Постановление Европейского Суда по правам человека от 27 июля 2006 г. Дело "Фадин (Fadin) против Российской Федерации" (жалоба N 58079/00) (Третья Cекция)

Европейский Суд по правам человека
(Третья Секция)


Дело "Фадин (Fadin) против Российской Федерации"
(Жалоба N 58079/00)


Постановление Суда


Страсбург, 27 июля 2006 г.


Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), заседая Палатой в составе:

Б. Цупанчича, Председателя Палаты,

Л. Кафлиша,

К. Бырсана,

А. Ковлера,

В. Загребельского,

А. Гюлумян,

Дэвида Тора Бъоргвинссона, судей,

а также при участии Р. Лидделла, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 8 сентября 2005 г. и 6 июля 2006 г.,

вынес 6 июля 2006 г. следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 58079/00, поданной 6 января 2000 г. в Европейский Суд против Российской Федерации гражданином России Александром Николаевичем Фадиным (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявитель, в частности, утверждал, что рассмотрение его уголовного дела было необоснованно длительным и что надзорное производство, как оно было проведено в настоящем деле, нарушило его права, гарантированные статьей 6 Конвенции и статьей 4 Протокола N 7 к Конвенции.

4. Жалоба была передана в Третью Секцию Европейского Суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В рамках указанной секции в соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента Суда была образована Палата, которая должна была рассматривать дело (пункт 1 статьи 27 Конвенции).

5. Решением от 8 сентября 2005 г. Европейский Суд признал жалобу частично приемлемой.

6. И заявитель, и власти Российской Федерации подали дополнительные письменные замечания (пункт 1 правила 59 Регламента Суда). После консультации со сторонами Палата решила, что слушания по существу дела проводить не требуется (пункт 3 правила 59 Регламента Суда in fine* (*In fine (лат.) - в конце (прим. переводчика).)); стороны письменно ответили на замечания друг друга.


Факты


I. Обстоятельства дела


7. Заявитель родился в 1954 году и проживает в г. Туле.

8. 7 мая 1996 г. заявитель был задержан по подозрению в попытке изнасилования своей соседки по коммунальной квартире. Впоследствии ему было также предъявлено обвинение в покушении на совершение убийства.

9. 5 августа 1996 г. Тульский областной суд признал заявителя виновным в покушении на изнасилование и покушении на убийство (статьи 15, 103 и 117 Уголовного кодекса РСФСР).

10. 31 октября 1996 г. Верховный Суд Российской Федерации* (*В качестве суда кассационной инстанции по уголовным делам в Верховном Суде Российской Федерации действует Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации (прим. переводчика).), рассмотрев кассационную жалобу, отменил приговор областного суда и направил дело на новое рассмотрения. Верховный Суд Российской Федерации обязал Тульский областной суд исследовать ряд доказательств.

11. 14 марта 1997 г. Тульский областной суд назначил судебно-психиатрическую экспертизу в отношении заявителя.

12. 5 января 1998 г. заявителю был поставлен диагноз - шизофрения.

13. 24 марта 1998 г. Тульский областной суд переквалифицировал предъявленные заявителю обвинения на покушение на изнасилование и покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах (статьи 15, 103 и 117 Уголовного кодекса РСФСР). Тульский областной суд указал, что заявитель не нес ответственности за совершенные деяния вследствие наличия у него психического расстройства, и применил к заявителю принудительные меры медицинского характера. Заявитель не обжаловал определение от 24 марта 1998 г.

14. Заявитель находился в психиатрическом стационаре с 20 апреля 1998 г. по 30 января 1999 г. Выписавшись из больницы, он уехал в Белоруссию.

15. 20 сентября 1999 г. заявитель обратился к Генеральному прокурору с заявлением о пересмотре его уголовного дела в порядке надзора. По-видимому, это было не первое его обращение о пересмотре дела в порядке надзора. Заявитель, inter alia* (*Inter alia (лат.) - в числе прочего, в частности (прим. переводчика).), указал:


"...Я повторяю свое ходатайство:

1. Чтобы дело... против меня было полностью пересмотрено судом...".


16. 12 ноября 1999 г. заместитель Генерального прокурора Российской Федерации принес протест в порядке надзора на определение Тульского областного суда от 24 марта 1998 г.

