Постановление Европейского Суда по правам человека от 1 февраля 2007 г. Дело "Шлепкин (Shlepkin) против Российской Федерации" (жалоба N 3046/03) (Первая секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая секция)


Дело "Шлепкин (Shlepkin) против Российской Федерации"
(Жалоба N 3046/03)


Постановление Суда


Страсбург, 1 февраля 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 11 января 2007 г. за закрытыми дверями,

принял следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 3046/03), поданной 15 декабря 2002 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданином России Александром Григорьевичем Шлепкиным (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Интересы заявителя в Европейском Суде представляла В.А. Герасимова, адвокат из г. Инзы Ульяновской области. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 22 февраля 2005 г. Европейский Суд решил коммуницировать жалобу заявителя властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.


Факты


Обстоятельства дела


4. Заявитель, 1962 года рождения, проживает в селе Троицкое Ульяновской области.

5. 23 марта 2001 г. Черновский районный суд г. Читы частично удовлетворил гражданский иск заявителя к государственному предприятию "Строительный комплекс" о взыскании невыплаченной суммы компенсации вреда здоровью, причиненного в результате полученной на производстве травмы. Суд присудил ему 7 500 рублей за период с 1996 по 1999 год. Данное судебное решение не было обжаловано в кассационном порядке и вступило в силу 3 апреля 2002 г.

6. Поскольку заявитель не имел возможности присутствовать на судебном заседании, 6 апреля 2001 г. Черновский районный суд г. Читы направил исполнительный лист в службу судебных приставов г. Читы. Как представляется, в мае 2002 г. заявителя впервые уведомили о вынесенном решении и о том, что исполнительный лист на основании судебного решения направлен в службу судебных приставов.

7. Между тем 21 июня 2001 г. Арбитражный суд Читинской области объявил о ликвидации государственного предприятия "Строительный комплекс" ввиду его банкротства.

8. 31 мая 2002 г. заявитель подал жалобу в Верховный Суд Российской Федерации на неисполнение судебного решения, который переслал жалобу в Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Читинской области.

9. Рассмотрев вопросы жалобы, в июле 2002 г. Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Читинской области установило, что в 2001 г. исполнительный лист был утерян и никогда не поступал в службу судебных приставов г. Читы.

10. 23 июня 2002 г. Черновский районный суд г. Читы выслал дубликат исполнительного листа в службу судебных приставов.

11. 9 сентября 2002 г. службой судебных приставов было возбуждено исполнительное производство.

12. 20 мая 2003 г. Черновский районный суд г. Читы прекратил исполнительное производство, поскольку компания-должник к этому моменту была ликвидирована. Заявитель не обжаловал это судебное решение.

13. Как представляется, до настоящего времени решение Черновского районного суда г. Читы от 23 марта 2001 г. остается неисполненным.

14. Между тем 30 сентября 2002 г. Инзенский районный суд Ульяновской области присудил заявителю невыплаченную сумму компенсации за период 2000-2002 гг., которая была взыскана с местного подразделения Фонда социального страхования Российской Федерации. Как представляется, данное судебное решение было надлежащим образом исполнено национальными властями.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


15. Заявитель жаловался на длящееся неисполнение судебного решения от 23 мая 2001 г., вынесенного в его пользу. Данная часть жалобы должна быть рассмотрена с точки зрения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Данные статьи в части, применимой в настоящем деле, гласят:


Пункт 1 статьи 6 Конвенции

"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях_ имеет право на справедливое_ разбирательство дела_ судом_".


Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права...".


А. Приемлемость жалобы


16. Власти Российской Федерации выдвинули два предварительных возражения относительно неисчерпания внутренних средств правовой защиты. Они утверждали, что, во-первых, заявитель не предъявлял иск к почтовой службе в связи с утратой исполнительного листа, и что, во-вторых, заявитель не обжаловал судебное решение от 20 мая 2003 г., на основании которого было прекращено исполнительное производство.

17. Заявитель не согласился с этими утверждениями властей.

