Постановление Европейского Суда по правам человека от 24 мая 2007 г. Дело "Тулешов и другие (Tuleshov and Оthers) против Российской Федерации" (Жалоба N 32718/02) (Пятая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Пятая Секция)


Дело "Тулешов и другие (Tuleshov and Others) против Российской Федерации"
(Жалоба N 32718/02)


Постановление Суда


Страсбург, 24 мая 2007 г.


Европейский Суд по правам человека (далее - Европейский Суд) (Пятая Секция), заседая Палатой в составе:

П. Лоренсена, Председателя Палаты,

С. Ботучаровой,

К. Юнгвирта,

В. Буткевича,

Р. Марусте,

А. Ковлера,

М. Виллигера, судей,

а также при участии К. Вестердийк, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 2 мая 2007 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой (N 32718/02), поданной против Российской Федерации в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) 10 августа 2002 г. пятью гражданами Российской Федерации: Максутом Неткалиевичем Тулешовым, Аслганым Каликовной Тулешовой, Виктором Максутовичем Тулешовым, Сергеем Максутовичем Тулешовым и Каликом Исаевым (далее - заявители).

2. Интересы заявителей, которым была предоставлена бесплатная правовая помощь, были представлены В.В. Коломиным - адвокатом, практикующим в г. Москве. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявители утверждали, что они были лишены своего дома в нарушение положений статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и выселены в нарушение статьи 8 Конвенции.

4. Решением от 21 марта 2006 г. Европейский Суд объявил жалобу приемлемой.

5. После консультаций со сторонами Палатой было принято решение об отсутствии необходимости в проведении устного слушания (пункт 3 правила 59 Регламента Европейского Суда in fine), стороны представили свои письменные замечания.


Факты


I. Обстоятельства дела


6. Все заявители являются членами одной семьи. Тулешов Максут Неткалиевич, 1953 года рождения (первый заявитель), и Тулешова Аслганым Каликовна, 1955 года рождения (вторая заявительница), являются супругами; Тулешов Виктор Максутович, 1979 года рождения, и Тулешов Сергей Максутович, 1977 года рождения - их сыновья; Исаев Калик, 1929 года рождения - отец второй заявительницы. Все они и еще трое детей первого заявителя и второй заявительницы проживают вместе в одном доме в г. Марксе Саратовской области.

7. Обстоятельства дела, представленные сторонами, могут быть изложены следующим образом.

8. В 1993 году Х. приобрел у компании Б. здание бывшего магазина, находившееся по адресу: ул. 3линия, д. 8, г. Маркс Саратовской области, который Х. намеревался переустроить в жилой дом. Дом был свободен от каких-либо обременений.

9. В 1996 году Марксовский городской суд Саратовской области, рассмотрев спор между компанией Б. и третьей стороной, установил, что компания Б. не выполнила условий договора, согласно которому дом находился в залоге, и суд постановил его продать. Предположительно, суд не был осведомлен о том, что дом уже был продан гражданину Х.

10. Продажа дома реализовывалась службой судебных приставов. Стоимость дома была установлена в размере 13 600 000 неденоминированных рублей, эквивалентных 13 600 деноминированным рублям, или 2 800 долларам. Первый заявитель выступил с предложением о покупке дома, и 12 апреля 1996 г. Марксовский городской суд Саратовской области утвердил сделку. Определение суда вступило в законную силу 23 апреля 1996 г. Первый заявитель был зарегистрирован бюро технической инвентаризации в качестве собственника дома. По-видимому, первый заявитель не был осведомлен о праве Х. на дом, а Х. не знал о продаже дома первому заявителю.

11. 22 июля 1996 г. администрация г. Маркса Саратовской области дала разрешение на переустройство здания магазина, в соответствии с которым первый заявитель переделал магазин в жилой дом, площадью 78 кв. метров. Он переехал в дом с семью членами своей семьи, включая других заявителей.

12. В 1998 году Х. обратился в Марксовский городской суд Саратовской области с иском о признании права собственности на дом и обжаловал продажу дома первому заявителю службой судебных приставов. Первый заявитель подал встречный иск, ссылаясь на свое право собственности на дом.

13. 28 июня 1999 г. Марксовский городской суд Саратовской области установил, что судебный пристав действовал незаконно, и признал договор купли-продажи дома первому заявителю недействительным. Суд аннулировал право собственности первого заявителя на дом и постановил выселить первого заявителя с семьей из дома. Суд взыскал в пользу первого заявителя 13 600 рублей в качестве компенсации за дом, что соответствовало покупной цене, установленной компанией Б. и третьей стороной в договоре, указанном в параграфе 9 настоящего постановления, а также 113 161 рубль в возмещение затрат на реконструкцию здания, подлежащих выплате гражданином Х.

14. В тот же день заявителям было вручено постановление о выселении.

15. Первый заявитель и Х. обратились в суд с кассационными жалобами.

16. Компания Б. и третье лицо не выплатили заявителю сумму, причитавшуюся ему в соответствии с судебным решением (13 600 рублей), поскольку были признаны несостоятельными (банкротами).

17. 27 августа 1999 г. судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда оставила без изменения по существу решение суда первой инстанции, однако отменила его в части, касающейся возмещения расходов по реконструкции дома, поскольку такое требование заявителями не выдвигалось.

18. 15 ноября 1999 г. президиум Саратовского областного суда отменил в порядке надзора определение Марксовского городского суда Саратовской области от 12 апреля 1996 г., в соответствии с которым дом был продан первому заявителю.

19. 9 августа 2000 г. Марксовский городской суд Саратовской области, рассмотрев надзорную жалобу первого заявителя, назначил проведение экспертной оценки стоимости дома. Согласно составленному в тот же день заключению дом был оценен в 245 000 рублей, что в то время составило приблизительно 9 738 евро. 31 августа 2000 г. Саратовский областной суд оставил без удовлетворения надзорную жалобу.

20. 14 марта 2001 г. заявители обратились с иском о возмещении ущерба к Х., Министерству финансов Российской Федерации, Министерству юстиции Российской Федерации и Судебному департаменту при Верховном Суде Российской Федерации. Заявители требовали возместить им ущерб в размере 317 654 рублей, в том числе расходы на реконструкцию дома (146 461 рубль), 13 600 рублей - сумму, которая не была выплачена должниками, признанными несостоятельными, и компенсацию морального вреда в размере 210 000 рублей. В обоснование своего требования о возмещении материального ущерба они сослались на экспертную оценку дома от 9 августа 2000 г. Суд привлек Х. к участию в деле в качестве соответчика.

21. 14 декабря 2001 г. Марксовский городской суд Саратовской области рассмотрел дело. Суд установил, что Х. не давал согласие на реконструкцию дома, находящегося в его собственности, и, ссылаясь на статью 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, постановил, что данные расходы были понесены в результате незаконных действий органов государственной власти и подлежат возмещению государством. Первому заявителю было присуждено 89 522 рубля (примерно 3 305 евро в тот период), подлежащих выплате Министерством финансов Российской Федерации. Что касается требований заявителей о возмещении 13 600 рублей, суд постановил, что заявитель "не принял достаточных мер, чтобы взыскать задолженность" с компании Б. и третьего лица. Остальная часть требований о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, заявленных в том числе другими заявителями, была оставлена без удовлетворения на том основании, что заявители не представили достаточного обоснования размера требуемого ими возмещения.

22. 15 февраля 2002 г. судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда оставила решение Марксовского городского суда Саратовской области от 14 декабря 2001 г. без изменения.

23. 26 ноября 2002 г. заявителям было указано выехать из дома до 6 декабря 2002 г.

24. Заявители обжаловали постановление о выселении, утверждая, что им не была выплачена присужденная сумма и не было предоставлено иное жилье.

25. 9 декабря 2002 г. Марксовский городской суд Саратовской области оставил без удовлетворения жалобу заявителей на постановление о выселении. Решение суда первой инстанции было оставлено без изменений судебной коллегией по гражданским делам Саратовского областного суда от 17 января 2003 г.

26. 27 марта 2003 г. Марксовский городской суд Саратовской области рассмотрел ходатайство заявителей и отложил выселение до 4 апреля 2003 г. Заявители обжаловали указанное определение, утверждая, что предоставленная отсрочка является недостаточной, и требовали ее продления до предоставления им жилья по договору социального найма. Ходатайство было оставлено без удовлетворения.

27. В период с апреля по июль 2003 г. заявителям трижды вручалось постановление о выселении, в котором каждый раз был установлен новый срок. Заявители каждый раз безуспешно обжаловали постановление о выселении.

28. 12 сентября 2003 г. судебный пристав-исполнитель второго межрайонного отдела судебных приставов по Центральному административному округу г. Москвы управления Федеральной службы судебных приставов по г. Москве сообщил первому заявителю о том, что к компетенции органов Федеральной службы судебных приставов более не относится исполнение судебных решений по искам к органам государственной власти. Судебный пристав-исполнитель разъяснил заявителю, что он должен требовать выплаты суммы, присужденной ему решением от 14 декабря 2001 г., непосредственно от Министерства финансов Российской Федерации.

29. 12 октября 2003 г. заявители и остальные члены семьи были выселены из дома.

30. 19 ноября 2003 г. заявителям было предоставлено жилье по договору социального найма в муниципальном общежитии, где они до сих пор проживают. На восемь человек им была выделена квартира площадью 45 кв. метров, состоящая из трех комнат. Туалет, ванную комнату и кухню они вынуждены делить с жильцами других квартирах на том же этаже. В общежитии имеется центральное отопление, однако нет ни газоснабжения, ни горячего водоснабжения. Заявители получили данное жилое помещение по договору социального найма и должны оплачивать его. В настоящее время в данном жилом помещении проживают десять человек.

31. 18 февраля 2004 г. Министерство финансов Российской Федерации проинформировало вторую заявительницу о том, что выплата первому заявителю денежных средств, присужденных ему по решению суда, была приостановлена, поскольку исполнительные документы были направлены в правовой департамент Министерства финансов Российской Федерации для "проверки материалов, касающихся судебного спора заявителя". Министерство финансов Российской Федерации пообещало "информировать заявителей о результате рассмотрения и о принятом решении".

32. 16 ноября 2004 г. Министерство финансов Российской Федерации выплатило заявителю 89 522 рубля (примерно 2 405 евро в тот период).

33. 15 мая 2006 г. была проведена экспертная рыночная оценка стоимости предоставленного им по договору социального найма жилья. Его стоимость составила 70 000 рублей (примерно 2 017 евро в тот период).


II. Применимое внутригосударственное законодательство


A. Обязанность органов государственной власти возместить причиненный ущерб


34. Часть первая статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что ущерб, причиненный лицу или имуществу лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим ущерб. В соответствии со статьей 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации орган государственной власти или должное лицо несет ответственность за ущерб, причиненный лицу их незаконными действиями или бездействием. Ущерб подлежит компенсации за счет средств федерального бюджета или бюджета субъекта Российской Федерации.

35. Статьи 151 и 1099-1101 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривают порядок компенсации морального вреда. Статья 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации, в частности, устанавливает, что моральный вред подлежит компенсации независимо от возмещения материального ущерба.


B. Оценка недвижимого имущества


36. Официально установленные ставки рыночной стоимости жилья периодически публикуются Государственным комитетом Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу (далее - Госстрой России) и обязательны для расчета субсидий, предоставляемых государством для приобретения жилья. Постановление от 29 августа 2003 г. N 158 Госстроя России предусматривает, что в последнем квартале 2003 г. средняя стоимость жилья в Саратовской области составляла 8 200 рублей (эквивалентно 248 евро в тот период) за квадратный метр.


Право


I. Предполагаемое нарушение статьи 1 Протокола 1 к Конвенции


37. Заявители утверждали, что власти Российской Федерации нарушили их право на беспрепятственное имущество. Они ссылались на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая предусматривает:


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов".


A. Доводы сторон


38. Заявители утверждали, что были лишены дома, законно приобретенного первым заявителем в результате торгов, проведенных на основании определения суда. По их мнению, тот факт, что вина судебного пристава была установлена в рамках национального судебного разбирательства, должен повлечь полную ответственность государства за причиненный ущерб. Тем не менее все, что им удалось получить в результате разбирательства в судах Российской Федерации, это частичное возмещение расходов по реконструкции дома. Заявители утверждали, что данного возмещения недостаточно для приобретения сопоставимого жилого помещения. Заявители представили свой расчет, основанный на Постановлении Госстроя России от 2003 года, в соответствии с которым рыночная стоимость жилья в Саратовской области в последнем квартале 2003 г. составила 8 200 рублей за квадратный метр. В связи с этим заявители утверждали, что в то время, когда им было выплачено 89 522 рубля, этой суммы было достаточно лишь для приобретения 10,9 кв. метров, тогда как площадь изъятого дома составила 78,3 кв. метра. Что касается жилья, полученного по договору социального найма, заявители утверждали, что даже в сочетании с присужденными денежными средствами этого не было достаточно в связи с неудовлетворительным состоянием жилья и его площадью. В любом случае они не являлись его собственниками. Заявители полагали, что их потери в целом были настолько существенными, что они представляют собой лишение имущества по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

39. Власти Российской Федерации настаивали на том, что передача дома была необходима в целях защиты прав законного собственника, а также отметили, что присуждение средств в возмещение расходов на реконструкцию дома и предоставление жилья по договору социального найма в совокупности явились достаточной мерой для возмещения всех затрат, которые заявители могли бы подтвердить в рамках разбирательства в судах Российской Федерации. По мнению властей Российской Федерации, в данном деле не было нарушения статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


B. Мнение Европейского Суда


40. Во-первых, Европейский Суд отмечает, что спорный дом был приобретен и отремонтирован первым заявителем для того, чтобы обеспечить место жительства всей своей семье. Следовательно, все заявители были материально заинтересованы в дальнейшем проживании в этом доме. Таким образом, все заявители могут утверждать, что рассматриваемый дом представляет их "собственность" по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Далее Европейский Суд отмечает, что передача дома бывшему его собственнику представляет собой вмешательство в их право на беспрепятственное пользование имуществом. Данный факт сторонами не оспаривался.

41. Европейский Суд допускает, что в отсутствие какого-либо подтверждения обратному право первого заявителя на дом было прекращено "законно" в рамках законодательства Российской Федерации и преследовало "общие интересы", то есть защиту прав законного правообладателя, который имел приоритет. Следовательно, необходимо лишь определить, является ли данная мера соразмерной преследуемой законной цели настолько, чтобы являться совместимой с гарантиями статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

42. Европейский Суд напоминает, что вмешательство в право на беспрепятственное пользование имуществом должно выстраивать "справедливое равновесие" между требованиями общества или общих интересов и необходимостью защиты основных прав личности. Условия предоставления компенсация, предусмотренные национальным законодательством, являются существенными для оценки того, соблюдает ли оспариваемая мера справедливое равновесие, а в частности, не возлагает ли она на заявителя чрезмерное бремя (см. Постановление Большой палаты Европейского Суда по делу бывшего короля Греции и других (Former King of Greece and Others), жалоба N  25701/94, §89, ECHR 2000XII).

43. Далее Европейский Суд напоминает, что изъятие имущества без выплаты суммы, которая разумно соотносится с его стоимостью, обычно представляет собой несоразмерное вмешательство, которое не может быть обосновано по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Указанная статья, тем не менее, не гарантирует право на получение полной компенсации, поскольку законные цели "общих интересов" могут требовать меньшего, чем возмещение полной рыночной стоимости (см. среди прочих Постановление Большой палаты Европейского Суда по делу "Папахелас против Греции" (Papachelas v. Greece), жалоба N 31423/96, §48, ECHR 1999II).

44. Возвращаясь к обстоятельствам данного дела, Европейский Суд отмечает, что суды Российской Федерации признали заявителей добросовестными покупателями и жильцами и установили ответственность судебного пристава-исполнителя за незаконную продажу им имущества, принадлежавшего Х. Европейский Суд далее отмечает, что суды Российской Федерации удовлетворили исковое требование первого заявителя к государству о возмещении ущерба в связи с расходами на реконструкцию дома. При этом суды отказали в присуждении возмещения расходов за дом в полном объеме на том основании, что стоимость дома уже была присуждена до этого, однако это вина именно первого заявителя в том, что он не взыскал эти денежные средства с компании Б. и ее контрагента. Более того, Суд установил, что заявителями не была обоснована сумма, которую они требовали в возмещение ущерба.

45. Европейский Суд отмечает в связи с этим, что стоимость дома, присужденная в 1999 году, не была выплачена первому заявителю в связи с банкротством ответственных лиц. Ни из судебных решений, ни из замечаний властей Российской Федерации не ясно, какие меры должен был принять первый заявитель для того, чтобы получить присужденные ему денежные средства от несостоятельных должников, и насколько его бездействие содействовало тому, что они не выполнили свои обязательства по судебному решению. В любом случае Европейский Суд отмечает, что та сумма, которую он не взыскал (13 600 рублей), была бы лишь незначительной частью предполагаемых расходов. По мнению Европейского Суда, требования заявителя в этой части не кажутся на первый взгляд неразумными или необоснованными. В частности, он не усматривает причин, по которым суды не приняли во внимание результаты назначенной судом экспертной оценки от 9 августа 2000 г., в соответствии с которыми стоимость дома составила 245 000 рублей. В действительности результаты данной оценки не обжаловались в судебном порядке, они также не были отменены альтернативной оценкой. Следовательно, данная часть исковых требований заявителей была оставлена судами без удовлетворения без достаточных оснований.

46. Что касается жилого помещения, предоставленного заявителям в муниципальном общежитии, Европейский Суд отмечает, что заявителям было предоставлено жилье по договору социального найма, которое они должны были ежемесячно оплачивать. Власти Российской Федерации не указали, какие преимущества, если таковые существовали, заявители имели по сравнению с тем, если бы они оплачивали жилье по рыночным ставкам. По этим основаниям, а также учитывая ограниченные полномочия нанимателя жилого помещения по сравнению с правомочиями собственника, Европейский Суд не усматривает оснований принимать во внимание данное преимущество, оценивая разумность суммы возмещения, предоставленного заявителям.

47. Из материалов дела следует, что заявителями было получено только 89 522 рубля в возмещение расходов на дом, стоимость которого согласно экспертной оценке от 9 августа 2000 г. составила 245 000 рублей в рассматриваемый период. Европейский Суд отмечает, что в данном деле отсутствовали законные цели "общественного интереса", которые требовали бы меньшего, чем возмещение полной рыночной стоимости.

48. Европейский Суд приходит к выводу, что отказ в выплате заявителям адекватной компенсации возложил на них индивидуальное и чрезмерное бремя и нарушил справедливое равновесие между требованием общественного интереса, с одной стороны, и правом заявителей на беспрепятственное пользование имуществом, с другой. Следовательно, имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение статьи 8 Конвенции


49. Заявители утверждали, что выселение их без предоставления равноценного жилого помещения нарушило их право на уважение жилища. Они сослались на статью 8 Конвенции, которая предусматривает следующее:


"1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".


A. Доводы сторон


50. Заявители утверждали, что их выселение представляло собой несоразмерное вмешательство в их право на уважение жилища. Они ссылались на недостаточность компенсации, низкое качество предоставленного по договору социального найма жилого помещения и на значительную задержку исполнения судебного решения, вынесенного в их пользу.

51. Власти Российской Федерации повторили свои замечания в отношении статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции и свою позицию о том, что в данном деле не было допущено нарушения статьи 8 Конвенции.


B. Мнение Европейского Суда


52. Во-первых, Европейский Суд отмечает, что дом, откуда были выселены заявители, представлял их жилище по смыслу статьи 8 Конвенции и что их выселение представляло собой нарушение их права на уважение жилища. Европейский Суд допускает, что примененная мера была законной в рамках национального законодательства и преследовала целью обеспечение "общественного интереса", то есть защиту прав законного собственника. Следовательно, Европейский Суд должен исследовать, было ли данное вмешательство соразмерным преследуемой законной цели.

53. Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации предоставили заявителям помещение в муниципальном общежитии, при этом он отмечает, что жилое помещение было предоставлено спустя более двух лет после вынесения постановления о выселении и месяца после того, как оно было исполнено. Следовательно, заявители жили под угрозой выселения в течение длительного периода, находясь в состоянии неопределенности в отношении получения взамен жилого помещения от государства. В то же время их возможности по частному найму жилого помещения или его приобретению были ограничены, поскольку присужденная им компенсация была недостаточной (см. выше §48 настоящего Постановления) и в любом случае она была выплачена с задержкой в три года, что означает, что заявители получили ее более года спустя после выселения.

54. В свете изложенного Европейский Суд полагает, что вмешательство в право заявителей на уважение жилища было несоразмерным преследуемой законной цели.

55. Следовательно, имело место нарушение статьи 8 Конвенции.


III. Применение статьи 41 Конвенции


56. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Материальный ущерб


57. Заявители требовали 18 350 евро в возмещение материального ущерба, утверждая, что названная сумма представляет собой тот объем денежных средств, которые, если к ним добавить уже полученные 89 522 рубля, позволят приобрести эквивалентное или сопоставимое жилье и возместят все расходы по переезду и оплате предоставленного по договору социального найма жилого помещения.

58. Власти Российской Федерации отметили, что названные требования являются чрезмерными и необоснованными. Они не представили альтернативного расчета убытков заявителей, но отметили, что в случае признания нарушения прав заявителей, гарантированных Конвенцией, сам факт признания будет являться достаточной компенсацией.

