Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 сентября 2006 г. Дело "Угланова (Uglanova) против Российской Федерации" (жалоба N 3852/02) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Угланова (Uglanova) против Российской Федерации"
(Жалоба N 3852/02)


Постановление Суда


Страсбург, 21 сентября 2006 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева, судей,

а также при участии C. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая 31 августа 2006 г. за закрытыми дверями,

вынес следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 3852/02, поданной 17 декабря 2001 г. в Европейский Суд по правам человека против Российской Федерации гражданкой России Галиной Ивановной Углановой (далее - заявительница) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. 16 февраля 2004 г. Европейский Суд решил коммуницировать властям государства-ответчика жалобу заявителя. 30 августа 2005 г. Европейский Суд направил сторонам дополнительные вопросы и принял решение в соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу о приемлемости и по существу.


Факты


Обстоятельства дела


4. Заявительница, 1941 года рождения, проживает в г. Иркутске.


А. Первое рассмотрение дела


5. 6 августа 1996 г. заявительница подала гражданский иск к Быковой Г.Д. о признании завещания ее бывшего мужа, сделанного в пользу Быковой Г.Д. недействительным. Быкова Г.Д. подала встречный иск о признании недействительным права собственности заявительницы на часть квартиры бывшего мужа.

6. 6 мая 1998 г. Свердловский районный суд г. Иркутска отклонил иск заявительницы и удовлетворил требования Быковой Г.Д.

30 декабря 1998 г. судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда оставила без изменения решение от 6 мая 1998 г.


В. Пересмотр судебного решения, вынесенного в пользу заявительницы, в порядке надзора и второе рассмотрение дела


7. Заявительница подала жалобу в прокуратуру Иркутской области. По жалобе заявительницы прокурор Иркутской области принес протест в порядке надзора на указанные судебные решения. 17 мая 1999 г. президиум Иркутского областного суда отменил судебные решения от 6 мая и 30 декабря 1998 г. и направил дело на новое рассмотрение.

8. 23 декабря 1999 г. Свердловский районный суд г. Иркутска удовлетворил в полном объеме исковые требования заявительницы. Указанное решение сторонами не обжаловалось и окончательно вступило в силу 5 января 2000 г.


С. Пересмотр судебного решения, вынесенного в пользу заявительницы, в порядке надзора и третье рассмотрение дела


9. В неустановленный день председатель Иркутского областного суда принес протест на состоявшееся судебное решение. 1 августа 2000 г. заявительница представила свои замечания по делу.

10. 7 августа 2000 г. президиум Иркутского областного суда отменил решение от 23 декабря 1999 г. и направил дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение. Президиум указал, что суд первой инстанции не исследовал требования заявительницы в полном объеме и не устранил все противоречия в показаниях свидетелей.

11. 14 февраля 2001 г. Свердловский районный суд г. Иркутска повторно удовлетворил исковые требования заявительницы и отклонил встречный иск Быковой Г.Д. Суд признал завещание недействительным и удовлетворил требование заявительницы о продлении срока для принятия наследства. Встречный иск Быковой Г.Д. о признании недействительным права собственности заявительницы был отклонен судом.

12. 22 июня 2001 г. судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда оставила судебное решение без изменения.


D. Пересмотр судебного решения, вынесенного в пользу заявительницы, в порядке надзора и четвертое рассмотрение дела


13. В неустановленный день председатель Иркутского областного суда принес новый протест по надзорной жалобе Быковой Г.Д.

14. 30 июля 2001 г. президиум Иркутского областного суда отменил решения от 14 февраля и 22 июня 2001 г. и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Основанием для отмены послужило неустранение судом первой инстанции процедурных ошибок, на которые президиум указал в своем постановлении от 7 августа 2000 г.

