Постановление Европейского Суда по правам человека от 24 мая 2007 г. Дело "Коновалов Виктор (Konovalov Viktor) против Российской Федерации" (жалоба N 43626/02) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Коновалов Виктор (Konovalov Viktor) против Российской Федерации"
(Жалоба N 43626/02)


Постановление Суда


Страсбург, 24 мая 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукайдеса,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильмана,

С.Е. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 3 мая 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 43626/02), поданной против Российской Федерации в Европейский Суд 25 ноября 2002 г. в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Украины Виктором Александровичем Коноваловым.

2. Интересы заявителя в Европейском Суде представлял М. Минаев - адвокат, практикующий в г. Москве. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявитель утверждал, в частности, что в данном деле имело место нарушение его имущественных прав в связи с тем, что продажа его автомобиля была осуществлена с нарушениями законодательства Российской Федерации.

4. Определением от 30  августа 2005 г. Европейский Суд объявил жалобу частично приемлемой.

5. Власти Российской Федерации представили замечания по существу жалобы (пункт 1 правила 59 Регламента Суда). Заявитель замечаний по существу жалобы не представил. Власти Украины не воспользовались своим правом на участие в рассмотрении жалобы (пункт 1 статьи 36 Конвенции).


Факты


I. Обстоятельства дела


6. Заявитель, 1957 года рождения, проживает в г. Москве.


A. Нарушение таможенных правил и наложение штрафа на заявителя


7. 19 марта 1999 г., во время поездки заявителя с семьей на Украину, он был остановлен в Московской области сотрудником Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - ГИБДД). Сотрудник ГИБДД установил, что автомобиль заявителя въехал на территорию Российской Федерации 8 января 1999 г. и что таможенные органы выдали разрешение на его пребывание на территории Российской Федерации не более двух месяцев. В тот же день сотрудники Подольской таможни изъяли автомобиль заявителя как объект нарушения таможенных правил.

8. 23 марта 1999 г. сотрудниками Подольской таможни в отношении заявителя было возбуждено дело в связи с тем, что он не вывез свой автомобиль с таможенной территории Российской Федерации в установленный срок, что является административным правонарушением согласно части первой статьи 271 Таможенного кодекса Российской Федерации.

9. 23 июля 1999 г. в результате экспертизы было установлено, что остаточная стоимость автомобиля заявителя "Пежо 305" составила 9 858 рублей.

10. 30 июля 1999 г. сотрудники таможни признали заявителя виновным в нарушении положений части первой статьи 271 Таможенного кодекса Российской Федерации и применили к нему наказание в виде штрафа в размере стоимости автомобиля. Штраф подлежал выплате в течение 15 дней со дня вынесения постановления о применении штрафа или, в случае если оно было обжаловано, в течение 15 дней с момента вступления в силу соответствующего постановления.

11. 11 августа 1999 г. Московское таможенное управление оставило жалобу заявителя на постановление от 30 июля 1999 г. без удовлетворения. Решение Московского таможенного управления подлежало обжалованию в судебном порядке.

12. 21 августа 1999 г. заявитель обратился с жалобой в Мещанский районный суд г. Москвы. По утверждению заявителя, Подольское почтовое отделение подтвердило, что 31 августа 1999 г. копия жалобы была доставлена в Подольскую таможню.

13. 25 августа 1999 г. Подольская таможня направила постановление от 30 июля 1999 г. в службу судебных приставов для исполнения посредством продажи автомобиля. Заявитель не был уведомлен об этом.

14. 17 сентября 1999 г. служба судебных приставов передала автомобиль заявителя на реализацию частной компании.

15. После неоднократного снижения цены 15 декабря 1999 г. автомобиль был продан за 3 000 рублей.

16. 14 апреля 2000 г. Мещанский районный суд г. Москвы рассмотрел жалобу заявителя. Суд установил, что факт нарушения таможенных правил не оспаривался сторонами и что постановление о применении штрафа продолжало действовать. Суд оставил жалобу заявителя без удовлетворения.

17. 10 августа 2000 г. судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, рассмотрев кассационную жалобу заявителя, оставила решение от 14 апреля 2000 г. без изменений.