17. 7 декабря 1999 г. Верховный Суд Российской Федерации отменил определение от 24 марта 1998 г. в порядке надзора и направил дело на новое рассмотрение в Тульский областной суд. Верховный Суд Российской Федерации указал, что при рассмотрении дела заявителя 24 марта 1998 г. Тульский областной суд не выполнил указания Верховного Суда Российской Федерации, сформулированные в определении от 31 октября 1996 г. Кроме того, Тульский областной суд незаконно признал заявителя виновным в более тяжких преступлениях, чем те, за совершение которых он был осужден 5 августа 1996 г.

18. В неустановленный день слушание по существу дела было назначено на 13 июля 2000 г. По-видимому, заявитель был должным образом уведомлен о судебном заседании. Но в телеграмме, направленной в суд, заявитель сообщил, что он не мог явиться в судебное заседание, так как у него не было денег на поездку из Белоруссии в Россию.

19. 20 июля 2000 г. Тульский областной суд признал неявку заявителя в судебное заседание необоснованной, так как к телеграмме не прилагалось никаких доказательств финансовых затруднений заявителя. Тульский областной суд вынес определение о применении к заявителю меры пресечения в виде заключения под стражу.

20. 26 апреля 2001 г. заявитель был задержан в Белоруссии по запросу российских следственных органов. Впоследствии он был выдан властям Российской Федерации. 24 августа 2001 г. он был помещен в следственный изолятор ИЗ71/1 г. Тулы.

21. 4 сентября 2001 г. Тульский областной суд назначил судебно-психиатрическую экспертизу в отношении заявителя.

22. В экспертном заключении от 27 сентября 2001 г. говорилось, что требовалось проведение стационарной судебно-психиатрической экспертизы в отношении заявителя. Такая экспертиза была назначена на 2 октября 2001 г.

23. 22 октября 2001 г. в отношении заявителя была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

24. Определением от 28 мая 2002 г. Тульский областной суд переквалифицировал вменяемое заявителю в вину деяние с попытки изнасилования на хулиганство (статья 213 Уголовного кодекса Российской Федерации) и прекратил уголовное дело против заявителя в связи с истечением установленного законом срока давности. Тульский областной суд оправдал заявителя в предъявленном ему обвинении в покушении на совершение убийства.

25. 2 октября 2002 г. Верховный Суд Российской Федерации оставил решение суда без изменения.


II. Применимое внутригосударственное законодательство


26. Глава 30 раздела VI Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, применимая в рассматриваемое время, разрешала определенным должностным лицам оспаривать вступивший в законную силу приговор и требовать пересмотра дела по процессуальным и материальным основаниям. Процедура пересмотра дела в порядке надзора (статьи 371-378 Кодекса) отличалась от процедуры пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам (статьи 384-390 Кодекса). Однако к обеим процедурам применялись сходные правила (статья 388 Кодекса).


(a) Дата, когда приговор вступает в законную силу


Статья 356 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР предусматривала, что приговор вступает в законную силу и становится исполнимым с даты, когда кассационный суд вынес определение или, если приговор не был обжалован, по истечении срока на кассационное обжалование.


(b) Основания для надзорного производства и возобновления дела


Статья 379. Основания к отмене вступивших в законную силу приговоров

"Основаниями к отмене или изменению приговора [при рассмотрении дела в порядке надзора] являются [основания к отмене (не вступивших в законную силу) приговоров при рассмотрении дела в кассационном порядке]...".

Статья 342. Основания к отмене или изменению приговоров [при рассмотрении дела в кассационном порядке]

"Основаниями к отмене или изменению приговора при рассмотрении дела в кассационном порядке являются:

1) односторонность или неполнота дознания, предварительного или судебного следствия;

2) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела;

3) существенное нарушение уголовно-процессуального закона;

4) неправильное применение [уголовного] закона;

5) несоответствие назначенного судом наказания тяжести преступления и личности осужденного".


(c) Уполномоченные должностные лица


Статья 371 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР предусматривала, что протесты о пересмотре дела в порядке надзора вправе приносить Генеральный прокурор, Председатель Верховного Суда Российской Федерации и их заместители на любые приговоры, за исключением постановлений Президиума Верховного Суда РСФСР; председатели областных судов - на любые приговоры областных или нижестоящих судов. Сторона в уголовном или гражданском судопроизводстве вправе требовать подачи протеста этими должностными лицами.


(d) Сроки пересмотра в порядке надзора


Статья 373 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР устанавливала срок, равный одному году, в течение которого уполномоченное должностное лицо могло принести протест о пересмотре дела в порядке надзора по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного. Этот период начинался со дня вступления обжалуемого решения в законную силу.