15. 30 сентября 2002 г. Свердловский районный суд г. Иркутска отклонил иск заявительницы и удовлетворил требования Быковой Г.Д. Основываясь на доказательства по делу, Свердловский районный суд г. Иркутска отметил, в частности, что заявительница является жительницей другого города, не явилась в судебное заседание, но представила письменное объяснение своего отсутствия и объяснения по существу дела.

16. 27 декабря 2002 г. судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда отменила решение от 30 сентября 2002 г. по процессуальным основаниям и направила дело в суд первой инстанции.


E. Пересмотр судебного решения, вынесенного в пользу заявительницы, в порядке надзора и пятое рассмотрение дела


17. В неустановленный день представитель Быковой Г.Д. подал надзорную жалобу в Иркутский областной суд.

18. 7 апреля 2003 г. президиум Иркутского областного суда отменил определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 27 декабря 2002 г. и оставил без изменения решение Свердловского районного суда г. Иркутска от 30 сентября 2002 г. Президиум Иркутского областного суда счел, что суд первой инстанции исполнил его предыдущее предписание и верно применил положения гражданского и семейного законодательства; в данных обстоятельствах суд кассационной инстанции не имел законных оснований для отмены решения.

19. 1 сентября 2003 г. судья Верховного Суда Российской Федерации отказал в удовлетворении надзорной жалобы заявительницы о пересмотре в порядке надзора определения президиума Иркутского областного суда от 7 апреля 2003 г.


F. Попытки заявительницы ускорить судопроизводство


20. В различные периоды рассмотрения своего дела заявительница неоднократно жаловалась на необоснованное затягивание судебного разбирательства.

21. Заявительница подавала жалобы председателю Свердловского районного суда г. Иркутска, председателю Иркутского областного суда, в квалификационную коллегию судей Иркутской области, в Высшую квалификационную коллегию судей Российской Федерации, в Верховный Суд Российской Федерации, в Законодательное собрание Иркутской области, Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, в комиссию по правам человека при губернаторе Иркутской области.

22. 20 декабря 2000 г. квалификационная коллегия судей Иркутской области потребовала от председателя Свердловского районного суда г. Иркутска принять меры по скорейшему разрешению дела заявительницы, поскольку "имели место значительные задержки сроков рассмотрения".

23. 24 января 2001 г. квалификационная коллегия судей Иркутской области проинформировала заявительницу о том, что все задержки при рассмотрении ее дела были объективно изучены, и не было обнаружено личной заинтересованности судей в затягивании процесса.

24. 22 января 2001 г. по жалобе заявительницы Верховный Суд Российской Федерации запросил Иркутский областной суд о ходе рассмотрения иска заявительницы. В ответе Иркутского областного суда указывалось, в частности, что задержки имели место по причине систематической неявки сторон на судебные заседания.

25. 26 июня 2002 г. Иркутский областной суд поручил председателю Свердловского районного суда принять меры для скорейшего рассмотрения иска заявительницы.


Право


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


26. Заявительница, ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, жаловалась на длительность судопроизводства. Данная статья в части, относящейся к настоящему делу, гласит:


Статья 6 Конвенции


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое... разбирательство дела... судом...".


А. Приемлемость


27. Европейский Суд отмечает, что заявительница подала иск в национальный суд 6 августа 1996 г., однако Европейский Суд имеет компетенцию ratione temporis рассматривать дело только с 5 мая 1998 г., с момента вступления Конвенции в силу в отношении Российской Федерации. Судопроизводство завершилось 7 апреля 2003 г. Поскольку необходимо принимать во внимание только те периоды времени, когда дело непосредственно находилось на рассмотрении национальных судов (см. Постановление Европейского Суда по делу "Скоробогатова против Российской Федерации" (Skorobogatova v. Russia) от 1 декабря 2005 г., жалоба N 33914/02, §39), Европейский Суд находит, что в период после вступления Конвенции в силу дело заявительницы рассматривалось судами Российской Федерации в течение четырех лет и трех месяцев.