B. Попытки заявителя оспорить законность продажи его автомобиля


1. Жалоба прокурору


18. Заявитель обратился в прокуратуру, утверждая, что продажа его автомобиля была незаконной, поскольку она имела место в период рассмотрения судом его жалобы на действия сотрудников таможни.

19. 24 мая 2001 г. Юго-Западная транспортная прокуратура направила письмо начальнику Подольской таможни. Заместитель прокурора установил, что постановление от 30 июля 1999 г. было исполнено в нарушение положений Таможенного кодекса Российской Федерации. После получения 24 сентября 1999 г. копии жалобы заявителя в адрес суда Подольская таможня не направила эту информацию в службу судебных приставов и не приостановила исполнение соответствующего постановления. Заместитель прокурора рекомендовал избегать подобных нарушений в будущем, но, тем не менее, по делу заявителя не было предпринято каких-либо действий, поскольку "не был нанесен вред интересам государства".


2. Обжалование заявителем действий судебных приставов-исполнителей


20. Заявитель обжаловал в суд законность действий судебных приставов-исполнителей. Он утверждал, в частности, что не был уведомлен о возбуждении исполнительного производства, что не был информирован относительно уменьшения стоимости автомобиля и что его автомобиль был продан по истечении двухмесячного срока.

21. 14 июня 2001 г. Подольский городской суд Московской области постановил решение. Суд установил, что представитель подольского подразделения службы судебных приставов не смог доказать, что заявитель был должным образом извещен о возбуждении исполнительного производства и переоценке автомобиля. Представитель службы судебных приставов также не смог объяснить, какие действия были предприняты с целью установления источников дохода заявителя или наличия у него иного имущества и почему по истечении установленного двухмесячного срока взыскателю не было предложено оставить автомобиль за собой, а вместо этого три месяца спустя автомобиль был продан. Суд отметил, что в материалах исполнительного производства содержался акт от 21 декабря 1999 г. о невозможности исполнения постановления, но документы, на которых основывался акт, отсутствовали. Суд постановил, что в ходе исполнительного производства имели место нарушения Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119ФЗ "Об исполнительном производстве".


3. Судебное разбирательство по жалобе заявителя на действия таможенных органов


22. Заявитель обратился в суд с жалобой на действия сотрудников Подольской таможни. Он утверждал, в частности, что таможенные органы не приостановили исполнительное производство до рассмотрения его жалобы судом.

23. 12 марта 2002 г. Подольский городской суд Московской области оставил жалобу заявителя без удовлетворения. Относительно предположительно преждевременной передачи автомобиля службе судебных приставов суд отметил следующее:


"Автомобиль, изъятый у [заявителя], является вещественным доказательством, поэтому в соответствии со статьей 327 Таможенного кодекса Российской Федерации автомобиль должен храниться до истечения сроков обжалования постановления таможенного органа Российской Федерации... либо до принятия решения вышестоящим таможенным органом, районным (городским) судом... Автомобиль был передан для реализации в службу судебных приставов после получения ответа вышестоящего таможенного органа на жалобу [заявителя]; [заявитель] не смог доказать, что прежде, чем передача автомобиля была произведена, он [должным образом] проинформировал Подольскую таможню о подаче жалобы в суд; квитанция, имеющаяся в деле, лист дела N 100 - не доказывает факт соответствующего уведомления, поскольку [текст] уведомления отсутствует..."


24. 30 мая 2002 г. судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда, рассмотрев кассационную жалобу заявителя, оставила судебное решение от 12 марта 2002 г. без изменений.


C. Судебное разбирательство по вопросу о возмещении ущерба и компенсации морального вреда


25. Заявитель обратился в суд с иском к Управлению Министерства юстиции Российской Федерации по Московской области, требуя возместить материальный ущерб и компенсировать моральный вред, причиненные действиями судебных приставов-исполнителей.