18. Европейский Суд отметил, что должником в настоящем деле является государственное предприятие и что судебное решение в отношении него могло быть исполнено только в том случае, если государство приняло бы соответствующие законодательные меры, то есть если бы оно ввело соответствующие положения в Гражданский кодекс Российской Федерации или федеральный закон о бюджете. Скорее, отсутствие законодательного регулирования, нежели ненадлежащие действия судебных приставов или почтовой службы, сделало невозможным исполнение судебного решения. Таким образом, заявителя нельзя упрекать в том, что он не возбудил производство в отношении судебных приставов или почтовой службы (см., mutatis mutandis, Решение Европейского Суда по делу "Шестаков против Российской Федерации" (Shestakov v. Russia) от 18 июня 2002 г., жалоба N 48757/99).

19. Европейский Суд пришел к выводу, что предложенные властями Российской Федерации средства правовой защиты не являлись бы эффективными.

20. На основании изложенных причин Европейский Суд полагает, что жалоба не может быть отклонена ввиду неисчерпания заявителем внутренних средств правовой защиты. В свете доводов сторон Европейский Суд счел, что данная часть жалобы поднимает сложные вопросы фактов и права в соответствии с Конвенцией, рассмотрение которых требует рассмотрения жалобы по существу. Таким образом, Европейский Суд пришел к выводу, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Иных оснований для объявления жалобы неприемлемой не установлено.


В. Существо жалобы


21. Власти Российской Федерации отрицали свою ответственность за длящееся неисполнение судебного решения, ссылаясь на тот факт, что государственное предприятие "Строительный комплекс" ликвидировано. Они утверждали, что органы власти проявили надлежащее усердие при исполнении судебного решения и не могут быть признаны ответственными за какие-либо задержки при его исполнении.

22. Заявитель настаивал на том, что ответственность государства за исполнение судебного решения не прекратилась после банкротства предприятия.

23. Европейский Суд установил, что 23 мая 2001 г. в пользу заявителя было вынесено судебное решение, на основании которого он должен был получить определенную денежную сумму государственной компании "Строительный комплекс". Данное судебное решение до настоящего времени не исполнено.

24. Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации не продемонстрировали, что государственное предприятие пользовалось достаточной институциональной и оперативной независимость от государства, чтобы последнее не несло ответственность за его действия или бездействие в соответствии с Конвенцией (см. Постановление Европейского Суда по делу "Михайленко и другие против Украины" (Mykhaylenky and Others v. Ukraine), жалобы NN 35091/02, 35196/02, 35201/02, 35204/02, 35945/02, 35949/02, 35953/02, 36800/02, 38296/02 и 42814/02, ECHR 2004-XII, §§41-46, и Постановление Европейского Суда по делу "Лисянский против Украины" (Lisyanskiy v. Ukraine) от 4 апреля 2006 г., жалоба N 17809/02, §§17-20). Далее Европейский Суд напомнил, что органы государственной власти не могут ссылаться на нехватку денежных средств или иных ресурсов в качестве оправдания непогашения задолженности государства (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III, §35).

25. Таким образом, Европейский Суд пришел к выводу, что государство не может оправдывать неисполнение судебного решения по иску к государственному предприятию ликвидацией этого предприятия.

26. Европейский Суд неоднократно устанавливал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции по делам, поднимающим вопросы, схожие с поднимаемыми в настоящем деле (см., среди прочих прецедентов, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бурдов против России" (Burdov v. Russia), §§33-42; Постановление Европейского Суда по делу "Герасимова против Российской Федерации" (Gerasimova v. Russia) от 13 октября 2005 г., жалоба N 24669/02, §§14-22; Постановление Европейского Суда по делу "Гиззатова против Российской Федерации" (Gizzatova v. Russia) от 13 января 2005 г., жалоба N 5124/03, §§18-25).

27. Рассмотрев представленные ему материалы дела, Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации не привели каких-либо фактов или доводов, которые могли бы оправдать неисполнение судебного решения. Европейский Суд пришел к выводу, что не исполняя судебное решение, вынесенное в пользу заявителя, национальные власти нарушили саму сущность его права на доступ к правосудию и воспрепятствовали ему в получении денежных средств, которые он разумно ожидал получить.

28. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


II. Применение статьи 41 Конвенции


29. Статья 41 Конвенции гласит:

"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


30. Заявитель потребовал 74 769 рублей в качестве компенсации материального ущерба, представляющие собой присужденную ему денежную сумму, увеличенную в соответствии с изменением минимального размера оплаты труда с 2001 года. Он также потребовал 6 000 евро в отношении компенсации морального вреда.

31. Власти Российской Федерации оспорили требования заявителя в отношении компенсации материального ущерба, утверждая, что он предположительно уже получил эту сумму в рамках другого судебного разбирательства, и расценили требования заявителя о компенсации морального вреда как чрезмерные и необоснованные.

32. Европейский Суд отметил, что заявитель не получил изначально присужденную ему денежную сумму в размере 7 500 рублей. Поскольку в соответствии с национальным законодательством не представляется возможным исполнить данное судебное решение в связи с ликвидацией государственного предприятия, Европейский Суд присудил заявителю данную сумму в отношении причиненного материального ущерба (см. Постановление Европейского Суда по делу "Яворивская против Российской Федерации" (Yavorivskaya v. Russia) от 21 июля 2005 г., жалоба N 34687/02, §§31-33).

33. Относительно требований заявителя об увеличении размера присужденной денежной суммы Европейский Суд отметил, что судебное решение от 23 марта 2001 г. касалось периода с 1996 по 1999 год, в то время как требования заявителя об увеличении присужденной суммы основываются на увеличении минимального размера оплаты труда за период с 2001 по 2006 год. Таким образом, Европейский Суд отклонил требование заявителя об увеличении присужденной денежной суммы.

34. Обращаясь к требованиям заявителя о компенсации морального вреда, Европейский Суд счел, что заявителю были причинены страдания ввиду необеспечения государственными властями выплаты по вынесенному в его пользу судебному решению. Исходя из принципа справедливости, присудил заявителю 1 500 евро плюс сумму налогов, которые могут быть начислены на указанную сумму.


В. Судебные расходы и издержки


35. Заявитель потребовал 2 000 евро в качестве компенсации судебных расходов и 200 евро за почтовые услуги.

36. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не заключил договор со своим адвокатом и что ему не полагается компенсация каких-либо расходов и издержек. Они утверждали, что заявитель не представил документы, которые подтверждали бы его расходы на почтовые услуги.

37. Согласно прецедентной практике Европейского Суда заявитель имеет право на компенсацию его судебных расходов и издержек, только если будет показано, что они были действительными и понесены ввиду необходимости, а также были разумными в своем размере. Заявитель не представил Европейскому Суду договор со своим адвокатом Герасимовой, которым бы устанавливался ее гонорар или расчет времени, потраченного ею на ведение дела заявителя. Более того, ее подпись появилась только на доводах, которые не были включены в материалы дела, рассматриваемые Европейским Судом. Заявитель предъявил почтовые квитанции на сумму 128 рублей. С учетом всех соответствующих факторов Европейский Суд присудил заявителю 128 рублей в качестве компенсации судебных расходов и издержек.


С. Процентная ставка при просрочке платежей


38. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На этих основаниях суд:

1) большинством голосов объявил жалобу приемлемой;

2) постановил шестью голосами против одного, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

3) постановил шестью голосами против одного:

(a) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю следующие суммы:

(i) 7 500 (семь тысяч пятьсот) рублей в качестве компенсации материального ущерба;

(ii) 1 500 (одну тысячу пятьсот) евро в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в национальную валюту Российской Федерации по курсу на день произведения выплаты;

(iii) 128 (сто двадцать восемь) рублей в качестве компенсации судебных расходов и издержек;

(iv) сумму налогов, которые могут быть начислены на указанные выше суммы;

(b) что простые проценты по предельным годовым ставкам по займам Европейского центрального банка плюс три процента подлежат выплате по истечении вышеупомянутых трех месяцев и до момента выплаты;

4) единогласно отклонил остальные требования заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 1 февраля 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты Суда

Христос Розакис


В соответствии с пунктом 2 статьи 45 Конвенции и пунктом 2 правила 74 Регламента Суда к настоящему Постановлению прилагается особое мнение судьи А. Ковлера.



Х.Л.Р.



С.Н.


Особое мнение судьи А. Ковлера


К моему сожалению, я не могу разделить мнение большинства, даже несмотря на то, что, уверен, в настоящем деле неисполнение судебного решения, вынесенного в пользу заявителя, повлекло нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

По моему мнению, Европейский Суд не должен был объявлять жалобу приемлемой и не должен был рассматривать дело по существу по следующим причинам.

Заявитель пользовался в полном объеме предоставленными ему российским гражданским процессуальным законодательством правами и обжаловал в Верховном Суде Российской Федерации неисполнение судебного решения в отношении государственного предприятия "Строительный комплекс" (впоследствии оказалось, что решение не было исполнено, поскольку почтовой службой был утрачен исполнительный лист). Как результат, дело было возвращено в суд первой инстанции (§8), выдан дубликат исполнительного листа (§10), было возобновлено исполнительное производство (§11), и даже задолженность за период 2000-2002 годы была частично выплачена (§14).

При этом заявитель не обжаловал прекращение исполнительного производства ввиду банкротства предприятия, и Европейский Суд прямо это отметил (§12). Тем не менее в соответствии с национальным законодательством заявитель мог это сделать. Федеральный закон "Об исполнительном производстве" от 31 декабря 1999 г.* (* Вероятно, имеется в виду Федеральный закон "Об исполнительном производстве" от 21 июля 1997 г. в редакции от 31 декабря 1999 г. (прим. переводчика).) предусматривает, что "определение о приостановлении или прекращении исполнительного производства может быть обжаловано в сроки и порядке, которые предусмотрены Гражданским процессуальным кодексом РСФСР и Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации" (пункт 4 статьи 24 Федерального закона).

Поскольку исполнительное производство было прекращено ввиду банкротства предприятия, оспаривание данного решения могло повлечь определенные правовые последствия. Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации при ликвидации юридического лица "в первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей" (часть первая, статья 64). Для этого ликвидируемое юридическое лицо (или назначенный управляющий) капитализирует средства, необходимые для компенсации данного вида вреда в будущем, и передает их в государственный Фонд социального страхования Российской Федерации. Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" предусматривает, что "с согласия гражданина его право требования к должнику в сумме капитализированных повременных платежей переходит к Российской Федерации. Указанное требование в случае перехода его к Российской Федерации также удовлетворяется в первую очередь" (пункт 3 статьи 135). Таким образом, когда 20 мая 2003 г. исполнительное производство было прекращено, права заявителя были защищены на национальном уровне. Заявитель не использовал эту защиту, вероятно, полагая, что она может быть заменена обращением в Европейский Суд. По моему мнению, это представляет собой очевидное несоблюдение критериев приемлемости согласно пункту 1 статьи 35 Конвенции.

Европейский Суд мог рассмотреть жалобу по существу, только если жалоба была бы явно приемлемой.

Но даже если предположить, что жалоба является приемлемой, едва ли могу согласиться с выводами Европейского Суда, изложенными в §§18-19 Постановления. Вместо того чтобы рассмотреть наличие законных средств правовой защиты относительно невыплаты социального пособия (выше я попытался указать некоторые из них), Европейский Суд поспешно пришел к выводу, что эти средства являются недостаточными. Жаль, что текст Постановления не содержит раздел "Применимое национальное законодательство и правоприменительная практика". Если бы он его содержал, то, возможно, выводы моих коллег были бы другими.



Постановление Европейского Суда по правам человека от 1 февраля 2007 г. Дело "Шлепкин (Shlepkin) против Российской Федерации" (жалоба N 3046/03) (Первая секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 10/2007.


Перевод для издания предоставлен Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение