Постановление Европейского Суда по правам человека от 7 июня 2007 г. Дело "Ларин и Ларина (Larin and Larina) против России" (жалоба N 74286/01) (Первая Секция)

Европейский Суд по правам человека
(Первая Секция)


Дело "Ларин и Ларина (Larin and Larina) против России"
(Жалоба N 74286/01)


Постановление Суда


Страсбург, 7 июня 2007 года


Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:

Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,

Л. Лукаидеса,

Н. Ваич,

А. Ковлера,

Э. Штейнер,

С.Э. Йебенса,

Дж. Малинверни, судей,

а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 15 мая 2007 г.,

вынес на последнем заседании следующее Постановление:


Процедура


1. Дело было инициировано жалобой N 74286/01, поданной 8 февраля 2001 г. в Европейский Суд по правам человека против Российской Федерации гражданами этой страны Михаилом Дмитриевичем Лариным и Любовью Демьяновной Лариной (далее - заявители) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).

2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П.А. Лаптевым.

3. Заявители, в частности, утверждали, что кассационная инстанция вынесла решение по их жалобе, не пригласив их на заседание.

4. 9 июля 2004 г. жалоба заявителей была коммуницирована властям Российской Федерации (подпункт "b" пункта 2 правила 54 Регламента Суда). В этот же день Европейский Суд принял решение о том, что вопросы о приемлемости жалобы для рассмотрения по существу и ее обоснованности будут рассмотрены одновременно (пункт 3 статьи 29 Конвенции).

5. Заявители и власти Российской Федерации представили письменные замечания по существу дела и по вопросу приемлемости рассмотрения жалобы по существу (правило 54А Регламента Суда).


Факты


I. Обстоятельства дела


6. Заявители 1926 и 1934 годов рождения, соответственно, проживали во Владимирской области Российской Федерации.

7. Заявители обратились в национальные суды с жалобой на местный отдел социального обеспечения. Они указывали, что в нарушение закона от 21 июля 1997 г. о порядке исчисления и увеличения государственных пенсий их пенсии по старости были рассчитаны с учетом ИКП (индивидуального коэффициента пенсионера) меньше 0,7. По их мнению, в соответствии с частями первой и второй статьи 4 указанного закона, начиная с 1 февраля 1998 г. ИКП был установлен в размере 0,7.

8. 30 июня 2000 г. Муромский районный суд г. Владимира рассмотрел дело в присутствии сторон в ходе открытого судебного заседания. Он отклонил требования заявителей в связи с тем, что индекс 0,7 не являлся показателем на ИКП, а СЗП/СЗПС (отношением среднемесячного заработка пенсионера к среднемесячной заработной плате в стране в соответствующий период). По мнению суда, ИКП рассчитывается индивидуально в каждом конкретном случае. Этот вывод следует не только из текста закона, но также подтверждается Указом Президента РФ от 15 апреля 2000 г., в соответствии с которым с 1 мая 2000 г. отношение СЗП/СЗПС не должно превышать 0,8. Суд не установил какого-либо нарушения при исчислении размера пенсий заявителей и взыскал с заявителей сумму государственной пошлины.

9. Заявители обжаловали решение суда в кассации.

10. 1 августа 2000 г. Владимирский областной суд рассмотрел жалобу заявителей в отсутствие сторон в ходе открытого судебного заседания и вынес окончательное решение, утвердив решение суда первой инстанции в части, касающейся порядка исчисления пенсий. Принимая во внимание характер разбирательства, он отменил в соответствии с частью первой статьи 5 Закона о государственной пошлине вторую часть решения суда о взыскании с заявителей суммы пошлины.

11. 23 августа 2000 г., получив копию кассационного определения, заявители узнали, что их кассационная жалоба была рассмотрена.

12. Они подали две жалобы в порядке надзора в отношении указанного разбирательства. В своих жалобах заявители оспорили выводы судов, а также тот факт, что они не были приглашены на заседание суда кассационной инстанции. 19 сентября и 13 декабря 2000 г., соответственно, эти жалобы были оставлены без удовлетворения, и заявителям было отказано в принесении протеста в порядке надзора.