(e) Результат надзорного производства


Согласно статьям 374, 378 и 380 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР протест о пересмотре дела в порядке надзора должен был быть рассмотрен судебной коллегией (президиумом) соответствующего суда. Суд мог рассмотреть дело по существу, не был связан пределами и основаниями протеста о пересмотре дела в порядке надзора и был обязан полностью проверить доказательства по делу.

Президиум мог отклонить или удовлетворить протест. Если протест отклонялся, ранее вынесенное решение оставалось в силе. Если президиум удовлетворял протест, он мог отменить приговор и прекратить уголовное производство, направить дело на новое рассмотрение, назначить пересмотр дела судом любой инстанции, оставить в силе приговор суда первой инстанции, отмененный в кассационной инстанции, или изменить или оставить в силе любое из ранее вынесенных решений.

Части вторая и третья статьи 380  предусматривали, что в рамках того же производства президиум мог смягчить наказание или изменить правовую квалификацию вменяемого в вину деяния или наказания в пользу подсудимого. Если президиум признавал наказание или правовую квалификацию вменяемого в вину деяния слишком мягкими, он был обязан направить дело на новое рассмотрение.


Право


I. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции в отношении пересмотра определения судебной коллегии по уголовным делам Тульского областного суда от 24 марта 1998 г. в порядке надзора


27. На основании статьи 6 Конвенции и статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции заявитель жаловался, что его дважды судили за одно и то же преступление. Ссылаясь на статью 6 Конвенции, он также обжаловал итог рассмотрения его уголовного дела.

Статья 6 Конвенции в части, применимой к настоящему делу, звучит следующим образом:


"1. Каждый... при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное... разбирательство дела в разумный срок... судом...".


Статья 4 Протокола N 7 к Конвенции в части, применимой к настоящему делу, гласит:


"1. Никто не должен быть повторно судимым или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства.

2. Положения предыдущего пункта не препятствуют повторному рассмотрению дела в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами соответствующего государства, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или если в ходе предыдущего разбирательства были допущены существенные нарушения, повлиявшие на исход дела".


A. Доводы сторон


1. Власти Российской Федерации


28. Власти России утверждали, что заявитель сам требовал пересмотра дела в порядке надзора и просил о полном пересмотре уголовного дела. Таким образом, надзорное производство было проведено полностью в соответствии с ходатайством заявителя и значительно улучшило его положение. Заявитель был оправдан по обвинению в убийстве, обвинение в покушении на изнасилование было переквалифицировано на хулиганство - менее тяжкое преступление - и в этой части уголовное дело было прекращено в связи с истечением установленного законом срока давности. Власти России делают вывод, что заявитель не может утверждать, что он является жертвой предполагаемого нарушения.


2. Заявитель


29. Заявитель утверждал, что он может считаться жертвой предполагаемого нарушения, независимо от его ходатайств о пересмотре дела в порядке надзора. Кроме того, он утверждал, что суды допустили ошибки в установлении фактов и [заключениях по вопросам] права на обеих стадиях судебного разбирательства, то есть и до, и после надзорного судопроизводства.


В. Мнение Европейского Суда


30. Европейский Суд ранее рассматривал дела, затрагивающие аналогичное жалобы на нарушение Конвенции в связи с отменой судебного решения, вступившего в законную силу (см. Постановление Европейского Суда по делу "Никитин против Российской Федерации" (Nikitin v. Russia), жалоба N 50178/99, ECHR 2004-VIII; и Решение Европейского Суда по делу "Братякин против Российской Федерации" (Bratyakin v. Russia) от 9 марта 2006 г., жалоба N 72776/01).

31. Относительно применимости статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции к надзорному судопроизводству в указанном деле Никитина Европейский Суд постановил следующее:


"46. Европейский Суд отметил, что законодательство Российской Федерации, действовавшее на момент событий, позволяло пересмотр уголовных дел, производство по которым окончено, ввиду появления новых или вновь открывшихся обстоятельств или существенных нарушений (статьи 384-390 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР). Данная процедура, очевидно, подпадает под сферу применения статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции. Однако Европейский Суд отметил, что в дополнение к этому также существует система, позволяющая пересматривать судебные решения ввиду допущенных судебных ошибок при применении норм материального и процессуального права (надзор, статьи 371-383 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР). Предметом такого судебного разбирательства остаются то же самое уголовное обвинение и правильность предыдущего судебного решения. Если протест удовлетворялся и судебное разбирательство возобновлялось, конечным результатом надзорного судебного разбирательства являлись отмена всех ранее вынесенных судебных решений и вынесение нового решения по уголовному обвинению. В этом отношении итог надзорного судебного разбирательства тот же, что и пересмотр уголовного дела, поскольку и первое, и второе являются формами продолжения ранее проведенного судебного разбирательства. Таким образом, Европейский Суд пришел к выводу, что в целях принципа ne bis in idem* (*Ne bis in idem (лат.) - никто не может быть наказан дважды за одно преступление (прим. переводчика).) надзорное судебное производство может рассматриваться как отдельный вид пересмотра уголовного дела, подпадающего в сферу действия пункта 2 статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции".

32. Европейский Суд отмечает, что в настоящем деле вступившее в законную силу судебное решение было отменено из-за серьезных процессуальных недостатков и что дело было пересмотрено двумя судебными инстанциями, которые вынесли окончательное решение. Как и в упомянутом деле Никитина, предметом нового судебного разбирательства оставались те же самые уголовные обвинения и правильность предыдущего судебного решения. Учитывая изложенное, Европейский Суд приходит к выводу, что надзорное производство в настоящем деле являлось пересмотром уголовного дела из-за существенного нарушения, допущенного в предыдущем разбирательстве, по смыслу пункта 2 статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции. Таким образом, жалоба не затрагивает вопросов, регулируемых пунктом 1 статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции, и подлежит рассмотрению лишь на основании статьи 6 Конвенции (см. приведенное выше Решение Европейского Суда по  делу "Братякин против Российской Федерации" (Bratyakin v. Russia) и Решение Европейского Суда по делу "Савинский против Украины" (Savinskiy v. Ukraine) от 31 мая 2005 г., жалоба N 6965/02).

33. Европейский Суд повторяет, что сама возможность пересмотра уголовного дела prima facie* (*Prima facie (лат.) - на первый взгляд (прим. переводчика).) соответствует требованиям Конвенции, в том числе гарантиям статьи 6 Конвенции. Однако действительный способ ее использования не должен нарушать саму суть справедливого судебного разбирательства. Другими словами, право возобновить уголовное производство должно осуществляться органами государственной власти так, чтобы был максимально соблюден справедливый баланс между интересами лица и необходимостью обеспечить эффективность системы отправления правосудия по уголовным делам (см. приведенное выше Постановление Европейского Суда по делу "Никитин против Российской Федерации" (Nikitin v. Russia), §§54-61). В особом контексте надзорного производства Конвенция требует, чтобы органы государственной власти уважали обязывающий характер вступившего в законную силу решения суда и допускали возобновление уголовного судопроизводства, только если серьезные законные соображения перевешивают принцип правовой определенности (см. приведенное выше Решение Европейского Суда по делу "Братякин против Российской Федерации" (Bratyakin v. Russia)).

34. Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд отмечает, что именно заявитель ходатайствовал о пересмотре определения Тульского областного суда от 24 марта 1998 г. в порядке надзора. В частности, он просил о "полном пересмотре его дела судом". Стороны не оспаривают, что протест о пересмотре дела в порядке надзора был принесен заместителем Генерального прокурора 12 ноября 1999 г., и рассматриваемое определение было отменено Верховным Судом Российской Федерации 7 декабря 1999 г. в соответствии с ходатайством заявителя. Кроме того, пределы дальнейшего пересмотра полностью соответствовали тому, о чем просил заявитель, то есть дело было пересмотрено полностью. Европейский Суд считает, что, являясь инициатором надзорного производства, заявитель не может утверждать, что он является жертвой предполагаемого нарушения принципа правовой определенности.

35. Что касается жалобы заявителя на итог рассмотрения дела судами Российской Федерации, Европейский Суд, во-первых, отмечает, что только возобновленное судопроизводство подпадает под его компетенцию ratione temporis* (*Компетенция ratione temporis (лат.) - Европейский Суд по правам человека рассматривает на предмет соответствия Конвенции деяния, которые произошли после ратификации Конвенции государством-ответчиком; "временная компетенция Европейского Суда" (прим. переводчика).), поскольку Конвенция вступила в силу для Российской Федерации 5 мая 1998 г. Кроме того, в той части, в которой эта жалоба касается оценки доказательств и результатов судебного разбирательства в судах Российской Федерации, Европейский Суд повторяет, что его задачей не является проверка предполагаемых нарушений факта и права, совершенных судами государства-ответчика, и что, как общее правило, именно суды государства-ответчика оценивают представленные им доказательства и применяют внутригосударственное право. Задачей Европейского Суда является выяснение того, было ли разбирательство в целом справедливым (см., inter alia* (*Inter alia (лат.) - в числе прочего, в частности (прим. переводчика).), Постановление Европейского Суда по делу "Бернар против Франции" (Bernard v. France) от 23 апреля 1998 г., жалоба N 22885/93, ECHR 1998-II, §37).

36. Европейский Суд считает, что в настоящем деле национальные суды двух уровней изучили имеющиеся в их распоряжении материалы и пришли к обоснованным заключениям относительно уголовных обвинений в отношении заявителя. Заявитель имел достаточную возможность изложить свои доводы и оспорить любые доказательства, которые он считал ложными. Отсутствуют доказательства какой-либо несправедливости по смыслу статьи 6 Конвенции в этом отношении.

37. Следовательно, Европейский Суд не усматривает нарушение статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции и пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции относительно длительности рассмотрения уголовного дела заявителя


38. На основании статьи 6 Конвенции заявитель жаловался на длительность уголовного разбирательства в отношении него.

39. Европейский Суд отмечает, что только производство по делу после надзорного судебного разбирательства подпадает под компетенцию Европейского Суда ratione temporis. Таким образом, период, который должен приниматься во внимание, начался 7 декабря 1999 г., когда уголовное судопроизводство в отношении заявителя было возобновлено и его дело было передано на новое рассмотрение, и закончился 2 октября 2002 г. вынесением окончательного решения Верховным Судом Российской Федерации. Судебное разбирательство в судах двух уровней продолжалось два года, девять месяцев и 26 дней. Однако Европейский Суд отмечает, что он может принять во внимание период, предшествующий вступлению Конвенции в силу (см. Решение Европейской Комиссии по делу "Вентура против Италии" (Ventura v. Italy) от 9 марта 1978 г., жалоба N 7438/76, Decisions and Reports 12, р. 38).


A. Доводы сторон


1. Власти Российской Федерации


40. Власти Российской Федерации утверждали, что продолжительность судебного разбирательства была разумной, редкие задержки были вызваны необходимостью проведения психиатрических экспертиз и обеспечения присутствия заявителя на слушании в Тульском областном суде после надзорного судопроизводства.


2. Заявитель


41. Заявитель утверждал, что продолжительность судебного разбирательства была неразумной и что задержки имели место по вине властей Российской Федерации.


B. Мнение Европейского Суда


42. Европейский Суд повторяет, что разумность срока судебного разбирательства должна оцениваться в свете обстоятельств дела и согласно критериям, установленным его прецедентным правом, в частности, сложности дела и поведения заявителя и соответствующих властей (см., среди многих других источников, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Кудла против Польши" (Kudla v. Poland), жалоба N 30210/96, ECHR 2000-XI, §124).

43. Европейский Суд отмечает, что в период с декабря 1999 г. по август 2000 г. слушания по существу дела несколько раз откладывались из-за того, что заявитель находился за пределами России и не являлся в суд. Кроме того, разбирательство включало в себя проведение психиатрических экспертиз. Принимая это во внимание и учитывая имеющиеся у него материалы, Европейский Суд считает, что рассматриваемый период не превышал "разумного срока" по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции, и не считает, что поведение властей Российской Федерации привело к значительным задержкам в судебном разбирательстве.

44. Таким образом, отсутствовало нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


На основании изложенного Суд единогласно:


1) постановил, что отсутствовало нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 4 Протокола N 7 к Конвенции в связи с пересмотром в порядке надзора определения Тульского областного суда от 24 марта 1998 г. и в связи с этим рассмотрения уголовного дела;

2) постановил, что отсутствовало нарушение статьи 6 Конвенции в связи с длительностью рассмотрения уголовного дела.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 27 июля 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Родерик Лидделл


Председатель Палаты Суда

Боштьян М. Цупанчич



Постановление Европейского Суда по правам человека от 27 июля 2006 г. Дело "Фадин (Fadin) против Российской Федерации" (жалоба N 58079/00) (Третья Секция)


Постановление вступило в силу 27 октября 2006 г.


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 11/2007


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.