59. Европейский Суд принимает во внимание расчет убытков, представленный заявителями, понесенных ими в рамках производства по делу в судах Российской Федерации и в Европейском Суде (см. выше §§20 и 38 настоящего Постановления), и отмечает, что они не оспаривались ни на одном из этапов разбирательства по делу. В свете изложенного Европейский Суд полагает, что требование заявителей является разумным, и в отсутствие альтернативных расчетов властей Российской Федерации он присуждает заявителям совместно 18 350 евро в возмещение материального ущерба, причиненного ими в результате потери жилья и выселения, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на присужденные средства.


B. Моральный вред


60. Заявители отметили, что незаконная продажа дома, последующее судебное разбирательство, лишение имущества, выселение из дома, а также трудности проживания большой семьи с маленькими детьми и пожилым человеком в стесненных и несоответствующих стандартам условиях причинили существенные нравственные страдания. Они требовали 228 000 евро в качестве компенсации морального вреда. Названная сумма требовалась в интересах восьми членом семьи, каждый из которых переживал моральное потрясение в течение шести лет.

61. Власти Российской Федерации повторили свои возражения, что и в отношении требований заявителей о возмещении материального ущерба.

62. Европейский Суд напоминает нарушения Конвенции, установленные в данном деле, и полагает, что заявителям был причинен моральный вред в результате названных выше обстоятельств. Следовательно, он полагает, что сам факт признания нарушений Конвенции не может представлять достаточную компенсацию в данном деле. Следовательно, принимая во внимание принцип справедливости, Европейский Суд присуждает заявителям совместно 20 000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также сумму налогов, подлежащих начислению на присужденные денежные средства.


C. Судебные расходы и издержки


63. Интересы заявителей были представлены В. Коломиным, адвокатом, практикующим в г. Москве. Согласно договору, заключенному заявителями 26 апреля 2006 г., они обязались выплатить своему представителю гонорар в размере 4 000 евро. Более того, заявители воспользовались услугами правового консультанта, проживавшего в том же городе, что и они, который оказывал им помощь в составлении процессуальных документов в рамках разбирательства по делу в Европейском Суде, который требовал оплату за свои услуги в размере 1 063 евро. Заявители требовали возмещения расходов по оплате правовой помощи за вычетом 850 евро, которые были получены ими в рамках правовой помощи от Совета Европы.

64. Власти Российской Федерации не оспаривали требования о возмещении судебных расходов и издержек.

65. Европейский Суд должен установить, во-первых, действительно заявители понесли те расходы, которые были ими указаны, и, во-вторых, были ли эти расходы необходимы (см. Постановление Европейского Суда по делу "МакКэнн и другие против Соединенного Королевства" (McCann and Others v. United Kingdom) от 27 сентября 1995 г., Series A, N 324, §220).

66. Европейский Суд полагает, что расходы, связанные с оплатой услуг В. Коломина,  были понесены действительно и по необходимости и связаны с установленными нарушениями. Что касается оплаты услуг правового консультанта, заявители не представили никаких квитанций, подтверждавших требуемую ими сумму. Следовательно, Европейский Суд присуждает заявителям совместно 4 000  евро в возмещение судебных расходов и издержек за вычетом 850 евро, которые были получены ими в рамках правовой помощи от Совета Европы, а также сумму любых налогов, подлежащих начислению на присужденные денежные средства.

ГАРАНТ:

Нумерация разделов приводится в соответствии с источником


C. Процентная ставка при просрочке платежей


67. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:


1) постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции;

3) постановил,

(a) что власти Российской Федерации должны выплатить заявителям совместно в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции следующие суммы, подлежащие перечислению в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты;

(i) 18 350 (восемнадцать тысяч триста пятьдесят) евро в возмещение материального ущерба;

(ii) 20 000 (двадцать тысяч) евро в качестве компенсации морального вреда;

(iii) 3 150 (три тысячи сто пятьдесят) евро в возмещение судебных расходов и издержек;

(iv) сумму налогов, подлежащих начислению на присужденные денежные средства;

(b) что по истечении указанного трехмесячного срока и до проведения окончательной выплаты на указанные суммы начисляется простой процент в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента;

4) отклонил остальные требования заявителей по справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении было направлено в письменной форме 24 мая 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Секретарь Секции Суда

Клаудиа Вестердийк


Председатель Палаты Суда

Пэр Лоренсен


Постановление Европейского Суда по правам человека от 24 мая 2007 г. Дело "Тулешов и другие (Tuleshov and Others) против Российской Федерации" (Жалоба N 32718/02) (Пятая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 11/2007


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.