II. Применимое внутригосударственное законодательство


13. Гражданский процессуальный кодекс (ГПК), действовавший на момент рассматриваемых событий


Части первая и третья статьи 106


"Лица, участвующие в деле, и представители извещаются судебными повестками о времени и месте судебного заседания. (_)

Повестка доставляется по адресу, указанному стороной или другим лицом, участвующим в деле."


Части первая и вторая статьи 107


"Повестка должна содержать: (_); указания на последствия неявки.

(_) При повестке, адресованной истцу, судья посылает копию письменных объяснений ответчика, если они поступили в суд."


Часть первая статьи 108


"Повестки доставляются по почте или через рассыльных. Время вручения повестки адресату отмечается на вручаемой повестке и на втором ее экземпляре, подлежащем возврату в суд."


Часть первая статьи 109


"Гражданину повестка вручается лично под расписку на подлежащем возврату в суд втором экземпляре повестки (_)"


Часть вторая статьи 283


"Кассационные жалобы (_) приносятся через суд, вынесший решение (_)"


Часть первая статьи 289


"Председатель суда [первой инстанции] после получения кассационной жалобы обязан:

1) направить лицам, участвующий в деле, копии жалобы (_) и приложенных к ним письменных материалов;

2) известить лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы (_)"


Статья 294


"При рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах кассационной жалобы. Он может исследовать новые доказательства и устанавливать новые факты. Вновь представленные доказательства суд исследует, если признает, что они не могли быть представлены в суд первой инстанции.

Суд кассационной инстанции в интересах законности вправе проверить решение суда первой инстанции в полном объеме."


Части первая и вторая статьи 299


"В случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле (_), надлежащим образом не извещенных о времени и месте рассмотрения дела, суд откладывает разбирательство дела.

Неявка указанных в настоящей статье лиц, надлежащим образом извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела. Однако суд вправе и в этих случаях, признав причины неявки уважительными, отложить разбирательство дела".


Право


I. Приемлемость жалобы


1. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции


14. Заявители жалуются на отсутствие судебного разбирательства, проводимого с участием заинтересованных сторон, и считают, что являются жертвой нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции, соответствующие положения которой предусматривают:


"Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях (_) имеет право на справедливое (_) разбирательство дела (_) судом (_)".


а) Возражение властей Российской Федерации о несоблюдении шестимесячного срока для подачи жалобы


15. Власти Российской Федерации считают, что настоящая жалоба, поданная 8 февраля 2001 г., была подана с нарушением срока, учитывая, что определение областного суда было вынесено 1 августа 2000 г.

16. Заявители возражают на этот довод, утверждая, что они получили копию указанного определения только 23 августа 2000 г. Они обращают внимание Европейского Суда на отметку, сделанную на обратной стороне этого документа: "Копия заверена: 23 августа 2000 г., сделано в трех экземплярах". В любом случае заявители считают, что окончательное решение национального суда по их делу является решением, в соответствии с которым 13 декабря 2000 г. была отклонена их вторая жалоба в порядке надзора (§ 12 выше).

17. В первую очередь Европейский Суд напоминает, что жалоба в порядке надзора не является средством правовой защиты, которое должно быть исчерпано по смыслу пункта 1 статьи 35 Конвенции (см. Решение Европейского Суда о приемлемости по делу "Тумилович против России" (Tumilovich v. Russia) от 22 июня 1999 г., жалоба N 47033/99 , и, mutatis mutandis, Решение Европейского Суда о приемлемости по делу "Бердзенишвили против России" (Berdzenichvili v. Russia), жалоба N 31697/03, EСHR 2004-II (извлечения). "Окончательным решением национального суда" в данном случае является определение Владимирского областного суда от 1 августа 2000 г., который в качестве суда второй инстанции оставил жалобы заявителей без удовлетворения.