26. 27 февраля 2003 г. мировой судья судебного участка N 13 Зюзинского района г. Москвы частично удовлетворил требования заявителя. Мировой судья установил, что автомобиль заявителя был передан для реализации 17 сентября 1999 г. и что впоследствии снижение цены автомобиля имело место 6 и 19 октября, 2 ноября и 8 декабря 1999 года. 15 декабря 1999  г. автомобиль был продан за 3 000 рублей. Мировой судья установил, что в нарушение Федерального закона "Об исполнительном производстве" заявитель не был информирован о возбуждении исполнительного производства, судебные приставы-исполнители не сделали попытки установить его иное имущество или денежные средства; взыскателю не было предложено оставить автомобиль себе или оспорить цену, по которой автомобиль выставлялся на продажу. Судья также принял во внимание постановление Подольской городской прокуратуры от 22 октября 2002 г. о прекращении уголовного дела в отношении судебного пристава-исполнителя. В постановлении было указано, что судебный пристав-исполнитель виновен в совершении халатности (часть первая статьи 293 Уголовного кодекса Российской Федерации), однако в связи с истечением срока давности пристав-исполнитель был освобожден от уголовной ответственности. Мировой судья установил причинно-следственную связь между незаконными действиями судебного пристава-исполнителя и материальным ущербом, причиненным заявителю, и взыскал в пользу заявителя с Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Московской области как работодателя судебного пристава-исполнителя 6 858 рублей (разницу между оценочной стоимостью автомобиля и ценой, по которой автомобиль бы фактически продан), 500 рублей в качестве компенсации морального вреда, 2 000 рублей в возмещение судебных расходов и издержек, а также государственную пошлину за рассмотрение дела в суде.

27. 25 декабря 2003 г. Зюзинский районный суд г. Москвы, рассмотрев апелляционную жалобу Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Московской области, отменил решение мирового судьи от 27 февраля 2003 г. Суд установил, что заявитель не доказал, что действия судебного пристава-исполнителя причинили ему материальный ущерб и моральный вред и что нарушения, совершенные судебным приставом-исполнителем, носили "процессуальный характер".


II. Применимое национальное законодательство


A. Таможенный кодекс Российской Федерации от 18 июня 1993 г. N 5221I


28. Таможенный кодекс Российской Федерации, действовавший в период рассматриваемых событий, в части, применимой в настоящем деле, предусматривал следующее.

Нарушение таможенных правил может повлечь за собой наказание, в частности, в виде конфискации товаров и транспортных средств, являющихся непосредственными объектами нарушения таможенных правил, или взыскание их стоимости (части четвертая и пятая статьи 242).

29. Вещественные доказательства по делу о нарушении таможенных правил включают в себя товары и транспортные средства, являвшиеся непосредственными объектами данного правонарушения. Такие доказательства хранятся на таможенных складах до истечения срока подачи жалобы в вышестоящий таможенный орган или в суд или до окончания рассмотрения такой жалобы (статья 327).

30. Товары и транспортные средства, являющиеся непосредственными объектами нарушения таможенных правил, подлежат изъятию. Если лицо, признанное виновным в нарушении таможенных правил, не имеет постоянной регистрации на территории Российской Федерации, принадлежащие ему товары, денежные средства или транспортные средства могут быть изъяты в целях обеспечения уплаты штрафов и исполнения наказания (статья 337).

31. Постановление о наложении взыскания за нарушение таможенных правил обращается к исполнению по истечении срока его обжалования (статья 378). Подача кассационной жалобы является основанием для приостановления исполнительного производства (статья 376). Постановление о наложении взыскания за нарушение таможенных правил обращается таможенным органом, вынесшим постановление, к исполнению по истечении 15дневного срока его обжалования. Если сумма штрафа или стоимости товаров и транспортных средств не будет уплачена в установленные сроки физическим лицом добровольно, она взыскивается в принудительном порядке из стоимости товаров и транспортных средств, изъятых для обеспечения такого взыскания, иного имущества или дохода (статья 379).


B. Федеральный закон "Об исполнительном производстве" от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ


32. Федеральный закон "Об исполнительном производстве" в соответствующей части содержит положения, которые приведены ниже.

Копия постановления о возбуждении исполнительного производства направляется должнику в течение одного дня с момента вынесения (пункт 4 статьи 9). Сторонами исполнительного производства являются кредитор и должник (пункт 1 статьи 29).

33. Взыскание может быть обращено на имущество должника в случае, если у должника недостаточно денежных средств в российских рублях или иностранной валюте (статья 46).

34. Имущество, на которое накладывается взыскание, может быть продано в течение двух месяцев с момента вынесения постановления о взыскании. В случае, если имущество не будет продано в течение двух месяцев, кредитор получает право на получение имущества. В случае отказа кредитора имущество возвращается должнику и исполнительный лист возвращается кредитору (статья 54).


Право


I. Предполагаемое нарушение статьи 1 Протокола N1 к Конвенции


35. Заявитель, ссылаясь на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, утверждал, что его автомобиль был продан в нарушение положений законодательства Российской Федерации. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции предусматривает:


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".


A. Доводы сторон


36. Заявитель утверждает, что был лишен своей собственности в нарушение установленного законом порядка. Согласно постановлению от 23 марта 1999 г. его автомобиль был изъят как объект правонарушения, то есть вещественное доказательство, которое подлежало возвращению законному владельцу в соответствии со статьей 327 Таможенного кодекса Российской Федерации. Решение о наложении ареста на автомобиль в качестве гарантии оплаты штрафа не принималось. Подольская таможня должна была знать о подаче заявителем жалобы в суд, поскольку 31 августа 1999 г. копия жалобы была доставлена почтой в таможню. Заявитель отметил, что продажа автомобиля в нарушение установленной законодательством Российской Федерации процедуры на основании незаконного постановления Подольской таможни нарушила его право, гарантированное статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции.

37. Власти Российской Федерации отметили, что постановление о наложении на заявителя штрафа за нарушение таможенных правил в размере стоимости автомобиля было законным. Тем не менее они признали, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в том, что судебный пристав-исполнитель продал автомобиль заявителя в нарушение требований Федерального закона "Об исполнительном производстве". Судебный пристав-исполнитель не проинформировал заявителя о возбуждении исполнительного производства 30 августа 1999 г. и не разъяснил ему право принимать участие в данном производстве. Исполнительное производство не было приостановлено после того, как заявитель обратился с жалобой в Мещанский районный суд г. Москвы 21 августа 1999 г. Более того, после истечения установленного двухмесячного срока судебный пристав-исполнитель должен был предложить взыскателю оставить автомобиль за собой, а в случае его отказа вернуть автомобиль законному владельцу, однако эта процедура не была соблюдена. В решении от 14 июля 2001 г. Подольский городской суд Московской области признал нарушение положений Федерального закона "Об исполнительном производстве". Власти Российской Федерации, тем не менее, утверждали, что названные процессуальные нарушения не могли повлиять на имущественные права заявителя, поскольку в любом случае на него было наложено взыскание в форме штрафа за нарушение таможенных правил.


B. Мнение Европейского Суда


38. Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции включает в себя три отдельных правила: первое правило, закрепленное в первом предложении первого параграфа, носит общий характер и провозглашает принцип беспрепятственного пользования имуществом; второе правило, закрепленное вторым предложением первого параграфа, охватывает лишение имущества и подвергает его определенным ограничениям; третье правило, предусмотренное во втором параграфе, закрепляет, что договаривающиеся государства имеют право, в частности, контролировать использование имущества в интересах общества. Названные правила - отдельные, однако, не в том смысле, что они не связаны друг с другом. Второе и третье правила касаются конкретных примеров вмешательства в право на беспрепятственное пользование имуществом, и, следовательно, они должны толковаться в свете общего принципа, провозглашенного первым правилом (см. среди недавних документов Суда Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Брониовский против Польши" (Broniowski v. Poland), жалоба N 31443/96, §134, ECHR 2004V).

39. Европейский Суд отмечает, что "имущество", о котором идет речь в данном деле, состояло из автомобиля, законным собственником которого являлся заявитель. Европейский Суд обращает внимание, что в настоящем деле заявитель не оспаривает законность возложения на него штрафа за нарушение таможенных правил. Он также не оспаривает законность постановления об изъятии его автомобиля как объекта нарушения. Предполагаемое нарушение имущественных прав заявителя имело место не в результате названных действий органов государственной власти, а, скорее, вследствие ряда последующих действий, которые в итоге привели к тому, что заявитель утратил право собственности на автомобиль. Эти действия представляли собой задержание автомобиля с целью обеспечения уплаты штрафа, передачу автомобиля в службу судебных приставов на реализацию с тем, чтобы удержать сумму штрафа из вырученных от продажи средств, а также лишение заявителя возможности принимать участие в исполнительном производстве.

40. Европейский Суд не удовлетворен доводом властей Российской Федерации о том, что нарушение судебным приставом-исполнителем законодательства Российской Федерации не повлияло на имущественные права заявителя, так как в любом случае он должен был выплатить штраф за нарушение таможенных правил. Данный довод основывается на предположении о том, что заявитель утратил бы право собственности на автомобиль независимо от хода исполнительного производства. Европейский Суд установил, что данное предположение не имеет достаточного логического и правового обоснования. Заявитель должен был выплатить в пользу государства определенную денежную сумму, равную стоимости автомобиля. Тем не менее он не должен был отказываться от своего права на автомобиль, который не подлежал конфискации, а лишь служил в качестве гарантии оплаты штрафа. Если бы заявитель выплатил штраф после того, как его жалоба была бы оставлена без удовлетворения судом высшей инстанции, автомобиль был бы возвращен в его распоряжение (см. выше §31 настоящего постановления). В данном деле заявителю не была предоставлена возможность выплатить сумму штрафа наличными, поскольку автомобиль был продан в период рассмотрения его жалобы. При данных обстоятельствах Европейский Суд установил, что действия, результатом которых стала продажа автомобиля заявителя, представляют собой вмешательство в его право на беспрепятственное пользование имущество по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

41. Стороны не заняли очевидную позицию относительно правила, содержащегося в статье 1 Протокола N 1 к Конвенции, в соответствии с которым данное дело подлежит рассмотрению. Европейский Суд отмечает, что изъятие автомобиля в обеспечение выплаты штрафа представляет собой временное ограничение по его использованию, что подпадает под действие второго абзаца статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, предусматривающего "контроль за использованием собственности" (см. Постановление Европейского Суда по делу ""Эр Канада" против Соединенного Королевства" (Air Canada v. United Kingdom) от 5 мая 1995 г., Series A, N 316A, §34). То же можно сказать и о передаче автомобиля судебному приставу-исполнителю, что не подразумевало переход права собственности, поскольку исполнительное производство могло быть приостановлено в любое время и автомобиль был бы возвращен заявителю. Тем не менее продажа автомобиля привела к лишению заявителя права собственности и ситуации, к которой применимо второе правило, закрепленное статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции относительно лишения собственности.

42. Далее Европейский Суд должен определить, было ли вмешательство обосновано, как того требует названная статья. Европейский Суд напоминает в связи с этим, что первое и самое важное требование статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции заключается в том, что любое вмешательство органа публичной власти в право пользования имуществом должно быть "законным": второй абзац статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции признает, что государства вправе контролировать использование собственности посредством реализации положений "законов". Более того, принцип верховенства права, являющийся одним из основополагающих в демократическом обществе, пронизывает все статьи Конвенции. Вопрос о том, было ли соблюдено справедливое равновесие между требованиями общественного интереса и требованиями защиты основных прав личности, имеет значение только тогда, когда будет установлено, что рассматриваемое вмешательство удовлетворяет требованиям законности и оно не было произвольным (см. среди прочих Постановление Европейского Суда по делу "Бакланов против Российской Федерации" (Baklanov v. Russia) от 9 июня 2005 г., жалоба N 68443/01, §39; и Постановление Европейского Суда по делу "Фризен против Российской Федерации" (Frizen v. Russia) от 24 марта 2005 г., жалоба N 58254/00, §33 с последующими ссылками).

43. Заявитель утверждал, что изъятие его автомобиля в качестве гарантии было незаконным, поскольку не было вынесено постановления о наложении на него ареста, а изначально автомобиль был задержан в качестве вещественного доказательства, а не гарантии выплаты штрафа. Европейский Суд напоминает, что 19 марта 1999 г. сотрудником Подольской таможни было вынесено постановление о задержании автомобиля заявителя как объекта правонарушения (см. выше §7 настоящего Постановления). Таможенный кодекс Российской Федерации не требовал вынесения постановления о наложении ареста для того, чтобы задержать транспортное средство в качестве гарантии выплаты штрафа, если у собственника транспортного средства отсутствует постоянное место жительства на территории Российской Федерации, как в деле заявителя (см. выше §30 настоящего Постановления). Вопреки утверждению заявителя в данном случае отсутствует подтверждение тому, что задержание автомобиля в качестве гарантии выплаты штрафа незаконно в соответствии с положениями законодательства Российской Федерации.