28. Европейский Суд отметил, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее Европейский Суд отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Таким образом, жалоба заявительницы должна быть объявлена приемлемой.


В. Существо дела


29. Власти Российской Федерации утверждали, что данное дело являлось сложным для разрешения, поскольку необходимо было установить, вела ли заявительница совместное хозяйство с наследодателем. Обращая внимание на текст судебного решения от 30 сентября 2002 г. (см. выше §15), власти Российской Федерации отметили, что рассмотрение дела было осложнено, в частности, отказом дочери заявительницы участвовать в судебном разбирательстве; она просила рассмотреть дело в свое отсутствие и не признавать за заявительницей права собственности на оспариваемую квартиру. Следующим обстоятельством, подтверждающим сложность дела, является также то, что судом первой инстанции по делу были постановлены четыре решения, которые впоследствии отменялись судом надзорной инстанции ввиду их незаконности.

30. Заявительница жаловалась на то, что суды затягивали рассмотрение дела. Она отметила, что на чрезмерные задержки было указано, в частности, в письмах квалификационной коллегии судей Иркутской области и Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации. Также власти Российской Федерации ошибочно полагали, что Угланова Л.И. приходилась заявительнице дочерью; на самом деле она была дочерью бывшего мужа заявительницы.

31. Европейский Суд повторяет, что разумность длительности производства по делу должна оцениваться в свете обстоятельств дела в соответствии со следующими критериями: сложность дела, поведение заявительницы и соответствующих органов власти, а также важность рассматриваемого дела для интересов заявительницы (см. среди прочих источников Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Фридлендер против Франции" (Frydlender v. France), жалоба N 30979/96, §43, ECHR 2000-VII).

32. Данное дело являлось спором о наследстве. Только две стороны были вовлечены в судебное разбирательство, и судам следовало определить, вела ли заявительница с наследодателем совместное хозяйство и, следовательно, имела ли законное право на часть наследства. Таким образом, дело само по себе не было чрезвычайно сложным для разрешения, особенно с учетом длительности судебного разбирательства.

33. Касательно поведения заявительницы, из дела не усматривается, что она способствовала затягиванию судебного разбирательства. Заявительница не может быть ответственна и за поведение третьей стороны - Л.И. Углановой, поскольку последняя является самостоятельным взрослым человеком. В любом случае из текста судебного решения от 30 сентября 2002 г. не следует, что отсутствие Л.И. Углановой каким-либо образом стало причиной затягивания судебного разбирательства. По-видимому, районный суд вполне удовлетворился ее письменными замечаниями по существу дела.

34. Далее, что касается поведения судебных органов, Европейский Суд не разделяет точку зрения властей государства-ответчика относительно того, что неоднократная отмена решений суда первой инстанции в порядке надзора свидетельствует о сложности дела. Европейский Суд отмечает, что одно судебное решение было отменено, поскольку суд первой инстанции не изучил должным образом обстоятельства по делу. Президиум Иркутского областного суда обнаружил процессуальные нарушения, которые делали состоявшееся судебное решение очевидно неправосудным, и обязал нижестоящий суд устранить допущенные нарушения при следующем рассмотрении дела (см. выше §10). Тем не менее суд первой инстанции, по-видимому, не устранил допущенные нарушения, в связи с чем последующее решение данного суда было также отменено из-за аналогичных процессуальных нарушений (см. выше §14). В результате имевшая место задержка более чем в три года может быть полностью вменена соответствующим судебным органам. В связи с этим Европейский Суд напоминает, что само по себе рассмотрение дела несколькими судебными инстанциями не освобождает судебные власти от обязательства рассмотреть дело в разумный срок в соответствии с требованиями пункта 1 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу "Литоселитис против Греции" (Litoselitis v. Greece) от 5 февраля 2004 г., жалоба N 62771/00, §32).