18. В связи с этим следует выяснить, обратились ли заявители в Европейский Суд в течение шести месяцев с момента вынесения национального судебного решения.

19. В принципе этот срок исчисляется начиная с даты официального вручения заявителю или его представителю копии соответствующего решения (Постановление Европейского Суда по делу "Сехер Караташ против Турции" (Seher Karatas v. Turkey) от 9 июля 2002 г., жалоба N 33179/96, § 27). В отсутствие такого уведомления следует принимать в расчет дату предоставления решения в распоряжение сторон, другими словами, дату, начиная с которой стороны могут реально ознакомиться с содержанием соответствующего решения (Постановление Европейского Суда по делу "Паулеску против Румынии" (Paulescu v. Rumania) от 10 июня 2003 г., жалоба N 34644/97, § 27; Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Папахелас против Греции" (Papachelas v. Greece) от 25 марта 1999 г., жалоба N 31423/96, EСHR 1999-II, § 30).

20. В данном случае власти Российской Федерации не оспаривают тот факт, что заявители не присутствовали на судебном заседании 1 августа 2000 г., в ходе которого рассматривалась их кассационная жалоба, так же как не присутствовали при оглашении определения, вынесенного по окончании этого заседания. Тем не менее они настаивают, что шестимесячный срок исчисляется с этой даты. В отношении уведомления о рассматриваемом определении власти Российской Федерации не представили какой-либо фактической или документальной информации на этот счет.

21. Со своей стороны, Европейский Суд отмечает, что, действительно, на обратной стороне копии определения, находящейся в распоряжении заявителей, имеется отметка о том, что три копии сделаны 23 августа 2000 г. В этих обстоятельствах при отсутствии каких-либо аргументов властей Российской Федерации, доказывающих обратное, Европейский Суд считает, что заявители могли ознакомиться с содержанием этого решения, только начиная с 23 августа 2000 г., то есть меньше чем за шесть месяцев до обращения в Европейский Суд.

22. Таким образом, это возражение властей Российской Федерации должно быть отклонено.


b)  Возражение властей Российской Федерации о несоответствии ratione materiae


23. Власти Российской Федерации считают, что в данном случае Европейский Суд не вправе ratione materiae выносить решение по жалобе, поданной на основании статьи 6 Конвенции, принимая во внимание, что предметом разбирательства в национальных судах являются правила исчисления пенсий заявителя по старости и толкование законодательных актов на этот счет. Такой спор не должен определяться как "предъявление уголовного обвинения" или как "спор о гражданских правах" (Постановление Европейского Суда по делу "Схутен и Мелдрум против Нидерландов" (Schouten and Meldrum v. Netherlands) от 9 декабря 1994 г., Series A, N 304, § 50; и Решение Европейского Суда о приемлемости по делу "Финкельберг против Латвии" (Finkelberg v. Latvia) от 18 октября 2001 г., жалоба N 55091/00).

24. Заявители считают, что это возражение властей Российской Федерации является необоснованным. Они указывают, что в данном деле речь идет не о толковании закона, а о его применении.

25. Европейский Суд считает очевидным, что рассматриваемый спор не относится к "предъявлению уголовного обвинения", и не считает нужным обсуждать этот вопрос.

26. В отношении той части пункта 1 статьи 6 Конвенции, в которой говорится о гражданских правах, Европейский Суд не считает, что прецедентная практика, на которую ссылаются власти Российской Федерации, имеет соответствующее отношение к данному случаю. Европейский Суд напоминает, в частности, что в деле "Схутен и Мелдрум против Нидерландов" (Schouten and Meldrum v. Netherlands) рассматриваемые разбирательства касались обязательства выплатить взносы в соответствии с порядком социального обеспечения, и что в деле "Финкельберг" (Finkelberg) речь шла о налоговом споре, относящемся исключительно к предписанию уплатить в налоговые органы сумму в качестве НДС. В первом случае Европейский Суд сделал вывод о применении статьи 6 Конвенции, тогда как во втором, посчитав, что спор затрагивает основы государственной власти, пришел к обратному выводу.