44. Далее заявитель утверждает, что автомобиль был передан в службу судебных приставов преждевременно, даже до того, как он воспользовался своим правом на обращение с жалобой в суд. На стадии рассмотрения вопроса о приемлемости жалобы власти Российской Федерации утверждали, что у сотрудников Подольской таможни не было информации о том, что заявитель оспорил их постановление в судебном порядке (см. Решение Европейского Суда о приемлемости данной жалобы от 30 августа 2005 г.). Таким образом, вопрос, оспариваемый сторонами, касается того, обладали ли сотрудники Подольской таможни во время передачи автомобиля информацией о том, что была подана жалоба. Европейский Суд не считает необходимым разрешать этот связанный с фактическими обстоятельствами вопрос в силу следующих причин.

45. Как отмечалось ранее, передача автомобиля в службу судебных приставов не предполагала автоматическую передачу права собственности, а исполнительное производство могло быть приостановлено в любой момент до продажи автомобиля. В письме от 24 мая 2001 г. транспортный прокурор установил, что Подольская таможня знала об обращении заявителя с жалобой в суд, по крайней мере, начиная с 24 сентября 1999 г., однако ею (таможней) не были приняты меры по направлению данной информации в службу судебных приставов или приостановлению исполнительного производства, что нарушило требования статьи 376 Таможенного кодекса Российской Федерации (см. выше §§19 и 31 настоящего Постановления). Названные обстоятельства подтверждают, что действия Подольской таможни не соответствовали требованиям законодательства Российской Федерации.

46. Более того, как утверждал заявитель и подтвердили власти Российской Федерации, судебный пристав-исполнитель нарушил требования закона, применимые к процедуре исполнения акта таможенного органа и продаже имущества заявителя. Тот факт, что заявитель не был проинформирован о возбуждении исполнительного производства, затрагивающего его имущественные права, и что не было гарантировано его эффективное участие в исполнительном производстве, должен рассматриваться как наиболее серьезное нарушение, подрывающее саму суть гарантий статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Действия судебного пристава-исполнителя, заключавшиеся в том, что он не информировал заявителя о возбуждении исполнительного производства, не разъяснил его право участвовать в качестве стороны в исполнительном производстве, не принял мер к установлению иного имущества заявителя до передачи его автомобиля на реализацию и не предложил взыскателю (Подольской таможне) оставить автомобиль за собой по истечении установленного законом двухмесячного срока, были незаконными. Более того, судебный пристав-исполнитель четыре раза уменьшал продажную стоимость автомобиля без уведомления заявителя и Подольской таможни. Прокуратура, суды Российской Федерации и власти Российской Федерации в своих замечаниях по существу дела признали, что действия судебных приставов-исполнителей не соответствовали закону.

47. Следовательно, Европейский Суд приходит к выводу, что вмешательство в права заявителя, гарантированные статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, не отвечает требованию "законности". Следовательно, имело место нарушение названного положения.


II. Применение статьи 41 Конвенции


48. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


49. Европейский Суд отмечает, что в соответствии с правилом 60 Регламента Европейского Суда любые требования по справедливой компенсации представляются в подробном перечне по пунктам в письменной форме с приложением соответствующих подтверждающих документов или квитанций; "в противном случае Палата Суда вправе отказать в удовлетворении требования полностью или частично".

50. В письме от 5 сентября 2005 г. после объявления жалобы приемлемой Европейский Суд предложил представителю заявителя направить требования по справедливой компенсации до 7 ноября 2005 г. Соответствующие требования не были представлены в установленные сроки.

51. При данных обстоятельствах Европейский Суд решил не присуждать заявителю компенсацию, предусмотренную статьей 41 Конвенции.


На основании изложенного Суд единогласно:


1) постановил, что в данном деле имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

2) решил не присуждать заявителю компенсацию, предусмотренную статьей 41 Конвенции.


Совершено на английском языке, уведомление в письменной форме о Постановлении было направлено 24 мая 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Серен Нильсен


Председатель Палаты Суда

Христос Розакис



Постановление Европейского Суда по правам человека от 24 мая 2007 г. Дело "Коновалов Виктор (Konovalov Viktor) против Российской Федерации" (жалоба N 43626/02) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 11/2007.


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.