Постановление Европейского Суда по правам человека от 19 октября 2006 г. Дело "Ирина Федотова (Irina Fedotova) против Российской Федерации" (жалоба N 1752/02) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Ирина Федотова (Irina Fedotova) против Российской Федерации"
(Жалоба N 1752/02)


Постановление Суда


Страсбург, 19 октября 2006 г.


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

Х. Гаджиева,

Д. Шпильманна,

С.Э. Йебенса, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 28 сентября 2006 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


Процедура


1.  Дело было инициировано жалобой N 1752/02, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд 29 декабря 2000 г. в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданкой Российской Федерации Ириной Юрьевной Федотовой.

2.  Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3.  2 сентября 2005 г. власти Российской Федерации были официально уведомлены о рассмотрении жалобы Европейским Судом. В соответствии с положениями пункта 3 статьи 29 Конвенции Европейский Суд принял решение о рассмотрении данной жалобы одновременно по вопросу приемлемости и по существу.


Факты


4.  Заявительница, 1966 года рождения, проживает в г. Пензе.

5.  По утверждению заявительницы, в декабре 1997 г. она обратилась в суд с иском к закрытому акционерному обществу "Пензенская городская электросеть", требуя подключить свой дом к электроснабжению и компенсировать ей моральный вред.

6.  17 июля 1998 г. Ленинский районный суд г. Пензы удовлетворил требования заявительницы. Решение суда первой инстанции было отменено судом кассационной инстанции 1 декабря 1998 г., и дело было направлено на новое рассмотрение.

7.  15 апреля 1999 г. Ленинский районный суд г. Пензы оставил без удовлетворения требования заявительницы. Судебное решение вступило в законную силу 22 июня 1999 г., после того как было оставлено без изменений судебной коллегией по гражданским делам Пензенского областного суда.

8.  28 апреля 2000 г. президиум Пензенского областного суда, рассмотрев надзорную жалобу заявительницы, отменил в порядке надзора решение Ленинского районного суда г. Пензы от 15 апреля 1999 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 22 июня 1999 г. и направил дело на новое рассмотрение.

9.  24 августа 2000 г. Ленинский районный суд г. Пензы частично удовлетворил требования заявительницы и обязал ответчика подключить дом заявительницы к электроснабжению и выплатить ей 1 000 рублей (примерно 40 евро) в качестве компенсации морального вреда. Судебное решение было оставлено без изменений судом кассационной инстанции 17 октября 2000 г.

10.  Исполнительное производство было возбуждено, и 22 января 2001 г. заявительнице была выплачена сумма компенсации, однако должник отказался подключить ее дом к электроснабжению, поскольку в нем не было необходимого оборудования, отвечающего установленным техническим требованиям. Заявительница обжаловала в судебном порядке бездействие судебного пристава-исполнителя при исполнении решения Ленинского районного суда г. Пензы от 24 августа 2000 г., оставленного без изменений 17 октября 2000 г. судом кассационной инстанции.

11.  23 января  2001 г.  Железнодорожный районный суд г. Пензы установил, что служба судебных приставов бездействовала при исполнении судебного решения в части, касавшейся подключения дома заявительницы к электроснабжению. Более того, районный суд разъяснил заявительнице ее право обратиться в суд с иском к местному подразделению Федерального казначейства о возмещении ущерба. По-видимому, заявительница не обращалась в суд с подобным требованием.

12.  29 декабря 2001 г. закрытое акционерное общество "Пензенская городская электросеть" подключило дом заявительницы к электросети.

13.  21 марта 2002 г. заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации принес надзорный протест на решение Ленинского районного суда г. Пензы от 24 августа 2000 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 17 октября 2000 г.

14.  26 апреля 2002 г. президиум Пензенского областного суда отменил в порядке надзора судебные постановления от 24 августа и 17 октября 2000 г. и направил дело на новое рассмотрение. Президиум постановил, что районный и областной суды неправильно оценили фактические обстоятельства дела и неверно истолковали подлежащие применению правовые нормы.

15.  25 июня 2002 г. Ленинский районный суд г. Пензы оставил без удовлетворения требования заявительницы. 10 сентября 2002 г. судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда оставила решение суда первой инстанции без изменений. При этом на заявительницу не была возложена обязанность вернуть выплаченную компенсацию в размере 1 000 рублей и ее дом не был отключен от электросети.