35. В свете изложенного Европейский Суд установил, что дело заявительницы не было рассмотрено в разумный срок. Следовательно, имело место нарушение положений пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Предполагаемое нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


36. Далее заявительница, ссылаясь на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, жалуется на то, что в отсутствие окончательного судебного решения она не может пользоваться собственностью, являющейся предметом спора.

37. Европейский Суд отмечает, что 7 апреля 2003 г. президиум Иркутского областного суда оставил в силе решение Свердловского районного суда г. Иркутска от 30 сентября 2002 г., которым были окончательно отклонены требования заявительницы на спорное имущество. Европейский Суд далее повторяет, что в споре между частными лицами решения национальных судов, как правило, не составляют вмешательство в право собственности, согласно положениям статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, поскольку роль судебных решений - определить характер и степень взаимных обязанностей и обязательств сторон (см. Решение Европейской комиссии по делу "Управляющий и компания "Банк Шотландии" против Соединенного Королевства" (The Governor and Company of the Bank of Scotland v. United Kingdom) от 21 октября 1998 г., жалоба N 37857/97). В данном деле не усматривается оснований для отступления от указанного принципа.

38. Следовательно, данная часть жалобы является явно необоснованной и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


III. Применение статьи 41 Конвенции


39. Статья 41 Конвенции гласит:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


А. Ущерб


40. Заявительница потребовала сумму в размере 835 000 рублей в возмещение материального вреда, что составляет ориентировочную стоимость отремонтированной и меблированной однокомнатной квартиры в г. Иркутске. Также заявительница потребовала 1 500 000 рублей в качестве компенсации морального ущерба.

41. Власти Российской Федерации отметили, что не существует причинно-следственной связи между предполагаемым нарушением Конвенции и требуемым возмещением, и что в любом случае требуемая сумма является чрезмерной.

42. Европейский Суд не усмотрел причинной связи между обнаруженным нарушением и предполагаемым ущербом; поэтому отклоняет данное требование. С другой стороны, Европейский Суд признает, что заявительница испытывала душевные страдания и чувство разочарования из-за длительности судебного разбирательства. Европейский Суд, исходя из принципа справедливости, присуждает заявительнице 2 400 евро в качестве компенсации морального вреда, плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с данной суммы.


В. Судебные расходы и издержки


43. Заявительница также требовала 25 000 рублей в возмещение судебных расходов и издержек в связи с разбирательством ее дела в национальных судах и в Европейском Суде. Заявительница представила квитанцию о почтовом отправлении на сумму 123 рубля 90 копеек.

44. Власти Российской Федерации отметили, что заявительница не представила документы, подтверждающие ее требование.

45. В соответствии с прецедентной практикой Европейского Суда заявительница имеет право на возмещение судебных расходов и издержек только в той части, в которой будет доказано, что они были действительно необходимы и были понесены в разумном размере. В настоящем деле, учитывая имевшуюся в его распоряжении информацию и вышеуказанные критерии, Европейский Суд присудил заявительнице сумму в размере 30 евро, плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы.


С. Процентная ставка при просрочке платежей

ГАРАНТ:

Нумерация приводится в соответствии с источником


41. Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:


1) объявил жалобу в части, касающейся чрезмерной длительности судебного разбирательства, приемлемой, а в оставшейся части - неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил:

(а) что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявительнице следующие суммы, переведенные в российские рубли по курсу, установленному на день выплаты:

(i) 2 400 (две тысячи четыреста) евро в возмещение морального вреда;

(ii) в возмещение судебных расходов и издержек 30 (тридцать) евро;

(iii) любые налоги, которые могут быть взысканы с этих сумм;

(b) что с даты истечения вышеуказанного трехмесячного срока и до момента выплаты простые проценты должны начисляться на эти суммы в размере предельной годовой ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


Совершено на английском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 21 сентября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 21 сентября 2006 г. Дело "Угланова (Uglanova) против Российской Федерации" (жалоба N 3852/02) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 12/2007.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.