27. В данном случае заявители обратились в национальные суды с жалобой на ошибки, предположительно совершенные местным отделением социального обеспечения при исчислении размера их пенсии по старости. По их утверждению, эти ошибки явились следствием ненадлежащего применения соответствующего закона. Таким образом, заявители ссылаются на субъективное право имущественного характера, которое было признано в национальном законодательстве, и их действия направлены на то, чтобы суды выяснили условия осуществления этого права в их конкретном случае.

28. По мнению Европейского Суда, эти споры относились к "спорам о гражданских правах" и в то же время не носили какого-либо особого характера, позволяющего исключить их из сферы применения статьи 6 Конвенции (см., среди прочих, Решение Европейского Суда о приемлемости по делу "Домалевский против Польши" (Domalewski v. Poland), жалоба N 34610/97, EСHR 1999-V; и Решение Европейского Суда о приемлемости по делу "Георгиадис против Греции" (Georgiadis c. Greece) от 22 июня 1999 г., жалоба N 41209/98).

29. В связи с этим второе возражение властей Российской Федерации также должно быть отклонено.


с) Мнение Европейского Суда


30. Принимая во внимание вышеизложенные соображения, а также материалы, имеющиеся в его распоряжении, Европейский Суд считает, что жалоба заявителей, поданная на основании пункта 1 статьи 6 Конвенции, не является необоснованной или неприемлемой по другим причинам. В связи с этим следует объявить жалобу приемлемой для рассмотрения по существу.


2. Предполагаемое нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции


31. Заявители утверждают, что они не получили выплату пенсии, установленной им в соответствии с законом. По сути они ссылаются на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая предусматривает:


"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов."


32. Европейский Суд напоминает, что понятие "собственность" в статье 1 Протокола N 1 к Конвенции имеет независимое значение и означает "имеющуюся собственность" (Постановление Европейского Суда по делу "Ван дер Муссель против Бельгии" (Van der Mussele v. Belgium) от 23 ноября 1983 г., Series A, N 70, p. 23, § 48).

33. В данном случае в своей жалобе заявители, каждый из которых получил некоторую сумму денег в качестве пенсии по старости, утверждают, что они имеют право на большую сумму. Европейский Суд отмечает, что это право не признается каким-либо положением законодательства или нормативных актов (см. mutatis mutandis, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Полачек и Полачкова против Чешской Республики" (Polacek and Polackova v. Czech  Republic) от 10 июля 2002 г., жалоба N 38645/97, § 66). Напротив, в решениях от 30 июня и 1 августа 2000 г. национальные суды отклонили иск заявителей в связи с тем, что закон не обеспечивает право на требуемую ими "собственность".

34. В этих обстоятельствах Европейский Суд считает, что эта жалоба заявителей является явно необоснованной и, следовательно, должна быть отклонена в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


II. Обоснованность жалобы, поданной на основании пункта 1 статьи 6 Конвенции


1. Доводы сторон


35. Заявители жалуются, что их кассационная жалоба была отклонена в их отсутствие. Они утверждают, что дважды приезжали в Муромский районный суд (суд первой инстанции), через который они подавали свою кассационную жалобу (часть вторая статьи 283 ГПК), чтобы узнать о времени и месте ее рассмотрения. Первый раз им было предложено дождаться получения судебной повестки по домашнему адресу. Второй раз они были проинформированы о том, что их кассационная жалоба уже рассмотрена и оставлена без удовлетворения, и они должны ждать получения копии определения суда. На вопрос заявителей относительно отсутствия судебной повестки на судебное заседание Е.Б., судья Муромского районного суда, ответила им, что даже если бы они были приглашены, они не смогли бы явиться на судебное заседание, проходившее в городе, находящемся далеко от г. Владимира.

36. Власти Российской Федерации утверждают, что судебная повестка на заседание, в ходе которого рассматривалась кассационная жалоба, была отправлена заявителям в надлежащее время. В подтверждение этого они представили копию этой повестки (см. §§ 46 и 47 ниже). Власти Российской Федерации утверждают, что, несмотря на отметку "явка в областной суд не обязательна", сделанную на судебной повестке, заявители могли явиться в суд, если бы сочли это нужным. Кроме того, власти Российской Федерации добавляют, что сторона ответчика не явилась на судебное заседание, и областной суд рассматривал только ее письменные объяснения, представленные по кассационной жалобе заявителей.

37. Заявители возражают, что они никогда не получали упомянутой судебной повестки, и отмечают, что на ней нет их подписей. Они утверждают, что впервые ознакомились с этим документом в рамках замечаний властей Российской Федерации по настоящей жалобе.


2. Мнение Европейского Суда


38. Европейский Суд напоминает, что публичность судебных слушаний является основополагающим принципом пункта 1 статьи 6 Конвенции. Ни буква, ни дух данного положения не мешают лицу изъявить свою волю явно или безмолвно, но такой отказ не должен быть двусмысленным и противоречить каким-либо общественным интересам (Постановление Европейского Суда по делу "Хааканссон и Стурессон против Швеции" (Hekansson and Sturesson v. Sweden) от 21 февраля 1990 г., Series A, N 171-A, § 66).

39. Вместе с тем в некоторых случаях, если состязательный процесс проводится в суде первой инстанции в ходе открытого судебного заседания, отсутствие такого заседания в судах второй и третьей инстанций может быть оправдано особенностями разбирательства, о котором идет речь. Так, разбирательства, относящиеся исключительно к вопросам права, а не фактов, могут отвечать требованиям статьи 6 Конвенции, даже если апелляционный или кассационный суды не предоставили заявителю возможности лично выступить в ходе судебного заседания (Постановление Европейского Суда по делу "Хелмерс против Швеции" (Helmers v. Sweden) от 29 октября 1991 г., Series A, N 212-A, § 36).

40. В любом случае право на состязательный процесс, являющееся одним из элементов более широкого понятия справедливого судебного разбирательства, в принципе предполагает право сторон, участвующих в процессе, на ознакомление с любым документом или объяснением, представленным суду с целью оказать влияние на его решение или поставить его под сомнение (Постановление Европейского Суда по делу "Лобо Мачадо против Португалии" (Lobo Machado v. Portugal) от 20 февраля 1996 г., Reports of judgements and decsions 1996-I, p. 215, § 31; Постановление Европейского Суда по делу "Фретте против Франции" (Frette v. France), жалоба N 36515/97, EСHR 2002-I, § 47). Это подходит как к "гражданскому", так и "уголовному" разбирательству (Постановление Европейского Суда по делу "Вермелен против Бельгии" (Vermeulen v. Belgium) от 20 февраля 1996 г., Reports 1996-I, § 33).

41. Европейский Суд отмечает, что проблемой, поднятой в данном деле, является не отсутствие судебного заседания, в ходе которого рассматривалась кассационная жалоба, а в отсутствии на этом заседании заявителей.

42. В соответствии с частью второй статьи 299 ГПК неявка одной из сторон, участвующих в деле, в суд кассационной инстанции не является препятствием к разбирательству дела, и в этом смысле явка заявителей во Владимирский областной суд не является обязательной, как утверждают власти Российской Федерации (§ 36 выше). Само по себе это не противоречит положениям статьи 6 Конвенции (Постановление Европейского Суда по делу "Яковлев против России" (Yakovlev v. Russia) от 15 марта 2005 г., жалоба N 72701/01, § 20).

43. Вместе с тем закон обязывает национальные суды приглашать стороны на судебное заседание кассационной инстанции в надлежащей форме, посылая судебную повестку почтой или доставляя ее курьером (статьи 107-109 ГПК). Какой бы способ ни был выбран, судебная повестка должна быть вручена соответствующим лицам лично под расписку. В начале судебного заседания кассационный суд должен выяснить, была ли отсутствующая сторона вызвана в суд в соответствии с упомянутыми установленными законом нормами, и затем определить, есть ли необходимость в переносе судебного заседания. В любом случае, если сторона не была вызвана в суд в надлежащей форме, судебное заседание должно быть перенесено. Отсутствие сторон, условия их вызова в суд и причины их неявки должны быть указаны в постановлении (Постановление Европейского Суда по упомянутому делу "Яковлев против России" (Yakovlev v. Russia), § 22; Постановление Европейского Суда по делу "Грошев против России" (Grochev v. Russia) от 20 октября 2005 г., жалоба N 69889/01, § 30; Постановление Европейского Суда по делу "Мокрушина против России" (Mokrouchina v. Russia) от 5 октября 2006 г., жалоба N 23377/02, § 23).

44. В данном случае, как следует из кассационного определения, областной суд вообще не поднимал вопрос об отсутствии заявителей в судебном заседании, не уточнял, были ли они приглашены в надлежащей форме, и не рассматривал вопрос о том, следует ли перенести судебное заседание. Только внимательное чтение определения позволило сделать вывод о том, что заявители, как, впрочем, и сторона ответчика, не присутствовали в судебном заседании. Европейскому Суду также остается непонятным, каков был характер этого разбирательства, которое, как следует из вводной части определения, проходило в ходе открытого судебного заседания без присутствия сторон, участвующих в разбирательстве (§ 10 выше).

45. Власти Российской Федерации не уточнили, каким образом судебная повестка, которую они представили в Европейский Суд, была направлена заявителям. Они не представили какого-либо доказательства, что эта повестка была на самом деле вручена заявителям (Постановление Европейского Суда по делу "Сухорубченко против России" (Soukhoroubtchenko v. Russia) от 10 февраля 2005 г., жалоба N 69315/01, § 46).

46. Изучив рассматриваемую повестку, Европейский Суд установил, что речь идет о письме, которым суд первой инстанции передал материалы дела и кассационную жалобу заявителей в областной суд (часть вторая статьи 283 ГПК). Письмо было адресовано "в коллегию по гражданским делам Владимирского областного суда". В его соответствующей части написано: "Настоящим письмом направляем вам дело Ларина и Лариной относительно недополученных сумм, выплачиваемых пенсий по старости". В конце указано, что заседание в областном суде назначено на 1 августа 2000 г. на 10 часов. Копии этого письма были направлены заявителям (копия 1) и стороне ответчика (копия 2). Власти Российской Федерации ограничились заявлением о том, что речь идет о копии 1, не представив, тем не менее, подтверждающих аргументов.

47. Из рассматриваемого письма не следует, что приложенные к нему документы были направлены заявителям.

48. Европейский Суд отмечает, что внизу страницы рассматриваемого документа, рядом с подписью судьи первой инстанции, стоит подпись и дата - 25 июля 2000 г. Власти Российской Федерации не объяснили, к чему относятся эта подпись и указанная дата. Предположив, что речь идет о расписке, предусмотренной частью первой статьи 109 ГПК, Европейский Суд, рассмотрев различные документы, имеющиеся в его распоряжении, не считает, что подпись принадлежит одному из заявителей. Власти Российской Федерации никогда не утверждали обратное. Они ограничились утверждением, что в соответствии с этим документом заявители могли явиться в судебное заседание кассационной инстанции.

49. Ни один из аргументов, представленных властями Российской Федерации в обоснование этого тезиса, не убедил Европейский Суд. Принимая во внимание вышеизложенные соображения, Европейский Суд не считает, что заявители были уведомлены о проведении судебного заседания Владимирского областного суда в соответствии с требованиями статей 107-109 ГПК. Следовательно, заявители отсутствовали в судебном заседании в связи с тем, что они не были на него вызваны.

50. В ходе этого заседания областной суд рассмотрел доводы заявителей, изложенные в их кассационной жалобе, и "письменные объяснения", представленные стороной ответчика. Как следует из материалов дела, эти объяснения никогда не были переданы заявителям. В соответствии с положениями законодательства, они должны быть направлены истцу одновременно с повесткой на судебное заседание (часть вторая статьи 107 ГПК), чего не было сделано в данном случае (§ 47 выше) или впоследствии. Власти Российской Федерации никогда не утверждали, что такое уведомление имело место. Таким образом, заявители были лишены возможности не только принять участие в судебном заседании, но также ознакомиться с доводами стороны ответчика и, в случае необходимости, ответить на них письменно.

51. В этой связи Европейский Суд обращает внимание на тот факт, что в ходе рассмотрения жалобы Владимирский областной суд, являющийся кассационной инстанцией, не был ограничен только рассмотрением вопросов права (Решение Европейского Суда о приемлемости по делу "Белан против Российский Федерации" (Belan v. Russia) от 2 сентября 2004 г., жалоба N 56786/00). Действительно, он также рассматривает жалобу в кассационном порядке в такой степени, когда он проверяет не только законность, но и обоснованность решения суда первой инстанции и может исследовать новые доказательства и устанавливать новые факты (статья 294 ГПК).

52. Таким образом, возможность для заявителей ответить на объяснения стороны ответчика, доводы которого были полностью разделены областным судом, приобретает тем более определяющий характер.

53. В заключение, принимая во внимание характер разбирательства во Владимирском областном суде и значение этого разбирательства для заявителей, невозможность для них ознакомиться с объяснениями стороны ответчика до оглашения определения и ответить на них письменно или в ходе открытого судебного заседания 1 августа 2000 г. нарушила право заявителей на состязательный процесс. Ничто в материалах дела не дает основания предположить, что заявители отказались от этого права, как об этом заявляют власти Российской Федерации, или что они не постарались сделать все необходимое в целях защиты своих интересов (Решение Европейского Суда о приемлемости по делу "Тейшлер против Германии" (Teuschler v. Germany) от 4 октября 2001 г., жалоба N 47636/99).

54. Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


III.  О применении статьи 41 Европейской конвенции


55. Статья 41 Конвенции предусматривает:


"Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


56. В формуляре жалобы заявители, не представив расчетов, утверждают, что они требуют выплаты компенсации, причиненного морального вреда и материального ущерба. Впоследствии они не представили каких-либо требований о справедливой компенсации в срок, предоставленный Европейским Судом для этих целей.

57. Европейский Суд напоминает, что он не присуждает каких-либо сумм в качестве справедливой компенсации, если сумма требований и необходимые подтверждения не представлены в срок, установленный пунктом 1 правила 60 Регламента Суда, даже если заявитель указал свои требования на предыдущей стадии разбирательства (Постановление Европейского Суда по делу "Фадил Йилмаз против Турции" (Fadil Yilmaz v. Turkey) от 21 июля 2005 г., жалоба N 28171/02, § 26).

58. В соответствии с этими принципами Европейский Суд считает, что в данном случае не следует присуждать заявителям справедливую компенсацию.


На основании изложенного Суд единогласно:


1) отклонил предварительные возражения властей Российской Федерации;

2) объявил жалобу заявителей, поданную на основании пункта 1 статьи 6 Конвенции, приемлемой для рассмотрения по существу;

3) объявил остальную часть жалобы неприемлемой;

4) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

5) постановил не присуждать справедливую компенсацию.


Совершено на французском языке, и уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 7 июня 2007 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Серен Нильсен
Секретарь Секции Суда

Христос Розакис
Председатель Палаты Суда



Постановление Европейского Суда по правам человека от 7 июня 2007 г. Дело "Ларин и Ларина (Larin and Larina) против России" (жалоба N 74286/01) (Первая Секция)


Текст Постановления опубликован в Бюллетене Европейского Суда по правам человека. Российское издание. N 12/2007.


Перевод редакции Бюллетеня Европейского Суда по правам человека


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение