причиненного в связи с убийством сына заявителя на территории, находящейся под контролем федеральных сил, несмотря на то, что в ходе расследования уголовного дела не были установлены конкретные подразделения, ответственные за названное деяние.

51. Особенно важен тот факт, что первое из указанных решений непосредственно и явным образом ссылается на требования Конвенции и прецедентного права Европейского Суда, как это предписано постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. Хотя указанные решения судов могут показаться на момент своего вынесения лишь отдельными случаями, развитие судебной практики в этом направлении должно поощряться, и Верховному Суду Российской Федерации предлагается принять необходимые меры для достижения такой цели. Властям Российской Федерации предлагается представить другие примеры аналогичной практики национальных судов.

52. В общем порядке следует напомнить, что рекомендация Комитета министров Rec(2004)6 содержит ряд элементов, применимых к развитию средств правовой защиты, которые могли бы стать ориентирами в рамках проводимой реформы.


________________________


* Меморандум подготовлен Секретариатом Совета Европы в целях оказания содействия Комитету министров Совета Европы при осуществлении контроля за исполнением постановлений по трем жалобам против Российской Федерации (статья 46 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод). Этому документу на момент распространения был присвоен гриф "Для служебного пользования". Ограничения на доступ к данному документу были сняты на 976 (DH) заседании представителей министров (17-18 октября 2006 г.).

** Публикация содержит заголовки, подзаголовки и нумерацию, принятые в документах Комитета министров Совета Европы.



Меморандум Комитета министров Совета Европы от 29 июня 2006 г. CM/Inf/DH(2006)32 "Нарушения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в Чеченской Республике: исполнение Российской Федерацией постановлений Европейского Суда по правам человека"


Текст Меморандума опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 3/2007.


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.