16.  Заявительница обратилась в Европейский Суд с жалобой на нарушение ее прав в ходе указанного разбирательства по делу в судах Российской Федерации. 19 декабря 2002 г. она получила из Европейского Суда пустой конверт. Заявительница обратилась в Ленинский районный суд г. Пензы с жалобой на незаконные действия сотрудников почтовой службы г. Пензы. 31 января 2003 г. Ленинский районный суд г. Пензы вынес определение, в соответствии с которым заявительница должна была исправить некоторые недостатки в своем исковом заявлении до 6 февраля 2003 г. Названное определение было оставлено без изменений судом кассационной инстанции 18 февраля 2003 г. В материалах дела не содержится информации о том, что заявительница выполнила требования районного суда, и, по-видимому, в суд она больше не обращалась.


Право


I.  Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции в связи с отменой судебных постановлений от 24 августа и 17 октября 2000 г.


17.  Заявительница, ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, утверждала, что отмена вступивших в силу судебных постановлений от 24 августа и 17 октября 2000 г. нарушила ее "право на суд". Она также жаловалась на то, что не имела возможности эффективно участвовать в заседании суда надзорной инстанции. Статья 6 Конвенции в части, применимой к настоящему делу, предусматривает:


"Каждый при определении его гражданских прав и обязанностей_ имеет право на справедливое_ разбирательство дела в разумный срок_ судом_".


A.  Приемлемость жалобы


18.  Европейский Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что она не является неприемлемой по иным основаниям. Следовательно, данная жалоба должна быть объявлена приемлемой.


B.  Существо жалобы


1.  Доводы сторон


19.  Власти Российской Федерации утверждали, что президиум Пензенского областного суда отменил решение Ленинского районного суда г. Пензы от 24 августа 2000 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 17 октября 2000 г. в целях исправления "судебной ошибки", допущенной судом первой и кассационной инстанций. Они утверждали, что в данном деле не было нарушения права заявительницы, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции.

20.  Заявительница утверждала, что отмена вступивших в законную силу судебных постановлений, принятых по ее делу, непоправимо нарушила принцип правовой определенности.


2.  Мнение Европейского Суда


21.  Европейский Суд напоминает, что право на справедливое рассмотрение дела, гарантированное пунктом 1 статьи 6 Конвенции, должно толковаться в свете Преамбулы к Конвенции, которая провозглашает, среди прочего, верховенство права как часть общего наследия договаривающихся государств. Одним из основных аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который требует, чтобы при окончательном разрешении дела судами их постановления не вызывали сомнения (см. Постановление Европейского Суда по делу "Брумареску против Румынии" (Brumarescu v. Romania) от 28 октября 1999 г., Reports of Judgments and Decisions 1999-VII, § 61).

22.  Данный принцип предполагает, что ни одна из сторон не в праве требовать повторного возбуждения дела лишь в целях нового слушания по делу и получения нового решения. Полномочие вышестоящих судов по отмене или внесению изменений во вступившие в силу и обязательные для исполнения судебные решения может быть реализовано только для исправления существенных ошибок. Сам по себе факт существования двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра дела. Отступления от названного принципа могут быть оправданы только тогда, когда они вызваны обстоятельствами существенного и непреодолимого характера (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia), жалоба N 52854/99, § 52, ECHR 2003-X; и Постановление Европейского Суда по делу "Праведная против Российской Федерации" (Pravednaya v. Russia) от 18 ноября 2004 г., жалоба N 69529/01, § 25).

23.  Европейский Суд напоминает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции гарантирует каждому право на обращение в суд с иском об определении его гражданских прав и обязанностей. Таким образом, оно воплощает в себе "право на суд", одним из аспектов которого является право на доступ, то есть право на обращение в суд для разрешения гражданско-правовых вопросов. Тем не менее названное право было бы иллюзорным, если бы правовая система Договаривающегося Государства допускала, чтобы вступившее в силу и обязательное судебное решение могло быть отменено вышестоящим судом по протесту, принесенному представителем органа государственной власти, чье полномочие по принесению такого протеста не ограничено каким-либо сроком, с тем, чтобы судебное решение могло быть оспорено на протяжении неопределенного срока (см. Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia), жалоба N 52854/99, § 52, ECHR 2003-X, §§ 54-56).

24.  Европейский Суд отмечает, что 24 августа 2000 г. Ленинский районный суд г. Пензы частично удовлетворил требования заявительницы и присудил ей денежные средства. Решение Ленинского районного суда г. Пензы от 24 августа 2000 г. было оставлено без изменений 17 октября 2000 г. Следовательно, судебное решение вступило в законную силу и стало обязательным для исполнения. 26 августа 2002 г., то есть спустя более 18 месяцев, судебные постановления от 24 августа и 17 октября 2000 г. были отменены в результате пересмотра дела в порядке надзора, инициированного заместителем Председателя Верховного Суда Российской Федерации, должностным лицом, не являвшимся стороной судебного разбирательства (см. выше § 13 настоящего Постановления).

25.  Европейский Суд устанавливал нарушение права заявителей на суд, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции, во многих делах, где судебное решение, вступившее в законную силу и ставшее обязательным для исполнения, впоследствии отменялось судом вышестоящей инстанции по протесту должностного лица, чье полномочие по принесению протеста не ограничивалось сроками (см. Постановление Европейского Суда по делу "ОАО "Росэлтранс" против Российской Федерации" (Roseltrans v. Russia) от 21 июля 2005 г., жалоба N 60974/00, §§ 27-28; Постановление Европейского Суда по делу "Волкова против Российской Федерации" (Volkova v. Russia) от 5 апреля 2005 г., жалоба N 48758/99, §§ 34-36; и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia), жалоба N 52854/99, § 52, ECHR 2003-X, §§ 51-56).

26.  Изучив представленные материалы дела, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не назвали ни одного факта или довода, которые могли бы убедить его прийти к иному выводу в данном деле. Дальнейшее развитие разбирательства по делу, которое последовало после отмены судебных постановлений, не имеет значения, поскольку не существовало никаких внутригосударственных средств правовой защиты, которые могли бы исправить нарушение принципа правовой определенности в результате пересмотра дела в порядке надзора (см. Решение Европейского Суда по делу "Сардин против Российской Федерации" (Sardin v. Russia), жалоба N 69582/01, ECHR 2004-II; Решение Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia) от 21 февраля 2002 г., жалоба N 52854/99).

27.  Следовательно, Европейский Суд установил, что в данном деле имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с отменой в порядке надзора судебных постановлений, принятых по делу заявительницы.

28.  Что касается жалобы на процессуальные нарушения в ходе судебного заседания в президиуме Пензенского областного суда, Европейский Суд отмечает, что, установив нарушение права заявительницы на суд в результате самой процедуры пересмотра дела в порядке надзора, нет необходимости рассматривать вопрос о том, были ли в ходе данного пересмотра соблюдены процессуальные гарантии статьи 6 Конвенции (см. упоминавшиеся выше Постановление Европейского Суда по делу "Рябых против Российской Федерации" (Ryabykh v. Russia), жалоба N 52854/99, § 52, ECHR 2003-X, § 59, и Постановление Европейского Суда по делу "Волкова против Российской Федерации" (Volkova v. Russia) от 5 апреля 2005 г., жалоба N 48758/99, § 39).


II.  Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции в связи с чрезмерной длительностью судебного разбирательства


29.  Заявительница утверждала, что судебное разбирательство по ее делу было чрезмерно длительным. Европейский Суд полагает, что данная жалоба подлежит рассмотрению в свете положений пункта 1 статьи 6 Конвенции, приведенных выше.

30.  Европейский Суд отмечает, что в декабре 1997 г. заявительница обратилась с иском в Ленинский районный суд г. Пензы. Судебное разбирательство завершилось 10 сентября 2002 г. Следовательно, принимая во внимание то, что Конвенция вступила в силу в отношении Российской Федерации 5 мая 1998 г., общий период, подлежащий рассмотрению, составил примерно четыре года и четыре месяца. Тем не менее Европейский Суд считает необходимым принимать во внимание только те периоды, когда дело действительно находилось в производстве судов, то есть периоды до вынесения судебного решения, определяющего спор заявительницы по существу, когда власти Российской Федерации находились под обязательством вынести такое решение. Периоды, когда суды Российской Федерации решали вопрос о том, следует ли или нет возобновлять производство по делу, должны быть исключены (см. Постановление Европейского Суда по делу "Скоробогатова против Российской Федерации" (Skorobogatova v. Russia) от 1 декабря 2005 г., жалоба N 33914/02, § 39).

31.  Применив указанные принципы к данному делу, Европейский Суд установил, что он компетентен ratione temporis рассматривать период, составляющий примерно три года и два месяца, в течение которых длилось судебное разбирательство, в частности, с 5 мая 1998 г. по 22 июня 1999 г., когда решение суда первой инстанции было оставлено без изменений судебной коллегией по гражданским делам Пензенского областного суда; с 28 апреля 2000 г., когда президиум областного суда возобновил производство по делу, до 29 декабря 2001 г., когда решение Ленинского районного суда г. Пензы от 24 августа 2000 г. было исполнено в полном объеме; и с 26 апреля 2002 г., когда президиум Пензенского областного суда вновь возобновил производство по делу, до 10 сентября 2002 г., когда решение суда первой инстанции было оставлено без изменений судебной коллегией по гражданским делам Пензенского областного суда.

32.  Европейский Суд отмечает, что в течение исследуемого периода дело было рассмотрено судами трех инстанций. Существенных периодов бездействия не отмечено. Напротив, судебные заседания в судах первой и кассационной инстанций имели место, и решения принимались этими судами с нормальными интервалами.

33.  Таким образом, принимая во внимание судебное разбирательство в целом, Европейский Суд установил, что оно не превысило "разумного срока" по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции. Следовательно, данная жалоба является явно необоснованной и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


III.  Иные предполагаемые нарушения Конвенции


34.  Наконец, заявительница утверждала, что судебное разбирательство, завершившееся определением судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 10 сентября 2002 г., было несправедливым, поскольку суды неправильно истолковали законодательство Российской Федерации, неверно оценили фактические обстоятельства дела и не исследователи тщательно ее жалобы; что решение Ленинского районного суда г. Пензы от 24 августа 2000 г. не было исполнено и что письмо Европейского Суда было утеряно в декабре 2002 г. Тем не менее, принимая во внимание имеющиеся в его распоряжении материалы дела, Европейский Суд приходит к выводу, что указанные жалобы не выявляют каких-либо признаков нарушения прав и свобод, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней. Следовательно, данная часть жалобы подлежит отклонению как явно необоснованная в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


IV.  Применение статьи 41 Конвенции


35.  В соответствии со статьей 41 Конвенции:


"Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Материальный ущерб и моральный вред


36.  Заявительница требовала 7 500 евро в возмещение материального ущерба. Названная сумма представляет собой стоимость переносной электростанции и тех документов, которые предположительно были утеряны судами Российской Федерации. Заявительница также требовала 10 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

37.  Власти Российской Федерации утверждали об отсутствии причинно-следственной связи между предполагаемым нарушением и требуемым возмещением материального ущерба. В любом случае требования заявительницы являются необоснованными, чрезмерными и неразумными.

38.  Европейский Суд не усматривает причинно-следственной связи между установленным нарушением и требуемым возмещением материального ущерба; следовательно, он отклоняет данное требование. С другой стороны, Европейский Суд полагает, что заявительница перенесла моральное потрясение в связи с решением властей государства-ответчика об отмене судебных постановлений, вынесенных в ее пользу. Тем не менее требуемая сумма является чрезмерной. Принимая во внимание принцип справедливости, Европейский Суд присуждает заявительнице 2 000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также сумму любых налогов, подлежащих взысканию с указанных денежных средств.


B. Судебные расходы и издержки


39.  Заявительница также требовала 1 000 евро в возмещение расходов и издержек, понесенных ею в ходе разбирательства по делу в судах Российской Федерации и в Европейском Суде.

40.  Власти Российской Федерации утверждали, что заявительнице может быть присуждена только сумма в размере 274 рублей 15 копеек, поскольку она не представила подтверждения своим иным расходам.

41.  Согласно прецедентной практике Европейского Суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек лишь в той мере, насколько было доказано, что они были понесены действительно и по необходимости и являлись разумными по сумме. В данном деле, принимая во внимание имеющуюся информацию и указанный критерий, Европейский Суд полагает разумным присудить заявительнице 10 евро в возмещение всех расходов и издержек, а также сумму любых налогов, подлежащих взысканию с указанных денежных средств.


C. Процентная ставка при просрочке платежей


42.  Европейский Суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной годовой процентной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента.


На основании изложенного Суд единогласно:


1)  объявил жалобу на отмену решения Ленинского районного суда г. Пензы от 24 августа 2000 г. и определения судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 17 октября 2000 г. приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой;

2)  постановил, что в данном деле имело место нарушение статьи 6 Конвенции в связи с отменой в порядке надзора решения Ленинского районного суда г. Пензы от 24 августа 2000 г. и определения судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 17 октября 2000 г.;

3)  постановил, что нет необходимости рассматривать жалобу на процессуальную несправедливость, имевшую место в ходе пересмотра дела в порядке надзора;

4)  постановил,

(a)  что власти Российской Федерации должны выплатить заявительнице в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции следующие суммы в российской валюте по курсу, установленному на день выплаты:

(i)  2 000 (две тысячи) евро в качестве компенсации морального вреда;

(ii)  10 (десять) евро в возмещение расходов и издержек;

(iii)  сумму любых налогов, подлежащих взысканию с присужденных денежных средств;

(b)  что с даты истечения вышеуказанного срока и до момента выплаты простые проценты должны начисляться на эти суммы в размере предельной годовой ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента;

5)  отклонил остальную часть требований заявительницы по справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении было направлено 19 октября 2006 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 19 октября 2006 г. Дело "Ирина Федотова (Irina Fedotova) против Российской Федерации" (жалоба N 1752/02) (Первая Секция)


Постановление вступило в силу 19 января 2007 г.


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 12/2007.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.